А.Ф. Деньгин
Печора
Из записок вологодского купца А. Д.<...>на

На главную

Произведения А.Ф. Деньгина


Обращаясь в торговых делах между Архангельском и Пустозерском, многократно случалось мне проплывать по рекам Вычегде и Печоре до самого устья сей последней реки, вливающей быстрые и глубокие воды свои в Северный океан насупротив Новой Земли. Проезжая безмолвные сии пустыни, заросшие лесами на пространстве необъятном, обозревая страну сию дикую и почти ненаселенную - чудился я неистощимым ее природным богатствам - к сожалению, втуне столько веков погибающим. Здесь дремучие, вековечные леса, кедровые, лиственничные, сосновые, еловые, пихтовые, годные для кораблестроения, бесполезно гниют на корне; там пушистые звери, быстроногие олени и лоси тщетно ожидают зверолова; многочисленные стада пернатых громкими криками призывают ловца; разнородные рыбы запружают реку; у самых морских берегов теснятся морские животные, как бы ища сетей; и кто знает, какие еще сокровища сокрыты в недрах земли, пересекаемой хребтом Уральских гор и его отрогами!

Среди сей обширной, несчетными богатствами преисполненной страны, изредка встречаются бедные селения жителей, столько же диких, как и природа, их окружающая, лишенных не только всего, к услаждению жизни служащего, но часто и самонужнейших потребностей.



В путешествиях моих по сей дикой стране, не имея около себя ни одного разумного существа, с кем бы мог разделить мои мысли, я часто предавался скорбным мечтам; скорбел, что все сии сокровища, толь щедро расточенные благодетельною природою, бесплодно пропадают для моего отечества, когда стоило бы только простереть руку; что сии малочисленные обитатели столько веков проводят жизнь подобно дикарям американским, не быв еще, многие из них, озарены светом божественного учения Христианского; что сия обширная и богатая страна, доныне еще так мало населенная, не привлекает предприимчивых людей, которые, с небольшими капиталами, могли бы приобресть величайшие выгоды, а особливо сначала, и своим примером приохотили бы других к подобным предприятиям; скорбел...

И с сими прискорбными ощущениями заснул. Кому не случалось испытать наяву скорби, а во сне веселия? Воображение мое, наполненное многоразличными мечтами, представило мне во сне картину, вовсе не похожую на ту, какая была перед глазами. Мне казалось, будто я, в престарелых уже летах, плыл по сей же самой реке Печоре на большом судне с полным грузом Российских товаров; мой восхищенный взор виделповсюду страну цветущую, поля плодородные; я проплыл многие обширные селения и даже города многолюдные; везде видел устроенные заводы, фабрики и ремесла многоразличные; здесь тысячи рук валили и обтесывали огромные деревья, лиственничного и соснового лесу, приготовляя из них корабельные части или сплавляя в реку для препровождения в гавань; там рудокопы извлекали из недр земных благородные металлы; высокие дымящиеся печи указывали устроенные кузницы и огнедействующие заводы; стук молотов и машин, сливаясь с шумом работящего народа, оглушали слух; по широкой реке быстро неслись суда, вниз и вверх, одни с грузами Российских произведений, а другие с иностранными товарами. Среди сей живой картины приплыл я, наконец, к великолепному городу на устье Печоры. Надпись на высоком гранитном обелиске возвестила мне название города: Портофранко Северной Одессы.

Миновав многолюдный город, прекрасно обстроенный, с гранитными его набережными, я вошел в пространную купеческую гавань. Здесь несколько сот кораблей, Российских и иностранных, иные выгружались, а другие нагружались товарами. Население города составляли природные Россияне и иностранцы разных наций, привлеченные сюда выгодами коммерции. Везде видна была величайшая деятельность и плоды ее - богатство и благосостояние. Имя министра-патриота, обратившего попечительное внимание на сей, недавно еще дикий, а ныне цветущий край, имя виновника общего благосостояния переходило из уст в уста благословляемое. Несколько верфей заняты были постройкою военных кораблей и купеческих судов. При мне спустили стопушечный корабль "Николай I", построенный из кедрового лесу. Гром пушек при спуске корабля возбудил меня, и - куда девался обольстительный призрак! Где цветущая страна с многолюдными городами и селениями! Где Северная Одесса!... Я увидел себя, по-прежнему окруженного дикою, бесплодною, безлюдною пустынею, заросшею непроходными лесами, и дикого самоеда, гоняющегося за быстрым оленем. Чувство скорби сильнее прежней проникло меня; но мысль - сбудется сон! - как светлый луч, осияла мою душу.

Так! Когда-нибудь этот сон сбудется, и страна сия, ныне мертвая, оживотворится. Здесь возникнет промышленность, коммерция, и с ними - просвещение; и отечество пожнет сторичные плоды маловажных пожертвований.

Желая, по моей возможности и пламенному усердию, приблизить сие вожделенное время, я составил мои предположения и виды из многократных личных наблюдений на месте, которые имею честь представить на благоуважение публики. Счастливым почту себя, если удастся мне обратить внимание на сей край, ожидающий только предприимчивого ума и капиталов!

Богатство того края

Страна, чрез которую протекает река Печора, обилует не искусственными богатствами, но многоценными произведениями природы. Неистощимые леса по обоим берегам сей реки и по речкам, в нее впадающим, кедровые, лиственничные, сосновые, пихтовые, еловые и других дерев, в том числе мачтовые, строевые для судов, для лесопильных и многих других заводов. Известно, что небольшая река Пинега, соседка Печоры, доставляет знатное количество лесов к Архангельскому порту.

Произведения лесов: смола, поташ, сандарак, терпентин, скипидар.

В лесах - пушные звери, олени, самые вкусные рябчики. Из оленей: рога, мозг, сало, мясо, шерсть и кожи; из оленьих рогов - клей, заменяющий рыбий, а из выварков - чернь, наподобие жженой слоновой кости, может употребляться в сахароварении; причем доставать можно спирт, или масло оленьего рога, употребляемое в аптеках.

В реке Печоре - семга, признанная самою лучшею, не говоря о множестве других рыб.

В берегах ее: лучший точильный или брусковый камень, нужнейший для оружейных заводов; жернова, коим подобных нет во всей России.

В недрах земли: по всему вероятию, благородные металлы, а, может быть, и драгоценные камни. Известно по преданию, что в вершине реки Усы находится богатая серебряная руда. Вероятие сие подтверждается еще тем, что по всему хребту Урала рассыпаны несчетные рудные сокровища.

На взморье: из трав солянок - сода. Сверх того, удобно устроить солеварение из морской воды, которая соль есть наилучшая для соления рыб.

В море: треска и сельди, кои можно солить на манер голландских.

На близлежащих островах: слюда.

У Новой Земли: звери морские, киты, моржи, нерпы, белуги, лысуны и другие, а из них: усы китовые, спермацет, ворванное сало, кожи моржовые, нерпичьи, белужьи и лысуновые; последние мало уступают буйволовым для подошвенных кож, а нерпичьи и другие в выделке подходят к козловым; кумжа или гольцы (род семги); гагачий пух, лебеди и гуси, из коих пух и перья.

Все сии сокровища пропадают бесплодно, по неимению для них истока. Но если бы в устье реки Печоры открыт был порт и учредилось мореходство, то торговля сими товарами принесла бы несчетные выгоды государству, образовала тамошних жителей, умножила народонаселение, оживила и обогатила бы северный край.

Порт

Река Печора представляет все удобства для сего истоку. Судоходство по ней самое способное; оно сходствует с судоходством по Двине. На Печору могут приходить плоскодонные суда, длиною от 50 до 70 футов, голландской или лодейной конструкции; первые употребляются по Зюйдерзее и другим водам, а последние по Белому морю и Северному океану, и для промыслов на Шпицберген и Новую Землю. Опытом известно, что из Архангельска нередко приходили сюда морем транспорты с солью для Пустозерска.

Водяное сообщение Печоры

Можно учинить водяное сообщение Печоры с Вычегдою посредством небольшого канала чрез реки Имжу, Ухту, отсюда волок 5 верст в Шомухту, Яю и Вымь; сия последняя речка впадает в Вычегду. Возможность сия доказывается тем, что и ныне уже весною проезжают в лодках из Печоры в Двину оными речками с пятиверстным сухопутным переволоком, из Ухты в Шомухту. Сим путем чердынцы каждогодно доставляют по всей Печоре судами хлебные припасы и всякие жизненные потребности. Есть еще и другое водяное сообщение Печоры с Вычегдою, только гораздо далее: из Вычегды в Мылву, отсюда волок 5 верст на Нижнюю Мылву, а из оной в Печору.

Какой из сих двух путей способнейший, или нет ли еще других - это частному человеку определить трудно.

Коммерции

По открытии порта и водяного сообщения реки Печоры с Двиною, Камою и Волгою, возникнет заморская коммерция, как местными произведениями, так и товарами внутренних Российских губерний: Московской, Калужской, Тамбовской, Нижегородской, Ярославской и других в Вологду, а из оной в Вычегду; из Астраханской, Пермской, Казанской и других губерний в Каму.

Товары для сей торговли те же, какие идут и к Архангельскому порту: лён, пенька, сало, воск, мед, свечи сальные и восковые, поташ, щетина, юфть, полотна, канаты, железо, рыбий клей, хлеб всякий, семя льняное, масло и проч. Из Сибири чрез Соликамск и Чердынь, и чрез Обь по тундре Самоедско*, можно привозить разные металлы, бобры, бобровую струю, белки, лисицы, куницы, соболи, икру, рыбий клей, сало, чай, ревень, шелк, китайку, дабы, нанку, и проч.; и взаимно в Сибирь, а наипаче в Кяхту, пушной товар, сукна, сахар, ром, водки, виноградные вина и прочие товары, входящие в китайскую и сибирскую торговлю.

______________________

* Опытом известно, что пух, рыбу, икру и другие товары привозят с Оби чрез Пустозерск в Архангельск. Доказательство, что обе указанные дороги в Сибирь короче, нежели чрез Казань.

______________________

Примеч. С Печоры привозят и ныне уже в Архангельск пушной товар, рыбу, оленьи кожи и рога, пух, точила, брусья; товары сии отправляются из Архангельска в Вологодскую и Костромскую губернии, а отсюда развозятся внутрь России, и даже до С.- Петербурга.

Промышленность

Вслед за коммерцией возникнут в сем краю разные заводы, фабрики и ремесла, для коих первый материал под рукой: юфтяные, замшаные, свечные, мыловаренные, поташные, стеклянные, горные разных металлов и проч. Множество работников найдут в оных полезное занятие, пропитывая себя с своими семействами, и оплачивая государственные повинности.

Населенность

По открытии заморской торговли возникнут неминуемо города, а особливо, на трактах и пристанях, примерно: в селениях

Ижме, Устьцельме и Пустозерске. Водворятся иностранцы, привлеченные выгодами коммерции и ремеслами, по примеру тому, как населены портовые города Архангельск, Одесса и другие. Образованность; просвещение

Она также идет вслед за коммерцией. Природные здешние жители, чрез обращение со своими соотечественниками, а наипаче с иностранцами, сделаются обходительнее, вежливее, и получат сведения об искусствах и художествах, о которых доселе и понятия не имеют; по открытии же училищ, молодые люди сделаются просвещеннее. Вместе с тем, кочующие народы, потемненные безверием и идолопоклонством, обратятся из тьмы заблуждения к познанию святой Христианской религии.

Важность и удобность промышленности на Новой Земле

Промышленность сия весьма важна по многоприбыльным промыслам, выше объясненным. Она производится ныне частью от Архангельска, но с теми неудобствами, что отправляющиеся оттуда на Новую Землю суда, по дальности и трудностям вояжа, принуждены бывают оставаться там на зимовку, что всегда сопряжено с излишними расходами, а притом промышленники нередко подвергаются погибели от болезней и других несчастных случайностей.

Напротив того, из Печоры на Новую Землю можно сделать несколько вояжей в одно лето, как-то и ныне прибрежные жители отправляются туда и на острова в карбазах для промыслов по нескольку раз в лето.

Выгоды для государства

Открытие порта на Океане, в стране, богатейшей собственными произведениями и промыслами, - на Новой Земле; удобность отправления за море товаров почти из всей России; мореходство и судоходство по обширному тракту; занятие новою промышленностию множества народа; образованность, просвещение, распространение Христианской религии; богатство и благосостояние обширной полосы северного края - это такие выгоды, на которые довольно только указать.


Впервые опубликовано: Журнал мануфактур и торговли. 1831. № 6. С. 99-110.

Алексей Федорович Деньгин (Денгин) (1800-?), вологодский купец 3-й гильдии, брат Ф.Ф. Денгина, совладелец кожевенного завода, автор "Записок".


На главную

Произведения А.Ф. Деньгина

Храмы Северо-запада России