М.М. Богословский
Русское дворянство в XVIII веке

На главную

Произведения М.М. Богословского


СОДЕРЖАНИЕ



Дворянство при Петре Великом

Петра Великого менее всего можно назвать социальным реформатором, и, если, однако, в социальный строй русского общества внесены были значительные перемены законодательством Петра, то эти перемены были обыкновенно косвенными последствиями и часто неожиданными результатами законов, изданных совсем с другими целями и не имевших в виду социальных преобразований. Так, перемены в положении крестьянства, холопства и некоторых групп вольных людей были косвенными последствиями введения подушной подати, т.е. меры, принятой в фискальных интересах, а не в целях социального переустройства. То же надо сказать и относительно служилого класса. Наименьший успех имели те законы относительно этого класса, которые отличались именно социальным характером, и, наоборот, наибольшее действие на положение дворянства, оказали законы, имевшие в виду государственную службу и фискальные интересы.

Обязательная военная служба и землевладение на поместном и вотчинном праве - таковы две черты, с которыми служилый класс вступает в XVIII век. Рассмотрим перемены, которые произошли с ним в его двух значениях: а) служилом и b) землевладельческом.

Служба в регулярной армии

Служилая обязанность достигла при Петре наибольшей степени напряжения. Почти все царствование прошло в войнах. Была заведена регулярная армия, которая отличалась от прежнего ополчения не только тем, что состояла из регулярно обученных полков, но и тем, что была постоянной и ее контингент не распускался по домам во время антрактов между походами, как это бывало прежде. Став напряженнее, служба сделалась также и сложнее. К сухопутной службе присоединилась со времени постройки флота и морская, считавшаяся особенно тяжелой и особенно нелюбимая дворянами, от которой они единодушно просили освобождения в 1730 году. Регулярная армия и флот предъявляли и более высокие и сложные требования к служилому персоналу. Прежде от дворян, являвшихся на службу, требовалось только, чтобы они приезжали "конны, людны и оружны". Теперь этого было мало, и они обязаны были являться с некоторой образовательной подготовкой. Таким образом, служба была отягчена еще обязательным обучением, которое рассматривалось так же как служебная повинность. В 1714 году по губерниям были разосланы окончившие курс ученики математических школ с тем, чтобы основать в каждой по нескольку школ для дворянских и приказных детей в возрасте от 10 до 15 лет, в которых преподавать цифирь и некоторую часть геометрии.

Поголовная и пожизненная, отягченная обязательным обучением дворянская служба в регулярной армии и во флоте была поставлена при Петре под строгий контроль. Этот контроль был двоякий: постоянный и периодический. Постоянный контроль осуществлялся тем учреждением, которое стало вместо прежнего Разряда заведовать дворянством. Первоначально это был разрядный стол при Сенате, а затем с 1722 года Герольдмейстерская контора. На обязанности герольдмейстера лежало: 1) вести списки всему дворянству; 2) наблюдать за тем, чтобы никто из дворян не укрывался от службы; 3) распределять дворян между военной и гражданской службой и 4) всегда держать наготове запас служилых людей, которых и поставлять по требованию различных учреждений. Средством периодического контроля были смотры, производившиеся время от времени дворянству. Такие смотры бывали и в XVII веке, но тогда они обыкновенно имели место в провинции. В уезд посылалась комиссия с боярином во главе, которая пересматривала, "разбирала", как тогда выражались, служилое население уезда. Для подобных же целей Петр стал стягивать служилый класс к центру в одну из столиц, и эти смотры происходили при нем довольно часто. Они были или частными, когда вызывалась одна какая-нибудь группа дворянства, или общими для всего дворянства. В последние десять лет царствования состоялось два больших общих смотра в 1715 и 1722 году. Операция такого общего смотра в 1722 году заключалась в следующем. Задолго до срока смотра издавался целый ряд указов о приезде служилых людей; так как служилые люди собирались на смотр очень неохотно, то Петр принужден был грозить суровыми взысканиями за неявку: конфискацией имущества и шельмованием (объявлением вне закона с прибитием имени виновного к виселице). Приезжая в столицу, служилый человек должен был явиться к герольдмейстеру, которому была поручена подготовка смотра, записать у него свой приезд и подать письменную "сказку" своей службе - род послужного списка или curriculum vitae, в котором он давал сведения о возрасте, о времени начала службы и о дальнейшем ее течении, перечислял те походы, в которых он находился, и те служебные поручения, которые он исполнял, указывал на подвиги, которые он совершал, и на бедствия, которым подвергался во время войны: плен у неприятеля, полученные раны, увечья и т.п. После всех этих формальностей сенаторы, а нередко и сам государь, пересматривали каждого из явившихся отдельно и делали отметку против его имени в так называемом "смотренном списке" о перемене в его служебном положении. Недорослей одних назначали в школу, других - к посылке за границу; старым, дряхлым и получившим увечья давалась отставка, годных к службе назначали: одних в военную службу, других отмечали "к делам", т.е. в гражданскую, и распределяли между коллегиями, смотря по надобности каждой. Менее свежий состав, но еще способный служить, вносился в "валовой список" и, не получая еще полной отставки, отпускался по домам с обязательством явиться, когда спросят.

Табель о рангах

Самый порядок прохождения службы был изменен при Петре знаменитым законом 24 января 1722 года, так называемою "Табелью о рангах". Этот закон долго и тщательно разрабатывался и исправлялся при участии самого Петра. При его составлении были приняты во внимание иностранные законодательства: расписания чинов французских, прусских, датских и шведских. В 1721 году Табель была уже подписана Петром, однако с оговоркой: "Сие не публиковать и не печатать до сентября, дабы еще осмотреться", и после того уже она рассматривалась еще в двух военных коллегиях и Сенате. Это один из наиболее обильных последствиями указов Петра и один из самых прочных. В главных чертах он продолжает сохраняться и до нашего времени. Его значение заключается в следующем. Во-первых, он отделял военную службу от гражданской, устанавливая для каждой особые чины. Это отделение было проведено также в инструкции герольдмейстеру, которому предписывалось позаботиться об учреждении особой первоначальной гражданской школы, где бы дворянские дети могли обучаться "гражданству и экономии", при чем наблюдать, чтобы в эту приготовительную к гражданской службе школу поступало не более 1/3 детей каждой семьи, "чтобы служилых на земле и на море не оскудеть", как гласила инструкция. Во-вторых, этот указ 24 января 1722 года распределял все должности государственной службы на 14 классов, или рангов, которые каждый служилый человек должен был проходить, начиная с низших. Высшими чинами по Табели были генерал-фельдмаршал, генерал-адмирал и государственный канцлер, низшими: фендрик, мичман и коллежский регистратор. С течением времени названия должностей, расписанные в Табели, обратились в почетные наименования, но лестница из 14 ступеней не утратила своего значения, и до сих пор это расписание всех должностей на 14 классов, которые должны были проходиться последовательно каждым служилым человеком, какого бы знатного происхождения он ни был, вносило новый принцип в служебное движение. На место породы оно выдвигало начало личной заслуги. Прежде сын знатного боярина начинал свою карьеру прямо с одного из высших чинов, обыкновенно со стольника, тогда как незнатный уездный сын боярский редко поднимался далее второй, третьей ступени чиновной лестницы, заканчивая свою карьеру в чине городового дворянина, жильца или стряпчего. Теперь знатность происхождения не должна была играть роли в службе и дети знатных дворян должны были начинать карьеру с первых ступеней, а детям незнатных не закрыты были высшие. Движение по ступеням должно было совершаться по мере выслуги определенного числа лет или особых заслуг. Наконец, в-третьих, - и это, пожалуй, главный ее пункт, - Табель о рангах открывала широкий доступ в дворянство людям из других общественных классов. В нее был включен закон, изданный в 1721 году, по которому каждый дослужившийся до первого обер-офицерского чина в военной службе или до VIII класса в гражданской причислялся вместе с детьми, рожденными после получения этого чина, к лучшему старому дворянству. Этот параграф открыл приток в дворянство худородных элементов, и приток этот оказался, благодаря расширившемуся при Петре спросу на служилых людей, настолько значителен, что через полстолетия в Екатерининской комиссии дворянство усиленно просило отменить этот параграф Табели, с тревогой смотря на соперничество выслужившихся худородных элементов. Он демократизировал дворянство.

Демократизация дворянства

Благодаря его действию к XIX веку лучшие фамилии растворялись в массе выслужившегося приказного люда, и таким образом, повторилось то же явление, что и на рубеже XVII и XVIII веков. Тогда на место боярства становилось более худородное и экономически менее состоятельное дворянство. К XIX веку на место дворянства становилась еще более худородная и экономически еще менее состоятельная приказно-дворянская смесь, наполняющая собою всю государственную службу. Эти перемены в социальном составе служилого класса происходят в совершенном соответствии с переменами, пережитыми государством. Средневековая вотчина московских государей управлялась при посредстве дворовых людей, предъявлявших наследственные права на известные должности. Полицейское государство, каким все более становилась Россия с XVIII века, выдвинуло для своих услуг послушную бюрократию, не считавшуюся с происхождением.

Итак, в начале XVIII века на место прежней боярской аристократии становится дворянство. При Петре происходят изменения в служебном положении этого дворянства. Служебное бремя достигает высшей степени напряжения. Служба, оставаясь поголовной и пожизненной, отягчается. Во-первых, служа в постоянной армии, дворянство не распускается так часто по домам, как это было раньше. Во-вторых, кроме сухопутной армии, оно служит теперь во флоте. В-третьих, служба в регулярной армии и флоте влечет за собой требование от дворянина обязательной выучки. За отбыванием службы установлен контроль: постоянный, порученный герольдмейстеру, состоявшему при Сенате, и периодический - посредством частных и общих смотров. В самый порядок прохождения службы внесены были изменения Табелью о рангах: военная служба отделена от гражданской, принцип знатного происхождения уступил место принципу заслуги, наконец, началась широкая демократизация дворянства, превратившая его в бюрократическую массу.

Землевладение

Для поддержания хозяйственного положения служилого класса, как и других, был издан знаменитый указ 23 марта 1714 года о единонаследии, неправильно называемый законом о майорате. Дробление недвижимой собственности при переходах ее по наследству давало себя чувствовать к концу XVII века, будучи причиной обеднения первостепенных аристократических фамилий. По писцовым книгам XVII века все реже случаи, когда село или деревня входят в целом виде в состав одного поместья или вотчины. К концу века села и деревни дробятся на "жеребьи", попадающие в разные руки, благодаря наследственному дроблению. Вопрос об изменениях в наследственном праве стал занимать Петра еще задолго до 14-го года. В одной из его записных книжек, относящейся еще к 1701 году, стоят заметки: "о наследстве первых сынов" и "о наследстве первых". Его заинтересовал порядок наследования на Западе, и около того же времени известному Брюсу было поручено доставить описание законов шотландских, английских и французских о наследстве, что тот и исполнил. Вопрос, однако, не получил тогда разрешения, но в 1711 году Петр опять вернулся к нему, поручив вновь доставить ему из Посольского приказа, сведения о французских, английских и венецианских законах наследства. Ознакомившись с положением дела на Западе, он и издал 23 марта 1714 года указ о единонаследии. Суть этого указа заключается в следующем. Всякое недвижимое имущество, в чем бы оно ни заключалось, т.е. в деревнях, городских дворах или лавках, становится неотчуждаемым: запрещено его продавать и закладывать. Недвижимое имущество переходит по наследству двумя путями: 1) по завещанию, 2) по закону. В первом случае завещатель может передать недвижимость только одному из своих сыновей по выбору. Движимым имуществом завещатель может распоряжаться по своему усмотрению. Во втором случае, т.е. при отсутствии завещания, недвижимое имущество переходит по закону к старшему сыну, если нет сыновей - к старшей из дочерей. Наконец, если наследователь бездетен, то - к ближайшему родственнику. Движимое делится в этом случае между наследниками на прежнем основании.

Указ о единонаследии

Следует прежде всего отметить три черты этого закона: 1) Он стремится установить неотчуждаемость недвижимых имений. Впрочем, это постановление не было проведено последовательно, и статья 12-я указа говорит о взятий пошлины с рубля по гривне с того, "кто принужден будет из недвижимых продать вотчину или поместье или иное что". 2) Он уничтожал всякую разницу между двумя юридическими видами служилого землевладения: вотчиной, т.е. полной собственностью, и поместьем, т.е. условным и ограниченным владением. Тот и другой вид он сливает в один под общим названием недвижимого имения, устанавливая совершенно одинаковые для того и другого вида правила наследства. 3) Закон 23 марта 1714 года не касался одного только служилого класса; он простирал свои действия на все классы русского общества, имевшие недвижимость, в чем бы она ни заключалась. Он одинаково имеет в виду как получателя имения, так и посадские дворы и лавки. Нетрудно, однако, заметить, что, издавая этот закон, преобразователь имел в виду, главным образом, служилый класс, экономическое положение которого указ 23 марта 1714 года должен был упрочить. Это видно из того поучительного введения, которое царь написал к новому закону. Глава первая введения посвящена указанию тех убытков, которые терпит от существующего порядка государственное казначейство. Она озаглавлена "О податях". "Например, - пишет царь, - ежели кто имел тысячу дворов и пять сынов - имел дом довольный, трапезу сладкую, обхождение с людьми ясное: когда по смерти его разделиться детям его, то уж только по двести дворов достанется, которые, помня славу отца своего и честь рода, не захотят сиро жить, но каждый ясно - то уж с бедных подданных (крестьян) будет пять столов, а не один, и двести дворов принуждены будут едва не то же нести, как тысяча несла, отчего не разоренья ли суть людям и вред интересам государственным? Ибо податей так исправно не могут платить двести дворов в казну и помещику, как тысяча дворов..." Итак, заключает автор: "От того разделения казне государственной великий есть вред, а людям подлым разоренье".

Глава вторая озаглавлена "О фамилиях". В этой главе автор объясняет разделами при наследстве упадок знатных фамилий. "Размножаясь и делясь, - говорит он, - знатная фамилия - поселянами будут, как уже много тех экземпляров (образов) есть в российском народе".

Наконец, третья глава носит название "О непотребности". Царь доказывает здесь, что младшие члены дворянских фамилий в случае обеспеченья наследством не будут искать никаких занятий, как частных, так и на государственной службе. На последнюю они не пойдут без принуждения. От них нет никакой пользы для государства, но всякий из них ищет уклоняться от занятий, и жить в праздности, которая (по святому писанию) "материя есть всех злых дел".

Итак, разоренье крестьянства, а вследствие этого убытки государственной казне от недоимок при сборе податей, упадок землевладельческой аристократии и, наконец, накопление праздного бесполезного класса людей при той усиленной работе, которую задавала реформа обществу, - таковы последствия старого порядка наследования.

Совершенно противоположных следствий царь ожидает от нового закона. Крестьянство не будет терпеть притеснений, сосредоточиваясь под властью крупных, вполне обеспеченных землевладельцев. Благодаря этому государственные доходы будут поступать в казну исправно. Постоянно будут существовать аристократические фамилии, которые "не будут упадать, но в своей ясности непоколебимыми будут, через славные и великие домы". Наконец, младшие сыновья, "кадеты", необеспеченные наследственным достоянием, принуждены будут снискивать себе пропитание собственным трудом на различных поприщах деятельности: службой, ученьем, торгами. Таким образом, в них государство могло получить работников, которые так необходимы были Верховному Работнику в эпоху реформы. Из младших сыновей, занятых торговлею, промышленностью разного вида и либеральными професиями, могла возникнуть и развиться трудолюбивая, деятельная и расчетливая буржуазия, подобная западному третьему сословию.

Его неуспех

Указ 23 марта 1714 года не принес практических результатов, которые от него ожидались. Он не создал ни землевладельческой аристократии, ни предприимчивого третьего сословия. Он был принят дворянством с крайним неудовольствием, всячески обходился на практике и был отменен при Анне Иоанновне, в 1730 году, по единодушной просьбе дворянской массы, которой он был не выгоден. Тогда как крупное дворянство справлялось с ним легко, выдавая младшим сыновьям деньги, в руках дворянской мелкоты земля была единственным капиталом. Закон действовал слишком незначительное время, чтобы произвести какие-нибудь заметные изменения в жизни. В докладе Сената об его отмене, представленном императрице Анне, хорошо скомбинированы мотивы, по которым вызывалось неудовольствие этим законом. Во-первых, Сенат указывал несправедливость самого принципа единонаследия, выставляя на вид не только требования естественного права, но и веление закона Божия: "детей своих всех равно награждать". Во-вторых, Сенат выяснил неудобство действия этого принципа на практике. Происходили большие затруднения и волокита в делах вследствие тех пробелов, которыми страдал новый закон, тех неясностей и недоумений, которые он возбуждал. Он сопровождался вредными последствиями для дворянского землевладения и хозяйства. Дворянство всячески стремилось делить имущество между детьми поровну. Благодаря этому поборы с крестьян не только не уменьшились, но брались излишние, с тем, чтобы полученными деньгами вознаградить сыновей, не получающих недвижимости. Разорялись как наследники, так и "кадеты", потому что, считая сельскохозяйственный инвентарь движимостью, дворяне стали завещать имение одному сыну, а скот, орудия и семена делили между остальными. Таким образом получались имения, пустевшие без инвентарей, и инвентари, погибавшие без имений. Наконец, продажа имений, которую закон имел в виду приостановить, получила еще более широкое распространение, - действительная для того, чтобы поделить деньги между сыновьями поровну, и фиктивная в руках третьих лиц, чтобы посредством их передать земли младшим детям. Благодаря усиленной продаже, цены на имения падали. Происходил вред и для семейных нравов, вследствие ссор между наследниками и кадетами, которые не могли не чувствовать себя обиженными. В-третьих, Сенат указывал на то, что не последовало ожидаемой пользы от кадетов, так как и в положении кадетов не произошло никаких перемен. Они не могли избирать себе занятий по своему желанию: вести торгов, промыслов или предаться свободным профессиям по той простой причине, что их не освободили от обязательной военной службы и забирали наравне с наследниками в солдаты и матросы. Кадеты, представлял Сенат, эту обязательность службы считали себе за двоякое несчастие: "Ибо и отеческого лишились, и в продолжительной солдатской или матросской службе бывают и до такого отчаянья приходят, что уже все свои шляхетные поступки теряют".

Итак, закон 23 марта 1714 года не имел успеха. По духу своему он слишком противоречил другим мерам Петра относительно дворянства: он должен был аристократизировать это дворянство, действуя параллельно с Табелью о рангах, которая, наоборот, демократизировала дворянство. Ясно, что из двух противоположно действующих мер одна должна была оказаться недействительной, если только они взаимно не уничтожали одна другую. Но закон 1714 года шел слишком вразрез с вековыми обычаями, чтобы рассчитывать на какой-либо успех в этой борьбе с Табелью о рангах, которая, наоборот, являлась лишь завершением задолго до нее начавшегося процесса демократизации дворянства.

Образование объединенного класса дворянства

Мы изучили в главных чертах законодательство о дворянстве за первую четверть XVIII века, видели, какие перемены вносили реформы Петра в дворянскую службу и в дворянское землевладение. Нам следует теперь отметить внутренний процесс, пережитый дворянством, давно уже начавшийся, но завершенный именно в первую четверть XVIII века, в то время, когда шли изученные нами реформы, и в значительной степени, ускоренный этими реформами. Я разумею самое образование того объединенного и слитного класса, о котором все время шла речь и который мы называем дворянством. Самый этот класс, как некоторое общественное целое, и сложился только в конце XVII и в начале XVIII века, до тех пор его не было. Он слился из нескольких общественных групп, ранее довольно резко разобщенных одна от другой. В словаре XVII века вы не найдете даже слова для обозначения этого класса, - знак, указывающей отсутствие самого явления.

В XVII веке существовали "всякие чины служилых людей"*, плохо связанных между собой, - группы, а вовсе не класс, который был бы объединен сознанием своей цельности.

______________________

* См. статью В.Н. Сторожева в I томе "Книги для чтения" [Сторожев В.Н. Государевы служилые люди // Книга для чтения по истории Нового времени. М., 1910 Т. 1. С. 503 - 539].

______________________

Его объединение постепенно и совершалось в течение XVII века. В течение этого века падает окончательно его высший слой - боярство. Главную причину его падения надо, разумеется, искать в упадке его экономического положения. Беднея, когда-то могущественные фамилии угасали и падали, растворяясь в массе рядового дворянства, сливались с нею, и только блестящие имена их напоминали об их былом величии.

Реформа Петра докончила это слияние. Она предъявила широкий спрос на служилый контингент, создавая целый ряд новых учреждении. Она была делом, которое пришлось проводить, напрягая энергию, и для которого требовались таланты и знания. Вот почему она должна была пренебречь тем условием знатности, которое так соблюдалось прежде, - знатных людей для нее не хватало, и знатность не всегда соединялась с талантами и уменьем, которых требовала реформа. Табель о рангах, которая ставила на одну ступень людей знатного и низкого происхождения, и была выражением этого слияния прежних верхов служилого общества с его рядовою массою. В значительной мере она сама содействовала этому влиянию. К концу царствования Петра верх служилого общества совсем не тот, что прежде: мы видим здесь на месте старинного боярства влиятельный круг заслуженных лиц, так называемый "генералитет", состоящий из особ первых четырех классов, держащий в своих руках всю высшую администрацию, военную и гражданскую. Этот генералитет сыграл очень важную роль в политических событиях после смерти преобразователя и в особенности в событиях 1730 года. Исследуя его социальный состав, нельзя не заметить, что в нем перемешивались представители прежней родовитой знати с людьми, поднявшимися из самых темных слоев провинциального дворянства. Настолько полно затушевала Табель о рангах пробел, разделявший прежде эти два слоя.

Такими же объединяющими последствиями сопровождалось для дворянства установление регулярной армии. Табель о рангах уничтожала различие между прежними низшими и высшими группами дворянства, заставляя всю его массу подвигаться снизу вверх по одной и той же лестнице. Регулярная армия разбивала прежние уездные полки, дробившие рядовое дворянство на мелкие территориальные союзы. Новые регулярные полки никакого значения не имели, хотя носили местные названия. Армейский полк переменил свою физиономию. Из односословной дворянской дружины он стал собранием разносословных частиц, приносимых рекрутским набором, где дворянство занимало офицерские должности. Военные связи между земляками - помещиками одного уезда разрывались. Соседи по деревенским усадьбам, мимолетные и случайные гости в родных деревенских гнездах, оказывались заброшенными в различные полки, стоявшие, может быть, в разных концах России, с другой стороны, близкие товарищи по полку оказывались владельцами усадеб, расположенных в разных концах России. Таким образом, математически стройные полки регулярной армии перетирали дворянские уездные союзы в общую всероссийскую массу. Смотры в столицах, на которые время от времени вызывалось все дворянство, действовали в том же направлении. Такие смотры получали характер всероссийских дворянских съездов, на которые собирались дворяне со всех концов России. На таких съездах можно было бы окинуть взглядом все сословие во всей совокупности. Поэтому съезды, реально соединяя всю массу дворянства в одно конкретное целое, давали повод к возникновению и представлению о дворянстве, как о едином целом. В то же время эти съезды давали возможность завязывать знакомства и отношения, представляя удобный случай к разговорам об общих интересах и жалобам на общие нужды класса и, таким образом, помогали возникновению в дворянстве того, что называется сословным самосознанием.

Итак, Табель о рангах уничтожила границу, отделявшую прежде верхний слой от нижнего; регулярная армия разбила деление провинциального дворянства на территориальные полки, смешав его в однородную общую массу; съезды на смотры способствовали возникновению внутреннего общения в классе. Таковы же были и следствия таких причин, которые со времени Петра все резче стали проводить черту, разграничивавшую служилый класс от всех других. Сюда относятся [такие] явления, как язык, который благодаря развитою грамотности стал все более отклоняться от народного; знакомство с иностранными нравами и обычаями и стремление им подражать; новая обстановка и манеры и, наконец, даже обязательно установленный правительством внешний облик и костюм, которыми дворянин должен был отличаться от прочих классов общества. С бритым лицом, в немецком камзоле и треугольной шляпе дворянин стал и по наружному виду отличаться от народной массы. А отделяя дворянство от народной массы, все эти перечисленные явления смыкали его в единую плотную группу.

Значительное влияние на положение дворянства оказало при Петре введение подушной подати, сбор которой был предоставлен дворянству. Помещики должны были отвечать перед правительством за исправность своих крестьян во взносе подушной. Закон 24 февраля 1727 года предписывал взыскивать крестьянскую недоимку на самих помещиках. С другой стороны, тем же законом поведывалось помещикам заботиться о лучшем состоянии своих деревень и смотреть за крестьянским хозяйством, чтобы среди крестьян не было неисправных плательщиков. Самый сбор подушной с имений был поручен особому должностному лицу, "комиссару от земли", избираемому помещиками из своей среды на ежегодном уездном съезде и ответственному перед этим съездом. Таким образом, участие дворянства в сборе подушной подати возвышало землевладельческое значение дворянства над служилым. Резюмируя все сказанное выше, можно заключить, что реформы Петра довершили процесс объединения дворянства, начавшийся задолго до того. Из эпохи реформ оно вышло плотным классом, связанным общими интересами и хорошо сознающим свои сословные нужды. Сосредоточивая в своих руках землю и народный труд и став его ответственным руководителем, оно начинает терять свое служилое значение, все более приобретая землевладельческое. Владея капиталом и распоряжаясь народным трудом, оно, сменив боярство, заняло место правящего класса.

Дворянство как правящий класс

С таким значением дворянство выступает после Петра, решая вопрос о престолонаследии в 1725 и 1730 годах. Силой, через которую оно действует, в обоих случаях служат гвардейские полки, поголовно состоящие из дворянства. В 1725 году вмешательство гвардейских полков, подошедших ко дворцу в момент смерти преобразователя, дало перевес партии его приближенных, выставлявших кандидатуру Екатерины I, над партией старых бояр, стремившихся провозгласить императором малолетнего Петра II. В 1730 году гвардейское дворянство разбило попытку Верховного тайного совета ограничить власть избранной тогда императрицы Анны Ивановны. Действуя единодушно против Верховного тайного совета, само дворянство распалось тогда на две группы, резко различавшиеся политическими программами. Верхние слои дворянства, наиболее аристократические и видные на службе, не желая конституции, составленной Верховным тайным советом, сами выступили с своеобразными проектами конституции, существенной частью которой была палата из ста дворянских представителей, занимающая место наряду с Сенатом, а по другим проектам с Сенатом и Верховным тайным советом, и обладающая правительственными и избирательными функциями. Но масса мелкого дворянства стала тогда за сохранение самодержавия по-старому, и представители этой мелкопоместной массы в лице гвардейских офицеров, бросившись к ногам Анны 25 февраля 1730 года, упросили ее разорвать ограничивающие ее власть и подписанные ею в Митаве "пункты", предложенные ей Верховным тайным советом.

Это консервативно-самодержавное дворянское большинство не ошиблось в расчете, восстановляя неограниченную власть Анны. От самодержавной императрицы оно вскоре получило все те сословные преимущества, которых дворянство тогда добивалось. Различаясь политическими программами, обе группы дворянства в 1730 году - и конституционное меньшинство, и самодержавное большинство - сходились относительно сословных прав и привилегий, требование которых и было выставлено в дворянских проектах 1730 года. Дворянство желало облегчения в служебном и экономическом положении. Сюда прежде всего относится требование об облегчении обязательной военной службы. Для этой цели предлагалось: ограничить обязательную службу сроком, освободить шляхетство от ее наиболее тяжелых видов, например на кораблях в матросах, и учредить содержимые на казенные средства училища, откуда дворяне могли бы быть выпускаемы прямо офицерами, избавляясь таким образом от обязанности проходить службу рядовыми.

Наконец к улучшению хозяйственного быта среднего и мелкого шляхетства было направлено единодушное требование об отмене известного закона о единонаследии 23 марта 1714 года, разорительного, возбудившего против себя сильное неудовольствие в дворянской среде и постоянно обходимого и нарушаемого.

Сделавшись самодержавной императрицей, Анна поспешила удовлетворить сословные желания дворянства, высказанные им в проектах 1730 года, как относительно землевладения, так и относительно дворянской службы. В декабре 1730 года был отменен закон о единонаследии. Дворянская служба была облегчена и сокращена. Учрежден был 29 июля 1731 года в Петербурге шляхетский корпус, рассчитанный на 200 человек, куда принимались дворянские дети от 13 до 18 лет, где обучались наукам и языкам и откуда выпускались с офицерскими чинами.

Сословные привилегии при Анне

Наконец при Анне же нашло себе удовлетворение и требование дворянства относительно ограничения срока службы. Еще Екатерина установила отпускать 2/3 состава для хозяйства и для сокращения расходов. 31 декабря 1736 года был издан манифест, который, во-первых, освобождал некоторых дворян от службы вовсе, а во-вторых, ограничивал срок службы. Если у отца было несколько сыновей, то предоставлено было на его волю выбрать одного из них, который избавлялся от военной службы и должен был оставаться в деревне "для содержания экономии". Точно так же братья, не имеющие в живых отца, должны были выбрать из себя одного для оставления в деревне. Срок службы был ограничен 25 годами. Вся жизнь дворянина получила теперь строгое расписание: 7-летним мальчиком дворянский недоросль должен был явиться к герольдмейстеру, а в губерниях - к губернаторам и записаться в дворянский список. До 12-летнего возраста его отдавали родителям для обучения грамоте. В 12 лет ему производился экзамен, и его назначали или в казенную школу, или вновь отдавали родителям для обучения Закону Божию, арифметике и геометрии. В 16 лет недоросль должен был явиться на третий смотр, непременно в одну из столиц, и мог быть снова отпущен для изучения географии, истории и военных наук до 20-летнего возраста. В случае неуспехов в обучении к 20 годам дворянину грозила тяжелая перспектива отдачи в матросы. Но правительство долго не теряло надежды на усвоение дворянином курса наук. В 1744 году был уволен в отставку 54-летний гардемарин Иван Трубников после 30-летней службы "по болезням и старости и как к обучению наук находится уже не надежен". Это была первая половина дворянской службы - обязательное обучение. С 20-летнего возраста должна была начаться другая половина, действительная военная служба. В 45 лет по закону 31 декабря 1736 года дворянин мог быть отпущен, если служил на действительной военной службе. Но как освобождаемый совершенно от службы сын, так и увольняемый в отставку отец должны были представлять вместо себя рекрута. Применение этого закона было отложено до окончания тянувшейся тогда русско-турецкой войны.

Когда составлялся проект этого закона, Сенат выразил опасение, что "знатного шляхетства дети, которые за собой деревень, также и пожитку имеют довольное число, никогда волею своею не пойдут, а будут жить у себя во всякой лености и праздности". Действительно, как только война окончилась и закон 1736 года стал применяться, явилась такая масса охотников уйти в отставку, что в 1740 году правительство должно было пересмотреть закон и предписать, сохранив 25-летний срок службы, увольнять в отставку только тех, которые действительно прослужили этот срок в военной службе. Дело в том, что тогда уже завелся обычай записывать дворянских детей в полки лет с 10-ти и даже раньше. Петр требовал, чтобы всякий дворянин прошел службу с фундамента, и вот для того, чтобы пройти скорее все нижние чины и добиться офицерского ранга, дворяне записывались в полки малолетними.

Жалованная грамота 1785 года

Во второй половине XVIII века дворянство добилось, наконец, во всей полноте того положения и тех прав, к которым оно стремилось в течение всего XVIII века. После Анны оно через гвардию сделало еще два государственных переворота, посадивши, в 1741 году Елизавету, а в 1762 году Екатерину II на престол. Обязанные дворянству престолом, обе императрицы действуют в интересах дворянства. За оба эти царствования крепостное право на крестьян делает большие успехи. При вступлении на престол Елизаветы от крестьян не требуется уже присяги, как от несвободных людей. Одно за другим теряют они последние остававшиеся за ними гражданские права. Право владеть крепостными делается исключительно привилегией дворянства, тогда как прежде крепостными владели и лица других сословий. Вместе с тем, существо крепостного права чрезвычайно расширяется. Крестьянам воспрещается подавать жалобы на помещиков. Помещику предоставляется полная судебная власть над крепостными, которых он по своему усмотрению может ссылать в Сибирь не только на поселение, но и в каторжные работы.

По мере того как права дворянства расширялись, лежавшие на нем обязанности с него спадали, так что оно становилось привилегированным сословием: под привилегией и подразумевается право, неуравновешенное обязанностью. Манифестом Петра III 18 февраля 1762 года была, наконец, осуществлена вековая мечта дворянства: оно было освобождено от обязательной службы. Дворянин мог теперь по своему желанию служить или не служить, выходить в отставку, даже уезжать за границу. Однако манифест, уничтожая юридическую обязательность службы, оставлял все-таки нравственную. Неслужащего дворянина предписывалось манифестом всячески "презирать и уничтожать, во двору не принимать и в публичных собраниях не терпеть". Благодаря манифесту масса дворян вышла в отставку из военной службы и отхлынула из столиц в деревни, оживив провинциальную жизнь и заполнив собою сложный состав губернских и уездных учреждений, введенных Екатериной в 1775 году. Завершением дворянских стремлений является жалованная грамота дворянству, изданная Екатериной в 1785 году. Грамота устанавливает личные, имущественные права и корпоративное устройство дворянства. Она определяет "дворянское звание, как следствие добродетели, заслуги". Дворянское достоинство наследственно, потомственно и неотъемлемо. Лишиться его можно только по закону в случае совершения определенных преступлений по судебному приговору суда равных, утвержденному верховною властью. Носящий дворянское звание пользуется следующими преимуществами: 1) свободен от личных податей, 2) свободен от телесного наказанья, 3) свободен от обязательной службы. Жалованная грамота подтверждала указ Петра III о дворянской вольности 18 февраля 1762 года. Дворянам предоставляются права приобретать населенные имения, учреждать заводы и фабрики; право собственности распространяется на все земельные угодья, равным образом на поверхность земли и на ее недра. Впервые жалованная грамота дворянству устанавливает точное определение собственности на землю, простирая право собственности на все угодья и не только на поверхность земли, но и на ее недра. Со времен Екатерины II земельная собственность получает прочный характер: прекращаются те частные конфискации земель без суда, от которых так страдало дворянство первой половины XVIII века.

Наконец, дворяне каждой губернии составляют дворянское общество, обладающее правами юридического лица, могущее приобретать собственность и путем самообложения составлять общий капитал. Съезжаясь раз в три года по созыву генерал-губернатора или губернатора, дворянство избирает по уездам уездных предводителей. Затем из уездных предводителей губернское собрание избирает губернского предводителя, утверждаемого генерал-губернатором, а также кандидатов на должности членов и председателей губернских и уездных учреждений, замещаемые по выбору от дворянства.

Наконец, важнейшим правом, предоставленным дворянской корпорации жалованной грамотой, было право представлять о своих сословных пользах и нуждах генерал-губернатору, а так же через особых депутатов Сенату и верховной власти. Оно не было создано екатерининскими губернскими учреждениями, оно только облекалось в известные законные формы. Учреждения, меняя иногда характер людей, действуя на них воспитывающим образом, не меняют строя жизни, а лишь служат внешним выражением житейского порядка: дворянство стало править провинцией не потому, что грамоты дали ему такое право: грамоты 1775 и 1785 годов лишь закрепляли юридически неизбежное явление жизни.


Опубликовано: Книга для чтения по истории Нового времени. М., 1911. Т. 2. С. 549-546.

Михаил Михайлович Богословский (1867-1929) - российский историк. Академик Российской академии наук (1921; член-корреспондент с 1920).


На главную

Произведения М.М. Богословского

Храмы Северо-запада России