В.Г. Белинский
Довмонт, князь псковский... Соч. А. Андреева

На главную

Произведения В.Г. Белинского


Довмонт, князь псковский. Исторический роман XIII века. Соч. А. Андреева. Москва. В типографии Степанова. 1835. Две части: 1 — 137, IV; II—148, III. (12). С лубочною картинкою и эпиграфом:

В дни мирны быть во всем полезным гражданином,
Во дни военных бурь быть россом, славянином—
Вот свойство россиян, отечества сынов!

Нудный роман! Удивительный роман! Я, признаться, не дочел его второй части, не потому, чтобы он показался мне скучен, вял, бестолков и бездарен; но потому, что я люблю хорошего понемножку и всегда имею привычку дочитывать хорошие книги по листочку в день, вместо лакомства, вместо конфект. Но несмотря на то, что я остановился на половине третьей главы второй части этого романа, я могу вполне оценить его и дать понятие о его характере и достоинствах. Характер и достоинства «Довмонта, князя псковского» составляют — историческая верность, с какою схвачен дух Руси в XIII веке, народность вообще, патриотизм, чистейшая нравственность и слог. Русь изображена как нельзя лучше: тут дева на скале крутоярого берега реки Москвы, при громе, молнии и завывании яростного аквилона, произносит трагический монолог, закалывается кинжалом и упадает в пенистые волны Москвы; там удалой Налет, сделавшийся атаманом разбойнической шайки вследствие несчастной любви, совершает великодушные подвиги вроде Карла Моора: не правда ли, что

Здесь русский дух, здесь Русью пахнет?

Чувство патриотизма у почтенного автора доходит до пес plus ultra [до крайних пределов (лат.)]: все татары у него подлецы и трусы, которые бегают толпами от одного взгляда русских богатырей; русские все благородны, великодушны и храбры, едят и дерутся, как истинные герои Владимировых времен*. Даже иноверцы, служащие Руси, от литвина Довмонта до черкеса Сайдака, отличаются храбростию, чистейшею нравственностию и превосходным аппетитом. Что касается до нравственности — ею проникнут весь роман, начиная с заглавия до обвертки. Слог самый ученый, ибо преизобильно усеян, словно веснушками на лице, сими и оными; язык персонажей есть язык лучшего общества. Вот пример:

______________________

* Рязанцы особенно храбры: у них не только живые, но и мертвецы оказывают последние усилия отчаянного мужества. (Ч. 1, стр. 99.)

______________________

— Кикиморы! Нет. Да какие?..

— Те же самые, которые удостоили посещением своим тебя и вчера и за которые ты чуть было не задушил меня.

— Да, твоя правда, — отвечал боярин, — теперь дело должно идти Не о Кикиморах, а об завтраке. Положим, что ты постигнул таинственный смысл моих слов, которых племянник совсем и не понял, а между тем приготовим «то, что составляет их основание».

Не правда ли, что выражения: удостоили посещением своим; ты постигнул таинственного смысла моих слов; составляет их (моих слов) основание — все эти выражения удивительно как отзываются тринадцатым веком? Чудный роман! Удивительный роман!


Впервые опубликовано: Молва. 1835. Ч. X. № 39; «Новые книги», стлб. 197—199.

Белинский Виссарион Григорьевич (1811-1848) русский писатель, литературный критик, публицист, философ-западник.



На главную

Произведения В.Г. Белинского

Храмы Северо-запада России