В.Г. Белинский
Могила инока... Истинное происшествие XIX столетия. Сочинение Ф. Садовникова

На главную

Произведения В.Г. Белинского


Истинное происшествие XIX столетия; Сочинение Ф. Садовникова. Санкт-Петербург. 1845. В тин. Губернского правления. Две части. В 16-ю д. л. В 1-й части 111, во II-й — 128 стр.

Вот г. Садовников совсем не то, что г. Сементовский! Г-ну Садовинкову я очень благодарен: он разбудил меня от дремоты! которою магнетически оковал меня г. Сементовский. Истинное происшествие XIX столетия — презабавная книжка, она же и невелика. Читая ее, вы беспрестанно смеетесь — и там, где герои ее страдают, плачут и говорят высоким слогом, и там, где они шутит и снисходят до низкого слога или выражаются средним. «Могила инока» доставила нам такое удовольствие, что мы решаемся поделиться им с нашими читателями,— тем более что они самой книги, конечно, не прочтут и даже не увидят. Итак, слушайте! слушайте!

Пелена мрака исчезла с эфирного небосклона, и утро во всем блеске ниспадало на окрестности Петербурга. По островам было слышно пение птиц, и до чувства обоняния доходило благоухание цветов, иль невольно до сердца долетают звуки тихого инструмента, сливаются... теряются... и, (запятая!) замирают!.. Беспечный рыбак закидывает невод, слышишь его родную песню, и так мило... восхитительно. Рыбак на утлом челноке несется к берегу, таща бичеву в воде; поспешно закидывает на плот, привязывает челн и принимается за работу; чрез несколько минут вытаскивает невод, и множество рыбы вытряхивает в корзину: он доволен,— благодарит Бога!

Что за перо у г. Садовникова! Как он пишет! Мило... восхитительно! И какая обстоятельность в его сочинениях! Чтоб иной недогадливый или необразованный читатель не подумал, что благоухание цветов доходило до чувства слуха, зрения, вкуса или осязания, г. Садовников предупреждает его, что оно доходило именно туда, куда ему следует доходить, то есть до чувства обоняния! Вот это сочинитель!..

Свидетелем этой милой и восхитительной картины был Булат, а Булат был мирный черкес, принявший присягу и сделавшийся «кровный русскому». У Булата был друг Селим, тоже черкес, и была дева неземная, Варвара, а у Варвары была другиня, тоже дева неземная, Елена. С Булатом случилось весьма забавное, но тем не менее «истинное» происшествие, о котором он так рассказал своему другу: «Я видел могилу инока, и на зеленом дерне стояла на коленях дева, простирая руки к небу... взор ее был устремлен в тот горний край, и лице прекрасной озарял полный месяц; она молилась, и роскошная грудь ее высоко воздымалась, рыдания оглашали кладбище!., облака неслись быстро, и порывом ветра сорвало с чела ее покрывало, и я узнал...» — «Кого?» — «Вареньку...» — произнес глухо Булат» (стр. 14—15). Между тем дева Варвара читала записки Булата, и ей особенно понравилось в них следующее место:

Булат сидел на камне; у ног его клокотали валы Каспийского моря; он (,) глядя на бурную стихию и погруженный в раздумье (,) произнес: «Неужели счастье в подзвездном мире не ожидает меня!.. Неужели тысяча, миллионов лет пройдут, и луч солнца не согреет мою сирую душу?! Но где же тот дивный мир, в котором так счастливо живут люди? Может ли дух мой поселиться в той благодатной стране?!» Но в эти минуты Булата выводит из мира очарований громкий выстрел; Булат бросается на коня, быстро несется конь его, перепрыгивая глубокие ущелья, за ним погоня русских, пули визжат около его ушей, но его не ранили. Булат скрывается... пропадает в вечерней мгле... (стр. 28—29).

Прочтя эти строки, дева Варвара сказала деве Елене: «Он мужчина с душой... может любить пламенно, нежно». Потом она самому Булату сказала, что его записки ей нравятся, на что он ей отвечал: «Очень рад... я не надеялся, чтоб моя мораль могла доставить вам удовольствие». Потом Булат начисто объяснился в любви с девою Варварою и поцеловался с нею, а дева Елена упала в обморок от ревности и растянулась на полу во весь рост, впрочем, в приличном положении. Булат принял христианскую веру и явился к отцу девы Варвары с предложением. Тут произошла препатетическая, то есть пресмешная сцена. Сперва старик ни с того ни с сего гонит Булата с глаз долой, а потом вдруг, ни с того ни с сего, обнимает его как жениха своей дочери. Нежные голубки обручились. Но в это время Наполеон позавидовал их счастию и пошел с своими полчищами на Москву. Булат оставил деву Варвару и выступил из Петербурга с гвардиею. Этим оканчивается первая часть «истинного происшествия» г. Садовннкова.

Во второй части в Бородинской битве убили одного барона, который обожал деву Полину. Убитый, как следует на сражении, то есть наскоро простился с Булатом и попросил его отдать записку деве Полине. Прочтя эту записку, Полина тут же взяла да умерла. Сцена вышла пресмешная... Булат был ранен, вылечился, приехал в Петербург и пошел к деве Варваре. «Сердце... утихни... не бейся так сильно! душа... не воспламеняй мои фантазии! не потрясай мои нервы!., остановись... остановись... застынь, кровь, в жилах моих!., дай... дай хладнокровно любоваться на это зрелище» (ч. II, стр. 81). Но вот входит Варвара, но уже не дева — вероломная, она жена Селима! «Нет сил!..— простонал Михаил (он же и Булат) глухо. — Сам сатана со всей адской силой... потрясает твердь земную над пятой моей!., спеши... спеши, искуситель праотцев наших... возьми... вырви адскими когтями мое бедное сердце!., растерзай его на тысячи частей... и раздай его завистливым врагам... Боже... зачем... почто ты допустил зависть... алчность человека, отравить мое благополучие?!!... последнюю отраду похитили у меня! мои радости украли из-под руки моей... и кто же... друг мой... неблагодарный Селим!!..» (стр. 91). Сказав таковы слова, Булат упал в обморок, и раны его открылись. Селим отвез его в Измайловский полк, откуда взяла его дева Елена и привезла к себе домой. Выздоравливая, он влюбился в эту неземную деву, а выздоровев, женился на ней. Они «обожали» друг друга, и на портрет ci-devant [бывшей (фр.)] девы Варвары Булат не мог смотреть: «Черты ее казались ему чертами искусителя праотцов наших» (стр. 109). И Варвара, перестав быть девою, стала несчастна: Селим не любил ее и женился на ней из денег — такой изверг! Но и счастие Булата продолжалось недолго: жена его, ci-devant дева Елена, скоро умерла чахоткою, с горя он пошел в монахи и умер; Варвара, тоже сделавшись монахинею, плакала по ночам на его могиле. И вот вам — «Могила инока»!..

Но «истинное происшествие» тут еще не оканчивается: г. Садовников, в виде эпилога, приложил объяснение, какими хитростями Селим успел разорвать два любящие сердца, как перехватывал их письма и уверял деву Варвару, что Булат убит на сражении...

И вот какие произведения не перестают еще появляться в русской словесности!.. В октябре появилось «Коварство» г. Чернявского; в ноябре вышла «Могила инока» г. Садовникова; что-то еще явится в этом роде в продолжение декабря?.. Спасибо им хоть за то, что смешны, и рецензент может перелистывать их для потехи; особенно хорошо действуют онн на расположение духа рецензента...


Впервые опубликовано: Отечественные записки. 1845. Т. XLIII. № 12. Отд. VI «Библиографическая хроника». С. 98—100.

Белинский Виссарион Григорьевич (1811-1848) русский писатель, литературный критик, публицист, философ-западник.



На главную

Произведения В.Г. Белинского

Храмы Северо-запада России