М.М. Богословский
Рецензия на книгу Е.Н. Щепкина "Русско-австрийский союз во время Семилетней войны 1746-1758. Исследование по данным Венского и Копенгагенского архивов"

На главную

Произведения М.М. Богословского


Евгений Щепкин. Русско-австрийский союз во время Семилетней войны 1746-1758. Исследование по данным Венского и Копенгагенского архивов. СПб., 1902 г. IX + 852. Цена 3 р. 50 к.

С началом XVIII века внешние отношения России получают значительно более широкий масштаб. Столкновение с Швецией, завоевание у нее части балтийского берега, стремление привязать к России другую часть того же берега посредством брачных союзов представительниц русского царствующего дома с владетелями прибрежных герцогств: Курляндского, Мекленбургского и Голштинского - втягивали русскую политику в запутанную сферу отношений среднеевропейских государств: Пруссии, Дании, Ганновера, Саксонии и Польши, - которыми теперь осложнилось основное направление этой политики. Однако ее основное направление до 1762 года продолжало быть прежними, тем же, какое было ею взято с конца XVII века. Оно заключалось в тесном союзе с Австрией, вызванном и затем поддержанном весьма реальными интересами, общими для обоих государств. Общая опасность с юга от турок, с которыми в последнюю четверть XVII столетия Россия вступила в упорную борьбу и от которых Австрии пришлось так сильно пострадать в 1683 году, повела к сближению между русским и цесарским дворами. В 1697 году сближение облеклось в форму оборонительного союзного договора, заключенного на три года. Новые успехи турок в Персии в 20-х годах XVIII века побудили русское правительство искать еще более прочной связи с Австрией, и в 1726 году был заключен между обоими государствами союз, с тех пор неоднократно возобновлявшийся и сохранявшийся непрерывно до вступления на престол Петра III. В 30-х годах союзники ведут войну с Турцией. В 40-х годах к опасности от турок присоединилось новое основание для поддержки союза: опасность со стороны все усиливавшейся Пруссии. При посредстве союза Австрия надеялась вернуть земли, захваченные у нее Фридрихом II, и защитить себя от его дальнейших нападений, а Россия обезопасить свои балтийские владения. Таким образом, русско-австрийскому союзу пришлось действовать на две стороны: на юге обороняться от турок, на севере оказывать сопротивление возрастающему могуществу Пруссии. Реальные основания, на которых покоился союз между обоими государствами, были причиной и родственного сближения между обоими царствующими домами, которое нашло себе выражение в двух браках: в браке царевича Алексея Петровича со свояченицей императора Карла VI Софьей-Шарлоттой Брауншвейг-Вольфенбюттельской и позже в браке племянника Карла VI принца Антона-Ульриха Брауншвейг-Люнебургского с Анной Леопольдовной.



Этот руководивший всей русской политикой в первой половин XVIII веке союз г. Щепкин и сделал предметом своего обширного исследования, сосредоточивая последнее ближайшим образом на эпохе Семилетней войны, когда союз из оборонительного перешел в наступательный. Работа касается исключительно дипломатической стороны вопроса. Рассматривая последовательно те фазы, через какие проходили союзные отношения (глава I, Происхождение оборонительного союза 1746 г.; глава II, Между обороной и наступлением 1747 - 1755 гг.; глава IV, Происхождение наступательного союза 1757 г.), автор не выходит за пределы переговоров между кабинетами и борьбы тех придворных влияний, которые оказывали свое действие на эти переговоры. Как он заявляет в предисловии, он стремится внести в свое исследование приемы интенсивного метода, применяемые в научных трудах по древней и средневековой истории и заключающиеся в доведенном до последней степени детальности изучении источников и фактического материала. Поэтому интенсивное изучение явлений новой истории, располагающей обширным документальным материалом, должно, по мнению автора, ограничиваться очень узкими хронологическими рамками; да и здесь еще исследователь, применяющий приемы интенсивного метода, должен искать таких оазисов, на возделывание которых затрачено уже много труда его предшественниками, чтобы довести детальность исследования до последних пределов. По мнению автора, разработка таким способом нескольких лет успешнее раскрывает нити исторического процесса, чем картина жизни за целый период, набросанная крупными мазками (стр. VII). Нам кажется, наоборот, что вопросы внешней политики гораздо удобнее и полезнее исследовать как раз в широких хронологических рамках. Только тогда можно наметить ее общие руководящиеся направления и установить определенную, облегчающую усвоение систему изложения. В противном случае, является изображение нескольких отдельных шахматных ходов, взятых из середины игры, начало и конец которой неизвестны. Изложение делается бессистемным, чисто-хронологическим, получая форму летописного рассказа по годам, месяцам и числам. Большую ценность книге г. Щепкина придает новый документальный материал для исследуемого вопроса, добытый из иностранных архивов и приводимый в выписках в подстрочных примечаниях. Она была бы еще ценнее, если бы автор сократил ненужные длинноты в пересказе депеш послов и инструкций им, изложение которых все-таки не заменяет подлинника и, несмотря на легкость и изящество языка, которым написана книга, напрасно утомляет читателя, теряющего в подробностях главную нить исследования, если бы также автор выпуклее отметил те общие выводы, к которым его привели новые документы и которые теперь неуловимо расплываются в массе мелочей.

Много внимания автор посвящает голштинскому вопросу, то есть вопросу о предложенном Данией обмене герцогства Голштинского на два небольшие графства, на что никак не хотел согласиться голштинский герцог и в то же время русский великий князь и наследник престола Петр Федорович. Автор приходит к заключению, что переговоры о голштинском обмене перекрещивали отношение русского двора к Австрии. Предприняв изыскания в копенгагенском архиве, он и отсюда вынес на свет Божий новый материал, заключающийся в донесениях датских посланников при русском дворе. Нам, однако, кажется, что автор слишком проникается точкой зрения этих датских свидетелей, мысль которых вращалась исключительно вокруг голштинского обмена, и поэтому несколько преувеличивает значение голштинских переговоров. Правда, в разрыве русско-австрийского союза при Петре III голштинские симпатии сыграли главную роль, но едва ли, например, следует видеть в голштинском вопросе одну из причин падения канцлера Бестужева, мнение, которого держится автор, дополняя объяснение, предложенное Соловьевым (глава V. Падение канцлера графа А.П. Бестужева). И без голштинского вопроса было достаточно причин, способных вызвать этот эпизод. Положение канцлера, сторонника тесного сближения с Англией, стало непрочно с тех пор, как Англия сблизилась с Пруссией и Россия была вынуждена примкнуть к Франции, враждовавшей с Англией: политика, которую канцлеру приходилось вести вопреки своим намерениям. Могущественные при Елизавете фамилии Воронцовых и Шуваловых, сторонников французской дружбы, и по политическим соображениям, и по личным счетам подрывали влияние Бестужева. Против него интриговали послы австрийский (стр. 685 - 686) и французский (стр. 688 - 689). Наконец, сама Елизавета, хотя и совершенно солидарная с канцлером во взглядах на голштинский обмен (стр. 457), давно уже тяготилась Бестужевым и высказывала против него все более и более сильное раздражение (стр. 453 - 456, 509, 529, 539, 665, 680 - 681). Отступление Апраксина и обнаружившиеся подозрительные сношения канцлера с молодым двором решили его участь. Разговор же императрицы с великим князем на балу 10 февраля 1758 года (стр. 667), которому автор придает такое большое значение, был не более, как простым предлогом для нерешительной в медлительной Елизаветы отделаться, наконец, от Бестужева.

Книга изобилует отдельными критическими экскурсами, разрастающимися иногда в целые трактаты и представляющими, на наш взгляд, наиболее ценную часть работы г. Щепкина. Такова глава III: Вопрос о происхождении Семилетней войны, в которой читатель найдет необыкновенно полный и критически разработанный свод мнений, высказанных в литературе по вопросу о причинах Семилетней войны. Таковы далее: критическая оценка мемуаров Екатерины II как исторического источника (стр. 668 - 670) и особые этюды в приложениях: Отступление гр. Апраксина в 1757 году и Битва при Гросс-Егерсдорфе.


Опубликовано: Научное слово. 1903. № 1. С. 133 - 135.

Михаил Михайлович Богословский (1867 - 1929) - российский историк. Академик Российской академии наук (1921; член-корреспондент с 1920).


На главную

Произведения М.М. Богословского

Храмы Северо-запада России