Ю.Н. Данилов
Великий князь Николай Николаевич

На главную

Произведения Ю.Н. Данилова


СОДЕРЖАНИЕ



Глава I
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Великий князь Николай Николаевич! Кто не слышал об этом имени? Кто не судил о его деятельности, иногда вкривь и вкось! Первый русский Верховный главнокомандующий в период участия России в мировой войне. Лицо, стоявшее во главе огромной пятимиллионной армии; человек, имевший на своей ответственности задачу защиты огромного государства, составлявшего 1/6 часть всей суши земного шара. Через ряды этой армии за время командования ею великим князем, прошли по крайней мере еще столько же миллионов людей, собранных со всех концов России.

Подчиненную ему армию он умел вести к великим победам; ее достоинство он сумел сохранить и в период тяжких неудач.

Окончательное суждение о нем принадлежит, конечно, истории, для выводов которой мы все еще очень близки к событиям. Но на нашей обязанности и ответственности лежит сбор и сохранение обо всех исторических лицах современной нам эпохи подробностей их жизни и деятельности, так как только в этом случае образ и значение этих лиц могут быть впоследствии воспроизведены с наибольшей точностью и беспристрастностью.

По внутреннему смыслу всех русских законов высшее начальствование над всеми сухопутными и морскими силами, предназначенными для военных действий, могло вверяться особому Верховному главнокомандующему только в том случае, если царствовавший император не выразит желания принять на себя предводительствование войсками лично.

Отсюда и самое название "Верховный главнокомандующий, под которым надлежало понимать лицо, облеченное в отношении командования армиями особым доверием носителя верховной власти. В силу этого доверия никакое правительственное учреждение или лицо в империи не могло ему давать никаких предписаний, как равно не могло и требовать от него отчетов.

Таковы были основные указания русского "Положения о полевом управлении войск в военное время". Они строго отвечали существовавшему до войны монархическому строю Российского государства. Предполагалось, что в случае большой войны, угрожавшей существованию или достоинству Русского государства, русский царь станет во главе своих вооруженных сил и тем объединит для предстоящей борьбы силы и средства всей страны.

Однако царствовавший в 1914 г. император Николай II не обладал данными, необходимыми для крупного военачальника. По-видимому, он отдавал себе сам в этом отчет, хотя в соответствии со своим характером и из-за опасения причинить ущерб своему положению оставлял вопрос о верховном командовании в случае войны с Центральными державами в недостаточно определенном положении. Кроме отсутствия необходимых теоретических знаний и твердой воли император Николай II должен был считаться также и с отсутствием у него личного опыта в предводительствовании хотя бы в мирное время крупными вооруженными силами. Произошло это из-за раннего вступления на престол по смерти своего отца императора Александра III. Не мог он также внутренне, перед самим собой, не сознавать, что личный авторитет его был в известной части русского общества поколеблен роковой внутренней политикой его царствования, неудачей в Русско-японской войне и революционными переживаниями страны 1905 г., поставившими очень остро вопрос о переходе страны к конституционному строю и о дополнительном наделении крестьянского населения землей.

Тем не менее масштаб возникшей войны требовал в монархическом государстве самого ближайшего участия в ней хотя бы членов императорского дома. Таковое же могло полнее всего выразиться в назначении государем себе заместителя в действующей армии по должности Верховного в лице одного из старших по возрасту и наиболее близких армии великих князей.

За подобное решение была и традиция предшествовавшей Русско-турецкой войны 1877 г., в которой главнокомандующими на Европейском и Азиатском театрах войны являлись, как известно, старшие по возрасту и авторитету великие князья императора Александра II.

При вопросе, поставленном именно так, в разгоравшейся войне 1914 г. не могло быть иного кандидата на пост Верховного главнокомандующего, кроме великого князя Николая Николаевича. Несомненно, что среди всех членов царствовавшего дома он был наиболее крупной, яркой и своеобразной личностью и что поэтому он и являлся наиболее достойным представителем дома Романовых в тяжелый период мировой войны.

Эти данные, выделявшие великого князя Николая Николаевича из среды остальных членов императорской фамилии, одновременно служили предметом личной к нему зависти и ревности одних, преклонения и почитания других, в особенности принимая во внимание его высокое положение в армии.

Однажды мне пришлось быть свидетелем одной небольшой, но очень характерной сценки:

- Зачем Вы, Ваше Высочество, будучи простужены, вздумали выехать на Крещенский парад при 15-градусном морозе, - отечески выговаривал мой приятель-воспитатель одному из великих князей, который по степени родства стоял много ближе к царствовавшему императору, чем великий князь Николай Николаевич.

- Не мог же я заявить о своем нездоровье, когда меня пригласил ехать с собой такая "великая персона", как Николай Николаевич, - ответил спрошенный.

Великокняжеская молодежь называла его Грозным Дядей, выражая этими словами не столько боязнь его подчас резкого и жестокого слова, сколько чувство почитания и подсознания его превосходства. Это поклонение особенно ясно подчеркивалось в Ставке во время наездов туда членов императорского дома, державшихся всегда в отношении великого князя с некоторым чувством подобострастия.

Великий князь Николай Николаевич поражал всех впервые его видевших прежде всего своей выдающейся царственной внешностью, которая производила незабываемое впечатление. Чрезвычайно высокого роста, стройный и гибкий, как стебель, с длинными конечностями и горделиво поставленной головой, он резко выделялся над окружавшей его толпой, как бы значительна она ни была. Тонкие, точно выгравированные, черты его открытого и благородного лица, обрамленного небольшой седеющей бородкой клином, с остро пронизывающим взглядом его глаз дополняли его характерную фигуру. Порывистые же движения и нервная, но всегда глубоко искренняя речь зачаровывали собеседника, который легко подпадал под влияние его слов.

Во всем его всегда благородном и решительном облике сконцентрированы были все те внешние черты, которые всегда подчеркивались в царствовавших лицах дома Романовых и которые так нравились и притягивали к этим лицам многих и многих русских людей!

Но у великого князя Николая Николаевича кроме его внешних качеств были и свои, одному ему присущие внутренние данные, делавшие его желательным на посту Верховного главнокомандующего в минувшую войну. Звание главнокомандующего русской армией во время войны являлось в его колене до некоторой степени как бы преемственным. Мы должны здесь вспомнить, что его отец великий князь Николай Николаевич (Старший) несколько десятков лет тому назад являлся главнокомандующим русскими войсками в турецкую войну 1877-1878 гг. на европейском театре военных действий. Война эта в свое время являлась очень популярной, и имя великого князя главнокомандующего глубоко врезалось в памяти не только русских людей, но и народов Балканского полуострова.

Это обстоятельство должно было иметь большое значение при избрании Верховного главнокомандующего в войну 1914 г., так как несомненно, что эта война в отношении западных славян имела тот же характер войны освободительной. Деятельность сына великого князя Николая Николаевича (Старшего), продолжающего дело своего отца, должна была привлечь к нему сердца всех западных славян и создать его имени широкую популярность, особенно после изданных им воззваний к славянским народам, о которых речь будет впереди.

Великий князь Николай Николаевич, будучи молодым офицером, впрочем, и сам принял деятельное участие в войне 1877-1878 гг., показав этим свое горячее участие к делу освобождения славян. В течение этой войны он приобрел боевой опыт и получил свои первые боевые награды.

Ко всему этому надо еще добавить получение им как солидного высшего военного образования, так и значительного опыта путем окончания Военной академии и долголетней выдающейся службы в армии. Великий князь почти накануне турецкой войны 1877-1878 гг. блестяще окончил курс Академии Генерального штаба с серебряной медалью и с самых молодых лет проявлял склонность к военной службе, близко сроднившись с войсками. В их рядах он прошел ответственные должности командира полка и начальника дивизии. Затем в должности генерала-инспектора кавалерии он руководил боевой подготовкой русской конницы, и самые злейшие враги великого князя не могут ему отказать в признании за ним исключительных заслуг, которыми ознаменовалось его пребывание во главе русской кавалерии.

В 1905 г., в самый разгар революционных волнений, он был назначен на ответственную должность главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа, с каковой должностью он совмещал одно время и пост председателя вновь образованного тогда Совета государственной обороны. В этот период времени ему пришлось очень близко изучить вопрос о причинах существовавшего в стране недовольства и определенно высказаться о тех мерах, которые могли бы спасти положение в государстве.

Известно, что призванный царем граф Витте находил единственным выходом из положения переход к конституционной системе управления страной. Впрочем, им указывался и другой путь - путь облечения особо доверенного лица полнотой диктаторской власти для подавления до конца всяческих стремлений к установлению свободного образа жизни. Но, говорил граф Витте, для этого надо найти лицо, верящее в спасительность этой меры. Сам же он ей не верил и поэтому этот второй путь считает для себя неприемлемым.

Вполне очевидно, что обязанность тушителя волнений в этом случае должна была пасть на великого князя Николая Николаевича, по его положению главнокомандующего войсками столичного округа. Но последний решительно высказался против этого. Он находил, что военная диктатура неосуществима вследствие недостаточности и расстройства войск, вызванных едва закончившейся войной с Японией, и определенно указал, что его личное сочувствие на стороне точки зрения графа Витте. Император Николай II, как известно, принужден был уступить. Таким образом, великий князь Николай Николаевич, о котором шла молва как о реакционере, в действительности в решительный период жизни русского народа оказался на его стороне, сумев отречься от ему привитых с раннего детства самодержавных тенденций.

Находясь в должности председателя Совета государственной обороны, великий князь имел возможность близко подойти также к целому ряду общегосударственных дел; будучи же вместе с тем председателем Высшей аттестационной комиссии, он успел близко ознакомиться и с высшим командным составом почти всей русской армии.

Осенью 1902 г. великий князь Николай Николаевич был предназначен императором Николаем II к командованию войсками Германского фронта на случай войны с Центральными державами. Предназначение это сохранялась в силе примерно до 1908 г., и оно было сделано в предположении, что государь примет в этом случае верховное главнокомандование, а генерал-адъютант Куропаткин - главнокомандование австро-румынским фронтом.

Наконец в январе 1904 г., в представленный государю императору Николаю II военным министром Генерал-адъютантом Куропаткиным список лиц, которые могли бы командовать Маньчжурской армией по случаю предстоящей войны с Японией, было внесено и имя великого князя Николая Николаевича. Впоследствии это имя было вычеркнуто, вероятно ввиду желания государя иметь вблизи себя лицо, могущее заменить на посту главнокомандующего столичным округом, много болевшего уже в то время великого князя Владимира Александровича.

Однако уже в ноябре месяце того же года (после неудачи при Ляояне и на Шахэ), когда возникали опасения за конечную судьбу Русско-японской войны, а русское общество постигло разочарование в успехах стратегии генерала Куропаткина, рекомендовавшего "терпение и терпение", слухи о предстоящем назначении великого князя главнокомандующим в Маньчжурии возникли снова. Они имели некоторое основание, и великий князь уже стал подбирать среди близких к нему лишь некоторых штабных сотрудников.

По мере назначения великого князя на более ответственные должности имя его становилось постепенно все более известным не только в России, но и за границей. Этому последнему способствовали частые наезды в столицу и ее окрестности членов других царствовавших домов при посещении ими русского императора. Кроме того, незадолго до войны великий князь, окруженный блестящей свитой, посетил и сам Францию, где сумел произвести сильное впечатление и где на него установился взгляд как на будущего русского Верховного главнокомандующего в случае войны с Центральными державами.

Все эти обстоятельства, вместе взятые, создали в русской армии такое впечатление, что к началу мировой войны великий князь Николай Николаевич признавался ею единственным неоспоримым кандидатом на пост Верховного главнокомандующего. Другого имени русская армия не знала.

Наоборот, в придворных сферах великого князя не все любили. Вернее, боялись его популярности и не доверяли ему, памятуя ту позицию, которую он занял в 1905 г. Эти обстоятельства явились причиной того, что в период мобилизации, когда выяснилась вероятность войны и когда состоялось решение государя, подсказанное ему Советом министров, остаться вне действующей армии, был выставлен в качестве второго кандидата на пост Верховного военный министр генерал-адъютант Сухомлинов.

Это был человек умный, способный, но крайне легкомысленный, почти до преступности, принимая во внимание его высокое служебное положение. Я не имею никаких данных, подтверждающих предъявленные ему в свое время обвинения в государственной измене, и скорее склонен согласиться с мнением, что его падение являлось одной из искупительных жертв за грехи старой России. Но все же не могу пройти равнодушно мимо мысли о том, что существовала возможность видеть это лицо, лишенное чувства моральной ответственности, во главе русской армии в столь серьезное для России время, как война 1914-1917 гг.

Конечно, русская армия имела много более достойных имен, чем имя В.А. Сухомлинова, но кто же полнее великого князя Николая Николаевича ответил бы всей совокупности тех требований, которыми должен быль обладать русский Верховный главнокомандующий во внезапно надвинувшейся войне?

Такого лица не было, и 2 августа 1914 г., т.е. на следующий день по объявлении Германией войны России, великий князь Николай Николаевич был назначен Верховным главнокомандующим русской армией.

Но внизу находился еще 170-миллионный народ. Примет ли он его? Назовет ли его своим вождем?

Вопрос далеко не праздный. Современная война требует сочувственного участия в ней народных масс и потому наличия наверху "народного" вождя.

Я думаю, что едва ли ошибусь, сказав, что до войны великого князя Николая Николаевича вне придворных политических и военных кругов знали только понаслышке. В обществе ходили разного рода анекдотические рассказы о его служебной требовательности, порывистости, даже некоторой резкости. Рассказы эти распространялись в гостиных всего больше военною же молодежью, но в общем они служили великому князю больше на пользу, придавая ему облик человека с твердой волей и непреклонным характером. Так как война есть дело прежде всего "волевое", то приписывавшиеся великому князю черты характера только поднимали его на известную высоту как военачальника.

Крайние оппозиционные партии, которые со времени революции 1905 г. не переставали быть активными, считали его твердым охранителем "старых" порядков. Такое мнение объяснялось самим происхождением великого князя, кроме того, его крутым характером, значительно, однако, сгладившимся с течением времени, и еще тем, что, стоя во главе столичного военного округа, великий князь должен был нести на себе бремя подавления народных беспорядков в Петербурге и его окрестностях, переполненных рабочими и матросами. Войскам гвардии пришлось к тому же принимать решающее участие в усмирении восстаний в Москве и Прибалтийском крае.

Однако в противовес этим обстоятельствам в обществе были широко распространены слухи об активном вмешательстве великого князя в пользу дарования государем императором населению России акта 17 октября 1905 г. Решение о созыве Государственной думы не без основания открыто приписывалось влиянию графа Витте и великого князя Николая Николаевича. Подтверждением тому как бы служило то тайное недоверие, которое с тех пор, безусловно, образовалось по отношению к великому князю при дворе. Из каких бы чувств его недоверие в действительности ни происходило, оно при оппозиционном настроении массы населения и русской общественности только способствовало созданию вокруг имени великого князя известного ореола.

Что касается массы простого народа, по преимуществу русского крестьянства, то вернее всего предположить, что имя великого князя Николая Николаевича до войны едва ли доходило до его слуха вообще. В довоенное время это крестьянство стояло очень далеко от государственной жизни. Разъединенное большими расстояниями и плохими сообщениями, оно жило только своими хозяйственными нуждами, и его интересы едва ли шли далее горизонта, очерченного "местной колокольней".

Возможно, впрочем, что о высоком служебном положении в армии, выдающейся внешней фигуре и суровой требовательности великого князя отдельные рассказы и доходили до деревни вследствие комплектования армии лучшими в физическом отношении людьми со всех концов безбрежной России.

Но с наступлением войны и назначением великого князя Николая Николаевича на пост Верховного главнокомандующего популярность его в армии и в стране стала расти сразу не по дням и даже не по часам.

Война требует красочных фигур, и влияние их на солдатскую массу и простой народ огромно. Толпа охотно награждает своих избранников всеми теми данными, в наличии которых воплощается ее представление о качествах истинного вождя. Что в том, что ее герои не всегда являются действительным отражением людей, с которых они списываются! Важно ведь, чтобы под их водительством легче было идти на страдания и смерть!

Не раз приходилось слышать легендарные рассказы, создававшиеся о великом князе в рядах армии. В воображении солдат и даже рядового офицерства он всегда появлялся в наиболее опасных местах боя, привозил в своем поезде недостававшие войскам снаряды и патроны, "разносил" неспособных генералов и строго следил за солдатским благополучием. И всегда и всюду он являлся защитником интересов армии, а в пределах последней - "серой солдатской шинели". Это ли не настоящая народная популярность в период большой и опасной войны!

Замечательно при этом то, что народная популярность не изменила великому князю даже тогда, когда русская армия, лишенная необходимого боевого снабжения и пополнений, принуждена была под напором соединенного германо-австрийского натиска летом 1915 г, начать свой отход из Галичины, а потом из Польши. В этом тяжком несчастии винили всех, но не его.

Мной было уже упомянуто, что активное вмешательство великого князя Николая Николаевича в пользу предоставления в 1905 г. населению России конституционных начал создало ему при дворе массу врагов и недоброжелателей. Одни обвиняли его в излишней слабости перед грозно надвинувшимися событиями, другие - в честолюбивых замыслах овладеть троном, третьи - в склонности к либерализму. Для нас важно отметить лишь самый факт присоединения великого князя к мнению графа Витте о необходимости уступок народным желаниям и то благородное достоинство, с которым великий князь себя держал по отношению к тем лицам, которые работали против него; эти обстоятельства во многом способствовали в период самой войны изменению отношения к великому князю даже оппозиционных кругов.

К тому же в период войны, войдя в более близкое соприкосновение с действительностью и испытывая все возраставшую тревогу за самую возможность при создавшихся условиях довести войну до благополучного конца, великий князь Николай Николаевич имел основание еще более утвердиться в мысли о необходимости принятия мер к возбуждению во всем русском народе необходимого пафоса путем закрепления за ним дарованных ему политических прав и сближения власти с общественными силами.

Оставаясь убежденным сторонником преимуществ для России монархических начал и, по-видимому, поколебленный лишь в святости самодержавного строя, великий князь Николай Николаевич был глубоко потрясен июньским погромом 1915 г. в Москве, во время которого открыто бросались угрозы и оскорбления по адресу царствовавших особ и того внутреннего режима, который все настойчивее проводился в России под влиянием окруживших престол "темных сил". Желая сделать попытку спасения положения, великий князь Николай Николаевич открыто высказался в пользу течения, уже давно возникшего в пределах Совета министров и находившего необходимым коренным образом изменить взятую политику, путем привлечения к власти общественных сил и духовного сближения с народом. Движение это, как известно, возглавлялось главноуправляющим земледелием А.В. Кривошеиным и поддерживалось министром иностранных дел С.Д. Сазоновым.

В этот период времени положение на фронте было очень тяжелым и всеми сознавалась необходимость найти новые силы для возможности усиленного продолжения войны. В Ставке к этой скромной программе добавляли еще необходимость обеспечения тесной внутренней связи между фронтом и тылом.

Несмотря на то что одновременно вокруг верховной власти работали и другие течения, император Николай II на сей раз, по-видимому, склонился на сторону тех советчиков, которые являлись отголоском общественных желаний.

Первым доказательством этого поворота явилась замена наиболее непопулярных министров новыми, более приемлемыми.

Затем блеснул еще более яркий луч надежды. День 27 июня 1915 г. составил памятную дату в жизни Ставки.

В это число в ней должно было состояться под председательством императора соединенное совещание частично обновленного Совета министров с высшими чинами верховного главнокомандования. Это была первая встреча Совета министров в полном составе с Верховным главнокомандующим русской армией. То, что должно было случиться в первые же дни войны, имело место почти только через год или немногим менее. Подробности этого знаменательного дня читатель найдет далее, в соответствующем месте книги. Здесь же достаточно будет отметить, что в результате этого совещания решено было возможно скорее созвать Государственную думу, "дабы выслушать голос земли Русской", и призвать общественные элементы к тесному сотрудничеству с властью в области снабжения.

Резолюция эта, хотя и достаточно растяжимая по форме, трактовалась тогда как торжественное обещание государя изменить реакционный курс правительственной политики.

Однако данные обещания весьма скоро оказались иллюзорными. Наиболее передовые министры, настаивавшие на необходимости примирения власти с общественными силами и совместной работе с Государственной думой, принуждены были постепенно оставить свои посты. Вскоре и великий князь должен был оставить вверенный ему пост Верховного главнокомандующего русской армией, и Россию с новой силой стал тянуть злой рок к той пропасти, которая окончательно развернулась перед ней в 1917 г.

О вынужденном уходе великого князя на Кавказ искренно горевали все, не исключая союзников; вступление же в командование всей армией императора Николая II было встречено с недоверием и унынием. Такова была вера в ушедшего.

Военные успехи 1916 г., достигнутые русскими войсками над турками под водительством прибывшего на Кавказский театр нового главнокомандующего еще более увеличили популярность великого князя в России. Будучи командующим одной из армий на Европейском театре, я лично видел еще в 1917 г., уже в революционный период, портреты великого князя в простых крестьянских избах. Народное сознание не хотело расстаться с ним, как с признанным вождем русской армии.

Наконец, в том же 1917 г., когда был поставлен вопрос об отречении императора Николая II от престола, великий князь целиком присоединился к мнению всех высших в армии командующих лиц о необходимости, в интересах доведения войны до победного конца, этого акта. Тот, кто знал великого князя, хорошо может оценить, каких внутренних страданий стоило ему это мнение! Тем не менее благо России, связывавшееся в то время с актом отречения царя, вновь заставило его отречься от собственных ощущений и идти в направлении общего желания. Общим голосом старших военных начальников имя великого князя Николая Николаевича было снова выдвинуто в качестве неоспоримого кандидата на пост Верховного главнокомандующего.

Последним актом последнего русского монарха было подписание указа о назначении на названную должность великого князя Николая Николаевича.

С ним во главе Русская армия пожелала вступать в новый период русской истории.

Великий князь не отвернулся от предложенного ему креста. Он выразил готовность служить русскому народу в тех условиях, которые были ему предложены. С этим интересным для характеристики великого князя моментом читатель ознакомится более подробно при описании истории одного заговора.

Лишь отречение великого князя Михаила Александровича от всероссийского престола, прекратившее царствование династии Романовых в России, сделало в глазах Временного правительства и революционной демократии невозможным пребывание лица царского корня во главе армии.

Великий князь, находясь уже в Ставке, и на этот раз подчинился обстановке. Любовь к России превозмогла все остальные в нем чувства. Он добровольно принял решение и удалился в изгнание...

Изложенные данные дают твердое основание констатировать тот факт, что великий князь Николай Николаевич приобрел в течение войны в русском народе огромную популярность, которую не поколебали не только наступившие в 1915 г. военные неудачи, но и позднейшие внутренние переживания России, в конце концов вылившиеся в революцию 1917 г.

Невольно возникает вопрос, где разгадка этого на первый взгляд непонятного явления, заключающаяся в том, что популярность, родившаяся в период строгого царствования в России самодержавного монархизма, не только не уменьшилась, но даже упрочилась в период нарастания недовольства этим строем, недовольства, доведенного до приятия русским народом в целях борьбы с этим строем болезненных революционных форм.

Я полагаю, что разгадка эта лежит, несомненно, в личности самого великого князя, находившейся в полном соответствии с тем переломным периодом русской истории, в течение которого данному лицу пришлось находиться в первых рядах действующих лиц.

Мировая война, несомненно, лежала на границе двух периодов новейшей русской истории, периодов довоенного и послевоенного, весьма разнообразных по своей внутренней сущности. Первый из этих периодов характеризуется в общем постепенным изживанием остатков - если позволено будет так выразиться - прошлого крепостничества. В течение этого периода, конечно, были еще очень сильны самодержавные настроения, выражавшиеся в необыкновенной, доходившей до самозабвения любви к монарху как к помазаннику Божию и лицу, воплощавшему в себе мощь и величие Родины. Любить Родину - это значило любить ее монарха, такова была упрощенная форма патриотизма большинства русских людей того времени. Высшим носителем этих настроений был император Александр III.

В этот-то период времени и начал складываться в определенную величину великий князь Николай Николаевич. Принадлежа к составу царской семьи, воспитанный в духе религии и высокого обожания монарха, высокоодаренный задатками всех рыцарских достоинств, великий князь впитал и сохранил в себе самую возвышенную преданность монархическому принципу. Но, с другой стороны, великий князь видел и умаление этого принципа, последовавшее в период последнего царствования и происходившее из-за окружения верховной власти недостойными людьми. Эти люди, пользуясь самодержавным характером власти, направляли ее во вред народу. Великий князь в силу своего рыцарского характера и превалировавшей в нем над всеми остальными чувствами любви к Родине, не мог не откликнуться на заявленное русским народом законное право распоряжения собственной судьбой. Его отзывчивость, хотя и сдерживаемая полученным воспитанием, которое связывало великого князя всеми нитями его жизни с прошлыми настроениями, выражалась во всех тех стремлениях и поступках, которые давали право считать его в придворных кругах опасным оппозиционером и которые, наоборот, привлекали к нему симпатии и популярность русского народа.

Великий князь, глубоко благородный, с заложенным стремлением к справедливости, беззаветно преданный своей Родине, внутренне чувствовал наступление нового времени, в котором высшей властью должна была стать воля народа. В этом смысле он был человеком своего переходного времени.

Только тот, кто сам перешел под влиянием жизненной реальности от детски-наивной веры в чистоту самодержавного монархизма, отождествлявшегося с величием Родины, к постепенному признанно за народом права распоряжаться собственной судьбой, даже вне зависимости от фактической пользы такого распоряжения, только тот вполне подготовлен овладеть пониманием личности великого князя Николая Николаевича и точно объяснить себе его позицию, полную страданий по старым разбитым идеалам и внутренней борьбы между уходящим старым и народившимся новым. Русский народ инстинктом уловил в великом князе Николае Николаевиче колебание этих струн, и в этом разгадка его популярности.

Об этом рыцаре-человеке, для которого превыше всего было счастье горячо любимой им Родины, русский народ и впредь сохранит благодарное воспоминание.

Глава II
МОЛОДОСТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА

1. Его семья

Будущий Верховный главнокомандующий Русской армией был внуком императора Николая I и старшим сыном великого князя Николая Николаевича (Старшего) от брака его с великой княгиней Александрой Петровной, рожденной принцессой Ольденбургской. Николай Николаевич отец, или Старший, как ему повелено было именоваться царствовавшим императором, был третьим сыном императора Николая I. Он занимал с 1856 г. должность генерал-инспектора по инженерной части, а с 15 августа 1864 г. генерал-инспектора кавалерии и одно время командующего войсками гвардии и Петербургского военного округа. В период турецкой войны 1877 - 1878 гг. он был главнокомандующим русскими войсками на Европейском театре, и под его водительством русские войска в феврале 1878 г. подошли к Константинополю.

Семья Ольденбургских много лет проживала в Петербурге. Отец принцессы Александры Петровны, принц Петр Георгиевич Ольденбургскии, приобрел себе почетную известность своей деятельностью, много лет стоя во главе учебного и благотворительного ведомства императрицы Марии; равным образом и один из его сыновей - принц Александр Петрович Ольденбургский - проявил много искреннего стремления послужить России, сначала на военной службе, занимая последовательно ряд должностей, от командира лейб-гвардии Преображенского полка до командира гвардейского корпуса включительно, затем по филантропической части и, наконец, во время мировой войны - в созданной, по-видимому, специально для него должности Верховного начальника санитарной и эвакуационной части.

Человек он был глубоко честный, безгранично преданный тому делу, которое ему поручалось, но с крайне бурным, почти сумасбродным характером. Эти черты характера являлись у него фамильными, и несомненно, что та несдержанность и строптивость, которая замечалась у великого князя Николая Николаевича (Младшего) и которая всегда подчеркивалась его недоброжелателями, была наследственной чертой, унаследованной им со стороны матери, вместе со многими прекрасными и благородными чертами, проявлявшимися в течение всей его долгой жизни.

Великий князь Николай Николаевич родился 19 ноября 1856 г.* У него был только один брат, великий князь Петр Николаевич, здравствующей и доныне. Наружные отношения их были неодинаковы: Петр Николаевич боготворил брата, нежно о нем заботился и не покидал его во время войны ни в Ставке, ни на Кавказе. Что касается Николая Николаевича, то, если можно так выразиться, он "позволял себя любить", все же нуждаясь, по-видимому, в моральном одобрении своих поступков братом. Любовь Петра Николаевича к старшему брату была глубоко трогательной и вместе с тем образцовой в том именно смысле, что никогда и нигде Петр Николаевич не позволял себе вмешиваться в официально-служебную часть жизни своего брата, оставаясь его "личным другом лишь в области внутренней, т.е. именно там, где великий князь более всего мог чувствовать свою изолированность. В этом смысле Петр Николаевич обладал удивительным тактом, вызывавшим к нему уважение всех тех, кто его знал, в особенности во время мировой войны.

______________________

* Все числа по новому стилю.

______________________

Семейная жизнь великого князя Николая Николаевича (Старшего) не сложилась. Семье его пришлось испытать и моральные разочарования, и материальные затруднения. Даже дворец, принадлежавший великому князю Николаю Николаевичу (Старшему) и специально, по случаю женитьбы, для него выстроенный, пришлось в конце концов уступить казне, приобретшей его для Ксениинского женского института. Пока росли дети, семья кое-как еще держалась, но с годами у Александры Петровны, женщины очень религиозно настроенной, явилось убеждение в необходимости изменить свою жизнь коренным образом. Она долго колебалась в выборе решения, отвечавшего ее мировоззрению, и лишь случай помог ей найти достойный выход. Общеизвестно религиозное значение Киева для русского народа. Старинная Киево-Печерская лавра, за стенами которой на протяжении веков проживал ряд многочисленных и высоко почитавшихся угодников, являлась всегда средоточием русской православной мысли и центром народного паломничества. Под сильным впечатлением рассказов киевских иерархов, приезжавших в Петербург, тяготившуюся светской жизнью великую княгиню захватила мысль о подвижничестве. Следуя этому влечению, она рассталась навсегда со столицей, переехала в Киев и стала во главе основанного ею же Покровского монастыря. Прекрасный собор, больница, общежитие и ряд других полезных учреждений были ею основаны и выстроены на крутом берегу Днепра, в исторической местности, именуемой Щекавицей, по имени одного из трех братьев (Кий, Щек и Хорив), основавших, по преданию, южную столицу Руси, расположившуюся при слиянии Днепра с рекой Лыбедью, ныне уже высохшей, но когда-то красивой и могучей, получившей свое название по имени единственной сестры трех названных братьев - основателей Киева. - Там, в этом монастыре, великая княгиня Александра Петровна много лет спустя и закончила свое земное существование. Там она и похоронена, будучи наречена в иночестве Анастасией.

Сыновья великой княгини, оказывавшие ей всю жизнь знаки глубокого почитания, были, по-видимому, в семейных неладах на стороне матери. Для более экспансивного из них, великого князя Николая Николаевича, этот разлад, насколько приходилось слышать, был одной из причин его несколько холодных отношений к отцу. Не раз ему приходилось отстаивать положение матери перед слишком открытым игнорированием ее лицами, вновь окружившими его отца - человека слишком слабой воли и легко подпадающего под чужое влияние. Зная об этой позиции великого князя Николая Николаевича (Младшего) лишь по рассказам, я, впрочем, был уже сам очевидцем того уважения и внимания, которые оказывались им в период мировой войны родному брату его матери принцу Александру Петровичу Ольденбургскому. Последний, обуреваемый всегда лучшими стремлениями, но не сдерживаемый никем в своем не знавшем преград характере, обыкновенно вихрем врывался в размеренную рабочую жизнь Ставки, требуя исключительного внимания к волновавшим его вопросам, в общем второстепенным с точки зрения масштаба тех дел, которые озабочивали Ставку. И всегда Верховный главнокомандующий выслушивал его со вниманием и терпением!

Со времени переезда великой княгини Александры Петровны в Киев оба ее сына весьма часто навещали ее в новом месте жительства. Будучи уроженцем Киевской губернии и часто в молодости бывая в этом городе, я хорошо припоминаю на фоне киевского ландшафта две стройные молодые высокие фигуры великих князей, которые можно было встретить проезжавшими в экипаже по улицам этого исключительно живописного города. Люди, служившие вместе с великим князем, также рассказывают о том, что всякий раз, когда Николаю Николаевичу доводилось бывать поблизости Киева, он неизменно заезжал навестить в этот город свою мать. Надо думать, что от нее же шла та исключительная религиозность, которую великий князь сумел сохранить до самой своей смерти.

Великий князь Николай Николаевич (Младший) был смолоду зачислен в лейб-гвардии Гусарский Его Величества полк и в Гвардейский саперный батальон. Будучи с головы до ног прирожденным воином, он оказался в юношеских годах уже настолько хорошо подготовленным в своих общих и военных знаниях, что легко поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. Это был первый случай поступления великого князя в высшее военно-учебное заведение, пример, которому лишь через ряд лет последовал его двоюродный брат великий князь Николай Михайлович. Окончив с малой серебряной медалью академию и записанный в ней на мраморную доску, великий князь Николай Николаевич был зачислен в список офицеров Генерального штаба и получил звание флигель-адъютанта покойного императора Александра II.

Открывшаяся вслед за тем Освободительная война 1877-78 гг. с Турцией дала ему возможность уже на практике применить и проверить теоретически приобретенные им познания.

2. Великий князь - участник войны 1877-1878 гг.

Уже 11 апреля 1877 г. молодой великий князь Николай Николаевич прибыл в свите императора Александра II, в Кишинев - главный город Бессарабии, откуда должно было начаться движение русских войск через Румынию к Дунаю.

Как известно, его отец, великий князь Николай Николаевич (Старший), с объявлением Россией войны Турции был призван на пост главнокомандующего Российской действующей армией на Европейском театре. Вследствие этого он в первой половине мая выехал из Кишинева в небольшой румынский городишко Плоешты, где должна была обосноваться на первое время главная квартира. Русские войска в это время находились уже в движении к Дунаю. На сей раз в свите главнокомандующего находился и его сын, молодой великий князь Николай Николаевич.

После ряда торжеств и участия в поездке главнокомандующего в Бухарест для отдачи визита румынскому князю Карлу и присутствования на празднествах в память 11-й годовщины вступления последнего на румынский престол для великого князя началась боевая жизнь.

В двадцатых числах июня он уже сопровождает своего отца и его начальника штаба, генерала Непокойчицкого, в совершенно секретной разведке этими лицами участка р. Дуная, намечавшегося для производства на нем русскими войсками переправы через эту серьезную речную преграду шириной от 700 до 1200 с. Разведка эта представлялась не только крайне ответственной, но до некоторой степени и опасной ввиду нахождения турецких войск на южном берегу Дуная.

Пунктом для переправы первоначально была выбрана местность близ г. Систово, против которого, на северном берегу реки, лежало небольшое румынское селение Зимница. В этом месте у Зимницы, за узким протоком, лежал ряд островов, способствовавших расположению на них артиллерии и скрывавших до известной степени спуск понтонов на воду и посадку на них русских войск. Однако низменное расположение этих островов и весенний разлив Дуная вызывали некоторое сомнение в возможности производства здесь переправы, поэтому в виде дополнительного варианта был намечен для переправы и другой пункт, против Никополя.

Личной разведке главнокомандующего предстояло, таким образом, решить окончательно вопрос о месте переправы русских войск через Дунай, и в выборе пункта переправы, конечно, сыграло не последнюю роль мнение великого князя Николая Николаевича - молодого офицера Генерального штаба, лишь недавно блестяще окончившего Военную академию и имевшего честь носить на левой стороне своего кителя академический значок.

Река Дунай под Никополем течет в одном русле, местность здесь представляется вполне открытой, а самый Никополь спешно укреплялся турками. В силу этих неблагоприятных условий было принято окончательное решение о производстве переправы на участке Систово, почему к Зимнице и были направлены те войска, которые предназначались для переправы в первую очередь. При них же следовали необходимые для данной операции средства и материалы.

Как известно, трудная переправа через Дунай на виду у неприятеля, совершенная при крайне неблагоприятной ветреной погоде, была блестяще выполнена в ночь на 28 июня. Ближайшее руководство ею принадлежало известному русскому генералу Драгомирову, командующему 14-й пехотной дивизией. Уже к вечеру того же числа русские войска прочно занимали командующие высоты правого берега р. Дуная. Турки сопротивлялись отчаянно и не раз доводили дело до штыков. Тем не менее они были принуждены к отступлению, частью на Тырнов, большей же частью на Рущук.

Потери русских были свыше 700 человек, из них большинство пришлось на первые эшелоны понтонов, среди которых несколько понтонов затонуло от массы полученных ружейных пробоин.

Интересно отметить, что на головном понтоне вместе с генералом Иолшиным и Генерального штаба капитаном Мальцевым находился также майор германской службы фон Лигниц. Все названные лица высадились в числе первых на турецкий берег.

Великий князь Николай Николаевич на все время переправы был прикомандирован вместе с генералом Скобелевым к генералу Драгомирову. Неся при отряде обязанности офицера Генерального штаба, он безотлучно оставался на берегу Дуная, следя за посадкой людей на понтоны. С последним эшелоном головной дивизии он и сам переправился на правый берег реки.

В таком виде представляется участие молодого великого князя Николая Николаевича в переправе русских войск через Дунай - одной из труднейших и ответственнейших операций на протяжении всей Турецкой войны.

На другой день по выполнении русскими войсками переправы князь Николай Николаевич был награжден за свое участие в ней государем императором Александром II орденом Св. Георгия 4-й степени.

Со времени операции переправы через Дунай у великого князя установились чувства особого почитания к генералу Драгомирову, впоследствии известному начальнику Николаевской Академии Генерального штаба, а с 1889 г. - командующему войсками Киевского военного округа. Генерал этот был одним из замечательных военных писателей в России, стоявших за индивидуальное развитие бойца и его моральных качеств. Естественным следствием проводившейся им системы обучения должны были быть наступательный образ действий и штыковой удар. Излишнее увлечение огнем он пренебрежительно называл "огнепоклонничеством". Такая система воспитания, сохраняя свою жизненность как педагогический прием до известной степени и по настоящее время, находилась в то время в полном соответствии со свойствами тогдашнего малосовершенного огнестрельного оружия. Будучи связана с порывом вперед, столь свойственным натуре молодого великого князя, система эта пленила его, и он незаметно для себя, хотя и в другом роде оружия, стал впоследствии одним из талантливейших последователей М.И. Драгомирова.

То уважение, которое великий князь питал к генералу Драгомирову, выражалось в неизменном посещении его каждый раз, когда великий князь бывал впоследствии в Киеве, а также в той радости и в том почете, с которым великий князь неизменно принимал у себя в Петербурге умного чудака "Михаила Ивановича".

Вывший командующий войсками Киевского военного округа, суровый и требовательный по службе генерал Драгомиров был у себя дома чрезвычайно приятным собеседником и необыкновенным хлебосолом. Он очень любил хорошую кухню и не отказывался за едой от стакана доброго вина. Его супруга, милейшая и добрейшая София Абрамовна Драгомирова, была в соответствии со вкусом своего мужа не только прославленной хозяйкой и руководительницей обширного дома, но и известной едва ли не всей России составительницей особой кулинарной книги. Великий князь, отличавшийся также исключительным гостеприимством и, в свою очередь, обладавший искусством составления тончайших меню, легко мог поспорить с ней в этих своих званиях, и угостить старика Драгомирова так, чтобы он остался доволен, было для него истинным удовольствием.

В дальнейший период турецкой войны великий князь нес некоторое время обязанности офицера Генерального штаба в отряде генерала князя Святополк-Мирского. Отряд этот должен был атаковать Шипкинский перевал со стороны Габрово, и, таким образом, участие великого князя в боевой работе этого отряда дало ему возможность ознакомиться на практике с трудными условиями горной войны.

За участие в переходе через Балканы великий князь получил золотое оружие с подписью "За храбрость"...

Затем вплоть до отбытия великого князя главнокомандующего из армии, имевшего место в конце апреля 1878 г., его августейший сын, великий князь Николай Николаевич (Младший), оставался при главной квартире, выполняя от времени до времени те поручения, которые ему вверялись. Он имел вследствие этого достаточную возможность, чтобы наделе, в боевой обстановке, ознакомиться с бытом войск и с качествами офицеров и солдат русской армии, во главе которой через 36 лет ему пришлось стать в период небывалой мировой войны. Чуткий и восприимчивый по натуре, великий князь до тонкости изучил их свойства и потребности - знание, которое в большой мере содействовало укреплению того обаяния, которым впоследствии было окружено его имя.

Глава III
ЗАСЛУГИ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ В ДЕЛЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ РУССКОЙ КОННИЦЫ

1. Время службы великого князя в лейб-гвардии Гусарском Его Величества полку. Командование полком

После войны 1877-1878 гг. молодой великий князь Николай Николаевич вернулся в Петербург и вступил в ряды лейб-гвардии Гусарского полка, в котором он числился почти от рождения и который стоял в Царском Селе, в 23 верстах от столицы. В полку великий князь командовал сначала 2-м эскадроном, причем нес службу наравне с прочими офицерами. Он сразу занял положение блестящего кавалерийского офицера, пунктуально выполнявшего все свои обязанности и заботливо относившегося ко вверенным его попечению людям и лошадям эскадрона. Затем некоторое время великий князь занимал должность штаб-офицера в полку, а в 1884 г. принял в командование тот же лейб-гвардии Гусарский полк от своего прежнего командира генерала барона Мейендорфа. В должности командира полка великий князь непрерывно состоял вплоть до конца 1890 г., т. е. в течение почти полных 6 лет. Уже в это время стали развертываться его выдающиеся способности кавалерийского начальника. В руках молодого и энергичного 28-летнего командира полк, в котором служили офицерами члены лучших русских фамилий, стал выдающимся явлением в истории русской конницы того времени.

Надо заметить, что период командования великим князем полком совпал с периодом крайнего упадка, можно сказать, даже маразма всей русской кавалерии.

Генерал-инспектором кавалерии состоял великий князь Николай Николаевич Старший, уже больной, редко показывавшийся перед войсками и ничем не проявлявший своей постепенно угасавшей инициативы. Старая школа императора Николая I крепко держалась в русской коннице со всей ее рутиной. Зимой ездили только в манеже, рысью или укороченным галопом, доводя скорость последнего едва ли не до скорости пехотного шага. Обращали внимание только на оттягивание каблука вниз и колена назад. Летом хотя и оставляли манеж, но на открытом воздухе выбирали совершенно ровное поле, где занимались только плац-парадными учениями. Высшим искусством считалось уменье произвести ученье "на пятачке", а пределом лихости считалось движение карьером, на расстояния, однако, не свыше 100-150 шагов.

Командиры эскадронов, покровительствуемые сверху, больше всего берегли тела лошадей. Шаг на походе и рысь при перестроении считались вполне нормальными аллюрами, и при малейшем усилии конной части лошади, как не втянутые в работу, задыхались и покрывались усиленным потом. В полках кавалерии служило много офицеров, которых привлекала в этот род оружия только красивая форма обмундирования, но которые, в сущности, не любили и не знали лошади; офицеры эти садились в седло редко, только по необходимости, и при этом крайне неохотно. Приходилось встречаться даже с таким явлением, что у некоторых кавалерийских начальников в армии не было собственных лошадей; в редких же случаях служебной необходимости они выезжали в строй на казенных строевых лошадях. Личный состав кавалерии, как, впрочем, и в других родах оружия того времени, не отсеивался; при отсутствии тренировки он преждевременно старился, с годами терял свои знания и ко времени получения высших должностей оказывался вполне непригодным как для понимания современных требований, так и тем более для проведения их в жизнь. Вырабатывался тип особого командира - "ремешка", как тогда называли, или просто каптенармуса, который считал своей главной обязанностью сбережение казенного имущества в целях простого накопления полковых сумм, а иногда и просто собственного обогащения. Совсем недалеко было то время, когда командование частью, и в особенности конной, считалось известного рода "кормлением"...

Великий князь прежде всего сразу и круто изменил систему воспитания офицеров своего полка. На полковые средства были заведены собаки, и офицеры полка были выведены из манежа на простор царскосельских полей. Начались охоты "по зверю" и "искусственному следу", к которым привлекались все офицеры полка. Последние пошли навстречу своему командиру, щеголяли перед другими полками своими кровными лошадьми и душой отдались кавалерийскому спорту. Я хорошо помню, как с тех пор серые гусарские лошади и блестящие всадники в темно-синих венгерках с золотыми шнурами были наиболее частыми фигурами, победоносно мелькавшими на всех конных праздниках и ристалищах.

Глядя на них, подтягивались, конечно, офицеры и других полков.

Сам великий князь имел прекрасную конюшню и в строй чаще всего выезжал на крупных, выводных из Англии гунтерах, которые так шли к его высокой и статной фигуре. На все Красное Село известен был его безукоризненно белый молодой 6-вершковый выводной гунтер, не отказывавшийся ни от каких препятствий, горделиво взлетавший на артиллерийские брустверы и без колебаний бросавшийся оттуда со своим смелым всадником вниз. Держал великий князь, конечно, для себя и упряжных лошадей, на которых ездил всегда в шорной запряжке. В Царском Селе его чаще всего можно было видеть в шарабане, причем нередко он сам правил лошадьми; в Петербурге же он ездил в небольшой карете. Русской упряжки он, по-видимому, не любил, и русская троечная упряжка употреблялась им только в лагере в Красном.

Одновременно с любовью к полевой езде сам великий князь был также и тонким знатоком манежа. Офицерской ездой в полку он руководил лично, как в поле, так и в манеже.

Великий князь официальную часть своей жизни обосновал в районе расположения полка, в так называвшемся командирском домике, где он принимал по службе всех, имевших к нему дело. Нередко, раза 2-3 в неделю, он завтракал в офицерском собрании, что давало ему возможность ближе знакомиться с офицерским составом полка. За завтраком, общим для всех офицеров, великий князь выпивал обычную рюмку водки и стакан какого-нибудь легкого вина, не позволяя себе никаких излишеств, чтобы сохранить силы для дальнейшей дневной работы.

Таким образом, все рассказы о безмерном употреблении великим князем в молодости спиртных напитков в значительной мере преувеличены. В молодых годах великий князь любил не столько вино, сколько общее веселье, что составляет одну из очень характерных черт русской широкой натуры: "пей, да ума не пропей"... В более пожилых годах, например в бытность в Ставке, великий князь Николай Николаевич почти что ничего не пил. Но радушие, гостеприимство и любовь поподчевать гостя чем-либо особенным у него остались навсегда.

В бытность свою в полку эскадронным командиром великий князь в соответствии со своим служебным полковым положением сближался несколько короче лишь со старшими офицерами полка, сходясь иногда с ними на ты. Но вполне близких, дружеских отношений у него в полку не было, что облегчило ему в будущем переход на должность командира полка.

Надо, однако, заметить, что в названном полку привыкли к довольно частым назначениям командирами полков своих же старших полковников, причем благодаря такту офицеров это не препятствовало вновь назначенному командиру становиться сразу в свое новое положение.

Тем легче оказался такой переход для великого князя. По отзывам его однополчан, вследствие продолжительного пребывания великого князя в полку между ним и полком выработалась некоторая как бы общность психологии, которая в конце концов спаяла полк с его командиром в одну общую монолитную массу.

По должности командира полка великий князь выбрал на освободившуюся вакансию полкового адъютанта ротмистра Крупенского, который оставался в этом звании во весь период пребывания великого князя во главе полка.

Офицер этот был одним из самых доверенных лиц великого князя Николая Николаевича и с оставлением последним полка перешел к нему на должность личного адъютанта. Впоследствии, в бытность великого князя Верховным главнокомандующим, М.Е. Крупенский был при нем генералом для поручений. Великий князь очень благоволил к нему, говорил ему "ты", и в моих ушах еще до сих пор слышится ласковый по интонации и резкий по тембру голос Верховного, зовущего в вагоне-столовой своего преданного бывшего полкового адъютанта уменьшительным окриком: "Крупа"!..

М.Е. Крупенский исполнял у великого князя обязанность как бы обер-гофмаршала. Он был одним из самых приближенных к великому князю лиц и дольше других сумел сохранить к себе привязанность великого князя.

Оставшись после революции в России, М.Е. Крупенский очень бедствовал и, по имеющимся сведениям, умер в большой нужде.

В обращении с офицерами полка великий князь был по большей части сдержан, подавляя в себе ольденбургскую кровь, и никогда не позволял себе оскорбляющих резкостей.

Непослушная горячая кровь от времени до времени все же прорывалась, но чаще всего это было в пылу каких-либо строевых учений или по поводу их, почему вскоре все забывалось, тем более что после учения в офицерском собрании великий князь никогда не пропускал случая загладить неприятный осадок какой-либо шуткой или другим каким-либо знаком внимания к офицеру, оказавшемуся причиной раздражения.

На каждого из офицеров великий князь смотрел как на человека, добросовестно выполняющего свой долг, что и обязывало его оказывать всем должное доверие и уважение. Лишь встречаясь с невыполнением требований службы или - что еще было хуже - безразличным к ней отношением, он пользовался своей командирской властью, карая провинившихся, но всегда лишь в мере важности проступка. В этих случаях ни для кого у него не было пощады и даже самые старшие офицеры полка не могли рассчитывать на какое-либо снисхождение. Но ни к кому у него не оставалось злобы, как не было у него и любимчиков. Лишь одного офицера, крайне неисправного по службе, он прогрессивно росшими взысканиями вынудил оставить полк.

Для характеристики времени надо заметить, что в те отдаленные годы, о которых идет речь, полковых судов чести в русской армии еще не существовало. В гвардейских частях обязанность быть блюстителем чести полкового мундира лежала на старшем по чину офицере полка (старший полковник). В нужных случаях последний собирал негласно совет старших офицеров полка, которым и принадлежало суждение о поступке, вызвавшем в данном случае какое-либо сомнение. Таким образом, командир полка, в большинстве случаев назначавшийся из состава очередных кандидатов не своего полка, был облегчаем в своих обязанностях по наблюдению за частной жизнью офицеров полка, легко в своих подробностях ускользавшей в огромном море большего столичного города.

Заботливость великого князя к своим офицерам проглядывала во всех мелочах.

Мне рассказывали такой мелкий, но характерный случай. В полку служил офицер, который по состоянию своего здоровья не мог выносить вина. Чтобы иметь возможность участвовать в пирушках, устраивавшихся на общих собраниях, офицер этот вместо вина потягивал из кружки черный шведский портер, как известно, лишенный почти всякого алкоголя. Приближался полковой праздник, обычно праздновавшийся во всех полках русской армии чрезвычайно торжественно. По обычаю за общим столом во время обеда командир полка предлагал поочередно офицерам выпить "чару зелена вина" из полкового серебряного ковша, весьма часто внушительных размеров.

"Посмотрим, как-то ты выйдешь из положения", - подсмеивались над непьющим его товарищи. Отказываться ведь не полагается: командир самолично подносит чару, а кругом все офицеры подпевают:

"Чарочка моя серебряная,
На золотом блюде поставленная"... и т.д.

И вот настал день полкового праздника.

За обедом великим князем подносится чара непьющему. Офицер, с тревогой за свое здоровье поднимается, скрепя сердце берет из рук командира огромную чару и вдруг с благодарностью видит, что она наполнена не вином, а безвредным для его здоровья портером...

Он выпивает чару за полк до дна. Обычай соблюден, и здоровье офицера сохранено... Столь тонкое, скажу, чарующее внимание к окружающим было характерной чертой великого князя.

Что касается полковых хозяйственных забот, то великий князь предпочитал оставлять их на попечении своего помощника по хозяйственной части. Счастливая случайность дала ему возможность делать это без ущерба полку и делу. В лице полковника графа Т. великий князь, по отзыву служивших в то время в полку, имел твердого, независимого и рачительного помощника, который не нуждался ни в указаниях, ни в наблюдении. Обстоятельство это, конечно, очень облегчало великого князя в командовании полком и позволяло ему сосредоточить все силы и все внимание на строевой подготовке полка.

Тактическими занятиями в то время в русской армии не интересовались и на них не смотрели серьезно. Занятия эти велись очень нудно, и для выполнения их специально приезжал из штаба дивизии особый офицер Генерального штаба. В обучение к нему и поступали на время занятий офицеры полка. Главная сущность кавалерийского искусства, как это уже отмечалось, полагалась в тесном маневрировании войсковой части в сомкнутом строю.

Разумеется, впоследствии все это изменилось. Но для этого нужны были годы и энергичные усилия.

Период эскадронных учений вследствие столь упрощенных требований проводился полком в Царском Селе, где имелось огромное учебное поле - Софийский плац. В Красносельский лагерь полк выступал поэтому очень поздно, примерно в конце июня, на полковой сбор и выше.

Этот-то период времени и был самым горячим в смысле проявления великим князем Николаем Николаевичем своей кипучей деятельности. Здесь он показал себя выдающимся учителем, не шедшим ни в какое сравнение с другими командирами кавалерийских полков.

В первые годы великий князь на полковых учениях ставил себе целью только усовершенствование существовавших требований. Но после своей заграничной поездки в Австро-Венгрию и Италию (Пиньероль) для ознакомления с постановкой кавалерийского дела он вернулся с новой программой и с твердым убеждением, что "мы никуда не годимся". Сделав подробный доклад императору Александру III и сумев его убедить в необходимости коренных реформ в кавалерии, он горячо взялся за проведение их у себя в полку, не стесняясь разрушать до основания все прежнее, устарелое.

Конечно, такая коренная ломка не могла не отражаться в первое время на состоянии конского состава и материальной части полка, к которым предъявлялись невиданные требования, но такова уже судьба всякого новаторства! С другой стороны, великий князь, заручившись поддержкой императора Александра III, получил, конечно, известную свободу действий. Командование же им гвардейским полком, в котором служили офицеры с большими средствами, во многом облегчало проведение реформ.

В районе Красносельского лагеря полк занимал четыре деревни, располагаясь своим штабом и двумя первыми эскадронами в д. Русской Капорской. Остальные четыре эскадрона размещались в трех ближайших деревнях. Для себя великий князь выстроил при штабе небольшой дом-дачу, в которой почти безотлучно проживал, окончательно сливаясь с жизнью полка. В эти периоды времени он полностью переходил на довольствие в офицерское собрание.

Полковые учения, производившиеся великим князем, были полны поучительности и интереса. Всегда короткие - не свыше часа-полтора, но в быстрых аллюрах и с полным напряжением.

Полк забыл о ровном поле. Великий князь водил его по пересеченной местности, не избегая ни оврагов, ни кустов, ни лесов. Люди должны были уметь обходить засеянные поля, заборы, болота, прыгать через канавы и затем быстро восстанавливать фронт, не теряя связи. Вполне очевидно, что в первое время было много лошадей с хромотой и наколотыми ногами. Но это лишь поначалу. Постепенно лошади втянулись в работу, потеряли лишний жир и стали в рабочем теле.

Для быстрого прохождения больших пространств вырабатывался новый аллюр: galop allonge, впоследствии известный в России под названием "полевой галоп", но вначале окрещенный скептиками и завистниками "полевым" галопом. Для атаки требовалось уметь дать сначала версты 2-2,5 такого галопа и только затем карьер не менее чем на полверсты. Как далеко это требование отходило от прежнего!

Великий князь умел зажигать своим неугасавшим порывом окружающих, причем сам он горел больше других. В дело он вкладывал всего себя, и его пример почти гипнотически действовал на офицеров и солдат, готовых идти за своим молодым блестящим командиром в огонь и в воду!

Так как кавалерийские полки Красносельского сбора стояли по деревням вокруг военного поля, то для прибытия к месту учения им приходилось проходить расстояния в несколько километров, на что при аллюре шагом тратилось по часу и больше времени. Столько же и после учения при возвращении домой. Великий князь первый завел манеру прохождения этих пространств более быстрыми аллюрами, справедливо указывая, что лошади гораздо полезнее быть на полтора часа меньше под седлом, чем то же время плестись шагом, под палящим солнцем.

В 1886 г. вышел новый строевой полковой устав. В нем уже получили отражение некоторые новшества. Великий князь до тонкости изучил его и знал лучше всех, терпеливо указывая на малейшие ошибки и беспощадно карая всех без различия при их повторении.

В то время в большую моду вошли ученья "внемую" - по знакам командира полка, находившегося на расстоянии, или по движении его лошади. Учения эти развивали внимание и "совкость" части. В своем полку великий князь довел эти учения до совершенства, чему немало способствовала его монументальная фигура, резко выделявшаяся на фоне местности.

По его знаку, взятому им направлению, аллюру и даже взгляду все шесть эскадронов полка делали перестроения, меняли аллюры, развертывали фронт, рассыпались врозь, снова собирались, и все это без одного слова командира и в полной тишине.

С такой же осмысленностью великий князь учил свой полк разведке. Разводя одну часть полка от другой верст на 20-25, он давал разъездам различные задачи в запечатанных конвертах.

Словом, в каждое учение непременно вкладывалась известная мысль, и эта-то осмысленность возбуждала к себе живой интерес в исполнителях.

Без всякого преувеличения должно сказать, что своими требованиями и настойчивостью великий князь в строевом отношении поднял командуемый им полк на небывалую высоту; вместе с тем вокруг своего имени он создал ореол блестящего кавалерийского начальника. Ему стали подражать, отчасти же завидовать, указывая на то, что успехом своих новаторских идей он обязан "безответственности" своего положения, при котором только и возможно рисковать порчей казенного конского состава. В этом последнем отношении, несомненно, была некоторая доля правды. Но едва ли следует забывать, что главная сущность вопроса заключалась вовсе не в том, лучше или хуже другого командира полка сам великий князь, и не в сохранении одного-двух десятков лошадей, а в том, чтобы пробить рутину и проложить вперед дорогу живым идеям.

Конечно, были и в полку некоторые слабые стороны в обучении. К числу их относилось недостаточное внимание к рубке, обучение которой носило еще в то время характер бесполезного махания холодным оружием по воздуху в стороны и вперед. В загоне были также так называемые учения в пешем строю, хотя собственно к стрельбе из винтовки великий князь относился уже со вниманием. Но при суждении обо всем описанном надо иметь в виду, что дело происходило почти полвека тому назад и что в то время требования от кавалерии были не столь разносторонни, как ныне.

С началом дивизионных учений разница в обучении полков становилась еще более отчетливой для всех. Неудачных учений и маневров в лейб-гусарском полку просто не было, и в то время как в других частях дело часто не клеилось, у гусар все проходило гладко. Великий князь всегда выделялся среди других начальников своей решительностью, порывом и тактическим пониманием, а командуемый им полк - своим обучением и способностью к маневрированию.

Только осенью, после лагерного сбора и возвращения на зимнюю стоянку, начинался отдых. Великий князь обыкновенно уезжал из столицы, пользуясь этим временем для любимой им охоты.

В 1889 г., когда бывшему наследнику цесаревичу минул 21 год, он поступил на действительную службу в полк. В этом решении императора Александра III нельзя было не видеть высокой оценки деятельности великого князя как командира полка, у которого было чему поучиться.

6 мая все офицеры полка были приглашены в Александровский дворец, где представлены новому однополчанину. После этого дня наследник нес в полку рядовую службу младшего офицера по осень того же года. В течение лагерного сбора он жил в Русской Капорской, в особо выстроенном для него небольшом домике. Затем в следующем 90-м году цесаревич Николай провел лето на службе в полку уже в качестве командира первого лейб-эскадрона, причем принял с полком участие в больших маневрах, на которых присутствовал император германский Вильгельм.

Будущий император всероссийский отличался большой аккуратностью в несении службы. Не будучи особо красивым всадником, он проявлял необыкновенную выносливость в верховой езде. Для него нередко было отправляться вечером верхом в Новый Петергоф к августейшим родителям из Русской Капорской, делая 21 версту немедленно же после конного учения или очередного маневра на Красносельском военном поле, до которого от того же Капорского приходилось сделать верхом в оба конца еще верст 10-11. Переход от Русской Капорской до Нового Петергофа он обычно совершал верхом на известном белом забайкальском коньке, на котором сотник Забайкальского войска Пешков совершил свое знаменитое путешествие верхом от Читы до Петербурга. Конь этот поднесен был сотником Пешковым в дар наследнику престола.

По общим отзывам, отношения августейшего дяди к племяннику и обратно были в то время самые корректные и предупредительные, что вполне отвечало строго монархическим взглядам великого князя.

Затем, в период нахождения великого князя Николая Николаевича во главе лейб-гусар, в полку также некоторое время командовал эскадроном младший брат императора Александра III великий князь Павел Александрович.

В тот же период времени в России с визитом к царствовавшему императору приезжал дважды император Германский Вильгельм II. Это было в 1888 и в 1890 гг., оба раза в лагерное время.

В первый раз в честь высокого гостя, лишь недавно ставшего императором Германии, в Красном Селе был устроен смотр всей гвардейской кавалерии, в котором участвовало до 50 эскадронов. Всю эту массу конницы вел внемую генерал-инспектор кавалерии великий князь Николай Николаевич Старший. Его сын великий князь Николай Николаевич Младший находился как командир полка во главе лейб-гусар.

Вдруг по знаку генерал-инспектора фуражкой вся эта конница в несколько тысяч человек, шедшая галопом, спешилась как один. Люди ловко и быстро выстроились по сторонам своих коней. Гробовое молчание. Когда пронеслась туча поднятой пыли, был подан второй знак, по которому люди снова сели на своих коней и стройно помчались вперед тем же галопом.

Картина вышла потрясающей...

Во второй приезд император Вильгельм присутствовал на маневрах Петербургского округа. После окончания маневров полки проходили церемониальным маршем. Во главе лейб-гусар шел великий князь Николай Николаевич. Некоторые эскадроны полка были пропущены карьером, во время которого один из офицеров, командовавших эскадроном, оказался вследствие путаницы в сигналах позади эскадрона. Ко времени прохождения этого эскадрона мимо царской стоянки все успело выровняться и всякий прошел там, где ему полагалось. Раздалось царское "спасибо", но зоркий глаз августейшего командира усмотрел беспорядок, и виновник его штаб-ротмистр М. немедленно был посажен им на гауптвахту.

Отъезд императора германского с маневренного поля был отмечен случаем, едва не закончившимся трагически. Обыкновенно в конце маневров, после сигнала "отбой", в поле накрывался для высочайших особ и лиц их свиты завтрак, к которому приглашались офицеры ближайших к царской Ставке войсковых частей. Таковых офицеров ввиду любопытства, возбужденного присутствием высокого иностранного гостя, оказалось чрезвычайно много, и их желанием было приветствовать после завтрака громким "ура" отъезд своего верховного вождя императора Александра III. Подали тройку, заменявшую в то время автомобиль. Офицеры сгрудились вокруг нее. В коляску сели оба монарха. По слову императора Александра III, обращенному к кучеру, "пошел" вырвалось громкое "ура" окруживших коляску офицеров. Испугавшись криков, лошади заупрямились. Коренник встал на дыбы, пристяжные рванули в стороны. Тройка не сдвинулась с места. Вследствие этого император Александр III должен был просить офицеров прекратить крики, и только тогда, после ряда усилий успокоить взволновавшихся лошадей, коляска с обоими императорами бешено прыгнула вперед и умчалась по ровной дороге... Об этом инциденте в свое время много говорили в столице ввиду личной несимпатии императора Александра III к своему гостю.

Между великим князем Николаем Николаевичем и императором Вильгельмом II никогда не существовало близких отношений. Я могу объяснить это тем общим недоверием, которое существовало в России по отношению к молодому германскому императору. Удаление князя Бисмарка, прекращение действий конвенций 1887 г., а также торжественно обставленное путешествие императора Вильгельма на Восток предопределили неблагоприятное для России направление нового политического курса в Германии. С другой стороны, экономические соображения России, требовавшие для ее развития привлечения иностранных капиталов, вызывали все настойчивее необходимость сближения России с Францией и Англией, против которой, собственно, и было направлено жало новой германской политики.

Основанием к политической перегруппировке европейских государств послужил, собственно, союзный договор между Германией и Австро-Венгрией, начало которому было положено в 1879 г. Прошло, однако, еще около 12 лет, прежде чем для России вырисовалась окончательно неизбежность полного разрыва с прошлым и заключение нового франко-русского союза. Известно, что обмен мнениями по этому вопросу произошел между правительствами России и Франции лишь во второй половине 1891 г. Но только в следующем году состоялось наконец подписание соответственного проекта военной конвенции начальниками генеральных штабов обоих вышеназванных государств. Наконец, еще через 10 лет, в 1902 г., состоялось высочайшее назначение великого князя Николая Николаевича при войне на Западе главнокомандующим войсками германского фронта.

Все эти данные, лишь постепенно развернувшиеся на протяжении многих лет, конечно, мало способствовали установлению сколько-нибудь доверчивых отношений между обоими названными выше лицами, имевшими вероятие оказаться в будущем военными противниками.

Тем не менее Император Германский Вильгельм назначил великого князя Николая Николаевича шефом 10-го Магдебургского гусарского полка. Депутация этого полка приезжала в Петербург и была радушно и гостеприимно принята великим князем и лейб-гвардии Гусарским полком в Русской Капорской - летней резиденции полка близ Красного Села.

Великий князь и сам по приглашению императора Вильгельма был в Германии на маневрах германских войск. Присутствуя в свите императора, он, конечно, не мог многого видеть, но по своем возвращении восхищался стройностью и порядком передвижения немецких войск. Восхищался он также теми лошадьми, которые были подведены ему и лицам его свиты для присутствования на маневрах.

В последний год командования полком великий князь, широко зарекомендовавший себя блестящим кавалеристом, был командирован на большие маневры под Ровно войск Варшавского военного округа, составивших северный отряд против войск Киевского округа, выделивших южный отряд. Великому князю было поручено командование кавалерией северного отряда, долженствовавшей действовать против южной конницы, которой командовал также известный кавалерист того времени генерал Струков. Старшим руководителем этого маневра был Николай Николаевич (Старший).

Молодой великий князь, широко раскидывавший свои части до боя и умевший их быстро сосредоточивать к периоду боевого столкновения, приобретал почти всегда ко времени боя преимущества над своим противником. Это вызывало скрытое недовольство не только командовавшего войсками Киевского военного округа генерал-адъютанта Драгомирова (М.И.), ревниво относившегося к боевой подготовке войск своего округа, но и недружелюбное отношение к вводимым новшествам старого генерал-инспектора кавалерии Николая Николаевича (Старшего), видевшего в них до известной степени осуждение им охранявшейся рутины.

Великий князь Николай Николаевич не мог не заметить этого к себе недружелюбия со стороны лиц старшего, так сказать, поколения, но, преклоняясь перед талантами и воспитательными приемами Драгомирова, он все же сумел сохранить по отношению к последнему до самой его кончины хорошие чувства и добрые отношения.

Зато молодежь отнеслась к великому князю восторженно, и возвращение его после маневров в полк было для него в известной мере триумфом.

2. Во главе 2-й гвардейской кавалерийской дивизии

В самом конце 1890 г. великий князь Николай Николаевич сдал полк и через некоторое время получил в командование 2-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию, расположенную в окрестностях столицы.

Весной 1891 г. скончался отец великого князя Николай Николаевич (Старший) и должность генерал-инспектора кавалерии была упразднена; разработка же всех вопросов, касающихся кавалерии, была сосредоточена в особой кавалерийской части при Главном штабе. Эти обстоятельства позволили молодому великому князю более свободно вести полки своей дивизии по новому пути, глубоко отличному от прежнего рутинного.

Уже с зимы стали в полках этой дивизии проводиться все подготовительные требования, вылившиеся к этому времени в стройную программу благодаря опыту, произведенному ранее в лейб-гусарском полку. Конечно, дело не обходилось без трений, кое-где втихомолку роптали, по-прежнему опасаясь порчи конского состава, но все же к лету требование легкого и быстрого маневрирования эскадронов и полков на пересеченной местности было достигнуто. Много работы было проявлено и в деле разведки, в результате чего в конце лета на двухсторонних маневрах дивизия, которой командовал великий князь Николай Николаевич, заметно выделилась своей подготовкой по сравнению с другими кавалерийскими частями.

Не обходилось без курьезов. Случайное появление какого-нибудь небольшого разъезда от частей 2-й гвардейской кавалерийской дивизии в тылу или на фланге противной стороны вызывало маневренную панику. "Гусары уже в тылу! Мы обойдены!!" - передавалось из уст в уста. "Опять неудачный для нашей стороны маневр!"...

Преимущества в боевом отношении тех принципов, которые были положены в основание обучения полков 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, настолько били в глаза, что постепенно их стали проводить и в полках 1-й гвардейской кавалерийской дивизии. Вначале это подражание казалось трудноосуществимым в виду того, что полки 1-й гвардейской кавалерийской дивизии были кирасирскими и, как таковые, комплектовались более рослыми людьми и лошадьми. Необходимо было поэтому побороть новое предубеждение о невозможности предъявления одинаковых требований к обеим дивизиям. Вскоре, однако, действительность показала противное, и втянутые в работу рослые кирасиры на своих дромадерах галопировали и маневрировали на пересеченной местности за умелым и опытным вождем с одинаковым почти успехом, как и легкие гусары или уланы.

Гвардейская кавалерия получила, таким образом, общий толчок в новом направлении.

Командование дивизией было чрезвычайно полезным этапом для молодого великого князя на пути его дальнейшего служебного движения. В лице начальника штаба командуемой им дивизии полковника Палицына он получил чрезвычайно осторожного и систематического сотрудника, ознакомившего его с хозяйственно-административными распорядками, принятыми в Военном министерстве, и систематизировавшего все его мысли по вопросу об обучении конницы. Трудно было вначале представить себе, как могли ужиться и сработаться эти две столь различные фигуры. Один - пылкий, излишне горячий, порывистый, другой - осторожный, медленный, слишком, может быть, даже теоретичный. Тем не менее совместная работа у них наладилась: великий князь учил конные части в поле - его начальник штаба на основании результатов этих работ подготовлял разного рода приказы, инструкции, чертежи и схемы, которые получали неофициальное распространение не только во всей гвардейской кавалерии, но и в тех армейских полках, во главе которых стояли более восприимчивые и деятельные командиры. Так как весьма многими полками командовали офицеры, проведшие свою первоначальную службу в гвардейских частях или в Генеральном штабе, то приемы и навыки, рекомендуемые великим князем, стали распространяться во всей армии довольно широко. Существовавшие в то время официальные уставы кавалерийской службы и наставления к ним страдали к тому же слишком большой общностью указаний, которые оставались часто неуловимыми для начальников средней руки. Они требовали самостоятельной разработки деталей, каковая работа была непосильна большинству тогдашних кавалерийских начальников. В результате этого многие отделы обучения как бы обходились, причем особенно страдали вопросы организации разведки в широких размерах и употребления боевых порядков крупных частей кавалерии (свыше полка). Между тем в то время в России существовали не только кавалерийские дивизии, но пользовалась вниманием также идея сведения дивизий в отдельные кавалерийские корпуса. Кроме того, свойства новых образцов артиллерии и винтовки требовали также изменения уставных форм.

В сущности, вся предварительная работа по пересмотру действовавших уставов производилась в штабе 2-й гвардейской кавалерийской дивизии под руководством ее энергичного и сведущего начальника, и, как я сказал, уже задолго до появления новых уставов по рукам ходили литографированные листки, составленные по опыту обучения частей 2-й гвардейской кавалерийской дивизии в штабе этой дивизии. Сами же уставы, по которым начала учиться вся русская кавалерия, вышли несколько позднее, а именно в 1896 г., когда великий князь Николай Николаевич занял уже должность генерал-инспектора всей кавалерии. Это были: а) Устав кавалерийской службы (при части) и б) Наставление для ведения занятий в кавалерии.

В тот же период времени стало входить в употребление решение в поле разного рода тактических задач путем маневрирования против обозначенного противника, также передвигавшегося по указаниям особого лица, получавшего соответственные указания от старшего руководителя.

3. Новый генерал-инспектор кавалерии

Весьма скоро по восшествии на российский престол императора Николая II должность генерал-инспектора кавалерии была восстановлена, и на нее в 1895 г. назначен великий князь Николай Николаевич.

Великий князь оставался в этой должности 10 лет, и, таким образом, при его кипучей энергии личное влияние его на развитие русской конницы вылилось в совершенно исключительные формы.

Должность генерал-инспектора при наличии в России командующих войсками в округах, на которые была поделена вся территория России, с непосредственным подчинением названным лицам всех войск, находящихся на ней, несомненно, должна была представлять известные тактические трудности. Излишнее вмешательство в подбор личного состава и в порядок ведения занятий, несомненно, могло вызывать разного рода неприятные трения с командующими войсками; напротив; при уклонении от такого вмешательства генерал-инспектор не мог рассчитывать добиться в полной мере проведения своих требований, в особенности если они находились не в полном согласии со взглядами местного начальства.

Великий князь взял в этом отношении среднюю линию. В отношении занятий он предоставлял наблюдение за всем ходом их в течение зимнего периода местному начальству; его объезды поэтому начинались лишь в период эскадронных учений в кавалерии и продолжались вплоть до осени, т.е. до конца специальных кавалерийских сборов. Впоследствии же он ограничивался даже проверкой строевых и тактических занятий только в период специальных кавалерийских сборов, оставляя, впрочем, за собой право проверки в эти же периоды и тех эскадронов, которые почему-либо выделялись в ту или другую сторону. В общем, эти проверки давали ему материал для суждения о качестве всего личного состава кавалерии.

Вот как описывает один из бывших начальников кавалерийских дивизий сделанное ему однажды испытание:

"Лично моему единению с конем великий князь сделал экзамен, проскакав со мною более трех верст до того места, с которого он хотел видеть порядок дебуширования полков на военное поле по данному им указанию.

Теряю ли я при этом дыхание, он проверял, бросая по дороге те или другие вопросы, на которые я должен был отвечать. Командира корпуса мы на скачке потеряли, а командующий войсками наблюдал вообще издали, чтобы не стеснять великого князя и не принимать участия в столь быстрых передвижениях при его раненной в колено ноге".

Приведенный пример - образец экзамена только на свежесть сил и выносливость начальника. Но решение тактических задач путем маневра двухстороннего или против обозначенного противника давало материал для суждения и о более серьезных внутренних достоинствах испытуемого как кавалерийского начальника.

Получавшиеся данные о начальниках по окончании объезда суммировались и служили материалом для их служебных аттестаций.

Во время производства смотров чаще всего и проявлялась та горячность великого князя, о случаях которой ходило столько легендарных рассказов. Не отрицая таковых случаев, я все же должен привести в извинение их, во-первых, слишком большую косность и неподготовленность некоторых начальников того времени, во вторых - искреннее горение в деле, вызывавшем неприятную сцену, самого великого князя, который ничего не видел, кроме самого дела, и только по поводу его и горячился, и, в третьих - столь же искреннее раскаяние и стремление загладить свою крикливую выходку каким-либо примиряющим словом или жестом.

"Неужели я опять накричал? " - спрашивал он сопровождавших его лиц.

"Черт возьми, - сердился он на себя, узнав о своей новой вспышке несдержанности. - Надо как-нибудь исправить дело!"

И за общим завтраком или обедом, который давали в его честь или который от его имени гостеприимно предлагался офицерству, он неизменно спешил загладить свою вину, иногда даже прямым извинением.

Надо при этом заметить, что разнос учинялся всегда в поле, где повышенный голос являлся часто необходимостью, и что у великого князя сам тембр голоса и манера чеканить слова производили всегда несколько резкое впечатление, усугублявшееся нервной жестикуляцией его длинных и тонких рук. Бывали, впрочем, и такие начальники, которые обидами на резкость великого князя стремились прикрыть свой уход со службы, объясняемый попросту полным их ничтожеством и несоответствием занимаемой должности.

Во всяком случае, я должен сказать, что великий князь в этом смысле усиленно работал над собою и что с течением времени эта его несдержанность сглаживалась все больше и больше. За весь период пребывания великого князя в должности Верховного главнокомандующего я, видевший его ежедневно и в самой различной обстановке, был свидетелем лишь одной его вспышки. Я привожу ее ниже в главе VI полностью с той целью, чтобы читатель мог сам судить по ней, о каких качествах великого князя эта сцена больше должна говорить беспристрастному судье.

Зато как он умел захваливать в случаях положительных и особенно при разумном проявлении частной инициативы!

"Двенадцать баллов такому-то, - кричал он на все поле своим резким голосом, - за то-то и то-то!"

"Карьером к такому-то эскадрону; передать ему мое восхищение таким-то решением, - кричал он своему адъютанту. - Я не могу подать сигнал благодарности, так как на него ответит весь маневрирующий отряд". И громкое "рады стараться" несется издали в ответ на посланное приветствие через несколько секунд головоломной скачки адъютанта, передававшего благодарность.

"Чудо-богатыри", "сверхбогатыри" - все это эпитеты, которыми он, Верховный главнокомандующий русской армией, неизменно награждал войсковые части, ожидавшие признания им своей доблести!

Но начальствующих лиц надо было в годы мира не только проверять, но и учить. И вот с этой целью с 1897 г. по почину инспекции кавалерии начались полевые поездки со старшими кавалерийскими начальниками, кандидатами на командиров полков, бригад и начальников дивизий. Впоследствии для этого рода занятий было выработано особое положение и эти поездки приобрели систематический характер.

Весьма важным элементом в кавалерии является, конечно, лошадь. Конное хозяйство составляет вместе с тем фактор большого значения в народном хозяйстве. В соответствии с этим великий князь обратил особое внимание на правильность ремонтирования армии лошадьми. В прежнее время, до вступления великого князя в должность генерал-инспектора кавалерии, ремонтирование это производилось особыми ремонтерами на коммерческом праве. Способ этот был далеко не удовлетворительным для армии и представлялся невыгодным для развития коннозаводства. Вследствие этого по инициативе инспекции и ее трудами было выработано новое положение о ремонтировании армии лошадьми, в каковом положении были приняты существенные меры как для улучшения сорта лошадей, поступающих в армию, так и для расширения зон производства в стране ремонтных лошадей. Вместе с тем был уничтожен вредный способ единоличной закупки лошадей ремонтерами, взамен которого было установлено приобретение лошадей специальными ремонтными комиссиями непосредственно от коневодов и коннозаводчиков по особым расценкам, с правом выдачи под поставляемых лошадей особых авансов. Установлена была также закупка теми же комиссиями верховых лошадей для офицеров кавалерии и Генерального штаба.

Положение о ремонтировании армии лошадьми вышло в 1901 г., а уже в следующем году великий князь лично объехал целый ряд ремонтных комиссий, знакомясь с их деятельностью.

При этом объезде он впервые побывал на Кавказе и проехал по Военно-Грузинской дороге, любуясь ее красотами.

В вопросе о вооружении кавалерии великий князь был вначале ярым противником пики. Существовавшее в русской кавалерии горячее увлечение искусством рубки шашкой разного рода предметов (лоза), сменившее прежнее бесполезное махание шашкой по сторонам, отрицало полезность пики. Однако именно на этом примере можно ясно видеть отсутствие у великого князя какого-либо упрямства в его убеждениях или просто предубеждения. Когда пика стала входить вновь в вооружение кавалерии многих иностранных армий, то и наша инспекция не только не обнаружила стремления к наложению на этот вопрос своего veto, но даже отнеслась к предположенной мере о введении пики на вооружение всей нашей конницы очень заботливо, содействуя ее осуществлению.

С особой горячностью великий князь стремился к улучшению технического снабжения наших конных частей. Особенно привлекали его внимание средства связи и переправы. Рядом с испытанием последних обращено было также особое внимание на обучение частей плаванию, и я лично был свидетелем переправы вплавь целого полка через такую серьезную преграду, как Днестр, в пределах бывшей России.

Внимание генерал-инспектора привлекало также искусство стрельбы из винтовок и пулеметов. Вначале к оружейному огню в нашей кавалерии относились презрительно. Но когда в нем наши конные части укрепились и вследствие этого поверили в его силу, тогда явилось убеждение и в пользе действий кавалерии в спешенном строю. Пренебрежение тем, чего не знают, - обычное явление в нашем военном деле.

Деятельность великого князя распространялась и на казачьи части, которые он любил и в боевые качества которых верил. Особое пристрастие он питал к кавказским казачьим войскам. Так как казаки по существовавшему положению, выходили на службу на своей собственной лошади, то, естественно, по отношению к ним у великого князя являлась меньшая требовательность. Особенно его увлекал казачий способ действия "лавой", дававший свободу проявления самостоятельности каждому рядовому казаку.

Стремление великого князя не только проверять, но и учить командный состав особенно рельефно выражалось во внимании к организации офицерской кавалерийской школы, находившейся в его подчинении как генерал-инспектора кавалерии. Школа эта была капитально реорганизована в 1896-1897 гг., и заботам о ней великий князь посвящал много времени.

К концу пребывания великого князя в должности генерал-инспектора кавалерии эта школа состояла из нескольких отделов, преследовавших каждый свою специальную задачу.

Главным отделом в ней был отдел молодых офицеров (так называемый переменный состав), составлявшийся из командировавшихся от кавалерийских полков в школу на два года для обучения выездке молодых лошадей в полках и совершенствования в искусстве владения оружием. Для руководства обучением этим тонким специальностям были из-за границы (Италия и Франция) выписаны лучшие мастера и знатоки этих специальностей. Независимо оттого при этом же отделе была организована учебная кузница, выпускавшая в полки солдат - специалистов по кузнечному делу.

Засим существовал особый отдел эскадронных и сотенных командиров, где собирались на зимний период кандидаты на указанные должности. Тактическое развитие и уставная часть составляли главные предметы этого курса.

Наконец, для втягивания в полевую работу кандидатов на должность полковых командиров соответственные чины собирались в конце лета или в начале осени для систематического курса парфорсных охот.

В целях их организации в имении графа Пржездецкого "Поставы" были выстроены соответствующие бараки для офицеров и людей, а также помещения для зверя и собак. Сами охоты производились по искусственному следу, пользуясь для сего обширными пространствами (до 80 тыс. десятин) лугов, лесов, болот и других пустопорожних мест имения. Этот курс, имевший не только учебный, но и испытательный характер, был чрезвычайно полезен для русской кавалерии как устранявший, почти механически, тех офицеров от продвижения на командные должности, которые не сохранили обязательной для службы в кавалерии свежести. Само собой разумеется, что все организуемые охоты были строго рассчитаны с силами среднего всадника и производились на вполне наскоканных лошадях школы, легко и охотно бравших препятствия.

Наконец, та же школа служила для производства всякого рода испытаний предметов технического снабжения, введение которых в кавалерию могло представлять какие-либо выгоды. С этой целью при школе содержался эскадрон офицерской школы, комплектовавшийся на общем основании.

Прекрасным помощником великого князя по всем вопросам кавалерийской школы был впоследствии по войне громко известный генерал Брусилов, состоявший долгое время начальником ее.

Глава IV
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ - ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ ВОЙСКАМИ ГВАРДИИ И ПЕТЕРБУРГСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА. ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВОВАНИЕ ЕГО В СОВЕТЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ОБОРОНЫ

Il faut aller en devant des
evenementiset non les suivre
(Napoleon).

Великий князь Николай Николаевич уже в бытность генерал-инспектором кавалерии пользовался большим авторитетом у царствовавшего императора Николая И. Поэтому в особо трудных или деликатных случаях к нему обращались многие государственные деятели за содействием. Граф Витте, например, в своих воспоминаниях рассказывает, что великому князю Николаю Николаевичу совместно с тогдашним министром иностранных дел графом Ламсдорфом пришлось принять участие в очень щекотливом деле по ликвидации противоречившего русскому соглашению с Францией Бьеркенского соглашения 1905 г. императора Николая с германским императором Вильгельмом. Великий князь твердо и определенно высказал государю свое мнение о необходимости уничтожения названного договора или в крайности о замене его другим, находящимся в соответствии с договором России с Францией.

Как ни трудно было императору Николаю II сознаться в ошибочности своего шага, но под влиянием слов великого князя он принужден был согласиться на предоставление графу Ламсдорфу права найти для улажения конфликта соответственные дипломатические средства.

Однако во Франции этот поступок императора Николая оставил по себе надолго горький осадок, и еще 1917 г. министру иностранных дел Временного правительства П.Н. Милюкову пришлось объясняться по этому вопросу:

"Мне кажется, - телеграфировал П.Н. Милюков 19 апреля 1917 г. русскому послу в Париже, - что, раз в нашей печати появились разоблачения о договоре 1905 г., необходимо немедленно же сообщить французскому и английскому правительствам как содержание договора, так и подробные обстоятельства всего дела, свидетельствующие о всегдашней лояльности ответственных руководителей внешней русской политики по отношению к Франции. Подобное сообщение, в сущности, не может особенно компрометировать в глазах Франции отрекшегося императора, которого можно упрекнуть не в двоедушии, а лишь в крайней слабости воли, ибо, поддавшись внушениям императора Вильгельма, он искренно верил в возможность привлечь к договору французское правительство. Несколько иначе обстоит дело по отношению к Англии, против коей был направлен договор, но не следует забывать, что в то время Англия всецело находилась на стороне наших врагов и что начало к сближению с ней положено было лишь два года спустя".

Авторитет великого князя при царе достиг своего апогея к 1905 г., когда внутреннее положение страны ухудшилось настолько, что порядок мог быть сдерживаем в ней только войсками. Великий князь Николай Николаевич всегда считался одним из самых твердых военачальников, и потому императору Николаю II естественно было видеть в нем для себя опору и защитника династии, принимая тем более во внимание его принадлежность к императорской фамилии.

При таких исключительных условиях неудивительно, что когда над Россией нависли черные тучи первой революции, великому князю Николаю Николаевичу пришлось сыграть выдающуюся роль в истории России.

Наступала осень 1905 г. Внутреннее положение становилось донельзя напряженным. В войне с Японией одна неудача следовала за другой: Лаоян, Шахэ, сдача Порт-Артура, Мукден - таковы печально звучавшие имена сухопутных поражений. Наконец, на море - трагическая Цусима. Всем было ясно, что маленькая Япония победила русского великана. Спешно открылись в Портсмуте морально тяжелые для России мирные переговоры.

Хотя в русско-японской распре приняла участие едва третья часть русских вооруженных сил, тем не менее война эта внесла полное расстройство в организацию всей армии. Это обстоятельство явилось результатом неправильной системы комплектования маньчжурских армий, для которых из войсковых частей, оставшихся в России, бессистемно выхватывались офицеры, кадровые нижние чины и разного рода специалисты; из запасов же военного времени бралось для пополнения материальной части все то, в чем оказывалась нужда на театре войны. Под конец же войны по настоянию начальства маньчжурских армий для коренного улучшения состава последних, изо всех частей войск, остававшихся в России, были выделены и отправлены на Дальний Восток все люди младшего возрастного призыва, что окончательно расстроило эти части и свело многие полки к столь ничтожному составу, при котором стало невозможным ни правильное обучение, ни несение гарнизонной службы.

Между тем, как я уже говорил, случаи вмешательства вооруженной силы во внутреннюю жизнь страны значительно возросли вследствие все разраставшейся революционной пропаганды. В сущности, к указанному времени вся Россия была объята волнениями; некоторые же окраины находились в открытом возмущении. Жестокое восстание разразилось в Москве. К сожалению, революционная пропаганда не ограничилась населением; она стала проникать и в казарму. Особенно неспокойно становилось во флоте; команды на берегу и на кораблях были почти полностью захвачены революционным брожением.

В начале октября стало останавливаться железнодорожное движение; забастовали телеграф, почта. В Петербурге потухло электричество и явилась угроза остановки даже водопровода... Страну охватило состояние паралича.

Рядом с безвластным правительством, авторитет которого стал неизменно падать, выросло новое учреждение - Совет рабочих депутатов, который успел в самое короткое время укрепиться и разрастись в своем значении. Его исполнительный орган по объему власти становился день ото дня все сильнее и потому опаснее для правительства.

В столь трудное время в оперативную часть Главного штаба стал все чаще захаживать для сбора различного рода справок, часто секретных, генерал Палицын, занимавший должность начальника штаба генерал-инспектора кавалерии. Занимая в то время должность начальника оперативного отделения, я вынужден был в конце концов испросить у своего начальства указаний, могу ли я удовлетворять пожелания генерала Палицына. Получив утвердительный ответ, я из него мог усмотреть, что генерал Палицын выполняет какое-то поручение, остающееся пока секретным. Я не выразил поэтому особого удивления, когда вскоре прочел в одном из высочайших приказов об учреждении должности начальника Генерального штаба, о чем много говорили тогда, и о назначении на эту должность генерала Палицына с выделением в его ведение нескольких отделений Главного штаба, ведавших вопросами оперативными, железнодорожными и топографическими. Несколько позднее в Главное управление Генерального штаба перешла также мобилизационная часть.

Здесь кстати будет сказать, что вместе с учреждением должности начальника Генерального штаба последний, по примеру Германии был изъят из подчинения военному министру, и, таким образом, по вопросам, подведомственным начальнику Генерального штаба, он являлся прямым докладчиком у государя императора. Порядок этот не дал, однако, у нас в России ожидавшихся результатов, и весьма скоро начальник Генерального штаба, выделенный из состава Военного министерства, оказался совершенно оторванным от жизни и бессильным в проведении тех мер, которые казались ему необходимыми. Настоящим хозяином дела продолжал оставаться военный министр, в ведении которого оставалось распоряжение бюджетом. Вместе с тем наличие двух докладчиков по военным делам лишь излишне должно было стеснять государя, в особенности в случае разногласий между ними. По этим соображениям уже в 1908 г. Главное управление Генерального штаба было вновь введено в состав Военного министерства. Начальник Генерального штаба был подчинен военному министру, и за ним было оставлено лишь право личного доклада государю в отдельных случаях в присутствии военного министра. В таком именно виде положение о начальнике Генерального штаба продержалось в России до войны 1914 г.

Назначение на должность начальника Генерального штаба генерала Палицына, многолетнего сотрудника великого князя Николая Николаевича, ясно указывало, что в гору идет влияние последнего. И действительно, почти одновременно с новым назначением генерала Палицына был учрежден Совет государственной обороны, во главе которого оказался великий князь Николай Николаевич. Вместе с тем, спешно вызванный из деревни в Петербург, он заменил одновременно и великого князя Владимира Александровича, дядю императора Николая II, на посту главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа. Этот последний пост ввиду положения, создавшегося в России, в частности в Петербурге, получил к тому времени исключительную важность, так как в руки лица, находившегося во главе войск столичного округа, по существу, передавалась судьба столицы, а с нею и всей империи.

Общеизвестно, что граф Витте, недавно вернувшийся из Северной Америки, после заключения мира с Японией усиленно советовал в интересах общего успокоения даровать стране конституционные начала, во изменение никого не удовлетворившего закона о "Булыгинской" Думе, которым предусматривалось "непременное сохранение основных законов империи". Названное лицо, таким образом, являлось вдохновителем идей, положенных в основу манифеста 17 октября и новых основных законов, приуроченных к нему. И хотя установленные новые положения заключали в себе много неопределенностей, недомолвок и далее противоречий, тем не менее едва ли, однако, серьезно можно оспаривать то положение, что с утверждением их Россия должна была считаться государством, вступившим на конституционный путь.

"Никакой закон, - говорилось в одной из статей новых основных законов, - не может восприять силы без одобрения Думы".

Правда, граф Витте намечал также возможность другого пути, заключавшегося в предоставлении особо доверенному лицу диктаторских полномочий для подавления всяких попыток к установлению более свободного образа жизни. Но в прочность этого пути, как я уже говорил, сам Витте не верил.

"Казни и потоки крови, - выражался он в одной из своих записок, - только ускорят взрыв. За ними наступит дикий разгул, неизменный спутник человеческих страстей".

Конституционные идеи, проводившиеся С.Ю. Витте, вначале не встретили особого сочувствия при дворе. Они шли вразрез также интересам правящих кругов, хранивших убеждение в том, что только самодержавие есть наилучший способ управления Россией. Поэтому довольно многочисленные записки графа Витте, касавшиеся данного вопроса, подвергались неоднократной критике в разного рода высших заседаниях, в совещаниях, в состав которых даже не всегда привлекался сам автор названных записок. Наиболее горячим противником идей графа Витте явился И.Л. Горемыкин, бывший министр внутренних дел - старый государственный деятель, являвшийся, как мы увидим дальше, и в будущем верным стражем всех охранительных тенденций. И если тем не менее в 1905 г. победило либеральное течение, то этой победе, несомненно, способствовала та позиция, которую занял в данном вопросе великий князь Николай Николаевич. Призванный в это время на пост главнокомандующего войсками столичного округа, он, по-видимому, и предназначался на роль того диктатора, который в случае отказа от дарования стране конституции должен был подавить в народе "до корня" всякое стремление к установлению более современных начал жизни.

Великий князь Николай Николаевичу, однако, на себя этой роли не принял. Он твердо заявил, что лично находит уступки необходимыми, и вместе с тем предупредил, что военная диктатура вообще неосуществима вследствие недостаточности войск и полного расстройства их, явившегося в результате только что законченной войны с Японией.

Говорят, что и другое приближенное к государю лицо - Д. Трепов, рекомендовавший вначале политику "Патронов не жалеть", посоветовал царю уступки.

Эти уступки выразились в изданном манифесте 17 октября, каковым актом имелось в виду придать дарованным свободам характер лично исходивших от государя императора.

Рассказывают, что у великого князя в дни, предшествовавшие 17 октября, было свидание, имевшее решающее значение, с одним из видных представителей рабочего движения, неким Ушаковым. Ушаков был сам рабочим экспедиции заготовления государственных бумаг. Наблюдая все происходившее кругом, он вынес твердое убеждение в необходимости уничтожения самодержавия путем дарования "самим царем" стране конституции. В таком акте он усматривал наиболее действительный способ замирения русского народа и борьбы с республиканскими веяниями.

"Русский народ за сотни лет привык к монархическому принципу, - говорил он, - и едва ли желает в этом смысле изменения, но он не удовлетворен существующими способами управления Россией и стоит за то, чтобы ему была дана возможность принимать участие в выработке законов и вообще в решении государственных дел".

Об этом Ушакове упоминает в своих воспоминаниях С.Ю. Витте, который также свидетельствует о факте свидания названного рабочего с великим князем.

Будучи вызван в Петербург императором, великий князь только что приехал в столицу. Зная, что ему предстоит с царем вести беседу о происходящих событиях, и желая поближе познакомиться с их сущностью, он выразил согласие на свидание с Ушаковым, приобретшим довольно громкую известность своей осведомленностью и положением в рабочих кругах. Приглашенный в дом великого князя на Михайловской площади, Ушаков стал развивать перед великим князем свои взгляды и убеждать его повлиять на царя пойти на уступки.

Вначале великий князь выразил полное несогласие со взглядами своего собеседника.

"Я старый солдат и верный слуга своего государя; только самодержавный образ правления, по моему мнению, может России гарантировать пользу". При этом великий князь, по рассказу Ушакова, проявлял крайнее возбуждение и даже с сердцем откинул стул, мешавший его обычной нервной жестикуляции. Но с развитием беседы и доводов в пользу уступок он стал успокаиваться. Ушаков говорил, что вода в реке не стоит на месте, а течет вперед, что против ее напора ничто не устоит, что расчеты на солдатский штык ненадежное средство, ибо солдат - тот же крестьянин или рабочий, а офицеры, будучи преданны монарху, все же видят недостатки существующего управления, и еще в начале XIX столетия наиболее передовые из них стали проявлять склонность к конституции. Великий князь, как лицо, близко стоящее к верховному главе государства и пользующееся его доверием, обязан при таких условиях открыть царю глаза, чем может быть спасен сам монархический принцип, к которому русский народ привык в течение многих веков.

После некоторого молчания великий князь, по существующему рассказу, в глубоком раздумье произнес: "Все это гладко на словах, но как провести эти идеи в жизнь!.. Хорошо, - добавил он наконец решительно, - я попытаюсь сделать что могу. Я всегда счастлив служить государю и Отечеству..."

Я не могу, конечно, ни отрицать, ни утверждать достоверность этой беседы. Но я могу с полным убеждением отметить, что если этой беседы и не было, то она могла быть, до такой степени она соответствует внутреннему облику великого князя. Тут все есть: и его доступность, и бесконечная преданность монархическому принципу как таковому, и его горячность в начале разговора, и его отзывчивость к убежденно сказанному разумному и логическому слову, и, наконец, его беспредельная любовь к отечеству, которая превалировала над всеми остальными чувствами, как бы эти последние в нем ни были заложены.

Факт несомненен, что под влиянием внешних и внутренних событий 1905 г. в великом князе Николае Николаевиче совершился весьма значительный внутренний политический сдвиг: из сторонника крайнего, мистически-религиозного самодержавного монархизма или даже царизма он стал на путь конституционализма. Этот сдвиг стоил ему, конечно, большой внутренней борьбы; его религиозно настроенная натура, быть может, и впоследствии вела его в этом вопросе зигзагами, но несомненно, что в общем он наметил для России дальнейший политический путь, указывавшийся ей народным желанием. Это-то обстоятельство, несомненно, и дало ему впоследствии популярность в народе.

В воспоминаниях графа Витте, касающихся обстоятельств, сопровождавших подписание императором Николаем II манифеста 17 октября, говорится, что при обратном возвращении на пароходе из Петергофа в Петербург великий князь Николай Николаевич, обратившись к автору воспоминаний, сказал: "Сегодня 17-е число - это знаменательное число. Второй раз в это число спасается императорская семья!.." Этой фразой великий князь определенно указывал на чудесное избавление всей императорской семьи от железнодорожной катастрофы близ станции Ворки и на его убеждение в том, что дарованный в этот день конституционный акт был единственным в то время средством спасти в России монархию и династию.

Но безбрежный разволновавшийся океан никогда сразу не входит в берега. В декабре разразилось восстание в Москве. Весной 1906 г. волнения охватили Прибалтийский край. В усмирении этих местностей приняли решительное участие войска, подведомственные великому князю. Страну необходимо было оберечь от крайностей.

Решившись на уступки, власть должна была поставить им предел. Этим объясняется та твердость, с которой действовали после манифеста 17 октября войска при подавлении дальнейших беспорядков. Эта непреклонность действий вызвала со стороны социалистов-террористов организацию ряда покушений на жизнь великого князя. Особенно угрожающ был акт, подготовлявшийся так называемой группой семерых, пресечением которого полиция обязана, как говорят, деятельности Азефа, известного в свое время провокатора. Между тем только проявленной твердостью более чем на десятилетие была отсрочена гибель страны. Падение России, быть может, было бы окончательно предупреждено, если бы рядом с этой твердостью шло разумное использование данной передышки путем укрепления и развития однажды дарованных свобод.

К несчастью, события в России пошли другим путем.

2. Предназначение великого князя на случай войны с Центральными державами

Мною уже было отмечено, что великий князь Николай Николаевич еще в ноябре 1902 г. был предназначен императором Николаем II в случае войны с Центральными державами главнокомандующим войсками, предназначенными для действий на германском фронте.

Это было время, когда вследствие роста русской армии требовалось наметить на военное время некую промежуточную инстанцию между командующим армиями и общим главнокомандующим. При этом союз Германии с Австро-Венгрией представлялся в России столь тесным, что в русском Военном министерстве уже с давних пор сложилось твердое убеждение в том, что при военных осложнениях на Западе нам придется иметь дело не с одной Германией или Австро-Венгрией, но с обеими Центральными державами, поддержанными, быть может, еще Румынией. В этом случае русским армиям пришлось бы действовать на столь огромном фронте, который исключал возможность управления одним главнокомандующим. Вследствие этих соображений решено было в случае войны на Западе иметь два более или менее автономных фронта: германский и австро-румынский, как тогда называли юго-западный фронт, считая, что и Румыния примкнет к державам Тройственного союза. Во главе каждого фронта (правильнее, группы армий), состоявшего из нескольких армий, намечалось иметь особых главнокомандующих, подчиненных Верховному главнокомандующему всеми вооруженными силами. Как сказано выше, император Николай II наметил для главнокомандования германским фронтом великого князя Николая Николаевича, а для австро-румынского фронта - военного министра того времени генерал-адъютанта Куропаткина. При этом секретным рескриптом на имя последнего, данным в феврале 1903 г., было указано, что в случае военного столкновения России с европейскими державами государь примет на себя лично верховное главнокомандование.

По поводу сделанных предназначений государь император неоднократно говорил генерал-адъютанту Куропаткину: "Я твердо остановился на великом князе Николае Николаевиче и на вас как на будущих главнокомандующих фронтами в случае войны. Мое доверие к вам обоим у меня полное. Надеюсь, что на мой век вас хватит".

Но с течением времени эти слова были, однако, столь же твердо забыты: великому князю после 1905 г. пришлось нести на себе внутреннее недоверие монарха, а А.Н. Куропаткину, испортившему свою военную репутацию в течение Русско-японской войны, - начинать войну 1914 - 1918 гг. в роли командира Гренадерского корпуса, да и то после больших с его стороны хлопот.

Равным образом выветрилось и содержание февральского рескрипта 1903 г., с которым было знакомо лишь очень ограниченное число лиц.

Сообщая о состоявшихся предназначениях, государь писал в 1902 г. великому князю, что действовавшее в то время мобилизационное расписание № 18 должно оставаться без перемен и что изменения в плане действий, которые признает нужным внести великий князь, могут найти себе отражение лишь при составлении нового расписания № 19.

"Наиболее тревожит меня предвзятость, по-видимому, мнения Николая Николаевича относительно того плана, который он предложил государю, - так пишет в своем дневнике А.Н. Куропаткин. - Я всего более боюсь, что это будет решение для нас невыгодное - отдать без борьбы весь передовой театр и, не принимая боя на Нареве, или у Белостока, или на Червонно-Борской позиции, отступить к Барановичам или Минску".

Заботы того времени об организации высшего управления на случай войны с Центральными державами вовсе не имели тогда под собой какой-либо задней политической мысли в смысле подготовки к внезапной войне. Напротив, находясь накануне возникновения затруднений на Дальнем Востоке с Японией, Россия не могла желать и, конечно, не желала никаких осложнений на Западном фронте. И даже более того, она стремилась заручиться миролюбивыми заверениями Германии и Австро-Венгрии, причем для скорейшего мирного улажения возникшей в то время македонской смуты бывший министр иностранных дел граф Ламсдорф специально ездил в столицу Австрии, в Вену.

Можно думать, что под влиянием тех же миролюбивых заданий и для обеспечения невмешательства в наши, осложнившиеся войной дальневосточные дела нами был заключен с Германией в тот же примерно период времени невыгодный для России торговый договор. Не является ли также лично подписанный императором Николаем II оборонительный договор между Россией и Германией, заключенный в противоречие с основным франко-русским соглашением и с надеждой "на привлечение к таковому впоследствии усилиями России Франции", еще одним доказательством излишней уступчивости главы русского государства своему западному соседу?

О договоре этом мне уже пришлось упоминать. Как известно, он был заключен в Бьорке 11 июля 1905 г. Инициатива его принадлежала императору Вильгельму II, мечтавшему в то время об изолировании Англии. Заключение же этого договора являлось единоличным актом императора Николая II, который подписал договор без предварительного обсуждения его содержания с министром иностранных дел и заставил скрепить таковой тут же находившегося морского министра адмирала Бирилева.

Более чем когда-либо на этом факте оправдалась впоследствии сказанная императором Николаем II фраза, что в России политика ведется лично императором!

Осенью 1903 г. великий князь Николай Николаевич совершил по своей новой обязанности будущего главнокомандующего Северо-Западным (германским) фронтом объезд линии среднего Немана, Бобра и Нарева, после чего с настойчивостью стал доказывать необходимость превращения Гродно в крепость, высказываясь за бесцельность расходования на Северо-Западном фронте каких-либо денежных средств ранее выполнения этой задачи. Таким образом, опасения генерала Куропаткина сбылись лишь отчасти. Как известно, мысль о создании вокруг Гродно крепости стала осуществляться много позже, и Гродненская крепость оказалась еще незаконченной к началу мировой войны.

Хотя крепости в эту войну потеряли вообще значительную часть своего прежнего значения, тем не менее из изложенного нельзя не видеть, что стратегические взгляды великого князя вполне сходились с основными мыслями наших позднейших оперативных предположений, согласно которым удержанию Гродно-Белостокского района придавалось исключительно важное значение и которыми также устанавливалась необходимость инженерной подготовки государства, начиная из глубины театра, а не от окраин. Такого способа работ требовала благоразумная осторожность. О борьбе на Нареве и средней Висле представлялось возможным думать, лишь прочно себя чувствуя в горловине Русско-Польского (передового) театра.

Только под давлением тех соображений, что Северо-Западный фронт должен своим расположением прикрывать тыл армии, имевшей задачу наступления от Холма в Австрии, великий князь соглашался на укрепление, а значит, и оборону лишь р. Бобра и среднего Нарева, давая тем самым прообраз той формы стратегического развертывания против Германии, которое было осуществлено в действительности в 1914 г.

В то время вторжение в Восточную Пруссию намечалось осуществить преимущественно при помощи кавалерии, которая для этого собиралась в массе на Наревском фронте и была уже в мирное время соединена в кавалерийские корпуса. Рассчитывалось использовать те качества, которые были привиты этому роду оружия великим князем по должности генерал-инспектора кавалерии. В соответствии с этим изучались и проектировались рейды по образцу тех, которые производились в войну Севера и Юга в Америке. Введена была шестичасовая мобилизация, кавалерия была приучена к самостоятельной работе, и установлено было для выигрыша времени, что объявление мобилизации надлежит считать моментом объявления войны.

Однако с течением времени выяснилось, что германское Военное министерство еще в мирное время разработало ряд очень действительных мер по защите своих границ в первые же часы мобилизации от набега русской конницы. Это обстоятельство делало успех действий нашей конницы проблематичным, почему мало-помалу мысль о выполнении набега была оставлена. К тому же к 1911 г. определенно выяснилось требование французского Генерального штаба о необходимости наступления в Восточную Пруссию с такими силами, которые способны были бы приковать к себе от 5 до 6 германских корпусов. Это задание требовало уже наступления больших пехотных сил.

В период пребывания на посту военного министра генерала Сухомлинова (1909-1914 гг.) отчасти по причинам недружелюбия, отчасти же ввиду изменившегося служебного положения великий князь Николай Николаевич, как главнокомандующий войсками Петербургского военного округа, был предназначен на случай войны занять должность командующего 6-й (отдельной) армией с оставлением за ним почетного звания главнокомандующего этой армией. Служебное положение это являлось хотя и важным, но менее высоким, чем положение главнокомандующего фронтом. Названная армия должна была вместе с флотом прикрывать на случай высадки неприятельских войск на Балтийском побережье или в глубине Финского залива подступы к столице и поддерживать порядок в Финляндии. Считалось, что главнокомандующим Северо-Западным фронтом, армии которого подлежали развертыванию против Германии, должен быть командующий войсками Варшавского военного округа, а главным начальником войск, предназначенных действовать против Австро-Венгрии (Юго-Западный фронт), - командующий войсками Киевского военного округа. Но и в этот период времени великий князь не лишен был возможности ни близко быть осведомленным о работах по подготовке к войне на всех фронтах, ни апеллировать в случае несогласия с ними. Командующие войсками в округах держались в курсе всех главнейших мероприятий по подготовке к войне, и влияние их мнений было настолько учитываемо, что, например, в частности, состав 6-й армии, первоначально задерживавшийся в районе столицы, был определен в соответствии с требованиями начальства этого округа. Эту армию, освобождавшуюся лишь после сформирования второочередных частей и возложения на них задачи прикрытия столицы, приходилось считать как бы резервом Верховного главнокомандующего.

3. Командование войсками столичного округа

Великий князь Николай Николаевич стоял во главе войск гвардии и Петербургского военного округа весь период времени от окончания Русско-японской войны до начала войны с Центральными державами (1905-1914 гг.).

Я уже имел случай отметить то расстройство, которое вызвала Русско-японская война во всей русской армии. Это расстройство коснулось в некоторой части и гвардии, из состава которой весьма значительное число офицеров, движимых патриотическим чувством, перевелось на время войны в армейские и казачьи части Дальнего Востока.

Между тем волнения, происходившие в этот период времени в районе столицы, где оказались сгруппированными многочисленные заводы, и в Кронштадте - центре Балтийского флота, а также необходимость удержать порядок в Финляндии и в Прибалтийском крае, где также было неспокойно, требовали усиленных нарядов и больших от войск напряжений: моральных и физических. Положение столичного военного начальства осложнялось еще необходимостью командировать гвардейские части в Москву, где в беспорядках, предшествовавших известному восстанию, приняли участие также войска местного гарнизона. Надо было также бороться с усиленной агитацией крайних элементов, которые направили свои усилия на войска, не исключая гвардии - этот последний оплот порядка и династии. В ежедневных заботах по принятию соответственных этим обстоятельствам мер прошел весь 1906-й, седьмой и даже часть восьмого года.

"Армия не учится, а служит только вам", - говорил в Совете министров еще в 1908 г. русский военный министр генерал Редигер, обращаясь к министру внутренних дел.

Но Русско-японская война 1904-1905 гг., приведшая в столь большое расстройство войска, обнаружила также значительную отсталость в организации и боевой подготовке русской армии. Отсутствие пулеметов, тяжелой артиллерии и разного рода предметов новейшего технического снабжения вызывало заботы по их заведению и формированию соответственных частей. Являлась также необходимость пополнения всякого рода запасов, из которых удовлетворялись боевые потребности маньчжурских армий. Как мы видели, безопасность на таких западных границах была приобретена не только заключением с Германией в 1904 г. невыгодного для России торгового договора, но и общей готовностью императора Николая II согласовать политику России с задачами Германии, желавшей во что бы то ни стало изолирования Англии. Эти уступки дали, в свою очередь, России возможность в течение всей войны с Японией безболезненно черпать не только живые, но и материальные силы для ведения войны из частей войск и военных складов, оставшихся в России. Несомненно, что этот способ позаимствования значительно сокращал непосредственные расходы на войну, но он тяжело дал себя почувствовать после войны, когда для восстановления боевой готовности потребовалось пополнение израсходованных запасов. Лишь очень постепенно и с большими затруднениями России удалось к началу 1914 г. довести свою материальную боевую готовность до того скромного уровня, на котором она находилась к началу японской войны.

Одновременно с задачей по восстановлению запасов к 1910 г. был составлен проект почти полной реорганизации русской армии применительно к тем выводам, которые дала война 1904-1905 г. Конечно, не все требования ее оказались осуществимыми, многие реформы пришлось по недостатку средств только наметить, но и этот сокращенный проект реорганизации потребовал огромной внутренней работы в области переустройства войск, изменения их дислокации, пересмотра мобилизации и более точного согласования с новыми оперативными предположениями инженерной подготовки всех возможных театров военных действий.

Наконец, потребовалось много трудов и энергии, чтобы двинуть вперед вопрос о поднятии на высоту современных требований воспитания и боевой подготовки русских войск. Вопросы воспитания приобретали особо важное значение как наиболее действительное средство против антигосударственных течений, оставленных нам в наследие от революционного времени. Потребность же улучшения собственно обучения войск вызывалась теми недочетами, которые выяснились в минувшую войну и самим усложнением военного дела вообще.

Вся эта огромная программа, затрагивавшая решительно все стороны жизни русской армии, конечно, потребовала для своего осуществления от командующих войсками в округах исключительной энергии и настойчивости, которые они и должны были проявить в течение ряда лет, непосредственно следовавших за окончанием Русско-японской войны.

Великий князь Николай Николаевич, стоя во главе столичного округа и руководя его жизнью, обратил особое внимание на вопросы воспитания и обучения войск. Он признал необходимым начать свою работу с первоначального обновления начальственного персонала.

Вследствие этого были приняты меры к привлечению в округ генералов, особенно выдвинувшихся в период минувшей войны. Генералы Иванов, Никитин, Лечицкий, Леш, Некрасов и др. появились на петербургском горизонте. Чтобы оценить смелость и решительность этой меры, надо знать о той замкнутости, которая практиковалась в пределах Петербургского военного округа при назначении на открывающиеся в нем должности. Попасть в Петербург, да еще на командную должность в Гвардейском корпусе, не числясь предварительно в кандидатском списке этого округа и в особенности не принадлежа по своей первоначальной службе к составу какой-либо гвардейской части, считалось шагом почти совершенно невероятным.

Но великий князь пошел еще дальше в пренебрежении всеми не оправдывавшимися пользой службы предубеждениями. Вопреки всяким традициям на должности даже командиров гвардейских пехотных полков стали привлекаться выдающиеся командиры армейских полков, хотя бы никогда не служившие в строевых частях не только гвардии, но и столичного округа. Правда, большинство таковых командиров были из офицеров, окончивших Академию Генерального штаба, т.е. получивших высшее образование, но были и такие, которые не имели академического значка и вся предварительная служба которых протекла на далеких окраинах.

Начав службу в артиллерии, я после окончания Академии Генерального штаба командовал в гвардии лишь батальоном. Так как впоследствии мое командование армейским полком сложилось особо благоприятно, то и я был зачислен кандидатом на получение гвардейского пехотного полка,

Об этой кандидатуре я узнал лишь тогда, когда в 1908 г. был вторично приглашен на службу в Петербург в Главное управление Генерального штаба.

"А мы вас ждали в скором времени к себе", - сказал мне великий князь, когда я ему представлялся по приезде в Петербург.

Я ответил благодарностью за доверие и какой-то фразой о готовности служить везде, где моя служба будет признана полезной.

Состоя в должности главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа, великий князь Николай Николаевич приложил много забот к улучшению быта офицеров. В его время было расширено здание собрания армии и флота, при котором находились гостиница для приезжавших из провинции офицеров и столовая, а также выстроено новое прекрасное здание, в котором были размещены многочисленные магазины офицерского экономического общества, снабжавшие офицеров и их семьи всеми необходимыми предметами обмундирования и домашнего обихода по крайне доступным ценам.

Но внимание великого князя Николая Николаевича привлекало не одно только удовлетворение материальных нужд офицеров. Широкое развитие получило при нем также Общество ревнителей военных знаний, почетным председателем которого он состоял в течение многих лет.

История этого общества чрезвычайно интересна. Оно образовалось инициативой частного кружка офицеров, преданных идее внешкольного самообразования. Чрезвычайно характерную для прежнего режима картину рисует в своих воспоминаниях один из учредителей этого кружка. Кружок этот в первые годы своего существования был заподозрен в опасном по тому времени свободомыслии, и на одном из научных заседаний его неожиданно был опознан агент тайной полиции! Можно себе представить, скольких трудов и хлопот стоила затем официальная легализация кружка!

Один из войсковых начальников, например, к которому обратились за покровительством, чистосердечно возразил: "Да где же вы найдете глупцов, которые будут посещать ваши лекции!"

Тем не менее энергия самоотверженно преданных делу инициаторов победила все препятствия, и осенью 1898 г. военный министр генерал Куропаткин утвердил устав общества, представленный ему бывшим главнокомандующим гвардии и Петербургского военного округа великим князем Владимиром Александровичем, предшественником великого князя Николая Николаевича.

С тех пор общество стало крепнуть. В некоторых провинциальных городах открывались его филиальные отделения, и в общем число членов этого общества достигло цифры нескольких тысяч человек, по числу членов заняв первое место в ряду всех вообще научных обществ. Целью общества явилось впоследствии распространение не только военных, но и общих знаний. Особенностью же его была свобода от всех рассадников официальной науки, каковая независимость в таком живом деле, как военное, нередко приводила к пересмотру и обновлению устарелых казенных доктрин.

Интересная подробность. После революции и вынужденной имиграции лиц, не желавших подчиниться большевистской власти, стараниями некоторых военных элементов удалось воскресить идею общества, и ныне в столице Сербии Белграде, служащей центром нового кружка, издается даже особый военный журнал, носящий название "Военный сборник" в память издававшегося под таким же именем военного журнала в Петербурге.

Влиянию великого князя приписывалось внезапное решение государя отменить уже налаженную зимой 1910/11 г. в Петербурге военную игру высших войсковых начальников: командующих войсками в округах и начальников их штабов. Игра эта имела своей целью ознакомить названных лиц с наиболее вероятной обстановкой в случае военных осложнений на Западе и совместно обсудить те решения, которые могли бы вытекать из этой обстановки. Были сделаны широкие приготовления, и в заранее определенный день и час в Зимнем дворце, предназначенном для занятий, собрались уже все чины Главного управления Генерального штаба, привлеченные к участию в военной игре. Как вдруг пришло телефонное сообщение об отмене занятий. С большим конфузом возвращались мы к себе через площадь в Главное управление... Что такое, в чем дело ?

Определенного ответа мы так и не получили. Разобиженный военный министр подал в отставку, но последняя государем принята не была; для удовлетворения же его самолюбия отмененная военная игра была заменена каким-то совещанием. Генерал Сухомлинов приписывал этот странный поворот в решении государя злому влиянию великого князя Николая Николаевича, который якобы во что бы то ни стало желал нанести урон его престижу как военного министра. Но я не думаю, чтобы мотивом вмешательства в это дело Николая Николаевича было личное нерасположение его к генералу Сухомлинову. Вернее думать, что великий князь явился перед государем лишь выразителем общего мнения командующих войсками, видевших в этом занятии умаление собственного достоинства, а в действительности опасавшихся подвергнуть свои знания проверке перед самим царем. Чтобы побороть это предубеждение, необходимо было еще свыше трех лет, и лишь весной 1914 г. намеченная военная игра состоялась, но уже не в Петербурге, а в Киеве.

Что касается неприязненных отношений, установившихся между великим князем Николаем Николаевичем и генералом Сухомлиновым, то они существовали в действительности и начало их, по-видимому, следует отнести к 1905 г. Генерал Сухомлинов, занявший к тому времени вместо генерала Драгомирова пост командующего войсками Киевского военного округа, обладал довольно язвительным языком и, как он сам признавался, очень зло подшучивал над реформаторской деятельностью генерала Палицына в области переустройства высшего управления Военного министерства. Насмешки эти, по-видимому, доходили до великого князя и, видимо, очень его задевали.

Дело было в том, что наблюдение за боевой деятельностью наших войск в войне с Японией выявило ряд недочетов в устройстве армии, наличие которых не искушенные административным опытом лица старались объяснить, между прочим, неправильностями военного управления вооруженными силами в мирное время. Великому князю Николаю Николаевичу, в то время пользовавшемуся большим военным авторитетом у государя, поручено было последним ознакомиться с положением нашей действующей армии на Дальнем Востоке и высказаться по существу необходимых реформ, о которых говорили кругом. Одной из необходимейших мер являлась давно уже назревшая необходимость разгрузить от непосильной работы начальника Главного штаба путем разделения подчиненного ему штаба на два отдельных управления: Главное управление Генерального штаба с начальником Генерального штаба во главе и собственно Главный штаб или, вернее, Организационно-административное управление.

Естественно, что детали всей этой сложной работы сосредоточились у генерала Палицына, начальника штаба великого князя Николая Николаевича, по званию генерал-инспектора кавалерии и многолетнего сотрудника великого князя.

Генерал Палицын был лицом теоретически хорошо образованным, прекрасно осведомленным во всех заграничных военно-литературных течениях и имел своих почитателей, среди которых считался готовым кандидатом на высокоответственный пост первого русского начальника Генерального штаба. К сожалению, предложенные им в порядке управления Военным министерством реформы оказались далеко не удовлетворительными.

Наметив для себя должность независимого от военного министра начальника Генерального штаба, генерал Палицын, увлеченный теоретическими рассуждениями, предложил также образование особого Совета государственной обороны и учреждение ряда независимых от Военного министерства генерал-инспекторов. Этим было положено начало вредному в русских условиях многоголовию в пределах Военного министерства. Независимый от Военного министра начальник Генерального штаба оказался весьма скоро в роли почетного консультанта по военным вопросам, которого слушали лишь постольку, поскольку хотели. Должности же генерал-инспекторов явились, по существу, только вредными синекурами, пригодными для замещения их, по меткому выражению тогдашних критиков, "безработными" великими князьями, жаждавшими положения и власти. Эти генерал-инспекторы в высшей степени затрудняли ответственную работу командующих войсками в округах. Имея личные доклады у государя, они нередко ставили в очень деликатное положение военного министра, затрудненного во многих случаях в проведении необходимейших мероприятий.

Трудно, однако, возлагать на великого князя Николая Николаевича, не имевшего, конечно, достаточного военно-административного опыта, ответственность за неудачную реформу управления Военным министерством, неудовлетворительность которой он впоследствии испытал на себе же по должности председателя вновь учрежденного Совета государственной обороны. Виновниками неудачи следует скорее признать генерала Палицына и генерала Редигера, бывшего начальника канцелярии Военного министерства и профессора военной администрации, который совместно с генералом Палицыным счел возможным осуществление этой реформы и который занял впоследствии должность министра в реформированном министерстве. В оправдание же великого князя Николая Николаевича можно привести еще и тот факт, что, убедившись в нецелесообразности существования Совета государственной обороны в отведенных этому совету рамках, он выразил осенью 1908 г. свое полное согласие на его упразднение.

4. Учреждение Совета государственной обороны

При образовании этого высшего государственного учреждения имелось в виду осуществить объединение управления армией и военным флотом, а также достигнуть согласования в работе всех тех ведомств, которые соприкасаются с вопросами государственной обороны. Задача, по существу, чрезвычайно важная и заслуживавшая самого внимательного к ней отношения.

В самом деле. Подготовка к современной войне не может быть уложена в рамки деятельности какого-либо одного министерства. Она требует прежде всего известной общности программы со стороны министерств, которые ведают организацией и подготовкой отдельных частей вооруженных сил (сухопутных, морских, а ныне и воздушных), а затем и общего согласования с этой программой деятельности тех министерств, в руках которых находятся политика государства, его финансы, экономика, а также и все другие стороны народной жизни. Столь широкое понимание вопроса об обороне государства вытекает из того соображения, что война в настоящее время далеко выходит за пределы состязания одних вооруженных сил и требует для успешного доведения ее до конца крайнего напряжения решительно всех сил и средств нации.

Таким образом, вполне очевидно, что только общими усилиями всего, так сказать, правительственного коллектива и за общей ответственностью возможно достижение наиболее полных результатов в деле современной подготовки государства к обороне.

Так решен ныне, после войны 1914 г., этот вопрос во Франции. В этой стране ответственность за подготовку к войне (и ее ведение) по новому закону об организации нации на случай войны возложена на правительство страны в его целом. Очевидно, что правительство это в данном примере и выполняет функции Совета государственной обороны. Порядок этот, по мнению французских законодателей, не должен в военное время стеснить самостоятельность полководца, обязанности которого ограничиваются лишь ведением военных операций. В установлении прочных взаимоотношений с правительством этот главнокомандующий должен черпать опору для своего авторитета и силу для своих действий.

Возможно, впрочем, представить себе и более узкое понимание функций, которые могли бы быть доверены Совету государственной обороны. Это - согласование программы только тех министерств, которые ведают различными отделами вооруженных сил, и детальная разработка оперативных планов на случай войны в соответствии с предположениями будущих руководителей сей последней. Характер этих работ должен предопределять и состав самого совета, который в данном случае мог бы состоять из председателя совета - будущего Верховного главнокомандующего, соответственных министров: военного, морского и воздушных сил (где имеются), так как на этих лицах в военное время останется забота по снабжению действующих вооруженных сил всем необходимым, начальников сухопутного и морского генеральных штабов и главнокомандующих группами армий, отдельными армиями и эскадрами.

Приблизительно в таком составе и с такими функциями организованы в некоторых иностранных государствах учреждения, носящие название военных советов.

Что касается Совета государственной обороны, сформированного в 1905 г. в России, то по составу своему он не соответствовал ни первому, ни второму заданию. В этом совете принимали участие в качестве членов инспекторы многочисленных родов оружия и другие вполне безответственные лица, с мнениями которых, естественно, никто из ответственных .лиц считаться не желал. Вследствие этого в Совет государственной обороны "сплавлялись" из всех министерств разные дела, от которых хотели отделаться или решение которых хотели отложить ad calendas graecas. В нем разбирались всякие фантастические проекты. Собирались разного рода статистические и другие сведения и, наконец, были весьма обрадованы образованию при Совете государственной обороны Высшей военно-аттестационной комиссии, которая и занялась рассмотрением аттестаций на кандидатов, предоставлявшихся на высшие командные должности в армии. На этих узких обязанностях и успокоились.

Подобная бесполезная деятельность коснулась председателя Совета государственной обороны лишь частично. Великий князь Николай Николаевич в бытность свою главой этого совета приглашался персонально на все наиболее важные государственные совещания, причем его мнение выслушивалось всегда с большим вниманием.

Уже в один из первых же дней вступления великого князя Николая Николаевича в должность председателя Совета государственной обороны его посетил, например, С.Ю. Витте, назначенный на пост главного уполномоченного по ведению мирных переговоров с Японией.

В длинной беседе великий князь обстоятельно изложил своему собеседнику, торопившемуся с отъездом в Америку, что русская армия в Маньчжурии подошла к пределу своей, так сказать, упругости и не в состоянии более вынести поражения, подобного Лаоянскому или Мукденскому; что при благоприятных условиях и дальнейшем усилении этой армии возможно даже ожидать от нее оттеснения японцев до Квантунского полуострова и за р. Ялу, но что для этого потребуется много времени, а также денег и жертв человеческими жизнями. Дальнейшие успехи ее будут, однако, неизбежно задержаны отсутствием флота, почему Япония будет вполне свободна занять Сахалин и даже часть Приморской области. Эти заключения, сделанные с предварительного доклада их государю, и были положены в основу решения о безусловной бесполезности дальнейшего ведения войны, которая не могла привести к положительным результатам.

Великий князь Николай Николаевич принимал затем участие в разработке новых основных законов, приуроченных к манифесту 17 октября, в решении вызвавшего большие препирательства в Государственной думе вопроса о порядке ежегодного определения числа новобранцев, подлежащих призыву, равно и в других важнейших государственных вопросах, причем неизменно пользовался исключительным влиянием на все решавшиеся совместно с ним дела. Надо, однако, твердо отметить, что влияние это являлось плодом не председательствования в бесполезном Совете государственной обороны, а в результате многих личных свойств великого князя. Что же касается Совета государственной обороны, то таковой летом 1908 г. был упразднен, а весной следующего 1909 г. вместо генерала Редигера, не сумевшего защитить в Государственной думе армию от несправедливых нападений на нее, был назначен военным министром незадолго перед тем занявший должность начальника Генерального штаба генерал Сухомлинов.

С его вступлением в управление Военным министерством должности большинства генерал-инспекторов были упразднены, а еще раньше начальник Генерального штаба вновь подчинен военному министру. Единство управления Военным министерством было, таким образом, восстановлено.

С появлением во главе Военного министерства генерала Сухомлинова роль и значение великого князя Николая Николаевича значительно уменьшились. Личность его была затемнена тем влиянием, которым успел заручиться новый министр у государя.

5. Командирование великого князя Николая Николаевича во Францию

В сентябре 1912 г. великий князь Николай Николаевич во главе многочисленной свиты, в которую в числе других входили начальник штаба войск гвардии и Петербургского военного округа и специалисты различных родов оружия, был командирован во Францию на маневры, происходившие в западном районе названного государства. Хотя великий князь в действительности никогда не был в мирное время официально предназначаем на должность Верховного главнокомандующего русской армией на случай войны, тем не менее председательствование им в бывшем Совете государственной обороны и то высокое положение, которое он занимал в русской армии вообще, заставляли во Франции его рассматривать как будущего верховного вождя русской армии в случае войны с Центральными державами. Этому взгляду как бы соответствовала та свита, которая с ним прибыла во Францию. Встреча великого князя Николая Николаевичи в Париже носила весьма торжественный характер. Прибыв в столицу Франции на Северный вокзал 11 сентября в 5 часов дня в специально высланном для него на границу поезде, великий князь был приветствован на перроне от имени президента республики и встречен всеми находившимися в Париже министрами. Отбыв с вокзала посреди восторженных криков огромной толпы народа в одной коляске с председателем Совета министров Пуанкаре, великий князь направился прямо в Елисейский дворец с официальным визитом к президенту республики Фальеру.

Маневры продолжались с 11 по 17 сентября и происходили в местности Touraine и Poitou. Войска были подразделены на две стороны: синих и красных, и во главе их находились лучшие французские генералы того времени: Галлиени, будущий военный губернатор города Парижа, инициатор наступления из Парижа на р. Урк, и генерал Марион. Командующим генералам предоставлена была на маневрах широкая инициатива. В состав маневрирующих войск были включены в значительном числе аэропланы, что было тогда еще новинкой, и на одной стороне находилась резервная дивизия из шести полков, сплошь составленная из резервистов; во главе этой дивизии состоял генерал, тоже призванный из резерва. Войска маневрировали на берегах р. Вьен, и особенно поучительна была переправа, совершенная одной из сторон, перебросившей на другой берег реки по мосту, наведенному в темноте, целую дивизию.

Великий князь, избегавший посещения крупных городов во избежание шумных оваций, жил во все время маневров в поезде, стоявшем посреди чудесного леса, к которому была подведена специальная ветка. Около поезда был разбит красивый палаточный лагерь. 14 сентября в честь высокого гостя французскими властями был устроен банкет, а в заключение маневров прибывший на поле действий президент республики дал блестящий завтрак, в течение которого великий князь, отвечая на приветствие главы Франции Фальера, отметил особым словом "индивидуальную инициативу" французского солдата, живым наблюдателем которой ему пришлось быть.

Все присутствовавшие оценили наблюдательность великого князя и были в восхищении от его манеры держать себя с царственной осанкой и вместе с тем с удивительной простотой. Особенно поразил всех рост великого князя, выделявшийся среди всех присутствовавших и составлявший разительный контраст по сравнению с небольшим ростом тогдашнего французского военного министра А. Мильерана.

В период пребывания великого князя во Франции некоторые члены его свиты успели побывать на французских военных заводах и убедиться в совершенстве материальной части той армии, которая в случае войны с Центральными державами должна была стать рядом с русской армией.

6. Частная жизнь великого князя в этот период времени

После Русско-японской войны великий князь в 1907 г. женился на сестре жены своего брата Петра Николаевича, великой княгине Анастасии Николаевне, рожденной княжне Черногорской.

Великая княгиня воспитывалась в Петербурге, в Смольном институте, и была первым браком замужем за принцем Георгием Лейхтенбергским. Брак ее с великим князем Николаем Николаевичем явился бездетными.

В бытность свою главнокомандующим гвардии и Петербургского военного округа великий князь проживал первые годы в приобретенном им небольшом доме на Михайловской площади, рядом со зданием Дворянского собрания. Впоследствии же им был выстроен для себя более комфортабельный дом-дворец на Петербургской стороне, близ Троицкого моста, на набережной Невы.

В некоторых источниках можно встретить намеки, что великая княгиня Анастасия Николаевна и ее младшая сестра Милица, жена брата Николая Николаевича - великого князя Петра Николаевича, были настроены в религиозных вопросах крайне мистически и, между прочим, служили поставщиками для императорской четы разных полуграмотных старцев, монашек и "святых" лжепророков, которых на Руси вследствие народной темноты было не перечесть сколько! В числе такого рода людей ко двору попал и известный Григорий Распутин, или Новый, как его назвал наследник престола цесаревич Алексей. Слишком известна роль этого лица в ходе истории последних лет царствования императора Николая II, чтобы на нем нужно было здесь останавливаться долго!

Воспользовавшись настроением императрицы, верившей в то, что истинная русская мудрость таится только в народе и что все, что стоит между этим народом и русским царем, является вредным средостением, Распутин в напоминание свего крестьянского происхождения никогда не снимал народного по покрою костюма, хотя и ходил в шелках и дорогих шубах, равно как щеголял своей колоссальной безграмотностью и невежеством. Обладая, несомненно, особой магнетической силой, он взял на себя также роль знахаря-целителя по отношению к наследнику, отвечая тем самым нежным и тонким струнам ее материнской души.

"Пока я с вами, ничего дурного случиться не может", - обыкновенно говорил он, укрепляя тем свое положение при дворе.

В силу моей неосведомленности я не могу читателя разуверить в том, что слухи о проникновении Распутина в царский дворец через посредство жены великого князя неверны. Но все же должен, на сей раз уже с полным знанием, заявить о полном презрении великого князя Николая Николаевича к этому человеку, в период войны. О приезде Распутина в Ставку во время нахождения во главе армии великого князя Николая Николаевича, разумеется, не могло быть и речи, как не могло быть речи и о влиянии его на ход военных событий.

С другой стороны, нельзя не заметить, что такие люди, как Распутин, около которых обыкновенно лепятся опасные авантюристы и малочестные дельцы, обыкновенно появляются лишь в тех кругах, в которых на них обнаруживается спрос. При дворе не он был первый, не он, вероятно, был бы и последним при ином ходе событий. Перелагать лично на них всю ответственность за происшедшие события, конечно, неправильно. В здоровой атмосфере Распутин быстро потух бы, как это видно из последующих отношений к нему Николая Николаевича, и его сила расцвела махровым цветом лишь вследствие окружавшей его в стенах царского дворца больной атмосферы.

Главный ужас распутинского времени был в том, что он оказался не в одиночестве. Его весьма быстро захватили в тесное кольцо разного рода авантюристы, влиянием которых и расшатывался авторитет центральной власти, венчавшийся русским монархом.

Люди искренние и независимые сами отходили от власти, на место же их приходили льстецы и угодники, потакавшие ошибкам императора и не желавшие своевременно открыть ему глаза на происходившее кругом.

Великий князь был большим любителем всякого рода построек, и в этом отношении он унаследовал страсть своего деда императора Николая I. Он сам прекрасно комбинировал и вычерчивал схемы деревенских хозяйственных сооружений, которые и осуществлялись им в его подгородном имении "Беззаботном". Это "Беззаботное" лежало под Петербургом, между Стрельной и Красным Селом, в 8 - 10 верстах к югу от Стрельны. В нем было земли всего лишь около 240 десятин; для жизни был выстроен обыкновенный деревянный небольшой дом, но дополнительных затей было много. Великий князь Николай Николаевич страстно любил животных, и одним из любимейших развлечений его была забота по разведению у себя улучшенных пород лошадей, коров, овец, коз, собак и всякого рода птицы. Все это жило и кормилось частью в "Беззаботном", частью в другом его имении "Першино" Тульской губернии.

В "Беззаботном" главной отраслью хозяйства было разведение какой-то особой породы серых коз, дававших вкусное, легкоусвояемое и особо питательное молоко. Этот вид молочного хозяйства был у него поставлен образцово. Я помню, с каким увлечением и искренней гордостью великий князь рассказывал нам в Ставке в минуты отдыха о способах промывки посуды, отнимавшей у козьего молока особый присущий ему неприятный привкус. Виден был сразу тонкий и много читавший сельский хозяин. Очевидно, что весь удой был нарасхват, разбирался на месте; все же высококультурное хозяйство в конечном счете, кроме убытка, ничего не давало. Но его ведение служило источником наслаждения для его хозяина; в него он вкладывал, как это ни странно звучит, свою нежную душу. Разумеется, что теперь это имение, как водится, разграблено начисто.

Козам "Беззаботного" и мое "спасибо", а их хозяину, великому князю Николаю Николаевичу, - глубокая душевная признательность за тонкое ко мне в прошлом внимание и деликатную обо мне заботу. Занимая должность генерал-квартирмейстера в Ставке, я зимой 1914/15 г. заболел на почве переутомления нервной экземой левой руки. Болезнь была очень упорной и мучительной при перегруженности работой. Кроме всякого рода медицинских средств мне прописана была строжайшая молочная диета, и я не мог отказаться от настойчивого почти требования великого князя перейти на молочное довольство ему принадлежавших коз "Беззаботного". Ежедневно с пассажирским поездом мне доставлялась оттуда суточная порция бесподобного свежего козьего молока, пользование которым, конечно, ускорило мое выздоровление. Но независимо от этого я успел убедиться на самом себе в том, как великий князь мог быть тонко внимателен и заботлив к людям, которые его окружали и работали вместе с ним. С бесконечной благодарностью я вспоминаю об этом трогательном эпизоде, оставившем во мне неизменную память с необыкновенно душевном и заботливом человеке, каким по существу был великий князь Николай Николаевич.

Другое имение великого князя "Першино" находилось в Тульской губернии. Вначале оно состояло также из небольшого количества десятин, затем кое что было прикуплено, но в общем по размерам это имение всегда оставалось имением среднего русского помещика. В нем имелся небольшой дом и рядом несколько флигелей, в которых останавливались гости и жили служащие имения. В этом своем имении великий князь бывал только осенью, после лагерных сборов и маневров, отдаваясь в нем своей страсти к псовым охотам. Жил он там вполне скромно, ничем не выделяясь из круга помещиков среднего достатка. Собирались у него для участия в охоте только его близкие знакомые - не великосветские гости, а просто соседи-помещики и приятели-офицеры, с которыми хозяина ближе сводили случай или судьба. Для охоты арендовались дополнительные места и содержалась свора борзых. Этими борзыми великий князь охотно снабжал от себя и кавалерийские полки, с возмещением лишь стоимости провоза собак и провожатых.

Великий князь Николай Николаевич был не только страстным любителем охоты с борзыми, так отвечавшей его пылкой и стремительной натуре. Он был также отличный стрелок и любил ружейную охоту. Ввиду его страсти к охоте он всегда приглашался на царские охоты в Беловеж и Скверневицы, что особенно сблизило его с Польским краем.

Я хорошо помню в его петербургском кабинете на стене над столом изумительную по размерам пару рогов огромного оленя, убитого на одной из охот двумя последовательными выстрелами, произведенными им и, кажется, князем Кочубеем. Первым выстрелом Кочубея зверь был ранен, но продолжал уходить; его догнал второй выстрел великого князя, которым зверь и был убит наповал. По обоюдному согласию голова лося с его рогами стала собственностью Кочубея; последний же, в свою очередь, подарил великому князю на память дубликат из какой-то искусственной массы.

Охота для великого князя была удовольствием и забавой; как я сказал, она отвечала его страстной кипучей натуре.

Подобно тому как в "Беззаботном", першинская усадьба была также полна всякого рода животными. Кроме рассадника собак там производились под руководством специалистов опыты скрещивания различных пород лошадей (арденны) с целью получения типа хорошей рабочей лошади, а также выращивались особые породы коров и овец. Все крутом было чистопородное и полно жизни; все было сыто, выхолено, хотя без излишней роскоши, и довольно. Наличие в животных известного аристократизма породы и всеобщего довольства доставляло великому князю истинное удовольствие; в этом сознании он видел радость жизни.

У отца великого князя, Николая Николаевича (Старшего), когда-то были огромные лесные угодья в районе г. Борисова (Минской губернии). Постепенно они перешли в уделы или в частные руки - хорошо не знаю - вследствие постоянной нужды в деньгах. Великий князь Николай Николаевич (Младший) сумел еще до войны эти угодья выкупить. Когда в 1915 г. под влиянием военной обстановки Ставке пришлось отходить из Барановичеи на восток, то квартирьеры, посланные для выбора места под новую Ставку, остановили свой выбор на Борисове, в котором имелись существенные удобства для размещения Ставки. Великий князь, однако, категорически воспротивился переходу Ставки в Борисов из чувства внутренней деликатности, опасаясь, чтобы не сказали, что главнокомандующий живет у себя в имении. Ставка поэтому перешла в менее удобный Могилев, как известно, лежавший в стороне от главных железнодорожных сообщений. Государь, принявший на себя впоследствии обязанности верховного главнокомандования действующими войсками, все время стремился переехать из Могилева не то в Смоленск, не то прямо в Москву.

В воспоминание о своем борисовском имении великий князь, выехав за границу, проживал официально во Франции под скромной фамилией Борисов.

Глава V
В ОЖИДАНИИ ВОЙНЫ

1. Степень влияния великого князя на внешнюю политику России накануне войны

С именем великого князя Николая Николаевича у многих, особенно в Германии, связано представление о лице, мощно влиявшем на русскую внешнюю политику в годы, предшествовавшие войне. Часть германского общества приписывает даже его якобы настойчивому влиянию на царя и даже на французское правительство создание такой обстановки, которая делала возникновение войны с Германией в 1914 г. неизбежным.

Усвоив столь предвзятую точку зрения, эти лица на основании только того факта, что великий князь Николай Николаевич лично не питал симпатий к довоенной политике Германии и, наоборот, являлся убежденным сторонником дружбы с Францией, ищут доказательств своего мнения в предположении о наличии какой-то особой миссии, выполненной великим князем Николаем Николаевичем в период посещения им в 1912 г. Франции, равно в содержании тех мимолетных бесед, которые президенту Французской республики г. Пуанкаре пришлось вести с великим князем Николаем Николаевичем во время пребывания первого в России в 1914 г., накануне войны. Великому князю приписывается также роль какого-то тайного воинствующего инспиратора в переговорах, которые были вполне естественны между случайно встретившимися министрами иностранных дел двух дружественных и союзных наций.

Я решаюсь категорически опровергнуть это предвзятое мнение.

Прежде всего, в объяснение личных ощущений великого князя Николая Николаевича напомню, что он достиг зрелого возраста в период царствования императора Александра III, который нашел необходимым в интересах своей страны отойти от прежней традиционной политики его предшественников, заключавшейся в поддержании тесных дружеских отношений с Центральными державами Европы. Известен знаменательный тост императора Александра III за здоровье князя Черногорского - "единственного друга России", которым русский царь, вероятнее всего, хотел подчеркнуть ту мысль, что Россия едва ли может иметь в Европе большое число благожелателей. Независимо от этого Александр III, как это всем известно, лично не симпатизировал германскому императору Вильгельму II и его манере держать себя во время приездов в Россию. Результатом этих государственных соображений и личных настроений к концу 90-х гг. прошлого столетия и был наконец окончательно скреплен союз России с Францией, культуру которой уже давно полюбило и привыкло уважать русское общество. Удивительно ли, что при всех этих условиях ближайший родственник русского царя, пользовавшийся к тому же его доверием, вырос и впитал в себя те же чувства к западному соседу России, что и Александр III! При всем том это чувство никогда не переходило в недружелюбие или слепую ненависть к немецкому народу вообще, что видно хотя бы из факта наличия в ближайшем окружении великого князя многих весьма почтенных людей с немецкими фамилиями и немецкого происхождения. Наконец, в организме самого Николая Николаевича текла ольденбургская, т. е. немецкая кровь! Вообще, терпимость и уважение ко всем почти нациям была одной из самых отличительных черт его характера. И если в смысле отношения к некоторым народностям во время пребывания великого князя в должности Верховного главнокомандующего и совершались какие-либо несправедливости, то вина этому заключалась лишь в усердии "не по разуму" некоторых его сотрудников и в излишнем доверии со стороны великого князя к их беспристрастности и справедливости.

Что касается командирования во Францию в 1912 г. великого князя, то этой поездкой преследовалась лишь общая задача, вытекавшая из необходимости от времени до времени подогревать дружеские чувства и демонстрировать перед Европой мощь и силу Согласия, противополагавшегося союзу трех Центральных держав. Французскому обществу, может быть, действительно хотелось бы видеть в этом приезде посещение их страны лицом, долженствовавшим стоять во время войны во главе русской армии в случае европейской войны, но этот факт, если он и существовал, должен быть объяснен несколько повышенным темпераментом французской нации вообще и более всего личным обаянием внешних и внутренних качеств великого князя, вполне очаровавших французов.

Посещение великим князем Николаем Николаевичем Франции подобно посещению генералом Фошем России носило исключительно военный характер, и с его пребыванием во Франции неправильно связывать наличие каких-либо определенных замыслов против Центральных держав. Никакой дипломатической миссии великий князь не имел. Это лучше всего доказывается тем обстоятельством, что мысль о командировании великого князя Николая Николаевича возникла в пределах Военного ведомства, и русское Министерство иностранных дел на сделанный ему запрос ответило лишь признанием этой поездки желательной, как я уже сказал, по соображениям общего порядка. Среди многочисленной свиты великого князя не было поэтому ни одного лица из состава дипломатического ведомства, командированного распоряжением Министерства иностранных дел, и сама краткость пребывания великого князя в Париже, в течение которого могли происходить свидания его с государственными людьми этой страны, доказывает отсутствие в его приезде каких-либо дипломатических заданий. Наконец, отсутствие необходимости со стороны русского правительства поручать их ведение великому князю еще лучше доказывается обстоятельством приезда в том же году председателя Совета французских министров и министра иностранных дел г. Пуанкаре в Россию. Очевидно, что если бы существовала какая-либо надобность в особо доверительных переговорах, то таковые были бы приурочены к пребыванию г. Пуанкаре в Петербурге.

Еще менее имеют под собой почву предположения, которыми приписывается великому князю активная роль в существе тех бесед, которые якобы велись в 1914 г., накануне войны, в Петербурге между главами обоих государств, Франции и России, и их министрами иностранных дел Вивиани и Сазоновым.

Прежде всего я должен напомнить читателю, что в визите нового президента Французской республики г. Пуанкаре в Россию в 1914 г. не было вообще ничего необычайного. Со времени начала дружественных отношений между Россией и Францией эти посещения вошли в обычай и все бывшие президенты Франции: Феликс Фор, Лубо, Фальер и, наконец, Пуанкаре - считали своей обязанностью по одному разу побывать в России, чтобы этим оказать внимание русскому царю и удостоверить личную их верность Двойственному союзу. Не был Казимир Перье, который вообще оставил пост президента до окончания срока.

Со всеми перечисленными президентами приезжали и лица, занимавшие ко времени поездки их должность министра иностранных дел. Таков был общепринятый ритуал, по силе которого главу государства всегда сопровождает в заграничной поездке министр иностранных дел. Исключение составляли только случаи высочайших посещений по причинам семейного характера, каковых случаев вообще при общениях с Францией, очевидно, быть не могло. Нарушения вошедшего в обычай порядка были крайне редки, и за последние десятилетия припоминается лишь один приезд русского императора в Берлин без бывшего в то время русским министром иностранных дел Сазонова - не помню в котором году, где императору предстояло встретиться с английским королем Георгом, сопровождавшимся его министром иностранных дел. Но это отступление было сделано с исключительной целью не поставить в неловкое положение дружественную Францию. Таким образом, и в сопровождении г. Пуанкаре тогдашним председателем французского Совета министров и министром иностранных дел Вивиани ничего исключительного не было.

Правда, в этот период времени уже ощущалось довольно ясно, что столкновение между Центральными державами и государствами Согласия не за горами. Франция из опасения нападения на нее ввела у себя в 1913 г. непопулярный в населении закон о трехлетней военной службе. Россия подготовляла так называемую большую военную программу. Но эти меры служили лишь ответом на слишком активную политику германского императора, клонившуюся к всесветной гегемонии, для установления которой в Германии не только усиливались флот и армия, но и утверждалось влияние немцев в Константинополе и на путях к Персидскому заливу. Словом, создавалась обстановка, при которой "заряженные винтовки сами начинают стрелять".

Весьма естественными в таких условиях являлись беседы Вивиани с Сазоновым, в течение которых не могли не подвергнуться обзору все вопросы, интересовавшие обе дружественные державы. Эти беседы были тем более необходимы, что в России существовал, небольшой правда, круг лиц, тем не менее возглавлявшийся графом Витте, который сеял сомнение в том, действительно ли Франция в случае нападения Германии на Россию будет готова поддержать последнюю, в особенности в случае если конфликт возникнет на почве несколько далеких французским интересам балканских дел. Слухи эти приобретали особое значение со времени вступления во власть левого кабинета Вивиани. Из донесений А.П. Извольского в России было известно, что лица, принадлежавшие к крайним левым парламентским партиям, были принципиально более других склонны к пацифизму и наименее расположены к союзу с Россией, в особенности же к активному проявлению этого союза. Необходимо было рассеять это опасение, что, впрочем, облегчалось политикой Берлина за последние годы, пробудившей во Франции склонность не отступать в случае надобности от принятия вызова. Во всяком случае лишь разъяснения самого председателя французского Совета министров Вивиани могли быть признаны русским правительством исчерпывающими.

Совершенно неправильно, однако, думать, что в этих переговорах играл какую-нибудь активную роль великий князь Николай Николаевич.

Император Николай II весьма ревниво оберегал прерогативы своей самодержавной власти, к наиболее существенными элементам которой он сопричислял личное направление внешней политики Русского государства. Некоторые шаги государя в этой области управления были до поры до времени скрываемы им даже от своих министров иностранных дел, для которых нередко было нахождение в папках, возвращаемых из дворца, высочайших телеграмм, уже отправленных по назначению самим императором. Читатель уже знает и более серьезный случай личной инициативы царя в политических вопросах, выразившийся в известном Бьеркенском соглашении.

Вместе с тем император Николай II не терпел и случаев непрошенного вмешательства посторонних лиц в деятельность отдельных ведомств, тем более дипломатического. Это вмешательство всегда вызывало со стороны царя вопрос: "А вы говорили с соответствующим министром по этому вопросу?" С другой стороны, в годы, непосредственно предшествовавшие войне, великий князь Николай Николаевич далеко не пользовался таким доверием у государя, как это было несколько раньше. Его считали при дворе главным виновником дарования манифеста 17 октября, и недоверие, вызывавшееся этим обвинением, разжигалось не только недружелюбным отношением к нему некоторых реакционных министров, но и тайным влиянием известного Распутина, участие которого в направлении государственных дел можно установить уже за несколько лет до 1914 г. К тому же под влиянием того же отвергнутого в семье великого князя Распутина и других причин семейного характера императрица Александра Федоровна глубоко возненавидела жену великого князя Николая Николаевича великую княгиню Анастасию Николаевну и ее сестру Милицу Николаевну, жену брата великого князя - Петра Николаевича, и потому всемерно стремилась отвести Николая Николаевича от какого-либо активного влияния на царя. Лишь под давлением общественного мнения и личных достоинств этого лица как военачальника состоялось его назначение Верховным главнокомандующим после объявления России Германией войны, и, следовательно, только с этого времени его голос получил возможность влиять на вопросы военно-дипломатического характера.

Великий князь Николай Николаевич во время посещения президента Французской республики состоял главнокомандующим войсками гвардии и Петербургского военного округа, т.е. был старшим военным начальником над всеми войсками в столице и ее окрестностях. Только в качестве такового и одного из старших представителей царствующей династии он дал президенту республики и императорской чете в Красном Селе обед и имел близкий доступ к участию в тех торжествах и военных смотрах, которыми были ознаменованы дни 20-23 июля 1914 г.

Как военный, занимавший одну из высших строевых должностей в русской армии, он, следя за неизбежным ходом событий в Европе, мог, конечно, мечтать о победе русского оружия и даже обязан был стремиться к обеспечению успеха в предстоящей борьбе, но его личное настроение не могло иметь и не имело никакого влияния на обострение возникавшего конфликта и ускорение его разрешения вооруженной рукой.

Я могу привести еще одно соображение в доказательство изложенного положения. Бывший при императоре Николае II весьма долгое время перед войной министр иностранных дел С.Д. Сазонов, несмотря на свою внешнюю мягкость, был в основных вопросах политики человеком весьма твердых убеждений, не допускавшим постороннего вмешательства в дела его ведомства, особенно если это вмешательство грозило для России серьезными опасностями. Между тем его балканская политика, во главе которой стояло стремление избежать войны, встречала на своем пути ряд затруднений со стороны великих княгинь Анастасии и Милицы Николаевны - родных дочерей короля Черногорского, стремившихся к улучшению и упрочению на Балканском полуострове положения Черногории. Известен по ходившим рассказам далее на этой почве случай очень резкого разговора С.Д. Сазонова с великой княгиней Милицей Николаевной. Так как великая княгиня Анастасия Николаевна состояла в супружестве с великим князем Николаем Николаевичем, а сестра ее Милица Николаевна была замужем за братом Николая Николаевича, великим князем Петром Николаевичем, то обстоятельства эти клали серьезный отпечаток на отношения С.Д. Сазонова к великому князю Николаю Николаевичу, которые были в общем очень сдержанными. Бывшие старшие чины Министерства иностранных дел, однако, еще совсем недавно категорически свидетельствовали мне о чрезвычайно тактичном и сдержанном поведении в балканских вопросах великого князя Николая Николаевича, предпочитавшего полнейшее невмешательство в искания великих княгинь. Эти свидетельства совпадают вполне и с моими личными наблюдениями, но в более поздний период времени, в 1914-1915 гг. Нейтральность великого князя Николая Николаевича к черногорским притязаниям была настолько велика, что даже в вопросе о будущих границах Черногории (в 1915 г. дипломатия держав Согласия занималась весьма усердно вопросами о границах!) великий князь предпочел предоставить определение желаний Черногории великой княгине Милице Николаевне, которая и изложила их по предложению императора Николая II в особом письме от 5 апреля 1915 г. из Киева, где проживали обе черногорские княгини.

Таким образом, помимо личной позиции невмешательства целый ряд условий фактически препятствовал великому князю Николаю Николаевичу войти активным лицом во внешнюю политику России, смежную по времени с войной, не говоря уже о том, что его особое семейное положение подсказывало великому князю необходимость соблюдения известного такта и строгой сдержанности.

Лишь после назначения великого князя Николая Николаевича Верховным главнокомандующим он по необходимости стал ближе к внешней политике России. В этот период времени С.Д. Сазонов убедился в общности их точек зрения по некоторым политическим вопросам; отношения их заметно сгладились и постепенно улучшились до степени вполне доверчивых.

Но особенно Сазонов проникся уважением к великому князю после решительной попытки прогрессивно настроенных членов Совета министров, к числу которых принадлежал и наш министр иностранных дел, воздействовать на императора Николая II в смысле сближения с общественными силами страны. Эта попытка была сделана в знаменательный день 27 июня 1915 г. в Ставке, и она будет мной описана подробно в соответствующем месте настоящей книги. Близкий сотрудник С.Д. Сазонова, директор канцелярии Министерства иностранных дел барон Шиллинг, приезжавший совместно с С.Д. Сазоновым в Ставку, лично мне говорил, что его министр выразил свое крайнее удовлетворение тем обстоятельством, что великий князь в своем слове во время совещания высказал громогласно ряд мнений, идентичных с мыслями, выраженными на бывшем совещании самим Сазоновым, и что по многим отдельным вопросам великий князь горячо поддерживал мнение прогрессивной части совещания. Увы, эти усилия, как увидит читатель, оказались напрасными !..

2. Отношения России с Францией и Англией

Сближение между Россией и Францией, начавшееся в царствование императора Александра III, выразилось под влиянием активной политики Центральных держав, опиравшейся на Тройственный союз, в заключении оборонительной военной конвенции. Последняя была выработана в 1892 г. и подписана начальниками генеральных штабов обоих государств генералами Обручевым и Буадефром.

Основная мысль этой конвенции заключалась в том, что обе договаривающиеся стороны, Россия и Франция, обязывались друг перед другом при первом известии об общей мобилизации враждебного им Тройственного союза мобилизовать все свои вооруженные силы и сосредоточить их к угрожаемым границам. Затем дальнейшие действия обоих государств должны были зависеть от действий противной стороны, причем в случае нападения Германии или другой державы Тройственного союза, поддержанной Германией, на одну из договаривающихся держав другая должна была прийти первой на помощь, для чего использовать все свободные силы против Германии как главы враждебного им союза.

Оборонительный характер этой конвенции вытекает из приведенного содержания конвенции с полной очевидностью. Действия России и Франции должны были вытекать из враждебной инициативы держав Тройственного союза вообще и Германии в частности.

По прошествии нескольких лет взаимные связи держав Согласия окрепли настолько, что в 1889 г. стало возможным заключение политического соглашения, к которому упомянутая выше военная конвенция стала одним из дополнений.

Политическое соглашение 1889 г. не заключало в себе, впрочем, ничего нового. Оно подтверждало, но в еще более общих чертах мысль о взаимной друг другу помощи двух государств в случае нападения на одного из них третьей державы, причем основания помощи и характер ее по-прежнему должны были определяться названной выше военной конвенцией 1892 г.

Политическое соглашение 1889 г. оставалось без изменений вплоть до самого возникновения войны. Оно очень долго хранилось нами в строгой тайне, и во всех случаях французская нация именовалась нами только 1а nation alliee. Лишь под влиянием настойчивого желания правительства Франции о более открытом рекламировании союза во время прощального обеда, данного русским императором Николаем II президенту Лубе при отъезде его из Петербурга после посещения России, император Николай в прощальном своем тосте употребил выражение la nation amie et alliee. Эта добавка очень обрадовала общественное мнение Франции, и с тех пор наличие союза перестало уже более отвергаться.

Что касается военной конвенции, то таковая вследствие слишком общего характера ее подвергалась впоследствии неоднократным обсуждениям и уточнениям, причем, однако, никогда не менялся оборонительный характер ее задания. Основное условие, при котором должны были начать осуществляться предусмотренные конвенцией меры, - условие "враждебной инициативы Германии" - оставалось фундаментом происходивших совещаний. Обсуждению подвергались лишь частности конвенции, устанавливавшие размеры помощи, время и направление ее, а также другие данные технического порядка, как, например, условия обеспечения взаимной связи, развития железнодорожного строительства и т.д.

Вполне очевидно, что конвенция, заключенная еще в мирное время, могла предусматривать вопрос о совместных действиях лишь в первоначальный период войны. Поэтому было бы крайне естественно подумать о дальнейшем. Но даже столь важный и существенный вопрос, как вопрос обеспечения единства действий, в течение дальнейшего периода войны никогда в обсуждениях затронут не был, что и должно было привести к той несогласованности этих действий, которая, как читатель увидит из последующих глав, были причиной весьма многих неудач и создали вообще чрезвычайно благоприятную обстановку для Центральных держав, занимавших в отношении своих противников выгодное, в смысле стратегическом, внутреннее положение.

Обсуждение и уточнение в подробностях общих положений военной конвенции производилось в особых, совершенно секретных совещаниях, происходивших то в Петербурге, то в Париже. Решающая роль в них принадлежала согласиям начальников генеральных штабов обоих государства. С русской стороны, кроме указанного лица, никто и никогда не принимал участия в происходивших совещаниях, несмотря на то что иногда они происходили на русской территории; с французской стороны кроме начальника Генерального штаба изредка приглашались его ближайшие сотрудники. Составление протоколов поручалось или нашему военному агенту в Париже, или французскому военному атташе в Петербурге, причем лица эти присутствовали на совещаниях только в скромной роли составителей протоколов.

Вначале совещания начальников обоих генеральных штабов происходили нерегулярно, потом они стали ежегодными, причем последняя конференция имела место в августе 1913 г. в Красном Селе (близ Петербурга) между генералом Жилинским, бывшим русским начальником Генерального штаба, и генералом Жоффром - его французским коллегой.

Читателю очень интересно будет отметить, что несмотря на то обстоятельство, что конференции иногда происходили не только на русской территории, но в Красном Селе - лагерном расположении войск Петербургского военного округа - ни на одной из этих конференций не присутствовал великий князь Николай Николаевич, который не был равным образом осведомлен о вопросах, затрагивавшихся на совещаниях. Это еще лишний раз может для читателя служить доказательством того, что вопросы общего порядка, регулировавшие союзные отношения России и Франции, шли мимо великого князя Николая Николаевича и вне его влияния.

При весьма частых сменах начальников Генерального штаба в России (в течение последних 9 лет до войны сменилось на этой должности 6 лиц, причем некоторые пробыли в должности лишь несколько месяцев) и несоответственном подборе их присутствие на указанных выше совещаниях с русской стороны одного начальника Генерального штаба было крайне невыгодным, ибо не гарантировало русской стороне достаточного авторитета и полноты обсуждения, но с таким положением в то время в России приходилось мириться.

Для полноты союзных отношений между Россией и Францией недоставало только военно-морской конвенции. Русский военный флот вышел из Русско-японской войны столь ослабленным, что ни на какую кооперацию не был способен. Его роль в военное время должна была ограничиться строгой обороной своих собственных берегов. Равным образом при грандиозной мощи германского флота трудно было рассчитывать на возможность оказания русским морякам какой-либо помощи со стороны французского флота. Тем не менее в 1912 г. во время пребывания в России председателя французского Совета министров г. Пуанкаре в Петербурге была подписана и военно-морская конвенция между Россией и Францией.

Параллельно с укреплением союзнических уз, скреплявших оба государства на случай нападения, Франция, имевшая длинную морскую границу, притом принадлежавшую двум отдельным морским бассейнам, искала сближения с Англией.

Вступив с ней в переговоры по отдельным разделявшим их политическим вопросам, она к 1904 г. достигла путем взаимных уступок по каждому из этих вопросов известного сближения точек зрения. Это позволило ей в том же году заключить общее политическое соглашение, имевшее, впрочем, только предметный характер, т.е. разрешавшее известные вопросы, разделявшие в данное время оба государства. Франция сделала Великобритании большие уступки в египетском вопросе; наоборот, Англия пошла навстречу пожеланиям французов в Марокко. Затем последовало военно-морское соглашение, в силу которого весь активный французский флот перешел в Средиземное море и, наконец, почти перед самой войной, уже в 1912 г. состоялся известный обмен мнениями французского и английского генеральных штабов. В этой переписке предусматривалась уже возможность при некоторых условиях, определение которых Англия оставляла за собой, помощи Франции со стороны Англии в случае нападения на первую.

Читатель легко заметит, что в конце концов Англия оставляла за собой свободные руки, за исключением некоторой "моральной" ответственности за безопасность побережья Северного моря.

Французская дипломатия, наиболее полно выражавшаяся в программе Делькассе, ставила себе, однако, задачей не только более близкое слияние в будущем политических задач Франции с Англией в европейских вопросах, но и сближение с последней России; иначе говоря, она стремилась к постепенному превращению двойственного согласия в тройственное. Первый шаг в этом отношении, впрочем, был уже сделан со стороны Англии королем английским Эдуардом VII, который в беседе с русским посланником того времени в Дании А.П. Извольским еще до японской войны указывал ему на желательность улучшения отношений между двумя державами - Россией и Англией.

На этот шаг и на возможность постепенного его развития непрестанно указывал и Делькассе, к мнению которого одно время очень прислушивался Петербург. Наше Министерство иностранных дел охотно отозвалось на попытку установления более нормальных отношений с Англией, и в результате взаимных усилий образовалась возможность заключить известное соглашение между Россией и Англией по персидским делам в 1907 г., которое было закреплено ревельским свиданием короля Георга с императором Николаем.

В Тегеран с обеих сторон были назначены новые люди; с нашей стороны - бывший 1-й секретарь лондонского посольства Козелл-Поклевский, оставивший в Лондоне прекрасную по себе память и чрезвычайно сильные связи.

Первая брешь, таким образом, была пробита. За ней являлась надежда на возможность дальнейших соглашений, вплоть до вопроса о проливах включительно.

Трудно сказать, какие результаты дало бы столь счастливо начавшееся политическое сближение двух только что названных государств. Но в России его искренно желали, в соответствии с чем в июне 1912 г., как о том уже было сообщено однажды в швейцарской прессе, решено было сделать попытку обменяться мнениями по беспокоившему наших моряков вопросу, не могла ли бы Англия, в некоторой мере морально связанная с необходимостью поддержки Франции, помочь в случае необходимости своими морскими средствами обороне нашего Балтийского побережья. На совещании, происходившем в названное время в Петербурге в морском Генеральном штабе, чины Министерства иностранных дел на запрос о том, возможно ли вообще зондирование подобного вопроса, получили ответ, что всякое сближение с Англией находится в русле общей политики, которую ведет Россия. Вследствие этого бывшему русскому военно-морскому представителю в Лондоне, участнику данного совещания, было поручено с ведома нашего посла в Лондоне графа Бенкендорфа и французского военно-морского атташе в томе же пункте сделать словесно соответствующие шаги в британском Адмиралтействе. Дело, однако, дальше словесных разговоров не пошло, так как англичане ответили, что для британского флота Балтийское море представляет ловушку, в которую этот флот не может зайти. Тогда еще вопрос о действиях подводных лодок не был подробно разработан и в силу их мало кто верил. Тем не менее с открытием мировой войны и с присоединением Англии к державам Согласия британское Адмиралтейство, как известно, послало в Балтийское море несколько больших подводных лодок, которые с честью выполняли возлагавшиеся на них задачи.

Из изложенного видно, что ко дню возникновения вооруженного конфликта Англия с Россией не состояла ни в каких соотношениях, которые обязывали бы ее примкнуть к державам Согласия.

Для России этот вопрос окончательно выяснится лишь к 4 августа 1914 г. Телеграммой от этого числа граф Бенкендорф, русский посол в Лондоне, сообщал в Петербург Сазонову: "Грей мне сказал, что отныне мы союзники. Россия и Англия были поставлены в необходимость обратиться к войне по параллельным причинам. В Англии, - добавлял Грей, - верят в святость договоров: если мы позволим их преступать даже там, куда может достигнуть наша сила, то все здание мира рухнет. - Европа покоится на базе договоров. Малые государства обязаны им своим существованием. Сегодня Бельгия, завтра Голландия... Это возвращение к первобытным временам!"

"Я сказал ему, - добавляет в той же телеграмме граф Бенкендорф, - что роль России во всем похожа на роль Англии: мы защищаем малые государства на Балканах, Англия - на севере Европы!.."

3. Была ли Россия готова к войне?

27 февраля 1914 г., в вечернем выпуске известной, хотя и второразрядной, петербургской газеты "Биржевые ведомости" появилась статья "Россия готова к войне".

Эта статья приписана была перу русского военного министра генерала Сухомлинова или по крайней мере его инициативе. В ней шла речь о быстром росте военной мощи России и достигнутых в этом направлении результатах.

Так ли это было на самом деле? И не прав ли был германский посол в Петербурге граф Пурталес, назвав эту статью "фанфаронадой", вызванной желанием военного министра отметить свое пятилетие (1909-1914) пребывания в должности?

Русско-японская война и отчасти революция 1905 г. совершенно расстроили наши вооруженные силы. Испытывая большие финансовые затруднения, Россия только в 1910 г. могла приступить к возрождению этих сил, которые по той же причине финансового расстройства страны не могло быть иным, как только очень постепенным. В течение 4-х лет с 1910 по 1914 г. благодаря особенной отзывчивости 4-й Государственной думы и таким ближайшим сотрудникам военного министра, как генералы Мышлаевский и Поливанов, было сделано очень много, но еще более осталось недоделанного. Страна лишь частично восстановила свою безопасность, но к ведению наступательной войны она совсем не была готова.

Не приходится говорить уже о том, что не было главного: не было доверия народа к правительству, не было сознания государственного единства, взамен же таковых в народе царил мрак темного невежества и опасного расслоения. При таких условиях страна не могла выставить сознательных воинов и проявить необходимую внутреннюю кротость для твердого противостояния тем напряжениям, которые требуются всякой серьезной войной. Дальневосточные события 1904-1905 гг. эти выводы подтвердили весьма рельефно.

Но даже устройство самой армии отчасти по косности традиций, отчасти по соображениям финансового порядка и промышленной немощи России носило на себе характер такой вооруженной силы, которая пригодна лишь для целей пассивной обороны в пределах территории. Грузная организация, недостаточное снабжение артиллерией (не только тяжелой, но и легкой), равно другими техническими средствами, крайне ограниченное обеспечение боевыми запасами без возможности их пополнения промышленными силами собственной страны, наконец, несовершенный командный состав, лишенный единства школы, не приученный к проявлению инициативы, не умевший ни подготовить, ни вдохнуть в войска наступательный порыв, - все эти условия и качества вызывали сомнение в успехе широких наступательных действий.

А между тем необходимость отстаивать свое великодержавное достоинство и международное положение не допускали возможности, в случае военных осложнений ограничиться встречей неприятеля на своей территории.

В самом деле. Хотя военная конвенция, заключенная в 1892 г. между Францией и Россией, носила по ее политическому замыслу строго оборонительный характер, имевший в виду совместные вооруженные действия лишь в случае нападения на одну из договаривающихся сторон - Францию или Россию - Германии или другой державы Тройственного союза, поддержанной Германией, тем не менее стратегически от России требовалось быстрейшее наступление в пределы Восточной Пруссии с довольно значительной частью ее вооруженных сил.

С другой стороны - вызывающее поведение Австро-Венгрии, изо дня в день совершенствовавшей свои вооруженные силы, настаивавшей на так называемой предупредительной войне и давно уже пользовавшейся временной слабостью России для утверждения своего влияния на Балканах, требовало нашей готовности к наступлению на юго-западных границах государства.

Политически лишь обороняясь, мы должны были и здесь иметь в виду встречу нападающего на его собственной территории, как в силу соображений о том разорении, которое вносит в страну всякое неприятельское вторжение, так и вследствие огромного психологического преимущества наступательной войны, в особенности при наличии в населении лоскутной монархии Габсбургов большого процента славян.

В этом противоречии боевых задач со степенью готовности русских сухопутных вооруженных сил лежала самая трудная часть работы русской стратегии, делавшей ее достижения крайне хрупкими. Достаточно было малейшей тактической заминки, всегда возможной на войне, чтобы неудача превращалась в крупный неуспех, уничтожавший сразу все ранее достигнутые результаты.

Угрожающее нарастание вооруженных сил и боевых средств у наших западных соседей вынудило и русское Военное министерство составить проект нового усиления армии, носивший громкое название "Большой программы". К сожалению, проведение новой морской программы несколько задержало рассмотрение законодательными органами этого проекта, который подвергся обсуждению почти что накануне надвинувшейся войны, почему получил свое осуществление лишь частично. Впрочем, должен заметить, что программа эта лишь в весьма малой своей части имела задачей улучшение организации армии и ее снабжения. На первое место ею была выдвинута задача количественного увеличения армии. В общем это был проект достойный легкомыслия его создателей во главе с военным министром. В виде курьеза можно, например, привести намеченное ею усиление регулярной конницы на 26 полков, против которого усиленно возражал оперативный отдел Генерального штаба.

Падение в минувшую войну значения кавалерии как самостоятельного рода оружия наиболее ярко подчеркивает всю несуразность проектированной меры, особенно в русской армии, всегда страдавшей избытком кавалерии в ущерб прочим более нужным родам оружия.

4. Цели войны

Ввиду уже изложенного характера всех соглашений, не преследовавших никаких наступательных задач, вопрос о целях возникшей в 1914 г. войны встал перед державами Согласия лишь после открытия враждебных действий.

Обстоятельство это служит хотя и косвенным, но очень ярким доказательством того, что державы Согласия не питали никаких наступательных планов.

Первая беседа по вопросу о целях войны произошла в первой половине октября 1914 г. в Париже между французским министром иностранных дел Делькассе и русским послом в Париже А.П. Извольским. В этой беседе оба названных лица сошлись во мнении, что главной целью держав Согласия отныне должно быть разрушение Германской империи, нарушившей общий мир в Европе, и возможное ослабление военного и политического могущества Пруссии. При этом признавалось желательным облечь эти цели в такие формы, чтобы отдельные германские государства оказались сами заинтересованными в достижении названного результата.

Что касается Австро-Венгрии, то в отношении этой монархии вопрос, по-видимому, не стоял столь согласованно. По донесению А.П. Извольского, во Франции существовали даже некоторые симпатии к этой монархии, основанные на представлении о присущем в стране Габсбургов стремлении к независимости от Германии и на оказанных ею услугах в Алжезирасе. Такие же симпатии, но по другим, может быть, причинам, существовали и в Англии в еще более сильной степени.

Что касается земельных приращений, то из слов Делькассе можно было заключить, что Франция для себя не ищет в Европе никаких приобретений, за исключением Эльзаса и Лотарингии. В Африке она удовольствовалась бы уничтожением последних остатков Алжезирасского акта и небольшими исправлениями колониальных границ. Англия, по мнению лиц, обсуждавших вопрос, также не ищет завоеваний в Европе, но потребует колониальных приращений за счет Германии и, вероятно, возбудит вопрос о восстановлении самостоятельности Ганновера. Ни в том ни в другом вопросе она со стороны Франции, по-видимому, не встретит препятствий. Шлезвиги Голыптейн, добавляет Извольский, должны бы отойти к Дании, несмотря на двусмысленное поведение датского правительства. Что до России, то она, по мнению беседовавших, конечно, потребует свободы проливов и тут должна встретить полную поддержку Франции.

В отношении Австро-Венгрии, давно уже искавшей предлога для производства какой-либо военной демонстрации против Сербии, Делькассе высказывался менее определенно. Сам же Извольский, говоря, впрочем, лично от себя, настойчиво указывал на необходимость положить конец Габсбургской монархии, являвшейся, по мнению его, совершенным анахронизмом. Он признавал необходимым призвать входившие в состав империи Габсбургов народности к самостоятельному политическому существованию.

"Я стараюсь внушить здесь мысль, - заключал свое донесение А.П. Извольский, - о едином и сильном Сербо-Хорватском государстве, с включением в него Истрии и Далмации, как о необходимом противовесе Италии, Венгрии и Румынии".

В этом отношении ему пришлось, к сожалению, встретиться с предвзятым и вполне неправильным мнением, господствовавшим во Франции, что Далмация и Истрия по этнографическому составу принадлежат к итальянским странам.

Насколько мне известно, против формулировки целей войны, как они выражены были в беседе А.П. Извольского с Делькассе, не встретилось возражений ни со стороны России, ни со стороны Англии. Что же касается вопроса об определении земельных приращений, то обсуждение его было признано Россией преждевременным, и лишь в марте следующего года наше Министерство иностранных дел сочло необходимым вернуться вновь к этому вопросу.

Телеграммой 8 марта С.Д. Сазонов сообщил Извольскому, что относительно условий будущего мира он признает желательным, чтобы французское и английское правительства снабдили особыми полномочиями своих послов в Петербурге для возможности предварительного обсуждения условий его совместно с ним. По мнению нашего министра иностранных дел, главные условия мира должны бы быть подразделены на 3 категории: 1) условия, являющиеся для того или другого из союзников бесспорно необходимыми, как затрагивающие его жизненные интересы; 2) условия, по которым допустимы взаимные уступки с целью согласования отдельных интересов трех союзников и 3) условия, которые не затрагивают непосредственно интересов союзников, но являются существенными для сохранения мира в будущем и поддержания союзных отношений.

Однако вновь вопрос этот заглох на некоторое время, и в России он всплывает еще раз только в 1916 г.

В январе названного года великий князь Николай Михайлович, сын младшего брата императора Александра II, очень образованный и начитанный человек, остававшийся все время в тени, движимый, вероятно, "прыгавшим" в нем честолюбием, обратился к императору Николаю II с письмом, в котором возбуждал вопрос о необходимости уже тогда подготовиться к выбору тех людей, которым будет вверено на международной конференции, как он выразился, "поддерживать честь и величие России". Великий князь выражал желание попасть в число этих избранников, не выдвигая себя, однако, по-видимому, только из "скромности", на пост главного действующего лица. Об этом своем желании он писал и другим лицам, которые могли бы оказать ему свое содействие, в числе их и Сазонову. С.Д. в словесной беседе старался отклонить великого князя от его мысли; он пытался разъяснить автору письма, что второстепенная роль ему, великому князю, не подобает, равно как не подобает и несение какой-либо ответственности за решение будущей конференции, особенно в то время, когда все великие князья (за исключением все возраставшей популярности великого князя Николая Николаевича, несмотря на его удаление на Кавказ) потеряли любовь и уважение русского общества.

Выслушав откровенный и простой ответ нашего министра иностранных дел, великий князь Николай Михайлович не прекратил, однако, своих домогательств, лишь изменив несколько их характер.

В сентябре месяце того же года, спустя некоторое время после оставления С.Д. Сазоновым поста министра иностранных дел, великий князь Николай Михайлович в одном из своих писем к императору вновь возвращается к вопросу о будущих мирных переговорах и, опираясь на пример Франции и Англии, где, по его словам, уже давно действуют подготовительные комиссии, из которых особенно удачно якобы работает французская, созданная по инициативе и под руководством Бриана, предлагает образование такой же комиссии в России под своим председательством.

"Если бы выбор председателя такой комиссии, - пишет он уже вполне откровенно, - пал на меня, то я ручаюсь закончить дело с успехом и с таким расчетом, чтобы не попасть врасплох ко дню окончания военных действий".

В виде уступки времени великий князь Николай Михайлович намечал приглашение в состав своей комиссии двух членов Государственного совета и двух членов Государственной думы, правда прогрессивно-правого оттенка.

Интересно отметить, что в то время как наш посол в Париже А.П. Извольский, а за ним и огромное большинство считали необходимым полное расчленение Австро-Венгрии, великий князь Николай Михайлович высказывал прямо противоположное воззрение, едва ли имевшее за собой в России многих сторонников; он придерживался мнения: "Si l'Autriche n'existait pas, - il faudrait la creer".

"В центре Европы, - писал он императору, - выгоднее иметь разноплеменную и слабую Австрию, чем сильную Германию. Вот и надо обратиться в случае полной победы к унижению и расчленению Германии: Шлезвиг - Гольштейн отдать Дании, Эльзас и Лотарингию - Франции, Люксембург - Бельгии, часть устьев Рейна - Голландии, Познань - Польше, часть Силезии (саксонскую) и часть Баварии - Австрии; кроме того, заставить уменьшить флот до минимума, но отнюдь не вторгаться в ее внутренние распорядки, так как все эти принцы и князья переругаются сами между собой, равно как и бюргеры, и социалисты, и ученые, и писатели..."

Попутно отметим, что не упавшая после потери Галичины и Польши, а, наоборот, снова возросшая после кавказских побед популярность великого князя Николая Николаевича, по-видимому, не давала покоя в числе других и великому князю Николаю Михайловичу. Небезызвестный своей двуличностью, он счел необходимым о ней, о возраставшей популярности великого князя Николая Николаевича, писать царю, предупреждая его об опасности:

"Популярность эта вовсе не идет на пользу престолу или престижу императорской фамилии. При возможности всяких смут после войны надо быть начеку и наблюдать зорко за всеми ходами для поддержания сей популярности".

Со вступлением в войну Турции, каковым фактом это государство само разрушило исповедовавшийся раньше на Западе принцип неприкосновенности ее владений, пожелания держав расширились и распространились на Египет, Малую Азию и район проливов.

Англия, обеспокоенная обороной Суэцкого канала, через который лежали кратчайшие и удобнейшие пути сообщения с ее собственными и французскими колониями, 18 ноября 1914 г. сообщила через своего посла в Петербурге русскому министру иностранных дел о ее желании присоединить Египет, так как, по ее мнению, при создавшемся положении только такое присоединение может обеспечить английские интересы. С.Д. Сазонову ничего не оставалось, как выразить свое полное согласие на это мероприятие, так как лишь в конце октября Э. Грей уверил графа Бенкендорфа, что в случае поражения Германии вопрос о судьбе проливов и Константинополя может быть разрешен только согласно русским пожеланиям.

Что касается Малой Азии, то для установления оснований ее режима в январе 1915 г. существовало предположение съехаться в Париже. Главным камнем преткновения являлась Смирна, на которую претендовала Греция; но названный пункт интересовал и Францию, которая видела в нем важный узел французской железнодорожной сети.

Наконец, проливы. Основываясь на словах великобританского министра иностранных дел, уже приведенных выше, и учитывая жертвенность, проявленную Россией в течение первых месяцев войны, русский министр иностранных дел в конце февраля 1915 г. после предварительного обмена мнениями с Верховным главнокомандующим высказал союзным правительствам, что целью утверждения в проливах Россия ставит обеспечение себе выхода в свободное море как в мирное, так и в военное время. Однако недавние примеры попрания актов, обязывавших к уважению нейтралитета, а также меры, принимавшиеся Турцией за последние годы в проливах с громадным ущербом для нашей торговли, являются доказательством, что только прочное обоснование наше в проливах сможет служить гарантией того, что Россия будет в состоянии отразить всякую попытку запереть ее в Черном море. Никаких земельных приращений ради увеличения территории Россия не ищет, и поэтому правительство озабочено определением того минимума земель, присоединение коих необходимо для достижения намеченной выше цели.

При этом экономические интересы Румынии, Болгарии, Турции в ее новых границах, а также интересы европейской торговли будут Россией приняты во внимание.

На эту декларацию французский министр иностранных дел ответил, что если бы оказалось, что Россия захочет утвердиться не только на европейском, но и на азиатском берегу проливов, то должно ожидать, что это стремление вызовет некоторый отпор среди держав и европейского общественного мнения. Нынешние воззрения на свободу морей, заявил Делькассе, исключают переход в полное обладание одной державы какого-либо пролива, имеющего значение с точки зрения общемеждународных интересов. В виде примера он привел Гибралтарский пролив, в районе которого Танжер сохранил независимость от Англии.

Для обсуждения спорных вопросов, касающихся проливов, Делькассе усиленно рекомендовал свидание трех министров, но Сазонов отверг эту мысль, ссылаясь на невозможность отлучиться из Петрограда даже на самое короткое время.

Тем временем меморандумом великобританского посла в Петербурге от 12 марта 1915 г. Великобританское правительство выразило полное и окончательное согласие на разрешение вопроса о проливах и Константинополе согласно желаниям России с некоторыми ограничительными условиями, обеспечивающими свободу торговли, транзита и прохода через проливы коммерческих судов.

Такое же согласие было получено впоследствии и от французского правительства, предписавшего своему послу в Петрограде М. Палеологу сделать русскому министру в письменной форме заявление о Константинополе и проливах, идентичное с тем, которое им получено было от великобританского посла.

Как будет изложено несколько дальше, Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич никогда не считал возможным осуществление задачи по овладению проливами вооруженной рукой. Он поэтому считал необходимым довольствоваться одним дипломатическим заявлением наших союзников об их согласии на разрешение в случае победоносного окончания войны вопроса о проливах согласно нашему желанию. Задача эта, как мы видели, была русскими дипломатами разрешена благополучно, но насколько правы были те, кто говорил, что только добытое "кровью и железом" может считаться прочным! Дележ шкуры неубитого медведя оказался занятием более чем праздным!

Глава VI
НАЗНАЧЕНИЕ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ НА ПОСТ РУССКОГО ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО

1. Два кандидата

Император Николай II был, несомненно, человеком с неустойчивой волей. Упорство в нем причудливо сочеталось с полным безволием. Вместе с тем он не выносил над собой чужого влияния, всегда его чувствовал и склонен был, часто без оснований, поступать наперекор советам лиц, которым он почему-либо не доверял.

Отсюда его поспешное стремление поскорее удалить от себя всех министров своего отца, пользовавшихся известным авторитетом, и окружить себя в большинстве случаев людьми угодливыми, податливыми, которые не утомляли бы его своими твердыми и определенными докладами.

Присущее упорство, опиравшееся, быть может, на мистическое чувство "непогрешимости Божьего помазанника", каковым себя полагал император Николай, приводило этого глубоко несчастного и лично симпатичного человека под незаметным воздействием чужой непреклонной воли к поступкам иногда совершенно необъяснимым. Лучшим примером тому может служить результат известного свидания русского императора с германским императором Вильгельмом II в Бьерке 11 июля 1905 г., во время которого император Николай, будучи в союзе с Францией, подписал от лица России оборонительный договор с Германией, доставивший впоследствии много хлопот русскому Министерству иностранных дел.

В сущности, столь же нелогичными актом с точки зрения самодержавного принципа, которым до последних дней своего царствования руководился император Николай, было также подписание им акта 17 октября 1905 г., устанавливавшего начало перехода России к конституционному строю. Император Николай сам признавался, что этот акт был им дан в припадке "лихорадки", охватившей двор под влиянием революционных событий в России 1905 г. Только искреннее убеждение графа Витте, поддержанное великим князем Николаем Николаевичем, и твердое слово Д. Трепова, которому царь безгранично верил, решили дело.

Но этих насилий над собой император Николай никогда не прощал. Всю свою остальную жизнь он таил недоброжелательное и недоверчивое чувство к своему "либеральному" дяде. Лишился вскоре влияния и граф Витте, не миновать бы немилости, вероятно, также и Д. Трепову, если бы последний весьма скоро после своего поступка не скончался от сердечного припадка.

Чувство недоверия и некоторой зависти к растущей популярности великого князя Николая Николаевича особенно укрепилось под влиянием императрицы Александры Феодоровны и дворцовых настроений, ее окружавших.

В сущности, известно только одно лицо, сумевшее вполне овладеть личностью последнего русского монарха. Это была его жена императрица Александра Федоровна, Алике, как звал ее император Николай и неофициально вся царская семья. Эта полубольная женщина постепенно завладела умом, сердцем, всеми поступками и мыслями своего мужа, который перед ее волей стушевался окончательно. Впитав в себя преклонение перед самодержавием и веру в какую-то неземную связь русского царя с его народом, она приблизила к своей царственной семье Распутина, простого сибирского мужика, который вследствие своего крайнего невежества и аморальности явился проводником к царскому престолу самых темных влияний, сгубивших в конце концов Россию. Внимая его советам, императрица направила все свои силы и болезненно твердую волю на поддержание в ее муже решимости бороться до конца против тех политических уступок, которые властно подсказывались жизнью и возросшим сознанием русского народа.

Император Николай II кроме отмеченных выше черт отличался еще необыкновенно тонко развитым чувством самолюбия и ревности в отношении к собственному престижу.

"Как будто в России политику делает министр иностранных дел", - сказал он однажды с некоторым раздражением и мелкой обидой в голосе по поводу одного из шагов, приписанных в Ставке Сазонову!

Это повышенное самолюбие заставляло министров быть особо осторожными в своих докладах по вопросам, которые могли бы затронуть личность императора. Так, по крайней мере, могу я себе объяснить причину, по которой до самой войны 1914 г. оставался невыясненными в окончательной форме вопрос о верховном главнокомандовании русскими действующими армиями на случай вооруженного столкновения с западными державами. В списке лиц, назначаемых при мобилизации на высшие ответственные должности, в графе против должности Верховного главнокомандующего оставалось белое место.

В начале 1911 г., как я уже говорил в предыдущей главе, в Главном управлении Генерального штаба возникло предположение об организации в Петербурге военной игры с приглашением на нее в качестве участников всех высших чинов армии, которым во время войны предстояло занять наиболее ответственные посты в армии. Имелось в виду в течение игры ознакомить этих лиц с наиболее вероятной обстановкой в ее целом, совместно обсудить решения, которые могли бы быть в этой обстановке приняты, и получить материал для суждения о подготовке приглашенных к участию в военной игре лиц к их предназначениям на случай войны. Попутно предполагалось также, что государь наконец выскажется о том, примет ли он сам на себя предводительствование войсками в случае войны или доверит обязанность главнокомандующего кому-либо из высших чинов армии.

По должности главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа великий князь Николай Николаевич должен был при мобилизации занять должность главнокомандующего армией, остававшейся по плану стратегического развертывания в начале войны в районе Петербурга и Финляндии. Так как военная игра намечалась в районе Привислинского края, то, в сущности, великий князь первое время должен был остаться простым зрителем этой игры. Поэтому он свободно мог рассчитывать получить приглашение государя взять на себя обязанность старшего посредника, что и могло служить хотя бы и косвенным намеком на вероятность назначения его в случае войны на должность Верховного.

Но этого не случилось. Царь оставил за собой роль высшего посредника, от его имени должны были исходить и директивы командующим армиями русской стороны. Вместе с тем он пригласил себе в помощь военного министра генерал-адъютанта Сухомлинова. Хотя военная игра на этот раз не состоялась, тем не менее описанное обстоятельство указывало как бы на то, что верховное командование армиями государь оставляет за собой и что он склонен видеть своим заместителем не великого князя, а генерала Сухомлинова.

Читатель уже знает, что по поводу отмены военной игры, выяснившейся лишь за час до ее начала, ходило много сплетен и слухов. Игра была назначена в Зимнем дворце, где для нее был отведен ряд зал, в них расставлены были столы и развешаны на стенах карты. Все имело торжественный и крайне внушительный вид, отвечавший серьезности предстоявших занятий. В отведенное помещение уже прибыли начальник Генерального штаба генерал Гернгросс, я по должности генерал-квартирмейстера и чины моего управления, разрабатывавшие вместе со мной задания и план игры. И вдруг - отмена!..

О причинах таковой можно только догадываться. Похоже на то, что, пользуясь недружелюбными отношениями, существовавшими между великим князем и военным министром, прибывшие с разных концов России военные начальники, в числе которых находились лица, чувствовавшие непрочность своего служебного положения и потому желавшие избежать предстоявшего их испытания в присутствии государя, выставили намеченную игру как подрывающую их авторитет на местах. Ходатаем за них явился великий князь, которому и удалось настоять на отмене.

Таким образом, и эта игра также не выяснила вопроса о том, кому будет вверена ответственность Верховного главнокомандующего в случае войны на Западе. Император Николай II вел себя так, как будто предводительствование войсками он сохраняет за собой.

В согласии с этим предположением был составлен и сам проект Положения о полевом управлении войск, хотя и разработанный заблаговременно, но утвержденный лишь в период уже начавшихся дипломатических осложнений. В нем у государя по званию Верховного главнокомандующего предусматривались два помощника: один - по оперативной части - начальник штаба и другой - по административно-хозяйственной деятельности - военный министр, являвшийся вместе с тем членом Совета министров. Этой схемой наиболее тесно и просто достигалось объединение власти на фронте и в тылу.

С объявлением Германией России войны настал наконец момент решить вопрос окончательно. По всем признакам государь был склонен оставить обязанности Верховного главнокомандующего за собой, и в этом намерении его поддерживала императрица Александра Федоровна, опасавшаяся ущерба личному престижу ее супруга. Внутренне сознавая, однако, свою неподготовленность к этим обязанностям, император Николай II решил искать поддержки в своем намерении у Совета министров, собранного им в Петергофе в один из первых же дней возникшей войны. На этом совете только один военный министр генерал-адъютант Сухомлинов, умевший читать тайные желания своего государя, как называл он императора Николая II, высказал, что армия будет счастлива видеть во главе своего верховного вождя. Все остальные министры во главе с И.Л. Горемыкиным открыто высказали свои сомнения в возможности оставления государем страны и столицы в столь трудные для жизни России времена.

Государю пришлось уступить, и русская армия с нетерпением ожидала услышать имя того, кому будет вверено защитить честь и достоинство ее Родины.

Читатель уже знает, что таких кандидатов явилось два: великий князь Николай Николаевич, занимавший в мирное время должность главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа, и военный министр генерал-адъютант Владимир Александрович Сухомлинов.

Первого немым молчанием выдвигала армия, второго - круг лиц, враждебно настроенных к великому князю.

Выбор царя в конечном счете остановился на первом лице. Высочайшим указом 2 августа 1914 г. было объявлено о назначении на пост Верховного главнокомандующего русскими армиями великого князя Николая Николаевича.

Вполне очевидно, что такое запоздалое выяснение вопроса о лице, назначенном руководить боевыми операциями всех русских армий, являлось в деле ведения войны фактором малоблагоприятным. Необходимо заметить, что план войны, а следовательно, и план первоначального стратегического развертывания вооруженных сил на угрожаемых границах государства является в некотором смысле замыслом субъективным, во многом зависящим отличных качеств и взглядов составителя. Весьма выгодно поэтому иметь исполнителем плана его составителя. Не следует, впрочем, преувеличивать значение этой субъективности, иначе пришлось бы признать недопустимой или во всяком случае весьма болезненной всякую смену главнокомандования во время войны. Необходимо помнить, что влияние всякого составителя плана, в особенности в наше время, когда большая часть войн будет иметь коалиционный характер, значительно ограничивается политическими договорами, начертанием сети железных дорог, численностью и мобилизационной готовностью, существующей "психикой" в стране и военной доктриной в армии, количеством и характером материального снабжения и еще целым рядом других привходящих обстоятельств. Но неправильно было бы и преуменьшать значение во всех подготовительных к войне работах доминирующей над ними "мысли" автора этих работ. С этой точки зрения всего нормальнее, конечно, такое положение, при котором будущий верховный руководитель операциями (генералиссимус) являлся бы также одновременно и душой всей подготовки государства к войне. В более или менее полной форме эта мысль в мирную войну была осуществлена во Франции (генерал Жоффр), в начальный же период войны - в Германии (генерал фон Мольтке) и отчасти в Австро-Венгрии (генерал Конрад фон Гетцендорф). В этих государствах начальники генеральных штабов, работая в мирное время непосредственно и много лет подряд над военными планами, в то же время преемственно являлись ответственными исполнителями этих планов и с началом войны.

В России вопрос стоял иначе. Начальники Генерального штаба менялись как перчатки* и в большинстве случаев избирались из генералов, далеко не всегда считаясь с их действительными способностями и служебной подготовкой. Бывали просто курьезные назначения (например, при генерале Сухомлинове), которые не могли быть иначе объяснены, как личными симпатиями императора и опасением военного министра держать около себя на видном месте опасных соперников. Действительных работников при таких условиях по части организации, мобилизации, стратегии и железнодорожных вопросов приходилось искать в третьих и даже более отдаленных рядах военно-иерархической лестницы.

______________________

* С 1905 по 1914 г. эту должность последовательно занимало шесть лиц.

______________________

При таких условиях было бы, конечно, особенно важно, чтобы лицо, назначаемое со стороны на высокий пост Верховного главнокомандующего во время войны, являлось хотя бы знакомым с вопросами подготовки к войне и с предстоящими войскам первоначальными задачами. Единственным, однако, лицом, через которого проходили к царю все оперативные доклады и который по своему положению мог рассчитывать на получение высокого и ответственного поста Верховного главнокомандующего, являлся в русских условиях военный министр генерал Сухомлинов. Не потому ли, между прочим, и выдвигалась его кандидатура на этот пост? Большой, однако, вопрос, выиграла ли бы от этого Россия!

Итак, великий князь Николай Николаевич был назначен на пост Верховного главнокомандующего не только тогда, когда все подготовительные к войне работы были закончены, но даже тогда, когда они стали приводиться уже в исполнение. Официально он никогда не числился лицом, которому предполагалось вверить во время войны на западе главнокомандование всеми действующими армиями, ибо прерогатива эта сохранялась императором Николаем II за собой. И хотя великий князь в мирное время носил титул главнокомандующего столичным военным округом, но власть его подобно остальным командующим войсками в военных округах ограничивалась лишь пределами одного этого округа. Звание же главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа являлось не более как почетным, не предрешавшим того назначения, которое могло быть ему вверено в действительности в военное время.

При всем том было бы несправедливо сказать, что великий князь был поставлен в такие условия, при которых он был не в состоянии ознакомиться самым подробным образом с планом войны и проектом первоначального стратегического развертывания русских вооруженных сил. Читатель уже знает, что много лет тому назад, будучи генерал-инспектором кавалерии, великий князь был официально извещен тогдашним военным министром генералом Куропаткиным о предназначении его на случай войны на Западе главнокомандующим Северо-Западным фронтом, развертывавшимся против Германии. По его избранию начальником штаба этого фронта был предназначен генерал Палицын, занимавший в течение трех лет пост начальника русского Генерального штаба. Оба эти лица были спаяны тесными узами общей работы; к заявлениям и требованиям их в Военном министерстве внимательно прислушивались, и предположение, что они могли быть незнакомы с общими соображениями на случай войны и лишены возможности влиять на их характер, совершенно невероятно. В делах Главного управления Генерального штаба имелось немало записок великого князя Николая Николаевича по различным организационным и оперативным вопросам, относящихся к периоду времени с 1892 по 1909 г.

На всем изложенном приходится останавливаться очень подробно потому, что автору этих строк приходилось встречаться с мнениями о том затруднительном положении, в котором оказался великий князь при своем внезапном назначении на пост Верховного. Лучшим же подтверждением справедливости моих слов о знакомстве великого князя с существовавшими предположениями служит то обстоятельство, что, будучи назначен на пост главного руководителя боевых операций русских войск, великий князь Николай Николаевич оказался настолько в курсе дела, что в добавление к тем сведениям, которыми он обладал, ему потребовалось представление лишь нескольких детальных докладов.

Остается утверждение, что в этих планах не могли проявиться в полной мере индивидуальные черты его характера и натуры. Против этого утверждения спорить, конечно, невозможно. Можно только отвести этот аргумент соображением, что такова была органическая неправильность в устройстве русского Военного министерства вообще, через которую должно было перейти всякое лицо, назначенное на должность Верховного (за исключением императора и генерала Сухомлинова). Однако мной было уже отмечено, что в современных условиях и при массовых армиях значение личности главнокомандующего в большей мере ограниченно. Можно еще отметить, что наступательный план войны, положенный в основу нашего стратегического развертывания, вполне отвечал характеру лица, назначенного Верховным главнокомандующим. Наступление в Восточную Пруссию с силами, которые способны были бы приковать к себе от 5 до 6 германских корпусов на Восточно-Прусской границе*, требовалось нашей конвенцией с Францией, причем тот, кто знал великого князя, и помыслить бы не смог о возможности изменения им данного Россией слова; наконец, вторжение в пределы Австро-Венгрии диктовалось не только стремлением приобрести себе известную безопасность и свободу действий против Германии, но и задачей поднять против Австрии входивших в состав этой монархии славян. К сожалению, наши силы против Австро-Венгрии не представилось возможным при первоначальном развертывании увеличить количественно ввиду настойчивого, достаточно обоснованного позицией Швеции требования о временном оставлении в районе Петрограда 6-й армии в составе трех корпусов, а также вследствие значительного запаздывания в прибытии на границу войск отдаленных округов (из Сибири, Туркестана и Закавказья).

______________________

* Так формулировал свои пожелания начальник французского Генерального штаба генерал Дюбайль в августе 1912 г.

______________________

Будучи одним из самых приближенных сотрудников русского Верховного главнокомандующего в 1914-1915 гг. по стратегическим вопросам, я никогда не слышал от великого князя несогласия с основами первоначального стратегического развертывания.

В послевоенной литературе приходилось нередко слышать упрек в том, что Россия начала войну "распыленными" силами, причем критики не могут только сойтись в том, против которого из двух противников - Германии или Австро-Венгрии - необходимо было направить удар, ограничившись заслоном к стороне другого. Уже одни споры о направлении удара свидетельствуют о сложности вопроса. Но к объяснениям спорящих я позволю себе добавить лишь то соображение, что сосредоточению всех сил против Австро-Венгрии препятствовали наши договорные отношения с Францией о скорейшем наступлении в Восточную Пруссию и опасения за безопасность собственной столицы, в которой находилась почти вся наша военная промышленность. Сосредоточением же всех русских сил против Германии с выставлением заслона против Австро-Венгрии мы рисковали получить в спину удар всей австро-венгерской армии, представлявшей в начале войны весьма значительную наступательную силу. К тому же русские наступательные армии, направленные в сторону Германии, были бы нацелены не на войска неприятеля, а в пространство, ими не занятое, и потому удар их получился бы впустую. Армии, правильно использованные, не могут иметь предметом своих действий не занятую войсками территорию, как равно они не могут безнаказанно оставлять без внимания неприятеля, висящего у них на фланге или угрожающего их тылу.

2. Мои довоенные отношения к великому князю

До назначения своего на пост генерал-квартирмейстера Генерального штаба я мало знал великого князя, имея возможность наблюдать его только издали. Отбывая ценз батальонного командира в лейб-гвардии Финляндском полку, я представлял ему свой батальон. Смотр прошел благополучно, и я получил благодарность за вид людей, стройность их движений и умело проведенное учение. Помню, еще один или два раза мне приходилось командовать стороной на тактическом учении. В конце - внушительный разбор, короткое "спасибо" солдатам и быстрый отъезд от войск верхом на крупном породистом скакуне. За ним, поспевая лишь вскачь, летела вдогонку небольшая свита. Статная, сравнительно молодая фигура главнокомандующего, его тонкие породистые черты лица, отчетливая, отчеканивающая каждое слово речь, наконец, общая уверенность в себе производили сильное впечатление.

Видел я его и в гневе на одном неудачном кавалерийском маневре, сильно разносившего старого тучного генерала за его приверженность "к конским телам и тихим аллюрам". Справедливо, хотя и несколько жестко, подумал я, проникаясь уважением к его знаниям и разумности его требований.

Самому мне в этот период времени пришлось делать лишь однажды доклад великому князю. Это было в год, когда великий князь только что вступил в исправление должности председателя вновь учрежденного Совета государственной обороны, я же был начальником оперативного отделения Генерального штаба. Доклад касался будущих взаимоотношений Главного управления Генерального штаба ко вновь образованному совету, впервые сформированному в России. Доклад прошел гладко и, насколько помню, не вызвал никаких возражений.

Вскоре я уехал в г. Киев, где вступил в командование полком; оттуда я вернулся в Петербург лишь через два года, будучи вновь приглашен на службу в Главное управление Генерального штаба.

"А мы думали вас вскоре видеть у себя в Петербургском округе в роли командира гвардейского полка", - сказал мне при первой встрече начальник штаба округа генерал барон Бринкен.

В это время великий князь подбирал к себе в округ командирами гвардейских полков кандидатов из армии, и я впервые узнал, что удостоился занесения в соответствующий кандидатский список.

Со времени назначения моего генерал-квартирмейстером Генерального штаба (1909 г.) мне приходилось видеть и беседовать с великим князем чаще и в более интимной обстановке. Несколько раз я был приглашаем к участию в поездках в Кронштадт и на побережье для осмотра крепости и ближайших морских подступов к столице. Безопасность Петербурга сильно заботила великого князя, и он очень упорно настаивал на возможно далеком вынесении морских батарей названной крепости вперед и на скорейшем освобождении ядра Кронштадта от ряда опасных складов. Идея была, конечно, вполне правильной, но она требовала огромных денежных средств.

Мое положение было чрезвычайно трудным, так как, с одной стороны, требования начальства Петербургского военного округа были весьма справедливы, а с другой - мне приходилось ввиду ограниченного отпуска денежных средств противополагать этим нуждам еще более вопиющие нужды западных округов, которые являлись более угрожаемыми со стороны возможных противников. Мне, однако, чрезвычайно приятно констатировать, что в большинстве случаев мои доводы оказывались для великого князя достаточно убедительными. Лишь однажды по вопросу о возведении в Финском заливе приморских батарей на искусственно подготовленных основаниях великий князь не согласился с приведенными ему мной доводами и, прервав беседу, твердо заявило своем намерении довести проект округа до сведения председателя Совета министров.

"Не огорчайтесь, - сказал мне его помощник генерал Газенкампф. - Великий князь внутренне оценил ваше прямое и откровенное слово".

Через несколько дней рассмотрение данного проекта состоялось у П.А. Столыпина, в его кабинете на Фонтанке, причем мне было крайне лестно констатировать, что требования великого князя, им лично изложенные, оказались уже значительно более смягченными: на самом же заседании великий князь лично заявил, что по соображениям общего порядка и во внимание к нуждам других крепостей он не настаивает на немедленном осуществлении своего проекта, который может быть подвергнут дальнейшему изучению в целях возможного сокращения расходов. Впоследствии проект этот был заменен более полно решавшим вопрос устройством морской укрепленной базы в Ревеле (с приморскими батареями на острове Паркалауд) и общим усилением флота Балтийского моря.

Случай этот мне ясно доказал, что будущий Верховный главнокомандующий умел выслушивать и оценивать серьезную обоснованность возражения.

Великий князь стал во главе действующих армий и флота, когда штаб Верховного был уже сформирован и открыл свою деятельность, начавшуюся с момента объявления войны. В первые дни по своем назначении он проживал в своем имении "Беззаботном", находившемся недалеко от Петергофа, летней резиденции государя, и никого не принимал. Не желая сменять Верховного главнокомандующего в выборе ближайших сотрудников, в особенности по стратегической части, я тогда же просил начальника штаба доложить великому князю мою просьбу располагать по своему усмотрению должностью генерал-квартирмейстера при Верховном, на которую я перешел по заранее утвержденному на случай мобилизации расписанию. Моему примеру последовали и некоторые мои сотрудники. Все мы получили на следующий же день просьбу великого князя оставаться на своих местах, что и дало нам право в будущем рассчитывать на полное доверие со стороны Верховного главнокомандующего.

В вообще малообъективных "Воспоминаниях" бывшего русского военного министра В.А. Сухомлинова есть упоминание о том, что состав штаба Верховного главнокомандующего был оставлен по настоянию государя в том виде, в котором он был подготовлен на случай командования действующей армией самим императором. Не имею данных спорить против этого, но лучшим доказательством того доверия, которое мы заслужили в глазах великого князя, заключается в том, что первоначальный состав чинов управления генерал-квартирмейстера, а может быть, даже и всего штаба оставался в одном и том же виде до самого ухода великого князя Николая Николаевича из Ставки в 1915 г., несмотря на весьма легкую возможность внесения в него перемен вследствие вообще быстрого продвижения личного состава армии в условиях военного времени.

"За всю мою службу, - сказал с большим подъемом и нескрываемым волнением великий князь чинам своего штаба при расставании с ними в Могилеве 8 сентября 1915 г., - за мной утвердилось мнение о моей требовательности и строгости. Вы со мной прослужили в очень трудных и сложных условиях целый год, и никому из вас не пришлось услышать от меня упрека или замечания. Не лучшее ли это доказательство безукоризненного исполнения вами ваших обязанностей!.."

3. Ставка и ее жизнь

Западно-пограничное пространство России в ее прежних границах делилось системой р. Припяти и ее притоков на две части: большую - северную и меньшую - южную. Названная речная система представляет в общем болотистую, лесистую и малонаселенную местность, именуемую Полесьем, которая, по существовавшим до войны сведениям, являлась малодоступной для действий крупных сил. Обследование, произведенное перед самой войной офицерами Генерального штаба, до некоторой степени разрушило это представление, но все же за Полесьем сохранилось значение разъединяющего пространства.

Местность к югу от Полесья, или Украина, являлась житницей России, но она граничила с Австро-Венгрией и Румынией и потому являлась при войне с Союзом Центральных держав театром военных действий второстепенным. Напротив, к северу от Полесья пролегали пути, которые кратчайшим образом вели к обеим столицам России - Петербургу и Москве и к наиболее промышленным районам, питавшим войну. Здесь же могли ожидаться и первые встречи с германцами. Вследствие этого главная масса русских войск, естественно, должна была базироваться к северу от Полесья, а значит, и главная квартира, или Ставка Верховного главнокомандующего, должна была бы находиться там же.

Местом расположения ее было избрано м. Барановичи, где сходились важнейшие железнодорожные линии западно-пограничного пространства; последние соединяли Ставку с фронтом, флангами и тылом. На окраине этого местечка были расположены войсковые казармы, в которых в мирное время стояла железнодорожная бригада. Эти-то казармы, которые после мобилизации остались пустыми, и намечено было занять под различные управления штаба Верховного главнокомандующего.

Казармы были выстроены среди прекрасного соснового леса, что еще более привлекало к ним внимание, причем от железнодорожной станции к ним была проложена особая железнодорожная ветка. Первоначально предполагалось, что Верховный главнокомандующий займет освободившийся дом командира железнодорожной бригады, расположенный в некотором отдалении от казарм, но в первые же часы по прибытии к месту поезда главнокомандующего выяснились неудобства такого размещения, при котором управлению генерал-квартирмейстера, ведающему оперативными работами, пришлось бы расположиться в казармах в некотором удалении от Верховного.

Вследствие этого великий князь Николай Николаевич, его брат Петр Николаевич, находившиеся при нем лица личной свиты, военные представители союзных иностранных держав, начальник штаба, генерал-квартирмейстер и офицеры оперативного делопроизводства остались жить в вагонах того поезда, в котором прибыли из Петербурга в Барановичи; в доме же начальника железнодорожной бригады поместились управление генерал-квартирмейстера и оперативный телеграф. Остальные части штаба разместились вполне свободно и удобно в близлежавших казармах.

В таком почти виде Ставка прожила свыше года, до конца августа 1915 г., когда по военным обстоятельствам ее пришлось отнести назад, в г. Могилев. Были допущены в расположении лишь некоторые детальные улучшения. Разведен скромный цветник, устроены деревянные тротуары и навес над поездом, а близ него на лето раскинулся просторный шатер, избавлявший нас от необыкновенной духоты вагона-столовой.

Великий князь Верховный главнокомандующий со своим братом, проживавшие в поезде № 1 (поезд Верховного главнокомандующего) и постоянно довольствовавшиеся в столовой того же поезда, поместились в низком полутемном малоуютном старом салоне-вагоне, с которым у великого князя связывались какие-то воспоминания. Только к зиме, когда стало морозно, его удалось уговорить переменить вагон на более комфортабельный, в котором легче дышалось и было теплее. Начальник штаба имел свой вагон, в котором помещался и я, как генерал-квартирмейстер. Все остальные были размещены по одному или по два в купе. Было тесно для жизни, но удобно для работы, так как все находились вместе.

В установленное время все собирались в вагоне-столовой для общего завтрака и обеда, который подавали с приходом великого князя. Будучи очень высокого роста, он при входе в вагон всегда рисковал ушибить голову о верхнюю перекладину двери, почему для напоминания ему о необходимости пригнуться к дверям, сверху, прикреплена была узором вырезанная бумажная бахрома. Заметная издали, она предупреждала великого князя о предстоящей опасности.

Обыкновенный вагон-столовая стеклянной перегородкой разделялся на две неравные половины. В меньшем отделении помещалось только четыре столика, по два с каждой стороны, а в заднем отделении было шесть или восемь столиков. У каждого из чинов поезда № 1 было свое постоянное место; кроме того, несколько свободных мест сохранялось для поочередно приглашаемых из состава чинов штаба, не проживавших в этом поезде, или почетных гостей, которые размещались по указаниям генерала Крупенского в зависимости от ранга и положения. Рядом с Верховным главнокомандующим место занималось лишь по особому приглашению его самого.

Все постоянно довольствовавшиеся в поезде Верховного чины штаба считались гостями великого князя; в свою очередь, они, отвечая на гостеприимство Николая Николаевича, добровольно вносили особые пожертвования в кассу лазарета, во главе которого в Киеве стояла супруга Верховного великая княгиня Анастасия Николаевна.

Постоянные места в переднем отделении вагона-столовой распределялись между следующими лицами:

1) верховный главнокомандующий;

3) начальник штаба генерал Янушкевич;

4) протопресвитер Военного и Морского ведомств;

6) великий князь Петр Николаевич;

7) французский военный представитель генерал маркиз де Лагиш;

8) английский военный представитель генерал Вильяме;

9) генерал-квартирмейстер при Верховном главнокомандующем генерал Данилов;

10) бельгийский военный представитель генерал барон Риккель;

11) великий князь Дмитрий Павлович. Свободные места.

Блюда с едой подавались чисто и просто одетыми в белые полотняные рубашки-гимнастерки солдатами, исполнявшими обязанности прислуги офицерского собрания. В первый период войны перед завтраком и обедом все присутствовавшие обносились рюмкой водки, затем, когда ее запасы иссякли, подавалось только красное и легкое белое вино обыкновенного столового достоинства. Кормили просто, но сытно, без всяких излишеств. За столом не засиживались, хотя после еды курили. Великий князь дымил сначала папиросой, вставлявшейся в особую пеньковую трубку, которую безопасно можно ставить на стол (модель его брата Петра Николаевича), потом закуривал сигару, второй экземпляр которой пересылал на тарелке мне, зная мое к ним пристрастие. Сигары у него разнообразных марок. Его забавляло искать соответствия между достоинством предлагаемой мне сигары и положением на фронте. Вследствие этого мои соседи могли узнавать по марке сигары об общем характере того доклада, который я делал Верховному до завтрака и который в виде общей сводки сведений за ночь выходил только ко времени окончания завтрака. Никаких деловых разговоров за едой не полагалось.

Я настойчиво просил великого князя не приучать меня к дорогим сигарам, но потом заметил, что мои просьбы его искренно огорчали. Пришлось подчиниться своей судьбе, стоившей мне впоследствии немалых усилий, чтобы расстаться с невольно приобретенной привычкой.

Описанный вагон-столовая накрепко связан у меня в воспоминаниях с чрезвычайно ярким фактом проявления необыкновенного благородства великого князя, составлявшего основную черту его характера.

Дело было летом 1915 г. Положение на фронте русских армий становилось очень тяжелым. Войска под напором германо-австрийских армий отступали из Галичины и затем русской Польши. Боевое снабжение их было близко к катастрофическому. Некомплект в частях войск ужасающий. Союзники бездействуют. В тылу России интрига против великого князя и Ставки разрастается. Нервы у всех не в равновесии. Ежеминутно ждут все худших и худших сведений...

В такой обстановке молодой адъютант Верховного главнокомандующего поручик N, забыв наказ великого князя разбудить его ночью, как только получится ожидавшаяся телеграмма, и утомленный дежурством, неожиданно для себя уснул и подал телеграмму только утром. Никакой беды от этого не случилось, так как дежурный штаб-офицер Генерального штаба моего управления, приняв телеграмму, доложил о ней мне и все необходимые распоряжения, не требовавшие немедленной санкции главнокомандующего, были исполнены без промедления. Но великий князь вспылил и в вагоне-столовой, когда все собрались к завтраку, сделал провинившемуся адъютанту очень резкое, хотя по существу и справедливое замечание. Адъютант, как в воду опущенный, удалился на свое место в заднем отделении вагона.

За завтраком все притихли. Разговор на всех столиках не клеился. Многие были подавлены гневной вспышкой Верховного, прорвавшейся в присутствии всех. Но молчаливей всех был сам великий князь. По лицу его было заметно, что ему очень не по себе.

Так прошел завтрак, скомканный, как только можно было. Прислуживавший солдат подал, как всегда, великому князю обычный ящик с сигарами. Вместо того чтобы взять сигару для себя, великий князь поднялся во весь свой гигантский рост и, захватив ящик, быстрыми шагами прошел сквозь стеклянную дверь в заднее отделение вагона, где предложил сигару провинившемуся офицеру.

Этот благородный поступок Верховного главнокомандующего всеми русскими армиями, внутренне сознавшего свою вспыльчивость и тягостное положение офицера, при нем лично состоявшего, ударил всех по нервам. Провинившийся офицер вскочил, густо покраснел, и слезы градом полились из его глаз. Овладев собой, он взял сигару и тут же, если не ошибаюсь, закурил ее...

Все облегченно вздохнули и внутренне прониклись большим уважением к благородству характера великого князя. Но думаю, что больше всех был доволен сам Верховный своей победой над собой.

Впрочем, это был единственный случай проявления его несдержанности за все 13-месячное пребывание великого князя во главе русских армий.

Факт этот пусть да послужит лучшим доказательством его необычайной чуткости и умения работать над собой...

Жизнь в Ставке отличалась необыкновенной размеренностью и регулярностью. Для моих сотрудников день начинался очень рано. К 9 часам утра все донесения, поступившие за ночь, должны были быть разобраны и нанесены на соответствующие карты... Во время этой работы приходил в свое управление я для ознакомления с теми донесениями, которые, не представляя срочного характера, не были мне доложены ночью дежурным штаб-офицером. Затем к 10 часам утра в мой кабинет - большую комнату с огромными столом посредине для карт и другим столом для письменных занятий - приходил Верховный главнокомандующий с начальником штаба. Оперативный доклад продолжался в зависимости от материала час или два. Затем, по уходе Верховного, я диктовал, реже писал сам текущие распоряжения, принимал доклады своих сотрудников или шел разговаривать по прямым проводам со штабами фронтов. Занятия эти затягивались часов до 3-4, с перерывом для завтрака. Затем время до шести оставалось сравнительно свободным. Большинство из нас ходили гулять или ездили верхом, пользуясь окружавшим Ставку обширным лесом. К 6 часам пополудни снова собирались в управление, в котором, за исключением времени обеда, просиживали за работой весь вечер, а когда необходимо - то и часть ночи.

Великий князь главнокомандующий весьма редко покидал Ставку. Исключая случаи служебных выездов на совещания, он почти не выходил из своего вагона, редко гулял, еще реже ездил верхом и, сколько помню, только раз выехал из пределов Ставки на охоту к соседнему помещику. Результаты этой охоты были, по-видимому, блестящи, так как на следующий день за завтраком к поезду великого князя подъехала телега, красиво декорированная лесной зеленью и переполненная всякой застреленной дичью, до диких кабанов включительно. Это было подношение хозяина охоты офицерской столовой Ставки. Но повторяю - эта охота была единственной за целый год пребывания великого князя в Ставке.

По воскресным и праздничным дням великий князь, будучи глубоко верующим человеком, посещал богослужение в нашей военной церкви, помещавшейся в одном из бараков уже упоминавшихся казарм. Туда и обратно великий князь ездил в автомобиле. В церкви обычно служил наш протопресвитер отец Георгий Шавельский, пел небольшой, но хорошо слаженный хор солдат, поступивших в армию из Императорской капеллы. Церковная служба, видимо, производила на великого князя чрезвычайно благотворное действие. Она отвечала его мистически настроенной душе, и он всегда являлся из церкви ко мне в управление для выслушания утреннего доклада с радостной улыбкой и со смягченным выражением лица.

4. Трудные условия работы русской стратегии

Со времени заключения в 1892 г. военной конвенции с Францией русская стратегия оказалась несвободной. Россия вступила в военный союз с Францией и таким образом обрекла себя на коалиционную войну. В своих решениях она должна была поэтому руководиться не столько обстановкой у себя на фронте, сколько общей пользой. Можно при желании много спорить по вопросу, выгодно ли было России вообще вступать в какой-либо союз, и не лучше ли было ей сохранять "свободные руки". Но раз этот коренной вопрос был решен в смысле союза, то приходилось уже твердо помнить, что всякий союз несет с собой и обязательства. Каждому из бывших на войне хорошо известно, к каким фатальным результатам может привести вообще малонадежный сосед. Россия сознавала трудность положения французов и горела желанием честно исполнить свои обязательства перед ними. Эти чувства заставляли русские войска часто идти на подвиги крайнего самопожертвования и нести жестокие кровавые потери, которых, быть может, возможно было бы и избежать, но при другом отношении к союзническим обязанностям.

Надо сказать, что такое понимание своего долга перед союзниками не было привилегией отдельных лиц; оно было присуще вообще всей русской дореволюционной армии, и в этом отношении Ставка являлась лишь выразительницей общего настроения русских войск.

К сожалению, та тяжелая и неблагородная роль, которая выпала на долю русской армии, и по сие время мало кому ясна. Причины такого явления легко объяснимы. В период самой войны строгая военная цензура, естественно, пропускала в печать лишь самые отрывочные сведения, пользуясь которыми нельзя было составить себе цельной картины войны. После же войны, вследствие революционной бури, до сих пор бушующей над необъятным пространством России, действия русских войск и усилия русского народа в период войны также не нашли себе достаточно полного отражения, так как русская военно-историческая литература продолжает оставаться крайне бедной и маловыразительной. Что же касается заграничной литературы, то в большинстве уже вышедших сочинений ход военных событий изложен или по отдельным театрам, или эпизодически вне взаимной связи событий между собой и с общей обстановкой, чем, несомненно, извращается общий смысл и ставятся препятствия к правильному пониманию событий.

Особенно теряет от этого метода изучения минувшей войны русская стратегия, имевшая в огромном большинстве случаев своей задачей облегчить положение или действие своих союзников на тех театрах, которые в данный период времени считались по общей обстановке первенствующими. Только в свете более широкого и связного изучения событий работа русских войск осмысливается и загорается ярким блеском необыкновенной самоотверженности, ими проявленной и, может быть, приведшей Россию к преждевременному истощению...

Кроме своей подчиненности и отсутствия известной свободы действий русская стратегия (как, впрочем, стратегия и остальных держав - участниц войны) страдала еще весьма сильно от отсутствия единого командования. Многоголовое управление составляет, как известно, роковой недостаток всякой коалиционной войны. Но среди Центральных держав этот недостаток все же восполнялся бесспорным главенством Германии. Среди же держав Согласия такого превалирования одного государства над другими, как известно, не было.

Наиболее тесная и регламентированная связь существовала между Россией и Францией, имевшими утвержденную правительствами обеих государств военную конвенцию. Однако этой конвенцией устанавливалась некоторая общность действий лишь для первого периода войны и совершенно обходился вопрос о дальнейшем согласовании военных операций. Хотя основные положения заключенной военной конвенции и подвергались неоднократным совместным обсуждениям начальников генеральных штабов обоих государств, но никогда эти обсуждения не переходили в более широкую область разработки вопроса о едином командовании (в смысле, конечно, оперативного управления) или хотя бы к рассмотрению способов надежного согласования военных операций в позднейший период войны. Правда, французская и русская армии осуждены были действовать на театрах, значительно удаленных один от другого, но это обстоятельство еще настоятельнее требовало особых забот по согласованию действий армий обоих государств. Между тем даже вопрос о поддержании связи, довольно часто затрагивавшийся на совещаниях, был удовлетворительно разрешен лишь к началу 1915 г., т.е. во время самой войны, когда открылись действия телеграфного кабеля, проложенного между шотландским и мурманским берегами.

Самостоятельность обоих союзников была такова, что оба Верховных главнокомандующих - генерал Жоффр и великий князь Николай Николаевич - стеснялись вначале непосредственно обмениваться своими соображениями, и лишь русский министр иностранных дел С.Д. Сазонов настоял на том, чтобы их общение стало более тесным.

"Французский посол, - телеграфировал Сазонов из Петербурга 15 сентября 1914 г., - высказал мне пожелание своего правительства о скорейшем наступлении на Германию. Благоволите передать Делькассе, что Верховный главнокомандующий с обычной энергией продолжает придерживаться тактики наступления, лучшим доказательством чего служит то, что Германия не перестает увеличивать свои силы, выставленные против России. Но оказывать влияние на решения великого князя мне представляется неудобным. Мне кажется, что обоим главнокомандующим союзных армий принадлежит одним обмениваться взглядами в целях согласования их действий..."

Этому обману, впрочем, препятствовал слишком замкнутый характер первого французского генералиссимуса.

Если трудно было обеспечить единство военных действий в начале войны, когда в Европе было только три отдельных фронта: Западный - англо-французский, Восточный - русский и Южный - сербский, то положение осложнилось еще более, когда дополнительно образовались столь же самостоятельные фронты: дарданеллский, итальянский, салоникский. Я уже не говорю о фронтах внеевропейских.

В результате такого положения державам Согласия на протяжении почти всей войны не удалось ни разу произвести сколько-нибудь одновременный натиск на общего противника. Последний, в лице Германии, пользуясь своим внутренним положением и хорошо развитой сетью железных дорог, успевал не только отражать направленные против него в одиночку наступления, но поочередно наносить и свои собственные очень чувствительные удары. При этом выходило почти всегда так, что, когда на одном фронте немцы вели наступательную операцию, другие члены Согласия бездействовали или только подготовляли свой контрудар, который выполнялся уже тогда, когда дело на первоначальном фронте подходило к концу и у немцев являлась возможность начать переброску своих резервов ко вновь угрожаемому для них району.

Конечно, все дурные последствия такого положения были вполне ясны для военных руководителей отдельных союзных армий. Но не в их власти было изменить создавшуюся обстановку.

Насколько было возможно, они стремились входить друг с другом в общение, их штабы обменивались сведениями о противниках и совместно работали в области разведки, от времени до времени посылались отдельные доверенные лица и даже целые миссии для информации и ознакомления с положением дел на фронте. Но все это были меры лишь паллиативного характера.

Наконец с 1915 г. все с той же целью наилучшего согласования военных действий начали от времени до времени собираться военные междусоюзные конференции, а к главным квартирам союзных армий постановлено было прикомандировать сверх военных атташе более полномочных военных представителей.

Польза от этих конференций была лишь относительной, и мне придется в дальнейшем отметить, как прекрасным словам, сказанным на июльской конференции 1916 г. в Шантильи, не суждено было превратиться в реальные дела, которые могли бы в действительности облегчить истекавшую в то время кровью русскую армию.

Лишь в 1918 г., когда Россия оказалась уже вынужденной выйти из войны, вопрос о едином командовании был окончательно решен державами Согласия в смысле оперативного подчинения всех вооруженных сил этого Согласия руководству маршала Фоша.

Следующим по важности фактором, сковывавшим русскую стратегию, было весьма слабое развитие на русском театре военных действий сети железных дорог. Между тем значение этой сети в условиях массовых армий столь велико, что по степени густоты этой сети, собственно говоря, возможно определять вообще сравнительную степень обороноспособности каждого государства.

Россия, по данным 1914 г., имела эксплуатационную сеть общим протяжением до 70 тыс. верст без Финляндии и Восточно-Китайской дороги. Несмотря на абсолютную внушительность этой цифры, ее железнодорожная сеть по сравнению с безграничными пространствами территории должна была быть признана крайне бедной, так как на 100 кв. км в европейской России приходилось в наиболее густо прорезанных рельсовыми путями местностях от 1 и не свыше 3 км железных дорог, тогда как на то же количество квадратных километров даже в Австро-Венгрии приходилось 6 - 7 км, не говоря уже о Германии, где железнодорожная сеть была развита значительно более. Наряду с этим в России имелись также "медвежьи углы", из которых, как говорилось в русской пословице, "хоть три дня скачи, ни до чего не доскачешь"...

При этом надо иметь в виду еще и то обстоятельство, что в России двупутных линий было всего лишь около 20-25%, между тем как в других государствах Европы тот же процент колебался от 40 до 57 и даже выше. Наконец, русские железные дороги были вдвое и втрое беднее снабжены подвижным составом по сравнению с государствами Западной Европы.

Но кроме приведенных данных важно также направление железнодорожных линий, В этом отношении характерной иллюстрацией могут служить данные о том, что в то время как на фронте от устья Немана до Дуная протяжением в 2600 верст со стороны России к границам подходила 21 колея, с фронта Германии, Австро-Венгрии и Румынии к тем же границам, подходило 36 колей, т.е. более чем в 1,5 раза.

В качестве рокадных линий, служащих для разного рода перегруппировок вдоль фронта, особенно резка была разница на Привислинском театре военных действий. Наши военные противники имели вдоль своих границ две сквозные двупутные линии, полукольцом охватывавшие русскую Польшу. Восточную же Пруссию связывало с остальной Германией 5 железнодорожных переправ через Вислу с 10 на них колеями. Мы же на левом берегу р. Вислы совсем не имели рокадных линий и только на правом берегу - сильную линию Вильна - Варшава - Люблин - Сарны.

Неудивительно, что при таких условиях не только запаздывали мобилизация и сосредоточение русских войск к границам, но встречали большие затруднения и всякого рода стратегические перегруппировки в пределах фронта.

К числу невыгодных данных, тормозивших стратегическую работу верховного главнокомандования, надо еще отнести факт разделения нашей действующей армии на два слишком самостоятельных фронта: Северо-Западный и Юго-Западный. При этом главнокомандующие фронтами являлись лицами слишком самостоятельными в пределах тех задач, которые им были указываемы. Так как компетенция их распространялась на весьма большие районы и на значительное количество войск, то естественно, что дававшиеся им задания могли быть формулированы только в слишком широких масштабах, чем и оставлялось излишне большое поле для личной самостоятельности названных генералов. При таких условиях роль Верховного главнокомандующего, естественно, должна была как бы суживаться, чем значительно затруднялось проявление личного влияния на ход задуманной операции. От этого происходили иногда даже случаи извращения основной идеи выполнявшейся операции. К тому же, к сожалению, главнокомандующие фронтами далеко не всегда отличались инициативой, соответствовавшей их правам, и весьма часто не проявляли склонности оценивать требования Верховного с общей точки зрения, предпочитая, в особенности при всякого рода перегруппировках, блюсти прежде всего интересы своего собственного фронта.

Положение осложнялось еще тем обстоятельством, что начальник штаба Верховного главнокомандующего не пользовался в оперативном отношении большим авторитетом ни среди подчиненных, ни в армии. Своим исключительным выдвижением сначала на пост начальника Генерального штаба, а затем - с началом войны - начальника штаба Верховного главнокомандующего он был обязан почти всецело личному расположению к нему военного министра и особенно государя, причем его неподготовленность к занятию ответственного поста начальника штаба Верховного была всем хорошо известна, не исключая и его самого.

"Вам лучше кого-либо известно, что я себя Мольтке не считал (по-видимому, имелся в виду старый Мольтке, пользовавшийся в России большим уважением), на место не просился и уже пробовал уйти, дабы дать возможность взять более подходящего..." - писал в феврале 1915 г. Н.Н. Янушкевич генералу Сухомлинову из Ставки.

Конечно, наличие вместо двух нескольких войсковых групп, непосредственно подчиненных Верховному главнокомандующему, исправляло бы указанный выше недостаток, ведя к сокращению масштаба задач, которые в этом случае давались бы каждой из групп в отдельности, а значит, и к усилению влияния главного руководителя войной на исполнение каждой операции. Но осуществление этой новой схемы управления встречало практически очень большие затруднения.

Разделение управления войсками при войне на западе на два почти самостоятельных фронта - германский и австро-венгерский - установилось в России с давних пор. Оно было, по-видимому, принято в интересах освобождения Верховного главнокомандующего от излишних забот и ответственности в тот период времени, когда государь император Николай II твердо высказывал намерение стать во главе действующих войск.

Тому, кто знал ревнивый и подозрительный характер царствовавшего императора, а также был осведомлен о том недоверии, которое под влиянием императрицы постепенно складывалось при дворе к приобретавшему все более значительную популярность великому князю главнокомандующему, трудно было настаивать на осуществлении мероприятий, которые делали бы фигуру Николая Николаевича еще центральнее и еще более властной в армии.

Надо было соблюдать крайнюю осторожность, дабы не подать повода к разного рода инсинуациям, и без того усиленно сгущавшимся около Ставки под влиянием зависти и работы темных сил, нашедших себе приют в дворцовых покоях.

Таковы были условия обстановки на русском фронте, с которыми приходилось считаться в первый период войны.

Глава VII
ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ ВОЙНЫ*

1. Наступление в Восточную Пруссию. Влияние этого наступления на положение на Западном фронте

Всякая коалиционная война логически требует подчинения частных интересов каждого отдельного члена союза общим интересам всего союза. Подробным изучением вероятной обстановки русский и французский генеральные штабы пришли к общему заключению, что в случае войны с Центральными державами Германия, по всей вероятности, сосредоточит свои главные силы на ее Западном фронте для нанесения сокрушительного удара по французским войскам.

______________________

* При чтении VII и VIII глав этой книги достаточно иметь перед глазами обыкновенную географическую карту Европы.

______________________

Французская армия являлась вооруженной силой, значительно превосходившей наши армии быстротой своей мобилизации и сосредоточения; поэтому она должна была расцениваться немцами в качестве вооруженной силы, наиболее для них опасной в начальный период войны. Угроза французского вторжения в западно-пограничную полосу Германии была для немцев тем более опасной, что названная полоса местности представляла собой район с богато развитой металлургической промышленностью, особенно ценной в условиях современной войны, которая требует обильного и безостановочного снабжения войск материальной частью и боевыми припасами.

С точки зрения Германии, являлось необходимым ценой каких угодно усилий предупредить возможность вторжения в названный район неприятельских войск и вынести войну за пределы собственного государства, чтобы оградить страну от разорения и обеспечить возможность широкого пользования своей армии предметами отечественного производства.

К тому же нанесение первого, по возможности громового, удара по Франции должно было затруднить установление ею союзных отношений с Англией, а психологическое значение победы на Западе являлось не только ценным в смысле возбуждения энтузиазма в собственных войсках, но и с точки зрения воздействия на психику Италии и Румынии, как известно, уклонявшихся примкнуть к Германии и Австро-Венгрии.

Что касается России, то в этом случае Германия могла надеяться на то, что ее войска, медленно собирающиеся к границам, представится возможным задержать от вторжения в пределы Германии и Австро-Венгрии более быстрым наступлением армии последней на фронт Люблин - Холм и выставлением Германией особого заслона в Восточной Пруссии из местных войск и формирований военного времени.

Такой план этот представлялся генеральным штабам Центральных держав тем более целесообразным, что, как это и оказалось впоследствии, противники России имели преувеличенное мнение о медленности русской мобилизации.

Установив, таким образом, вероятность направления главного удара германцев в начале войны на запад, державы Согласия не могли сомневаться в том, что характер его будет всесокрушающий.

Россия знала силу Германии; она изучила принципы ее военной доктрины и не могла сомневаться в крайней опасности для своей союзницы тевтонского нашествия! И морально, и по силе формальных обязательств, принятых на себя, русская армия должна была прийти своей союзнице на помощь, притянув часть германских сил на себя. Иначе... надо было предвидеть на Западе катастрофу!..

Единственное средство для предотвращения таковой заключалось в организации быстрого вторжения, возможно значительными силами, в пределы Восточной Пруссии. Такое вторжение больно ударяло по престижу не только немцев, но и их императора, для которых Пруссия не переставала быть родоначальницей германского военного могущества.

Сила и направление для русского наступления? Их указывали как наиболее желательные генералы Дюбайль и Жоффр, последовательно стоявшие во главе французского Генерального штаба.

"Я буду считать себя вполне удовлетворенным, если наступление русских войск против Германии состоится с такими силами, которые способны были бы приковать к себе от 5 до 6 корпусов", - так приблизительно формулировал свои пожелания первый из названных генералов на совещании, происходившем у нас в 1911 г. в Красном Селе.

"Чем глубже произойдет наступление русских войск в пределы Германии, тем решительнее оно отразится на общем положении дел", - говорил генерал Жоффр на союзных совещаниях 1912 и 1913 гг. Высказывалось при этом желание о наступлении из русской Польши на Алленштейн, а еще лучше - по левому берегу Вислы на Берлин. Но последнее в начале войны по общей обстановке являлось для России неосуществимым.

Было бы, конечно, неправильно утверждать, что наступление в Восточную Пруссию не вызывалось собственными интересами России. Стратегические невыгоды границ русской Польши, глубоко вдававшейся между территориями Германии и Австро-Венгрии, при условии медленной готовности русских войск заставляли желать выпрямления нашего первоначального развертывания войск путем занятия на севере Восточной Пруссии и выхода к нижней Висле, а на юге - овладения восточной половиной Галичины. Сделать это надо было возможно скорее (по подсчетам русского Генерального штаба - в течение первых полутора месяцев войны), пока главная масса германцев будет отвлечена борьбой на западе и вследствие этого главное командование их лишено будет возможности начать решительную переброску войск с запада на восток.

Независимо от того вторжение русских войск в Восточную Пруссию и Галичину выносило войну из пределов собственной страны, чем достигались также немаловажные результаты.

В соответствии с изложенным по плану, разработанному русским Генеральным штабом еще в мирное время, две русские армии Северо-Западного фронта в составе 9 армейских корпусов, находившихся под начальством генерала Жилинского, занимавшего в мирное время пост командующего войсками Варшавского военного округа, должны были вторгнуться в пределы Восточной Пруссии: 1-я армия генерала Ренненкампфа - с востока и 2-я армия генерала Самсонова - с юга. Первоначально при движении вперед их разделяли Мазурские озера, но обойдя таковые с севера и запада, обе армии должны были войти друг с другом в непосредственную связь.

Со стороны Германии, как это выяснилось впоследствии, против них была оставлена 8-я армия генерала Притвица в составе 4-х корпусов и нескольких отдельных дивизий и бригад.

Целью действий русских армий ставилось нанесение поражения немецким войскам и оттеснение их с севера - от Кеннигсберга и с запада - от путей к Висле, иначе говоря, окружение с обоих флангов. В дальнейшем имелся в виду выход русских войск к нижней Висле, чем достигались выгодное оборонительное положение на этом участке Вислы и значительное сокращение стратегического фронта, первоначально тянувшегося по рекам Нареву, Бобру и среднему течению р. Немана.

Такими действиями армий Северо-Западного фронта в известной мере закреплялось положение на правом фланге русского стратегического фронта и создавалась возможность для переноса южнее названного участка русских операций на левый берег р. Вислы, о чем усиленно просило французское командование и каковое в самом деле являлось угрожающим в отношении Германии.

С целью скорейшего воздействия на германцев названные армии Северо-Западного фронта были составлены из пограничных и ближайших к району действий корпусов. Этим достигалась, правда не без известных усилий, возможность перехода ими в наступление уже в начале третьей недели мобилизации.

С назначением великого князя Николая Николаевича на пост Верховного главнокомандующего русскими действующими армиями ему были подробно доложены все изложенные выше соображения, которые и встретили полное его сочувствие. Точное выполнение взятых на себя обязательств и скорейшая помощь нуждающемуся в ней союзнику были настолько в характере великого князя, что его согласие с предположениями Главного управления Генерального штаба не могло вызывать ни у кого сомнений.

Тем не менее Франция встретила объявление ей Германией войны с большим волнением и тревогой.

"Я умоляю (je supplie) Ваше Величество предписать вашим войскам немедленное наступление, - говорил на приеме, имевшем место 5 августа 1914 г., императору Николаю II тогдашний французский посол М. Палеолог. - Иначе французская армия рискует быть раздавленной".

Еще ярче беседа М. Палеолога с министром иностранных дел, которая происходила 26 августа и описана в его воспоминаниях.

"Ни государь, ни великий князь не забывают все, чем мы обязаны Франции, - сказал ему С.Д. Сазонов. - Вы можете быть убеждены, что мы сделаем все, чтобы помочь французской армии. Но с точки зрения исполнения затруднения очень велики. Генерал Жилинский, главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта опасается за успех наступления русских армий в Восточную Пруссию, так как его войска еще очень разбросаны и обеспечение их продовольствием встречает большие затруднения. Генерал Янушкевич, начальник Генерального штаба, разделяет мнение генерала Жилинского и также сомневается в возможности наступления. Но генерал-квартирмейстер Ставки генерал Данилов с горячей убедительностью доказывает, что мы не вправе обрекать вашего союзника на гибель и что невзирая на неизбежный риск предстоящей операции мы все же обязаны незамедлительно перейти в наступление. Его мнение разделяется великим князем, и я не удивлюсь, если данная операция уже началась".

И действительно, уже в первой своей директиве, отданной еще 10 августа, Верховный главнокомандующий русской действующей армией великий князь Николай Николаевич, подтверждая первоначальные задачи, поставленные армиям Северо-Западного фронта, высказывал мнение, что ввиду острого положения на французском фронте наступление армий Северо-Западного фронта могло бы начаться уже с 14-го дня мобилизации. Так как, однако, ведение данной наступательной операции относилось к обязанностям главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта, то окончательное определение времени и порядка выполнения изложенных в директиве предуказаний оставлялось за генералом Жилинским.

Принимая во внимание, что районы развертывания корпусов названных двух армий Северо-Западного фронта находились в некотором удалении от границы, генерал Жилинский предписал корпусам 1-й армии выступить с таким расчетом времени, чтобы одновременно перейти границу 17 августа, т.е. на 18-й день мобилизации русской армии, главным же силам корпусов 2-й армии указано было вступить на германскую территорию 19 августа, т.е. на 20-й день мобилизации.

Так как мобилизация французской армии была объявлена только в ночь на 2 августа, то время перехода 1-й русской армии определяется 16-м днем французской мобилизации.

Уже в день перехода границы армия генерала Ренненкампфа имела столкновение с германцами при Сталлупенене. Наши противники, потеряв несколько орудий, отошли в западном направлении.

19 августа в районе к северу от главной зоны наступления 1-й русской армии, у Каушена, разыгралось новое боевое столкновение. Наша конница атаковала одну из немецких ландверных бригад. В этом бою эскадрон лейб-гвардии Конного полка под командой ротмистра барона Врангеля - будущего вождя белого движения в конном строю доблестно атаковал неприятельскую батарею, внезапно наскочив на ее стрелявшие орудия.

Южнее конницы, на правом фланге главных сил той же армии часть пехоты ввязалась в бой с частями 1 -го германского корпуса к северо-востоку от Гумбинена. Бой принял особенно упорный характер на следующий день,

20 августа, когда в дело с обеих сторон были введены главные силы 8-й германской и 1-й русской армий.

К вечеру на некоторых участках гумбиненского поля сражения обозначилось немецкое отступление, которое, как выяснилось впоследствии, приняло с наступлением темноты общий характер.

Немцы отходили на запад, стремясь, по поступившим донесениям, уйти за Вислу.

Одержав, таким образом, в период времени с 17 по 21 августа над немцами ряд успехов и принудив их к отступлению, генерал Ренненкампф, однако, задержал свое дальнейшее наступление, ссылаясь на усталость войск и в ожидании подхода второочередных частей. В дальнейшем, стянув свои корпуса ближе к правому флангу, он приостановил свое наступление и обратил свое преимущественное внимание на крепость Кенигсберг. Вследствие такого бездействия германцы получили возможность уйти от преследования и оказались свободными в своих дальнейших решениях.

В то же время 2-я русская армия генерала Самсонова, запоздав несколько своим наступлением и опасаясь упустить отходившего перед генералом Ренненкампфом противника, стала забирать все более к западу, имея в виду чрезвычайно трудными форсированными маршами перехватить пути немцев к переправам на нижней Висле. В действительности же эта армия только растягивалась и все более отдалялась от 1-й армии, продолжавшей после трехдневной остановки, несмотря на энергичное вмешательство великого князя, лишь очень медленно свое дальнейшее наступление.

В результате таких действий вместо постепенного сокращения фронта северо-западных армий и сжатии ими немецких войск 8-й армии в полукольцо корпуса 2-й армии расползлись веером и между внутренними флангами 1-й и 2-й армий образовался значительный разрыв.

Эта обстановка, раскрытая германскими авиаторами, послужила основанием для составления нашим противником нового плана действий. Воспользовавшись хорошо развитой сетью железных дорог и постепенной потерей соприкосновения войск 1-й русской армии с быстро отходящими немецкими колоннами, новое командование 8-й германской армии сумело сосредоточить против корпусов 2-й русской армии генерала Самсонова значительные силы и окружить ими два с половиной корпуса этой армии в лесах севернее шоссе Нейденбург - Вилленберг.

30 августа для этих корпусов надвинулась всем известная катастрофа...

Легко ли далась победа нашему военному противнику? Вот несколько выписок из воспоминаний о данной операции генерала Людендорфа:

"Сомнительно, даст ли противник нам время выполнить наши намерения!.."

"Армия генерала Ренненкампфа вызывала во мне большое нервное напряжение!.."

"Мощная армия генерала Ренненкампфа угрожающей грозовой тучей стояла на северо-востоке. Ей стоило только нажать на нас, и мы были бы разбиты..."

Общеизвестно, напомню я от себя, что победу от поражения часто отделяет едва уловимая грань.

По предложению, кажется, генерала Людендорфа решительный бой 29 августа, завершившийся окружением наших войск, приобрел в Германии наименование сражения у Танненберга.

Мне кажется, что в ходе исторических событий одно из лучших назначений времени - сглаживать и предавать забвению былые недоразумения, тем более если они воскрешаются с недостаточной точностью. Известная в истории битва, ответом на которую должна была служить самсоновская катастрофа, хотя и происходила близ Танненберга свыше 500 лет тому назад, но более известна под именем Грюнвальденской битвы, само же селение Танненберг не входило в район боевых действий, разыгравшихся в 1914 г. и находится только вблизи этого района.

Читатель, надеюсь, не поставит мне в вину, что в настоящей книге я воздержусь от подробного описания военных действий и их оценки. Если бы он все же заинтересовался ознакомлением с моим пониманием событий первого периода войны, то свое желание он легко мог бы осуществить, прочтя мою книгу "Россия в мировой войне". Здесь же я ограничусь обрисовкой событий этой войны лишь настолько, насколько в них проявлялась личность русского Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича и его влияние на общий ход войны, веденной сообща державами Согласия.

Один из известных французских журналистов Людовик Нодю по поводу только что упомянутой книги моей высказался о действиях русских армий в первый период войны в таких выражениях:

"Rendons a nos allies l'hommage qui leur est du, car l'un des element de notre victoire fut leur debacle".

В Англии весьма видный современный государственный деятель сэр Черчилль в своих блестящих мемуарах о войне, которую он близко переживал в качестве морского министра, отзывается о жертвенности и значении русского наступления следующим образом:

"В гигантских и страшных боях на полях Восточной Пруссии пал цвет русской армии. Но результаты ее вторжения были использованы в решительную минуту. Нервы германского Генерального штаба не выдержали!"

В этих признаниях наших союзников гордость русской армии и ее утешение. Исторически со стороны держав Согласия было бы несправедливо говорить о победе французов на Марне, разбившей расчеты Германии на быстрый успех, не вспомнив благодарно о жертвенности и не почтив памяти русских героев, положивших свою жизнь и проливших свою кровь на полях сражения в Восточной Пруссии. И наоборот - в нашей печали о жертвах и неудаче Восточно-Прусского похода, закончившегося кошмарной катастрофой 30 августа, нельзя не вспомнить утешительно о Марне.

В самом деле.

Тревожные известия о положении дел в Восточной Пруссии заставили немецкую главную квартиру немедленно после боев на р. Самбре начать переброску двух корпусов (Гвардейского резервного и XI) к одной кавалерийской дивизии (8-й) с Западного фронта на восток. Переброске этой придан был спешный характер, ибо она вызывалась стремлением вернуть обратно Восточную Пруссию и остановить начавшуюся в этой провинции панику населения. Приходилось поэтому снимать войска в зависимости от степени удобства и скорости посадки их на железную дорогу. Этим и должно объяснить, почему выбор пал на корпуса, входившие в состав правофланговых армий, несмотря на исключительную важность той задачи, которую должны были выполнить именно эти армии: сыграть роль ударного молота по левому обходному флангу французов.

Значительное ослабление названных армий, естественно, должно было привести к ослаблению этого удара и к необходимости сокращения его размаха. Первоначально крайним направлением войск армии генерала фон Клука было направление на Амьен, куда и продвинулась в конце августа конница генерала Марвица. Но достигнув в своем движении на юго-запад р. Авр, пехотные колонны 1-й немецкой армии вдруг круто повернули на юг, а затем на юго-восток, все отчетливее оставляя Париж - столицу и сердце Франции - вне зоны своего наступления.

Распоряжение об отправке двух корпусов на восток в наиболее решительные дни развертывавшейся на западе грандиозной операции немцев в силу своей неожиданности и спешности - могло ли оно кроме ослабления силы удара и сокращения его фронта не отразиться "психологически" на настроении германских войск и их начальников? Не тут ли следует искать зарождения того морального перелома, о котором упоминает Черчилль в своих воспоминаниях ? Не тут ли свершился излом их воли к победе ?.. Кто знает!..

Таковы были события, по времени предшествовавшие Марнскому сражению, которое победоносно закончилось для французов.

Идея организации молниеносного удара против Франции, принадлежавшая талантливому начальнику германского Генерального штаба фон Шлиффену, оставлявшая затем возможность массовой переброски германских войск против России, разбилась о первоначальные успехи русского восточно-прусского наступления и отпор, данный нашими союзниками на полях Марны.

В этих фактах - идейная связь между Восточной Пруссией и Марной - двумя операциями, выполненными по директивам двух генералиссимусов, великого князя Николая Николаевича и генерала (ныне маршала) Жоффра, хотя и не с одинаковыми тактическими результатами.

В результате катастрофической неудачи, понесенной русскими войсками в Восточной Пруссии, генерал Самсонов покончил свою жизнь самоубийством; со своей же стороны великий князь Николай Николаевич принял решение о немедленном отчислении от командования фронтом и армией генералов Жилинского и Ренненкампфа, проявивших недостаточную распорядительность и непонимание общей обстановки. Однако решение Верховного было предупреждено шифрованной телеграммой императора Николая II, полагавшего соответственным возвращение генерала Жилинского на его прежнюю должность варшавского генерал-губернатора и назначение генерала Ренненкампфа, окружившего себя придворными любимчиками и через них снискавшего особое благоволение императора - главнокомандующим армиями Северо-Западного фронта. Телеграмма эта вызвала в Ставке, конечно, немалое смущение, и из создавшегося положения вышли отчислением генерала Жилинского в распоряжение, если не изменяет моя память, военного министра и оставлением генерала Ренненкампфа на его прежнем месте. Это было то наибольшее, что возможно было сделать при обстановке того времени и что ярко свидетельствует о том трудном положении в пользовании своими правами, в которое был поставлен в действительности русский Верховный главнокомандующий!

Читатель хорошо понимает, что для великого князя было совсем не трудно на этом случае показать свою способность уйти с поста Верховного; гораздо более самопожертвования требовалось примириться с этими условиями и работать в них, надеясь принести пользу России.

2. Неожиданный подарок союзникам наших моряков

Теперь уже не может быть секрета ни для кого, что на германском крейсере "Магдебург", который в конце августа 1914 г. сел на мель у острова Оденсгольма, нашими водолазами был найден секретный радиотелеграфный код германского флота.

Книга была сфотографирована и копия по приказанию великого князя переслана британскому адмиралу Джеллико, который стоял во главе эскадр, долженствовавших противиться проявлению всякой жизни со стороны германского военного флота.

Последний кроме общей задачи прикрытия всей страны со стороны морского побережья должен был при сохранении идеи направления главного удара на запад против Франции стремиться к достижению еще других весьма существенных задач: во-первых, по овладению Фландрским побережьем, что вызывалось необходимостью надежного прикрытия правого фланга германских армий, наступавших через Бельгию, и, во-вторых, по затруднению перевозки английских войск на материк.

Так как, однако, германский флот, имевший своей базой устье Эльбы, в силу своей недостаточной численности не мог рисковать встречей в море со всем британским флотом, то для него являлось чрезвычайно ценным условие внезапности, которое одно могло обеспечить возможность благоприятной встречи с неприятелем. В самом деле, только внезапность появления германского флота или его частей в том или другом районе морского театра могла дать возможность встретиться германским боевым судам не со всем враждебным ему флотом, а с его отдельными частями, равно произвести неожиданную бомбардировку или нападение на пункты английского побережья или выполнить какую-либо другую боевую операцию, могущую болезненно отозваться на общественном настроении английского народа.

Этой-то внезапности германский флот, благодаря русскому подарку англичанам, и был лишен на все время войны. Перехватывая германские радио, англичане получали возможность заранее знать о выходе в море из своего убежища немецких морских сил, равно об их составе и предполагаемых целях их действий.

Благодаря изобретению русским же моряком особого прибора получалась даже возможность определять место нахождения того судна, с которого было отправлено перехваченное радио.

Помощь, оказанная русскими моряками своим западным союзникам, была неоценима, и адмирал Джеллико счел своей обязанностью сообщить русскому морскому командованию, что британский флот никогда не забудет той услуги, которая была ему оказана русским флотом.

Всякое перехваченное германское радио немедленно передавалось в Лондон в Адмиралтейство, где, по рассказам сведущих лиц*, имелась особая комната № 40, в которой работали специалисты, расшифровывавшие полученное сообщение и переводившие его на английский язык.

______________________

* Статья А. Бенклевского "Русский подарок Англии".

______________________

Главным руководителем этих работ был известный лингвист, эдинбургский профессор А. Ивинг, получивший широкую известность в английском обществе как лицо, оказывавшее английскому народу большие услуги во время войны. Никто ведь не знал, каким образом добывались те ценные данные, которые выходили из комнаты № 40 и получение которых приписывалось тайному "изобретению" почтенного профессора!

Лишь немногие лица в течение войны были осведомлены о том, что о всех главных выходах и предстоящих действиях немецкого флота англичане узнавали от самих же немцев, которые пользовались радиотелеграфными сообщениями весьма широко, будучи уверены в их безусловной секретности.

3. Вторжение русских армий в Галичину

Несколькими днями позднее вторжения русских армий Северо-Западного фронта в Восточную Пруссию по директиве русского Верховного главнокомандующего приступили к выполнению своих первоначальных боевых задач, предусмотренных еще в мирное время, четыре армии Юго-Западного фронта в составе 16 армейских корпусов.

По существовавшим предположениям, эти армии могли встретиться с 12 - 13 австро-венгерскими корпусами, развертывавшимися в Галичине.

В соответствии с этими данными обстановки целью действий Юго-Западного фронта, находившегося под начальством генерала Иванова, занимавшего в мирное время пост командующего войсками Киевского военного округа, ставилось поражение неприятельских вооруженных сил, сосредоточенных в упомянутом уже выше пограничном районе, имея в виду воспрепятствование отходу этих сил на юг за р. Днестр и на запад к Кракову. Иначе говоря - имелось в виду их окружение с обоих флангов в местности к северу от Карпатского горного хребта. Русские армии Юго-Западного фронта должны были перейти границу двумя группами: со стороны русской Польши, с фронта Люблин - Ковель, на юг и со стороны Правобережной Украины, с фронта Луцк - Проскуров, на запад. Главный удар возлагался на эту последнюю группу, поэтому на состав и ускорение готовности тех армий, которые ее составляли (3-й и 8-й), было обращено особое внимание.

Таким образом, армии, образовавшие северную группу Юго-Западного фронта (4-я и 5-я), были составлены из войск, располагавшихся в мирное время внутри страны и потому несколько запаздывавших в своем прибытии в пограничный район. Исключение составляли только два местных корпуса, вошедших, разумеется, также в состав названной группы и игравших роль войск прикрытия.

Данным обстоятельством воспользовалось австрийское командование, решившее быстрым вторжением с юга в пределы русской Польши предупредить русское наступление и разбить не закончившую своего сосредоточения северную группу армий Юго-Западного фронта, прежде чем на театре военных действий скажется наступление 3-й и 8-й армий.

В результате такого решения положение северной группы Юго-Западного фронта оказалось к 30 августа 1914 г., т.е. ко времени обозначившегося неуспеха наступления армий Северо-Западного фронта в Восточную Пруссию, крайне тяжелым.

Войска 1-й австрийской армии генерала Данкля после ряда встречных боев устремились на правофланговую 4-ю русскую армию и под Люблином стали окружать ее с обоих флангов. С левого берега р. Вислы к австрийцам был притянут германский корпус генерала Войрша, а на правом фланге войскам Данкля удалось 1 сентября прорваться в стыке между 4-й и 5-й русскими армиями. Заняв железнодорожную станцию Травники на линии Люблин - Холм, австрийцы этим своим положением прервали ближайшую железнодорожную связь 4-й армии с остальными армиями Юго-Западного фронта.

В то же время в районе соседней слева 5-й армии произошел весьма упорный и кровопролитный бой у Томашова с войсками 4-й австрийской армии генерала Ауфенберга, наступавшими восточнее армии генерала Данкля и уступом назад по отношению к ней. Австрийцы называют этот бой боем у Комарова, и император Франц-Иосиф наградил генерала Ауфенберга за его боевые успехи титулом графа Комаровского. В результате этого боя 5-й русской армии действительно пришлось начать отвод своих корпусов за р. Бут.

Трудное положение северной группы армий Юго-Западного фронта могло быть еще выправлено быстрым сближением с ней 3-й и 8-й русских армий, наступавших с востока. Но генерал Рузский, в руках которого временно было объединено руководство боевыми действиями этих армий, подводя их к 29 августа на фронт Львов - Галич, решил на некоторое время приостановить дальнейшее движение вверенных ему войск, имея в виду разведку львовских укреплений, о силе и значении которых у нас, к сожалению, существовали преувеличенные сведения.

Для полноты характеристики того неблагоприятного положения, в котором оказались русские вооруженные силы, необходимо еще отметить, что очерченная выше обстановка на Юго-Западном фронте сложилась как раз к тому времени (конец августа), когда на Северо-Западном фронте обе наши армии, 1 -я и 2-я, были парализованы тяжкой "Самсоновской трагедией". В результате поражения войск 2-й русской армии генерала Самсонова весь Наревский фронт, по существу, оказывался открытым для вторжения через него с севера из Восточной Пруссии в русскую Польшу германцев, к которым, как читателю уже известно, спешно подвозились подкрепления с Западного фронта. При успехе этого наступления немецкие войска могли создать угрозу сообщениям северной группы Юго-Западного фронта, проходившим с фронта Люблин - Ковель через ту же русскую Польшу.

При всех описанных выше условиях от великого князя русского Верховного главнокомандующего потребовалось много выдержки и твердости духа, чтобы не поддаться влиянию неблагоприятных факторов и с достоинством вывести русские армии на путь решительной победы над австрийцами. В этой победе была лучшая развязка всего положения.

В соответствии с этим русской Ставкой были прежде всего приняты решительные меры к непосредственному усилению войск 4-й русской армии. С этой целью в состав названной армии были последовательно направлены в виде подкреплений три корпуса, снятых с других направлений, и несколько второочередных дивизий, которые в общем усилили эту армии на 9 1/2 пехотных дивизий. Так как с подходом всех этих частей состав 4-й армии должен был увеличиться до 6 корпусов с несколькими второочередными дивизиями, то для удобства управления войска были подразделены на две армии (9-ю и 4-ю), во главе коих поставлены твердые и спокойные начальники.

Вместе с тем великим князем было послано категорическое указание генералу Рузскому продолжать безостановочно дальнейшее наступление, "развивая своим правым флангом наступательные действия в обход Львова с севера", и пуще всего "не допускать переброски противника от Львова против северной группы русских войск".

Наконец, особым обращением Верховного главнокомандующего великий князь Николай Николаевич призвал все войска Юго-Западного фронта к полному напряжению сил. Согласно приказу, отданному 31 августа, войска должны были в кратчайший срок перейти в наступление, а в тех районах, где таковое наступление оказывалось невозможным, они должны были удерживать занятые ими позиции "до последнего человека".

Результаты изложенных мер и твердо выраженной воли о необходимости достигнуть победы стали сказываться в течение ближайших же дней.

Уже 4 сентября наступление трех армий северной группы Юго-Западного фронта (9, 4 и 5-й) приняло более общий характер. К сожалению, не вполне согласованными с общей мыслью всей операции распоряжениями генерала Иванова первоначальная идея воспрепятствования отходу значительных сил на Краков была извращена, и армия генерала Данкля успела уйти на р. Сан.

С развитием дальнейшего наступления 3-й и 8-й русских армий в наши руки в начале сентября перешел Львов, за ним - Галич. К северу от Львова 12 сентября взята была укрепленная позиция у Равы-Русской, с падением которой прекратилось шестидневное упорное сопротивление, оказывавшееся австрийцами на весьма сильной Городокской позиции, занятой австрийцами западнее Львова. Вместе с тем открылись для удара русских войск пути отхода той группы австрийцев, которая вторглась в русскую Польшу с юга, и, таким образом, заколебался весь австрийский фронт.

Свыше 40 дивизий, сбиваясь в кучу и обнажая пути в Венгрию и Буковину, спешили уйти за реки Сан и Вислоку, бросая оружие и сдаваясь массами в плен.

Военная мощь двуединой дунайской монархии перестала существовать. Австрийские славяне, недовольные наложенным на них Габсбургами игом, получили значительный толчок к развитию у себя сепаратных течений; что же касается австро-венгерской армии, то хотя после перенесенного разгрома ее и удалось возродить частично, но она была лишена уже навсегда способности самостоятельно вести войну, требуя все большей и большей помощи в ее операциях со стороны германских армий.

Направлением всех свободных русских сил против Австро-Венгрии весьма отчетливо выявилась способность великого князя Николая Николаевича правильно оценивать обстановку, а успех его твердого слова, обращенного к войскам, свидетельствовал о том доверии, которое эти войска питали к его распоряжениям.

4. Русская армия на Висле в октябре 1914 г.

Наступление по левому берегу р. Вислы против Германии всегда входило в предположения русской Ставки. Об этом движении, как уже знает читатель, мечтал как о наиболее желательном для французов и генерал Жоффр. Но перенос военных действий на левый берег р. Вислы намечался русским Генеральным штабом лишь в результате удачного разрешения первоначальных наступательных задач в Восточной Пруссии и в Галичине. С выходом русских войск к нижней Висле и с утверждением их в Га-личине наступление это могло рисоваться в виде переброски значительной массы русских войск через Вислу по постоянным мостам, имевшимся в Варшаве и Ивангороде, и движения их в пространстве между нижней Вислой и Судетскими горами через Познань и Силезию в самое сердце Германии. В этом движении, конечно, должны были принять участие все вооруженные силы России, почему оно представлялось исполнимым лишь по прибытии на Вислу войск из азиатских округов. При этом левый фланг такого обширного фронта мог получить опору в славянских землях Австро-Венгрии, лежащих по ту сторону Судетского хребта; само же операционное направление должно было пересекать польские провинции Силезию и Познань, в которых мы могли также рассчитывать поднять волну освободительного движения.

Правда, при наступлении русских вооруженных сил по левому берегу р. Вислы армии их должны были встретить на своем пути две германские крепости Познань и Бреславль, а на фланге они оставляли у себя австрийскую крепость Краков, но при массовом характере нынешних армий овладение крепостями сравнительно легко достигается победой этих армий над противником в поле.

Обстановка, сложившаяся в действительности к середине сентября, не была, однако, столь выгодной, как это предполагалось: Восточная Пруссия, связанная с внутренними областями Германии рядом сильных железнодорожных линий, осталась в руках нашего военного противника Германии, а в Галичине австро-венгерские войска, хотя и были разбиты, но все же им удалось отступить в направлении на Краков и избежать уничтожения.

Более благоприятно к тому времени сложились условия во Франции благодаря Марнской победе, но и там генерал Жоффр предвидел уже в первые дни после обозначившейся победы вероятную остановку в преследовании. Опасаясь возможности перехода инициативы вновь в руки германского командования, он уже в середине сентября обратился к нам с просьбой о перенесении русскими войсками военных операций на левый берег р. Вислы.

К этому времени участок средней Вислы между Буго-Наревом и Саном был почти обнажен от наших войск. Сосредоточенные в первые же недели войны к Варшаве два корпуса (Гвардейский и XVIII), взятые из столичного района, как мы уже видели, были направлены в период Галичской наступательной операции на усиление правого фланга Юго-Западного фронта; остальные же корпуса, располагавшиеся в мирное время в отдаленных от театра военных действий районах, только перевозились по железным дорогам в общем направлении на Варшаву.

В такой обстановке единственными частями, которые могли бы служить для переброски на левый берег р. Вислы, являлись войска Юго-Западного фронта, которые, кстати сказать, по мере углубления их в западную часть Гали-чины оказывались все более сдавливаемыми с севера направлением течения р. Вислы выше Сандомира, а с юга - Карпатским хребтом.

По предположениям штаба Юго-Западного фронта, войска эти и предполагалось начать перебрасывать на левый берег р. Вислы, сначала на р. Ниду, а затем выдвинуть вперед для дальнейшего наступления на Калиш и Лиссу. Однако, такое предположение представляло некоторые сомнения в том отношении, что на участке р. Вислы выше Сандомира не имелось постоянных мостовых переправ; переброска же по временным мостам в сфере возможного влияния противника и при сильно колеблющемся в осеннее время уровне воды во всей Вислинской речной системе представляла немалые опасности в смысле возможного срыва временных мостов. Мы уже на р. Сане пережили довольно тревожное время вследствие порчи военных мостов из-за внезапного поднятия воды после выпавших в горах дождей. Повторять этот опыт было бы неосторожно!

Недостаточное количество войск, имевшихся в наличии для выполнения столь грандиозной операции, как наступление в пределы Германии, и необеспеченность этой операции, в особенности со стороны правого фланга, над которым висела постоянная угроза в виде Восточной Пруссии, требовали серьезных гарантий в том, что нашими союзниками будут приняты все меры и усилия, чтобы надолго приковать главные силы германцев к своему фронту и этим отнять у них возможность новой переброски войск на русский фронт. Исходя из этой мысли, Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич, сообщая о своем наступательном предположении французскому генералиссимусу, признал необходимым вместе с тем запросить генерала Жоффра, считает ли его правительство конечной целью вооруженных действий своей армии очищение от неприятеля французской территории и отобрание Эльзаса и Лотарингии или же оно поставило своей армии более широкие задачи, связанные со вторжением в Германию. Только получив успокоительные заверения в том, что французское наступление не будет остановлено ни на какой линии и что начинающиеся на левом фланге французского фронта бои отнимают у немцев возможность переброски значительных сил на Восточный фронт, Великий Князь окончательно решил в положительном смысле вопрос о переносе русского наступления на левый берег Вислы.

Каково же было действительное стратегическое значение тех боев, о которых упоминал в своем ответе французский главнокомандующий?

Русский посол в Париже так объяснял их происхождение: "Одного, даже столь крупного поражения немцев (как Марна) оказалось недостаточно, чтобы заставить германские армии очистить французскую территорию. Весьма скоро обнаружилось, что неприятель успел остановиться на укрепленных им позициях по р. Эн, и только между устьем этой реки и Северным морем оставалось свободное для развития дальнейших действий пространство..."

"Отказываясь от решительного наступления на фронте, - сообщал в дальнейшем А.П. Извольский, - генерал Жоффр делал в течение целого месяца попытки путем неустанного маневрирования обойти правый фланг немцев, чтобы таким образом заставить их отступить. Но на каждый такой маневр немцы отвечали подобным же контрманевром, в результате чего к концу октября обе армии докатились до морского побережья..."

На самом же деле инициатива действий в этом стремлении к обходу открытого фланга, вызвавшем перегруппировки, остроумно называемые некоторыми авторами "бегом к морю", принадлежала германцам и основной целью их маневра служило стремление захватить Дюнкерк и пробиться к Кале и Булони. Со взятием названных пунктов для немцев кроме захвата английских баз расширялась зона действий их подводных лодок и открывалась возможность даже непосредственной угрозы английским берегам.

Просмотрите, читатель, воспоминания бывшего во время войны английского морского министра Черчилля, относящиеся к данному периоду войны: они полны тревоги и заботы о судьбе поименованных выше пунктов.

Таким образом, в действительности вопрос шел об оказании новой помощи нашим западным союзникам. И если в период русской Восточно-Прусской наступательной операции и битвы на р. Марне вопрос шел о судьбе французской армии, и в частности - об освобождении от угрозы Парижа, то в настоящее время ставились на карту подступы к ближайшим базам англичан, а следовательно, и вопрос об общем стратегическом положении британской армии на материке. Со взятием немцами Дюнкерка, Кале и Булони свобода действий английских войск являлась бы и в самом деле значительно стесненной, и в их штабе уже обсуждался вопрос о перенесении запасов более к западу, а именно в Гавр.

В очень трудном положении могла бы оказаться также отступавшая в то время из Антверпена бельгийская армия.

Телеграммами от 21 и 29 сентября наш посол в Париже сообщал, что германцы подвозят на свой правый фланг значительные подкрепления и что в общем они имеют перевес над своими противниками по крайней мере в 250 тыс. человек; армия их к тому же являлась снабженной многочисленной тяжелой артиллерией. По сведениям А.П. Извольского, у немцев к 10-15 октября заканчивают свое формирование до 10 новых корпусов, и тогда их превосходство в силах, говорил наш посол в Париже, может быть доведено до полумиллиона людей!

"Все эти силы, - заключал Извольский, - будут направлены против Франции, если к этому времени Россия со своей стороны не разовьет в достаточной мере свои операции против Германии". Лишь прямая угроза Берлину, говорилось далее в донесении, была бы способна оттянуть от Западного фронта названные неприятельские силы, "натиск коих Франция не в состоянии будет выдержать"...

Сведения А.П. Извольского о количестве новых германских формирований и, главное, о сроках их готовности не вполне сходились с данными Ставки и считались нами явно преувеличенными. Все же приходилось учитывать настроения Парижа и торопиться с оказанием новой помощи нашим западным союзникам.

Между ним начиная с середины сентября до нас стали доходить сведения - сначала неясные, потом все более и более подтверждавшиеся - о сосредоточении германо-австрийских войск в Верхней Силезии и о предстоящем совместном наступлении их вдоль берегов верхней Вислы.

Вскоре мы имели уже вполне определенные данные о том, что в составе германских войск, сосредоточивающихся в Силезии, находятся корпуса, перевезенные туда из Восточной Пруссии. В последней они были заменены немецкими вновь сформированными частями. Так, например, в Восточной Пруссии обнаружен был XXV резервный корпус, предназначавшийся, по нашим сведениям, первоначально к отправлению на Западный фронт.

Очевидно, что германское командование Восточного фронта узнало о нашем плане перенесения военных действий на левый берег р. Вислы. В ответ на это решение оно сосредоточивало германо-австрийские силы - или для обороны Силезии, игравшей весьма большую роль в деле германской военной промышленности, или, еще вернее, - для контрнаступления в целях предотвращения опасности нашего вторичного вторжения в Германию. Это второе предположение вскоре подтвердилось в полной мере: мы были накануне широко задуманного наступления германо-австрийских войск к средней Висле.

Для такого наступления в Силезии было переброшено германцами из Восточной Пруссии четыре корпуса, к которым с различных участков фронта были притянуты еще две отдельные дивизии и несколько ландверных и ланд-штурменных бригад. Независимо оттого с правого берега р. Вислы был обратно возвращен германский ландверный корпус генерала Войрша и переброшена 1-я австрийская армия генерала Данкля. Таким образом, сверх австрийцев в организуемом наступлении должны были принять участие не менее шести германских корпусов.

Положение русского главнокомандования было такими действиями неприятеля весьма затруднено, тем более что начатое германцами наступление развивалось с необычайной быстротой и уже к последним числам сентября головы их наступавших корпусов успели значительно продвинуться вперед. В распоряжении русских на средней Висле находились лишь самые ограниченные силы в Варшаве и у Ивангорода. С другой стороны, при наличии столь быстро развивавшегося неприятельского наступления стала совершенно немыслимой переправа русских войск, находившихся в Галичине, на левый берег р. Вислы выше Сандомира. Русское верховное командование, таким образом, должно было иметь в виду необходимость для выхода к средней Висле выполнения весьма кружного маневра по грунтовым дорогам через Люблин и далее по железной дороге на Варшаву и Ивангород.

Обстановка к означенному времени утяжелялась еще новым обстоятельством. Определенно стало выясняться, что и на правом берегу р. Вислы австрийцы, занимавшие фронт по р. Дунайцу от Вислы до Карпат, решили последовать примеру германцев и также перейти в общее наступление. Таким образом, нам угрожало соединенное германо-австрийское наступление вдоль обоих берегов р. Вислы силами, которые определялись нами в количестве до 20 корпусов и на фронте до 400 км.

В таких условиях русскому Верховному главнокомандующему предстояло остановиться на определенном плане действий и затем настойчиво добиваться его выполнения.

Согласно представленному великому князю Николаю Николаевичу оперативным органом Ставки плану, русская армия должна была ответить на неприятельское наступление контрударом, совершив для сего первоначально соответствующую перегруппировку своих сил. Пунктом решительного удара предлагалось избрать левый фланг противника, являвшийся наиболее уязвимым местом всей наступательной операции германо-австрийцев.

В самом деле. На этом фланге наступали корпуса германской армии, командование которыми, несомненно, являлось инициатором всей задуманной операции. Было почти несомненно, что с поражением на этом фланге германцев рушится без особых усилий и весь остальной план их широкого наступления, развертывавшегося на фронте от Варшавы на севере до линии р. Днестра на юге.

В соответствии с этими соображениями русская армия должна была быть частично переброшена из Галичины на среднюю Вислу, которую вместе с занимаемой ею линией р. Сана она и должна была прочно закрепить, оставив за собой достаточно широкие плацдармы на левом берегу Вислы у Ивангорода и Варшавы. Вместе с тем армия эта должна была сосредоточить у себя на правом фланге, в районе Варшавы, сильную ударную группу, которой и надлежало выполнить удар против левого фланга германских войск при приближении их к р. Висле...

Конкретно Юго-Западный фронт должен был в кратчайший срок перебросить из Галичины по путям правого берега р. Вислы на среднее ее течение (участок от устья р. Сана до Варшавы) три армии (5, 4 и 9-ю) в составе 9-10 корпусов. В свою очередь, Северо-Западный фронт должен был сосредоточить в районе Варшавы 2-ю армию в составе 7 корпусов. В армию эту должны были войти также Сибирские корпуса, подвозившиеся к району действий с Дальнего Востока.

В результате названных перегруппировок на участке р. Вислы от Варшавы до устья р. Пилицы (протяжением менее 100 км) должны были собраться 10 корпусов (2-я и 5-я армии) для решительного удара по левому немецкому флангу. Остальные силы, долженствовавшие принять участие в маневре (4, 9, 3, 11 и 8-я армии), в составе 15 корпусов должны были активно оборонять общий фронт от устья р. Пилицы по Висле и Сану до Карпат (свыше 300 км), не стесняясь - если будет это вызываться обстановкой - даже временным снятием блокады с австрийской крепости Перемышля.

К ударному крылу должна была присоединиться для более глубокого обхода левого германского фланга и кавалерия генерала Новикова, находившаяся на левом берегу р. Вислы и отходившая перед неприятелем в направлении на Ивангород.

Для сосредоточения руководства всей операцией в одних руках ударная группа была присоединена к армиям Юго-Западного фронта, и, таким образом, выполнение задуманной операции вверено было великим князем генералу Иванову.

Успех плана зависел от быстроты выполнения намечавшихся перегруппировок. Особо трудным являлось своевременное перемещение армий, перебрасывавшихся из Галичины на Вислу, так как эти армии принуждены были выполнять свое передвижение более кружными, чем неприятель, путями. Железную дорогу представлялось возможным использовать только от Люблина, до которого частям войск приходилось выполнять форсированное походное передвижение на протяжении не менее 5 - 6 переходов.

В коротких словах почти невозможно передать все те трудности, которые приходилось преодолевать нашим войскам. Наступила ужаснейшая осенняя слякоть. Зарядили непрерывные дожди. Дороги размокли. Некоторые мосты, перекинутые через ручьи и овраги, оказались поврежденными и снесенными водой. Люди вязли в грязи выше колен. Артиллерия и обоз требовали дополнительной припряжки и назначения особых команд для вытаскивания застрявших орудий и повозок. Трудности, словом, были невообразимые.

Тем не менее все препятствия были преодолены, и русские войска, хотя и значительно утомленные, с честью выполнили свою задачу. Они успели своевременно занять среднее течение р. Вислы и положить предел развившемуся наступлению германо-австрийцев. Несмотря на настойчивые попытки, враг не был допущен на правый берег рек Сана и Вислы.

Однако, переоценив свое положение и не дождавшись полного сосредоточения 2-й армии к Варшаве, генерал Иванов, руководивший операцией, перешел со своими войсками сам в наступление, которое оказалось крайне неудачным. Мы потеряли к югу от Ивангорода несколько мостов, которые принуждены были сжечь, и вынуждены были выдержать весьма упорный бой в районе Ивангорода Козениц. В весьма трудном положении оказались одно время войска под самой Варшавой, южные укрепления которой подверглись энергичным атакам германцев. Командовавший только еще собиравшейся в Варшаве 2-й армией генерал Ш. не признал возможным удерживаться на избранном им ранее фронте и в ночь на 12 октября отвел свои войска на линию старых Варшавских фортов.

Это решение поставило, в свою очередь, в очень трудное положение соседний корпус, переправлявшийся через Вислу по временному мосту южнее Варшавы, причем одно время о судьбе корпуса до Ставки доходили самые тревожные вести.

Отход войск, временно оборонявших Варшаву, без соображения с положением соседних частей возбудил в Верховном главнокомандующем сомнение в том, достаточно ли решительны и искусны те руки, которым вверено нанесение в будущем решающего удара по левому флангу германских войск. Вследствие этого великий князь предложил генералу Иванову заменить командовавшего 2-й армией начальником штаба Юго-Западного фронта генералом Алексеевым, заслуженно пользовавшимся в русской армии репутацией опытного стратега. В будущем этому генералу могло бы быть в этом случае вверено командование новым, третьим фронтом на левом берегу р. Вислы, причем открывалась бы возможность вернуть генерала Иванова обратно на Юго-Западный фронт, в Га-личину, где его временно замещал генерал Брусилов. Однако генерал Иванов соглашался на замещение генералом Алексеевым командующего 2-й армией лишь в случае моего перемещения к нему на должность начальника штаба Юго-Западного фронта. Так как великий князь считал мое присутствие в Ставке необходимым, то вся данная комбинация распалась.

Тем не менее, видя возможность крушения всей операции, обещавшей по своему замыслу значительный успех над германцами, Верховный главнокомандующий признал необходимым выйти из роли простого наблюдателя данной им директивы и возложить ближайшее руководство операций на себя. При существовавшей организации русской действующей армии, подразделявшейся на два фронта, и при необходимости быстрых действий другого средства для выполнения этого решения не было, как изъять 2-ю и соседнюю с ней 5-ю армию, составлявшие ударную группу, из рук генерала Иванова и передать их в состав армий Северо-Западного фронта. Этим распоряжением Верховный главнокомандующий отчасти развязывал себе руки, так как становился более полным хозяином положения, не вторгаясь в пределы дополнительной компетенции главнокомандующих фронтами, и в частности генерала Иванова, с решениями которого он в корне был не согласен.

В законе были, конечно, и другие, более действительные методы устранения генералов, оказавшихся не на высоте положения, но уже рассказанный случай с предполагавшимся отчислением от должности командующего 1-й армией генерала Ренненкампфа после его неудачных действий в Восточной Пруссии ясно может показать читателю, насколько воля великого князя Николая Николаевича была связана в отношении лиц, пользовавшихся почему-либо особым расположением императора Николая.

С 12 часов ночи на 14 октября 2-я и 5-я армии, а также конница генерала Новикова должны были перейти в подчинение главнокомандующему Северо-Западным фронтом. В ожидании окончательного сбора всех сил этих двух армий главнокомандующему армиями этого фронта предписывалось частичными действиями расширить на левом берегу р. Вислы удержанный плацдарм для более свободного дебуширования из него в будущем войск. Армиям же Юго-Западного фронта, находившимся на Висле и Сане, указывалось согласовать свои действия с армиями Северо-Западного фронта, занимавшими Варшавский район, причем цель их действий должна была заключаться в том, чтобы приковать к себе возможно большее количество неприятельских сил для облегчения выполнения основной задачи операции войсками Северо-Западного фронта.

С 18 октября части войск 2-й армии, постепенно сосредоточивавшейся к Варшаве, стали переходить в частичное наступление, выполняя задачу расширения той части левобережного района, которая была удержана в наших руках. Шаг за шагом германцы отжимались с занятых ими позиций. Тем временем из-за правого фланга нашего нового расположения стала выходить конница, направлявшаяся в обход левого германского фланга.

Наконец, 20 октября должно было произойти общее наступление 2-й и 5-й армий. Но уже в ночь на это число обнаружен был отход германцев.

"Обстановка под Варшавой, - пишет в своих воспоминаниях генерал Людендорф, в то время начальник штаба 8-й армии генерала Тинденбурга, выполнявшей данное наступление, - настойчиво требовала принятия срочных мер. Неприятельское окружение надвигалось на нас все ближе, и давление со стороны Новогеоргиевска и Варшавы становилось сильнее. Принять при таких условиях бой было слишком опасно. Ясно, что группу генерала Макензена, наступавшую на Варшаву, необходимо было оттянуть назад..."

Как только получилось известие об отступлении германцев из-под Варшавы, великий князь Николай Николаевич немедленно отдал распоряжение об энергичном движении вперед войск обоих фронтов в направлениях на Лодзь, Петроков, Опатов и Сандомир, продолжая развитие главного удара правым флангом.

Попытка германцев остановиться на промежуточной позиции успеха не имела, и немцы принуждены были продолжать свое отступление.

Вслед за германскими войсками под напором русских армий стала откатываться также австрийская армия. И не только на Висле, но и на Сане. Русское наступление развернулось постепенно на всем фронте от нижней Бзуры до карпатских предгорий. Австрийская крепость Перемышль была вторично заблокирована нашей 11-й армией.

"Положение было критическое, - продолжает свой рассказ генерал Людендорф. - Наше октябрьское наступление дало нам возможность выиграть некоторое время, но оно закончилось неудачей. И теперь, по-видимому, должно было случиться вторжение в Познань, Силезию и Моравию русских войск, сильно превосходивших нас в числе..."

Так оценивал обстановку, сложившуюся на левом берегу р. Вислы к концу октября 1914 г., генерал Людендорф!.. И в его словах не заключалось никаких преувеличений. Опасность вторжения была налицо.

5. Ипр и Лодзь

Переходом с линии рек Вислы и Сана русских армий в наступление для преследования отступавших германо-австрийцев закончился собственно русский контрманевр на средней Висле. Описанные действия оценены по справедливости нашими союзниками и противниками, признавшими их лучшим образцом русского стратегического искусства, выполненным под руководством великого князя Николая Николаевича в маневренный период минувшей войны. Стратегия сделала свое дело. Мы собрали к решительному пункту предстоявшего сражения численно превосходившие над неприятелем силы и нацелили их в чрезвычайно выгодном направлении. Противник не рискнул беем и отступил. Его отступлением открылись перед нами пути в глубь германской территории...

Для Германии приближалось тревожное время. Мы получили из Парижа сведение, что в Берлине очень обеспокоены судьбой силезских горнопромышленных предприятий, игравших, как известно, весьма важную роль в промышленной жизни Германии.

Обстоятельства эти не могли не привлечь к себе самого серьезного внимания германского верховного главнокомандования, которое было занято в течение почти всего октября месяца стремлением на западе пробиться к Дюнкерку и Кале. Последним именем названа даже вся разыгравшаяся операция по овладению ближайшими британскими базами.

Целый месяц в этом районе льется кровь. На участке вдоль р. Изера защитников спасает лишь искусственное наводнение, неожиданно отделившее обе стороны друг от друга. Южнее, у Ипра между англичанами и немцами разыгрываются бои, давшие впоследствии этому пункту право называться "фландрским Верденом"...

Однако в конце октября новый руководитель германскими операциями генерал Фалькенхайн, обеспокоенный известиями о положении на Восточном фронте, спешно выезжает в Берлин, куда вызывает на совещание генерала Людендорфа. Его атакуют с востока просьбами о подкреплениях. Особенно настаивают на переброске крупных немецких сил с запада на восток австрийцы в лице генерала Конрада.

"Но я не могу отказаться от операций у Ипра. Дело там только началось..." - отвечает генерал Фалькенхайн на все доводы в пользу усиления немецких войск на востоке. И, чтобы облегчить вопросы внутреннего управления, по его просьбе император Вильгельм приказом 1 ноября назначает генерала Гинденбурга командующим всеми немецкими вооруженными силами на востоке. Это облегчает ускоренное формирование на Восточном фронте ряда новых дивизий из местного ландвера и ландштурма и переформирование Бреславльского и Познанского крепостных гарнизонов в части, способные к выдвижению в поле.

Новые настояния германского и австрийского командования на Восточном фронте заставляют наконец генерала Фалькенхайна уступить и дать принципиальное согласие на усиление немецких войск Восточного фронта в ущерб Западному. Обещанные подкрепления определены в 4 пехотных корпуса и 5 кавалерийских дивизий*. По свидетельству генерала Людендорфа, большая часть этих войск не поспевает, однако, к началу тех действий, которые развернулись на этом фронте, и только постепенно вливаются в него в зависимости от обстановки.

______________________

* Корпуса II, III, резервные XIII и XXIV, резервные и кавалерийские дивизии: 2, 4, 5, 6 и 9-я.

______________________

Вполне очевидно, что столь значительное ослабление германских войск на западе не могло не сказаться на улучшении общего положения наших союзников. Как известно, Ипр остался окончательно в руках англичан, и бои на этом участке фронта постепенно замерли. Западный фронт постепенно стабилизируется и приобретает характер сплошной стены укреплений, которые протягиваются от моря до швейцарской границы. Потребовалось четыре года нечеловеческих усилий, чтобы, по выражению французского историка Шерфиса, перешагнуть созданный барьер. Какой же характер приняли дальнейшие действия на левом берегу р. Вислы?

История минувшей войны дает не один пример того, как германцы выходили из боя, если стратегическая обстановка складывалась не в их пользу. Прием этот должно признать вполне целесообразным. Если стратегическое искусство не смогло или не сумело выполнить своей задачи по подготовке выгодных условий для боевого столкновения, то может оказаться нерасчетливым испытывать судьбу путем неравного боя.

Так поступили немцы, натолкнувшись на значительные силы под Варшавой.

Конечно, для такого приема необходимы выдержанные войска, привыкшие смотреть на отступление не как на следствие поражения, а как на своего рода маневр, применяемый соответственно обстановке. Необходимы также военачальники с тонким военным чутьем, дающим возможность верно оценивать обстановку.

Оставляя район левого берега р. Вислы, немцы проявили также в полной мере свое искусство в разрушении тех путей, по которым должно было развиться русское дальнейшее наступление. Беспощадно уничтожались ими мосты, взрывались наиболее серьезные железнодорожные и шоссейные сооружения, уничтожались телеграфные сообщения.

Военные представители союзных держав, состоявшие при Ставке и посетившие почти непосредственно за уходом оставленный ими район, не могли скрыть своего удивления перед размерами произведенных разрушений.

Необходимость восстановления дорог задержала, разумеется, весьма надолго движение русских войск, вследствие чего немцы получили возможность безнаказанного отступления к своим границам.

Организация дальнейшего наступления русских армий на левом берегу р. Вислы оказалась вообще задачей чрезвычайно трудной. Сверх затруднений, причиненных капитальной порчей немцами путей сообщения, русским приходилось считаться с крайним утомлением их войск, вызванным форсированными переходами и неблагоприятной погодой. Дожди и слякоть сменились сильными морозами и резкими пронизывающими ветрами. Сказывалась также недостаточная готовность тылов. Железнодорожное сообщение было разрушено, конные же транспорты измучены отчаянными дорогами. Что касается автомобильного движения, то таковое было также затруднено состоянием дорог; к тому же оно было очень мало развито в русской армии. Войска терпели недостаток в продовольствии, и даже снабжение хлебом было в некоторых армиях затруднено. Вследствие этого движение русской армии могло быть только медленным.

Наоборот, немцы, быстро отходя по неразрушенным путям, выигрывали тем самым пространство и вновь получали свободу маневренных действий. Стратегическое положение их по мере сближения со своей железнодорожной сетью значительно улучшалось и давало возможность надеяться на выполнение ими новой стратегической комбинации, которая имела бы целью задержать русское наступление до прибытия обещанных генералом Фалькенхайном с Западного фронта подкреплений.

Пользуясь установленным единством командования на Восточном фронте и значительным преимуществом, имевшимся на стороне немцев в виде прекрасно развитой сети железных дорог, генерал Гинденбург скрытно сосредоточил между Торном и Врешеном 5 1/2 пехотных корпусов и несколько кавалерийских дивизий, которые в виде 9-й армии генерала Макензена он бросил 11 ноября против правого фланга русских войск, между Вислой и Вартой.

Это было наиболее уязвимое место русских арий, наступавших по левому берегу р. Вислы и дошедших к 10 ноября своим правым флангом до р. Варты. Фронт их в это время тянулся от Унсеиова (на р. Варте) до устья р. Ниды и далее на юг до Карпат.

Хотя для обеспечения своего правого фланга русским верховным главнокомандованием и были приняты возможные меры, тем не менее германский удар был столь силен и совершен с такой быстротой и внезапностью, что имел значительный успех.

После ряда боев у Влоцлавска, Кутно и Ленчицы корпуса русской правофланговой армии (2-й), оттесненные в район Лодзи, были там окружены неприятельским полукольцом с севера, востока и юга. Оставались, таким образом, свободными пути сообщения этой армии только на юго-запад, т.е. в направлении соседней слева 5-й армии.

"Где вы? Почему не наступаете? Мы рискуем потерей операции!" - тревожно спрашивал соседей командующий 2-й армией.

В Ставке распоряжением великого князя, однако, уже подготовлялся соответствующий контрманевр, который должен был поставить немецкие обходившие войска под удар новой русской группы, сосредоточивавшейся у Ловича. Нужно было только выиграть время и, значит, потребовать твердой стойкости от начальства 2-й русской армии. Поэтому командующему этой армией было послано от великого князя Верховного главнокомандующего категорическое приказание: "Держаться в районе Лодзи во что бы то ни стало".

События между тем шли своим чередом. Германские войска, прорвавшиеся у Кутно, в своем обходном движении все теснее обволакивали Лодзь с востока и юга. Группа германского генерала фон Шефер-Боаделя захлестывала расположение нашей 2-й армии настолько глубоко, что состоявшая при этой группе немецкая кавалерия одно время прервала даже железнодорожное сообщение между Варшавой, где находился в то время штаб Северо-Западного фронта, и Петроковом, служившим штаб-квартирой 5-й армии генерала Плеве.

В то же время войска этой последней армии, находившейся юго-западнее 2-й армии, подверглись атаке с запада, со стороны Бреславльского и Познанского германских корпусов. Таким образом, неприятельское кольцо стало захватывать в свои тиски не только 2-ю, но и 5-ю армии, всего в общем до 7 1/2 корпусов.

При таких условиях генерал Плеве, поддерживаемый своим доблестным начальником штаба генералом Миллером, принял единственно возможное для военачальника с верным военным пониманием и солдатским сердцем решение перевести свой штаб поближе к войскам, хотя бы с опасностью потерять связь со штабом армии фронта. Будучи старшим в чине, генерал Плеве объединил в своих руках командование всей группой корпусов 2-й и 5-й армий, оторвавшихся от остальных.

Прибыв в Ласк - пункт, избранный для нового расположения штаба своей армии, генерал Плеве на первую очередь выдвинул вопрос: Чем можно помочь 2-й армии? и в соответствии с полученными ответами отдал приказание, сводившееся к расширению к западу района, занятого войсками всей его группы. Это распоряжение привело к ряду серьезных боев, значительно улучшивших их положение охваченной неприятелем группы войск.

В таких условиях войскам названной группы в согласии с приказом великого князя приходилось держаться во что бы то ни стало на месте, тем более что малейший намек на отступление по единственно оставшемуся свободным шоссе Ласк - Петроков, несомненно, привело бы обе армии к катастрофе. Шоссе это отходило от крайнего левого фланга всей группы и было совершенно необеспечено от неприятельских ударов с обеих сторон.

В такой обстановке в девятом часу вечера 22 ноября произошел курьезный случай, уже рассказанный мной в книге "Россия в мировой войне". Кратко говоря, он состоял в прибытии в штаб генерала Плеве германского офицера, назвавшегося парламентером.

Офицер этот, имевший на своей груди железный крест, объяснил, что он послан с предложением о сдаче генералом Гинденбургом, с которым состоит в родстве. Так как при нем не имелось никаких письменных документов, оправдывавших его странную, чтобы не сказать более, миссию, то офицер этот был просто-напросто объявлен начальником штаба 5-й армии военнопленным и в качестве такового сдан коменданту штаб-квартиры, который озаботился его, полузамерзшего, отогреть горячим чаем и накормить.

Жалкое физическое состояние, в котором прибыл названный офицер, легко одетый, несмотря на леденящую зимнюю стужу, ярко свидетельствовало о том, что обходящие германские войска, к составу которых принадлежал офицер, находились на исходе своих физических сил.

В этот период времени уже приводился в исполнение намеченный Верховным главнокомандующим контрманевр, имевший целью отрезание пути отступления на север тем германским войскам, которые обошли район Лодзи с востока и даже юга. Части войск русской 1-й армии, сосредоточенные на фронте Лович - Скерневицы, должны были быстрым движением вперед ринуться к Брезинам - важному узлу путей - и тем, как сказано выше, закрыть пути отступления германской группе генерала Шефер-Боаделя, состоявшей из XXV резервного корпуса, 3-й гвардейской дивизии генерала Лицмана и находившейся при них кавалерии.

В этом окружении должны были принять участие также некоторые части 5-й армии.

К сожалению, Ставке снова пришлось столкнуться со стратегической бездеятельностью командующего войсками 1-й армии генерала Ренненкампфа. По позднейшим донесениям и расчетам штаба Северо-Западного фронта, войска эти двигались разрозненно, без должной связи между колоннами и, не имея перед собой неприятеля, со скоростью всего лишь от 8 до 12 верст в сутки.

При таких условиях выполнение задуманного контрманевра окончилось неудачей.

Ей содействовала еще неосторожность одной из русских дивизий, которая, заняв Брезины, расположилась в этом пункте без достаточных мер охранения. Трем германским дивизиям, очутившимся в катастрофическом положении, путем невероятных усилий удалось темной ночью, после кровавого ночного уличного боя, овладеть Бре-зинами и пробиться к северу на свободу.

Читателю, который желал бы ознакомиться с невероятными страданиями, выпавшими на долю тех немецких войск, которым пришлось пробиваться на север, я рекомендовал бы прочесть выдающееся и живое повествование одного из участников этих событий германского майора фон Вульфена. Из этого описания он составит себе отчетливую картину тех боев, которые должны были вести немецкие войска в сильную стужу, перегруженные обозами и многочисленными ранеными, обстреливаемые со всех сторон русской артиллерией и пехотой, рискуя каждую минуту очутиться в таком положении, из которого два выхода: смерть или плен.

На этот раз генерал Ренненкампф был отставлен от командования армией. Но русскому оружию в дорогую цену обошлось пристрастие к этому генералу императорского двора.

Распоряжением тыловых органов в Варшаве уже подготовлялись поезда вместимостью в 20 тыс. человек, долженствовавшие вывезти взятых у Брезин германских пленных вовнутрь России. Я был запрошен Петроградом, можно ли пропустить в печать сведение о брезинском пленении значительного германского отряда, в составе которого находилась прусская гвардия, а русские сердца напрасно бились в трепетном ожидании реванша за "Самсоновскую трагедию"!..

Немцы пробились на север. Но одновременно им пришлось разогнуть то стальное полукольцо, которым они сдавили 2-ю армию. Отход отряда генерала Шефер-Боаделя закончился общим отступлением всей 9-й армии генерала Макензена, несмотря на полученные ею с Западного фронта значительные подкрепления.

Наступавшая зима положила вообще предел широким маневренным действиям, и после ряда отраженных германских попыток прорвать русское расположение на левом берегу р. Вислы там наступило на некоторое время относительное затишье.

Глава VIII
1915 ГОД НА ФРОНТЕ

1. Положение русских армий на Западном фронте и выработка нового плана их действий

В течение первых четырех месяцев войны русские армии вели наступательную кампанию, имея целью приковать к себе возможно большие германские силы, дабы этим облегчить положение наших западных союзников и занять такое стратегическое положение, которое открывало бы им широкий простор для действий на левом берегу р. Вислы в направлении Германии.

Первая часть этой задачи, по-видимому, была достигнута! К середине января 1915 г. мы имели на Западном фронте против себя 83 неприятельские пехотные дивизии, из которых 42 пехотные дивизии принадлежали к германской армии. Силы германцев против нас, таким образом, утроились, и если бы не наступательный порыв русской армии, то на французском фронте могло бы быть сосредоточено до 30 лишних немецких дивизий.

Что касается второй половины задачи, то ее нельзя было признать выполненной. Хотя наши армии и стояли на левом берегу Вислы, но положение их не было прочным. Над нашим правым флангом грозным призраком висела Восточная Пруссия. Пользуясь прекрасно развитой сетью железных дорог, Германия в любую минуту могла сосредоточить против него значительные силы, которыми и остановить всякое наше наступательное начинание на левом берегу р. Вислы. При этом значение Восточно-Прусского плацдарма возрастало бы по мере углубления русских войск в Познань и Силезию, и только решительное поражение германских войск на левом берегу р. Вислы могло бы изменить это положение. Но вся Лодзинская операция доказывала маловероятность достижения нами путем боя такого результата над немцами.

Таким образом, русское верховное главнокомандование должно было сказать себе, что к дальнейшему наступлению по левому берегу р. Вислы оно к началу 1915 г. не было готово.

Какие же ближайшие цели могли себе поставить русские в таких условиях по крайней мере в первые месяцы наступавшего года?

Таковых задач могло быть только две. Или возвращение к попытке нового овладения Восточной Пруссией, т.е. местные действия на правом берегу Вислы в надежде на дальнейшее расширение этой задачи в случае успеха, или развитие наших удачных действий на австро-венгерском театре военных действий в целях довершения победы над войсками империи Габсбургов.

Первая задача являлась по своему характеру менее обширной; она требовала меньшего расхода живых сил и боевого материала; вместе с тем она являлась и более обеспечивавшей задачу прикрытия собственных границ, и особенно путей к обеим столицам, пролегавших к северу от Полесья.

Правда, операция в Восточной Пруссии была связана с очень тяжелыми для России воспоминаниями и не обещала ни быстрых, ни блестящих результатов; при исполнении ее требовалась крайняя осторожность, а также соответственная подготовка общественного мнения, привыкшего к широким приемам русской стратегии. Но ознакомление русских общественных сил с действительным состоянием армии, о котором более подробные данные приводятся ниже, открыло бы глаза России лишь несколькими месяцами ранее на грозную опасность износа ее армии, который еще можно было устранить соответствующими мерами при данном способе действий. К тому же наступившая зима значительно облегчала военные действия в Восточной Пруссии вследствие замерзания рек, озер и болот по Нареву и Бобру.

Напротив того, продолжение наступления против Австро-Венгрии требовало форсирования Карпатского хребта и перенесения боевых действий в Венгерскую равнину. С этим наступлением было связано удаление главной массы войск в сторону от собственных границ, почему операция эта мало отвечала условиям безопасности. Нетрудно также видеть, что она связана была с необходимостью больших жертв и требовала обильных снабжений, на которые мы не вправе были рассчитывать.

Среди лиц, имевших в Ставке влияние на ход военных операций, были сторонники и одного и другого решения. В условиях того времени я по причинам морального порядка являлся всегда горячим защитником необходимости внимательного отношения к вопросу о прикрытии собственных сообщений и потому упорно стоял за необходимость сосредоточения усилий на первоначальном овладении Восточно-Прусским регионом. К сожалению, ход дальнейших событий лишь подчеркнул правильность проводившейся мной точки зрения. Но в руках моих были еще доводы иного порядка, предостерегавшие от опасных, хотя и более красочных стратегических планов.

Эти доводы были изложены мной в особой записке, рассматривавшейся на особом совещании с главнокомандующими армиями фронтов.

Дело в том, что к концу 1914 г. были уже налицо признаки, указывавшие на необходимость полного обновления русской армии.

Угрожающих размеров достиг некомплект в армии офицеров, унтер-офицеров и людей вообще. Запасные батальоны не успевали вырабатывать необходимого числа пополнений, вследствие чего в полки присылались люди в недостаточном количестве и совсем мало обученные. Великий князь называл прибывавшие укомплектования "недоучками ", которые едва умели держать в руках винтовку.

Весьма скоро обнаружился столь сильный недостаток в винтовках, что даже присылаемых в полки людей нечем было вооружать, и, таким образом, они оставались при обозах, лишь загромождая последние.

В общем некомплект к началу 1915 г. определялся до полумиллиона людей, т.е. на круг свыше чем по 5000 человек на дивизию. Но были полки, свернутые даже в отдельные батальоны и состоявшие всего из 400 штыков!

Чтобы сколько-нибудь поддержать штатный состав полков от постепенного таяния, весьма скоро пришлось отбирать для прибывавших пополнений трехлинейные винтовки, заменяя их старыми берданками, у всех нестроевых, а также у войск специального и вспомогательного назначений (крепостная артиллерия, инженерные и железнодорожные части и т.п.).

Но и эта мера могла оказать, очевидно, лишь единовременную помощь. Необходим же был постоянный приток винтовок.

В конце января 1915 г. недостаток ружей в русской армии обострился настолько, что пришлось от имени великого князя обратиться за помощью к Франции. Соответственная телеграмма вызвала там целый переполох, но не привела к практическим результатам: Франция оказалась бессильной прийти нам на помощь. Поэтому в дальнейшем пришлось рассчитывать только на увеличение производительности собственных оружейных заводов или покупку и заказы оружия за границей. Что касается расчетов на заграничные рынки, то они оказались в общем эфемерными. Производительность же отечественных заводов лишь к концу первой четверти 1915 г. была доведена до размера 60 тыс. винтовок в месяц. Но что значила эта цифра при месячной потребности в винтовках, определявшейся цифрой около 300-350 тыс.! Было очевидно, что некомплект вооруженных людей в армии с течением времени может только возрастать.

Независимо от недостатка в винтовках на русскую армию надвигалось едва ли еще не большее испытание в виде недостатка огнестрельных припасов, ружейных и особенно артиллерийских. Этот последний недостаток стал выявляться уже в первые месяцы войны, и о нем было сообщено Ставкой военному министру уже в октябре 1914 г. Но Военное министерство, базируясь на опыте Русско-японской войны, вначале недоверчиво отнеслось к сообщениям Ставки, заподозрив ее даже в сокрытии истины. Генерал Сухомлинов обращался помимо Ставки к различным лицам в армии с просьбой присылки точных данных о боевых припасах. Сомнений, однако, не было. Наступал голод в огнестрельных припасах в самом настоящем смысле этого слова. По самому скромному подсчету, требовалось на армию наличного состава ежемесячно не менее 1 1/2 млн. патронов для одной только легкой артиллерии; поступало же в течение зимних месяцев 1914/15 г. едва около 1/4 части потребного числа.

В весьма печальном положении находились также вопросы снабжения армии пулеметами и прочими предметами технического снабжения. Материальная часть армии в период маневренной войны весьма быстро и неожиданно износилась.

К сожалению, как я уже сказал, мы не могли рассчитывать в вопросах снабжения на получение помощи от наших союзников; последние сами выбивались из сил, чтобы преодолеть собственные в этом отношении затруднения.

Все вытекавшие выводы о невозможности задаваться при существовавших условиях какими-либо широкими предположениями на ближайшие месяцы вынуждали великого князя вначале присоединиться к моей точке зрения о необходимости временно ограничиться действиями в направлении Восточной Пруссии, как более безопасными и лучше соображенными с наличным состоянием армии и ее возможностями.

Однако сторонники другого мнения указывали на подготовку австро-венгерских войск к новому наступлению и на необходимость ответить на этот способ действий не обороной, а только активными действиями, чтобы не дать возродиться австро-венгерской армии от перенесенных ею поражений. Генерал Иванов настойчиво указывал, что успех против австрийцев "отзовется благоприятно в Венгрии, которая готова идти на сепаратный мир, а также и в Румынии"...

Около того же времени и граф Игнатьев, русский военный агент в Париже, сообщал в Ставку, что генерал Жоффр, осведомленный о трагическом положении вопроса об огнестрельных припасах в русской армии, высказался, что "если мы лишены возможности возобновить наступление в Польше, то все же, быть может, сможем продолжить действия в Галичине, где характер местности требует минимального содействия артиллерии".

Наконец, на решение Верховного главнокомандующего в смысле перенесения наших наступательных действий в Галичину стали давить и политические факторы. В феврале 1915 г. открылись военные действия союзников против Дарданелл, а дипломатия держав Согласия в наступающем году сосредоточила все свое искусство на том, чтобы привлечь на свою сторону Румынию и Италию. Очевидно, что при таких условиях достижение Россией крупного успеха на австро-венгерском театре могло казаться крайне заманчивым, если бы не реальные факты, говорившие против возможности счастливого выполнения задуманной операции. Оценка условий обстановки всегда, однако, является делом субъективным; поэтому принятие того или иного решения главнокомандующим вооруженными силами, говоря теоретически, должно бы всегда быть актом только его свободной воли. Дело ближайших сотрудников Верховного - лишь выяснить реальные плюсы и минусы всякого данного решения, что и было выполнено с величайшим вниманием. Мои предположения о более осторожном способе действий менее подходили к порывистому и стремительному характеру великого князя и поэтому в конечном результате не были приняты. Великий князь под влиянием сторонников другого способа действий изменил свое первоначальное мнение и в конце концов все более и более стал склоняться к тому образу действий, который казался ему более отвечавшим масштабу России и ее конечным стремлениям.

19 марта начальник штаба Верховного главнокомандующего собственноручным письмом на имя главнокомандующего фронтами сообщал, что "отныне Верховный главнокомандующий имеет своей основной задачей перейти всем Северо-Западным фронтом к чисто оборонительного характера действиям, а Юго-Западному фронту предназначает главнейшую задачу будущей части кампании"...

Это единственная директива за всю войну, вышедшая из-под пера генерала Янушкевича. Так как всякий оперативный план должен соответствовать настроениям и характеру их ответственного исполнителя и так как таковым по закону являлся не кто другой, как главнокомандующий, то, в сущности, против данного решения спорить более не приходилось. Но ввиду необычного порядка отдачи директивы, минуя меня, я все же немедленно возбудил ходатайство о моем увольнении от должности. Просьба моя была категорически отвергнута, и я продолжал занимать прежний пост генерал-квартирмейстера, причем, конечно, с прежним рвением стремился обеспечить успех нового плана, принятого великим князем, стремясь лишь по возможности смягчить те опасности, которые, по моему мнению, могли угрожать и стали позднее действительностью в отношении нашего стратегического положения вообще и на севере в частности.

Тем не менее в довольно длительный период колебаний стали уже постепенно осуществляться меры, намечавшиеся к исполнению согласно первоначальному решению великого князя.

Против 83-х неприятельских дивизий, каковую цифру в середине января 1915 г. русская Ставка принимала в основание расчетов того времени, мы имели на фронте 99 пехотных дивизий, и, кроме того, в непосредственном распоряжении Верховного главнокомандующего находились 4 1/2 отборные пехотные дивизии. Соответственным распределением этих дивизий и укреплением занимавшихся позиций мы достигли прежде всего того, что положение нашего фронта должно было считаться достаточно прочным и никакая неожиданность не могла нам угрожать своими последствиями.

К февралю месяцу мы имели основание рассчитывать влить в войска новобранцев 1914 г. и несколько улучшит положение подвижных артиллерийских запасов.

В Восточной Пруссии к этому времени находилась наша 10-я армия, имевшая 15 численно довольно слабых дивизий против 8 германских. Армия эта остановилась в своем наступлении перед укрепленной позицией германцев на фронте Мазурских озер. Командующий этой армией генерал Сивере полагал возможным лишь медленное продвижение ее вперед при помощи саперных и минных работ.

Наиболее притягивавшим к себе внимание в смысле возможности наступления было Млавское направление, на котором войска Новогеоргиевской крепости (4 пехотные дивизии) вели довольно успешную борьбу против относительно слабых сил немцев (вероятно, 2 дивизии). Чувствовалось, что при энергичном нажиме противник может быть здесь отброшен на свою территорию.

Для наступления предполагалось образовать ударную группу из трех отборнейших корпусов (Гвардейского, IV Сибирского, только что прибывшего с Дальнего Востока, и XV корпуса, заново сформированного). Вместе с некоторыми дополнительными частями сила ударной группы могла быть доведена до 8 1/2 - 9 пехотных дивизий.

Для главного удара было избрано направление с фронта Пултуск - Остроленка на фронт Сольдау - Ортельсбург, причем обеспечение флангов ударных групп должно было лежать: левого - на войсках, уже находившихся на Млавском направлении, и правого - на частях 10-й армии.

На переброску немецких войск с левого берега р. Вислы мы, очевидно, должны были ответить переброской с того же фронта наших войск, причем выгода более коротких расстояний была бы на нашей стороне.

Само собой разумеется, что атака ударной группы должна была поддерживаться демонстративными действиями остальных армий Северо-Западного фронта; 10-я же армия должна была совершить энергичный натиск на противника со стороны одного из ее флангов. С предположениями этими был своевременно ознакомлен лично даже генерал Рузский, главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта, а 18 января он был официально уведомлен, что Верховный главнокомандующий вполне одобрил формирование новой 12-й армии для Млавского направления и утвердил назначение командующим этой армией генерала Плеве, которого вместе с его начальником штаба генералом Миллером считал наиболее подготовленными для выполнения задуманной операции.

Однако уже в это время главнокомандующий Юго-Западным фронтом генерал Иванов, отчасти поддерживаемый начальником штаба этого фронта генералом Алексеевым, выражал явное тяготение к мысли о необходимости форсирования Карпат и вторжения в Венгерскую равнину, в результате чего генералу Иванову заманчиво рисовалась картина распадения австро-венгерской монархии и заключения сепаратного от Германии мира.

Вначале идея зимнего форсирования Карпат стала проводиться главнокомандованием Юго-Западного фронта только под видом частной задачи фронта, преследующей исключительно местную цель исправления невыгодного положения, занятого войсками этого фронта. Но затем, по мере привлечения к ней интереса со стороны Верховного главнокомандующего, задачи наступления армий Юго-Западного фронта стали постепенно расширяться и к зоне наступления стали притягиваться войска хотя и того же пока фронта, но других районов. При этом войска в этих последних районах стали ослабляться в такой мере, что уже 26-го января общее положение на Юго-Западном фронте заставило Верховное главнокомандование согласиться на переброску с Северо-Западного фронта на Юго-Западный XXII корпуса для закрытия им важного Мункачского направления, оказавшегося вследствие ослабления на нем войск в явно угрожаемом положении.

В то же время выполнение задуманного на Млавском направлении наступления все откладывалось, пока неожиданное наступление германцев в Восточной Пруссии, исполненное со свежими силами в начале февраля, не заставило от него отказаться вовсе, а последовавшая затем перемена в планах Верховного главнокомандующего не изменила коренным образом всей обстановки войны.

2. Миражи генерала Людендорфа

Наши противники в течение минувшей войны были всегда достаточно хорошо осведомлены о передвижениях русских войск и по ним составляли себе представление о планах русского командования. Начавшееся сосредоточение наших войск в направлении Восточной Пруссии и перегруппировки, выполнявшиеся ими в Карпатах, конечно, не ускользнули от неприятельского внимания, но они создали совершенно ложное, как мы видели, представление о наличии у русского Верховного главнокомандующего в начале 1915 г. особого "гигантского", как его назвал генерал Людендорф в своих воспоминаниях, наступательного плана.

План этот рисовался автору упомянутых воспоминаний в виде одновременного наступления наших войск на обоих флангах их обширного стратегического фронта в двух направлениях: в сторону Восточной Пруссии и в направлении Венгерской равнины. Целью же его, по-видимому, должно было служить стремление к выпрямлению той огромной дуги, которую в действительности представляла линия нашего фронта, имевшего вершину на левом берегу р. Вислы, а основание - в районах к западу от среднего Немана и в Буковине.

Если бы основная мысль плана, который генерал Людендорф приписывает русскому главнокомандующему, была действительно такова, то едва ли ее можно было бы назвать целесообразной, ибо она предусматривала бы одновременное наступление в двух расходящихся направлениях, значительно удаленных друг от друга и ничем идейно не связанных. Но во всяком случае предположение бывшего начальника штаба Восточного германского фронта о наличии у нас какого-то "гигантского" плана наступательного характера любопытно в том отношении, что оно свидетельствует о степени той мощи и энергии, которые приписывались русским армиям и их главнокомандующему противниками еще в начала 1915 г.

На самом деле читатель уже знает, что действительное состояние русских армий не позволяло им задаваться какими-либо широкими стратегическими операциями. Иллюзия существования наступательного плана, приписываемого нам генералом Людендорфом, могла, таким образом, создаться лишь в результате тех колебаний, которые существовали в русской Ставке и которые выразились в принятии сначала плана наступления в Восточную Пруссию, а затем в изменении его на противоположный, имевший задачей форсирование Карпатского хребта.

Тем не менее как бы в противовес русскому "гигантскому" плану со стороны наших противников наметились совершенно определенно два контрудара: один - со стороны Карпат соединенными силами австро-германцев и другой - из Восточной Пруссии силами одних германцев. Я не берусь утверждать, составляли ли эти отдаленные друг от друга удары части одного и того же плана, но полагаю, что для достижения ими таких результатов, которые могли бы их идейно связать в одну общую стратегическую комбинацию, свободные силы и средства наших противников были совершенно недостаточны, почему эти удары и заранее обречены на стратегический неуспех.

Вот как рисуется, с точки зрения русского исследователя, зарождение обоих ударов.

Как известно, всю зиму 1914 г. германское Военное министерство тщательно подготовляло внутри страны четыре новых корпуса (XXXVIII - XXXXI). Они предназначались для нового очередного удара ранней весной. С особым вниманием были подобраны для этих ударных корпусов начальствующие лица, а также кадры офицеров, унтер-офицеров и солдат.

В сущности, генералом Фалькенхайном, заместившим в Германии после неудачного похода немцев на Париж генерала Мольтке на посту начальника полевого штаба, вопрос об использовании названных корпусов был твердо предрешен в смысле направления их на Западный фронт. Ранним переходом к активным действиям на этом фронте можно было вновь попытаться захватить ускользавшую из рук немцев инициативу действий. Поэтому требовались особо серьезные доводы в пользу изменения боевого предназначения названных корпусов.

Первое покушение на вновь формировавшиеся корпуса было сделано еще в конце декабря со стороны австрийского командования. Начальник австро-венгерского штаба генерал Конрад, отмечая, что наступательные действия русских войск в Галичине серьезно расшатали австрийский фронт, просил генерала Фалькенхайна об оказании австро-венгерским войскам серьезной помощи со стороны германцев. Свою просьбу он настойчиво повторил в январе 1915 г. в Берлине на совещании, но ни в первый, ни во второй раз ему не удалось заручиться согласием генерала Фалькенхайна на направление новых германских корпусов на Восточный фронт в помощь австрийцам.

Начальник германского полевого штаба генерал Фаль-кенхайн выразил лишь согласие на перевозку в Венгрию части германских войск из состава находившихся в распоряжении фельдмаршала Гинденбурга. Вследствие этого для отправки в Венгрию были выделены из различных участков Восточного фронта несколько пехотных и одна кавалерийская дивизия, которые и составили ядро новой Южной германской армии, поступившей под начальство генерала Линзингена.

Армия эта по сосредоточении на Карпатах должна была начать наступление на направлении Мункач - Стрый. Это то самое наступление, которое заставило русскую Ставку согласиться на переброску XXII русского корпуса, взятого с Северо-Западного фронта, на Стрыйское направление.

В немецких источниках можно найти указания, что генерал Фалькенхайн согласился на формирование Южной армии без особого энтузиазма, считая германские войска малоподготовленными для горной войны, да еще зимой. И действительно, наши части XXII корпуса, в мирное время стоявшие в Финляндии и потому особо подготовленные для действий в снегах и горах, сумели весьма скоро остановить начавшееся наступление.

Одновременно с Южной армией, но несколько западнее ее, на фронте между Ужокским и Дукленским перевалами, распоряжениями австро-венгерской главной квартиры должны были быть собраны наиболее сохранившиеся части двуединой монархии. Эти войска, составившие 3-ю австрийскую армию генерала Бороевича, предназначены были для наступления на Перемышль и Самбор одновременно с Южной армией генерала Линзингена.

Целью такого совместного настроения должны были быть поднятие падавшего настроения австрийцев, деблокада Перемышля, в котором нашими войсками был заперт более чем стотысячный гарнизон, и угроза Львову - важному политическому, историческому и административному центру всей Галичины.

Кроме того, успехом этого наступления наши противники могли иметь в виду достижение также политического воздействия на Италию и Румынию, где в это время складывались настроения не в пользу империи Габсбургов.

Но еще более настойчивый нажим на немецкую главную квартиру в отношении использования новых корпусов был сделан немецким командованием Восточного фронта. Генерал Людендорф не без оснований доказывал начальнику германского полевого штаба, что пока не будет подавлен наступательный порыв русских войск, до тех пор невозможны никакие решительные результаты на западе. Хотя число германских дивизий против России достигало уже весьма почтенной цифры (по русским данным того времени - 42), тем не менее силы эти все же считались недостаточными для успешного противодействия русским наступательным планам, которые надлежало во что бы то ни стало предупредить собственным контрнаступлением.

"Если бы нам удалось уничтожить в Восточной Пруссии неприятеля, то мы могли бы, прикрываясь к стороне Ковно и Гродно, начать наступление на линии Осовец - Гродно и захватить переправы через р. Бобр". В таком заманчивом виде генерал Людендорф рисовал будущие перспективы активных действий немцев из Восточной Пруссии. Не договаривалось только, что с линии Бобра шли прямые пути к Белостоку.

Итак, Белосток - с севера, Львов - с юга, иначе говоря - охват обоих флангов русских армий, находившихся вытянутыми в линию по Нареву, левому берегу р. Вислы, а также вдоль Карпатского хребта!.. Это лине "гигантский" план "контрнаступления", которым намечали ответить наши противники на воображаемые замыслы русской армии!.. На приписывавшееся нам стремление к разжатию дуги противники имели в виду ответить еще более тесным ее сжатием.

Генерал Фалькенхайн, по-видимому убежденный в конце концов доводами германского командования Восточного фронта, отказался от организации весеннего наступления на западе и выразил свое согласие на направление новых корпусов в распоряжение фельдмаршала Гинденбурга. Уже в третий раз Россия, таким образом, привлекала к себе в значительном числе германские корпуса, первоначально предназначавшиеся Германией для запада или уже действовавшие на нем.

Четыре корпуса* должны были прибыть на восток в самом начале февраля и быть использованными для нанесения решительного удара против флангов нашей 10-й армии, находившейся, как мной уже было отмечено, в Восточной Пруссии. Там она занимала укрепленную позицию вдоль восточных берегов р. Ангерапп и Мазурских озер.

______________________

* XXXI корпус был заменен XXI полевым корпусом, комплектовавшимся эльзасцами, боевое использование которых на западе оказалось нецелесообразным.

______________________

Наступление германских войск было обнаружено войсками этой армии 7 февраля. Неожиданный бросок среди лютой зимы неприятельских войск в обход обоих флангов, произведенный с выдающейся даже для немцев силой и энергией, произвел ошеломляющее впечатление. Вся операция велась при частых снежных буранах, которые засыпали дороги и наметали огромные сугробы снега, вышиной до одного метра и более. Неожиданно мороз сменялся оттепелью, и тогда дороги превращались в озеро талого снега. Затем - снова мороз; вода замерзала, ветер сдувал на открытых пространствах снег, и войскам приходилось иметь дело с еще более трудной гололедкой.

Тем не менее, преодолевая все трудности, свежие германские корпуса быстрым и неожиданным ударом смяли правофланговый корпус нашей 10-й армии. Затем они отбросили остальные корпуса в Августовские леса и притиснули их к болотистым верховьям р. Бобра.

Находившийся в арьергарде XX русский корпус самоотверженно прикрывал отход остальных корпусов армии за названную реку, но в результате своих действий был окружен неприятелем в Августовских лесах. Попытка его пробиться к Гродно окончилась неудачей, и 22 февраля остатки корпуса принуждены были положить оружие у мельницы на р. Волькушек.

Только этим тактическим успехом немцы успели прикрыть общее крушение их не сообразованного со средствами плана, предвидевшего, как мы видели, по меньшей мере закрепление на переправах через р. Бобр. Наступательный порыв их свежих корпусов был поглощен не доходя линии названной реки, а на среднем Немане, в районе Друскеник, их поджидала уже прямая и очень серьезная кровавая неудача...

Равным образом и попытка наступления австро-германцев в Карпатах была остановлена весьма быстро. Хотя бои в горах продолжались еще весь март месяц, но уже к середине февраля был ясен полный неуспех предпринятой операции. Наши противники встретились здесь с контрнаступлением русских войск, и движение их вперед разбилось не только о необычайную трудность местности, усугубленную снежной и морозной зимой, но и стойкость встреченного сопротивления. Несмотря на весьма крупные потери и крайнюю скудость артиллерийского снабжения, русским войскам удалось постепенно одержать верх, и теперь уже неприятелю пришлось заботиться об упрочении своего положения введением в линию фронта новых германских и австрийских дивизий.

Наконец, 22 марта пал Перемышль, и у генерала Иванова оказались в распоряжении новые корпуса для выполнения взятой им на себя задачи по прорыву в Венгерскую равнину. К этому времени, как мы уже узнаем, и Верховный главнокомандующий решительно склонился на сторону этого плана. На Юго-Западный фронт полились новые подкрепления в лице III кавалерийского корпуса и заамурцев.

Таким образом, день за днем борьба на Карпатах ширилась, и судьба австро-венгерской монархии казалась действительно висевшей на волоске. Напрасно генерал Алексеев, получивший к тому времени ответственный пост главнокомандующего Северо-Западным фронтом и потому поставленный в необходимость прикрывать главную операцию, которая велась в сторону Австрии, писал теперь (6 апреля) генералу Янушкевичу, что, по его глубокому убеждению, основной нашей операционной линией следует считать путь "на Берлин" и что "пути через Австрию по своей длине, сложности и необеспеченности не могут почитаться желательными". Стремясь, по-видимому, оправдать свое прежнее сочувствие наступательной операции против Австрии, генерал Алексеев в том же письме высказывал, что для него это наступление "являлось задачей промежуточной" и что это наступление на Юго-Западном фронте было предпринято как следствие заминки на Северо-Западном фронте, как контрманевр против сбора значительных сил противника на путях к Перемышлю с попутным нанесением австрийцам поражения...

Намечавшаяся высадка на Галлиполийском полуострове сухопутного англо-французского десанта и налаживавшиеся переговоры о присоединении к державам Согласия Италии приковывали всецело внимание держав Согласия к придунайскому театру.

Восточно-Прусский район остался в руках немцев, и временно он не давал о себе знать.

3. Посещение государем императором Николаем II Галичины

Под таким радужным настроением близкого и решительного успеха над австрийцами состоялось посещение императором Николаем II Галичины.

В придворных кругах это путешествие намечалось уже давно, при первых же успехах наших войск, но великий князь Верховный главнокомандующий всячески стремился отдалить время высочайшей поездки, предвидя те политические затруднения, которые при организации ее могут возникнуть.

Очевидно, что в простом посещении русских войск, находящихся на боевом фронте, их верховным главой - императором всероссийским - не могло встретиться никаких особых препятствий, кроме заботы о личной безопасности монарха. Но некоторыми кругами посещение императором Николаем завоеванного края имелось в виду придать характер более внушительного акта, которым как бы закреплялось стремление России к будущему присоединению к ней Галичины. Поездка такого рода могла вызывать уже сомнения политического свойства.

Не входя в подробный их разбор, укажу лишь на переменчивость военного счастья, которое могло это стремление, как это и случилось впоследствии, дискредитировать неожиданным образом. В подобном случае авторитет русского монарха мог подвергнуться нежелательному умалению, если бы при посещении государем Галичины не было проявлено должной сдержанности и такта. К сожалению, на это не приходилось рассчитывать ни со стороны администрации, ни со стороны придворных чинов. К тому же великому князю было совершенно ясно, что опрометчивая политика русского правительства в Галичине не подготовила благоприятной почвы для возбуждения в населении симпатий к русским приемам управления.

Недостаточно отзывчивое отношение Верховного главнокомандующего к вопросу о посещении государем императором Галичины было, в свою очередь, истолковано при дворе как доказательство чрезмерно развившегося у великого князя честолюбия. Его обвиняли в простом нежелании допустить в завоеванный край государя, имевшего законное право на доминирующий почет и уважение. Уже давно за спиной великого князя Николая Николаевича ходила злая клевета о тайном его намерении занять российский престол, пользуясь приобретенной им во время войны популярностью. Эта клевета вызывала к великому князю недружелюбные чувства не только в ближайших ко двору сферах, но вполне вероятно, она доходила и до самого императора.

Придворные круги ответили на сдержанность Ставки к задуманному путешествию государя стремлением не допустить к участию в нем ни великого князя, ни чинов Ставки. Официальным мотивом такого намерения было соображение о невозможности для Верховного главнокомандующего и его ближайших сотрудников покинуть Ставку на несколько дней, что якобы могло нарушить руководство боевыми действиями.

При нынешних средствах связи и том обстоятельстве, что поездка в Галичину совпала с пребыванием Верховного как раз в районе главнейших действий, очевидна вся нелепость подобного соображения. Но отсутствие великого князя как Верховного русского главнокомандующего, представляло еще особые опасности: поездке императора Николая II мог быть в этом случае придан особенно ярко именно тот характер, которого так желал избежать великий князь.

В конце концов пришлось примириться на том, что поездка все же состоится, что ей должен быть придан строго военный характер и что в ней должны будут принять участие Верховный главнокомандующий, его личная свита и, сверх того, начальник штаба, генерал-квартирмейстер и два офицера Генерального штаба Ставки.

Государь со свитой в назначенное утро 22 апреля прибыл на пограничную станцию Броды, где его уже ждали Верховный главнокомандующий с указанными выше чинами. Отсюда дальнейшее путешествие до Львова должно было быть совершено в автомобиле. Стоял тихий и ясный весенний день, делавший этот переезд в 100-120 км особенно приятным. Государь сел в автомобиль с Верховным главнокомандующим, начальник штаба генерал Янушкевич поместился со мной, в прочих автомобилях - остальные сопровождавшие.

Ехали по пути наступления нашей 3-й армии. Близ Золочова случайно у братской могилы чинов 166-го пехотного Ровенского полка кортеж остановился. Государь оставил автомобиль, немного прошелся по полю бывшего здесь сражения и выслушал рассказ о действиях русских полков. Для меня вся эта сцена имела особенно трогательное значение, так как по странному совпадению за несколько лет до войны я имел высокую честь командовать именно названным полком в родном мне Киеве.

Конечно, факт пребывания русского монарха у братской могилы чинов полка был мной подробно описан и сообщен в полк в надежде, что впоследствии запись эта будет включена в полковую историю как интересный для полка эпизод из минувшей войны.

Следующая остановка была сделана, когда мы подъезжали ко Львову, при встрече какой-то довольно жидкой депутации, при которой находился генерал-губернатор Галичины граф Г.А. Бобринский. Подношение русского хлеба-соли, чтение адреса, пожелания, приветствия - во всем этом уже было нечто, выходившее за пределы простого военного объезда.

Остановка эта пришлась близ огромной закрытой сигарной фабрики. Мне припомнилась кем-то описывавшаяся забавная сценка. Сидит в полковом обозе 2-го разряда на облучке наш несуразный подолянин-хохол Никита Ткачук, призванный по мобилизации; лениво размахивает он кнутищем и сосет вместо обычной "цыгарки" из "тютюна" предлинную, никогда им до сего времени не виданную заграничную сигару. Она, однако, ему не по вкусу, и он непрерывно поплевывает направо и налево. Мне рассказывали, впрочем, что наши солдатишки предпочитали крошить сигару и такой "крошенкой" набивать свои "люльки"*. Привычнее и потому вкуснее.

______________________

* "Цыгарка" - самодельная папироса; "тютюн" - по-малороссийски "табак", а "люлька" - малороссийская трубка.

______________________

Во Львове государь остановился во дворце бывшего наместника, занимавшемся теперь графом Бобринским. Великий князь, генерал Янушкевич и я - в доме одного из польских магнатов, по приглашению последнего, переданному нам графом Адамом Замойским. Этот граф Замойский поступил в самом начале войны вольноопределяющимся в лейб-гвардии Уланский Его Величества полк, состоял сначала ординарцем у главнокомандующего Северо-Западным фронтом, а затем, будучи произведен в офицеры, находился при Ставке; впоследствии он был, кажется, назначен флигель-адъютантом к Его Величеству.

Лично от меня многие детали пребывания государя в Галичине ускользнули, так как я видел императора лишь мельком, имея свое прямое дело и стараясь не удаляться слишком далеко и надолго от помещения, где расположилась моя походная канцелярия, которая была связана прямым проводом со Ставкой. Но великий князь был во время всей поездки не в духе, и лица, непосредственно при нем состоявшие, рассказывали мне немало случаев, явно выражавших стремление администрации, шедшей в этом отношении даже против графа Бобринского, придать посещению императора Николая II более широкое, чем это хотелось Ставке, значение. В этом отношении особенно мало такта проявили власти в Перемышле с русским комендантом генералом А. во главе.

В день приезда государя во Львов во дворце наместника был прием, затем обед и вечером раут, на котором граф Бобринский получил звание генерал-адъютанта. На всех этих празднествах присутствовали сотни приглашенных. Преимущественно военные. Статские лишь изредка выделялись на фоне походных мундиров своими черными фраками. Были ли дамы - не помню. У меня осталось внешнее впечатление как бы специально военного собрания. Впрочем, на рауте я оставался очень недолго, занятый собиранием данных для подробного доклада императору. Доклад этот был назначен на утро на вокзале, перед отправлением государя в дальнейшую поездку.

Ночлег во Львове, в роскошных палатах польского магната, связан у меня с чрезвычайно оригинальным утренним впечатлением, полученным мной при пробуждении, от обширных размеров занимавшейся мной комнаты и ее высокого потолка. С моего выезда на войну из Петрограда 14 августа 1914 г., т.е. свыше 8 месяцев, я ведь спал все время в узком низком помещении вагонного купе! Понятно поэтому мое удивление, когда, проснувшись во Львове и забыв о перемене обстановки, я вместо своих обычных тесных и сдавленных перегородок получил сразу впечатление большой и радостно залитой солнцем комнаты! С чувством какой-то особенной свободы я только и могу сравнить мое первое утреннее ощущение.

Прибывший на вокзал лишь за несколько минут до отхода поезда, государь не мог, конечно, вдумчиво отнестись к сделанной мной оценке общей обстановки, а между тем уже тогда с запада стали поступать глухие сведения о каких-то перевозках, совершаемых немцами на восток. Я особенно дорожил поэтому наличием у Хырова в распоряжении Верховного главнокомандующего III Кавказского корпуса. Этот корпус под командой своего доблестного командира генерала Ирманова приобрел громкую боевую репутацию в русской армии, и мне стоило немало усилий сберечь его до описываемой поездки от всепоглощающей наступательной энергии генерала Иванова, отправлявшего все попадавшие к нему войска в Карпатские горы и тем лишь облегчавшего неприятелю выполнение уже подготовлявшегося контрудара. Корпус этот составлял единственный резерв на всем Юго-Западном фронте, и тем с большим усердием я стремился к его наилучшему пополнению и снабжению, что было очень нелегко ввиду общего недостатка вооружения и снабжения. Меня также искренно радовали предстоявший корпусу высочайший смотр и предположенная раздача самим государем некоторых боевых наград, что должно было поднять дух корпуса еще на большую высоту. "Возможно и даже вероятно, - писал я в одной докладной записке еще от 12 апреля, - что германцы имеют в виду собрать значительные силы на австро-венгерской территории, дабы не дать развиться нашему наступлению за Карпаты. Имеются указания о вероятности удара германцев на центр 3-й армии с целью выйти на правый фланг наших войск, переваливших главный карпатский хребет, каковой удар может обещать им успех в силу происшедшей растяжки фронта названной армии".

К сожалению, я оказался правым в своих соображениях. Но что мог сделать один корпус против макензеновской фаланги, да еще тактически неудачно направленный! Он только увеличил собой ряды отступавших!

В этот день, 23 апреля, предстояли железнодорожный переезд в Самбор - место расположения штаба 8-й армии, затем в Хырове, как я уже сказал, - смотр III Кавказскому корпусу и вечером - прибытие в Перемышль.

В Самборе нас приветствовал командующий 8-й армией генерал Брусилов. Для встречи государя был вызван из карпатских дебрей почетный караул 16-го стрелкового полка, шефом которого состоял государь. Полк этот принадлежал к составу 4-й стрелковой бригады, которая была прозвана еще по отличиям в турецкую войну "железной" бригадой. Тот же вид "железных стрелков" сохраняли и теперь смуглые, загорелые лица людей "почетного" караула, в большинстве украшенных одним, двумя и более Георгиевскими крестами. Их бравая внешность и молодецкая выправка, прекрасное обмундирование и хорошо пригнанное снаряжение, конечно, весьма мало говорили о страданиях и лишениях тех русских воинов, которые вынуждены были карабкаться в горах с камня на камень и гнать штыками перед собой австрийцев без содействия артиллерийского и ружейного огня из-за отсутствия боевых патронов.

Полный порыва, Брусилов ручался за успех, но... просил подкреплений и патронов!..

Читатель уже знает, что генерал Брусилов был в свое время начальником офицерской кавалерийской школы в Петербурге и что он являлся ближайшим сотрудником великого князя Николая Николаевича в вопросах совершенствования кавалерийских офицеров в их специальной службе. Это был очень образованный генерал, хотя и не прошедший академического курса, но много читавший и размышлявший над военными вопросами.

Непосредственно до войны генерал Брусилов был одно время помощником командующего войсками Варшавского военного округа; затем он командовал XII армейским корпусом и с первого же дня мобилизации вступил в командование 8-й армией.

Генерал Брусилов был военачальником, так сказать, кавалерийского типа и по своему физическому строению, и по моральным данным. В деле ведения боевых операций он отличался большим порывом и необыкновенной стремительностью, каковые качества удваивались при успехе. Но вместе с тем под влиянием встречавшихся затруднений, и особенно при отсутствии немедленной поддержки, эти его качества имели свойство довольно быстро падать. Во всяком случае это был один из самых выдающихся русских генералов. В революционное время он занимал одно время даже должность Верховного главнокомандующего, не имея, впрочем, как это видно из изложенного, необходимых для этой должности данных.

Известна позиция Брусилова во время русской революции и после перехода власти в России в руки большевиков. Никто, конечно, серьезно не заподозрил генерала Брусилова в большевизме. Но в период русской революции, он, как мне думается, находя ее, видимо, непредотвратимой, слишком тесно, хотя, быть может, только и внешне, связал себя с ней. Таким образом, с незаметным скатыванием власти к большевизму ему обратного пути уже больше не было, тем более что путь этот был связан с мучительной долей изгнанника-эмигранта.

Во всяком случае не нам, современникам, слишком близко стоящим к печальным событиям нашей Родины, судить этого генерала, давшего России немало блестящих побед.

С прибытием государя в Самбор после бодрого и полного надежд доклада генерала Брусилова в штабе армий, помещавшемся в каком-то училище, состоялся завтрак, за которым мы все увидели генерала Брусилова в свежих генерал-адъютантских погонах и золотом аксельбанте. Такой знак монаршего внимания к командующему 8-й армией, которая предназначена была для нанесения решительного удара австрийцам, поднял настроение присутствовавших на особую высоту, и, глядя на общее воодушевление, хотелось верить в близкий успех!

После завтрака состоялась поездка в Хыров, к месту стоянки частей III Кавказского корпуса. Весь смотр прошел в столь же радужном настроении, если бы не недовольство Верховного главнокомандующего, выразившееся на сей раз в замечании начальнику штаба корпуса за какое-то не совсем удачное и никем не замеченное построение частей корпуса. Корпус в общем представился отлично, имея полное число рядов и комплект офицеров. Люди выглядели бодро, имели на себе прекрасную обувь, в которой чувствовалась уже острая нужда в армии, а апшеронцы, у которых в мирное время верхняя часть сапожных голенищ полагалась из красного сафьяна в память исторической атаки при Кунерсдорфе, в которой они, по полковому преданию, наступали "по колено в крови", умудрились даже обтянуть соответственную часть голенищ красным кумачом, что придавало им необыкновенно щегольской вид.

Я внутренне радовался, что старания Ставки возможно полнее снабдить корпус, состоявший в резерве Верховного главнокомандующего, увенчались блестящим успехом. Куда только этому корпусу придется направить свой удар ? Приведет ли он к разгрому австрийцев или только к отражению германского контрнаступления? Ясно для меня было только одно, что дальнейшее удержание корпуса в распоряжении Верховного главнокомандующего немыслимо. Все кругом кричит: вперед, вперед... без оглядки вперед!.. Вне сомнения было, что передача корпуса в распоряжение генерала Иванова явится для последнего в своем роде царским подарком!

Вечером состоялся приезд государя со всеми сопровождавшими его лицами в недавно взятую австрийскую крепость Перемышль. Свыше 100 тыс. пленных и до 1000 орудий принесла русской армии эта сдача! Русским комендантом крепости назначен был генерал А., незадачливый командир одной из очень крупных войсковых частей 2-й Самсоновской армии, по-видимому, рассчитывавший своим приемом "русского царя", восстановить поколебленное к себе доверие. Всей русской армии хорошо были известны исключительные способности названного генерала втирать в глаза очки, как у нас говорили. Приемы, впрочем, несложны: побольше лести, низкопоклонничества и проявления дешевой преданности "своему государю". И вот в тот же вечер приветствия и торжественный молебен превращены вопреки указаниям Верховного главнокомандующего в арену неподобающих условиям обстановки речей и пожеланий!

На следующий день, 4 апреля, - посещение нескольких полуразрушенных нашим огнем и неприятельными взрывами фортов, краткие доклады о событиях и завтрак-обед в прекрасном помещении гарнизонного собрания, на который сквозь прозрачное покрывало неопределенными глазами смотрел из рамы огромного портрета престарелый император Франц-Иосиф.

Посещением Перемышля закончилась главнейшая часть императорского путешествия по прекрасной Гали-чине, так близко напоминающей по своей чудной природе соседнюю Волынь и Подолию! Обратный путь государь и сопровождавшие его лица совершили до Львова на автомобилях с краткими остановками для выслушивания встречных приветствий, а от Львова - по железной дороге до Брод, куда прибыли уже поздно вечером. В поезде же был сервирован для ехавших холодный ужин.

А в это самое время под руководством германского полковника фон Секта, искусного начальника штаба генерала Макензена, уже подвозилась и устанавливалась мощная неприятельская артиллерия на р. Дунайце, на пространстве между верхней Вислой и Бескидами, предназначенная с маху снести укрепленную позицию, а вместе с ней и войска нашей численно ослабленной 3-й армии, находившейся под начальством генерала Радко-Дмитриева!

В период этой подготовки за границей вражеской печатью усиленно муссировалось сведение о том, что Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич серьезно заболел.

Сведение это вызвало настолько большую тревогу у наших союзников, что русский министр иностранных дел принужден был особой телеграммой от 29 апреля просить нашего посла в Париже опровергнуть это известие как безусловно ложное и заверить французское общественное мнение в отличном состоянии здоровья великого князя, пользовавшегося, как это видно из данного факта, огромным доверием и популярностью за границей.

4. Германский контрманевр

"Сегодня с утра ополченские части, занимавшие позицию на правом фланге 3-й армии, отошли под напором противника от р. Дунайца. С ночи начался жесточайший обстрел, а затем и атака противником левого участка IX и всего фронта X корпусов", - такой телеграммой начальника штаба Юго-Западного фронта в Ставку начинается печальная хроника нашего отступления из Галичины!

Как мы видели, наступательные действия немцев против французов, а затем англичан не удались в той мере, в которой они были задуманы.

Но в течение протекшего времени многое изменилось в обстановке и на восточногерманском фронте. Мы успели подтянуть на театр военных действий все наши силы, не исключая даже войск из Владивостока. Мы успели также доказать своими активными действиями, что ради общего дела готовы на великие жертвы и что до тех пор пока не потушен наступательный порыв наших войск, никакие решительные успехи на Западном фронте неосуществимы.

Этот последний факт вошел в сознание начальника германского полевого штаба генерала Фалькенхайна, действительного руководителя в тот период войны боевыми действиями германской армии. Его решением в начале 1915 г. вновь сформированные в Германии корпуса были направлены не на Западный, а на Восточный фронт войны, и использованы, как о том уже рассказано в одном из предыдущих моих очерков. Коренного изменения в обстановке эта жертва со стороны германского командования, впрочем, не принесла, и положение на русском фронте оставалось угрожающим. В течение всего марта австрийцы постепенно сдавали на Карпатах, и руководители Центрального союза должны были опасаться полного крушения австро-венгерской монархии. При условии нарастания опасности в районе Константинополя (Дарданелльская экспедиция англо-французов) и колеблющихся настроениях в Италии и Румынии прорыв русских войск в Венгерскую равнину мог явиться для Центральных держав весьма и весьма грозным фактором в военном отношении. Необходимо было во что бы то ни стало предупредить эту ближайшую опасность.

Так думалось в начале апреля в Мезиере и Тешене, в пунктах расположения в то время главных квартир германской и австро-венгерской армий.

Генерал Конрад, начальник австро-венгерского Генерального штаба и ближайший сотрудник австрийского главнокомандующего эрцгерцога Фридриха, предпочитал, однако, для поддержания разлагавшегося фронта частичное вкрапливание в австрийские войска германских частей. При таких условиях не могло возникать вопроса о передаче руководства австрийским фронтом германскому командованию, и таким путем генералу Конраду удавалось сберечь внешний престиж армии и своей страны. Но германское верховное командование вскоре убедилось, что такой способ частичного подпирания не дает положительных результатов и что деятельность прибывающих германских войск как бы растворяется в общем бессилии австрийского фронта. Необходимо было поэтому принять решение, которое могло бы в корне изменить положение. Таким решением могло быть только временное перенесение главных действий германцев на восток. Приходилось расстаться с мыслью о нанесении смертельного удара на западе и, не покончив там с врагами, обратиться против того из противников, который в данный период времени являлся наиболее угрожающим. Этому решению отчасти благоприятствовала и сложившаяся обстановка в том смысле, что, создав на Западном фронте от Северного моря до швейцарской границы почти неодолимую стену укреплений, оплетенных проволокой и усиленных мощной артиллерией, германцы получали возможность безопасной переброски значительных сил на восток.

Но куда же именно направить этот принципиально решенный удар? Где та больная точка, на которую всего расчетливее нацелить новый германский молот?

Надо сказать, что к весне 1915 г. наш растянутый фронт, представлявший огромную дугу, обращенную выпуклостью к противнику, имел много слабых мест. Русская армия, как читатель уже знает, была на исходе своих сил. В непрестанных боях на Карпатах она понесла очень крупные потери. Некомплект во многих частях был угрожающий. Катастрофичен был недостаток в предметах вооружения и боевых припасах. При таких условиях войска могли еще продвигаться вперед, имея своим противником австрийцев, но выдержать серьезный напор более энергичного и настойчивого врага им было едва ли по силам. Лишь победа над австрийцами могла влить в уставшую русскую армию свежие силы, но эту-то победу германское верховное главнокомандование и решило вырвать своим контрударом.

Для германцев, однако, было далеко не все равно, где нанести подготовлявшийся контрудар. Их успех должен был оказать непосредственное влияние на улучшение положения австрийцев. К тому же на юго-восточном театре Центральных держав, как я уже говорил, зарождались новые политические факторы, развитие которых надлежало по возможности задержать или затруднить.

При таких условиях весьма важно было демонстрировать мощь Германии сильным ударом в пределах именно австро-венгерской территории. Вступлением значительных сил на территории ее союзницы устанавливался, кроме того, и известный контроль над ней, небесполезный с точки зрения германской политики и стратегии.

"Я уже давно обдумываю, - писал в апреле 1915 г. генерал Фалькенхайн, - сильное наступление из района Горлице в направлении к Саноку". И действительно, успех наступления в этом направлении мог свести на нет все наши успехи на Карпатском фронте, по отношению к которому намечавшийся удар являлся фланговым. В особо трудное положение он мог поставить те из наших войск (левый фланг 3-й армии и всю 8-ю армию), которые далеко углубились к тому времени в горы на Бартфельдском, Дуклинском и Лупковском перевалах.

Генералу Конраду, ясно видевшему безвыходное положение австро-венгерской армии, ничего не оставалось, как пойти навстречу предположениям Фалькенхайна, и задуманное наступление было окончательно решено на одном из апрельских совещаний в Берлине.

Свыше 16 пехотных дивизий с невиданной по числу и мощности артиллерией должны были развернуться на фронте между верхней Вислой и подножием Бескид: 11-я германская армия - на участке Горлице - Громник и 4-я австрийская армия - севернее до Вислы. В состав этой фаланги должны были войти четыре германских корпуса, подлежавших перевозке с запада и, как я уже говорил, избранных из числа лучших ударных войск германской армии. Так, в составе этих корпусов находилась и императорская гвардия.

Понятно, что руководство столь ответственной операцией соединенных германо-австрийских сил имелось в виду поручить германскому генералу. Это предположение не вызывало возражений даже со стороны Конрада, тем более что таковым лицом являлся стяжавший себе блестящую боевую репутацию и отличавшийся большим тактом генерал фон Макензен. Но вот вопрос: от кого сам Макензен должен был получать директивы? Конрад здесь не сдал и настоял на сохранении этого права за австро-венгерским главнокомандованием, хотя постепенно, с развитием наступательных операций против России, право это и приобрело характер простой фикции.

Согласившись на то, чтобы генерал Макензен был подчинен на время совместной наступательной операции австро-венгерскому главнокомандованию, генерал Фалькенхайн, однако, не имел желания выпустить из своих рук высшего наблюдения за общим ходом военных событий на Восточном фронте. В начале мая главная германская квартира была перемещена в небольшой пограничный городок Плесе, находившийся всего лишь в расстоянии одного часа автомобильной езды от Тешена - пункта расположения австро-венгерской главной квартиры. Этим перемещением центрального органа германского руководства войной всего лучше подтверждается та мысль, что соединенным действиям вооруженных сил Центральных держав на востоке придавалось в этот период времени первенствующее значение. И, таким образом, Западный фронт на тот же период времени должен был явиться для немцев лишь источником для питания силами и средствами задуманного удара на востоке.

1 мая 1915 г. свыше 1000 неприятельских пушек, до самого большого калибра включительно, зарокотали на пространстве от Виолы до Бескид протяжением около 80 км. В короткий срок наши окопы и проволочные заграждения были сровнены с землей. С нашей стороны на этом участке находились части только двух корпусов, в состав которых были введены ополченцы. 2 мая противником произведен был прорыв у Горлице, а на следующий день он овладел Тарновом. При отходе, в особо трудном положении оказался наш XXIV, одной из дивизий которого командовал Лавр Георгиевич Корнилов, имя которого впоследствии прогремело далеко за пределами России. Раненный в руку и захваченный австрийцами, генерал Корнилов, как известно, бежал потом из плена и поспешил вернуться к родным знаменам.

Боевые успехи, сопровождавшие действия германо-австрийцев над нашими истомленными войсками, лишенными к тому же боевых припасов, развились настолько быстро, что уже к середине мая армии нашего Юго-Западного фронта оказались отошедшими за Сан и к Днестру. Здесь была надежда отстояться, но новый толчок неприятеля к югу и северу от Перемышля повел к оставлению нами названной линии и к дальнейшему отходу из Галичины. 22 июня был оставлен нами Львов, и вслед за тем войска Юго-Западного фронта были поставлены в необходимость разделиться надвое. Одна часть должна была удерживать неприятеля на фронте между Вислой и Припятью, базируясь на пути к северу от Полесья; другой, меньшей части оставалась задача, по возможности удерживая наступление противника, выполнить отход к пределам Киевского военного округа.

В этот же период времени наши западные союзники, англо-французы, не преминули использовать отвлечение части германских сил на восток и приступили в конце апреля или начале мая к подготовке собственного наступления в Артуа, севернее Арраса. Генерал Жоффр, осведомленный великим князем о серьезности нашего положения после германского прорыва, начал свое наступление уже 9 мая. Развернувшиеся на западе бои продолжались, с довольно большим, впрочем, перерывом посередине, до конца июня. Но эти наступательные действия не остановили и даже не ослабили напора враждебных сил против нас. Германское командование было уверено в прочности своих позиций на западе и продолжало безбоязненно усиливать свои войска на востоке.

Неблагоприятно складывалась для держав Согласия и обстановка в районе Дарданелл; затягивались также безнадежно переговоры о выступлении Румынии. Что касается Италии, то хотя правительством Саландры и было подписано политическое соглашение в конце апреля, но Италия выговорила себе месячный срок для вступления в войну, которое, таким образом, отодвигалось до 26 мая. Наш министр иностранных дел С.Д. Сазонов в письме от 27 апреля на имя нашего посла в Лондоне горько сетовал на позицию, занятую в переговорах с Италией союзной дипломатией вообще и английским министром иностранных дел Греем в частности, согласившимися на слишком широкие требования Италии. "Результат подобного ведения переговоров налицо, - говорит он, - и его нельзя назвать иначе как полной капитуляцией трех великих держав (Россия, Англия и Франция) перед предъявленными им Италией требованиями, причем не удалось даже обеспечить достаточно скорое выступление последней".

Ради каких же военных результатов была принесена державами Согласия эта политическая "капитуляция"?

Италия открыла военные действия против Австрии действительно 26 мая. Но ее наступление на восток замерло в пограничной же полосе на р. Изонцо.

Это было большой неожиданностью для Конрада, который всегда держался мнения, что одновременное наступление Италии и России создаст неразрешимую для Австро-Венгрии задачу войны на два фронта. В стремлении избежать таковой в австро-венгерском Генеральном штабе, как нам позже стало известно, обсуждалась даже мысль о заключении с Россией сепаратного соглашения с уступкой последней, восточной части Галичины, как раз по линии рек Сана и Днестра, но под условием свободы действий Австрии в западной части Балканского полуострова. Эти настроения австрийцев, по-видимому, даже создали временное колебание в планах генерала Фалькен-хайна, который одно время думал о приостановке дальнейшего наступления против России и о повороте германских войск на юг, в сторону Балкан, для установления надежного сообщения с Турцией. Лишь колеблющаяся политика болгарского правительства, не выражавшего еще окончательного решения стать на сторону держав Согласия, временно, до осени, оставила германскую стратегию на прежнем пути и при прежней задаче - наступления против России. Предоставив в распоряжение Австрии альпийский корпус - для обороны Тироля и еще три дивизии - для наблюдения за Сербией и Румынией, германское командование облегчило тем самым австрийцам задачу сосредоточения необходимых сил против итальянцев. В результате с русского фронта было переброшено австрийцами на границу с Италией лишь минимальное количество войск (по некоторым источникам, всего 2 дивизии), и, таким образом, выступление Италии также не дало русскому фронту сколько-нибудь осязательного облегчения.

Трудность изолированной борьбы с соединенными силами германо-австрийцев увеличивалась еще крайне недостаточным развитием в нашем тылу рокадных железнодорожных линий. Подкрепления с Северо-Западного фронта могли прибывать только "малыми пакетами" и немедленно же расходовались генералом Ивановым на подкрепление передовых линий. Попытки организовать контрманевр при таком способе расходования резервов, естественно, не удавались, и вновь прибывшие части быстро сгорали в общем огне пожара, не принося коренного изменения в обстановке.

Наконец 7 июля по инициативе генерала Жоффра в Шантийи был собран междусоюзный военный совет, имевший задачей обсудить меры помощи России. По донесению А. П. Извольского нашему министру иностранных дел, генерал Жоффр, открывая заседание, сказал приблизительно следующее:

"В августе и сентябре 1914 г. русская армия перешла в наступление в Восточной Пруссии и Галичине, чтобы облегчить положение французов и англичан, вооруженные силы которых отступали перед напором почти всей германской армии. Нынешнее положение в России требует таких же действий с нашей стороны. Это необходимо с точки зрения как военной чести Франции и Англии, так и собственных их интересов".

Все присутствовавшие присоединились к словам, выраженным в столь трогательной форме генералом Жоффром, и наш представитель (граф Игнатьев) счел необходимым благодарить собравшихся за намерение предпринять наступление, имеющее целью облегчить наше положение на Восточном фронте.

Но действительность оказалась сильнее слов и желаний. Новое англо-французское наступление в Шампани и Артуа началось лишь 25 сентября. Наступление же итальянцев, как я уже сказал, не развилось далее р. Изонцо. При таком положении самостоятельное выдвижение ослабленной и обескровленной сербской армии являлось, конечно, нецелесообразным. Русские армии, предоставленные себе, обречены были на дальнейший отход.

12 июля началось наступление неприятеля и на Наревском фронте. Будь у немцев побольше свободных сил в описываемый период времени, уже тогда могло бы со всей силой выявиться грозное значение Восточно-Прусского района. Известно, что по вопросу о направлении германского наступления из этого района среди немецких военачальников возникли серьезные разногласия. Немецкое командование Восточным фронтом было сторонником глубокого удара на Ковно и развития затем широкой наступательной операции в направлении на Вильно и Минск. Удар этот, своевременно организованный, мог создать, конечно, очень трудное положение для наших отступавших севернее Полесья армий. Но генерал Фалькенхайн, не сочувствовавший столь широкому размаху, может быть по недостатку сил, и все еще опиравшийся на авторитет императора Вильгельма, ограничил первоначальное наступление из Восточной Пруссии направлением к нижнему Нареву.

Это решение, несомненно, способствовало в значительной мере благополучному выполнению русским командованием очень трудного вытягивания наших войск из польского Минска. В начала августа нами была эвакуирована Варшава, а в последней трети того же месяца - крепость Осовец.

Что же стало с Новогеоргиевском, в котором был оставлен гарнизон в составе до 100 тыс. человек при огромном количестве орудий?

По поводу этой крепости напомню, что в 1910 г. при пересмотре системы инженерной подготовки нашей западно-пограничной полосы Новогеоргиевск был единственным пунктом на Висле и Нареве, за которым было решено сохранить значение крепости. Главным основанием к такому решению было стремление несколько успокоить общественное мнение нашей союзницы Франции и местного населения, взволновавшихся неправильным освещением вопроса о мерах, принимаемых в связи с новым планом войны, и видевших в упразднении некоторых крепостей доказательство оставления русской Польши в случае войны на произвол судьбы. Но независимо от этого мотива характера скорее политического Новогеоргиевская крепость могла иметь также некоторое военное значение. Она заключала в себе постоянные мостовые переправы через Вислу и Нарев, удержание которых в первый период войны имело для нас существенное значение.

К сожалению, ко времени открытия военных действий перестройка устарелых укреплений Новогеоргиевска, требовавшая применения совершенно новых начал, далеко не была закончена, и, по расчетам инженеров, бетонные работы были выполнены всего лишь в размере 25 - 30%. Совершенно не были подготовлены, например, к обороне промежутки между фортами. Тем более, конечно, тяжела ответственность коменданта и старших начальников, которым в военное время крепость была подчинена и которые не позаботились в течение годичного срока восполнить инженерные недочеты крепости мобилизационными работами!

Что касается артиллерии, то она состояла преимущественно из орудий устарелых типов, но все же среди них имелись и новые орудия - дальнобойные, подвижные и скорострельные. Хуже обстояло дело с боевыми припасами, которые надо было экономить.

Постоянного пехотного гарнизона крепость не имела, да по условиям войны и не могла иметь. Трудно было бы удерживать в крепости ее гарнизон в то время, когда впереди в поле шли ответственные операции. Это было бы нарушением одного из основных правил стратегии о разумном сосредоточении всех сил к месту решительного боя. Но все же надо сказать, что в Новогеоргиевске пехотные части менялись излишне часто, и в конце концов в состав этого гарнизона по распоряжению главнокомандующего Северо-Западным фронтом вошли дивизии очень слабых боевых качеств, из которых две (ополченские) не закончили даже своего формирования. От всех этих дивизий нельзя было, конечно, ожидать проявления высокого воинского духа. Между тем при технической неготовности крепости активность гарнизона имеет, конечно, особо существенное значение.

Таковы были элементы, из которых должно было сложиться сопротивление крепости.

Мы вправе, однако, поставить рядом и другой вопрос о том, какое влияние имело вообще наличие Новогеоргиевской крепости на сложившуюся в то время стратегическую обстановку данного театра военных действий. Генерал Людендорф по этому поводу говорит, что действия под Новогеоргиевском не оказали непосредственного влияния на общий ход германского наступления. Действия эти были, по его словам, лишь "отдельным эпизодом в тылу германских армий, которые продолжали продвигаться на восток". И этот взгляд на значение сопротивления Новогеоргиевской крепости являлся глубоко справедливым. Взятие Новогеоргиевска было немцами поручено ближайшим частям их 12-й и 9-й армий, вошедшим в подчинение генерала Безелера, покорителя Антверпена. В его распоряжение была предоставлена также мощная тяжелая артиллерия до 16-дюймового калибра (австрийские гаубицы), обильно снабженная боевыми припасами. Притаких условиях генерал Безелер не сомневался в успехе порученного ему дела и высказывался даже против обложения крепости, требовавшего некоторого времени.

Таким образом, Новогеоргиевская крепость своим сопротивлением могла дать России лишь новую героическую главу для истории ее армии. Но вправе ли были современники ее ожидать при тех средствах, которые для этого были затрачены?

Значение крепостей-точек и весь характер инженерной подготовки территории претерпели в последнее время существенные изменения в результате условий современных войн, и нельзя было не приветствовать ответственного распоряжения великого князя Николая Николаевича о том, чтобы в будущем все остальные наши крепости, находившиеся в смысле обороны в еще худшем положении, чем Новогеоргиевск, эвакуировались по распоряжениям командующих армиями, как только выяснится бесполезность их дальнейшей обороны для полевых действий. В силу этого распоряжения эвакуированы были Осовец, укрепления Ивангорода, Гродно и Брест-Литовска.

В середине августа в ясный солнечный день среди полной тишины чудного соснового леса, в котором близ Барановичей была расположена Ставка Верховного главнокомандующего, неожиданно раздался артиллерийский выстрел, гулко разнесшийся по всей Ставке. Затем послышался шум быстро опускавшегося аэроплана.

Что это, свой или чужой? Неприятель неизменно надвигался на восток, и появление его воздушной разведки над нами могло казаться вполне естественным.

"Молодцы артиллеристы", - подумал я о взводе, находившемся при Ставке и кустарным образом приспособившем свои полевые пушки к стрельбе по аэропланам. Но если опустившийся аппарат свой, то как бы не был на нем кто-либо ранен!..

Через несколько минут стало известно, что опустился свой из Новогеоргиевска и что на нем прибыл из крепости офицер. Вести, доставленные им, были плохие. По словам прибывшего, крепость находилась в безнадежном состоянии. Северо-восточные форты, обращенные к Млаве, были разрушены, и настроение в гарнизоне подавленное. Победителем явилась мощная неприятельская артиллерия, бросавшая снаряды ужасающей силы. Распространявшиеся при разрывах ядовитые газы и звуковой эффект поражали нервы защитников.

Тяжелые предчувствия прибывшего вестника оправдались: крепость, как потом выяснилось, была 19 августа сдана немцам.

Печальные подробности хода ее обороны долго не были известны. Ходили кошмарные слухи об измене каких-то инженерных офицеров, якобы выехавших из крепости навстречу немцам с подробными планами. Этому плохо верилось, ибо на кого только в то тяжелое и обидное для русского национального чувства время не падали легкомысленные обвинения в предательстве. И действительно, в приведенном рассказе, насколько мне известно, правда только в том, что три инженерных офицера, выехав однажды в автомобиле на передовые позиции, действительно там случайно попали в район действий немецкой разведки. Возможно и даже вероятно, что при них были некоторые планы, без которых при работе обойтись невозможно. В завязавшейся с немцами перестрелке два офицера были убиты, а третий вместе с автомобилем и содержимым в нем взят в плен. Так именно рисуется в письмах ко мне картина печального эпизода теми, для которых дорога память и доброе имя упомянутых офицеров. Своим нравственным долгом считаю и я предать гласности сообщенный мне рассказ.

К концу августа на фронте северо-западных армий уже не было войск западнее линии Белосток - Брест и, таким образом, роковая опасность, висевшая над армиями этого фронта, быть сдавленными двухсторонним охватом в русской Польше миновала.

Наш вынужденный отход из Галичины и Польши летом 1915 г. вызывал у верховного главнокомандования естественный вопрос: где же тот наивыгоднейший рубеж, на котором желательно было бы остановить дальнейшее продвижение неприятеля в глубь страны? Казалось, что наиболее удобной и короткой линией для нашего будущего фронта к северу от Полесья представлялась линия к юго-западу от железной дороги Либава - Радзивилишки - Кошедары (например, в южной части по течению р. Дубиссы); затем среднее течение р. Немана (с крепостями Ковно, Гродно и предмостным укреплением у Олиты); далее Беловежская Пуща и крепость Брест-Литовск, которая уже примыкала к верховьям Пинских болот.

На фронте этой линии имелись природой заготовленные для неприятеля препятствия в виде рек, которые были усилены в некоторых наиболее важных пунктах крепостями и долговременными укреплениями. Правда, крепости были в период перестройки, но все же представляли известную силу. Правый фланг названного фронта упирался в Либаву, представлявшую передовую базу для нашего минного и подводного флота. Обход же левого фланга заставил бы противника втянуться в лесисто-болотистые пространства Полесья. Наконец, в тылу прилегала в виде рокадной линии железная дорога Либава - Вильно - Барановичи с несколькими ответвлениями в сторону фронта.

Но не все оценивали так значение упомянутой линии.

"Отечественная война", - пустил кто-то мысль, быстро привившуюся.

Надо, впрочем, сказать, что сближение наступившей войны с Отечественной носилось вообще в воздухе с самого ее начала. Известные, например, слова императора Александра I об условиях, при которых мог быть заключен мир с Наполеоном, почти дословно вошли в речь, произнесенную 2 августа 1914г. его правнуком после торжественного молебна в Зимнем дворце по случаю открытия военных действий с немцами.

В тот период времени, о котором идет речь, оскорбленное самолюбие русских людей сравнением развертывавшихся событий с обстановкой 1812 г., по-видимому, стремилось вложить в отступление, являвшееся, несомненно, вынужденным, идею какого-то преднамеренного внутреннего замысла.

"Чем дальше мы уйдем на восток, тем лучше. Придет наше время, тогда зарвавшемуся немцу труднее будет убраться восвояси".

Да, конечно, война в конце лета 1915 г. приняла для русской стороны характер отечественной. Но лишь в смысле перенесения ее на отечественную территорию. Всякое иное сближение переживавшегося времени с эпохой 1812 г. являлось неправильным и практически только вредным.

В самом деле, оно приводило лишь к тому, что под конец отступления довольно легко отдавалось то пространство родной земли, которое, в сущности, можно было оберечь от тяжестей неприятельского нашествия. Начиная с конца августа враг уже не с прежней энергией нажимал на наши войска.

Замечалось даже некоторое ослабление его сил вследствие увода ряда австро-германских дивизий в тыл. Теперь-то мы знаем, что во второй половине августа германское командование задумывало уже новую операцию в сторону Балкан и потому стало перевозить в южную Венгрию часть своих дивизий. Между тем в наших войсках под влиянием мысли об отечественной войне постепенно вырабатывалась дурная деморализующая привычка, как тогда говорили, "выравнивать" фронт. Достаточно было неприятелю толкнуть наши войска назад в одном каком-либо месте, чтобы отступали и соседи во избежание угрозы флангу. С этой легкостью отхода на неатакованных или слабо атакованных участках боролись вначале недостаточно энергично, и зло постепенно пустило более глубокие корни; оно приобрело даже как бы право некоторой законности.

С другой стороны, обратное отобрание каждой пяди отданной врагу земли при современных способах ее закрепления и отсутствия у нас достаточных технических средств должно было столкнуться с крайними трудностями, почти невозможностью.

Обо всех этих обстоятельствах мне неоднократно приходилось докладывать великому князю Верховному главнокомандующему, убеждая его громко произнести свое властное слово для прекращения дальнейшего отхода. Я напоминал великому князю, какое магическое действие произвело его слово в августе 1914 г., когда потребовалось вырвать победу из рук австрийцев. Великий князь терпеливо меня выслушивал, но... молчал. Была ли это потеря веры в войска или же сознание, что он доживает в должности Верховного свои последние дни и потому не должен затруднять работы генерала Алексеева, главнокомандующего Северо-Западным фронтом, приобретавшего все большее влияние на ход дел и, очевидно, шедшего ему на смену, мне осталось неизвестным.

- Ваше Высочество, пока вы у власти, Россия знает только вас одного, и только вы один отвечаете за общий ход войны! - сказал я ему однажды.

- Я подумаю, - коротко ответил мне великий князь, замяв тем дальнейший разговор! Только в последнем слове перед своим отбытием из Ставки, благодаря меня за совместную годовую работу, великий князь добавил:

- Я особенно ценил ваше откровенное слово, высказывавшееся мне во всех случаях!

Я понял, о каком случае он говорил.

Явились, впрочем, и другие обстоятельства, которые сделали неосуществимой остановку русской армии на той линии фронта, о которой я говорил в начале моего настоящего очерка.

Пока наши войска удерживали в своих руках, хотя бы только и частично, территорию Восточной Пруссии, до тех пор было немыслимо распространение неприятельских вооруженных сил в направлениях к среднему и нижнему Неману. Но с отступлением после февральских боев нашей 10-й армии к Неману и Бобру и после окончательного оставления в середине марта мысли о восстановлении прежнего положения правый фланг нашего стратегического фронта оказывался на весу. Германцы получали возможность продвижения не только в направлении на Ковно, но и в обход этого пункта с севера, со стороны Тильзита на Шавли. Значение Риго-Шавельского района, через который возможен был обход наших войск с севера, начало вырисовываться тогда с полной отчетливостью.

Опытный глаз генерала Людендорфа сразу оценил выгоды вторжения германских войск в Россию через Литву и Курляндию. Однако настойчивые атаки русских армий на Карпатах и грозивший нашим противникам развал австро-венгерского фронта отвлекали в то время внимание германского верховного командования в другую сторону. Тем не менее Людендорфу под предлогом демонстрации все же удалось собрать на фронте Юрбург - Мемель несколько кавалерийских и пехотных дивизий, с которыми генерал Лауенштейн - бывший германский военный агент в Петербурге - и произвел в конце апреля вторжение в Литву на Шавли и Либаву.

Уже через несколько дней после начала этой операции германцами были взяты оба упомянутых выше пункта, а затем правый фланг наших войск пришлось отнести в направлении к Виндаве.

Вскоре постепенно усиливавшиеся в Литве и Курляндии германская войска образовали особую Неманскую армию, командование которой было вверено энергичному и деятельному немецкому генералу Отто фон Белову.

С нашей стороны на правом берегу р. Немана немцы встретили сначала лишь слабые отряды, прикрывавшие границу с Германией. Стереотипное выражение в донесениях "В Риго-Шавельском районе без перемен" характеризовало положение в этом крае. Только однажды, в феврале, обычное спокойствие здесь было нарушено пограничным наступлением немцев на Тауроген, в конце концов отбитым, и ответным набегом наших войск на Мемель, выполненным, впрочем, уже в марте. Теперь, под давлением войск генерала Лауенштейна, русские части стали отходить, как уже сказано, на Виндаву и Дубиссу.

С началом этого наступления немцев главнокомандующий Северо-Западным фронтом генерал Алексеев распорядился усилением данного района новыми войсками. Эти войска вошли в состав ближайшей 10-й армии, штаб которой находился, однако, в Гродно, в 200-250 верстах от центра Шавельского района. Оказавшиеся при таком способе управления суетливость и беспланность действий войск Риго-Шавельского района были столь велики, что генерал Алексеев вынужден был даже командировать туда особое лицо разобраться в обстановке.

"С глазу на глаз, - пишет командированный генерал Палицын в своих воспоминаниях, - я попросил начальника штаба 10-й армии хотя бы три дня не посылать старшему начальнику в Шавельском районе никаких приказаний и вообще не вмешиваться в его работу..."

Позднее генералу Алексееву пришлось перевести в этот район генерала Плеве с его штабом. Хотя с этого момента управление войсками было упорядочено и дальнейшее распространение неприятеля приостановлено, но время для вытеснения немцев за Неман было упущено, и неприятель своим присутствием на Виндаве и Дубиссе должен был всегда напоминать об опасности возможного продвижения его дальше, в направлении на Вильно, Двински Ригу.

Собственно говоря, уже с этого времени (конец мая и начало июня) настала пора для выделения армии генерала Плеве из ведения Северо-Западного фронта и непосредственного подчинения ее Верховному главнокомандующему. Может быть, тогда и удалось бы более своевременно сформировать особый Северный фронт для прикрытия путей севернее Ковно, на Петроград и Москву. Но образование этой новой группы войск могло идти лишь за счет Западного фронта в связи с эвакуацией им Польши. А так как эту трудную операцию великий князь Николай Николаевич вверил генералу Алексееву, то он и опасался своим вмешательством стеснить свободу его действий.

"Мы должны, - писал я в конце июля после целого ряда словесных докладов, - отказаться от стремления удерживать во что бы то ни стало линию р. Вислы и в своих решениях принимать исключительно требования стратегической обстановки, стремясь при первой возможности усилить и закрепить наше положение в Риго-Шавельском районе, который приобретает первенствующее значение при данных условиях обстановки..."

17 августа русскую армию постиг наконец на ее правом фланге очень тяжелый удар: в результате германского штурма пала крепость Ковно.

Общественное мнение привыкло в течение минувшей войны по опыту Западного фронта к бессилию крепостей и довольно быстрому переходу их в руки неприятеля; поэтому оно не обратило особого внимания на паденье названной крепости. Едва ли была даже усмотрена разница в положении и условиях обороны Ковно и Новогеоргиевска, перешедших в руки германцев почти одновременно. На самом деле различие было весьма и весьма существенное. Новогеоргиевск сдался по оставлении нашими полевыми войсками линии р. Вислы и нижнего Нарева, т.е. в условиях, так сказать, "изолированной" обороны. Ковенская же крепость была расположена на линии общего фронта и не была окружена неприятелем, сохранив, таким образом, боевую связь с полевыми войсками, от которых при лучшем управлении должна была бы получить помощь. Помощь эта могла сказаться тем более действительной, что атаковавший ее германский корпус Лицмана едва ли в значительной мере превосходил гарнизон крепости в силах, а его артиллерию никак нельзя было назвать подавляющей. "Ни одна крепость не бралась еще такими скромными средствами", - говорит о штурме Ковно в своих воспоминаниях генерал Людендорф. Даже с падением западных отделов обороны, располагавшихся на левом берегу Немана, Ковенская крепость имела, в сущности, возможность продолжать сопротивление, сомкнувшись укреплениями на правом берегу той же реки!

Комендант крепости, в действиях которого оказалось немало погрешностей, был отрешен от должности, предан полевому суду и понес очень суровое наказание; вопрос же о том, почему крепость, нуждаясь в помощи полевых войск, не получила таковой, к сожалению, не подвергся соответственному освещению.

В этом печальном эпизоде для общей обстановки хуже всего было то, что с переходом Ковно в руки неприятеля фронт наш, по существу, оказывался прорванным в прямом направлении на Вильно. В руки неприятеля перешли мосты через р. Неман и железнодорожная линия на Вильно, только частично разрушенная гарнизоном крепости. Вследствие этого штурм Ковенской крепости не остался отдельным эпизодом; он повлек за собой дальнейшее наступление немцев на правом берегу р. Немана. Генерал Людендорф вернулся к своей первоначальной заветной идее наступления в обход правого фланга русских войск в общем направлении на Вильно - Минск.

Вследствие этого решения дела на нашем правом фланге становились для нас все более угрожающими. Чтобы облегчить их, Ставкой были приняты самые решительный меры, заключавшиеся в распоряжениях по сосредоточению гвардейского корпуса к Вильно, по переброске туда же двух пехотных корпусов и одной кавалерийской дивизии и, наконец, по выделению из войск Юго-Западного фронта 120 отдельных рот с офицерами и вооружением "для быстрого и надежного усиления сплоченными частями корпусов армии генерала Плеве". Эта исключительная мера была вызвана крайне ответственным положением названной армии, ослабленной предыдущими боями. С помощью полученных подкреплений генералу Плеве удалось остановить немецкое наступление на левом берегу р. Северной Двины.

Наконец к 31 августа с большими трудностями было закончено формирование штаба Северного фронта, и в командование им вступил генерал Рузский.

Все упомянутые распоряжения относятся к числу последних, исходивших от великого князя Николая Николаевича. Как известно читателю, 5 сентября во главе всех действующих войск армии и флота стал император Николай, а начальником полевого штаба к нему был назначен генерал Алексеев.

С большим трудом к концу сентября русская армия вышла из очень опасного для нее положения, создавшегося стремлением немцев охватить правый фланг их главной массы. Идея наступательной операции германцев, явившаяся в результате систематического пренебрежения русскими армиями вопроса о прикрытии их операционных линий со стороны Восточной Пруссии, не разразилась катастрофой и повисла в воздухе лишь вследствие недостатка у германцев сил для ее выполнения. Но в результате немецкого наступления по правому берегу р. Немана мы все же потеряли значительную полосу местности и должны были закрепиться к северу от Полесья на довольно случайной линии от Риги по Двине до Двинска и далее на юг до Припяти, восточнее Пинска. Мы потеряли возможность пользоваться в качестве рокадной не только железной дорогой Либава - Радзивилишки - Вильно, но и линией Рига - Двинск - Вильно. Южнее же мы целиком отдали немцам железнодорожный путь от Вильно на Барановичи и такие важные железнодорожные узлы, как Вильно, Лида и Барановичи, владение которыми представляло бы для нас существенную пользу в дальнейшей длительной позиционной войне.

Так или иначе, но лишь к концу сентября 1915 г., русские армии вновь заняли сплошной фронт от Риги до румынской границы, на котором они и успели закрепиться.

Я не стану вводить читателя в трудные и спорные расчеты того количества войск, которое было переброшено германцами против нас с их Западного фронта за весь период наступательной операции, приведшей их от Дунайца к Западной Двине и Стыри. Укажу только на вполне достоверное распределение неприятельских сил, данное нашим военным представительством в Париже в 1920 г., в распоряжении которого имелись все необходимые для подсчета документы и данные. Из этого распределения видно, что в то время как от начала войны до сентября 1915 г. неприятельские силы на западе по числу дивизий не увеличились, держась на цифре 83 пехотных дивизий, в это время на Восточном фронте против нас число неприятельских дивизий возросло с 50 до 137.

Эти цифры лучше всяких слов свидетельствуют о том, какая помощь была оказана русскими войсками их союзникам на протяжении первого года войны, равно как ясно иллюстрируют размеры той опасности, которая была отведена жертвенностью русской армии от наших западных союзников.

Глава IX
НЕКОТОРЫЕ ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ И СОБЫТИЯ ИЗ ЖИЗНИ ФРОНТА И ТЫЛА

1. Отношения между правительством и Ставкой

Минувшая война не только в России, но и в остальных государствах, принявших в ней участие, развернулась в войну общенародную. Она поэтому, несомненно, требовала предельного напряжения всех живых и материальных сил борющейся нации.

Чтобы дать это напряжение и тем облегчить победу, необходимо было обеспечить тесное единение фронта с тылом, армии с народом. Отсутствие такового единения составляло одно из самых больных мест в организации войны в России.

Проистекало это больное явление из того, что в годы мира правительством, которое не вело активной политики и вместе с тем по причинам внутренним опасалось приобщения населения к государственным делам, ничего не было сделано для создания в народе к моменту возникновения вооруженного конфликта соответственной "психологии". В силу этого население России в общем встретило войну без необходимого "пафоса".

Народ в России держался вдали от государственной жизни; ему были очень мало знакомы интересы страны, и дальше своей деревенской колокольни он в большинстве мало что и видел.

Нельзя отрицать, конечно, факта некоторого подъема настроения в населении в начале войны, но таковой сосредоточивался по преимуществу в городах, где больше следили за событиями, и, главное, подъем этот имел только поверхностный характер. В глубине народа не было убеждения в необходимости победить, и запасные шли на призыв скорее из чувства послушания к требованиям власти, чем из патриотического сознания. Эта мысль лучше всего доказывается теми беспорядками, которыми в некоторых местах был отмечен призыв запасных.

В интеллигентских кругах также не было всеобщего подъема. Молодежь часто не стеснялась искать случая или уклониться от призыва вовсе, или пристроиться на службу в тылу.

В свою очередь, и власть стала на ту ложную точку зрения, что войну можно выиграть без организации народных сил, усилиями одной армии, опирающейся на свой кадровый состав мирного времени и поддерживаемый правительством. Мобилизация армии не повлекла за собой мобилизации всей страны, т. е. приспособления строя всей ее жизни к суровым требованиям войны. Опыт Русско-японской войны в этом смысле не был достаточен. На факт объявления войны взглянули недостаточно серьезно; больше гадали о том, когда война может закончиться, чем думали, как бы придать ей силы для победного конца.

Недостаточная сознательность важности и ответственности наступившего с войной периода времени была, таким образом, первой причиной тому, что внутренняя жизнь фронта и тыла, под коим следовало понимать всю страну, пошли не по одному руслу.

Русские люди, покорные и в большинстве инертные, шли на призыв и умирали лишь до тех пор, пока не настали великие испытания. Очевидно, что в изложенных условиях достигаемые успехи не могли быть прочными. И когда в 1915 г. Германия нашла возможным, прочно укрепившись на западе, сосредоточить против России свои главные силы, то русская армия, к тому же лишенная боевых припасов, не могла не сдать и не откатиться обратно на свою территорию.

Второй причиной расхождения жизни фронта и тыла явилось то недоверие, которое, как я уже имел случай отметить, сложилось при дворе к личности великого князя, а за ним и к его ближайшим сотрудникам. Недоверие это было настолько чудовищно, что едва ли его целиком мог разделить лично государь. По крайней мере, он тщательно скрывал все то, что ему нашептывалось, и, наоборот, всегда умел маскировать свое действительное отношение к Ставке знаками особого внешнего внимания к ней и расположения.

Глубина всех подозрений стала известна лишь впоследствии, когда всеобщим достоянием явились письма императрицы Александры Федоровны к ее супругу.

Из этих писем видно, что императрица считала великого князя опасным честолюбцем. Ее больной мозг вместе с тем подозревал Ставку то в каком-то ужасающем предательстве, то в заговоре, имевшем целью низложение царствовавшего императора и насильственное удаление ее в монастырь. Само собой разумеется, что все эти слухи, отнесенные к первому периоду войны, были сплошным вздором.

"Шпионы, находящиеся в Ставке, - писала императрица по поводу одной из предполагавшихся поездок царя на фронт, - сразу же сообщат немцам, и тогда их аэропланы начнут дейстовать..."*

______________________

* Письма императрицы Александры Федоровны, кн-во "Слово", Берлин.

______________________

Надо было быть очень злостно настроенным и совсем не знать духовного облика великого князя, чтобы можно было питать в этом смысле какие-либо опасения!

Верховный главнокомандующий был одним из самых лояльных подданных своего монарха. Подобно многим лицам, получившим религиозно-мистическое воспитание, он видел в русском царе помазанника Божьего, только внутренне скорбя, что его окружали близорукие, а иногда и темные советники, стремился изыскать способы к улучшению положения.

Тем не менее недоверие к Верховному главнокомандующему императрицы, не встречавшее должного отпора у государя, несомненно, клало известный отпечаток на отношения к великому князю правительства, среди членов которого было много закоснелых реакционеров и таилось отчасти желание подчеркнуть свою от Ставки независимость.

Этому способствовало и наше Положение о полевом управлении войск в военное время, которое было составлено, как я уже отмечал, в том предположении, что во главе действующей армии будет находиться сам император. В этом случае на военном и морском министрах, органы которых должны были нести функции заготовителей всех снабжений, необходимых для армии и флота, естественно, лежала бы обязанность быть выразителями и проводниками в Совете министров всех требований к стране войны. Через посредство этих лиц должна была быть устанавливаема прочная связь фронта с тылом и достигаемо необходимое объединение армии с народом в течение самой войны. С нарушением же основной схемы управления, т.е. с вручением обязанностей Верховного главнокомандующего особому лицу, оба министра выходили, таким образом, из подчинения Верховному главнокомандующему, который лишался возможности авторитетно влиять на Совет министров и чувствовать уверенность, что его требования будут исполнены. В Совете министров он не имел даже своего представителя!

В дополнение ко всей этой картине надо добавить еще и то, что начальник штаба Верховного главнокомандующего вследствие недисциплинированности своего характера, легко переходившего допустимые границы, совершенно не сумел установить правильных отношений и приобрести необходимое влияние на направление деятельности министров, которые имели весьма много оснований жаловаться на его действия.

Держась в силу своей неподготовленности в вопросах стратегии по большей части нейтрально, он проявлял зато свою властную жестокость и малодисциплинированный характер в отношениях своих с министрами и в доходивших на его разрешение делах внутреннего управления тем обширным районом, который, составляя театр военных действий, был в известной степени изъят из общего управления территорией всей империи.

В результате такого положения многие министры избегали лично бывать в Ставке и входить с ним в общение; старый же председатель Совета министров И.Л. Горемыкин, чаще других навещавший Ставку, не пользовался в правительстве тем авторитетом, который соответствовал бы важности переживаемого военного времени.

Я не помню случаев посещения генералом Янушкевичем Совета министров с целью установления единства взглядов взаимного обмена мнениями или подробного доклада о нуждах армии. Единственным соединенным заседанием Совета министров и чинов главнокомандования было то совещание, о котором читатель найдет сведения несколько дальше.

Жизнь в стране текла своим особым руслом, вне влияния на все требования войны!

2. Шпиономания и тыловые непорядки

Уже неудачная Восточно-Прусская операция заставила русские войска с необычайной внимательностью взирать на все казавшиеся им подозрительными явления, происходившие кругом. С другой стороны, участники названного похода единогласно подтверждают о действительном наличии выдающейся организации помощи немецкого населения своим войскам. Вследствие этих причин во всяком обывателе, шнырявшем на своей мотоциклетке или велосипеде по восточно-прусским дорогам, русские войска склонны были видеть шпиона, высматривавшего их расположение или движение; во всяком мерцавшем огоньке, лишнем повороте колес ветряных мельниц или ударе колокола чудилось, а может быть, происходило и в действительности сигнализирование отрядам неприятеля. Так в русских войсках развилась нервировавшая подозрительность.

В польских местечках и городках, расположенных на территории России, подозрение в шпионаже по большей части падало на еврейское население, считавшееся более податливым на подкуп деньгами и другие меры неприятельского воздействия.

Правильно или неправильно было это предположение - в этот вопрос я не вхожу, но общеизвестно, что в России еврейское население не пользовалось в известных кругах симпатиями, и к нему готовы были предъявлять всякие обвинения до самых причудливых включительно. На предположении о нелояльности этой части населения России стали играть некоторые недобросовестные агенты полиции и контрразведки, видевшие в раскрытии возможно большего числа всякого рода шпионских организаций способ проявить свое служебное рвение и тем выдвинуться по своей специальности. Война создавала для этого крайне благоприятную обстановку, ибо рядом с напрасными жертвами контрразведки, несомненно, существовали и действовали преступные организации, требовавшие беспощадной с ними борьбы и уничтожения. Времени разобраться было не много, шпионские организации были многочисленны, и потому у низших агентов образовалась тенденция обвинять в предательстве огулом ту или другую часть населения или категорию людей вместо розыска действительно виновных отдельных лиц.

Ясно, что легче было подвести под подозрение все инородческое население: евреев, немцев, поляков или другие народности, чем выдвигать против того или другого отдельного лица какое-либо конкретное обвинение, которое еще нужно было доказать. На почве этой обстановки, создаваемой, к сожалению, каждой войной, возникало много печальных случаев и недоразумений.

С началом наших военных неудач подозрительность, естественно, увеличилась и захватила все больший и больший круг людей. Некоторые на этой подозрительности строили свою служебную карьеру, и я сам знавал одного очень крупного начальника, который в период отступления русских войск из Галичины и Польши хвастался, говоря:

"Всякого инородца, которого я встречаю с лицом, обращенным к противнику, я рассматриваю как предателя России!.."

Особенно прославился своей жестокостью к инородцам начальник штаба Северного фронта генерал Бонч-Бруевич. Когда мне пришлось занять этот же пост после него, то первые недели едва ли не половину времени мне потребовалось употребить для разбора всякого рода жалоб на его деятельность.

Этот Бонч-Бруевич слыл за антиправого, а его брат был известным большевиком, игравшим в начале революции большую роль. Впоследствии и правый Бонч-Бруевич оказался на службе большевиков. Недаром про него ходил пророческий рассказ, что во время маневров его суетливый начальник, терявший быстро голову, кричал: "Скачите, Бонч - направо, Бруевич - налево!" Такой способ двойного охвата всего обширного диапазона политических партий генерал Бонч-Бруевич и провел полностью в своей дальнейшей служебной карьере, пользуясь позицией, занятой его братом-большевиком.

Разумеется, Ставка должна была дать в вопросе об отношении к инородцам соответственную директиву, и обязанность эта лежала на начальнике штаба Верховного, в распоряжении которого имелась гражданская канцелярия для всех дел по части управления населением, проживавшим на территории военных действий.

Но, к сожалению, здесь-то именно и проявился малоуравновешенный характер начальника штаба Верховного, человека малоопытного и не ведавшего, что неправильно, хотя и слегка только нажатая сверху кнопка отражается внизу всегда чрезвычайно болезненными явлениями. Несомненно, что он горел праведной ненавистью ко всякой возможности предательства и шпионажа. Но от этого горения вследствие его неуравновешенной системы управления, к сожалению, много страдали не только отдельные лица, но и целые группы населения.

Недоверие обуяло в этот период времени русскую армию не только в отношении мирного населения. Оно распространилось также частично на офицерский состав.

Печальный образец представляет собой, например, дело бывшего подполковника Мясоедова, преступление которого так и осталось недостаточно доказанным.

В дневнике одного из чинов штаба генерала Алексеева* имеется по поводу этого дела следующий абзац:

"Пустовойтенко (ближайший сотрудник генерала Алексеева) говорит, что, когда он прибыл с Алексеевым на Северо-Западный фронт, в разведывательном отделении штаба уже служил и работал прапорщик Владимир Григорьевич Орлов, призванный из следователей по особо важным делам округа Варшавской судебной палаты. Он тогда же потребовал у него доклад по делу шпиона Мясоедова, и якобы оказалось, что во всем обширном деле не было ни одного документа, объективно доказывающего виновность повешенного. Все инкриминируемое Мясоедову было таково, что никоим образом не доказывало чего-нибудь неопровержимого..."

______________________

* Ленке М. "250 дней в царской Ставке". С. 190.

______________________

Подобные же суждения приходилось встречать в воспоминаниях и других лиц.

Много доставалось начальникам с немецкими фамилиями, из которых некоторые, чувствуя себя давно русскими, спешили ходатайствовать даже об изменении своих фамилий. Лиц немецкого происхождения обвиняли в том, что они сумели, опираясь на министра двора графа Фредерикса (кстати, не немца по происхождению), образовать в армии и даже вокруг русского престола замкнутую цепь членов, сочувствующих Германии. Дело дошло до того, что Верховному главнокомандующему великому князю Николаю Николаевичу пришлось издать особо строгий приказ, имевший целью положить предел необоснованным обвинениям, которые вносили лишь смуту и разложение в армейскую среду.

Особенно разрослись непорядки в ближайших войсковых тылах во время отхода русских войск из Польши и Галичины. Великому князю, как Верховному главнокомандующему, и в этом вопросе пришлось самому вмешаться, напоминая телеграммами на имя главнокомандующего Северо-Западным фронтом генерала Алексеева о бессистемности эвакуационных распоряжений и о неправильно создавшемся у войск представлении, что принимаемые меры являются репрессиями. Телеграммой, например, от 20 июня 1915 г. великий князь напоминает: 1) что удаляться и уничтожаться должно лишь то имущество, которое может непосредственно послужить на пользу противнику или препятствовать нашим военным действиям; 2) что при уничтожении по распоряжению военных властей имущества должны непременно составляться требуемые законом акты; 3) что население при отсутствии крайней необходимости не должно подлежать принудительному выселению и не должно лишаться необходимых запасов продовольствия; 4) что лицам, добровольно покидающим свой кров, должна облегчаться возможность выбора временного местожительства и 5) что члены одной семьи ни в коем случае не должны расселяться по различным пунктам.

Меры эти надлежало применять, разумеется, в одинаковой мере ко всем слоям населения безразлично.

Но Верховный главнокомандующий принимал и более строгие меры к уничтожению тыловых безобразий. Так, например, 6 июня 1915 г. великий князь телеграфировал о необходимости предания военно-полевому суду командиров тех полков, "чины которых будут изобличены в учинении погромов".

К сожалению, шпиономания внедрилась глубоко не только в армии, но и в народе, не исключая и царских дворцов. В придворных сферах в предательстве и даже измене тайком обвиняли даже Верховного главнокомандующего и его сотрудников, в народе же и в армии, напротив, подозрения в измене шли в царские покои. Все объясняли изменой. Это обвинение являлось простейшим способом облегчить свое личное неудовольствие и в некоторых случаях оправдать неудачу. Чего проще: "Измена кругом!" В этом общем стоне только и проявлялось уродливое единение и общность настроений фронта и тыла, армии и народа. И если на фронте указанное настроение в силу дисциплинированности войск не давало еще вспышек, то в сердце России, в Москве, оно разразилось в июне 1915 г. огромными беспорядками, заставившими наконец царя и правительство призадуматься над охватившим всех настроением.

3. 14/27 июня 1915 г. в Ставке

Уже почти два месяца наши войска, не выдержав стремительного удара Макензена у Горлице и Тарнова, находились в отступлении из Галичины.

Попытки зацепиться за Вислоку и позднее за Сан не удались. Врагу были отданы обратно Перемышль и Львов, и уже недалеким казалось время, когда ужасы войны должны были коснуться наших собственных пределов.

Россия, оскорбленная военными неудачами, глухо волновалась. Слово "измена", как читатель уже знает, ходило кругом.

Но и других поводов для недовольства было немало. Наша центральная власть уже давно стала терять доверие широких общественных кругов и народных масс. Не Горемыкину, конечно, незадолго до войны назначенному на пост председателя Совета министров, было под силу, хотя бы временно, на период войны, смягчить те причины, которые отделили власть от народа.

Все качества этого застывшего в своих воззрениях старца, не только внутренние, но и просто внешние, находились в ярком противоречии с требованиями того трудного времени, которое надвинулось на Россию. Нужны были широкий государственный ум, железная воля, кипучая энергия. Наблюдая же Горемыкина во время мимолетных наездов в Ставку, я лично всегда выносил впечатление о нем как о человеке, переутомленном жизнью и больше всего сосредоточенном на себе.

В таких условиях внутри России, в ее сердце - Москве накопившиеся нездоровые настроения разразились в начале июня 1915 г. серьезными народными беспорядками. Полиция вначале бездействовала и дала уличной толпе "разойтись". Сперва подверглись разгрому магазины, принадлежавшие лицам немецкого происхождения, а затем и вообще носившие вывески с иностранными фамилиями. Возбужденные погромом люди стали в конце концов врываться в частные квартиры и громить находившееся в них имущество. Были случаи побоев и даже отдельных убийств.

Постепенно беспорядки в городе разрослись и приняли кое-где враждебные правительству формы. Властям пришлось вызвать войска и прибегнуть к силе оружия. Только уступая этой силе, народные толпы, производившие волнения, рассеялись, и в Москве установился наружный порядок.

Причины волнений и погрома, происходивших в Первопрестольной, объяснялись в то время различно. Наиболее просто было приписать беспорядки раздражению столичного населения против немцев - они нас бьют на фронте, за это им здесь расправа в тылу.

Взрыв оскорбленного народного чувства - буйного, разнузданного, но все же в основе своей имеющего нечто от патриотизма!

Такова была официальная версия местных московских властей по сведениям, дошедшим до Ставки.

Но уже за границей наши союзники взглянули на московскую вспышку более широко. Там в ней увидели проявление народного негодования и раздражения не только против немцев - наших военных противников, но и против союзников, оставивших нас одинокими в трудный период отхода из Галичины.

"За последнее время, - доносил телеграммой от 12/25 июня наш посол в Париже, - французское правительство и военные круги озабочены известием о неблагоприятном по отношению к Франции настроению общественного мнения, обвиняющего французскую армию в бездействии. Даже в недавних погромах в Москве, - добавляет А.П. Извольский, - здесь склонны видеть враждебное отношение русского народа не только к немцам, но и вообще к иностранцам".

Во Франции обвиняют в создании такого настроения военную цензуру, давившую на прессу и не дававшую ей возможности говорить о потерях союзников в операциях у Арраса, предпринятых в начале мая с понятной целью помочь нам. Операции эти, как известно, тянулись с перерывами до второй половины июня, но не сопроводились какими-либо заметными результатами.

В наших правящих кругах люди, хорошо знавшие внутренние настроения народных масс, взглянули на московские события с еще более общей точки зрения. Военные неудачи и одиночество России могли, конечно, служить поводом для взрыва, но столь бурное проявление народного гнева могло случиться лишь в обстановке крайнего раздражения внутренним положением в стране. Оскорбительные и грозные речи, слышавшиеся по адресу царской семьи и гремевшего на всю Россию Распутина, были тому ярким доказательством.

Шутить с этими настроениями, да еще в условиях тяжелой войны, не приходилось.

События в Москве дали поэтому новый толчок тому влечению, которое давно уже образовалось в среде Совета министров из более передовых его членов. Это течение, по сведениям Ставки, возглавлялось А.В. Кривошеиным - главноуправляющим земледелием и поддерживалось С.Д. Сазоновым и некоторыми другими членами Совета министров. Все они настойчиво выдвигали необходимость правительству в своих действиях опереться на общественные силы и вообще, как говорили тогда, "открыть клапан сверху", дабы уже чувствовавшийся революционный вихрь не взорвал всей государственной машины изнутри.

Верховный главнокомандующий горячо сочувствовал этому движению, и в Ставке были очень обрадованы известием о подробном и настойчивом докладе императору Николаю II мнения названной группы министров, сделанном А.В. Кривошеиным.

Император Николай II вообще не любил, чтобы отдельные министры затрагивали вопросы, касавшиеся общей политики государства. Однако при отсутствии у Совета министров принятой всеми его членами единой программы и при окаменелости председателя такие доклады являлись, в сущности, единственным средством доводить до сведения верховной власти об опасностях, которые ясно видели одни и не желали видеть другие члены высшего правительственного аппарата.

Точка зрения группы А.В. Кривошеина была поддержана Верховным главнокомандующим и в Ставке, как только в нее прибыл государь, через несколько же дней после московских событий. К новой предполагавшейся программе, не шедшей, впрочем, далее увольнения некоторых наиболее дискредитированных министров и привлечения к делу обороны общественных сил, в Ставке добавляли еще необходимость обеспечения более тесной связи между фронтом и тылом, для начала которой великий князь предложил собрать соединенное совещание из членов правительства и главного командования.

Вокруг верховной власти работали, конечно, и другие течения, но на сей раз император, по-видимому, склонялся на сторону тех советчиков, которые являлись отголоском общественных желаний.

Вначале были намечены более решительные перемены в составе правительства. Предусматривался уход Горемыкина, причем кандидатом на пост премьера называли в Ставке либо Кривошеина, либо Сазонова. Этого, однако, не случилось: император не пожелал расстаться с "милым стариком", как Горемыкина называла императрица. Должны были также оставить свои посты министр внутренних дел Маклаков (Н.А.), военный - генерал Сухомлинов, юстиции - Щегловитов и обер-прокурор Синода Саблер. Эти лица и в самом деле были постепенно уволены и заменены новыми министрами. Преемниками их соответственно явились: князь Б.Н. Щербатов, генерал А.А. Поливанов, А.А. Хвостов и А.Д. Самарин.

Среди новых министров были не просто "новые" люди; большинство их были подобраны с известным символическим значением. Князь Щербатов довольно хорошо был известен в земских кругах; его лично знал и великий князь, у которого брат нового министра полковник князь Щербатов состоял одним из адъютантов. Генерал Поливанов слыл опытным военным администратором и пользовался особым доверием в среде членов Государственной думы; А.Д. Самарин - московский губернский предводитель дворянства - выдвигался московскими общественными кругами и лучшей частью православного духовенства.

Соглашаясь на эти назначения, император Николай поступался даже собственными симпатиями и симпатиями императрицы. Генерала Поливанова, например, царская чета не любила именно за его близость к думским кругам; с именем же Самарина связывалось представление как о лице, готовом пойти на решительные меры по оздоровлению высшего церковного управления и по борьбе с распутинским влиянием.

"Самарин пойдет против нашего друга и будет заступаться за епископов, которых мы не любим", - так писала о нем императрица в одном из своих писем.

Поступаясь собственными симпатиями, государь как бы этим самым доказывал искренность своих намерений стать на примирительную по отношению к общественным кругам позицию.

В интересах сближения работы фронта с работой тыла и для обсуждения программы ближайших мероприятий император Николай II согласился собрать в Ставке под своим председательством соединенное совещание, почему Совет министров в обновленном виде выехал в Ставку в Барановичи к 27 июня н. ст.

Это была с начала войны первая встреча Совета министров в его почти полном составе с Верховным главнокомандующим и его начальником штаба. Правда, в отдельности председатель Совета и некоторые министры навещали Ставку и раньше, но беседы с И.Л. Горемыкиным в силу его известной политической предвзятости и старческой немощности не могли иметь решающего значения; с отдельными же министрами официально обсуждались в Ставке лишь вопросы частного характера.

Фронт и тыл до того времени были разъединены взаимным недоверием и каким-то особенно упорным нежеланием признать необходимость общей согласованной работы для достижения конечного успеха.

Наша тихая и скромная Ставка, расположенная в обширном сосновом лесу близ ст. Барановичи, приняла уже накануне совещания праздничный вид. Появились министерские вагоны. Необычно загудели автомобили, развозившие по Ставке приехавших из столицы лиц, которые своими белыми, свежими кителями резкими пятнами выделялись на общем серо-зеленом фоне.

Прибывшие министры оставались жить в тех же вагонах, в которых они приехали из столицы. Такое размещение вызывалось тем, что сама Ставка в период своего пребывания в Барановичах продолжала тесниться в вагонах.

В императорском же поезде оставался жить и государь со своей свитой в периоды довольно частых, хотя непродолжительных наездов его в Ставку. Для царского поезда была устроена своя особая ветка в нескольких стах шагах от ветки к Ставке. К царскому поезду была проложена также своя автомобильная дорога.

Зимой государь принимал приглашаемых к нему лиц в вагоне-столовой, передняя часть которого служила небольшой гостиной. Вагон этот впоследствии стал историческим, так как в нем император Николай II подписал акт о своем отречении от престола.

Летом ввиду жары на лесной полянке подле царского поезда был раскинут просторный шатер-столовая. В этом шатре и было назначено намечавшееся совещание.

Чрезвычайно трудно после длинной цепи пережитых разочарований передать то торжественно-светлое настроение, которым была охвачена Ставка в день 27 июня 1915 г.! Чувствовался приток свежих сил, и чудился поворот к лучшему будущему!

День по погоде выдался на славу. Солнце с утра заблистало ярко и обливало всех своими светлыми радостными лучами.

По случаю воскресного дня наша походная церковь, устроенная в деревянном бараке и украшенная старинными иконами, наполнилась утром до отказа. Вдохновенно служил протопресвитер военного и морского духовенства отец Георгий Шавельский в сослужении нескольких военных священников и монахов, привезших из дальних монастырей особо почитаемые иконы. Одна из них была немой свидетельницей Бородина. Трогательно пел небольшой, но прекрасный мужской хор певчих.

Император Николай II - и рядом с ним Верховный главнокомандующий русской действующей армией!.. Оба фанатично религиозные, они занимали свои обычные места в церкви на левом клиросе. Их почти не было видно: только в короткие периоды коленопреклонений, педантично ими выполнявшихся, вырисовывались их силуэты.

Вся середина церкви была занята белой группой приехавших министров, окруженных чинами Ставки в их серых рабочих кителях. У всех торжественно-серьезные лица, отвечавшие внутреннему настроению радостного ожидания...

После завтрака, в 2 часа дня, началось совещание. Как я уже сказал, оно происходило под председательством государя.

Первым докладывал приглашенный в Ставку главнокомандующий в Москве князь Юсупов о недавних событиях в Первопрестольной. Доклад этот и послужил основанием для суждений о внутреннем состоянии России. Совещание в своем большинстве решительно высказалось за скорейший созыв Государственной думы и за необходимость обращения императора Николая II к русскому народу с призывом проявить совместно с правительством усилие для доведения войны до победного конца. Все эти меры искренно поддерживались великим князем Верховным главнокомандующим. Затем совещание перешло к вопросу о средствах к коренному обновлению нашей армии и к улучшению условий ее пополнения и снабжения. Решено было произвести досрочный призыв новобранцев, а для улучшения условий снабжения армии - призвать общественные элементы к тесному сотрудничеству с властью и в этой области.

Проект обращения царя к народу был тут же на совещании прочитан А.В. Кривошеиным. Составленный в виде особого рескрипта на имя председателя Совета министров, он говорил о том, что затянувшаяся война требует для доведения ее до благополучного конца дальнейших напряжений и что ввиду этого правительство, общественные учреждения, русская промышленность и весь русский народ, без различия взглядов и положения, призываются к сплоченной дружной работе для потребностей войны.

"Образовав по вопросам снабжения армии особое совещание с участием членов законодательных учреждений и представителей промышленности, - говорилось от лица государя в рескрипте, - я признаю необходимым приблизить и время созыва законодательных учреждений, дабы выслушать голос земли Русской".

Затем Совету министров указывалось ко времени созыва Государственной думы разработать законопроекты, "вызванные потребностями военного времени"...

По окончании совещания участники его получили приглашение к торжественному высочайшему обеду, причем перед обедом члены обновленного Совета министров были сняты в общей группе, с государем в центре, как бы в удостоверение нового курса правительственной политики. Обед в общем прошел в столь же повышенном настроении, и только мой сосед - А.Д. Самарин относился пессимистически к будущему. Затем вечером, по окончании обеда, часть министров с А.В. Кривошеиным во главе прошли в мой рабочий кабинет, чтобы выслушать доклад о положении дел на фронте. К сожалению, я не мог их порадовать какими-либо утешительными сведениями с фронта и, напротив, счел себя обязанным предупредить о вероятном оставлении нами в будущем Варшавы. Тем не менее хотелось верить и верилось, что в задуманном общении Ставки, правительства и всего русского народа найдутся новые силы для выправления трудной обстановки того времени.

Увы! Не вливают нового вина в старые мехи.

Одно оставление на высоком ответственном посту И.Л. Горемыкина должно было подорвать доверие к прочности нового курса.

Открытие Государственной думы затягивалось и было выполнено лишь ко дню годовщины объявления войны. Правительство в конце концов не приняло программы образовавшегося в Думе прогрессивного блока, который предложил ему свою поддержку, и отказало в образовании кабинета, "пользующегося доверием страны". Постепенно наиболее передовые министры, мечтавшие о примирении и совместной работе с государственной Думой, принуждены были оставить свои посты.

Русская армия продолжала отступление. Война была перенесена на родную территорию, и над Россией стали сгущаться темные сумерки...

Глава X
ОТНОШЕНИЯ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА КАК ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО К РАЗЛИЧНЫМ ВОПРОСАМ ВОЕННО-ДИПЛОМАТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

Россия вела против союза Центральных держав коалиционную войну, и эти сложные условия в значительной мере требовали привлечения главнокомандующего русскими вооруженными силами к участию в решении разного рода возникавших дипломатических вопросов. Русский министр иностранных дел С.Д. Сазонов был человеком либерально-прогрессивного направления; он не замкнулся в кругу собственного ведомства и ясно понимал важность и целесообразность тесного взаимодействия дипломатии и обнажившегося меча, почему допускал довольно широкий обмен мнениями между чинами своего министерства и Ставкой.

К тому же ко времени начала войны та холодность отношений, которая существовала раньше у Сазонова по отношению к великому князю Николаю Николаевичу из-за эгоистической балканской политики родственников последнего по жене, совершенно изгладились под впечатлением тактичности и выдержки в том же вопросе самого великого князя.

Впрочем, и по Положению о полевом управлении войск в военное время министр иностранных дел обязан был ставить Верховного главнокомандующего в известность о всех важнейших и могущих иметь значение для войны дипломатических договорах с иностранными державами, а Верховному главнокомандующему в случае нахождения вооруженных сил на территории союзных государств принадлежало право определения отношений войск к правительственным учреждениям и к местному населению этих государств, руководствуясь соответствующими соглашениями и договорами русского правительства.

С целью облегчения сношений по дипломатической части при начальнике штаба состояла особая дипломатическая канцелярия, во главе которой стоял князь Н. Кудашев - бывший советник российского посольства в Вене, а ввиду его запоздалого прибытия и частых отлучек по службе в Петербург - Н.А. Базили, исполнявший обязанности вице-директора.

Оба названных лица, и в особенности Н.А. Базили, сумели своим тактом и выдержкой приобрести большое доверие старших военных чинов Ставки, чем в значительной степени сглаживали возникавшие деловые разногласия и облегчали общую работу Министерства иностранных дел и Ставки на пользу России и ее союзников.

Ниже характеризуется отношение великого князя ко всем главнейшим военно-дипломатическим вопросам, возникавшим в период пребывания его на посту Верховного главнокомандующего.

1. Польский вопрос и взгляд великого князя Николая Николаевича на управление завоеванной Галичиной

В вопросе о покровительстве России западным славянам русскому правительству всегда давали понять, что ее внутренняя политика по отношению к подвластной ей части Польши не дает уверенности в том, что прочие славянские народы, подпав под влияние русской монархии, не подвергнутся насильственной русификации, совершенно для этих народов неприемлемой. Поэтому когда началась война с Центральными державами, которая по существу в отношении австрийских славян являлась войной освободительной, то для приобретения симпатий и доверия тех миллионов населения средней Европы и Балканского полуострова, которые так или иначе связаны со славянством, явилась необходимость дать прежде всего яркое доказательство уступчивости России в вопросе о внутренней свободе поляков.

На почве этих соображений в Министерстве иностранных дел родилось предположение о необходимости издания особого воззвания к полякам, которым закреплялось бы их будущее национальное развитие.

Эта мысль в полной мере разделялась великим князем Николаем Николаевичем, призванным к тому времени на высокий пост русского Верховного главнокомандующего. Великий князь ясно понимал необходимость такого шага для привлечения на русскую сторону сердец тех, которые с надеждой взирали на Россию, но с некоторым недоверием относились к правительству, стоявшему до войны во главе русского народа.

К тому же великий князь по своим настроениям, сложившимся под влиянием частых поездок в Польшу на воинские маневры или просто для развлечения охотой, искренно симпатизировал населению этого края; он хорошо его знал и имел в нем многочисленных друзей и почитателей, особенно среди польской знати. Скерневицы и Беловеж обилием разного рода дичи часто привлекали его в осеннее охотничье время в обширные знакомства в польском обществе, и редко импозантная фигура великого князя создала ему широкую в крае популярность.

Одно время император Николай II даже как будто подумывал о назначении его (после генерала Черткова) в Варшаву своим наместником.

В общем, великий князь являлся, безусловно, скорее другом, чем врагом раскрепощения внутренней свободы польского народа.

По поручению министра иностранных дел один из сотрудников С.Д. Сазонова князь Гр. Трубецкой совместно с членом Государственного совета графом С. Велепольским составили проект соответствующего воззвания к полякам, который затем был одобрен великим князем и им подписан. В таком виде воззвание было представлено государю. Однако император Николай II выразил мысль, не следует ли данному воззванию для большей его значительности придать форму манифеста от высочайшего имени.

Вопрос вследствие этого затянулся, и, не дождавшись окончательного решения его, великий князь уехал из Петербурга в Ставку.

С.Д. Сазонов не придавал особого значения той или иной форме воззвания, но в некоторых правительственных и особенно дворцовых кругах, опасавшихся всякого решительного и бесповоротного шага, намерение государя было встречено с большими сомнениями.

Чтобы лучше понять возможность этих разногласий, необходимо припомнить, что в довоенной России не существовало объединенного правительства. Министры назначались непосредственной волей государя, считали себя ответственными только перед верховной властью и в своем министерстве проводили ту политику, которая считалась ими наилучшей. Поэтому наряду с министерствами более либерального оттенка могли существовать другие министерства, для которых охранение государственной рутины и косности было непререкаемым лозунгом.

"Я не сомневаюсь в том, - говорил дряхлый, отяжелевший председатель Совета министров И.Л. Горемыкин, - что Польша созрела до автономии или самоуправления, но я очень сомневаюсь в том, будет ли полезно для России дарование внутренней свободы польскому народу".

И в этом направлении Горемыкин шел до логического конца:

"Не будет ли польская автономия служить заразительным примером для других народов России и не выгоднее ли в таком случае вовсе отказаться от Царства Польского ?"

С точки зрения близорукой внутренней охранительной политики того времени доводы "милого старика" являлись убедительными, и потому нельзя удивляться, что ими мог проникнуться император Николай. Последний предпочел отказаться от первоначальной своей мысли, вследствие чего 14 августа известное воззвание к полякам появилось в печати за подписью великого князя Верховного главнокомандующего.

"Поляки! - говорилось в нем. - Пробил час, когда мечта ваших отцов и дедов может осуществиться!..

Пусть сотрутся границы, разрезавшие на части польский народ. Да воссоединится он воедино под скипетром русского царя.

Под скипетром этим возродится Польша, свободная в своей вере и языке, в самоуправлении..."

С изданием этого воззвания настойчиво торопил Велепольский, по-видимому, опасавшийся возможности полной перемены настроений в русских правительственных кругах.

- Почему воззвание вышло за моей подписью? - спросил у Н.А. Базили, назначенного до приезда князя Кудашева состоять при Ставке для ведения дипломатической переписки, великий князь Верховный главнокомандующий, узнавший об этом факте уже в пути, в Лиде, где временно соединился поезд Верховного с поездом состоявшего при нем штаба.

- Не могу точно доложить Вашему Императорскому Высочеству. По-видимому, таково было решение государя императора, - ответил Н.А.

Этим ответом для великого князя весь вопрос исчерпывался.

Воззвание великого князя не произвело ожидавшегося впечатления среди поляков. Как левые группы, придерживавшиеся по преимуществу австрофильской ориентации, так и умеренно-правые объединения, более склонные к сговору с Россией, нашли это воззвание составленным в слишком неопределенных и малосодержательных выражениях. В этом успели убедиться уже из ответа министра иностранных дел на запрос русского посла в Париже А.П. Извольского по поводу выражения "самоуправление", употребленного в воззвании великого князя и переведенного агентством Гавас словом "autonomies С.Д. Сазонов на сделанный ему запрос принужден был ответить, указывая, что не настало еще время облекать "общие обещания" в более конкретные формы. Полякам рекомендовалось проявить "доверие" к сделанным заявлением и "терпение" в отношении времени их осуществления. Базируясь на недостаточности данных обещаний, представитель левых политических группировок Пилсудский со своими легионерами, боявшийся растворения этих "кадров будущей польской армии" в австрийских императорских войсках, немедленно после воззвания выступил с ними самостоятельно против России. Что касается более правых кругов, мечтавших лишь о федеративном устройстве, но в пределах России, с которой у Польши существовали крепкие экономические узы, то они сначала отозвались на воззвание и лишь впоследствии постепенно пришли к заключению, что воззвание великого князя стоит совершенным особняком от общих настроений правительственных и правящих сфер.

Опираясь на личные чувства симпатии к великому князю, некоторые влиятельные представители этих кругов довели до его сведения, что, веря в военный успех русского оружия, они выражают готовность выставить при помощи американских соплеменников до полумиллиона польских войск и взять на себя расходы по их снабжению. При этом они ставили условием только снабжение этих войск офицерским составом, очевидно, рассчитывая на офицеров-поляков, служивших в русских войсках, и предоставление права ношения польскими войсками какого-либо внешнего признака их национальности.

Исходя из соображений осторожности и зная настроение правящих сфер, великий князь Николай Николаевич ответил полякам в том смысле, что возбуждаемые ими вопросы, вообще говоря, выходят за пределы его компетенции как Верховного главнокомандующего. Чтобы несколько смягчить эту пилюлю, полякам вместе с тем было сообщено, что всякая помощь в борьбе, оказываемая нам поляками, не может быть принята иначе как с благодарностью. Вместе с тем великим князем был сделан намек польским представителям, что образование "отдельных" польских войск может встретить затруднение в том, что мы отказались признать за австрийскими Сокольскими организациями характер комбатантов, но что полякам предоставляется полная возможность партизанских действий в тылу неприятеля за свой собственный риск.

Переговоры эти не получили дальнейшего развития, хотя начальник штаба Верховного главнокомандующего после неудачи русского наступления на Восточную Пруссию и продолжал от своего имени вести конфиденциальные переговоры с поляками о призыве в русской Польше ополчения в количестве даже нескольких сот тысяч человек. Думается, однако, что каждому лицу, трезво смотревшему на условия обстановки, должна была быть совершенно очевидна несерьезность этих переговоров.

В дальнейшем на имевших место русско-польских совещаниях председатель Совета министров И.Л. Горемыкин ясно подчеркивал свою точку зрения о том, что заявления, сделанные в воззвании Верховного главнокомандующего, даны лишь на случай объединения Польши в одних границах.

"Есть Познань и т.д. - есть и автономия, нет Познани - нет и автономии", - так приблизительно поняли польские члены этого совещания слова Горемыкина. Возникали также горячие споры вокруг точного значения слов "автономия" и "самоуправление".

Главными заботами Горемыкина на этих заседаниях было выяснение двух вопросов: какую форму правления - монархическую или республиканскую - избрала бы Польша в случае отделения от России и не сделалась ли бы она орудием Германии против России?

Создавалось впечатление, будто правительство того времени действительно предпочло бы потерять Польшу, чем согласиться на ее федерирование с Россией.

Могла ли при таких условиях крепнуть идея широкой и свободной всеславянской федерации после победной войны?

Я не имею в данном очерке в виду ни доказывать, ни отвергать поставленный вопрос. Ограничусь лишь указанием на то, что почва к образованию славянского единения в начале войны существовала. Созданию благоприятных условий для такого единения послужило вторжение в пределы Австро-Венгерской монархии, являвшейся главным врагом западных славян, при открытии военных действий огромных русских сил. До 50 пехотных дивизий получили своей задачей разгром вооруженных сил Дунайской лоскутной монархии, долженствовавший привести к возбуждению в австрийских славянах центробежных устремлений в отношении Австрии и центростремительных - по отношению к России.

Вторжению русских войск в пределы империи Габсбургов предшествовало обращение ко всем славянским народам, находившимся под австрийским владычеством, русского Верховного главнокомандующего. В этом обращении великий князь Николай Николаевич призывал славянские народы встать на борьбу за свою свободу и оказать содействие успехам русских войск, видя в этих войсках своих освободителей.

Усилия русских войск увенчались, как известно, значительным успехом. 3 сентября 1914г. русские войска заняли Львов, а к середине того же месяца они стояли уже на пути к Кракову. Разгромленные австро-венгерские армии уходили за Карпаты.

Целые славянские полки передавались на русскую сторону, и в короткое время за Юго-Западным фронтом русской армии скопилось несколько сот тысяч австро-венгерских военнопленных, среди которых большинство принадлежало к славянам.

Из всех завоеванных местностей Восточной Галичины распоряжением Верховного главнокомандующего было образовано особое генерал-губернаторство. К сожалению, в соответствии с Положением о полевом управлении войск в военное время генерал-губернатор Галичины был непосредственно подчинен главнокомандующему армиями Юго-Западного фронта генералу Иванову, который слишком прислушивался к настроениям, господствовавшим при дворе, и в соответствии с этими настроениями подбирал необходимый для административного устройства края личный персонал.

Впрочем, ответственный пост военного генерал-губернатора Галичины с согласия великого князя был вверен генералу графу Г.А. Бобринскому - человеку лично вполне достойному, но слабому волей и недостаточно подготовленному к выполнению сложных и многотрудных обязанностей по управлению занятым краем.

В начале своей службы строевой офицер одного из гвардейских кавалерийских полков, он перед назначением в Галичину состоял в чине генерала при военном министре. Я думаю, что при назначении его не последнюю роль сыграли родственные связи его с графом Бобринским, известным членом Государственной думы, специально изучившим положение славянского вопроса в Австрии.

Как бы то ни было, но при графе Г.А. Бобринском началась под влиянием прибывшего из России реакционного чиновничества та несчастная роковая политика, которая на всю войну скомпрометировала русское дело среди австрийских славян.

Разного рода угнетения и мелкие раздражавшие придирки начались в области религии, прессы, свободы передвижения и внутренней жизни местного населения, привыкшего даже в период австрийского владычества к известной свободе. При этом борьба населения с чинившимися ему притеснениями мелкого чиновничества и всякого рода взяточничеством возводилась, к сожалению, администрацией на степень борьбы с Россией.

Глубоко печальна была политика русской церковной администрации в области религии. С целью распространения православия к местному униатскому населению стремились применить суровое положение об "упорствующих", изданное по отношению к русским униатам при императоре Николае I.

Особое возбуждение было вызвано высылкой из Галичины униатского митрополита Шептицкого. Хотя мера эта была мотивирована политической деятельностью названного лица, в которой местные власти усмотрели агитацию, направленную к отторжению Украины от России, но население почувствовало себя оскорбленным в религиозном отношении, лишившись главы исповедуемой им церкви.

Равным образом и в области свободы слова преследовалось все то, что так или иначе служило защите самоуправления, и из газет разрешены были только те, которые стояли за скорейшее слияние края с центральными районами России.

В установлении столь тяжкого для местного населения режима не приходится возлагать вину на великого князя Николая Николаевича, который по званию Верховного главнокомандующего имел крайне ограниченное влияние на дела внутренней политики, не имея даже своего представителя в Совете министров. Таковым мог бы быть, конечно, в порядке неофициальном, военный министр, но при недостаточно доверчивых отношениях между великим князем Николаем Николаевичем и генералом Сухомлиновым комбинация эта являлась неосуществимой.

Русское Положение о полевом управлении войск в военное время, как я уже отмечал, было приноровлено к предположению, что во главе действующих войск будет находиться государь император. В этом случае одному и тому же лицу были бы подчинены начальник штаба действующих армий и все вообще министры во главе с председателем Совета министров. Объединение деятельности на фронте и в тылу при подобной схеме легко могло бы быть осуществляемо. Но с назначением особого Верховного главнокомандующего связь фронта с тылом порывалась, а при подозрительном отношении придворных сфер к возраставшей популярности великого князя проведение взглядов Ставки, в особенности противоречащих установившимся взглядам на управление окраинами, являлось делом крайне трудным и деликатным.

Великий князь Николай Николаевич отчетливо понимал, что нарушение привычных порядков в стране, лишь оккупированной в результате военного успеха (каковой, по существу, только и была Галичина), создает в ней крайне раздражающее впечатление и может лишь серьезно повредить престижу России во всех остальных славянских землях. Центральное же правительство России смотрело надело иначе: оно верило в прочность присоединения Восточной Галичины к России и считало необходимым скорейшее введение в ней общерусских приемов управления.

Доказательством правильности этих слов могут служить пожалование Верховному главнокомандующему почетной шашки с надписью "За освобождение Червонной Руси" и вся обстановка поездки императора Николая II в Галичину в апреле 1915 г.

Угодничеством местной власти было придано пребыванию государя во Львове и отчасти в Перемышле впечатление триумфального въезда русского царя в историческую вотчину потомков галичских князей, что было сделано несмотря на твердо выраженное великим князем требование о придаче этой поездке характера лишь простого посещения верховным главой русской армии некоторых войсковых частей в занятом по праву войны участке фронта.

Что мог сделать при таких условиях Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич?

Осведомленный о роковой политике русской администрации в завоеванной области, великий князь с особым сочувствием согласился на предложенное ему осенью 1914 г. министром иностранных дел командирование во Львов с информационными целями состоявшего при Ставке вице-директора канцелярии Министерства иностранных дел Н.А. Базили. Поездка эта окончилась, однако, весьма печально. Прибыв во Львов и ознакомившись на месте с положением дел, Н.А. Базили послал в Ставку телеграмму с рядом пунктов, в которых были изложены бестактности и несправедливости, чинимые чиновничеством, по мнению автора, населению. Содержание этой телеграммы сделалось, конечно, немедленно известным генералу Иванову, главнокомандующему войсками Юго-Западного фронта, человеку, как я уже сказал, крайне угодливому и очень примитивной складки. Чувствуя под собой в данном вопросе наличие правительственной поддержки, он на следующий день письменно предложил Н.А. Базили оставить пределы Галичины. Формально это было в его правах.

По возвращении в Ставку Н.А. Базили и подробном докладе великому князю всего им виденного Верховный главнокомандующий распорядился известить председателя Совета министров подробным письмом о несоответственном направлении внутренней политики, принятой администрацией в завоеванном крае, но тем дело и кончилось.

Н.А. Базили имел личный доклад по этому вопросу у Горемыкина, но ничто не указывало, чтобы этот доклад имел какой-либо практический результат. Правда, в январе 1915 г. граф Бобринский был вынужден особым распоряжением рекомендовать своей администрации полную веротерпимость и прекращение каких-либо враждебных выступлений в области церковно-религиозной, но насколько этим указанием прониклись на местах - сказать оченьтрудно.

2. Турция и вопрос о проливах

В самом начале войны в русском Министерстве иностранных дел получена была телеграмма М.Н. Гирса, нашего посла в Константинополе, из которой было видно, что при свидании Энвер-паши, назначенного только что главнокомандующим мобилизовавшейся турецкой армии, с генералом Леонтьевым, русским военным агентом в Турции, Энвер сделал ряд предложений, касающихся поведения Турции в начавшейся войне.

За известные компенсации и оборонительный союз с Россией на 5 - 10 лет Энвер-паша предлагал:

1) отозвать турецкие войска с кавказской границы;

2) предоставить в распоряжение России турецкую армию во Фракии, могущую действовать против любого балканского государства, в том числе и против Болгарии, если она пойдет против России;

3) удалить из пределов Турции всех германских инструкторов.

С.Д. Сазонов, сомневавшийся в искренности предложений Энвера-паши, тем более что последний медлил передать свой разговор с генералом Леонтьевым великому визирю, запросил по данному вопросу мнение Делькассе, который в это время был накануне вступления в управление французским Министерством иностранных дел и со времени пребывания его послом в Петербурге пользовался большим авторитетом в русских дипломатических сферах.

Наш посол в Париже А.П. Извольский, служивший в этом вопросе посредником, телеграфно ответил в Петербург, что Делькассе не думает, чтобы переговоры с Турцией могли бы к чему-нибудь привести. Поэтому он считал более целесообразным обеспечить, не теряя времени, восстановление Балканского блока, направив его против Турции. Такая политика, по мнению Делькассе, соответствовала бы в более значительной степени французской* и английской точке зрения на данный вопрос.

______________________

* Делькассе был назначен французским министром иностранных дел 27 августа 1914 г.

______________________

Параллельно с этим нашему послу на Quai d'Orsay дано было понять, что для дела держав Согласия, быть может, было бы даже выгоднее допустить Турцию в состав противной стороны, дабы в случае победы покончить с ней как с европейской державой раз навсегда.

Так как в случае враждебности выступления против держав Согласия Турции главную опасность представляла ее армия, сосредоточенная на европейском театре, а не на азиатском, то, зная вероломство турецкой политики, представлялось бы чрезвычайно рискованным дать Турции возможность беспрепятственно собрать ее 200-тысячную армию во Фракии, при каковом положении она могла оказаться хозяином положения на всем Балканском полуострове. Это соображение должно было иметь тем большее значение, что русский посол в Константинополе Гирс, высказывавшийся вообще за скорейшее принятие предложения Энвера в целях отрыва Турции от сближения с Германией, вместе с тем сообщал, что в его руках имеются определенные свидетельства наличия секретных переговоров между Турцией и Болгарией касательно общности действий в наступившем кризисе, опираясь на Австрию и Германию. Хотя и существовало мнение, что Турция еще не окончательно связана с союзом Центральных держав, но позиция Германии, занятая ею в Константинополе со времени вступления императора Вильгельма II на престол, и наличие в Турции германской военной миссии ясно доказывали, что оттоманское правительство давно уже перестало быть свободным в выборе союзников.

Еще в 1910 г., в бытность нашего министра иностранных дел в Германии, С.Д. Сазонов имел случай беседовать с императором Вильгельмом в Потсдаме по вопросу об отношениях Германии и Турции.

В этой беседе русский министр коснулся роли Германии в развитии панисламистского движения.

"Пока пропаганда эта оставалась исключительно на религиозной почве, - сказал С.Д. Сазонов, - т.е. служила проявлением лишь духовной идеи халифата, Россия могла еще относиться к ней без особой тревоги. Но с тех пор как пропаганда панисламизма приняла характер политический, наше отношение к ней, - сказал русский министр, - должно измениться. Выступление германского императора в роли покровителя мусульман не может не внушать нам немало беспокойства. Появление нового халифата - "Берлинского", - естественно, должно беспокоить Россию, насчитывающую свыше 20 миллионов мусульманских подданных, и вызвать ее недоверие".

В силу всех этих соображений предложение Энвера, естественно, не могло не вызвать к себе подозрений, и поэтому великий князь Верховный главнокомандующий не считал желательным давать турецкому правительству право делать заключение о важности для России отвода от нашей кавказской границы войск IX и XI пограничных корпусов. В самом деле, в политическом отношении такая позиция могла бы быть истолкована как признак слабости России; в действительности же Турция с военной точки зрения, по тогдашней оценке, не представляла русской кавказской границе особой угрозы. Гораздо более важной задачей представлялось препятствование Турции сосредоточить ее силы во Фракии.

Телеграмма русского консула в Дарданеллах о том, что германские военные суда "Гебен" и "Бреслау" входят в пролив, прервала обсуждение предложений Энвера, хотя и встречавших, по-видимому, сочувствие у великого визиря, но далеко не вызывавших среди членов правительства полного единства. По мнению Верховного главнокомандующего, факт пропуска немецких боевых судов через проливы являлся решающим в отношении дальнейшей позиции Турции. Никакие уверения в покупке этих судов у Германии не могли, конечно, изменить впечатления грубейшего нарушения нейтралитета Турции в пользу Германии. Русский министр иностранных дел в своей телеграмме на имя посла в Константинополе свидетельствовал, что статьей 56 Лондонской морской декларации 1909 г., хотя и не ратифицированной, но уже применявшейся державами и потому приобретшей характер обычного международного морского права, признается переход под нейтральный флаг неприятельского торгового судна после открытия военных действий ничтожным. Тем с большим основанием, добавлял С.Д. Сазонов, положение это должно быть применимо к военным судам.

Тем не менее, несмотря на этот протест, окончательного разрыва с Турцией не произошло. Прибывшие в Константинополь германские военные суда между тем продолжают свое вызывающее поведение; они бросают якорь у входа, напротив Буюк-Дерэ, в виду летней резиденции, занимавшейся русским послом. Последнему ясно слышны звуки немецкого гимна "Deutschland iiber Alles", ежедневно исполняемого на борту названых крейсеров.

В дальнейшем, чтобы симулировать продажу Турции кресеров, немецкий флаг на них заменяется турецким, названия судов переделываются на турецкий лад, а команды, оставшиеся на судах, довершают маскарад заменой своих немецких головных уборов на фески.

Прибытие в Константинополь немецких военных судов вызвало в населении турецкой столицы взрыв энтузиазма.

М.Н. Гирс сообщает в Петроград 14 августа: "Здесь упорно держится слух о возможности прихода двух австрийских военных судов, крейсирующих в Эгейском море. Их появление окончательно вскружит голову туркам..."

И в самом деле. Усиление турецкого военного флота двумя крупными боевыми судами из состава германских морских сил делало уже возможным выход наших противников в Черное море. К тому же во главе этого соединенного флота становится энергичный немецкий адмирал Сюшон, который, как до нас дошли слухи, по указанию германского посла барона фон Вангенгейма и выполняет в конце октября 1914 г. набег на русские черноморские берега, явившийся началом открыто враждебного выступления Турции против России.

По сообщению русского посла в Константинополе, хорошо знавшего нравы Порты, не будь эта развязка дана самими немцами, неопределенное поведение Турции в отношении России - не мир и не война - могло бы продлиться еще довольно долго. Но Германия была как раз в это время весьма заинтересована созданием возможных затруднений России ввиду развития армиями последней широкого наступления на левом берегу р. Вислы, в направлении Силезии.

Впоследствии выяснилось намерение со стороны наших военных противников объяснить нападение на русские прибрежные пункты репрессией за минную атаку русских миноносцев турецкой эскадры, якобы мирно упражнявшейся в Черном море, вблизи Босфора, в учебной стрельбе. Однако С.Д. Сазонов немедленно и вполне категорически отверг факт враждебной против Турции инициативы со стороны нашего Черноморского флота.

Через некоторое время была обнаружена высадка с шаланды небольшой турецкой партии на пустынном бессарабском берегу. Эти смельчаки под руководством турецкого офицера совершили довольно глубокий рейд, по-видимому, надеясь поднять восстание или произвести панику в южных уездах Бессарабии. Затея их, конечно, не удалась: они были переловлены и объявлены военнопленными.

Для Верховного главнокомандующего совершившийся разрыв с Турцией, конечно, не был неожиданностью. Великий князь, будучи назначен на пост Верховного главнокомандующего, в один из первых же докладов ему утвердил предположение Главного управления Генерального штаба, разработанное еще в мирное время, о переброске в период начального развертывания русской армии на западе значительной части кавказских войск против Центральных держав. Для прикрытия же границ на Кавказе на случай угрозы со стороны Турции были оставлены самые небольшие силы, которые должны были быть впоследствии усилены подкреплениями из состава войск Туркестанского и Омского военных округов.

Несмотря на крайнюю недостаточность этого количества войск, состоявшееся выступление Турции не вызвало поэтому сколько-нибудь существенной обратной переброски войск на Кавказ. Туда была возвращена с запада только Кавказская кавалерийская дивизия, полки которой сроднились с Кавказом и приобрели там в прежние войны с Турцией неувядаемую боевую славу.

Нужно было все же обладать ясным сознанием недопустимости ослабления войск, собранных на главном польском театре, где разыгрывалась Лодзинская операция, в пользу усиления театра второстепенного, каким, по существу, являлось Закавказье. Нужно было также проявить со стороны великого князя много твердой решительности и веры в доблесть оставленных на Кавказе войск, чтобы не поддаться всем многочисленным ходатайствам о помощи войсками нашей окраине, подвергшейся неприятельскому вторжение, которое к тому же сопровождалось призывами турецких эмиссаров местного магометанского населения к священной войне.

Выдержка эта дала свои конечные плоды. В жестоких боях под Ардаганом и Саракамышем, закончившихся в начале января 1915 г., турки, предводимые Энвером-пашой и руководимые его начальником штаба германским полковником Бронсар фон Шеллендорфом, были разбиты наголову и отброшены назад в горы, где бездорожье и лютые морозы довершили полный развал всей наступавшей турецкой армии.

Впечатление от этого разгрома было столь сильным, что Кавказ оказался надолго обеспеченным от новой угрозы нашествия. Русские войска, напротив того, сумели сами в дальнейшем перенести войну на турецкую и персидскую территории. В Малой Азии они упрочили свое положение взятием в 1916 г. Эрзерума и Трапезунда, когда великий князь Николай Николаевич стоял уже во главе кавказских войск; со стороны же Персии, где в том же 1916 г. разыгралась жестокая военно-политическая борьба, нашим войскам удалось установить даже связь с английскими войсками, наступавшими в Месопотамии, вверх по р. Тигру, на Багдад.

Вполне очевидно, что актом вероломного нападения на русские берега должен был почитаться для держав Согласия нарушенным в корне догмат неприкосновенности Оттоманской империи. Уже 3 ноября на рассвете англо-французская эскадра произвела бомбардировку Дарданелльских укреплений. Последние отвечали слабо, и если бы эта морская демонстрация сочеталась с десантом, то возможно, что Дарданелльский пролив без особых затруднений мог бы оказаться в руках союзников.

Но этого не случилось. Из телеграммы русского посла в Париже от 7 ноября было видно, что во французском Министерстве иностранных дел не имелось никаких сведений, указывавших на намерение английского флота продолжать начатую атаку, и что вообще, по мнению французского министра иностранных дел, следовало бы ввиду громадной сложности интересов держав в Турции установить прежде всего "общий план действий"...

Однако "общего плана", о котором говорили французы, так и не было выработано до конца. Действия союзников против Турции отличались в течение всей войны не только наибольшей "беспланностью", но они были насквозь пропитаны чувством взаимного друг к другу недоверия.

Удивляться этому нечего, ибо такова природа всякой коалиционной войны, в которой стратегия почти всегда оказывается в плену у дипломатии.

Россию, конечно, больше всего и прежде всего интересовало в турецком вопросе то решение, которое в случае победоносной войны будет принято в отношении проливов. Обходя все исторические притязания, которые лежат от нас в далеком прошлом, достаточно здесь привести в доказательство важности этого вопроса для нашего отечества, что за десятилетие 1903-1912 г. 37% вывоза из России происходило через Дарданеллы. При этом морская перевозка грузов, вывозившихся через пролив, не могла быть заменена сухопутным транзитом, так как последний обходился в среднем в 25 раз дороже перевозки морем. Вывоз же русских грузов из Черного моря состоял из зерна и вообще сырья, т.е. грузов, не выдерживавших высоких фрахтов. Подтверждение этого последнего обстоятельства можно найти в том факте, что временное закрытие Турцией проливов в 1912 и 1913 г. по случаю итало-турецкой и балканской войн 1911-1913 г. нанесло экономической России тяжелый ущерб, исчислявшийся не менее чем в 30 млн. рублей. Тем не менее мнение Военного министерства, к которому всецело примкнул великий князь Верховный главнокомандующий, было таково, что к благоприятному решению вопроса о проливах путем непосредственного занятия их вооруженной рукой Россия ко времени мировой войны готова не была. Поэтому эта задача никогда серьезно и не входила в предположения верховного главнокомандования в период пребывания во главе его великого князя.

На возражение же, высказанное однажды С.Д. Сазоновым мне через своего представителя в Ставке князя Кудашева, что он считает крепко приобретенным только то, "что добыто нами самими, нашей кровью", и на вопрос, определенно поставленный министром иностранных дел в конце декабря 1914 г.: "Можем ли мы рассчитывать самостоятельно осуществить операцию завладения проливами? Верховный главнокомандующий столь же определенно ответил: "Одни мы захватить проливы не можем ни под каким видом".

В военной среде ясно понималось, что кроме слабости русского военного флота в Черном море и отсутствия достаточного количества транспортных средств на пути осуществления этой задачи стояли препятствием Германия и Австрия, вооруженные силы которых должны были быть предварительно разбиты.

В одном из секретных совещаний, происходивших еще до войны, мне пришлось по этому вопросу настойчиво повторить известную фразу князя Паскевича о том, что "кратчайшее и безопаснейшее операционное направление на Константинополь лежит через Вену". "И Берлин", - добавил я от себя.

Совершенно неосновательна попытка некоторых немецких исследователей доказать стремление России захватить в минувшую войну вооруженной рукой проливы ссылкой на составленную в конце ноября 1914 г. записку, принадлежащую перу Н.А. Базили. Записка эта была составлена при моем содействии как генерал-квартирмейстера армии и при участии некоторых других лиц, принадлежавших к составу Ставки. Она действительно имела целью доказать, что только фактическое утверждение в проливах России может гарантировать ее интересы и что всякое другое решение будет не более как полумерой. Но вместе с тем ею доказывалось, что это владение может быть достигнуто по условиям местности не только утверждением на обоих берегах Босфорского и Дарданелльского проливов, но и овладением лежащей впереди Дарданелльского пролива группой Эгейских островов - Тенедосом, Имбросом, Лемносом и Самофракией. Разрешение же задачи в таких обширных рамках вследствие уязвимости сухопутных позиций представлялось связанным со столь крупными затратами сил и средств, что надлежало даже предварительно поставить вопрос: оправдываются ли эти жертвы ценностью приобретения и соразмеримы ли эти жертвы вообще с силами и средствами России? Вопрос представлялся далеко не праздным еще и потому, что задача обороны проливов остается для России все же частной в общей системе обороны государства и что владение проливами не позволит уменьшить количества войск, обычно содержащихся Россией в Одесском военном округе и на Кавказе, ввиду соседства Румынии и близости к кавказской границе Турции и Персии. Наличие же новых уязвимых мест на Босфоре и в Дарданеллах потребовало бы также содержания довольно многочисленного военного и транспортного флота в Черном море.

Во всяком случае, как бы ни разрешался этот вопрос с общегосударственной точки зрения, великий князь и Ставка твердо стояли на том, что операция по овладению проливами мыслима лишь в виде отдельной операции после достижения решительного успеха над Германией и что она потребует для своей безопасности до 8-10 свободных корпусов. Ранее же достижения решительного успеха над Германией выделение такого большого количества корпусов, даже в случае заключения сепаратного мира с Австрией, русской Ставке представлялось совершенно невозможным.

По силе всех этих соображений великий князь считал, что министру иностранных дел следовало бы в своих политических шагах считаться с этими обстоятельствами и довольствоваться заявлениями союзников относительно соблюдения наших интересов при разрешении вопроса о проливах и Константинополе.

Говоря о приступе к Дарданелльской экспедиции, необходимо разрушить еще другую легенду, рожденную в Великобритании и заключавшуюся в утверждении, будто начатая англо-французами 19 февраля 1915 г. операция против Дарданелл, завершенная высадкой на Галлиполийском полуострове в конце апреля того же года сухопутного десанта, была выполнена под влиянием тяжелого положения русских войск на Кавказе.

Правда состоит в том, что в конце декабря 1914 г., когда перед вторгнувшимися в Закавказье турецкими войсками открывались пути к столице края Тифлису, в котором начиналось паническое настроение, Верховный главнокомандующий великий князь в личной беседе с представителем великобританской армии при русской Ставке генералом Вильямсом упомянул, что данная опасность могла бы быть смягчена воздействием союзников на Турцию в одном из наиболее уязвимых мест, которых у Турции много.

"Я особенно подчеркиваю, - добавил великий князь, - что ничего и ни о чем не прошу у союзников и лишь считаю необходимым ориентировать их в складывающейся обстановке".

Заявление это, переданное в Лондон, было там встречено по-разному. Британский военный министр лорд Китченер прямо указал на отсутствие у него свободных сухопутных войск для расширения зоны английских действий. Напротив того, первый лорд британского Адмиралтейства Черчилль схватился за этот предлог и сообщил, что Адмиралтейство решило "попытаться путем морской демонстрации форсировать проход через Дарданеллы".

После предупредительной бомбардировки Дарданелльских укреплений англо-французским флотом 3 ноября 1914 г. и лихорадочной свыше трехмесячной работы германских офицеров над усилением обороны входа в проливы могли ли считаться Дарданеллы "одним из наиболее уязвимых мест" Турции, если бы в основе этого решения не было бы каких-либо особых соображений?

Крайне важно сверх того отметить, что заявление об этой "попытке" было сделано нашему правительству только 20 января, к самому же осуществлению "форсирования" было приступлено лишь 19 февраля, когда положение русских на Кавказе победами начала января было уже вполне упрочено самостоятельно доблестью русских войск.

Будет поэтому гораздо вернее приписать то решение, которое приняли англичане в дарданелльском вопросе, не желанию их прийти на помощь России, а чувству необходимости взять в руки первую скрипку во враждебном Турции оркестре держав Согласия и стремлению англичан во что бы то ни стало отвлечь внимание турок от Египта и Суэцкого канала, которым одновременно стали угрожать турецкие войска, руководимые германцами. То внимание, которое англичане уделяли в то время египетскому вопросу, может быть, например, легко усмотрено из сообщения сэра Бьюкенена, английского посла в Петрограде, с которым он 18 февраля обратился к С.Д. Сазонову. В этом сообщении русское правительство ставилось в известность, что Англия имеет намерение присоединить Египет к себе, так как при создавшемся положении только такое присоединение может обеспечить английские интересы.

Как бы то ни было, английское начинание разрослось в весьма большую десантную операцию, закончившуюся, как известно, довольно бесславно для держав Согласия полной эвакуацией Галлиполийского полуострова в первых числах января 1916 г.

Русский Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич, как уже выяснено, считал для России вообще невозможным непосредственные военные действия в отношении проливов. Этому, как уже выяснено, препятствовали отсутствие свободных войск, недостаточность в Черном море транспортных средств и общая слабость Черноморской боевой эскадры. Поэтому к первоначальным действиям англо-французского флота великий князь отнесся с полным скептицизмом, не допуская к тому же успеха действий флота против берега. Известна фраза, однажды сказанная по поводу таких действий адмиралом Нельсоном*.

______________________

* "Всякий моряк, атакующий с моря береговые укрепления, должен почитаться сумасшедшим".

______________________

Скептицизм великого князя оправдался в полной мере. Уже через несколько дней после начала операции в Ставке стали получаться тревожные сведения. "Операции английского флота в Дарданеллах встречают серьезные затруднения... Операция затягивается... Броненосец "Голуа" после повреждения выбросился на берег" и т.п.

Наконец 12 апреля началась высадка англо-французского десанта. Задуманная, таким образом, операция союзников становилась на более серьезную базу, и поэтому с ее возможными результатами приходилось теперь считаться.

Дипломатическим путем министру иностранных дел удалось к этому времени обеспечить России достаточно благоприятное положение при разрешении вопроса о проливах. После некоторых переговоров 12 марта 1915 г. сэр Бьюкенен сообщил особым меморандумом русскому министру иностранных дел о том, что Великобритания в лице своего министра иностранных дел изъявляет свое полное и окончательное согласие на разрешение вопроса о проливах и Константинополе согласно желаниям России. В свою очередь, и во Франции состоялось по данному вопросу столь же благоприятное решение. По крайней мере, А.П. Извольский телеграфировал 24 марта в Петроград, что французский министр иностранных дел Делькассе предписал французскому послу в Петрограде М. Палеологу сделать С.Д. Сазонову в письменной форме заявление о Константинополе и проливах, идентичное с тем, которое было получено русским министром иностранных дел от Бьюкенена.

Так как Россия не имела возможности занять в операциях, непосредственно направленных для овладения проливами, соответствовавшую ее достоинству позицию, то Верховный главнокомандующий оказался вынужденным через министра иностранных дел напомнить о той бесспорной точке зрения, в силу которой во всякой коалиционной войне, какую по существу вела Россия, единственным мерилом для распределения приобретений в результате победоносной войны должна служить совокупность усилий, проявленных каждым из союзников в течение всей войны и на всех театрах таковой. Само же распределение приобретений должно быть, конечно, соображено с теми интересами, которые являются для каждого государства жизненными. Операция в проливах, заявляла Ставка, относится, несомненно, к числу частных операций, и потому относительная численность войск союзников, принимающих в ней участие, не может служить основанием для изменения тех решений, которые уже состоялись по данному вопросу.

Однако Верховному главнокомандующему во избежание обвинений в излишнем безразличии приходилось, скрепя сердце, все же подумать о тех мерах, которые гарантировали бы прямое участие русских вооруженных сил в операции против проливов. В этом случае Ставке пришлось даже несколько разойтись с Министерством иностранных дел, которое находило желательным участие вооруженной России лишь в мере, соответствовавшей ее положению как великой державы, предпочитая в случае невозможности такого участия полное уклонение от всяких действий. Мы уже видели, что выполнить пожелание Министерства иностранных дел мы, военные, фактически не имели возможности. Полное же неучастие наше в организуемой попытке было бы, по мнению Ставки, "психологической" ошибкой, ибо давало бы повод, ввиду того оптимизма и вообще огромного интереса, который проявлялся печатью и обществом к этой операции, к выражению упрека по адресу России в ее безучастности и даже в нарушении общего согласия.

По изложенным соображениям русский Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич, с присущим ему прямодушием изложив всю обстановку в особом ответе великобританскому военному министру лорду Китченеру, предписал в то же время командовавшему Черноморским флотом адмиралу Эбергардту вступить в непосредственные сношения с английским адмиралом де Робеком, командовавшим англо-французским флотом в Средиземном море, по вопросу о возможном согласовании своих действий с действиями союзной эскадры. К составу сей последней к тому же успел присоединиться русский крейсер "Аскольд", прибывший с Дальнего Востока, которому и поручено было поддерживать по беспроволочному телеграфу связь с русской Черноморской эскадрой.

Затем командовавшему Кавказской армией было приказано, пользуясь бездействием турок, выделить для перевозки в северные порты Черного моря один корпус (V Кавказский). Конечно, не с одним корпусом надлежало бы приступить ко взятию проливов, почему истинной целью передвижения корпуса с Кавказа было, в сущности, стремление иметь под рукой новые войска для усиления Галичского фронта, куда этот корпус и был в конечном счете направлен. Но попутно, находясь на северном побережье Черного моря и усиленно симулируя подготовку к десанту, войска этого корпуса могли создать иллюзию направления их на Босфор и тем служить для целей демонстрации.

Приходится сказать откровенно, что под предлогом направления этого корпуса к Босфору было гораздо легче взять эти войска с обездоленного Кавказа и избегнуть нескончаемых упреков и бесплодных разговоров с теми, кто не желал понять или не понимал в действительности непререкаемых законов стратегии о необходимости крайнего сосредоточения войск на главном направлении (каковым в то время и являлся австро-венгерский фронт) и умения жертвовать второстепенным.

В целях более полной демонстрации для обучения десантным операциям в район временного расположения этого корпуса был командирован даже особый генерал, барон Каульбарс, который по бывшей должности командующего войсками Одесского военного округа, им ранее занимавшейся, специализировался именно на этого рода операциях.

Кроме изложенной меры во Владивостоке было приступлено к формированию особого отряда в составе до 6 тыс. человек, который должен был войти в состав союзного десанта, предназначенного для действий со стороны Дарданелл. Перевозка этого отряда, однако, не состоялась вследствие заявления союзников об отсутствии у них свободного тоннажа. Не состоялась также намеченная одно время покупка двух бразильских броненосцев. И, таким образом, в действительности единственным представителем России и носителем русского военно-морского Андреевского флага в союзной эскадре у Дарданелл явился крейсер 1-го ранга "Аскольд".

Хотя дарданелльская эпопея закончилась для держав Согласия, как это и должно было предполагать, полной тактической неудачей, все же необходимо заметить, что атака союзниками заставила турок начать стягивание в район столицы значительных сил, в общем, по-видимому, до 200 тыс. Это сосредоточение, естественно, способствовало ослаблению турок в других районах, и, таким образом, англичане и мы, русские, успели освободиться от возможности нового нападения на Египет и Кавказ. Впоследствии англичане сами стали подготавливаться ко вступлению в Палестину; в Месопотамии же они успели к ноябрю 1915 г. продвинуться почти до Багдада. В то же время отвлечение внимания турок от персидской границы содействовало в некоторой мере торжеству держав Согласия в Персии, примыкавшей своими восточными границами к Афганистану и Индии.

3. Взаимоотношения Сербии и Болгарии. Черногория

Положение Турции стало значительно ухудшаться уже с весны 1915 г. и Германия тогда же стала чувствовать необходимость перенесения военных действий на балканский театр с целью оживления Турции и обеспечения удобного сообщения с Константинополем. Однако этому походу должны были предшествовать политическая подготовка и необходимость временного обессиления России, каковым целям и было посвящено все лето 1915 г.

Политическая подготовка Германии к походу на Балканы имела своей задачей привлечение к союзу Центральных держав Болгарии. Эта комбинация, которая справедливо в России полагалась противоестественной, стала, однако, возможной вследствие австро-германских симпатий короля Фердинанда, носившего звание царя болгар, и слепой вражды между Болгарией и Сербией, главным образом на почве влияния и владения Македонией.

Все попытки дипломатов держав Согласия к образованию на Балканах блока из "христианских" государств с целью направления части сил этого блока против Австро-Венгрии (Румыния, Сербия и Черногория), части же против Турции (Болгария и Греция) не дали практических результатов. К концу 1914 г. французский министр иностранных дел пришел к твердому выводу, что державы Согласия должны изменить направление своей политики и попытаться использовать свой авторитет, приняв на свою ответственность решение вопросов, тормозивших соглашение.

Но как было разрешить македонскую проблему, являвшуюся для двух спорящих сторон - Сербии и Болгарии - неразрешимой?

В начале февраля 1915 г. в Париже происходили важные финансовые совещания министров трех главнейших держав Согласия. Участвовавший в этих совещаниях английский министр Ллойд-Джордж на одном из заседаний сделал совершенно неожиданное для других членов совещания предложение об отправке на сербский фронт объединенного корпуса из войск Англии, России и Франции. Мере этой инициатором предложения, который был поддержан британским военным министром лордом Китченером, придавалось большое значение в смысле побуждения Греции, Румынии и Болгарии немедленно примкнуть к державам Согласия. В связи с предстоявшими атаками англо-французского флота Дарданелльских укреплений англичане усматривали возможность достигнуть этим путем полного крушения Турции; в наступлении же союзного корпуса на Балканах с юга совместно с сербской армией они готовы были видеть возможность не только облегчить действия русских армий в Карпатах против Австро-Венгрии, но и оттянуть часть германских войск с Западного и англо-французского фронтов.

Французское Министерство иностранных дел, руководимое Делькассе, в этой мере усмотрело благоприятный фактор, могущий способствовать осуществлению той политики, которую данный министр рекомендовал взамен бесплодного искания добровольного соглашения между собой балканских государств.

Предложение Ллойд-Джорджа вследствие этого было немедленно передано русским министром финансов П.Л. Барком в Петроград, в адрес председателя Совета министров И.Л. Горемыкина.

Однако оно не встретило сочувствия великого князя Николая Николаевича. Последний находил, что состоявшееся в Париже совещание являлось некомпетентным для решения стратегических вопросов. При дальности расстояний и трудности сообщений войска союзников, отправленные на Балканский полуостров, могли бы там в случае всегда возможной военной неудачи оказаться в весьма тяжелом положении и только уронить авторитет держав Согласия, что было бы для них особенно опасно именно на Балканском полуострове. Лишь в целях некоторого нравственного содействия сербам и из-за нежелания нарушить согласие среди союзников русский Верховный главнокомандующий изъявил согласие на отправку в состав сербский армии одного казачьего полка, который вследствие дальнейших настояний союзников великий князь согласился еще усилить бригадой пехоты.

"По поводу ответа нашего Верховного главнокомандующего, - сообщал А.П. Извольский телеграммой от 11 февраля С.Д. Сазонову, - что он может уделить для операции лишь один казачий полк, в Лондоне было высказано предположение, что посылке более крупного отряда препятствует, видимо, недостаток в предметах вооружения, что может быть восполнено Англией и Францией... Китченер убежден, - заключал русский посол в Париже, - что появление русских войск на Балканах тотчас увлечет болгар и окажет влияние на Румынию".

"Делькассе, - телеграфировал из Парижа дополнительно А.П. Извольский 15 февраля, - очень доволен полученным из Петрограда известием, что Верховный главнокомандующий сможет послать на Балканы пехотную бригаду и один казачий полк. В Лондоне ему удалось убедить Китченера послать дивизию сверх четырех, обещанных Франции. Отсюда также пошлют дивизию с горной артиллерией. Таким образом, Делькассе считает, что вопрос о посылке войск на Балканы решен окончательно".

Однако затянувшаяся операция у Дарданелл и отсутствие достаточного количества войск не только для посылки на сербский фронт, но и для сухопутного десанта на Галлиполийском полуострове отодвинули эту новую отправку войск на Балканы на задний план, и на сей раз она не состоялась вовсе.

Явные стремления англичан захватывать новые районы действий, по-видимому, проистекали из существовавшего у них убеждения, что главный англо-французский фронт (во Франции) уже насыщен вооруженными силами в достаточной степени и что поэтому дальнейшая подача английских войск на материк бесцельна. С этим мнением я встретился в личной беседе с английскими офицерами, прибывшими в Ставку в начале 1915 г. в свите генерала Педжета. Офицеры эти интересовались моей оценкой различных операционных направлений в пределах Балканского полуострова, и я указывал им, что в случае активного привлечения на сторону держав Согласия Италии приобретали бы особое значение действия англичан со стороны далматинского побережья, в промежутке между итальянской и сербской армиями, в целях, во-первых, согласования наступления обеих названных армий и, во-вторых, направления общих усилий против Австро-Венгерской монархии, уже сильно поколебленной русскими победами над ней.

В конце мая неожиданно вновь оживила балканские переговоры новая позиция болгарского посланника в Париже Станчева.

"В это время, - говорил Станчев в беседе с А.П. Извольским, - когда до сих пор мне никогда не разрешалось говорить с французами о возможности выступления на их стороне Болгарии, ныне я получил предписание ознакомить Делькассе, неофициальным, правда, образом, с условиями, на которых Болгария готова тотчас присоединиться к союзникам. Условия эти: Македония, включая спорную полосу; Кавалла, Драма и Серее; возвращение Добруджи и линия Энос-Мидия".

Что могло послужить такой резкой перемене в политике болгарского правительства Радославова? Дошел ли до последнего слух о предполагавшейся посылке на Балканы союзных войск? Произвело ли соответственное впечатление сведение о предстоявшем присоединении Италии к державам Согласия или действовало соображение о вероятной уступчивости этих держав ввиду неблагоприятно складывавшейся обстановки русских на Галичском фронте и англо-французов в Галлиполи? О тех или иных причинах можно было строить только догадки. Возможно, впрочем, еще одно предположение о недостаточной искренности заявления болгарского посланника в Париже, имевшего только целью пустить пробный шар для выяснения максимума возможных обещаний со стороны держав Согласия. По мнению бывшего русского посланника в Софии Савинского, упоминание о спорной зоне было во всяком случае лишь средством запроса.

Получив известие о неожиданных шагах Станчева, С.Д. Сазонов немедленно телеграфировал в Ниш о том, что по условиям общей обстановки является необходимым привлечь на сторону держав Согласия Болгарию, которой вследствие сего надлежит обещать особенные выгоды при заключении мира. Ввиду жертв, принесенных на пользу Сербии, державы Согласия ожидают от Сербии представления им определения условий привлечения Болгарии к совместным действиям. Вместе с тем русский посланник был уполномочен объявить Пашичу с целью облегчения положения последнего о твердом решении держав Согласия взять в свои руки вопрос о болгаро-сербских отношениях. Жертва, падающая на долю Сербии, должна была заключаться в уступке в пользу Болгарии после войны территории в пределах македонских земель до линии Эгри - Паланка - Охрида, признававшейся в 1912 г. принципиально допустимой с точки зрения сербских прав и интересов. Эту уступку имелось в виду обусловить немедленным вступлением Болгарии в войну и приобретением Сербией при заключении мира новых обширных территорий, равно как выхода в Адриатическое море.

Параллельно с этим державами Согласия задумано было общее выступление в Софии, в котором должна была принять участие и недавно присоединившаяся к Согласию Италия. Четыре державы приглашали Болгарию выступить против Турции, обещая ей за это македонскую границу в пределах договора 1912 г. и Фракию до линии Энос - Мидия. Кроме того, державы Согласия готовы были дать обязательства приложить все старания к получению Болгарией Каваллы от Греции и содействовать софийскому правительству в переговорах, которые Болгария и Румыния пожелали бы вести по вопросу о Добрудже. Таким образом, Болгарии предлагались, за исключением "спорной" полосы Македонии, почти все те компенсации, о которых упоминал Станчев в своих парижских беседах.

30 мая намеченное выступление четырех посланников состоялось. По словам русского посланника в Софии Савинского, первое впечатление Радославова было таково, будто он удивлен сделанным ему заявлением. Затем глава болгарского правительства выразил, что обращение четырех великих держав представляется для Болгарии большой честью. Обратив наконец особое внимание на уступку Болгарии Монастыря (Битоли), Радославов отметил, что владение Каваллой без Драмы и Сереса невозможно.

"Если бы решение зависело от меня лично, - заключил свою беседу первый министр Болгарии, - то я сейчас дал бы утвердительный ответ".

Однако официальный ответ Болгарии последовал только 15 июня. Указав на ряд неясностей в заявлении держав, болгарское правительство заявляло, что до выяснения последних оно не может дать окончательный ответ.

Это было явным стремлением уклончивым ответом выиграть время.

В конце июля 1915 г. лондонское правительство в целях нейтрализации очага недоразумений предложило занять бесспорную часть Македонии небольшим союзным отрядом из состава, например, дарданелльских войск. Считалось, что этим будет облегчена для Сербии возможность передачи занятой союзниками территории Болгарии и что последняя усмотрит в данном обстоятельстве известную для себя гарантию в возможности фактического получения в будущем этой части Македонии.

Таким образом, мысль о посылке на Балканы союзных войск окончательно не затухала и только видоизменяла свои формы в зависимости от обстановки.

Французский министр иностранных дел Делькассе, обсудив сделанное предложение, нашел его соответствующим сложившейся обстановке, но высказал на сей раз мнение о необходимости заручиться по содержанию его предварительным согласием Сербии.

4 августа председатель сербского Совета министров Пашич поочередно принял четырех посланников держав Согласия, вручивших ему тожественный текст заявления по названому вопросу. Пашич, крайне взволнованный сообщением, ответил, что едва ли окажется возможным удовлетворить требование держав, связанное с союзной оккупацией Македонии. Требуемая державами жертва, по словам Пашича, превышала возможности Сербии. Вместе с тем Пашич отметил,что намечаемая отдача Болгарии Македонии создала бы для Сербии невозможную границу с враждебной Болгарией, якобы проявляющей стремление к Адриатике. Стремление это, по мнению названого сербского министра, не может быть парировано узкой полосой земли, которая соединила бы в этом случае Сербию с Грецией.

К возраставшему давлению на Сербию державы Согласия пришли под впечатлением поведения короля Фердинанда и его первого министра Радославова. Между тем лица эти про себя, по-видимому, твердо решили вопрос о присоединении Болгарии к Центральным державам и если тем не менее затягивали окончательные переговоры, то, по всей вероятности, в намерении выгадать на этом возможно больше. Болгарское правительство все время не переставало прислушиваться к обещаниям держав Согласия, по-видимому, пользуясь этими обещаниями и своим выгодным стратегическим положением в целях усиления своей требовательности перед Германией и Австрией. Такая двухсторонняя политика должна была вызывать среди держав Согласия крайне недоверчивое отношение к деятелям, которые ее вели. Их подозревали даже в личной заинтересованности. Ходили, например, слухи о намерении австрийских банков скупить для воздействия на влиятельных лиц в Болгарии весь урожай страны, и, соответственно, возникало предположение, не выступить ли с подобным конкурирующим предложением более сильным банкам держав Согласия. Говорили, что сам король Фердинанд весьма заинтересован в поддержке Австро-Венгрии, будучи связан с ней наличием больших поместий, оцениваемых в 25 млн. франков...

Таким образом, в общем дипломаты Согласия все еще не теряли надежды на то, что теми или иными путями политику Болгарии удастся согласовать с политикой держав Согласия и что находившееся во главе Болгарии правительство Радославова прислушается к голосу своего народа, причем станет на сторону общих интересов христианских государств на Балканах в уверенности, что великие державы сумеют найти справедливые основания при будущем, после победоносной войны, разграничении. Зараженные не оправдавшимся, к сожалению, оптимизмом дипломаты Согласия не переставали поэтому вести на Балканах примиряющую политику и работать над окончательным выяснением условий для общей кооперации всех государств этого полуострова против Турции и Центральных держав. Но даже потеряв веру в возможность такой кооперации, державам Согласия все же приходилось дорожить поддержанием переговоров с Болгарией, усматривая в этом, может быть, единственное средство хотя бы временного удержания болгар от нападения на Сербию. В этих целях русский министр иностранных дел С.Д. Сазонов и поддерживал в известной мере план занятия союзниками юго-восточной части Македонии с правом передачи ее Болгарии в виде компенсации.

"Оккупационные силы, - телеграфировал 27 августа С.Д. Сазонов в Париж А.П. Извольскому, - могут быть незначительны, ибо значение, которое будет иметь их присутствие, не находится в связи с их числом..."

Читатель видел уже выше определенно отрицательное отношение русского Верховного главнокомандующего к посылке союзных войск на Балканы. В период войны вооруженные силы не могут распыляться в зависимости от разного рода временных дипломатических комбинаций; они должны преследовать преимущественно военные цели, при успешном разрешении которых все остальное будет достигнуто само собой. В данном случае союзные войска, посланные на Балканы в ограниченном количестве, не имели бы никакой фактической возможности развить серьезные стратегические операции со стороны Эгейского моря. Как было уже замечено, всегда возможная военная неудача их при необеспеченном тыле и враждебном настроении греческого правительства короля Константина, находившегося под влиянием германского императора, могло бы привести эти войска к полной катастрофе и, главнее всего, к падению авторитета Согласия на Балканах.

Вероятность встречи с серьезными силами противной стороны подтверждалась доходившими до русского Министерства иностранных дел и Ставки сведениями о том, что в ближайшее же время (август 1915 г.) предстоит сосредоточение значительных германо-австрийских войск против Сербии с целью их прорыва на помощь угасавшей Турции. Вероятность эта, несмотря на недоверие союзников к поступавшим сведениям, была столь велика, что по просьбе С.Д. Сазонова великий князь Николай Николаевич в особой телеграмме на имя престолонаследника Сербии обратил внимание королевича Александра на вероятность такого плана и на необходимость принятия Сербией соответствующих мер предосторожности.

Сомнение в верности русских сведениях подала беседа фон Ягова, происходившая в середине августа в Берлине с греческим посланником. Во время ее Ягов дал понять собеседнику, что Германия считает свое наступление против России законченным и что она, заняв оборонительное положение, даст возможность Австрии бросить все ее силы на Италию. Хотя русская разведка доносила вполне определенно об исчезновении с русского фронта не австрийских, а именно германских дивизий, но сосредоточение последних на сербском фронте оставалось незамеченным для французских авиаторов, работавших на этом фронте.

Телеграмма великого князя Николая Николаевича, посланная им в середине августа королевичу Александру о вероятном наступлении в ближайшем же будущем неприятельских сил против Сербии, впоследствии оправдавшаяся, была одним из последних актов первой русской Ставки, которая должна была через несколько дней перейти в новые руки. Как будет изложено дальше, уже 5 сентября 1915 г. император Николай II принял на себя лично обязанности Верховного главнокомандующего русскими войсками, а несколькими днями ранее в должность начальника штаба действующей армии вступил генерал Алексеев.

Что касается Болгарии, то правительство Радославова, твердо ведомое Фердинандом к союзу с Германией, 4 сентября вопреки народным чувствам, всегда тяготевшим к России, подписало в Софии договор о ее вступлении в союз с Центральными державами. Вступлением в этот союз Болгария приобретала для себя права на компенсации не только за счет Македонии, но и восточной Сербии.

23 сентября появился в Болгарии декрет об общей мобилизации. Внутренние настроения болгарского народа всего ярче выразились в возгласах резервистов: "Да здравствует русский царь!", которые, по словам болгарских историков, раздавались среди призванных при прохождении ими в Софии мимо памятника царю-освободителю Александру II. Болгарский народ находился в убеждении, что его призывают на помощь России и что он будет воевать рука об руку со своими освободителями. Ему пришлось вскоре очень горько разочароваться, когда в Добрудже подошло время атаковать русские батальоны...

В унисон с болгарскими настроениями звучали и настроения в России, в которой на болгарский народ никогда не возлагали ответственности за действия правительства Радославова.

6 октября 1915 г, германо-австрийские войска переправились еще один раз через Дунай и вторглись с севера и северо-запада (со стороны Боснии) в пределы Сербии. Уже на следующий день был занят в третий раз Белград, и неприятель стал развивать свое наступление долиной Моравы. Наконец, 14 октября С.Д. Сазонов лаконической телеграммой известил Извольского: "Болгары по всему фронту (Восточному) напали на Сербию, которая считает себя в положении войны с ними".

Огромное, почти тройное численное превосходство вторгшихся в Сербию неприятельских войск, объединенных в руках германского фельдмаршала Макензена и к тому же сразу охвативших сербов с трех сторон, делало результаты борьбы предрешенными.

Героическая сербская армия вынуждена была сначала к отходу в глубь страны; занятие же болгарами в тылу Ускюба и Белеса заставило ее в конечном счете уклониться к юго-западу, стремясь выйти к адриатическому побережью.

Так начался трагический Исход из родной земли сербской армии, частично сопровождаемой населением и всем правительством во главе с Пашичем, королевичем Александром и престарелым королем Петром. Само собой разумеется, что русские официальные представители при сербском правительстве разделили предстоявшую сербскому народу страду.

Стремление помочь сербам принудило, как известно, союзников начать высадку их войск в Салониках. Однако к середине октября там успели появиться только их головные дивизии. Своим выдвижением на север они все же успели оказать частичную помощь сербам, но затем по слабости сил и другим обстоятельствам были вынуждены отойти в район Салоник.

Что касается русской армии, то она к этому времени только закончила свой тяжелый и длительный отход от р. Дунайца до Двины и Стрыпы. Ослабленная и лишенная необходимейших предметов боевого снабжения, Россия не могла в это время принять участие в посылке своих войск в Салоники. Лишь позднее, уже в конце декабря, она в целях облегчения положения истекавшей кровью Сербии пыталась пробиться через неприятельские укрепленные позиции на фронте Трембовля - Чертков. Цель этого наступления с военной точки зрения являлась вполне безнадежной, но русская армия была неспособна хладнокровно наблюдать тяжкие страдания братского народа.

Страдания сербов трудно поддаются краткому описанию. Приведу поэтому лишь выдержки из некоторых донесений наших официальных агентов в Сербии, относящихся к данному времени.

"Близится решительный кризис. Вся Сербия представляет кочующую массу беженцев, не находящих крова и пищи, при ненастье и бездорожье..."

"В начале декабря Пашич передал дипломатическим представителям держав Согласия сообщение, сущность которого заключалась в том, что сербское правительство принуждено осведомить союзников о критическом положении армии и обращается к ним, может быть, в последний раз с просьбой о помощи. Армия дошла до предела своих сил..."

В таком же духе выразился и престолонаследник Александр, сказав русскому посланнику при свидании с ним в Скутари: "Я показал свою готовность бороться до конца, и эта готовность меня не покидает и ныне. Но я умоляю дать хлеба моей армии. Я привел ее сюда и отвечаю перед людьми, которые умирают с голоду. Первый транспорт муки изменит все настроение..."

По данным русского военного представителя, в сербской армии к 13 декабря 1915 г. состояло 3800 офицеров и 101 тыс. солдат. Армию эту решено было вывезти в безопасное место с целью после реорганизации использовать ее на Салоникском фронте.

За выполнение этой задачи взялось французское правительство, которому удалось походным порядком переправить остатки сербской армии в Дураццо и Валлону, а оттуда перевезти морским путем на остров Корфу. Здесь сербская армия реорганизовалась, пополнилась пленными из австрийских славянских земель и была снабжена распоряжением французского правительства необходимой материальной частью.

В середине апреля 1916 г. вновь сформированные дивизии стали перевозиться в район Салоник, и к концу мая главнокомандующий союзными армиями генерал Саррайль был усилен сербской армией в составе 6 пехотных и 1 кавалерийской дивизии. Во главе этой армии находился сербский престолонаследник королевич Александр.

Уже в июле 1916 г. возрожденная сербская армия появилась на боевом фронте рядом с армиями держав Согласия и двумя русскими бригадами, специально сформированными и перевезенными из России через Архангельск. 19 ноября сербские войска при содействии франко-русских войск взяли Монастырь, а через два дня состоялся торжественный въезд королевича Александра в этот город, входивший в состав территории Сербского королевства.

Затем в сентября 1918 г. сербские войска прорвали окончательно фронт болгарской армии, преграждавшей им дальнейший путь, и, сделав в течение 45 дней около 600 км наступательного марша, победоносно вошли в ликовавший Белград. Преодолены были, таким образом, все испытания, которые были посланы Сербии судьбой на протяжении четырехлетней исключительно тяжелой мировой войны.

Окончательная победа достойно увенчала успехом героический сербский народ.

Что касается соседней с ней Черногории, то по поводу отношений к ее интересам враги великого князя Николая Николаевича много злословили, указывая на родственные отношения его к царствовавшему в Черногории дому Негошей, заставлявшие якобы покровительствовать ему в ущерб Сербии. Мне представляются эти обвинения несправедливыми. Политико-географическое положение Черногории давало скорее Италии почву видеть в этом государстве удобную страну для противопоставления ее усилению в будущем Сербского королевства. Внимание Верховного главнокомандующего к сербским интересам оставалось постоянным и исключительным. Несколько далее читатель найдет указание, из которого увидит, что русский Верховный главнокомандующий близко оберегал интересы Сербии при переговорах России с Италией и с Румынией. Но еще ранее, когда сербы в конце 1914 г. оказались в таком положении, что их верховное командование не надеялось на возможность продлить долее известного срока сопротивление, то по приказанию великого князя главнокомандующего через сербского военного представителя полковника Лонткевича сербской армии было отпущено до 10 тыс. австрийских винтовок с патронами и ему же, полковнику Лонткевичу, было разрешено заняться сосредоточением для Сербии военного снаряжения, переходившего к нам от австрийцев при отступлении последних. Если принять во внимание, что к этому времени уже выяснилась острая нужда в ружьях и патронах к ним у нас самих, то становится ясным, что только чувство горячего желания помочь Сербии в ее безвыходном положении могло в данном случае руководить русским Верховным главнокомандующим. Под влиянием великого князя и Франция насколько могла пришла Сербии на помощь артиллерийскими снарядами.

Затем в феврале 1915 г. полковник Лонткевич обратился в Ставку с усиленной просьбой о присылке русских войск на сербский театр военных действий, причем он особенно настаивал на моральном значении этой меры. Несмотря на отсутствие свободных войск и на опасение поставить русский отряд на Балканах в трудное положение, великий князь все же выразил согласие на усиление казачьего отряда, предназначавшегося к отправке в Сербию, бригадой пехоты и доведение численного состава этого отряда до 6 тыс. человек.

Наконец, когда в июле 1915 г. по поводу вынужденного бездействия сербов вновь поползли за границей зловещие слухи о стремлении якобы Сербии выйти из войны и даже о возможности существования уже негласных австро-сербских переговоров, великий князь первый отнесся к Сербии не только с полным доверием, но и вполне по-рыцарски.

"Я считаю долгом заверить Вас, - писал в особом письме к великому князю Николаю Николаевичу от 4 июля 1915 г. королевич Александр из Крагуеваца, - что Сербия и я полны решимости до конца остаться верными на стороне России, так как убеждены, что наша судьба неразрывно связана с судьбой великого и братского русского народа". И далее: "Сердечно обнимаю Вас, дорогой дядя, Ваш искренне любящий племянник Сандро..."

Привезший в Ставку это письмо сербский полковник Генерального штаба Д. Милоевич дополнил это письмо подробным докладом о состоянии сербской армии.

"Сербская армия, - говорил он, - слишком слаба, чтобы она могла одна выступить против Австрии и тем облегчить положение атакованных русских войск. Между тем молчит Западный фронт, стоит также на месте, точно вкопанная, и итальянская армия на р. Изонцо. Мы готовы выступить по первому слову русского Верховного главнокомандующего, но знайте, что наш удар может быть только коротким и что в дальнейшем Сербия будет обречена на умирание. Это наступление будет для нас последним..."

"Последние усилия сербской армии принадлежат только сербскому народу", - ответил на эту исповедь русский Верховный главнокомандующий. И он дал знать королевичу Александру, что Россия в настоящее время не требует наступления Сербии, но рассчитывает на ее готовность к движению вперед, как только это потребуется по условиям общей обстановки.

Сердечные отношения между великим князем главнокомандующим и главами сербского и черногорского домов не служили, однако, помехой к внимательному наблюдению за тем, чтобы усилия их войск были направлены в сторону главной задачи, т. е. к борьбе с вооруженными силами Австрии. В этом отношении не раз делались указания как сербскому, так и черногорскому правительству, дабы войска этих государств не уклонялись от общего плана действий. Им внушалось, что сепаратные попытки захватить в свое владение тот или другой населенный пункт или географический рубеж, будь то в Албании или в Боснии, отнюдь не предрешают присуждения данного предмета захватчику при будущем заключении мира.

Поводом к разного рода подозрениям в несоответственном влиянии на военные операции черногорского князя служило, между прочим, присутствие в Ставке черногорского военного представителя генерала Мартиновича, не соответствовавшего ни по чину, ни по возрасту незначительным силам, которые Черногория могла выставить для общей борьбы.

Генерал Мартинович прибыл в Ставку позднее представителей других военных держав Согласия; он держал себя чрезвычайно скромно, и лично я никогда не замечал, чтобы он пользовался в каком-либо отношении особым покровительством Верховного главнокомандующего.

4. Вопрос о привлечении Румынии к державам Согласия

До войны Румыния официально примыкала к союзу Центральных держав, связав себя еще в 1900 г. военным соглашением с Австро-Венгрией. Заключенная между этими государствами конвенция была направлена против России и Болгарии, почему эти последние страны и пришли к необходимости ответного соглашения, каковое и состоялось в 1902 г. Однако с течением времени изменившаяся политическая обстановка ослабила внутреннюю силу и значение обоих этих договоров.

Политические партии, стоявшие в Бухаресте у власти, постепенно дали себе ясный отчет в том, что на пути национального объединения румын стоит ближайшим образом Австро-Венгрия. В силу этого изменилось прежнее отношение Румынии к Дунайской монархии. Румыния отказалась от враждебного отношения к России и стала искать путей сближения с ней. Симпатии к Берлину сохранились лишь при дворе как следствие родственных связей царствовавших в Германии и Румынии династий, да еще в некоторых общественных группировках, отодвинутых внутренней политикой, однако, на задний план.

Поворот иностранной политики Румынии в сторону России, в оценке Главного управления Генерального штаба, не являлся особо существенным фактором при войне с Центральными державами. Румынская армия никогда не считалась в России первоклассной и менее всего была пригодна для наступательных целей. Она всегда страдала отсутствием соответственного технического оборудования и недостатком боевого снабжения. Поэтому помощь ее при вторжении русских войск в Австро-Венгрию не могла быть значительной. При оборонительном же образе действий протяжение фронта Румынии оказывалось несоответственно великим по сравнению с выставляемыми ею силами, почему присоединение румынских вооруженных сил к России также не давало последней заметного усиления; скорее наоборот. Между тем притязательность Румынии была у нас хорошо известна. Таким образом, для России наилучшей формой участия Румынии в войне должно было почитаться пребывание последней в состоянии "благожелательного нейтралитета". Присоединение ее к Согласию могло стать выгодным лишь в том случае, если бы имелась надобность отвлечь Румынию от союза с Центральными державами или же явилась возможность образования блока из всех христианских держав на Балканах против Турции и Австро-Венгрии.

Правительство Братиано, по-видимому, учло последние обстоятельства и задалось целью извлечь для своей страны из создавшегося положения наибольшую пользу. Тщательно лавируя между дипломатическим воздействием держав Согласия, с одной стороны, и Центрального европейского союза - с другой, оно выжидало наиболее выгодных для себя предложений, ведя с обеими сторонами двухсторонние переговоры.

Уже в первый день объявления России войны со стороны Германии А.П. Извольский телеграфировал С.Д. Сазонову, что, по сведениям французского правительства, Румыния как бы выражает склонность к общим действиям с Австро-Венгрией. Примерно такие же сведения были получены и в Петербурге, в Министерстве иностранных дел, из других источников.

Ввиду этих слухов тогдашний президент Французской республики Пуанкаре в беседе с русским послом в Париже высказал, что, по его мнению, следовало бы, не теряя времени, произвести воздействие на Румынию, обещая ей Трансильванию.

Опасаясь присоединения Румынии к врагам держав Согласия, С.Д. Сазонов уполномочил русского посла в Бухаресте Поклевского сделать румынскому правительству соответственное предложение.

"Пока не видно, - сообщал Поклевский, - чтобы Румыния шла на подобное соглашение..."

В самое деле, Братиано ответил, что в предложении держав Согласия он видит ценное доказательство дружеского к Румынии расположения, но что возглавляемое им правительство не может себя сейчас связать соответственным соглашением, хотя и не желало бы от него совершенно отказаться в ожидании обстановки, при которой Румыния найдет возможным изменить занятое ею положение абсолютно нейтральной страны.

"Абсолютный" нейтралитет понимался, однако, Румынией несколько своеобразно, так как через румынскую территорию шел в Турцию непрерывный поток военной контрабанды. Сами австрийцы привыкли смотреть на Румынию как на своего негласного союзника. Принужденные, например, военной обстановкой эвакуировать Черновцы, они переотправили до 300 вагонов с продовольствием к границам Румынии.

В двадцатых числах августа известия о настроении в Румынии стали столь тревожными, что Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич приказал на всякий случай составить для него соображение о том, как приспособить начавшееся в Галичине наступление русских войск к возможному враждебному наступлению против России румын.

Стратегическое развертывание русских войск было в некоторой мере к этому приспособлено расположением на крайнем левом фланге, на уступе, довольно сильной армии генерала Брусилова. Эту 8-ю армию и имелось в виду повернуть в случае надобности на юг с целью удара по румынским войскам.

Чтобы отдалить Румынию от Центральных держав и затруднить ей навсегда возможный без этой меры поворот на сторону Австрии, Верховный главнокомандующий в своей переписке по этому поводу с С.Д. Сазоновым допускал даже занятие румынскими войсками части Буковины или вступление их в Трансильванию, но лишь при условии широкой огласки, долженствовавшей установить, что это занятие произошло по приглашению России. Насколько я знаю, румыны от этого предложения отказались.

К середине сентября австрийцы в результате поражения в галичских боях стали уходить за Сан к Вислоке. Очевидно, что в этот период времени активное выступление румын не имело для России значения. Дело было сделано без них; австрийская армия получила такие удары, от которых оправляются вообще с трудом. Но Россия вела войну не одна. Союзники продолжали усматривать в активном выступлении Румынии способ увлечь на свою сторону Италию и даже Болгарию, почему русское Министерство иностранных дел принуждено было также стать на эту точку зрения. Однако Румыния в ответ на заигрывания с ней достаточно ясно намекала на ее желание получить ту часть Бессарабии, которая была присоединена к России в 1878 г., умышленно забывая те огромные компенсации на Дунае, которые она за эту уступку получила.

Наконец, 1 октября 1914 г. между русским и румынским правительствами состоялось соглашение, в силу которого Румыния обязывалась хранить по отношению России "благожелательный" нейтралитет. В расплату за таковой Россия брала на себя обязательство противиться попытке третьей стороны нарушить существовавшие границы Румынии и признавала за последней право в случае победы держав Согласия аннексировать австро-венгерские владения, населенные румынами, не исключая и территории Буковины.

Этим актом Россия приобретала достаточно прочное прикрытие на Западном фронте своего левого фланга. Для держав Согласия нейтральная Румыния, благожелательная к этим державам, затрудняла своим положением между Австро-Венгрией, с одной стороны, Болгарией и Турцией - с другой, связь между назваными государствами и доставку на Балканы предметов военной контрабанды. Независимо оттого враждебный державам Согласия союз должен был лишиться возможности эксплуатации в своих интересах богатого сырыми продуктами румынского рынка.

Что касается попытки вовлечь Румынию в состав Балканского блока, над образованием которого много трудились одно время дипломаты держав Согласия, то таковая не вызывала в Бухаресте никакого отклика, тем более что от Румынии требовалась уступка Болгарии Добруджи. В начале декабря 1914 г. румынское правительство категорически заявило, что вследствие неготовности армии и трудности зимней кампании оно вынуждено отложить выступление Румынии до февраля следующего года.

Но и этот срок оказался не более как блефом в искусном жонглировании Братиано между державами Согласия и Центрального союза. Уже в начале января 1915 г. в Ставке были получены сведения, что Румыния слишком откровенно проводит свои меры по укреплению военной готовности, нисколько не боясь встревожить своими военными приготовлениями Австрию, причем в обмен на бензин рассчитывает получить от наших военных врагов в двухмесячный срок более чем на 20 млн. франков боевых припасов. Получалось впечатление, будто Румыния снабдила Центральные державы успокоительными заверениями, что ее военные приготовления направлены своим острием вовсе не против них. В этом предположении нас укрепляли еще более сведения о непрекращающемся провозе через Румынию военной контрабанды. Все эти сведения привлекали к себе серьезное внимание великого князя Николая Николаевича, который приказал на подозрительное поведение Румынии обратить внимание министра иностранных дел. Верховный главнокомандующий допускал возможность даже наличия особого договора с Австрией, по которому эта последняя могла бы предоставить Румынии (а может быть, и Италии) занятие некоторых пунктов своей территории, как бы в залог расплаты за тот нейтралитет, который эти государства обязуются соблюдать. Были, правда, факты, и противоречащие как бы предположению о возможности перехода политических симпатий Румынии на сторону наших врагов. Так, в том же январе Румыния обратилась к нам с просьбой уступить ей 3 тыс. лошадей. Великий князь высказался по этому поводу условно: удовлетворение просьбы признавалось возможным только в том случае, если Румыния бесповоротно решит примкнуть к державам Согласия. Все эти запутанные данные требовали выведения политики румынского правительства, что называется, на "свежий воздух": с нами, наконец, вы или против нас?

В середине апреля 1915 г. А.П. Извольский в подробной телеграмме на имя С.Д. Сазонова, подводя итоги своих наблюдений над событиями на Западном фронте и над настроениями общественных кругов во Франции, выразил мысль, что на Западе сложилось убеждение в необходимости введения в обстановку войны новых элементов, каковыми должны почитаться выступление Италии и Румынии. Основываясь на уступках, сделанных Россией в вопросе о проливах, общественное мнение на Западе, по словам русского посла в Париже, настойчиво указывало на необходимость проявления Россией большей сговорчивости в переговорах с Италией и Румынией.

"На Западе, - указывал Извольский, - перспектива второй зимней кампании может круто повернуть общественное мнение и вызвать в ней припадок отчаяния".

В силу этих соображений наш министр иностранных дел с согласия Англии и Франции принял на себя 3 мая ведение переговоров об изменении Румынией своего "благожелательного нейтралитета", к тому же, как мы выше видели, плохо выполнявшегося, на прямое вступление ее в коалицию держав Согласия.

Эти переговоры были приняты благожелательно, по причинам "психическим", также русским общественным мнением. Даже в армии, которая должна была летом 1915 г. выдерживать натиск соединенных германо-австрийских сил, складывалось мнение о психологической пользе выступления как Румынии, так и Италии на помощь России.

Однако переговоры с Румынией продолжали затягиваться по причине требовательности последней. Румыния продолжала ставить неприемлемые условия в отношении будущего разграничения с Россией и Сербией, главным образом в Буковине, Угорской Руси и в Банате. К сожалению, время этих переговоров совпало с оставлением русской армией Перемышля, каковое событие, несмотря на его военную малозначительность, было принято во Франции крайне нервно. Русский посол в Париже в ряде пространных телеграмм сообщал С.Д. Сазонову, что там удручены известием об обратной отдаче неприятелю Перемышля и с настойчивостью возвращаются к вопросу о привлечении Румынии на сторону держав Согласия. Мнение о "спасительности" этого привлечения сложилось также и в Лондоне, не без усилий, конечно, румынских дипломатов.

В эти тяжелые дни нажима на нашу дипломатию в Ставку приезжал за советом товарищ министра иностранных дел А.А. Нератов. На происшедшем совещании мне пришлось высказать мысль, что выступление румынской армии не способно изменить обстановки на нашем фронте. Вместе с тем я выразил сомнение в пользе привлечения на нашу сторону государств, армии которых нуждаются столь же остро в материальном и техническом снабжении, как и сами мы.

Постановка решения не входила в полномочия совещания, носившего лишь предварительный характер. В конце концов дело свелось к тому, что Румыния получила полное удовлетворение выставленных ею требований. С.Д. Сазонов был вынужден проявить вновь свою уступчивость, главным образом вследствие настойчивых пожеланий Англии и Франции видеть Румынию нашей союзницей.

Таким образом, бухарестскому правительству, получившему полное удовлетворение своих требований, предстояло окончательно вскрыть свои карты. Но здесь-то и обнаружилось наиболее ярко лицемерие румынской политики. Глубоко оказался правым один из известных государственных деятелей Италии, который, по словам русского посла в Риме М.Н. Гирса, уверенно высказывал, что выступление Румынии зависит не столько от удовлетворения ее пожеланий, сколько от военного положения на ближнем к Румынии Галичском фронте.

В самом деле. В двадцатых числах июля Братиано заявил о своей готовности теперь же подписать политическое соглашение и военную конвенцию с обязательством выступить против Австрии, но ввиду оборота, принятого военными событиями в Галичине и русской Польше, он не решается определить срок выступления. Впрочем, добавлял Братиано в виде некоторого утешения, военные действия должны будут во всяком случае начаться Румынией с таким расчетом, чтобы ко времени первого снега (примерно, значит, к концу октября) ее войска уже находились по ту сторону Карпат.

Надо было быть очень нервно и пессимистично настроенным, чтобы согласиться на подобные условия, предоставлявшие Румынии все преимущества и оставлявшие для нее лазейку, при помощи которой фактическое выступление могло быть оттянуто ad calendas graecas. Тем не менее наши союзники находили и в таком соглашении возможность, во-первых, окончательно связать будущую судьбу Румынии с державами Согласия, а во-вторых, потребовать от румынского правительства полного прекращения пропуска военных припасов в Турцию. В конечном счете все же такое соглашение подписано не было, и выступление Румынии состоялось лишь осенью 1916 г.

Результаты известны. Румынская армия была легко разбита германо-австро-турецкими войсками, а Россия для спасения остатков этой армии и прикрытия своего левого фланга принуждена была ввести в Румынию около 74 части всех ее вооруженных сил. При этом растянутый и без того сухопутный фронт ее удлинился еще более, на 500 км, дотянувшись до берегов Черного моря.

5. Военная конвенция с Италией

"Выступление Италии, - писал великий князь Верховный главнокомандующий министру иностранных дел в мае 1915 г. по поводу чрезмерных требований Румынии, - дает нам такой существенный плюс, что присоединение к нам Румынии получает второстепенное значение".

И действительно. Кто мог себе представить тогда военную беспомощность Италии по отношению к уже поколебленной русскими победами Австро-Венгрии! В Ставке и в Министерстве иностранных дел существовало твердое убеждение, что с присоединением Италии к державам Согласия империя Габсбургов должна развалиться окончательно.

Поэтому с затаенным вниманием следили мы за ходом переговоров с римским правительством, центр которых находился в Лондоне. Крайняя требовательность Италии и то обстоятельство, что компенсации этому государству за его выступление могли быть направлены только в сторону Австро-Венгрии, в направлениях, затрагивавших интересы Сербии и Черногории, делали очень трудными достижение положительных результатов. Великий князь главнокомандующий особенно настаивал на необходимости возвратить Черногории территории, уступленные Австрии Александром I, и прежде всего в районе Катарро, а также на предоставлении Сербии выхода к Средиземному морю и на возможно широком удовлетворении всех ее интересов в Адриатике. Однако после очень упорных попыток отстоять возможно полнее интересы западных славян русский министр иностранных дел получил директиву от императора Николая II, в силу которой ему разрешалось в крайнем случае согласиться со всеми требованиями Италии. Уступчивость эта являлась результатом настойчивого давления на Россию ее союзников. Так, 20 апреля президент Французской республики Пуанкаре прислал на имя нашего государя через французского посла в Петербурге телеграмму, в которой, указывая на важность скорейшего заключения соглашения с Италией, президент просил государя во имя интересов союзников согласиться на подписание этого соглашения, не настаивая на принятии всех поставленных Россией условий. Император Николай II, воспользовавшись, в свою очередь, для своего ответа посредничеством французского посла в Петрограде М. Палеолога, вынужден был ответить, что, хотя условия соглашения во многом его не удовлетворяют, однако, раз глава Франции обратился к нему, ссылаясь на интересы союзников, то он не считает возможным ему отказать и соглашается уполномочить русского посла в Лондоне на подписание договора в надежде, что все соглашения, ранее заключенные Россией, Францией и Англией, останутся незыблемыми.

Эта телеграмма вызвала новую телеграмму г. Пуанкаре, в которой он выражал свою благодарность за уступчивость и давал, в свою очередь, заверение, что при заключении мира Франция окажет горячее содействие к защите интересов славянских народов, а также что состоявшиеся уже ранее между союзниками соглашения в глазах французского правительства не могут подвергаться изменениям вследствие предстоящего присоединения к державам Согласия Италии.

Последняя телеграмма пришла во время пребывания императора Николая II и Верховного главнокомандующего в конце апреля в Галичине.

Сделанные уступки в пользу Италии глубоко взволновали, однако, Сербию - королевич Александр счел необходимым обратиться к великому князю Николаю Николаевичу с особым письмом, в котором называл его "дорогой дядя", и, уповая на его заступничество, сербский престолонаследник горько жаловался, что Италия по отношению к Сербии, по-видимому, "займет место Австрии, от которой, мы (сербы) надеемся, эта война навсегда освободит нас". Затем королевич высказывал мысль, что сделанные уступки произведут в его войсках душевное настроение, которое может тягостно отозваться на подготовляющемся наступлении.

На это письмо великий князь ответил, что, к сожалению, затронутый королевичем Александром вопрос об общей политической обстановке находится вне его, великого князя, компетенции. "В одном ты можешь быть уверен, - добавлял августейший автор письма, - все, что будет в моих силах и возможности, будет сделано. Я твердо верю, что с помощью Божьей все в конце концов устроится в желательном смысле".

Поездка Верховного главнокомандующего в Галичину в целях сопровождения государя императора лишь подтвердила слухи о переброске германцев на р. Дунаец и сосредоточении там значительных неприятельских сил против русской 3-й армии. Поэтому, вернувшись в Ставку, великий князь, находя необходимым ускорить решение вопроса о выступлении Италии и заботясь о том, чтобы известие о присоединении Италии оказало свое влияние на союзников и врагов, отправил 29 апреля на имя С.Д. Сазонова телеграмму следующего содержания:

"Мне крайне необходимо получить ответы: 1) когда будет обнародовано подписанное в Лондоне соглашение с Италией; 2) известно ли Австрии и Германии, что соглашение подписано; 3) состоялась ли в Италии предварительная секретная мобилизация и в каком размере; 4) когда фактически произойдет в Италии общая мобилизация; 5) когда Италия будет готова и начнет военные действия; 6) когда последует объявление войны Италией Австрии, Германии и Турции. Генерал-адъютант Николай".

Увы! Ответ, пришедший через несколько дней, получился далеко не утешительный: соглашение было подписано 26 апреля, но само выступление Италии, по заявлению итальянского правительства, может начаться только через месяц, т.е. 26 мая.

Эта задержка в фактическом выступлении Италии была принята в Ставке как крайне неблагоприятный фактор. В самом деле, мы вправе были рассчитывать, что своевременное появление на юго-западных границах Австро-Венгрии до 40 итальянских мобилизованных дивизий, должно бы, казалось, коренным образом изменить обстановку в предстоявший наиболее решительный для России период борьбы с соединенными силами австро-германцев в Галиции.

Второй вопрос, который чрезвычайно беспокоил Верховного главнокомандующего и Ставку, - это вопрос о направлении главных сил Италии: будут ли они частично перевезены в виде подкреплений на французский фронт или все их силы получат назначение против Австрии.

Ввиду очевидной важности этого вопроса для России великий князь Николай Николаевич выразил категорическое желание, чтобы взаимные действия русской и итальянской армий были обсуждены в Ставке с полковником Ропполо, итальянским военным агентом в Петрограде. Это пожелание не встретило со стороны западных держав возражений по существу, но оно было, однако, дополнено соображением французского министра иностранных дел Делькассе о необходимости одновременного обсуждения также вопроса о взаимодействии как морских сил в Адриатике, так и сухопутных сил Франции, Англии и Италии на остальных театрах войны. Это обсуждение признавалось более удобным произвести в Париже, конечно, в присутствии русских военного и морского агентов.

Так как одновременно Верховному главнокомандующему было сообщено, что общий план итальянского Генерального штаба, насколько известно, состоит в том, чтобы, выставив заслон к стороне Трентино, идти главными силами на Лайбах и Клагенфурт, по направлению к Вене, и так как этот общий план не противоречил соображениям русской Ставки, то великий князь с изложенными выше соображениями о перенесении части переговоров в Париж согласился, указав лишь, что наши представители в парижском совещании не могут быть облечены правом голоса.

Период установления соглашения с Италией не прошел для Ставки без тревоги. Шведский посол в Риме намекнул итальянскому министру иностранных дел., что присоединение Италии к державам Тройственного согласия может побудить Швецию примкнуть к Германии с целью помешать поражению последней, так как Швеция видит в сохранении равновесия в Европе лучшее обеспечение своей независимости. Надо было поэтому нам обдумать на всякий случай соответственные меры противодействия.

Через несколько дней после подписания Италией соглашения с державами Согласия в Ставку прибыл полковник Ропполо, совместно с которым я должен был выработать проект соответствующей военной конвенции. Я знал полковника Ропполо еще по Петербургу, но нашел в нем большую перемену. Он выглядел нездоровым, был чрезвычайно нервен, и единственной заботой его было обеспечить Италии возможно благоприятное вступление в борьбу. "Вы понимаете важность и деликатность моего акта", - говорил он мне, не убеждаясь моими доводами, что вся австрийская армия против нас и что в силу этого итальянская граница почти оголена от войск. Для меня же по указанию великого князя главным было обеспечить необходимое единство действий против общего противника.

В конечном результате наших довольно продолжительных бесед был выработан проект соглашения, в котором общей целью действий всех союзных армий (русской, итальянской, сербской и черногорской) ставилось поражение неприятельских сил, находившихся на общем австро-венгерском театре действий. Союзные армии для достижения поставленной цели обязывались, действуя друг с другом вполне согласованно, собрать на австро-венгерском театре военных действий максимум своих сил, оставляя на других фронтах лишь строго необходимое количество войск, чтобы удерживать там стратегически необходимое положение. Наступление для Италии устанавливалось в направлении на Любляны (Лайбах), откуда открывались пути на Вену или Будапешт, смотря по обстановке. Вместе с тем предусматривалось, что в случае "коренной" перегруппировки австро-венгерских и германских сил выработанный операционный план может подлежать переработке, но имея в виду прежде всего общую задачу. Весь проект военного соглашения с Италией по одобрении его Верховным главнокомандующим был 8 мая препровожден нашему министру иностранных дел С.Д. Сазонову.

В середине мая французским военным представителем в Ставке генералом маркизом де Лагиш было получено, однако, тревожное известие о неожиданном выходе в Риме в отставку кабинета Саландры, сочувствовавшего присоединению Италии к державам Согласия. Это известие произвело всеобщее беспокойство, так как было известно, что деятельность Саландры встречает упорное противодействие со стороны некоторых политических партий, не желавших войны, и что 20 мая во вопросу о мобилизации армии предстояло в парламенте голосование депутатов. Ввиду такого сложного положения послы держав Согласия выражали мнение о необходимости посоветовать итальянскому кабинету поставить депутатов и страну еще до голосования в известность о состоявшемся уже факте подписания Италией соглашения с державами Согласия. Русский министр иностранных дел телеграфировал 15 мая А.П. Извольскому в Париж:

"Не могу допустить мысли, чтобы возражения Джиолити или вообще какой-либо политической партии и даже падение министерства могли освободить Италию от принятых ею на себя обязательств, тем более что, заключая с нами соглашение, итальянское правительство не сделало никаких оговорок относительно утверждения его парламентом. Отказываюсь поверить, чтобы Италия решилась покрыть себя вечным позором, уклонившись от подписанного договора. Что касается срока итальянского выступления, то когда бы ни была объявлена мобилизация, означенный срок назначен на 26 мая нового стиля..."

Дело, однако, обошлось благополучно. Кабинет Саландры остался у власти, и еще 18 мая русскому послу в Риме М.Н. Гирсу было передано, что уже накануне полковнику Ропполо послано разрешение подписать военную конвенцию, за исключением статьи, говорившей о содействии Сербии боевыми припасами, каковое содействие оказывалось для Италии неосуществимым. Вместе с тем передавший это сведение директор римского кабинета сообщал, что война Австрии будет объявлена 26 мая, а мобилизация - 24 мая. "Впрочем, - добавлял названный директор, - эти сроки являются крайними, и весьма возможно, что обстоятельства побудят Италию выступить раньше".

Военная конвеция в желаемой итальянским правительством редакции была подписана 21 мая, а давно ожидавшееся объявление Италией войны Австро-Венгрии состоялось наконец 24 мая.

День этот совпал с днем прорыва германцами нашей оборонительной линии по р. Сану, но выступление Италии создавало надежду еще отстоять эту линию при соответствующем, конечно, успехе итальянской армии.

Надежды эти оказались, однако, иллюзорными. Итальянцы, несмотря на общее огромное превосходство в силах, успели выдвинуться только до р. Изонцо и оказались вполне неспособными не только раздавить австрийцев, но даже оттянуть от русских армий сколько-нибудь значительные их силы. Предоставленные самим себе, армии генерала Иванова принуждены были продолжать свое отступление. 22 июня они отдали обратно неприятелю Львов, и с этого момента всякая кооперация между итальянскими и русскими войсками стала невозможной, впрочем, вплоть до лета 1916 г., когда известным наступлением генерала Брусилова итальянские армии были выведены из катастрофического положения, создавшегося наступлением австрийцев из Трентино.

По нашим данным, австрийцы сняли с русского фронта первоначально всего две дивизии; затем в течение всего летнего периода кампании - еще до 10 австрийских дивизий. Соотношение же сил на итальянском фронте, по данным одной сербской записки, хранящейся в архивах французского Военного министерства, было следующим:

а) В период первого сражения на р. Изонцо:

Пехота: 4 1/2 австрийских дивизий против 11 дивизий итальянских.

Артиллерия: 177 полевых и 36 тяжелых орудий у австрийцев против 400 полевых и 70 тяжелых орудий у итальянцев.

б) В период второго сражения на той же реке:

Пехота: 9 австрийских дивизий против 19 1/2 итальянских дивизий.

Артиллерия: 330 полевых и 66 тяжелых орудий у австрийцев против 640 полевых и 135 тяжелых орудий у итальянцев.

Тем не мене ни первое, ни второе сражение не привели итальянцев к победе.

6. Содействие Японии и отношения России с Китаем

19 августа 1914 г. японский представитель в Берлине по поручению своего правительства, решившего присоединиться к державам Согласия, вручил германскому правительству ультимативную ноту, в которой сообщалось, что токийское правительство требует удаления или разоружения германских судов, находившихся в японских и китайских водах, и предоставления японским властям территории Киао-Чоу. Требования эти сопровождались ссылкой на англо-японский союз и на необходимость принять предупредительные меры к обеспечению мира на Дальнем Востоке. Срок ультиматума был определен в четверо суток. Так как в течение этого времени ответа со стороны Германии не последовало, то Япония фактически оказалась в войне с Германией.

Присоединение Японии к державам Согласия являлось для России весьма благоприятным фактором в том смысле, что оно давало возможность России снять со своего дальневосточного фронта все русские войска и постепенно перевести их на западные границы для участия их в военных действиях. По требованию великого князя Николая Николаевича перевозке этой подвергся не только 4-й Сибирский корпус, составлявший гарнизон Владивостокской крепости и занимавший ряд важных прибрежных пунктов, но и "пограничные войска", составлявшие охрану Восточно-Китайской железной дороги и полосы отчуждения. Как известно, войска эти были переформированы в особый корпус.

Равным образом из портов Дальнего Востока были двинуты в район Средиземного моря и главнейшие боевые суда нашей Дальневосточной военно-морской флотилии. Читатель уже знает, что русский крейсер 1-го ранга "Аскольд" принял участие в действиях англо-французского флота под Дарданеллами.

На непосредственное содействие японских войск в операциях на Западном фронте Россия никогда не рассчитывала. Взгляд русского Военного министерства на этот вопрос отчетливо выразился в телеграмме нашего министра иностранных дел, посланной им 5 сентября 1914 г. русскому послу в Лондоне по поводу выраженного французским правительством желания привлечь японские войска на территорию Франции. Великобританский министр иностранных дел сэр Э. Грей возражал против такого проекта и предпочитал видеть японские армии на русском фронте. Но С.Д. Сазонов категорически ответил, что мы не испытываем нужды в помощи японских войск. "Россия, - говорилось в соответствующем ответе, - не считает, однако, себя вправе противиться стремлению своей союзницы Франции привлечь японские войска к участию в защите французской территории против немецкого нашествия".

Тем не менее в начале сентября из Японии поступило предложение об организации для участия на нашем Западном фронте вспомогательного отряда из японских добровольцев и об уступке России части японской тяжелой артиллерии. В этом предложении, по-видимому, надо было видеть стремление Японии сблизиться с Россией и сгладить окончательно былые недоразумения. Поэтому великий князь Николай Николаевич счел нужным посоветовать нашему министру иностранных дел выразить Японии благодарность за сделанные предложения. При этом в отношении добровольческого отряда им было высказано, что "возможность перевозки этого отряда будет находиться в зависимости от успешности перевозки из Сибири наших войск", иначе говоря, перевозка эта откладывалась на долгий срок. Что же касается тяжелой артиллерии, то, хотя материальная ее часть не была в полном смысле совершенной, тем не менее вследствие крайне печального положения вопроса о снабжении наших войск тяжелыми орудиями предложение это было принято с особой благодарностью. Вследствие этого японские орудия с небольшим количеством японских инструкторов прибыли в Россию и были использованы в первый же период войны.

Замечательна та тщательность и обдуманность, с какой японцами была произведена упаковка и отправка этой артиллерии в Россию. Все ящики были соответственно перенумерованы, и на каждом из них были необходимые надписи, причем каждое орудие прибывало одновременно со всеми относящимися к нему частями и предметами, необходимыми для его немедленного использования. Вследствие этого последовательная постановка каждого орудия на позицию требовала минимального времени. Эта система выгодно отличалась по сравнению с другими приемами отправки, при которых в каждой партии прибывали сплошь только одни части, затем другие, до получения которых все ранее прибывшие части оставались мертвым грузом.

Япония была полезна России и запасами своих ружей.

Вообще во весь период нашей войны японские государственные люди не раз давали России доказательства своего желания самого тесного сближения с Россией. Известно, например, что в августе 1915 г. бывший японский посол в Париже барон Иши, вызванный в Токио для занятия поста министра иностранных дел, высказывался в этом смысле перед Делькассе. Вместе с тем он же поставил перед своим собеседником вопрос, думает ли Делькассе, что в России окончательно отказались от агрессивной противояпонской политики, представителем которой он считал графа Витте. На это Делькассе якобы ответил, что если политика Витте действительно была такова, то ее, несомненно, погребли вместе с ним, и что наилучшее средство для Японии помешать ей когда-либо воскреснуть - оказать содействие победе России и ее союзников над Германией.

Что касается, наконец, отношений великого князя к вопросу о Китае, то надо отметить, что Верховного главнокомандующего весьма беспокоило положение Восточно-Китайской железной дороги, связывавшей Россию с почти единственным свободным от влияния неприятеля портом ее - Владивостоком. Вместе с тем организация порчи этой дороги весьма облегчалась для германских и австрийских агентов после снятия с дороги частей нашей пограничной стражи и отправки таковых в виде войсковых частей на западную границу. Но так как разрыв Китая с Германией и Австрией и изгнание из пределов первого дипломатических и консульских агентов Центральных держав, по словам китайского посланника в Париже, могли быть разрешены лишь после того, как державы Согласия признают за правившим Китаем в то время Юанг Ши Каем императорский титул, то вопрос получил затяжной характер и не получил соответственного разрешения в период пребывания великого князя во главе русской действующей армии.

Изложенными данными характеризуется степень влияния великого князя Николая Николаевича, первого русского Верховного главнокомандующего, на важнейшие военно-политические вопросы, возникавшие в первый период мировой войны.

Во всех заявлениях и поступках великого князя можно отчетливо видеть те основные положения, которыми он руководствовался в своей деятельности. Кроме пользы России, строгой лояльности по отношению к союзникам и ясного понимания обстановки великий князь неизменно стремился к поддержанию достоинства России, к проявлению возможного великодушия по отношению к угнетенным народностям, которых он призывал в самом начале войны к сотрудничеству в деле собственного освобождения и по отношению к которым он считал необходимым стремиться привлечь их на нашу сторону справедливым отношением к их внутренней жизни и потребностям. Он ясно понимал, что взамен принципа завоевания необходимо борьбу с Германией и Австро-Венгрией вложить более глубокую идею освобождения малых народов. К сожалению, в этом последнем вопросе он встретил негласную оппозицию в лице русского Министерства внутренних дел, обер-прокурора Святейшего Синода и даже своего ближайшего сотрудника начальника штаба Верховного, влияние которого базировалось на особом расположении к нему царствовавшего императора всероссийского Николая II.

Эти учреждения и сочувствовавшие проводимой ими политике лица не могли отрешиться от старых и праздных попыток насильственной русификации и насаждения православия, ведших только к обострению националистических чувств и религиозного фанатизма.

Глава XI
ОСТАВЛЕНИЕ ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ НИКОЛАЕМ НИКОЛАЕВИЧЕМ ПОСТА ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО И ЕГО ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НА КАВКАЗЕ

1. Зарождение мысли о смене первого русского Верховного главнокомандующего

Читатель, вероятно, помнит, что к концу августа 1915 г. обстановка на фронте сложилась таким образом, что главная масса войск, именно 8 армий из 11, оказались в распоряжении главнокомандующего Северо-Западным фронтом генерала Алексеева; последний, таким образом, оказался почти полным хозяином положения на путях к северу от Польши. Даже выделение из числа войск, ему подчиненных, особой группы корпусов для образования Северного фронта могло быть выполнено не тогда, когда в этом почувствовалась необходимость по оценке Ставки (конец июля), но лишь месяцем позже, т.е. тогда, когда обход немцами русских армий, отступавших по московским путям, направленный через Риго-Шавельский район на Свенцяны, стал уже вполне очевидным фактом. Столь решительное влияние личности главнокомандующего Северо-Западным фронтом и то непротивление, которое ему оказывалось великим князем, несмотря на настойчивые доклады Ставки о необходимости проявления его собственной воли, явно указывали, что дни первой Ставки сочтены и что в будущем генералу Алексееву суждено стать руководителем операций русских армий.

Но в какой роли?

Вот что в это время происходило в Петрограде, по записи тогдашнего военного министра генерала Поливанова:

"Во вторник, 4 августа, после обычного доклада, имевшего место в Царскосельском дворце, государь обратился ко мне и высказал, что он намеревается вступить в верховное командование армиями.

На мое возражение, что он, таким образом, берет на себя задачу, превосходящую силы человека, ибо положение страны требует ныне большого к себе внимания и непрерывного общения с правительством, я получил ответ, что министры будут ездить в Ставку, и он сам от времени до времени будет приезжать в Царское Село, и что вообще данное решение принято им твердо..."

Затем Николай II, по рассказу автора воспоминаний, вынул из стола исписанный листок бумаги, оказавшийся проектом его письма к великому князю Николаю Николаевичу. Проект этот начинался с указания на тяжелое положение армий, которое не позволяет государю более оставаться вдали от них; в силу этого император Николай и решил исполнить свое первоначальное намерение стать самому во главе действующей армии. Начальником штаба к себе государь избрал генерала Алексеева. Далее в проекте письма высказывалось несколько слов благодарности великому князю за понесенные им труды и просьба принять на себя главное командование войсками на Кавказском фронте со званием наместника взамен графа Воронцова, увольнявшегося по болезни.

Не теряя надежды хотя бы отдалить смену великого князя, пользовавшегося всеобщим доверием общества, и учитывая всю опасность, могущую произойти от этого шага, генерал Поливанов пытался представить государю ряд военных соображений, по которым перемена верховного командования являлась нежелательной в период не закончившегося еще отхода армий на новые рубежи в тылу, когда тыл переполнен беженцами и эвакуируемым имуществом и когда не сегодня завтра положение еще более может ухудшиться.

Но император Николай II не сдавался ни на какие доводы. Решение его осталось непреклонным, и он поручил генералу Поливанову возможно скорее отвезти в Ставку письмо, которое обещал изготовить к отправлению не позднее следующего дня.

Мысль о личном предводительствовании всей действующей армии преследовала государя с самого начала войны. Читатель знает, что только горячие советы министров помешали тогда осуществлению этой мечты. Но при вручении главнокомандования армиями великому князю Николаю Николаевичу в соответственном акте была сделана оговорка: "доколе государь сам не примет на себя это командование". Теперь, когда "отечество оказалось в опасности", государю естественно было думать, что настал час осуществить прерогативу самодержавного царя и стать самому во главе войска. В этом решении император был укрепляем не только советами императрицы, но также многих придворных, уже давно втайне интриговавших против великого князя Николая Николаевича, подозревая его в желании мятежным путем захватить царский престол для себя. Во всей этой грубой интриге одно из первых мест занимал прославленный "старец" Григорий Распутин, для которого во времена пребывания Николая Николаевича в Ставке были закрыты все пути влияния на ход войны.

Выполняя волю государя, генерал Поливанов в один из дней, почти накануне перемещения Ставки из Барановичей в Могилев, прислал телеграмму на имя Верховного главнокомандующего с вопросом, когда великий князь может его принять. Этот предварительный запрос был, конечно, знаменателен, ибо военный министр всегда имел доступ в Ставку, а для информирования, не в отъезде ли Верховный главнокомандующий, достаточно было бы и простого сношения по прямому проводу каких-либо второстепенных агентов. Свиданию, таким образом, умышлено придавался в некотором роде официальный характер. Так как все эти сношения происходили почти накануне переезда в Могилев, то великий князь приказал ответить, что примет генерала Поливанова уже в новом месте расположения Ставки.

20 августа Верховный главнокомандующий и оперативная часть штаба выехали в Могилев, где великий князь был торжественно приветствован местными властями и обществом. С вокзала все прибывшие проехали в городской собор. Там духовенством в присутствии многочисленной толпы народа был совершен торжественный молебен. По окончании молебна великий князь из собора отбыл в место расположения Ставки.

Верховный главнокомандующий, начальник штаба и лица ближайшей свиты разместились в нижнем этаже губернаторского дома. Дом этот стоял на правом высоком и крутом берегу р. Днепра; с одной стороны к нему примыкал небольшой, но тенистый сад, а из окон второго этажа дома открывался просторный вид на луга и леса Заднепровья. Верхний этаж дома оставался незанятым, на случай приездов в новую Ставку государя. Этаж этот состоял из большого зала в несколько окон, такой же столовой, красной гостиной с мебелью из золоченого дерева и еще нескольких задних комнат. Официально весь этаж числился оставленным для государя, но ввиду общего недостатка помещений ближайшие к Верховному лица, столовавшиеся вместе с ним, временно пользовались там находившейся столовой. Управление генерал-квартирмейстера с оперативным телеграфом поместилось в освобожденном доме губернского правления, находившемся рядом с домом губернатора. В этом же доме оказалось помещение и лично для меня. Перед зданием губернского правления находился небольшой запущенный сквер и посредине его солнечные часы, сохранившиеся со времен царствования императора Александра I и расположения в Могилеве штаба 1-й армии.

Немедленно по прибытии в новое место расположения Ставки моего управления застучали юзы и деятельность штаба приняла свои обычные формы.

На следующий день вечером в Могилев прибыл военный министр генерал Поливанов. На вокзале он был встречен одним из адъютантов великого князя, с которым приехавший и отправился в губернаторский дом. Великий князь принял военного министра в красной гостиной второго этажа и здесь прочел адресованное ему письмо государя.

"Я почувствовал, - вспоминает А.А. Поливанов, - свою задачу облегченной, когда после моих слов о том, что ввиду трудного положения наших армий государь не считает себя вправе оставаться вдали от нее и решил принять верховное главнокомандование, Николай Николаевич широким жестом перекрестился..."

Только после возвращения в Петроград государь император разрешил генералу Поливанову осведомить Совет министров о принятом им решении, до этого же дня один председатель Совета министров, старик Горемыкин, не умевший или не желавший перечить государю, был осведомлен о принятых императором Николаем шагах.

Государь очень благодарил военного министра за хорошо им исполненное "трудное", как он выразился, поручение. Пожалуй, покажется странным, в чем именно заключалась его трудность. Но двор жил не реальной жизнью, а в мире "воображений"!..

Недоверие к лояльности великого князя было настолько сильно, что, как это видно из одного письма императрицы, волнения не оставляли ее, пока великий князь Николай Николаевич, которого в семье звали попросту Николаша, не уехал совсем из Ставки.

В Совете министров только один старец Горемыкин отнесся беспрекословно к желанию государя стать во главе действующей армии. По воспоминаниям А.А. Поливанова, Горемыкин неизменно повторял: "Что же делать, так государю угодно!"... Большинство же министров, и в особенности А.В. Кривошеий, главноуправляющий земледелием, и С.Д. Сазонов, министр иностранных дел, ясно отдавали себе отчет в возможных последствиях намечавшегося шага, который считали крайне неосторожным. Они просили императора Николая II выслушать их соображения о затруднительности выполнения тех изменений в высшем управлении войсками, которые были предположены.

В первых числах сентября желание министров было удовлетворено и Совет министров собрался у государя в Царском Селе. Император Николай II прибыл на совещание и, заняв место посредине стола, открыл заседание. Он спокойно выслушал от И.Л. Горемыкина несколько нейтрально произнесенных им слов, из которых должен был осведомляться, что Совет министров, узнав о скором отъезде царя в армию, выражает желание получить непосредственно от Его Величества указания по ряду основных вопросов. Вслед за тем стали говорить министры, настаивавшие на личной встрече с государем; они выражали свои опасения по поводу того трудного положения, в котором окажется страна, лишенная непосредственного пребывания главы государства в столице. Делались также указания на то, что великий князь Николай Николаевич хотя и терпел военные неудачи, но последние не могут быть приписаны ему, а общей обстановке и потому смена его не будет понята обществом. Однако все это, по-видимому, высказывалось в столь осторожной форме, что слова говоривших министров не остановили государя в принятом им решении, о чем он и объявил вполне твердо собравшимся.

Министры разъехались в очень подавленном настроении.

Среди невысказанных причин, делавших опасным постоянное пребывание императора Николая при действующей армии, была одна, которая беспокоила очень многих министров: это вероятное укрепление влияния на государственные дела императрицы Александры Федоровны. Известно было, что она считала себя как бы естественной заместительницей императора в столице, и нетрудно было предвидеть, что с отъездом государя в Ставку Горемыкин, а за ним и другие менее самостоятельные министры станут ездить к ней с докладами и подчиняться ее распоряжениям. Так это и случилось на самом деле. А между тем, отметая всякое подозрение в ее действительной преданности России, все же необходимо сказать, что императрица Александра Федоровна была центром всех безответственных влияний, которые в корне подтачивали царскую власть в России.

Огорченные всем происшедшим министры, наиболее чутко относившиеся к предстоящему событию, собрались на следующий день у С.Д. Сазонова и, обсудив положение еще раз, решили обратиться к императору Николаю с особым письмом:

"Всемилостивейший государь! - писали они. - Не поставьте нам в вину наше смелое и откровенное обращение к Вам. Поступить так нас обязывают верноподданнический долг, любовь к Родине и тревожное сознание грозного значения совершающихся ныне событий.

Вчера в заседании Совета министров под Вашим личным председательством мы повергли перед Вами единодушную просьбу о том, чтобы великий князь Николай Николаевич не был отстранен от участия в верховном командовании армией. Но мы опасаемся, что Вашему Императорскому Величеству не угодно было склониться на просьбу нашу и, смеем думать, всей верной Вам России.

Государь, еще раз осмеливаемся Вам высказать, что принятие Вами такого решения грозит, по нашему крайнему разумению, России, Вам и династии Вашей тяжелыми последствиями.

На том же заседании воочию сказалось коренное разномыслие между председателем Совета министров и нами в оценке происходящих внутри страны событий и в установлении образа действий правительства.

Такое положение, во всякое время недопустимое, в настоящие дни гибельно.

Находясь в таких условиях, мы теряем веру в возможность с сознанием пользы служить Вам и Родине".

Письмо было подписано восемью министрами и передано по принадлежности. Оно осталось, однако, без ответа и всякого положительного результата.

На следующий день, 4 сентября, в одной из парадных зал Зимнего дворца под председательством государя состоялось торжественное заседание особого совещания по обороне в присутствии членов этого совещания от Государственного совета и Государственной думы, а вечером того же дня император Николай II отбыл в Ставку.

Царь выполнил свое намерение вопреки данным советам. Министры же, подписавшие приведенное выше письмо, были впоследствии постепенно уволены от занимаемых ими должностей. Царь не простил им их откровенности.

2. Впечатление в Ставке, в обществе и за границей от происшедшей перемены

Великий князь Николай Николаевич после письма от государя, которое предрешало его уход из Ставки, держал себя с полным самообладанием и спокойствием. Как было уже отмечено, содержание этого письма едва ли могло быть для него неожиданностью; пост же наместника на Кавказе, предоставлявшийся ему, всегда считался в России одним из самых почетных, тем более сопряженный со званием главнокомандующего Кавказской отдельной армией.

Находившийся с 1905 г. на Кавказе граф Воронцов-Дашков до своего назначения туда был во все время царствования императора Александра III министром императорского двора и считался одним из самых приближенных к этому императору сановников. Со своего поста он был теперь снят лишь с целью освобождения занимавшейся им высокой должности для великого князя Николая Николаевича. Император Николай II, желая смягчить удар, написал Воронцову собственноручное письмо и наградил его высоким орденом Св. Георгия 3-й степени "За искусное руководительство доблестною Кавказскою армией, геройскими подвигами которой достигнуты блестящие боевые успехи в делах против турок".

В письме, помеченном 23 августа, император писал: "Считаю нужным предупредить Вас, что я решил взять руководство действиями наших армий на себя. Поэтому великий князь Николай Николаевич будет освобожден от командования армиями с назначением на Ваше место. Уверен, что Вы поймете серьезность причин, которые заставляют меня прибегнуть к столь важной перемене..."

Старый испытанный друг царской семьи принял удар и отвечал с полной откровенностью, но и придворной осторожностью: "Ваше Величество желаете стать во главе армий. При этом для дальнейших событий по управлению обширным Российским государством необходимо, чтобы армия под Вашим начальством была бы победоносной. Неуспех отразился бы пагубно на дальнейшем царствовании Вашем. Я лично убежден в окончательном успехе, но не уверен в скором повороте к лучшему..."

Посещение военным министром Ставки на следующий же день по прибытии ее в Могилев прошло для большинства незамеченным. Генерал Поливанов прибыл поздно вечером и в тот же день из нее уехал. Правда, направление его на Волковыск, где располагался штаб главнокомандующего Северо-Западным фронтом генерала Алексеева - будущего начальника штаба Верховного - могло вызвать кое-какие подозрения, но об этом знали только некоторые чины железнодорожного управления. Лично мне показалось странным, что генерал Поливанов не зашел ко мне, что он обычно делал, но, отвлеченный работой, я об этом факте вскоре забыл думать.

Лишь на следующий день утром я был несколько озадачен обращением ко мне состоявшего при Ставке великого князя Дмитрия Павловича:

"Воображаю, что передумали вы в течение минувшей ночи", - сказал он мне.

Должен, впрочем, сознаться, что и в этой фразе я не дал себе должного отчета. Я приписал ее впечатлению от случайно прочтенного молодым великим князем какого-либо печального донесения с фронта, который давно уже перестал радовать своими известиями.

Лишь тогда, когда несколько позднее в мой рабочий кабинет почти ворвался начальник штаба генерал Янушкевич, который сообщил мне взволнованным голосом о приглашении великого князя зайти немедленно к нему, я догадался о причине его волнения.

- Его Высочество очень огорчен, - сказал Н.Н. Янушкевич, - что о существе вчерашнего приезда в Ставку военного министра вы узнали не лично от него.

- Я и до сих пор нахожусь фактически в неведении о том, что произошло, - ответил я. - Лишь ваше волнение и выражение вами огорчения великого князя заставляют меня догадываться, что речь идет о предстоящих изменениях в составе Ставки. Я к ним вполне готов.

С такими словами мы оба отправились к Верховному главнокомандующему, избегая говорить о главном и делясь по дороге впечатлениями о различных вопросах второстепенного характера.

Великий князь принял меня наверху, в той же красной шелковой гостиной, в которой накануне он принимал военного министра. Данная обстановка приема была для меня необычна, так как по принятому с самого начала войны порядку оперативные доклады происходили всегда в моем кабинете, куда приходил великий князь и где находились все необходимые для справок карты и схемы. Я более не сомневался в содержании предстоящей беседы. Быстро встав мне навстречу и держа в руках полученное письмо, великий князь поспешил усадить меня в ближайшее к нему кресло и дрожащим от волнения голосом стал вслух читать полученное им накануне от государя императора Николая II письмо. Я полагаю, что текст этого письма был или изменен в последнюю минуту государем, или же мне читалось оно с некоторыми изменениями и дополнениями, так как в прочитанном тексте не заключалось некоторых мест, о которых говорит в своих воспоминаниях генерал Поливанов. Именно не было указаний ни о том, что великий князь может взять с собой на Кавказ генерала Янушкевича, как равно ничего не говорилось о судьбе государевой свиты генерал-майора князя Владимира Орлова, исполнявшего при императоре Николае II обязанности начальника военно-походной канцелярии.

Излагалось только, что государь избирает себе начальником штаба генерала Алексеева; что же касается генерала Янушкевича и генерала Данилова, читал великий князь, то им выражалась от высочайшего имени благодарность за понесенные труды и указывалось, что государь оставляет на себе лично заботу по устройству их дальнейшего служебного положения. О князе Орлове в письме не упоминалось вовсе, и фраза: "Что касается Влади Орлова*, то я тебе его дарю", которая впоследствии охотно распространялась в обществе, то она мне лично кажется апокрифической, и во всяком случае ее содержание совершенно не подходило к тону всего письма, составленного во вполне корректных и серьезных выражениях.

______________________

* Так называли князя Владимира Орлова в придворных сферах.

______________________

Князь Владимир Орлов считался одним из самых преданных и близких людей к императору Николаю II. Свою преданность он, по ходившим рассказам, полностью проявил в революционный 1905 г., когда неотлучно находился при особе императора, выполняя добровольно даже обязанности шофера царского автомобиля. С появлением при дворе Распутина князь Орлов вступил в упорную борьбу с "темными влияниями", которые охватили двор, и эта борьба сблизила его с великим князем Николаем Николаевичем в период пребывания последнего в Ставке. Теперь он пал жертвой интриг вместе с великим князем.

Прочитав письмо государя, великий князь Николай Николаевич поднялся с дивана, на котором сидел, и, подойдя вплотную ко мне, выразил сожаление, что содержание государева письма стало в Ставке известно ранее, чем он успел о нем сообщить мне. Затем в теплых выражениях просил меня принять его душевную благодарность за совместную годовую работу. Верховный главнокомандующий при этом высказал, что не было случая, когда бы он был мной недоволен. "Я особенно ценил, - добавил он, - ваши откровенные мнения, которые вы не стеснялись высказывать во всех случаях".

Поблагодарив великого князя за деликатное внимание и лестную оценку моей деятельности в Ставке, я обратился к нему с просьбой исходатайствовать мне строевое назначение, которое отвечало бы моему давнишнему желанию - ознакомиться с современными условиями войны, находясь в командной должности.

"Очень советую вам, - возразил великий князь, - положиться в этом отношении на слова государя, выраженные им в его рескрипте на мое имя".

И в этих словах как нельзя отчетливее выразилась та корректность, которую великий князь всегда проявлял по отношению к царской воле.

Тем не менее по прибытии в Ставку государя мне было предложено через генерала Алексеева занять пост командира XXV корпуса, который я с радостью и принял.

"В пятницу, 20 августа, - записывает в своем дневнике в день своего приезда в Ставку А.А. Поливанов, - я был у председателя Совета министров И.Л. Горемыкина и изложил ему мой разговор с государем, не скрывая волнующей меня трудности поручения, следствием коего, несомненно, будет затаенная обида великого князя и, что еще важнее, смущение в обществе, не перестающем взирать на Николая Николаевича с чувством доверия и потому способным признать его смену и несправедливой, и нежелательной..."

Мне приходилось слышать уже здесь, за границей, в эмиграции, что молодые офицеры Ставки мечтали уже тогда о какой-то перемене, базируясь на твердом убеждении великого князя Николая Николаевича в необходимости довести войну до победного конца и якобы колебаниях в этом отношении, приписывавшихся императору Николаю II.

"Великий князь очень популярен не только в армии, но и в стране, - пишет 4 сентября 1915 г. директор дипломатической канцелярии при Ставке князь Кудашев своему министру С.Д. Сазонову. - Его немилость будет, несомненно, широко и успешно использована для поколебания престижа государя и всего монархического начала.

Уже теперь среди офицеров слышно такое суждение: великий князь стоял за войну a outrance. Свергла его немецкая партия, и что бы ни говорили, а партия эта желает мира, который и будет заключен в октябре. Если даже это не так, то важна возможность такого толкования у офицеров. При этом под офицерами я отнюдь не подразумеваю приближенных к великому князю, а среднюю серую массу офицерства..."

Из всего выдержанного поведения великого князя было, однако, ясно видно, что лично он был вне всяких подозрений в смысле поощрения подобных слухов. В интересах справедливости надо, впрочем, сказать, что, хотя авторитет великого князя с наступлением неудач на фронте нисколько не пострадал, все же обаяние царского имени в русской армии было в то время еще столь велико, особенно среди младшего строевого командного состава, что какое-либо покушение на умаление этого имени было едва ли и возможно.

Более серьезные и уравновешенные люди мечтали о другом: у них, не знавших целиком содержания вышеприведенного письма государя, все еще оставалась надежда, что перемены в Ставке не коснутся великого князя и что он остается или на своем посту верховного главнокомандующего, или в должности начальника государева штаба. При этом вспоминали старое Положение о полевом управлении, согласно которому в случае приезда государя к действующей армии главнокомандующий принимал на себя обязанности его начальника штаба.

"До приезда государя сюда, - писал из Ставки 5 сентября уже известный читателю князь Кудашев, - мы все надеялись, что вопрос будет перерешен в смысле оставления великого князя во главе армии и что в случае принятия государем верховного командования великий князь сделается начальником штаба. К сожалению, это не вышло, и великий князь завтра едет на Кавказ с остановкой на несколько дней в своем имении. Он, безусловно, считает себя уже смещенным и не желает подавать вида, что желал бы сохранить верховное командование..."

Сдержанное, чтобы не сказать больше, отношение к решению императора Николая II стать во главе войск проявило также общество, а равно члены императорской фамилии, из числа которых многие делали государю осторожные предупреждения. Ходили даже слухи, что один из самых близких к царской семье молодых великих князей выезжал спешно из армии в Петроград, рассчитывая повлиять на изменение принятого решения.

На чрезвычайном собрании Московской городской думы, к мнению которой прислушивались все городские управления России, было вполне громко высказано очень много протестов против царского решения.

Но особенно горячо отнеслась к этому вопросу Государственная дума, председатель которой М.В. Родзянко в особом письме "умолял" государя отказаться от своего решения и не рисковать царским авторитетом.

Всем было хорошо известно, что император Николай II не обладал ни необходимыми знаниями, ни опытом, ни волей и что весь его внутренний облик мало соответствовал грандиозному масштабу войны. При таких условиях нахождение при государе даже столь надежного начальника штаба, как генерал Алексеев, страдавшего, впрочем, также недостатком волевых качеств и организационных способностей, что заставляло его часто размениваться на мелочи, не обещало обеспечить достижения необходимых результатов.

Уход великого князя с поста Верховного вызвал большую тревогу во Франции. Французский посол в Петрограде М. Палеолог писал: "Отныне я готов ко всему". Вся заграничная печать с большим пессимизмом отнеслась к совершившимся переменам, и уже одно внимание, уделенное данному событию, доказывало всю значительность происшедших перемен. Одни органы печати видели в этом уходе желание царя стать ближе к своему народу, другие указывали, что великий князь пал жертвой своей огромной популярности. При этом в некоторой части заграничной печати великий князь оценивался как вождь России, перед которым совершенно стушевалась личность царствующего императора. Решительно все признавали военные способности ушедшего и считали великого князя Николая Николаевича искусным стратегом, которому почти всегда удавалось со своими армиями появляться именно там, где это требовалось общей обстановкой. Неудачи лета 1915 г. большинство газет не ставило в вину великому князю, приписывая таковые или общим причинам, или недостатку вооружения и боевых припасов. "Мы не можем не признать, - писала одна очень распространенная газета в Германии, - что наш бывший противник был храбрым и честным врагом..." Отмечалось, что войне была посвящена вся жизнь великого князя, что он, будучи ярым противником немцев, оказал величайшие незабываемые услуги союзникам и что его наступление на Карпаты, явившееся началом его конца, диктовалось его убежденным панславизмом. "Может быть, - восклицает одна из видных немецких газет ("Berliner Local Anzeiger"), - в глубине его души таится надежда вернуться когда-нибудь в роли спасителя отечества от внутреннего врага!"

"Едва ли перемена в верховном главнокомандовании изменит исход войны, - писала "Fossische Zeitung". - Выступление русского самодержца в роли верховного главнокомандующего скорее является доказательством предстоящего развала армии и государства. Во всяком случае падение великого князя вызывается скорее причинами политическими, чем военными соображениями..."

Интересно отметить, что генерал Брусилов, перешедший впоследствии на службу большевиков, а ранее бывший сотрудником великого князя, хорошо его знавший, так отзывается в своих воспоминаниях о великом князе Николае Николаевиче:

"По моему мнению, в это время лучшего Верховного главнокомандующего нельзя было найти. Это человек, несомненно, всецело преданный военному делу, и теоретически и практически знавший и любивший военное ремесло. По натуре своей он был страшно горяч и нетерпелив, но с годами успокоился и уравновесился. Назначение его Верховным главнокомандующим вызвало глубокое удовлетворение в армии. Войска верили в него и боялись его. Все знали, что отданное им приказание должно быть исполнено, что отмене оно не подлежит и никаких колебаний не будет..."

Но еще любопытнее то, что большевистская власть в России нашла возможным оставить этот отзыв в своем издании, признав таким образом это суждение справедливым...

3. Царь в Ставке

За несколько дней до приезда в Могилев императора Николая II в Ставку прибыл его будущий начальник штаба генерал Алексеев.

"В тот же день, - доносит об этом факте С.Д. Сазонову Кудашев, - генерал Янушкевич сдал ему должность и поселился в вагоне. Великий князь держит себя безупречно и с полным самообладанием..."

Меня М.В. Алексеев просил остаться еще несколько дней в должности для установления более полной преемственности. Я поставил естественным условием быть освобожденным от обязанностей генерал-квартирмейстера до приезда государя в Ставку.

Государь прибыл в Могилев утром в воскресенье, 5 сентября. Отбыв обычные официальные встречи, он в тот же день принял на себя предводительствование действующими войсками.

Однако император не сразу занял губернаторский дом и продолжал жить в своем поезде, в котором приехал из столицы. Для установки этого поезда была подготовлена особая ветка, отводившая царские вагоны от вокзала в глубь какого-то частного сада. Расположение царского поезда оказалось очень удаленным от места пребывания штаба, и чтобы достичь его, приходилось пересекать едва ли не весь город. Обстоятельство это весьма затрудняли личные сношения с императором, который лишь однажды в день, по утрам, приезжал для выслушивания доклада в управление генерал-квартирмейстера.

Было вполне очевидно, что пребыванием государя в поезде, несмотря на оставление незанятым всего верхнего этажа губернаторского дома, делался ясный намек на желательность возможно спешного отъезда великого князя из Ставки. Ему было указано ехать на Кавказ, не заезжая в Петроград, и только во внимание к его просьбе он получил разрешение заехать по дороге на несколько дней в его собственное имение "Першино", находившееся в Тульской губернии.

Каким-то пророчеством веяло от его слов, как-то мимоходом мне сказанных, что Петрограда ему больше не видать... Я удивился, зная, что он очень любил нашу Северную столицу и что совсем недавно перед войной он выстроил себе там прекрасный дворец на правом берегу Невы.

С императором Николаем в Ставку прибыла обычно сопровождавшая его в поездках на фронт свита. Во главе ее находились министр двора - старый и весьма почтенный граф Фредерике и его зять - дворцовый комендант генерал Воейков, лицо, не пользовавшееся уважением даже среди тесного круга лиц свиты. Князя Орлова, о котором мне уже приходилось говорить, в свите, однако, не было, и его отсутствие резко бросалось в глаза не только ввиду его заметной полной фигуры, но и потому, что все знали о причине его опалы, заключавшейся во вражде к Распутину и вредному влиянию последнего на всю царскую семью.

"Вчера, 7 сентября, - записывает в своих письмах князь Кудашев, - был день прощаний. Утром меня принял великий князь, и я с ним простился. В 2 часа он собирал для прощания весь штаб. Прощаясь с уходившими генералами, - продолжает цитируемый автор, - мне приятно было услышать от генерала Данилова, что мы все же сумеем одолеть Германию: лишь бы не падать духом, а мир заключать было бы громаднейшей ошибкой!.."

"Только бы у нас не было революции, - добавлял я постоянно, о чем, впрочем, свидетельствует и князь Кудашев в другом месте своей переписки с Сазоновым. - Мы не должны забывать минувшую японскую войну и 1905 г., - говорил я нашему министру иностранных дел в 1914 г., еще в первые дни войны, перед своим отъездом в Ставку".

В этот же день 7 сентября я был приглашен к обеду в царский поезд. В бытность великого князя Верховным главнокомандующим вошло в обычай, что во время пребывания государя в Ставке великий князь, начальник штаба, я и дежурный офицер Генерального штаба были всегда приглашаемы через особого гоффурьера от имени государя к завтраку и обеду. И только последний приезд государя в Ставку, т.е. со времени вступления его в верховное главнокомандование, этот порядок был прекращен в отношении уже сдавших свои должности генерала Янушкевича и меня. Факт этот, конечно, по желанию можно было считать либо естественным, вытекавшим из нашего изменившегося служебного положения, или же признаком некоторой опалы при дворе. Мы перешли на довольствие в общую столовую штаба, где председательствовал М.В. Алексеев.

Таким образом, мое приглашение к обеду приобретало характер некоторого прощания. Я явился поэтому в орденах и при оружии, которые никогда не надевались нами раньше при посещении в Ставке царского поезда.

К обеду на автомобиле подъехал также великий князь Николай Николаевич. Генерал Янушкевич в этот день приглашен не был.

Внешне все было по-старому. Тот же вагон-столовая, разделенный надвое. В передней половине - зеленый шелковый салон, в котором через год и несколько месяцев я присутствовал при тяжелой сцене подписания императором Николаем II акта отречения; теперь на небольшом столе у окна была накрыта обычная "водка и закуска". В этом салоне в ожидании государя всегда собирались приглашенные. В задней части вагона - обеденный стол, покрытый белой скатертью и уставленный походным, как его называли, т.е. небьющимся серебряным сервизом.

Войдя через некоторое время в зелёный салон и оглядев всех незаметным пытливым взором, государь общим поклоном приветствовал приглашенных, затем подошел к закусочному столу, выпил с великим князем рюмку им любимой водки-сливовицы и, рассеянно закусив, отошел к сторону, с кем-то разговаривая, чтобы дать возможность остальным последовать его примеру.

По своему обыкновению, он был в простой суконной рубахе цвета хаки с мягким воротником и полковничьими погонами с вензелевым на них изображением имени его покойного отца императора Александра III, в высоких шагреневых сапогах и подпоясан обыкновенным форменным ремнем.

Я сразу почувствовал происшедшую ко мне перемену и решил замкнуться в самом себе; к закусочному столу я не подошел, что в прежнее время вызвало бы протесты гофмаршала и более близко со мной державшихся лиц свиты.

Затем все перешли в столовую, где за обеденным столом мне было указано не прежнее обычное место наискось от государя, а другое, обыкновенно занимавшееся приезжавшими в Ставку гостями, которые по своему служебному положению отвечали моему новому рангу рядового корпусного командира.

Государь говорил со мною мало, лишь столько, сколько требовалось по этикету, и я благодарил свое внутреннее чувство, что оно подсказало мне явиться к обеду, приняв более официальный вид.

После довольно простого и короткого, как всегда, обеда, запивавшегося обыкновенным столовым вином или яблочным квасом, начался бесконечно мучительный для некурящих или куривших только сигары период курения папирос. Государь сигар не переносил, и при нем их не курили, это было правилом даже для старика Фредерикса, имевшего особое пристрастие только к сигарам. Затем государь, выкурив свои две или три папиросы, медленно поднялся со своего места и дал возможность пройти всем своим гостям в уже упомянутый зеленый салон. Там все приглашенные устанавливались по указанию гоф-маршала в ожидании обхода их государем.

Я невольно и не без сожаления вспомнил о ранее имевшемся у меня разрешении для сбережения моего времени уходить к себе сейчас же по окончании завтрака или обеда, не ожидая окончания утомительной и скучной церемонии прощального обхода всех царских гостей.

Теперь я должен был ожидать своей очереди, чтобы проститься с государем. Император сказал мне несколько слов, спросил, когда я уезжаю, и, узнав, что мне разрешен трехнедельный отпуск, выразил радость по поводу возможности мне отдохнуть и сожаление, что он лишен возможности передать войскам корпуса теперь же свой привет.

Наскоро простившись с лицами свиты, я вышел из вагона и почувствовал как-то особенно сильно приобретенную свободу от давивших меня в течение более года обязанностей и ответственности.

Я уезжал на следующий день на несколько дней в Петроград, чтобы временно отдохнуть в кругу своей семьи, среди которой не был со времени начала войны.

Мой поезд отходил в 3 часа дня. Так как в тот же день в 6 часов уезжал в Першино великий князь, то я простился с ним заранее.

В Першино великий князь пробыл около трех недель, и это продолжительное пребывание очень тревожило подозрительную императрицу. Последняя дважды писала императору о необходимости скорейшего водворения великого князя Николая Николаевича в Тифлис.

"Прикажи ему скорее ехать на юг. Всякого рода дурные элементы собираются вокруг него и хотят использовать его, как знамя... Было бы безопаснее, если бы он скорее уехал на Кавказ..." таковы выдержки из писем императрицы Александры Федоровны к царю.

4. Великий князь на Кавказе

Великий князь Николай Николаевич, приехав в Тифлис в конце сентября 1915 г., поселился там во дворце наместника. Ко времени его прибытия бывший наместник на Кавказе граф Воронцов-Дашков уже выехал из Тифлиса, и они свиделись в пути, на станции Баладжары. Великий князь прибыл в Тифлис в известном ореоле опального лица, пострадавшего как бы в результате существовавшего режима. С ним вместе прибыла многочисленная свита, среди которой были лица, находившиеся в таком же, как он, положении. Это состояние было тогда уже модным и потому в известной мере примиряло с ним революционно настроенный Кавказ, среди населения которого кипели разнообразные националистические и революционные течения. Среди лиц, прибывших одновременно с великим князем на Кавказ, находились лица, занимавшие ранее высокое служебное положение, хотя и не знавшие вовсе Кавказа (генерал Янушкевич, Палицын и др.). Опасение, что они займут выдающееся положение в администрации Кавказа, конечно, не могло не вызвать известной тревоги, но великий князь сразу же усвоил мудрую внутреннюю политику графа Воронцова-Дашкова, которого очень любили и ценили народы Кавказа. Положение великого князя стало вследствие этого достаточно прочным в чуждом ему крае, отличавшемся крайней сложностью и своеобразием. Достаточно отметить, что на этой окраине России проживает до полусотни разного рода племен, говорящих на бесконечно различных языках, исповедывающих разнообразные религии и нередко кровно между собой враждующих. Все своеобразие края можно охватить лишь в том случае, если представить себе историю многочисленных народных движений из Азии в Европу и обратно, при которых каждый народ, пересекая трудный Кавказский хребет, оставлял на склонах его частицу самого себя. В крае, всегда отличавшемся трудностью сообщений, эти осевшие зерна проходивших мимо многочисленных племен и народов продолжали жить вполне изолированно, не смешиваясь друг с другом и свято храня свои старинные обычаи и нравы. Еще до сих пор, например, среди племен хевсуров встречаются высокие белокурые люди с длинными бородами, появляющиеся в праздничных случаях в кольчугах, со щитами, копьями и крестом на груди. Это потомки крестоносцев. Странно видеть этих не подходящих под общий ландшафт людей в их средневековых доспехах, приезжающих верхом из своих горных гнезд на местные базары и ярмарки для продажи притороченных к седлу кур или выполнения других хозяйственных надобностей!

Нужно было большое знание края и огромный такт, чтобы блюсти в этом крае необходимую справедливость и высоко держать знамя русского имени!

Впрочем, в самой природе великого князя было много такого, что должно было приковывать к нему сердца восточных народов. Это великодушие и прирожденное благородство. Великий князь сумел подойти к народам Кавказа именно со стороны этих его свойств. Он отличался большой доступностью, и его дворец на Головинском проспекте свободно посещался людьми различных национальностей и политических оттенков. Вследствие этого недоверчивое отношение к нему весьма быстро сгладилось, и великий князь по мере знакомства с краем и привычки к местным традициям стал на Кавказе приобретать авторитет и популярность среди многоразличных его народов.

"Назначение великого князя Николая Николаевича наместником на Кавказе, - писал граф Воронцов-Дашков, десять лет пробывший во главе управления краем и хорошо его знавший, - я считаю весьма желательным. Великому князю легче управлять Кавказом, чем простому смертному, таково уже свойство Востока!.."

В период пребывания великого князя на Востоке он в лице своем соединял гражданское управление краем по званию наместника и главное руководство военными операциями в Турции и Персии по должности главнокомандующего отдельной Кавказской армией.

Военная сторона его деятельности поглощала большую часть его времени, тем более что война оставляла, конечно, весьма мало времени и простора для внутренних реформ.

Тем не менее великий князь при первом же знакомстве с жизнью этого чуждого ему края обратил внимание на важный в его жизни вопрос о введении в Закавказье в той или иной форме земства.

Вопрос этот возбуждался уже давно, едва ли не с 1905 г., но затем ввиду неспокойного настроения в крае работы по выработке земской реформы были приостановлены.

Великий князь Николай Николаевич признал необходимым дать движение заглохшему проекту. Весной 1916 г. в Тифлисе было созвано краевое совещание, на котором под председательством самого наместника был произведен подробный обмен мнениями, причем каждое из них выслушано с особым вниманием, дабы все заявления могли бы быть приняты к учету при дальнейшем составлении Советом наместника общего земского законопроекта.

Затем великий князь обратил особое внимание на назревшую реорганизацию тыла Кавказской армии и добился подчинения местным органам Владикавказской железной дороги, составлявшей единственную связь Кавказа с остальной Россией.

Так как гражданское управлением краем требовало постоянного пребывания великого князя в Тифлисе, то непосредственное командование собственно войсками было вверено генералу Юденичу со званием командующего армией. Соответственно этому полевой штаб Кавказской армии делился для экономии личного состава надвое: одна половина, преимущественно организационно-тыловая, с начальником штаба генералом Болховитиным во главе, оставалась в Тифлисе при главнокомандующем; часть же генерал-квартирмейстера армии и отдельные представители организационно-хозяйственных отделов штаба находились при командующем армией, перемещаясь вместе с ним из Карса в Сарыкамыш и впоследствии в Эрзерум.

Такой порядок установился еще при предшественнике великого князя графе Воронцове-Дашкове; он продолжал существовать и при великом князе Николае Николаевиче.

Ко времени приезда великого князя в Тифлис на Кавказском фронте складывалась следующая военно-политическая обстановка.

Русские войска состояли кроме различных мелких отрядов из I и VI Кавказских и II Туркестанского корпусов. Корпуса были очень слабого состава и состояли преимущественно из второочередных и льготных казачьих частей.

Турки после наступательной операции, произведенной ими в конце 1914 г. в Закавказье, которая закончилась для них полным разгромом под Сарыкамышем и Ардаганом, держали себя на кавказско-турецком фронте выжидательно. Небольшие операции происходили только в Месопотамии и на территории Северной Персии, остававшейся нейтральной.

Однако Германия задалась в этот период времени уже широкой целью при помощи Турции вовлечь в войну не только Персию, но и Афганистан. В дальнейшем ей рисовалось образование союза из магометанских государств и объявление ими "священной войны" под руководством Берлина, принявшего на себя роль покровителя ислама.

Утверждение немецкого влияния в Персии и Афганистане представляло для России огромную опасность ввиду слабости тех сил, которые Россия могла уделить для востока. Но не меньшие опасности заключались в этом стремлении и для Англии. Удар со стороны Афганистана или Персии по Индии являлся вполне возможным, и это обстоятельство не только в высокой степени осложняло положение Англии, но и затрудняло переброску индусских контингентов в Европу или привлечение их к обороне Египта, по территории которого пролегал важный для благополучия не только Англии, но и Франции Суэцкий канал.

Сверх того, успев проникнуть через Афганистан на территорию Китая, германские агенты получили бы возможность организации всякого рода беспорядков в глубоких тылах как России, так и Англии.

Наиболее целесообразное противодействие германским замыслам заключалось бы в изолировании турецких войск, поддерживаемых германской агитацией, и в постепенном сжатии их где-либо в северо-западной части Малой Азии. Но для этого требовались совместные действия союзников и, главное, - значительное усиление войск на турецко-персидском фронте. Исходя из этой мысли русское верховное главнокомандование предлагало в начале 1916 г. англичанам, пользуясь их превосходством на море, направить для высадки в Александретту несколько дивизий из Египта. Эти дивизии в связи с наступлением английского корпуса, продвигавшегося к северу, долиной р. Тигра, к Багдаду, и со взятием русскими войсками Эрзерума могло бы рассчитывать на выполнение задуманной операции по окружению, но англичане решительно отказались от предлагавшегося им совместного плана и действий, опасаясь непосредственного ослабления своих войск в Египте. К тому же их корпус наступавший долиной Тигра, подвергся приблизительно в это время со стороны германского генерала фон дер Гольц-паши серьезному поражению. Ему пришлось отойти к Кут-Эль-Амаре, где он был осажден турецкими войсками.

Русским войскам на Кавказе пришлось, таким образом, оперировать в одиночку.

Проводником русского военного влияния в северной Персии являлась Персидская казачья бригада, издавна находившаяся под командой русского генерала и имевшая в своем составе нескольких русских офицеров. Однако значение ее чрезвычайно уменьшилось с того времени, как в противовес ей для охраны персидских учреждений были сформированы персидские жандармские команды, в которых инструкторами состояли шведские офицеры, симпатизировавшие Германии и способствовавшие успеху ее политики.

Уже в январе 1915 г. в соответствии с резолюцией императора Николая II министром иностранных дел была послана наместнику на Кавказе графу Воронцову-Дашкову телеграмма о необходимости скорейшего продвижение вперед особого азербайджанского отряда для противодействия туркам, вторгшимся в пределы северо-западной Персии. По выполнении этой задачи отряду указывалась необходимость скорейшего возвращение в Тавриз для предупреждения в таком же движении, имевшем влияние на восстановление в Тавризе русского влияния, жандармских отрядов принца Валиагда.

Этот азербайджанский отряд был впоследствии переформирован в VII Кавказский корпус, который и вел в дальнейшем операции в северо-западной части Персии, в так называемом Урмийском районе.

Таким образом, Персии, остававшейся официально нейтральной, суждено было стать яблоком раздора политических страстей и театром военных действий иноземных вооруженных сил.

К осени того же года борьба влияний в Персии была расширена к востоку. Волнения перекинулись в Тегеран, и весь обычно спокойный Иран стал тлевшим костром, готовым в любую минуту вспыхнуть. В столице Германии, в Берлине, как нам доносили, был образован особый Центральный комитет по персидским делам, богато снабжавшийся правительством личным составом, деньгами, а при надобности - и предметами боевого снабжения. Комитет этот снарядил несколько богато обставленных экспедиций, из которых одна должна была проникнуть в Афганистан и поднять там движение против России и Англии. Остальные экспедиции должны были раскинуть свои сети по всей Персии. Успеху этих экспедиций в значительной степени содействовали дипломатические представители Центральных держав в Константинополе и на всем Востоке, душою же всего задуманного плана сделался военный уполномоченный Германии в Персии граф Каниц. Немецкому делу в Персии усердно помогали также, как я уже сказал, названные выше шведские офицеры, находившиеся на службе в персидской жандармерии. Отряды этой жандармерии вместе с главарями различных воинствующих шаек и стали наиболее активными местными элементами в разыгравшейся борьбе. Таким образом, вторжением турок и систематической планомерной работой германской агитации нашим военным противникам удалось на крайнем правом фланге из обширного восточного театра создать новый фронт - Персидский.

Положение на этом фронте становилось настолько серьезным, что великий князь Николай Николаевич счел необходимым в первой половине ноября приказать приступить к формированию в Казвине особого Кавказского отдельного экспедиционного корпуса с базой для него в Энзели. Корпус этот, окончательный состав которого достиг 8 батальонов, 39 эскадронов и сотен и 20 орудий, был вверен генералу Баратову - старому опытному кавказцу, который, прибыв в Казвин, встречал там подходившие к нему части корпуса. Ко времени его приезда названный пункт был уже переполнен многочисленными русскими и английскими подданными, принужденными оставить более южные точки Персии под влиянием враждебной им пропаганды. Из Исфахана, Кума, Керманшаха, Хамадана и других мест были изгнаны русские и английские консулы, а также служащие различных банков и торговых предприятий, которые принуждены были в некоторых случаях уступать силе оружия перешедшей на сторону немцев шведско-персидской жандармерии.

Германцы, таким образом, стали хозяевами положения. Ими намечалось даже перемещение из Тегерана в священный город Кум для возбуждения религиозного фанатизма шаха с семьей и двором, правительства и депутатов меджлиса. Там, в этом городе, находились святыни шиитов и фанатически настроенное население. В противовес данным о сосредоточении русских в Казвине распускались явно преувеличенные слухи о сосредоточении к югу от Казвина больших турецко-персидских сил, которые якобы были предназначены, чтобы раздавить русских и отбросить их к границам.

Как всегда на Востоке, слухи эти оказались сильно преувеличенными. Русский экспедиционный корпус, начав наступление около 1 декабря, в самый короткий срок разметал все неприятельские отряды и очистил от германского влияния весь огромный Керманшахский район. Но столицы Персии Тегерана русские войска не заняли, избегая дипломатических осложнений.

Тем не менее престиж русского имени был восстановлен в полной мере. Повсюду были вновь подняты русские и английские флаги, а служащие консульств, банков и разного рода торговых контор, собравшиеся в Казвине, водворены в свои прежние места под защитой русских войск. Вожди воинствующих племен и партий начали усиленно искать вновь русского покровительства, и жизнь мирного персидского населения, нарушенная боевыми действиями, стала входить в свою колею.

Угроза беззащитному Тегерану заставила германцев подумать об оставлении этого пункта. Новым центром для продолжения из него своей агитационной деятельности был избран германцами г. Исфахан. Германский посланник принц Генрих XXXI Рейсский употреблял все усилия, чтобы настоять на переезде в этот пункт шаха, дабы не потерять над ним своего влияния. Шах колебался, учитывая значение русских побед. Чтобы склонить повелителя Персии на сторону немцев, император Вильгельм особой телеграммой предлагал обеспечить шаху при всяких условиях убежище и обеспеченные средства к жизни. Но телеграмма эта пришла уже тогда, когда немцы фактически покинули город и ушли на юг. Шах остался в районе столицы. Таким образом, благодаря наступлению русских войск под начальством генерала Баратова авторитет германцев был сильно поколеблен. Руководители движения это ясно сознавали, и душа его, граф Каниц, в припадке отчаяния покончил жизнь самоубийством. Если все же авторитет немцев в Персии не погиб совершенно, то только благодаря военным действием Гольц-паши, который, как читатель уже знает, незадолго перед тем успел одержать решительную победу над англичанами в Месопотамии, близ города Ктезифона, в долине р. Тигра. В этом бою турецкие войска взяли в плен несколько тысяч англичан; остатки же английского отряда под командой генерала Таунсенда отступили в Кут-Эль-Амару, где они были осаждены турками. Продержавшись там до конца апреля 1916 г., англичане принуждены были капитулировать.

Что касается действий русских войск на кавказско-турецком участке фронта, то, дабы предупредить ожидавшееся там наступление турок, русское главнокомандование решило применить свой обычный прием на Востоке, заключавшийся в захвате инициативы путем более раннего перехода в наступление собственными, хотя бы и более слабыми силами. В данном же случае силы русских по числу батальонов были почти равны турецким (126 батальонов на всем фронте против 122 турецких); в кавалерии же и артиллерии мы имели даже некоторое численное превосходство. Главный удар решено было направить в Эрзерумском направлении, что неизбежно приводило к операции против крепости Эрзерум.

Названная крепость лежит в узле многих дорог, почему с захватом ее облегчалась дальнейшая задача разбития по частям турецких войск по мере подхода их из внутренних районов Турции.

Из других более важных пунктов данного района следует еще назвать Трапезунд, являвшийся базой для турецкого флага в Черном море, и Битлис - удобный исходный пункт для наступательной операции турок в Азербайджане. Оба этих пункта также привлекали внимание главнокомандующего Кавказской армией. Надо заметить, что к весне 1916 г. можно было ожидать прибытия к туркам новых подкреплений из-под Дарданелл и Месопотамии, почему зимнее время являлось наиболее выгодным для начала русских операций.

Наступление русских войск против Турции началось в первой половине января 1916 г. Оно вылилось в ряд удачных тактических действий из-за обладания горными перевалами, которые выполнялись при сильных зимних стужах, доходивших до 25 градусов ниже нуля, сопровождаемых ветрами и сильными вьюгами. Русским войскам в целях обходов турецких позиций, приходилось карабкаться по горным кручам, на высоте нередко до 9-10 тыс. футов.

Оказывавшееся турками сопротивление было вначале слабым, но затем постепенно крепло ввиду частичного получения ими подкреплений. Тем не менее движение вперед русских продолжалось, и уже к началу февраля русские колонны стали подходить к Эрзеруму.

Великий князь Николай Николаевич, вспоминая неудачу штурма Перемышля и оценивая слабые силы и средства Кавказской армии, не являлся сторонником штурма Эрзерума, базируя свое мнение на докладах генерала Палицына, но генерал Юденич, командовавший собственно Кавказской армией, не видел другого исхода и принял на себя ответственность за успех дела. Le vin est tire, il f aut le boire. Пятидневным исключительно доблестным штурмом русских войск, с 11 по 15 февраля, крепость была взята, чем Кавказская армия упрочила свою старую неувядаемую славу.

Взятие Эрзерума, в самом деле, произвело повсюду весьма сильное впечатление, и турки со всех сторон стали подтягивать на Эрзерумское направление свои подкрепления. Вследствие этого в известной мере облегчилось положение, например, союзных войск на Салоникском фронте. Равным образом была задержана операция турок к Суэцкому каналу и в Египет, как равно облегчилось также положение англо-индийских войск в Месопотамской долине.

После взятия Эрзерума русскими войсками был захвачен также Битлис, и отряды наши выдвинулись далеко к стороне Трапезунда, Байбурта и Муша, настолько вперед, насколько им удалось разрешить трудный вопрос подвоза продовольствия и фуража.

В Персии после закрепления корпусом генерала Баратова Керманшахского района центр германской агитации, как уже сказано, был перенесен в Исфахан; с занятием же русскими в марте 1916 г. этой древней столицы немецкое влияние постепенно и вовсе заглохло. Германская опасность в Персии перестала существовать.

В этот период времени главнокомандующего Кавказской армией великого князя Николая Николаевича стала занимать мысль об установлении на этой далекой окраине более тесной связи, не только политической, но и военной, России с Англией. В первую очередь представлялось желательным оказание помощи тому отряду англичан, который был окружен, как читатель помнит, численно превосходными силами турок под Кут-Эль-Амарой.

Вследствие этого генерал Баратов получил приказание приступить к подготовке новой наступательной операции, на сей раз в Багдадском направлении. Имелось в виду занятием Ханекина отвлечь турецкие силы от долины Тигра. Так как Ханекин отстоял от русской базы в Энзели почти на 1000 верст, то выполнение предстоявшего похода требовало предварительной тщательной подготовки, в особенности в отношении транспортных средств. Однако выяснилось, что никаких средств в распоряжении главнокомандующего не имеется и что существует лишь необходимость возможно быстрее двигаться вперед, так как положение под Кутом становилось критическим.

В этом походе выявилась исключительная выносливость русского солдата, воодушевленного идеей помощи своему союзнику. В половине апреля отряд генерала князя Белосельского силой в 7 тыс. человек выступил из Керманшаха и после ряда трудных переходов и боев достиг Ханекина, оказавшись, таким образом, всего лишь в пяти переходах от Багдада.

Однако ко времени прибытия Керманшахского отряда в Ханекин судьба англичан, находившихся под начальством генерала Таунсенда, была решена.

Ослабленному боями и болезнями Керманшахскому отряду, удостоверившемуся в гибели названного английского отряда, не оставалось ничего другого, как отойти к своим. Этот отход стал тем более неизбежен, что освободившиеся из-под Кута турецкие войска стали быстро сосредоточиваться в направлении к Ханекину. Коротким и решительным ударом по этой группе турецких войск русские ошеломили неприятеля, что и дало им возможность спокойно начать задуманный отход.

К концу августа русский отряд стоял уже за Хамаданом, значительно сблизившись со своей базой.

Описывая тяжелый поход русских войск к Ханекину, нельзя не вспомнить о доблестном рейде сотни 1-го Уманского казачьего полка под начальством сотника Гамалия. Эта сотня на пути из Керманшаха к Ханекину была выслана наперерез грозной пустыни для выхода в долину р. Тигра с целью розыска места расположения штаба передового английского отряда и установления с ним живой связи.

После изумительного по своей смелости и решительности десятидневного перехода сотник Гамалий нашел этот штаб и, таким образом, выполнил возложенную на него миссию. Оставив временно свою сотню при английском штабе для отдыха, сотник Гамалий с двумя казаками по приглашению командующего английскими войсками спустился на пароходе по Тигру до Бассоры - места расположения главной квартиры английской Месопотамской армии, где был торжественно принят и чествуем англичанами.

Поднявшись затем обратно по реке к своим станичникам, сотник Гамалий в начале июня вернулся с ними в русское расположение, потеряв в течение всего похода лишь несколько лошадей.

Великий князь главнокомандующий Кавказской армией удостоил эту сотню поголовным награждением Георгиевскими крестами, после чего сотня Гамалия стала именоваться в полку Георгиевской сотней.

В течение лета 1916 г. наступательные действия русских войск продолжались равным образом и на кавказско-турецком участке фронта.

Уже 14 апреля при деятельной помощи судов Черноморского флота части Кавказской армии овладели Трапезундом, что значительно облегчило дальнейшее снабжение русской армии продовольствием при помощи морского подвоза.

Затем в июле месяце были заняты Байбурт и Эрзинджан, откуда линия русского фронта протянулась на восток через Муш и Битлис к Хамадану, входившему уже в район Кавказского экспедиционного корпуса генерала Баратова.

Великий князь лично посетил Эрзерум, Трапезунд и Байбурт, причем приветствовался победоносными русскими войсками с большим и ему привычным энтузиазмом.

Так, побеждая живую силу, тяжелый климат и огромные расстояния, Кавказская отдельная армия под руководством великого князя Николая Николаевича сумела выполнить данную ей задачу удаления турок от русских границ и восстановления русского влияния в сопредельной Персии. Была также сделана серьезная попытка сомкнуться действиями с английскими войсками, наступавшими со стороны Персидского залива к Мосулу.

Великий князь Николай Николаевич, будучи на Кавказе, весьма внимательно следил за событиями на Западном фронте, и когда в июле 1916 г. он осведомился о первых успехах генерала Брусилова на Юго-Западном фронте, то немедленно же отправил своему бывшему сослуживцу телеграмму, составленную в обычно повышенных тонах: "Я поздравляю Вас, обнимаю и благословляю. Пошли Вам Бог всяких успехов!"

В период пребывания своего в должности главнокомандующего Кавказской отдельной армией, великий князь в ноябре 1916 г. был вызван в императорскую Ставку, продолжавшую оставаться в Могилеве.

Судя по телеграммам французского посла в Петрограде М. Палеолога, вызов этот был связан якобы с недовольством государя генералом Алексеевым и желанием расстаться с ним. Генералу Алексееву, по донесениям французского посла в Петрограде, будто бы вменялась в вину потеря на Румынском фронте Констанцы и Добруджи. Посол М. Палеолог передавал также в Париж о наличии фантастического, по-видимому, проекта разделения компетенции начальника штаба на две части: от Балтийского моря до Карпат и южнее от Карпат до Персии включительно. Нелепость такого проекта заставляет, однако, предполагать, что вызов великого князя был связан с внутренними затруднениями в России и с открытой враждебностью генерала Алексеева по отношению к председателю Совета министров Штюрмеру.

Правильность этого последнего предположения подтверждается записью великого князя Андрея Владимировича. Последний в своем дневнике рассказывает, что великий князь Николай Николаевич в беседе с царем, происходившей в Ставке 6 ноября, говорил ему в частном разговоре:

"Неужели ты не видишь, что теряешь корону! Опомнись, пока не поздно. Дай ответственное министерство! Еще в июне сего года (вероятно, 1915 г.; очевидный намек на достопамятный день 14/27 июня 1915 г. в Ставке) я тебе говорил об этом. Смотри, чтобы не было поздно. Пока еще время есть, потом будет поздно!.."

Увы! Перед глазами императора Николая II стоял неподвижно образ императрицы Александры Феодоровны, неустанно повторявший: "Помни больше всего, что ты самодержец!.. Россия, слава Богу, не конституционное государство!.."

Глава XII
КРИЗИС ВЛАСТИ И ОТРЕЧЕНИЕ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II ОТ ПРЕСТОЛА. ВТОРИЧНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ НА ПОСТ ВЕРХОВНОГО

В то время как великий князь Николай Николаевич находился на Кавказе, обстановка в России складывалась все грознее и чувствовалось неизбежное приближение жестокого кризиса власти.

1. Характеристика, русской армии во вторую половину кампании

Осень 1915 г. Я принял в командование корпус, который считался одним из более сохранившихся. В нем, однако, я застал только 8 тыс. штыков вместо положенных 28 тыс. Некомплект офицеров был относительно еще более значителен. Пулеметы и орудия состояли не полностью. Боевые припасы находились в огромном некомплекте. Всякий выстрел был на счету.

Люди корпуса выглядели усталыми. Одежда и снаряжение на них поизносились. Особенно плоха была обувь: у многих на ногах были лишь жалкие ее остатки.

Техническое снабжение войсковых частей оказалось нищенским. Обрывки телефонной проволоки служили для связи. Никаких приспособлений для резки проволоки, даже простых ручных ножниц; полное отсутствие газовых масок.

И так во всех корпусах русской армии...

После тяжелого и длительного отступления из Галичины и русской Польши, занявшего все лето и часть осени 1915 г., русской армии удалось наконец остановиться на новой линии от Рижского залива до румынской границы. Общее протяжение фронта около 1000 верст; на нем и разместились русские войска в числе до 1800 батальонов Занятая линия являлась довольно случайной и не представляла удобств для длительной обороны. Хуже всего было то, что русские войска, остановившись на ней, лишались возможности пользоваться для переброски своих войск вдоль фронта удобными рельсовыми путями. Линия от Риги до Двинска находилась под обстрелом германской артиллерии, а железнодорожные узлы Вильно и Барановичи оказались окончательно в руках неприятеля. Наши сообщения в тылу фронта были, таким образом, и затруднительными, и кружными.

Делать, однако, было нечего. Истомленные, ослабленные в числе рядов и лишенные боевых припасов русские войска не были способны исправить соответствующими контрударами отмеченные недостатки; приходилось поэтому к ним приспосабливаться. Постепенно, с большими усилиями и крайним напряжением местность, определяемая упомянутым выше фронтом, была превращена в сплошную укрепленную позицию. Впереди фронта протянулась непрерывная полоса колючей проволоки, перепутанной между несколькими рядами деревянных кольев, сзади же, в складках местности и на обратных склонах возвышенностей, разместилась немногочисленная и слабая по калибрам русская артиллерия.

Вслед за нами к той же линии подтянулись войска наших противников: на севере - почти до Барановичей - германцы, южнее - австрийцы. Неприятель был также измучен непрерывными передвижениями, почему ввиду наступления осени он, в свою очередь, остановился и стал закрепляться на уступленной ему местности.

Противник, к тому же ослабленный перевозками в ту пору на сербский фронт, уступал нам в числе, но за ним имелось длинное победоносное наступление, поднимавшее его дух, и технически он был гораздо богаче нашего снабжен и оборудован.

Так образовались к началу 1916 г. друг перед другом два сплошных фронта. Чтобы выйти на маневренный простор, одна из сторон должна была предварительно прорвать стену неприятельских укреплений и затем расширить выполненный прорыв до возможности проложить вперед путь маневренной группе войск. Задача весьма трудная при силе современного огня и наличии у противной стороны резервов или возможности их подвезти с других фронтов.

Если бросить только беглый взгляд на события, происходившие на русском фронте с конца 1915 г. и в течение всего 1916 г. без особого углубления в их существо, то может получиться впечатление, что год этот протек для русской армии в томительном сидении в окопах, изредка прерывавшемся хотя и очень кровавыми, но довольно бес-планными наступлениями с целью вырваться из удручающей обстановки позиционной войны.

На самом деле это было вовсе не так, и всякая наступательная операция русских армий на протяжении указанного времени хотя и не диктовалась прямыми интересами собственного фронта, но имела всегда своей целью оказание помощи то Сербии, то Франции, то Италии, то, наконец, Румынии. Такой способ действий вызывался условиями коалиционной войны.

Эта малопоказная роль вынуждала между тем русские войска вести ряд очень трудных операций тактического характера, выполняемых в условиях крайней торопливости и недостаточной подготовленности, что, в свою очередь, вело к излишним кровавым потерям.

Хотя в течение 1916 г. и произошли некоторые улучшения в деле снабжения нашей армии вооружением, огнестрельными припасами и техническим снабжением, но улучшения эти очень мало коснулись вопроса снабжения русских войск тяжелой артиллерией и авиацией. А между тем для наступательных действий в сфере укрепленных позиций необходимо именно наличие большого количества могущественной артиллерии, богато снабженной снарядами и хорошо корректируемой при стрельбе. Из-за бедности наступательных средств также гибли десятки и сотни тысяч русских людей, гибли в их стремлении облегчить положение союзников!

Но внутренняя связь операций на русском фронте с общей обстановкой было ясно ощущаема только на верхах армии. Для армейской массы эта связь не была ясной. Внизу, в ее толще, ощущались лишь раздражающее количество жертв и почти полное отсутствие видимых результатов...

"Мы - пушечное мясо!.. Нас не жалеют и день за днем ведут на бойню!.. Войну ведут человеческими телами..." - шевелилось в душе солдата.

И действительно, уже в мае 1916 г. Военное министерство предупреждало Ставку:

"Число призванных перевалило за 10% всего населения, несущего воинскую повинность. Новобранцы 18-го года - это последний до осени источник молодых укопмлектований!.."

2. Разложение армии

С наступлением, в свою очередь, для Германии более трудного в военном отношении времени правительство императора Вильгельма озаботилось созданием в различных пунктах страны особых отделений для пропаганды идей, способных облегчить германскому народу продолжение войны.

Пропаганда должна была распространяться всевозможными путями, но особое значение придавалось словесной передаче обработанных в известном смысле сведений.

"Мысль существует, - говорит по этому поводу генерал Людендорф, - а откуда она взялась, неизвестно!.."

Очевидно, пропаганда велась не только внутри собственной страны; она широкой волной направлялась также в государства, находившиеся с Германией в войне. Шла она в эти страны двумя потоками - с фронта и через тыл, но имела одну задачу: угасить в войсках и населении этих государств дух войны и подорвать в них внутреннюю дисциплину.

Для России, с непрочной государственностью, темной и неудовлетворенной массой населения и с правительством, все более и более терявшим общее доверие, пропаганда эта оказалась смертельным ядом.

"Пора бы прикончить войну, - ходило среди солдат. - Стреляем друг в друга вот уже третий год!"

Казалось, что и противник проникся теми же взглядами, - по крайней мере, его солдаты и офицеры все чаще и настойчивее стали появляться перед русскими окопами с белыми флагами и мирными зазываниями.

Так началось на фронте между противными сторонами то, что стало позднее называться братанием.

Прививке и распространению этого яда немало содействовали те идеи пораженчества, которые сравнительно с давних пор укрепились в некоторых наших партийно-революционных кругах.

На конференции, например, социалистов Тройственного согласия в Лондоне, происходившей в середине февраля 1915 г., заменявший отсутствовавшего Ленина большевик Литвинов (Меер Валлох), по поступившим в парижское посольство сведениям, протестовал вообще против "социал-патриотической" конференции. Другой же член одной из русских социалистических партий формулировал свои взгляды на войну приблизительно в следующих выражениях:

"Победа Франции, Англии и Бельгии принесет победу и России. Возможно ли думать, что Россия, как страна, управляемая царизмом, и оказавшись победительницей, будет принимать участие в необходимых реформах, и не правдоподобнее ли, что она еще больше закрепит не только свою страну, но и вновь приобретенные земли, до этого относительно свободные ?"

К сожалению, в конце 1916 г. в Ставке была задумана крайне несвоевременная реорганизация нашей армии, имевшая целью осуществить переход от четырехбатальонных к трехбатальонным полкам в пехоте, с соответственным увеличением числа полков и дивизий.

С точки зрения боевого использования войск потребность в такой реорганизации ощущалась уже давно, и в штабе Верховного главнокомандующего еще при мне, в 1915 г., обдумывались способы осуществления этой серьезной реформы. Однако приведению ее в исполнение препятствовали уже тогда многие обстоятельства, и прежде всего крайне ослабленный кадровый состав офицеров в войсковых частях. При этом условии должно было явиться опасение, что хотя намечавшейся реформой и достигалось увеличение числа полков и дивизий почти на 25%, но качественный состав всех этих войск должен был от этого реформирования значительно пострадать, тем более что формирование артиллерийских и инженерных частей затруднялось отсутствием материальной части.

Так это случилось и в действительности. Русская армия в результате задуманной реформы вышла из нее внутренне ослабленной, и ее сопротивляемость разного рода разлагающим началам, конечно, значительно уменьшилась.

Указанная реорганизация в связи с необходимостью довести армию до полного состава потребовала осуществления новых усиленных призывов, которые легли в значительной мере на лиц, до сего пользовавшихся разного рода льготами.

Сам факт их призыва был непопулярен в населении, нуждавшемся в рабочих силах, почему уже сам по себе мог создать почву для злонамеренной агитации и возбуждения внутреннего недовольства. Но недовольство это значительно усилилось вследствие нераспорядительности Военного министерства, забившего людьми запасные части сверх всякой меры и не имевшего в то же время возможности обеспечить эти части соответствующим числом учителей, винтовок и учебных пособий. Имелись, например, запасные батальоны, числившие в своем составе свыше 15 и до 20 тыс. обучаемых! Праздная толпа, тесно размещенная в казармах и не видевшая оправдания своему призыву, естественно, представляла собой крайне благоприятную среду для пораженческой пропаганды.

С другой стороны, под впечатлением этой пропаганды и усталости войной в войсках развилось в тревожных размерах дезертирство, причем дезертиры являлись в деревне лучшими проводниками идей пораженчества, так как надо же им было дома прикрыть свое преступление какими-либо идейными мотивами!

Становилось, таким образом, ясно, что русскую армию стал точить изнутри червь разложения.

3. Оскудение русской земли

Усиленные призывы и в самом деле обездолили рабочей силой как деревню, так и промышленные предприятия, изготовлявшие предметы боевого снабжения.

К тому же затянувшаяся война и затруднительность морских сообщений постепенно придали ей особый характер войны на истощение. Кому же, как не России, богатой только хлебом, но крайне немощной в промышленном и транспортном отношениях, пришлось испытать на себе в первую очередь эту новую тягость борьбы!

В начале войны в России никому не приходила в голову мысль о необходимости бережливого расходования ее сельскохозяйственных богатств. Меры по введению в Германии надзора за расходованием припасов вызывали в России лишь иронические замечания о быстром приближении времени, когда мир для немецкого народа станет необходимостью.

Только в 1915 г., с отступлением русской армии из западно-пограничной полосы, в которой погибли весь урожай и масса скота, только тогда начал в армии чувствоваться недостаток продовольственных припасов и продуктов. Недостаток этот быстро увеличивался вследствие плохой обработки полей, в результате обезлюдения деревни и усиленных призывов.

Особенной массы людей требовали тыловые работы; для удовлетворения этой потребности уже весной 1916 г. возник вопрос о привлечении к некоторым из них, например к рубке лесов для заготовки дров и лесных материалов, китайцев и корейцев. Мера эта, впоследствии осуществленная, не спасла, однако, деревню от обезлюдения.

Обстоятельство это не сразу было учтено, и на него не было обращено должного внимания даже после известной записки 28 членов Государственного совета и Думы, поданной на имя императора Николая II в ноябре 1916 г. В записке этой определенно указывалось на то, что Россия отдала армии все, что могла, и что она уже подходит к иссяканию людского запаса.

Запас людей мог быть увеличен только двумя способами: призывом в войска инородцев, не несших военной службы, и новым привлечением из населения военных контингентов, но уже в возрасте старше 43-х лет.

Первый источник едва ли мог считаться обильным, как по относительной малочисленности вообще инородцев, не отбывавших воинскую повинность (около 11%), так и по невозможности сразу взять из их среды весь пригодный для армии людской материал. Что же касается людей старших возрастов, то их призыв в войска, по мнению авторов записки, едва ли был допустим в условиях экономической жизни в России.

"В стране, - указывали члены законодательных палат, - и без того огромный недостаток рабочих рук во всех важнейших отраслях народного труда, в том числе и в производствах, работающих на оборону... Положение в России, - говорилось далее в той записке, - не может быть сравниваемо с западными государствами. Огромные пространства, редкое население, недостаточно развитая сеть железных дорог, непроездность грунтовых дорог, отдаленность месторождений металлов и горючего от очень многих металлургических заводов, наконец, наши климатические условия, требующие много труда по охранению от зимней стужи, а также по борьбе со снежными заносами. Сюда же следует присоединить еще и меньшую производительность русского рабочего. Все это создает исключительные условия, при наличии которых отвлечение у нас 10% мужского населения тяжелее, нежели во Франции 16%".

В частности, указывалось, что включение в ряды войск многих квалифицированных рабочих, общее число коих у нас вообще было невелико, с неизбежной заменой их на заводах новичками, к сложным или специальным работам непривычными, повлекло за собой увеличение общего числа заводских рабочих без соответственного увеличения производительности самих заводов. Очевидно, что польза, приносимая опытным слесарем на заводской работе на оборону страны, безмерно больше, нежели польза, которую можно извлечь из него в окопах.

Все эти соображения должны были, конечно, служить предостерегающими доводами против дальнейшего развития армии. Но императорская Ставка поступила иначе и взялась за неосторожное проведение в армию таких реформ, которые вели не только к ее дальнейшему численному увеличению, но и в ущерб ее внутренней стойкости.

Разумеется, продовольственная разруха появилась в результате не только оскудения собственно земли, но в значительной мере и развала транспорта. По поводу этого последнего явления группа членов Государственного совета, специализировавшаяся на данном вопросе, еще в 1915 г. указывала Совету министров на необходимость принятия целого ряда мер для поддержания на должной высоте работы железных дорог. Но их также не послушали.

Продовольственные затруднения коснулись не только армии; они больно ударили также по населению, особенно городскому. Жизнь безумно вздорожала, и к концу 1916 г. перед хлебными и съестными лавками стали постепенно образовываться хвосты людей, безнадежно простаивавших часами в ожидании возможности купить необходимые им продукты.

Железнодорожный развал вел за собой нарушение правильного подвоза материалов и угля к заводам, из числа которых некоторые прекратили вовсе свою деятельность. Если принять во внимание общую слабость русской отечественной промышленности того времени, то станет понятным, что это обстоятельство самым действительным образом ухудшило работу заводов на оборону, не говоря уже об удовлетворении общих потребностей населения.

Словом, не только дальнейшее выкачивание из России сил и средств для ведения войны стало делом чрезвычайно трудным, но в жизни всей страны наступало очень тяжелое экономическое положение, близкое к параличу. Россия, несомненно, потеряла значительную долю своих моральных и материальных сил, почему для возможности продолжения войны с верой в успех нужны были какие-то новые импульсы, способные возродить в ослабленном организме ее жизнь и энергию.

Не все, стремившиеся довести Россию до благополучного окончания войны, сходились в оценке тех путей, кои должны были привести к указанной цели, но, по-видимому, все чувствовали, что к разрешению именно этого вопроса Россия подошла вплотную накануне 1917 г.

4 Общее недовольство в стране

Все эти условия лишь увеличивали общее недовольство существовавшей властью, которое гнездилось в России уже давно. Выяснение корней его, конечно, не может входить в задачу настоящей книги. Здесь достаточно будет отметить, что это недовольство было двух родов: политическое и социальное, причем его можно охарактеризовать стремлением народа к "земле и воле". Крайнее обострение этого недовольства произошло под впечатлением данного в 1905 г. манифеста 17 октября, в оценке которого правительство и общественные слои населения впоследствии коренным образом разошлись. Либеральные и прогрессивные круги видели в этом акте хотя и несовершенный, но вполне определенный шаг на пути к установлению в стране конституционализма; напротив, правительственные и вообще правые круги отрицали за этим актом значение конституционное и не прочь были самым решительным образом способствовать нарушению уже данных обещаний, которые, по их мнению, были не обязательны, как данные в лихорадке. Различное отношение к акту 17 октября особенно сказалось при обсуждении насущных земельных вопросов, требовавших в силу разных причин известной уступчивости со стороны состоятельных владельцев земельных участков, принадлежавших к правящим слоям населения, в пользу неимущих, каковыми являлось большинство крестьян. Уступки эти сделаны не были, что возбудило крестьянство против власти и правящего сословия, обострив вместе с тем классовую рознь.

Верховная власть крепко держалась за принцип самодержавия. В нем она видела один из основных устоев крепкой России. В общественных и народных домогательствах она усматривала лишь одни "бессмысленные мечтания". Будучи все же принуждена народными волнениями, разыгравшимися в 1905 г., к уступкам, она впоследствии тяготилась ими, стремясь по мере возможности ослабить свою от них зависимость. Война, казалось ей, давала для этого ряд удобных случаев.

В этом убеждении была, конечно, роковая ошибка власти. Существовавшая политическая и социальная рознь не дала сформироваться здоровому патриотическому чувству, без которого немыслимо никакое серьезное напряжение государства. Правительство, не пользовавшееся доверием страны, не сумело сплотить вокруг себя общественные силы и вскоре оказалось в совершенном одиночестве. Государственные финансы ослабели, плохо развитая отечественная промышленность расползлась, земля оскудела, транспорт сдал. К тому же при дворе утвердилось влияние "темных безответственных сил", смущавшее даже монархически настроенных людей и роковым образом толкавшее верховную власть к пропасти. Все предупреждения, благоразумные советы, даже убийство Распутина, считавшегося "злым гением России", убийство, в котором приняли активное участие родственники царя, не остановили эту власть на пути к падению.

Роковым образом император Николай II подошел к необходимости отречения.

Случилось так, что известие об убийстве Распутина пришло в Ставку в день, назначенный для совещания специально вызванных в Могилев главнокомандующих фронтами и их начальников штабов. Предметом совещания должен был быть план военных действий на 1917 г. Несмотря на исключительную важность совещания, естественный председатель его, государь, добровольно принявший на себя тяжесть предводительствования действующей армией, оставил последнюю и, неожиданно прервав совещание, уехал в Царское Село. Этот неосторожный поступок тяжелым камнем лег на души всех нас, вызванных на совещание. Невольно у каждого явилась мысль, что для доведения страны до победного конца нужна другая власть и, может быть, - другой вождь.

5. Начало грозных событий

Таким образом, к началу 1916 г. страна и армия очутились перед сознанием неизбежности изменения власти.

Возможен был двоякий путь - дворцового или революционного переворота. Первый выход казался менее болезненным и менее кровавым, чем путь революционный. К тому же, по мнению некоторых лиц, сочувствовавших дворцовому заговору, им обеспечивалась возможность сохранения монархического принципа.

Но организация такого переворота требовала времени, которого надвигавшиеся события, по-видимому, не дали. Россия шла более быстрыми шагами к революции.

Уже в начале марта недовольство в столице стало выливаться в уличные волнения. Поводом к ним послужили дороговизна пищевых продуктов и недостаток хлеба. Население, не приученное к лишениям военного времени и напуганное слухами о введении хлебных карточек, бросилось к хлебным и продовольственным лавкам в целях сделать для себя запасы. Весьма быстро опустошив эти лавки, оно лишь подчеркнуло этим недостаточность запасов в столице и необычайно взвинтило цены на продукты первой необходимости.

В следующие дни, уже под влиянием агитации, волнения широко охватили заводы и на улице появились толпы рабочих. Слышались выкрики: "Долой самодержавие, долой войну! - которые говорили о политическом характере этих выступлений. Начались столкновения с войсками и полицией.

Затем волнения перебросились в войска. Гарнизон столицы состоял к тому времени исключительно из запасных частей, переполненных, как читатель уже знает, сверх всякой меры призванными, проводившими время по большей части в праздности. Это был прекрасный материал для всякого рода агитации, причем восстановление такими войсками порядка в столице было, конечно, невозможно. Революционными агитаторами был обещан этим войскам невывод из столицы на фронт.

Толпа рабочих, руководимая агитаторами, разгромила столичный арсенал и овладела хранившимся там оружием. Пользуясь этим оружием, рабочие стали вооружаться и формировать из себя части Красной гвардии; из тюрем были выпущены все задержанные, которые еще более способствовали нарастанию беспорядков.

Наконец к 13 марта в стенах Государственной думы сформировался и утвердился явочным порядком Совет рабочих депутатов, выделивший из себя исполнительный комитет; последний и стал руководителем революционного движения в столице.

В тот же день вечером открылись заседания названого Совета, причем член Государственной думы социал-демократ Чхеидзе впервые произнес зловещие слова: "Да здравствует революция!"

Параллельно с работой социалистических партий, сгруппировавшихся вокруг названого Совета, более умеренные члены Государственной думы во главе с ее председателем М.В. Родзянко стремились удержать начавшуюся революцию на известной грани. Эта работа им удалась лишь отчасти сформированием 14 марта Временного правительства, во главе которого стал в качестве председателя этого правительства князь Е.Г. Львов. Составленная, за исключением одного А.Ф. Керенского, из буржуазных элементов, новая власть оказалась в очень трудном, почти безнадежном положении, принужденная во всех принципиальных вопросах считаться с мнением Совета рабочих депутатов и его исполнительного органа, влияние которых с каждым днем, вернее часом, все росло и крепло в стране.

6. Как реагировала на события императорская Ставка

Находившийся со времени убийства Распутина в Царском Селе император Николай II едва ли не в день возникновения в столице беспорядков возвратился в Могилев.

О размерах и течении возникших волнений он вначале получал от военного министра того периода времени генерала Беляева ряд успокоительных телеграмм, почему происшедшие волнения и не внесли в жизнь Ставки на первое время какой-либо особой тревоги. За последнее время беспорядки и забастовки были довольно обычны.

"Повелеваю завтра же прекратить беспорядки в столице", - телеграфировал царь из Ставки в Петроград 10 марта.

Однако уже на следующий день великий князь Михаил Александрович, случайно оказавшийся в Петрограде, сообщал своему брату императору Николаю II о том, что положение в столице становится грозным и что М.В. Родзянко и другие лица уговаривают его принять на себя регентство в столице.

Наконец, еще через день в Могилев посыпались из Петрограда очень тревожные вести от князя Голицына - нового председателя Совета министров и М.В. Родзянко о том, что опасность угрожает не только столице, но также стране и династии.

Вместе с тем ходатайствовал о присылке в Петроград подкреплений из Ставки и особого лица, наделенного широкими полномочиями.

Застигнутый, таким образом, неожиданностью, император Николай II решает для восстановления в столице порядка командировать в нее с диктаторскими правами генерал-адъютанта Иванова, бывшего главнокомандующим войсками Юго-Западного фронта, а в то время состоявшего в Ставке при особе государя. Одновременно с сим было объявлено в Ставке об отъезде государя наступающей ночью в Царское Село.

Вместе с генералом Ивановым решено было отправить в столицу находившийся при Ставке Георгиевский батальон. Батальон этот был сформирован для охраны царской резиденции в Могилеве исключительно из заслуженных георгиевских кавалеров. Вследствие тщательного отбора офицеров и солдат он считался безукоризненно твердым и в качестве такового подлежал отправлению в столицу.

Независимо от того Ставка сделала со своей стороны распоряжение о том, чтобы в состав войск генерала Иванова были немедленно же командированы от каждого фронта (исключая Румынский) особые отряды из наиболее прочных частей войск.

Однако действия генерала Иванова вылились в чрезвычайно нерешительные формы: его поезд не был пропущен в столицу, а следовавшие к нему отряды войск к моменту развязки частью запоздали, частью же не дошли до своего назначения, будучи распропагандированы в пути.

7. Накануне отречения императора Николая II от всероссийского престола

Ко времени изложенных событий я, откомандовав около года корпусом, был назначен начальником штаба армий Северного фронта. Главнокомандующим войсками этого фронта был генерал-адъютант Н.В. Рузский.

"Николай Владимирович Рузский, - сказал мне при личном свидании в г. Могилеве генерал Алексеев, - по состоянию своего здоровья нуждается в опытном начальнике штаба, и государь считает вас очень полезным на этом посту. Этими соображениями должна быть для вас исключена возможность отказа. Впрочем, вы те же слова услышите лично от государя на завтраке", - добавил он, следуя вместе со мной в губернаторский дом, где проживал император...

В своей новой должности я находился с середины августа 1916 г. в Пскове - месте расположения штаба названого фронта, в ближайшем соседстве с Петроградом. Мне пришлось провести очень беспокойную осень 1916 г., и там же меня застали тревожные мартовские дни.

14 марта после полудня, я вполне неожиданно получил телеграмму от дворцового коменданта генерала Воейкова о том, что через станцию Дно в Псков следует государь император. Телеграмма была подана в Старой Руссе, и в ней не было никаких отметок ни о цели поездки, ни о времени прибытия императорского поезда.

Эта телеграмма, как я уже сказал, была для командования Северным фронтом полной неожиданностью, так как еще накануне мы получили сообщение генерала Алексеева о предстоящей поездке императора Николая II в Царское Село.

Но почему потребовалось изменение направления императорского поезда? Для нас это оставалось загадкой.

Выяснив спешно время прибытия императорского поезда в Псков, генерал Рузский и я выехали на вокзал встретить царя. Только около 8 часов вечера, уже в полной темноте, ожидаемый поезд подошел к дебаркадеру.

Мы тотчас же были приняты государем в хорошо мне известном зеленом салоне, составлявшем переднюю часть вагона-столовой. Государь был в темно-сером бешмете, перепоясанный узким черным ремнем с серебряными украшениями. Встретив нас с обычной любезностью, он спокойным голосом объяснил, что по пути в Царское его поезд был задержан известием о том, что ст. Любань занята вооруженным отрядом революционеров, почему он и решил свернуть на Псков, в надежде проехать в Царское Село по Северо-Западной линии через Лугу.

После обеда, к которому мы оба были приглашены государем и который в обстановке прибытия поезда показался нам крайне тягостным, я поспешил уехать в город в штаб; генерал же Рузский остался у царя для более подробной беседы о сложившейся обстановке. В течение надвигающегося вечера я дважды заезжал на вокзал: один раз с телеграммой генерала Алексеева на имя государя, в которой излагалась просьба о даровании стране ответственного министерства с М.В. Родзянко во главе, и другой раз с извещением, что ст. Луга - в руках восставших, что делало уже невозможным беспрепятственное направление императорского и свитского поездов на север.

Поздно вечером вышел от царя главнокомандующий. Он казался очень утомленным и кратко сообщил мне о согласии государя на министерство Родзянко, ответственное перед законодательными учреждениями. Неразрешенным оставался лишь вопрос о порядке назначения министров: иностранных дел, военного и морского, которых государь желал оставить не связанными с остальным кабинетом.

"Я надеюсь, что это удовлетворит восставших", - добавил в конце своей беседы Н.В. Рузский.

Однако из ночной беседы последнего по прямому проводу с М.В. Родзянко выяснилось, что к тому времени революционные требования в столице стали гораздо обширнее. "Грозные требования отречения в пользу сына при регентстве Михаила Александровича, - передавал председатель Государственной думы, - становятся вполне определенными..."

В 10 часов утра 15 марта главнокомандующий вторично посетил государя и передал ему содержание своей ночной беседы с Родзянко. Во время этой беседы генералу Рузскому была передана присланная ему циркулярная телеграмма из Ставки от генерала Алексеева ко всем главнокомандующим, не исключая и великого князя Николая Николаевича, в которой начальник штаба государя высказывался подобно Родзянко в пользу отречения. Генерал Алексеев просил главнокомандующих в случае их согласия с его мнением телеграфировать их ходатайства об отречении непосредственно Его Величеству.

Ввиду содержания этой телеграммы царь согласился с мнением Н.В. Рузского об отсрочке окончательного решения до получения соответственных ответов.

Вскоре от генерала Алексеева поступила новая телеграмма на высочайшее имя, в которой дословно передавались ответы от главнокомандующих Кавказским, Юго-Западным и Западным фронтами, являвшиеся, в сущности, ходатайствами об отречении.

Великий князь Николай Николаевич телеграфировал:

"Генерал-адъютант Алексеев сообщает мне создавшуюся небывало роковую обстановку и просит меня поддержать его мнение, что победоносный конец войны, столь необходимый для блага и будущности России и спасения династии, вызывает принятие сверхмеры.

Я, как верноподданный, считаю по долгу присяги и по духу присяги необходимым коленопреклоненно молить Ваше Императорское Величество спасти Россию и Вашего наследника, зная чувство святой любви Вашей к России и к нему.

Осенив себя крестным знамением, передайте ему Ваше наследие.

Другого выхода нет. Как никогда в жизни, с особо горячей молитвой молю Бога подкрепить и направить Вас. Генерал-адъютант Николай".

Несколько позднее были получены телеграммы от главнокомандующего Румынским фронтом и командующего Балтийским флотом вице-адмирала Непенина.

Адмирал Непенин писал: "С огромным трудом удерживаю в повиновении флот и вверенные мне войска... Если решение не будет принято в течение ближайших же часов, то это повлечет за собой катастрофу с неисчислимыми бедствиями для нашей Родины".

Здесь важно отметить, что и Временным комитетом членов Государственной думы, Ставкой и главнокомандующими фронтами вопрос об отречении императора Николая II трактовался во имя сохранения России и доведения ею войны до конца, не в качестве насильственного акта или какого-либо революционного действа, а с точки зрения вполне лояльного совета или ходатайства, окончательное решение по которому должно было исходить от самого императора. Таким образом, нельзя упрекать этих лиц, как это делают некоторые партийные деятели, в какой-либо измене или предательстве. Они только честно и откровенно выразили свое мнение, что актом добровольного отречения императора Николая II от престола могло быть, по их мнению, обеспечено достижение военного успеха и дальнейшее развитие русской государственности.

Если они ошиблись, то в этом едва ли их вина.

Генерал Рузский, собираясь с этими телеграммами к царю и намереваясь присоединиться к их содержанию, просил также своих ближайших сотрудников - меня, как начальника штаба, и генерала Саввича - главного начальника снабжений армий и тыла фронта, не видевших также иного исхода для успокоения страны и возможности доведения войны до конца, присутствовать при докладе для подкрепления нашим мнением его доводов. "Государь уже осведомлен о том, что я приеду с вами..." - сказал Н.В. Рузский.

8. Исторические минуты отречения. Назначение великого князя Николая

Николаевича вновь Верховным главнокомандующим русской армией

Император Николай встретил нас в том же зеленом салоне своего вагона-столовой. Он казался спокойным, но был несколько бледнее обыкновенного: видно было, что он провел большую часть ночи без сна. Одет он был в той же темно-серой черкеске, с кинжалом в серебряных ножнах на поясе.

Усевшись у небольшого четырехугольного стола, государь стал внимательно слушать Н.В. Рузского. Последний, сидя против императора, медленным голосом стал докладывать о всем происшедшем за истекшие часы и, дойдя до телеграммы генерала Алексеева с ответными ходатайствами старших войсковых начальников, просил государя лично ознакомиться с их содержанием.

Затем Н.В. Рузский, отчеканивая каждое слово, стал излагать свое собственное мнение, клонившееся к выводу о невозможности для государя принять какое-либо иное решение, кроме того, которое подсказывалось советами запрошенных лиц. В конце своего доклада главнокомандующий просил выслушать и наше мнение.

Мы с генералом Саввичем, остававшиеся во все время этой сцены стоя, подтвердили в общем мнение, намеченное председателем Государственной думы и поддержанное старшими начальниками действующей армии.

Наступило гробовое молчание.

Государь, видимо, волновался. Несколько раз он бессознательно взглядывал в плотно завешенное окно вагона. Затем, встав и быстро повернувшись в нашу сторону, перекрестился широким крестом и произнес: "Я решился... Я решил отказаться от престола в пользу своего сына Алексея!.. Благодарю вас всех за доблестную и верную службу. Надеюсь, что она будет продолжаться и при моем сыне..."

Точно камень, давивший нас, свалился с плеч. Минута была глубоко торжественная. Поведение отрекшегося императора было достойно всякого преклонения.

"Нет той жертвы, которой я не принес бы во имя действительного блага и для спасения России", - такими словами начиналась его телеграмма об отречении, написанная государем тут же на имя председателя Государственной думы.

Столь же выразительными словами, полными высокого чувства к Родине, он сообщил о своем решении начальнику штаба генералу Алексееву.

Этой трогательной сценой, однако, не закончились события данного исторического дня. Манифесту, соответствующему принятому решению государя, не суждено было быть распубликованным, с одной стороны - вследствие дополнительно состоявшегося перерешения императора Николая II, продиктованного, по-видимому, неизлечимым характером болезни сына, об отказе его от престола не в пользу цесаревича Алексея, а в пользу своего брата великого князя Михаила Александровича, а с другой - вследствие телеграммы из Петрограда о прибытии вечером того же дня в Ставку двух членов Государственной думы (А.И. Гучкова и В.В. Шульгина).

Необходимо было первоначально выяснить, чем, собственно, был вызван их приезд.

В 10 часов вечера названные депутаты прибыли в Псков. На станции они были встречены дежурным флигель-адъютантом и, минуя главнокомандующего, который вместе со мной поджидал их, сидя у себя в вагоне, были непосредственно приглашены к царю. Через некоторое время из царского поезда государь прислал и за нами.

Мы подошли к концу разговора государя с членами Думы. Кончал говорить Гучков. Император Николай II в ответ на его речь, содержание которой, по-видимому, клонилось к убеждению царя в неизбежности отречения, коротко отвечал, что им уже принято соответствующее решение.

"Вначале я полагал, - сказал царь, - передать престол моему сыну, но затем, обдумав положение, переменил свое решение и ныне отрекаюсь за себя и за сына в пользу моего брата Михаила..."

Слова эти были для генерала Рузского и меня полной неожиданностью, и я ожидал возражения на них со стороны присланных делегатов. Но они молчали.

Государь встал и прошел в свой вагон, чтобы принести текст измененного манифеста. На мое сомнение, высказанное депутатам в правильности намечавшегося изменения порядка престолонаследия с точки зрения закона, я получил их успокоительные заверения. Считая свою роль этим замечанием законченной, я отошел в сторону...

Вошел вновь император с текстом манифеста. Исполнив просьбу депутатов об изменении некоторых слов и набросав дополнительно текст двух указов Правительствующему Сенату - о бытии Верховным главнокомандующим великому князю Николаю Николаевичу и другой указ - о назначении председателем Совета министров князя Г.Е. Львова, государь приказал изготовить эти документы для подписи. Побеседовав еще несколько минут, отрекшийся император распростился со всеми и удалился к себе в вагон.

Я больше не видел отрекшегося императора...

Вопрос о передаче верховного главнокомандования великому князю Николаю Николаевичу, насколько помнится, был подсказан Н.В. Рузским, но он казался, по-видимому, всем бесспорным; назначение же князя Г.Е. Львова было сделано в соответствии с мнением присутствовавших при этом депутатов.

9. Последние дни пребывания отрекшегося императора в Ставке

В ночь на 16 марта отрекшийся от престола император Николай отбыл из Двинска через Витебск в Ставку.

Обыкновенно во время императорских путешествий один за другим следовали два поезда: лит. А и лит. Б, по внешнему своему виду не отличавшиеся друг от друга. В первом поезде помещался государь со всей своей ближайшей свитой; во втором ехали охрана и низшие служащие. Поезда в пути менялись: впереди шел то поезд лит. А, то лит. Б. Делалось это для большей безопасности от всякого рода покушений на царский поезд.

В данном случае впереди шел поезд лит. А, увозивший в Могилев отрекшегося царя. Переезд был выполнен беспрепятственно, без всяких задержек. На станциях почти не было публики, и никаких выражений чувств, ни положительных, ни отрицательных, к бывшему царю проявлено не было.

Государь во время переезда держал себя сдержанно, но наружно спокойно. Он оставался в форме своих кавказских пластунов и при остановках поезда изредка выходил из вагона подышать свежим воздухом.

Днем им была отправлена с пути великому князю Михаилу Александровичу телеграмма, в которой он выражал свои пожелания счастливого ему царствования и объяснял мотивы, по которым считал необходимым престол передать ему, а не законному наследнику. Таким образом, в царском поезде тогда еще было неизвестно то решение, которое на самом деле было принято братом государя.

Поезд с отрекшимся императором подошел к Могилеву уже совсем вечером 16 марта. На дебаркадере для встречи царя находился его бывший начальник штаба генерал Алексеев и выстроились в ряд офицеры Ставки.

Отрекшийся император вышел из вагона в сопровождении своего министра двора графа Фредерикса. Обняв генерала Алексеева, он в сопровождении названных лиц подошел к выстроившимся офицерам и, обходя их, каждому жал руку. У многих на глазах выступали слезы. Вслед за тем император Николай сел вместе с министром двора в автомобиль и проехал прямо в губернаторский дом - свою обычную резиденцию. В тихом и провинциальном Могилеве, население которого не было предуведомлено о приезде царя, на улицах было пустынно. Мерцали только редкие уличные фонари. Все в пределах губернаторского дома было так же наружно по-старому.

На следующий день утром, в обычное время, в помещении генерал-квартирмейстерской части состоялся оперативный доклад, затем завтрак, и в 3 часа дня стал ожидаться приезд из Киева императрицы-матери Марии Федоровны.

В этот день г. Могилев уже успел измениться. На Городской думе висели красные саженные флаги, а впереди проходивших по улицам частей войск нестройно гремели звуки "Марсельезы". В течение самого короткого времени, не стесняясь присутствием бывшего монарха, произошел сдвиг "от двуглавого орла к красному знамени"*.

______________________

* Заглавие известного романа г. Краснова.

______________________

Все встречавшие старую царицу были поражены той выдержкой, которую проявили при встрече как императрица-мать, так и бывший государь.

Императрица Мария Федоровна по прибытии поезда со спокойным видом вышла из вагона, крепко обняла своего сына, обошла всех прибывших ее встречать, и для каждого у нее по обыкновению нашлось или подходящее слово, или ласковая улыбка. Затем она вместе с государем удалилась в сторону и довольно долго беседовала с ним с глазу на глаз. После этого села в один с ним автомобиль и проследовала в тот же губернаторский дом, в котором проживал государь. Вернулась она к себе обратно в поезд в сопровождении сына, причем отрекшийся император оставил ее одну лишь к полуночи.

В этот же день из Ставки уехали по настойчивому требованию солдат Могилевского гарнизона, уже впитавших в себя революционные настроения, два приближенных царя - его министр двора граф Фредерике и дворцовый комендант генерал Воейков. Последнего очень не любили в Ставке; что же касается графа Фредерикса, весьма почтенного и заслуженного старика, то его за иностранную фамилию объявили в подозрении и обвинили, неправильно, конечно, в организации немецкой придворной партии и в покровительстве немцам вообще.

Императора Николая II озабочивала весьма сильно собственная судьба его и судьба его семьи, почему он поручил генералу Алексееву выяснить ее путем сношения с Временным правительством. Сношениями этими требовалось: 1) беспрепятственный проезд с лицами свиты в Царское Село; 2) безопасное пребывание в Царском Селе до выздоровления детей, заболевших как раз в этот период времени корью; 3) беспрепятственный проезд в Романов на Мурмане (с вероятным намерением временно уехать в Англию) и 4) разрешение по окончании войны приезда в Россию для постоянного проживания в Крыму, в Ливадии.

О четвертом вопросе генерал Алексеев, по-видимому, счел несвоевременным ходатайствовать. Первые же три вопроса были представлены Временному правительству и им разрешены в утвердительном смысле, о чем в Ставке и была получена соответственная телеграмма князя Львова на имя генерала Алексеева. Как оказалось, однако, впоследствии выполнить эти свои постановления для Временного правительства, терявшего ввиду оппозиционности левых кругов с каждым днем и часом свой авторитет, было не по силам.

Следующий день 18 марта приходился на воскресенье. День отличался от предыдущего только церковной службой в штабной церкви, на которой присутствовал государь со своей матерью, императрицей Марией Федоровной. Служба прошла в особо сдержанном настроении; она была последней, на которой в Ставке присутствовал государь.

Затем, в следующие дни император Николай II прощался со всеми военными агентами и своим штабом, причем 21 марта отдал прощальный приказ; наиболее знаменательными словами в нем были следующие:

"Эта небывалая война должна быть доведена до полной победы. Кто думает теперь о мире, кто желает его, тот изменник Отечества, его предатель.

Исполняйте же ваш долг, защищайте доблестно нашу Великую Родину, повинуйтесь Временному правительству, слушайтесь ваших начальников, помните, что всякое ослабление порядка службы только на руку врагу..."

Насколько знаю, приказ этот не был объявлен, и армия узнала о его существовании и содержании лишь по ходившим рукописным спискам.

Весьма трогательно было прощание императора Николая с чинами Ставки.

Все офицеры были собраны в одной из больших зал дома, в котором помещалось дежурство. Сзади офицеров и на лестнице стояли солдаты и писари. Государь, проходя мимо, поздоровался с ними по прежнему обычаю, и они стройно ответили ему: "Здравия желаем, Ваше Императорское Величество".

Затем отрекшийся император вошел в средину четырехугольника, образованного офицерами Ставки, и, обратившись к ним, произнес по адресу собравшихся несколько благодарственных слов. Все были необыкновенно взволнованны... В разных местах зала начались всхлипывания... Кто-то упал в обморок... Государя также душили слезы. Он начал было прощаться, пожимая поочередно офицерам руки, но на средине внезапно оборвал эту формальность и скорыми шагами стал спускаться по лестнице... Никакие нервы не могли выдержать...

Вместе с царем уходила прежняя Россия.

В полдень отрекшийся царь в закрытом автомобиле выехал на вокзал, где стоял поезд императрицы-матери.

В тот же день, 21 марта, в Могилев прибыл поезд с членом Государственной думы Бубликовым во главе для сопровождения императора Николая II в Петербург. Началась суматоха, в которой устанавливался порядок отъезда отрекшегося царя из Ставки. Находившийся к тому времени в поезде своей матери император Николай II должен был перейти к себе в вагон, к которому сзади был прицеплен другой вагон с лицами, прибывшими из столицы для сопровождения государя. Императору Николаю II при этом было объявлено, что он должен себя считать арестованным. В таком виде бывший глава Российского государства был пленником увезен из Ставки в Царское Село...

Глава ХIII
ПРЕБЫВАНИЕ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА НА КАВКАЗЕ В ПЕРИОД РЕВОЛЮЦИИ. ОТЪЕЗД ИЗ ТИФЛИСА И ПРИБЫТИЕ В СТАВКУ

1. Обращение к великому князю от имени земских и городских деятелей

Еще осенью 1916 г. стали ползти все настойчивее слухи о зарождении какого-то заговора, имевшего целью во имя спасения России выполнение дворцового переворота.

По секрету передавались даже имена лиц, якобы участвовавших в этом заговоре. Это были все очень солидные люди. Ходили слухи - не знаю, насколько в них было правды, - что о существовании заговора были осведомлены генералы Алексеев, Брусилов и некоторые другие.

Версии были различны. В общем складывалось впечатление, что император Николай II должен быть устранен от власти. По общему убеждению, это вызывалось необходимостью доведения войны до победного конца и потребностями страны, нетерпеливо ожидавшей проведения насущных реформ. Малолетний наследник цесаревич Алексей должен был заместить на русском престоле своего отца. До его совершеннолетия намечалось установление регентства в лице великого князя Михаила Александровича - брата императора Николая II. Эта комбинация считалась наиболее целесообразной с точки зрения закрепления в России конституционной монархии.

Но были и другие предположения. Известно было, что цесаревич Алексей был неизлечимо болен чрезвычайно редкой болезнью, которая в медицине называется гемофилией. Она характеризуется крайней непрочностью кровеносных сосудов и отсутствием у крови больного свойства свертывания. Вследствие этого даже ничтожный ушиб способен был вызвать у наследника кровоизлияние, в результате которого мог иметь место смертельный исход.

Начало этой болезни - характера наследственного, причем ее отличительное свойство заключается в том, что она передается по матери только мужскому поколению. Таким образом, ни мать цесаревича Алексея, ни его сестры этой болезнью не страдали.

Было также всем известно, что брат императора Николая II великий князь Михаил Александрович при многих своих симпатичных и благородных качествах обладал почти полным отсутствием воли; это могло также угрожать России в будущем многими неудобствами.

"Вы знаете Мишу, - говорила про него своим приближенным мать императрица Мария Федоровна, - поверьте, что он имеет еще меньше воли и характера, чем его брат император Николай II".

При таких условиях данная комбинация - цесаревич Алексей при регенте Михаиле Александровиче - многим не внушала большого доверия. В среде, например, земских и городских деятелей произносилось не раз имя великого князя Николая Николаевича в качестве лица, наиболее соответствующего для занятия всероссийского престола, с предоставлением стране ответственного министерства, главой которого намечали князя Г.Е. Львова.

Князь Георгий Евгеньевич Львов был очень уважаемый общественный и земский деятель. Он уже давно выдвигался общественными кругами в качестве кандидата на ответственную должность председателя прогрессивного кабинета, если бы таковой сконструировался. Во время войны Г.Е. Львов стоял во главе Всероссийского земского союза, много и плодотворно работавшего на фронте и в тылу по санитарно-медицинской и бытовой части армии.

Что касается царствовавших особ, то дальнейшая судьба их по осуществлении заговора точно определена не была. По мнению одних, императрица Александра Федоровна, которой приписывалось чрезвычайно дурное влияние на царствовавшего монарха, должна была удалиться в монастырь, но большинство держалось того мнения, что царственную чету лучшего всего вывезти из России в Англию.

Арест государя предполагалось произвести или в Ставке, или во время одного из переездов его из Могилева в Петербург или обратно.

Мне неизвестно, насколько осуществление этого заговора было близко к выполнению, но, по-видимому, в конце 1916 г. он находился еще только в периоде образования.

В декабре 1916 г. в Москве должен был состояться в особняке князя П.Д. Долгорукова, недавно убитого большевиками, а в то время бывшего одним из очень видных представителей либерального движения, съезд земских и городских деятелей для обсуждения общего положения в государстве. Однако явившаяся полиция не допустила этого съезда.

Тогда председатель этого съезда князь Г.Е. Львов пригласил к себе вечером того же дня на секретное совещание по тому же вопросу нескольких наиболее видных деятелей, и в числе их А.И. Хатисова, состоявшего тифлисским городским головой и председателем Кавказского отдела Всероссийского земского союза городов*. Обрисовав перед собравшимися трагическое положение, создавшееся в России, и указав, что все попытки приблизить деятельность власти к требованиям народа не привели к положительным результатам, Г.Е. Львов закончил свою речь заключением, что только выполнение дворцового переворота способно изменить положение. При этом хозяин дома указал, что престол всероссийский должен был бы перейти к великому князю Николаю Николаевичу. В доказательство того сочувствия, которое встретило бы такое решение в земских и городских кругах при условии, если стало бы возможным образование кабинета, им возглавляемого, Г.Е. Львов привел в виде справки, что у него имеется соответственное письменное заключение за подписью многих председателей губернских земских управ и городских голов, указывающих на необходимость образования такого ответственного перед страной министерства.

______________________

* Последующий рассказ впервые стал известным в обществе по статье в газете "Последние новости". Прежде включения его в мою книгу я тщательно проверил сообщенные в нем факты путем расспроса лиц, причастных к нему и заслуживающих полного доверия.

______________________

Приглашенные к Г.Е. Львову лица, обсудив проект, изложенный им, отнеслись к его осуществлению с сочувствием. В соответствии с этим А.И. Хатисову было поручено по возвращении в Тифлис ознакомить с сущностью этого проекта великого князя Николая Николаевича и выяснить, насколько можно рассчитывать на его в этом смысле сочувствие.

Последующая поездка А.И. Хатисова в Петроград и беседы его с некоторыми лицами, которые он вел, еще более убедили А.И. Хатисова в неизбежности принятия самых настойчивых мер к изменению существующего положения; поэтому указанное лицо по возвращении в Тифлис решилось твердо на выполнение принятого им на себя поручения.

Чтобы понять саму возможность выполнения А.И. Хатисовым этого поручения, необходимо отметить, что у этого лица установились весьма близкие отношения с графом Воронцовым-Дашковым за время весьма долгого пребывания последнего в должности наместника. Оставляя Тифлис, граф Воронцов-Дашков сообщил А.И. Хатисову, что, имея в виду встретить великого князя в пути на Кавказ, он будет рад засвидетельствовать перед ним о тех чувствах доверия, которые он питает к Хатисову. При этом граф Воронцов выразил мысль, что, по его мнению, Хатисов именно тот человек, с которым великий князь может говорить вполне откровенно, причем беседа эта будет для великого князя чрезвычайно полезна ввиду большого знания края и влияния его собеседника, приобретного им в прогрессивных кругах общественности. Таким образом, через посредство А.И. Хатисова для великого князя открывалась возможность сношений не только с тифлисской общественностью вообще, но и с левопартийными кругами Кавказа в частности.

И действительно, о таком мнении бывшего наместника великий князь на первом же приеме с полной откровенностью сообщил Хатисову, причем последний высказал, что был бы рад заслужить такое же доверие и со стороны великого князя.

Великий князь охотно пошел навстречу частным беседам с ним А.И. Хатисова и таким образом между обоими назваными лицами с течением времени установились также вполне доверчивые отношения.

Вернувшись после своей поездки в Москву и Петроград обратно в Тифлис, А.И. Хатисов, принося великому князю Николаю Николаевичу свои новогодние поздравления по случаю начала 1916 г., не преминул испросить разрешение на особо секретную беседу по чрезвычайно важному и доверительному делу. Получив такое разрешение, Хатисов изложил великому князю картину внутреннего состояния России и проект, обсуждавшийся в Москве у князя Львова. Внимательно выслушав этот проект и ознакомившись с характером той роли, которая отводилась в проекте ему самому, великий князь заявил, что, будучи застигнут врасплох, он лишен в данную минуту возможности дать окончательный ответ, почему и откладывает свое решение на некоторое время.

Через несколько дней, пригласив к себе вновь А.И. Хатисова, великий князь отклонил от себя сделанное ему предложение, указав, что, будучи прежде всего военным деятелем, он пришел к заключению, что солдаты, отражающие русский народ не поймут сложных комбинаций, заставляющих пожертвовать царем, и едва ли будут на стороне заговорщиков при задуманном низвержении с престола царя.

Тем не менее беседа с А.И. Хатисовым заставила великого князя еще глубже вникнуть в политические события, надвигавшиеся на Россию. Приблизительно в это же время в Тифлис совершенно инкогнито прибыло одно высокопоставленное лицо, высланное из Петербурга, которое, видимо, ознакомило великого князя Николая Николаевича с суждениями, имевшими место в среде царской фамилии по поводу той рискованной политики, которая велась царствующим императором и которая грозила гибелью всей династии.

Но еще ранее великий князь имел возможность быть осведомленным о грозных событиях в Петрограде из факта высылки в Персию великого князя Дмитрия Павловича за его участие в убийстве Распутина.

Есть данные предполагать, что в период времени между беседой великого князя Николая Николаевича с А.И. Хатисовым и мартовскими событиями сущность этой беседы стала известна при дворе и что в результате ее имелось даже в виду удалить великого князя Николая Николаевича на Дальний Восток, назначив его наместником этой окраины. Однако быстро надвинувшиеся события, видимо, помешали осуществлению этого предположения.

Некоторые свидетели, очень близкие к событиям этих дней, говорят, что великий князь, получив сведения о начавшемся в Петрограде революционном движении и образовании Временного правительства, вновь пригласил к себе А.И. Хатисова и поручил ему в сопровождении одного из близких к великому князю генералов объехать казармы, оповестив Тифлисский гарнизон о своем сочувствии народному движению в интересах победоносного окончания войны. О таковом же своем настроении он якобы объявил на приеме у себя и лидерам революционных партий, которые, в свою очередь, заверили его в своем к немудоверии.

Эти действия великого князя, открыто ставшего в первые же дни на сторону Временного правительства, обеспечили ему не только безопасность, ной возможность торжественного отбытия из Тифлиса в Ставку после вторичного назначения его на пост Верховного главнокомандующего.

В Тифлисе в эти дни полного безвластия стал комитет из трех лиц: самого А.И. Хатисова, г. Ж. и поручика П., символизировавших своим общественным положением и происхождением участие в управлении буржуазии, социал-демократии и армии, а по национальности - России, Армении и Грузии. Этот комитет и принял на себя заботу по безопасности великого князя и его семьи в пределах Кавказа.

Великий князь Андрей Владимирович, выехавший в Тифлис повидать "дядю Николашу", рисует в своем дневнике отъезд великого князя из Тифлиса в следующем виде:

"На вокзале я узнал, - пишет автор дневника, - что дядя Николаша уезжает из Тифлиса 7 (20) марта в 10 часов утра, ввиду чего я остался в вагоне ночевать. В 8 часов утра мне передали, чтобы я перешел в вагон дяди, а мой вагон отправляется вперед. Много раньше 10 часов собрались на вокзале все власти и много народа. Ровно в 10 часов дядя вошел в вагон и со ступеньки еще раз благодарил всех за горячие проводы и высказанное ему доверие в победоносное окончание войны. Почти на всех станциях его встречал народ, рабочие и все говорили ему патриотические речи. Его простые, но сильные ответы вызывали громкое несмолкаемое "ура". Скоро после отхода поезда, он позвал меня к себе и вот что сказал:

"Что делается в Петрограде, я не знаю, но по всем данным, все меняется, и очень быстро. Утром, днем и вечером все разное и все хуже. Никаких сведений от Временного правительства я не получаю, даже нет утверждения меня в должности. Последние акты, подписанные государем, были: назначение мое и князя Львова - председателем Совета министров. Таким образом, я назначен государем, но указ Сенату не опубликован. Единственное, что может служить намеком, что новое правительство меня признает, это телеграмма князя Львова, где он спрашивает, когда может приехать в Ставку переговорить. Больше я ничего не знаю. Не знаю даже, пропустят ли мой поезд, но, надо полагать, что я доеду...

О событиях, случившихся в Петрограде, я узнал 1 (14) марта в Батуме. Туда ездил переговорить с адмиралом Колчаком. Получив первые сведения, выехал в Тифлис, где получил телеграмму от Алексеева, что, по мнению всех командующих, государь должен отречься от престола. Он просил меня лично телеграфировать об этом государю, что мне и пришлось сделать. Я написал приблизительно так: "Впервые дерзаю как верноподданный коленопреклоненно умолять Ваше Императорское Величество для пользы (и т.д.)... отречься от престола".

Ответа, конечно, не получил, получил лишь текст манифеста".

2. Отречение великого князя Михаила Александровича

В дальнейшем события текли в следующем порядке.

Ко времени обратного возвращения в Петроград депутатов из Пскова от отрекшегося от престола императора Николая II настроение в столице значительно изменилось в худшую сторону. Переданный по телеграфу текст манифеста об отречении в пользу великого князя Михаила Александровича был встречен революционными кругами и запасными войсками, составлявшими столичный гарнизон, враждебно. По существу, судьба династии Романовых являлась уже обреченной, и только искали повода к признанию манифеста недействительным. Таковым поводом оказалось то обстоятельство, что манифест ни словом не говорил о созыве Учредительного собрания.

При изложенных условиях становилось ясным, что лицу, которому передавалась манифестом верховная власть, необходимо было пройти для достижения трона через трудную и опасную борьбу.

В исходе ее, несомненно, могли быть сомнения. Наследнику падающего трона во всяком случае необходимы были личная смелость и решительность, чтобы поддержать престиж своей власти и заставить себе повиноваться.

Великий князь Михаил Александрович был не такого характера человеком. При всем благородстве его характера читатель уже знает из мнения о нем императрицы-матери, что он не обладал ни характером, ни волей.

16 марта на совещании с членами Временного правительства и Временного комитета Государственной думы, происходившем на частной квартире одного из приближенных к великому князю офицеров, только два лица из состава совещания - члены Государственной думы А.И. Гучков и П.Н. Милюков - высказались определенно за сохранение великим князем Михаилом престола, но последний не последовал их совету. Выслушав собравшихся, великий князь Михаил Александрович после некоторого размышления наедине вышел к собравшимся и громогласно заявил: "При создавшихся условиях я не могу принять престола..:" Монархия Романовых, таким образом, закончила свой крут. Государство Российское стало на путь анархии.

3. Верховное командование армиями в первые дни революции

Около 3 часов утра на 16 марта начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал Алексеев передал по телеграфу в Тифлис великому князю Николаю Николаевичу мое сообщение о том, что император Николай II перед отречением от престола с передачей такового великому князю Михаилу Александровичу подписал указы Правительствующему Сенату о бытии председателем Совета министров князю Г.Е. Львову и Верховным главнокомандующим - Его Императорскому Высочеству великому князю Николаю Николаевичу.

Передавая телеграмму, генерал Алексеев испрашивал указаний, когда можно ожидать прибытия великого князя в Ставку и уполномочивает ли он его, как начальника штаба, временно, впредь до приезда, согласно Положению о полевом управлении войск в военное время в исправление обязанностей Верховного. Затем особо возбуждался еще вопрос о том, кому будет передано управление Кавказом и войсками Кавказского фронта.

В 7 часов утра того же дня на эту телеграмму был получен ответ, согласно которому генералу Алексееву впредь до прибытия в Ставку великого князя поручалось общее ведение военных операций и утверждение хозяйственных распоряжений. Время своего прибытия в Ставку новый Верховный главнокомандующий затруднялся точно определить; что же касается заместительства на Кавказе, то великий князь признавал желательным оставить должность наместника временно за собой; командование же войсками поручить на правах командующего отдельной армией генералу Юденичу.

Больше всего нового Верховного главнокомандующего волновала задержка с объявлением манифеста об отречении, который по закону должен был быть опубликован через Сенат. По этому поводу великий князь 16 марта телеграфировал князю Львову, прося его о скорейшем выполнении этой проформы, и добавлял, что он при этом имеет в виду "необходимость принесения в ближайшее же время торжественной присяги новым императором конституционному образу правления...

Совершение этого акта, - добавлял великий князь в своей телеграмме, - несомненно, будет содействовать общему успокоению умов как полагающее конец колебаниям по вопросу о государственном строе России.

При этом, - телеграфировал он князю Львову, - я опасаюсь, что отречение в пользу великого князя Михаила Александровича как императора с устранением от престола наследника цесаревича неизбежно усилит смуту в умах народа. Опасение это усугубляется у меня неясной редакцией манифеста и отсутствием указания в нем, кто является наследником престола..."

Действительность показала, что великий князь Николай Николаевич был прав в своих опасениях за продолжение смуты, но только мотивы возгоревшихся вновь беспорядков были иные. Мною уже было указано, что в то уже время, по существу, вся династия Романовых признавалась революционными кругами обреченной на падение и что искали только повода для признания манифеста бывшего царя недействительным.

Ранним утром 16 марта, т. е. как раз в тот период, когда происходили описанные переговоры, председатель Государственной думы М.В. Родзянко вызвал к аппарату сначала главнокомандующего Северным фронтом генерала Рузского, а затем начальника штаба Верховного главнокомандующего генерала Алексеева, которых он настойчиво просил не пускать в обращение манифест, накануне подписанный отрекшимся императором, или задержать его обнародование. Причина такого настояния, по заявлению М.В. Родзянко, заключалась в том, что неожиданно, уже после отъезда в Ставку депутатов Шульгина и Гучкова, в Петрограде, по оценке доносившего, вспыхнул новый солдатский бунт. По словам М.В. Родзянко, к солдатам присоединились рабочие, и анархия, по выражению говорившего, дошла до своего апогея. После долгих переговоров с депутатами от рабочих удалось прийти к некоторому соглашению, в результате которого намечался созыв Учредительного собрания для определения формы правления; до того же времени власть должна была быть сосредоточена в руках Временного комитета Государственной думы и ответственного министерства, уже сформировавшегося к тому времени. Отсюда М.В. Родзянко делал довольно туманный переход к мысли, что "с регентством великого князя Михаила Александровича и воцарением наследника престола, быть может, помирились бы, но кандидатура великого князя как императора ни для кого не приемлема, и на этой почве вероятна гражданская война.

Надо сказать, что председатель Государственной думы ставил командование армиями в невозможное положение. Как остановить распространение манифеста, со времени подписания которого прошла целая ночь, и при условии, что вся телеграфная сеть находилась в руках малонадежных агентов? Имелись достоверные сведения, что этот акт уже получил известность и местами распубликован. При том же войска, и особенно командный состав, с трепетным напряжением ждали известий о том, что делается наверху, не наступит ли наконец некоторая определенность, которая всех могла бы хоть несколько успокоить.

В недоумении, что делать, прошло много томительных часов, прежде чем стал известным новый отказ от престола великого князя Михаила Александровича! Хотя это решение еще более осложнило положение России, ведшей небывалую войну, но все же им достаточно определенно распутывалось затруднение данного момента.

Утром 17 марта из Ставки от генерала Алексеева было разослано распоряжение штабам об одновременном объявлении обоих манифестов: первого - об отречении от престола государя императора Николая II и второго - об отказе от того же российского престола великого князя Михаила Александровича. Вместе с тем было получено приказание нового Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича о том, чтобы была разъяснена всем чинам армии от старших до младших необходимость, оставаясь в повиновении законных начальников, спокойно ожидать изъявления воли русского народа, которому согласно манифесту великого князя Михаила Александровича от 16 марта надлежало "всенародным голосованием, через представителей своих в Учредительном собрании установить образ правления и новые основные законы государства Российского..."

Через несколько дней председатель Совета министров князь Львов получил от великого князя Николая Николаевича телеграмму, предупреждавшую о предположенном прибытии его в Ставку 23 марта. Князь Львов еще раньше обещал великому князю приехать в Ставку, чтобы переговорить лично о важнейших вопросах. Однако уже в это время обстановка стала складываться таким образом, что можно было ясно предугадывать невозможность для великого князя оставаться в должности Верховного. В беседе по прямому проводу, происходившей еще 19 марта между председателем Совета министров и генералом Алексеевым, князь Львов говорил, что события несут их, министров, а не они этими событиями управляют, и что вопрос главнокомандования становится столь же острым, как в свое время было положение Михаила Александровича.

"Остановились на общем желании, - добавлял Г.Е. Львов, - чтобы великий князь Николай Николаевич ввиду грозного положения учел создавшееся отношение к дому Романовых и сам отказался от верховного главнокомандования.

Подозрительность по этому вопросу к новому правительству, - продолжал председатель Совета министров, - столь велика, что никакие заверения не приемлются. Во имя общего положения страны считаю такой исход неизбежным, но великому князю я об этом не сообщал. До сего дня вел с ним сношения как с Верховным главнокомандующим".

Конечно, на решение Временного правительства не могли подействовать соображения, выставленные в пользу оставления великого князя Николая Николаевича на посту Верховного начальником штаба действующей армии генералом Алексеевым, но мысли последнего настолько характерны для обрисовки личности великого князя, что я не решаюсь пройти мимо них.

"Характер великого князя, - говорил М.В. Алексеев князю Львову, - таков, что если он раз сказал: признаю, становлюсь на сторону нового порядка, то в этом отношении он ни на шаг не отступит в сторону и исполнит принятое на себя. Безусловно думаю, что для Временного правительства он явится желанным начальником и авторитетным в армии, которая уже знает о его назначении, получает приказы и обращения. В общем он пользовался большим расположением и доверием в различных слоях армии, в него верили. Полученные донесения свидетельствуют о том, что назначение великого князя Николая Николаевича принимается с большой радостью и верой в успех. Во многих частях даже восторженно! Проникает сознание, что великий князь даст сильную, твердую власть - залог восстановления порядка. Благоприятное впечатление произвело назначение не только в Черноморском флоте, но даже в Балтийском. До настоящей минуты получены на имя Верховного главнокомандующего приветствия от 14 городов; в числе их Одесса, Киев, Минск сообщили выражение удовольствия по поводу возвращения великого князя на свой прежний пост и уверенность в победе. Я могу еще раз только повторить, что для нового правительства он будет помощником, но не помехой!"

Но вполне очевидно, что здесь дело было не в доверии и не в недоверии к великому князю Николаю Николаевичу, а в революционном настроении тыла, который в данный период времени решал участь не только войны, но и бытия самой России. Сам генерал Алексеев прекрасно знал, что на армию ведется сильный натиск с тыла и что если что и может сохранить в армии порядок, то это только авторитет имени ее главнокомандующего.

В конце концов было решено, что генерал Алексеев должен переговорить с великим князем по прибытии его в Ставку и показать ему соответственные ленты Юза. Кроме того, было условлено, что князь Львов пошлет великому князю навстречу письмо, а затем между Львовым и великим князем должен был еще произойти окончательный разговор по аппарату.

Протест против назначения великих князей на ответственные должности слышались, впрочем, еще за много лет до отречения императора Николая П. Напомню о речах по этому вопросу, раздававшихся неоднократно в стенах Государственной думы, начиная едва ли не с 1905 г.! Теперь, после революции, эти настроения повторились с новой силой, и уже 19 марта против таких назначений категорически высказался Комитет московских общественных организаций.

20 марта, в день отъезда великого князя Николая Николаевича из Тифлиса, прибыл в Москву А.Ф. Керенский. При посещении им Московского общества присяжных поверенных он заявил уже вполне определенно, что назначение великого князя Николая Николаевича сделано старой властью и потому не может считаться действительным и что Временным правительством уже приняты меры к назначению нового главнокомандующего. Незадолго же перед этим Петроградским исполкомом было вынесено даже решение о вызове великого князя в Петроград, о тщательном наблюдении за ним в пути и об аресте его по прибытии в столицу. Конечно, это постановление для других исполкомов, которыми была покрыта вся Россия, не было обязательно, но все же оно являлось характерным в смысле отношения революционных партий к возглавлению армии кем-либо из дома Романовых.

23 марта состоявший в Ставке английский генерал Вильяме получил от своего посла в Петербурге Бьюкенена информационную телеграмму, в которой сообщалось, что, по сообщению русского министра иностранных дел, сохранение за великим князем Николаем Николаевичем верховного командования армией является невозможным ввиду сильной оппозиции революционных элементов; что правительство дало телеграфное распоряжение в Ростов остановить поездку великого князя в Ставку, причем надеется склонить его к добровольному отказу, и что отказ со стороны великого князя принять решение правительства явился бы сильным ударом престижу последнего и мог бы иметь гибельные последствия.

В действительности принятые меры для предупреждения великого князя в пути о желательности его отказа от звания Верховного главнокомандующего запоздали, и великий князь, не знавший о происходивших втайне от него переговорах, прибыл в Ставку 24 марта.

4. Прибытие великого князя в Ставку

Великий князь Николай Николаевич прибыл в Могилев в сопровождении своего брата Петра Николаевича и его сына Романа Петровича. С ними прибыли также генерал Крупенский и несколько адъютантов.

По рассказам сопровождавших его лиц, на всем пути от Тифлиса поезд великого князя встречался населением с большим энтузиазмом. Все рады были возвращению великого князя к командованию русскими войсками.

В Харькове, рассказывает генерал Дубенский* в своих воспоминаниях, местный Совет рабочих депутатов поднес хлеб-соль, а рабочие-депутаты убеждали великого князя не ехать в Могилев, где ему едва ли дадут вступить в командование русской армией, а направиться прямо на фронт, поближе к войскам. Но великий князь из чувства лояльности не последовал этому совету, ведшему к новому возбуждению народных страстей и, может быть, даже пролитию крови; он проследовал непосредственно в Ставку.

______________________

* Лицо, находившееся в то время в Ставке и имевшее возможность непосредственного сбора этих сведений. Красный Архив. Т. XXII.

______________________

По прибытии в Могилев великий князь Николай Николаевич со свитой остался в поезде, в котором прибыл, так как в доме, где проживал государь, шла спешная укладка оставшихся вещей и потому царила полная разруха.

Великий князь Николай Николаевич успел вступить в верховное главнокомандование русскими армиями и послал об этом сообщение в Петроград. Но вслед за сим он получил догнавшее его уже в Могилеве письмо председателя Временного правительства с просьбой о сложении с себя звания Верховного главнокомандующего.

По случаю приезда великого князя Николая Николаевича в Ставку между князем Львовым и генералом Алексеевым состоялся по прямому проводу весьма интересный разговор, который я и передаю полностью.

"Князь Львов: Я только что получил телеграмму от великого князя Николая Николаевича, что он прибыл в Ставку и вступил в отправление должности Верховного главнокомандующего. Между тем после переговоров с вами по этому поводу Временное правительство имело возможность неоднократно обсуждать этот вопрос перед лицом быстро идущих событий и пришло к окончательному выводу о невозможности великому князю Николаю Николаевичу быть Верховным командующим. Получив от него из Ростова телеграмму, что он будет в Ставке 11 (24) числа, я послал навстречу офицера с письмом с указанием на невозможность его верховного главнокомандования и с выражением надежды, что он во имя любви к Родине сам сложит с себя это высокое звание. Очевидно, посланный не успел встретить великого князя в пути, и полученная благодаря этому телеграмма великого князя о его вступлении в должность стала известна Петрограду и вызвала большое смущение. Достигнутое великими трудами успокоение умов грозит быть нарушенным. Временное правительство обязано немедленно объявить населению, что великий князь не состоит Верховным главнокомандующим. Прошу помочь нашему общему делу и вас, и великого князя. Решение Временного правительства не может быть отменено по существу, весь вопрос в форме его осуществления: мы хотели бы, чтобы он сам сложил с себя звание Верховного главнокомандующего, но, к сожалению, по случайному разъезду нашего посланного с великим князем это не удалось".

Генерал Алексеев: Вопрос можно считать благополучно исчерпанным. Ваше письмо получено великим князем сегодня утром. Сегодня же послано две телеграммы: одна - вам, что великий князь, подчиняясь выраженному пожеланию Временного правительства, слагает с себя звание и передает временное исполнение своей должности применительно статьи 47 полевого положения начальнику штаба впредь до назначения Временным правительством ему преемника. Вторая телеграмма - военному министру с просьбой уволить великого князя в отставку. Полагаю, нет препятствий объявить это во всеобщее сведение и положить предел смущению умов. Независимо от этого великий князь поручил мне просить вас гарантировать ему и семейству беспрепятственный проезд в Крым и свободное там проживание. На время проезда он просит командировать вашего комиссара или члена Государственной думы. Чем скорее будет решен этот вопрос, чем скорее состоится отъезд великого князя из Могилева, тем, конечно, будет лучше во всех отношениях. Об этом я убедительно прошу вас, прибавляя, что семья великого князя находится в Киеве".

В тот же день, 24 марта, Временное правительство объявило о состоявшемся отстранении от должности главнокомандующего русскими армиями великого князя Николая Николаевича.

В заключение настоящей главы привожу выдержку из письма князя Львова, посланного навстречу великому князю Николаю Николаевичу*:

"Создавшееся положение делает неизбежным оставление Вами этого поста. Народное мнение решительно и настойчиво высказывается против занятия членами дома Романовых какой-либо государственной должности. Временное правительство убеждено, что Вы во имя блага Родины пойдете навстречу требованиям положения и сложите с себя еще до приезда Вашего в Ставку звание Верховного главнокомандующего".

______________________

* "Очерки русской смуты" генерала Деникина.

______________________

Весьма характерно и отчетливо рисует всю внутреннюю сущность великого князя посланный им по телеграфу ответ:

"Рад вновь доказать мою любовь к Родине, в чем Россия до сих пор не сомневалась".

И он, великий князь, глубоко уязвленный, отошел в сторону.

Глава XIV
ЖИЗНЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ В КРЫМУ И ЗА РУБЕЖОМ

1. "Дюльбер" и переезд за границу

О жизни великого князя Николая Николаевича в Крыму сохранилось не много воспоминаний. Для составления настоящего очерка пришлось обратиться к сбору их у целого ряда лиц.

Прибыв в Крым, великий князь Николай Николаевич поселился в имении "Дюльбер", принадлежавшем его младшему брату великому князю Петру Николаевичу, который, как читатель уже знает, не покидал своего брата в течение всей мировой войны. Усадьба "Дюльбер" находилась между Ялтой и Алупкой, в 13 верстах от первой и в 4 верстах от последней. Само имение представляло собой большой белый двухэтажный дом в восточном стиле, окруженный парком. Одной стороной имение примыкало к морю, другой - прямо противоположной - к Нижне-Алупкинскому шоссе; боковыми сторонами оно граничило: к стороне Ялты - с имением "Чаир" доктора Крамаржа, а с другой стороны - с Мисхором.

Из лиц императорской фамилии в Крыму поселились также приехавшие из Киева императрица Мария Федоровна и сестры императора Николая II великие княгини Ксения и Ольга Александровны с семьями. Императрица-мать вместе с великой княгиней Ольгой Александровной поселилась в "Хараксе", а семья великой княгини Ксении Александровны заняла имение "Ай-Тодор", принадлежавшее ее мужу великому князю Александру Михайловичу.

Члены императорской семьи прибыли в Крым в сравнительно спокойное время. Это спокойствие объясняется не только смягчением революционного задора по мере увеличения расстояния от столицы - центра восстания, но еще и особыми настроениями, царившими в Черноморском флоте и среди севастопольских рабочих. Среди всех этих элементов большинство принадлежало или симпатизировало политической партии социал-революционеров (эсеров), которые хотя и стремились к изменению государственного и социального строя России, но никак не во имя беспорядков и разрушения России, а в целях ее обновления и укрепления согласно их лозунгам. Партия эта тяготела все же к государственности и, достигнув освобождения России от самодержавного строя, поставила себе в дальнейшем целью укрепление власти Временного правительства, в котором у нее находился в качестве заложника один из видных лидеров ее, А.Ф. Керенский.

На низах, в среде матросов и севастопольских рабочих, то направление эсеров вылилось в стремление поддерживать порядок и даже внутреннюю дисциплину.

В одном из описаний того времени я нашел характерный рассказ о том, как на одного разнузданного солдатишку, неуважительно отнесшегося к старому почтенному отставному генералу, налетел в вагоне трамвая аккуратно одетый и дисциплинированный матрос эсеровского толка:

"Как ты смеешь, негодяй, оскорблять старого заслуженного человека! Вон из вагона!.."

И нахальный солдат должен был подчиниться этому приказанию, увидав, что общее сочувствие не на его стороне.

К тому же местные революционные власти не могли не считаться и с популярностью в населении великого князя Николая Николаевича, который еще в Тифлисе заявил о своей лояльности по отношению к Временному правительству, причем его заявление было встречено с доверием местными левыми кругами.

Надо еще принять во внимание, что во главе Черноморского флота стоял в то время чрезвычайно популярный адмирал Колчак. Его все уважали и слову его во флоте всецело верили. Еще в мае 1917 г. там шла настойчивая работа по подготовке к "походу на Константинополь", хотя всякому мало-мальски сведущему и наблюдательному лицу было ясно, что преодоление Босфора было совсем не под силу нашей Черноморской эскадре и что сухопутные войска, которые при этом должны были составить соответственный десант, были не более как призрак, готовый распасться при первом к нему прикосновении.

Тем не менее манящая идея захвата загадочной столицы Византии гипнотизировала флот, и каждый выход адмиральского судна в открытое море с приказом "следовать за мной" будил в матросах какое-то трепетное чувство, заставлявшее всех и вся забывать о печальных внутренних событиях и сплачиваться в одно крепкое русское целое.

Дух Черноморского флота благодаря вдохновлявшей его идее был настолько прочен, что по предложению адмирала Колчака из состава этого флота была выделена даже особая "черноморская делегация" в несколько сот человек во главе с приобретшим огромную известность своим влиянием на массы матросом Баткиным, для пропагандирования на сухопутном фронте идей патриотизма и веры в себя и в свои силы.

Но постепенно состав Черноморского флота привыкал к воодушевлявшему его наркотическому средству, и оно в конце концов перестало оказывать свое оздоровляющее действие. Рядовые члены партии социал-революционеров жаждали проявления более решительных доказательств их революционности и неудержимо катились вниз, к большевизму. К тому же в составе упомянутой выше делегации отправились в армию и многие влиятельные вожаки, прежде сдерживавшие звериные инстинкты толпы. На место их в Крым прибыли из столицы большевизанствовавшие матросы-кронштадтцы, которые привезли с собой вредную северную заразу. Престиж адмирала Колчака постепенно стал падать, и однажды к нему явилась толпа матросов, потребовавших его оружия. Взбешенный адмирал предпочел выбросить свой Георгиевский кортик в море. И хотя матросы, одумавшись, спустили в воду водолаза и вернули Колчаку его оружие, но с этого дня разложение во флоте пошло вперед быстрыми шагами. Адмирал Колчак вскоре вынужден был оставить командование флотом, и его заменила тройка, составленная из выборных матросов.

В середине декабря 1917 г. в Севастополе произошла уже первая организованная резня морских офицеров, а в феврале 1918 г. - трудновообразимая по своей жестокости и кровожадности расправа с сухопутными офицерами. Рассказывают, например, о случае, когда одного офицера бросили связанного в топку транспорта "Румыния"! Всего погибло в эти две ночи, по справедливости названные Варфоломеевскими, до 1000 офицеров!..

Трупы убитых свозили специальные грузовые автомобили на пристань, и хотя они были прикрыты сверху брезентами, но из-под них видны были безжизненно болтавшиеся руки, ноги, головы... Убитых вывозили в море, где топили.

Но рядом с очагом такого революционного усердия, каковым был Севастополь по преимуществу, в Крыму еще долго оставались нетронутыми пропагандой более тихие уголки, в которых мирная жизнь почти не нарушалась. В этом отношении особенно выделялась, например, Керчь.

В общем, власть большевиков, после октябрьского восстания прочно утвердившихся в Петрограде, лишь медленно распространялась к югу, встречая особо задерживающее препятствие на Украине. Последняя пыталась отстоять себя от большевиков, выставив лозунгом свою политическую независимость и национальную обособленность. Равным образом и в Крыму приблизительно в январе 1918 г. успело образоваться правительство, опиравшееся на курултай, или татарское учредительное собрание, и поддерживавшееся отчасти некоторыми русскими общественными деятелями.

Но все эти задерживавшие препятствия имели для распространения большевизма только временный характер. Буйствовавший Севастополь в конце концов победил, а направленные оттуда миноносцы с большевизированными черноморскими матросами, учинив ряд расстрелов и самосудов в разных городах южного побережья Крыма, подчинили их своей власти.

К февралю 1918 г. большевизм в Крыму уже успел вполне упрочиться. Особенностью его было, однако, то, что люди, захватившие власть, были поставлены не центральной большевистской верхушкой, а выдвинуты местной толпой и всего больше черноморскими матросами.

Эта особенность большевистского режима в Крыму спасла членов императорской фамилии, находившихся на южном берегу, от смертельной опасности, которая в другом случае им, несомненно бы, угрожала.

Еще в январе месяце, когда только большевистские зверства стали вспыхивать то в одном, то в другом месте, в Ялтинском районе выделился своим влиянием на массы и умением умерять их кровожадные инстинкты солдат одного из запасных пехотных полков по фамилии Батюк. В прошлом - сельский учитель, из полуинтеллигентов, несомненно, революционно-настроенный, он, однако, не был сторонником безрассудного преследования буржуазии и офицеров, почему, насколько оказывалось возможным, противодействовал дурным инстинктам толпы. Говорят, что в этом отношении на него оказывала благотворное влияние его жена, происходившая из вполне интеллигентной среды и горячо к нему привязавшаяся еще до революции. Будучи сама настроена так же революционно, она тем не менее умела отделять революционно-идейное от просто уголовного и оказывала на своего мужа благодетельное сдерживающее влияние. По-видимому, и сам Батюк был человеком идейной складки и, вероятнее всего, являлся не большевиком, а членом левого крыла партии социал-революционеров (эсеров), которая, как я уже сказал, в Крыму имела чрезвычайно сильное влияние. Тем не менее его положение было чрезвычайно трудным, и так как большевистски настроенные массы требовали во что бы то ни стало крови, то, чтобы в одном выиграть и поставить на своем, ему, естественно, приходилось в других местах делать уступки, которые впоследствии и были ему поставлены в вину.

Однако в деле охраны жизни членов бывшей императорской семьи названый Батюк не сдал, найдя себе поддержку в Союзе увечных воинов, в котором имя великого князя Николая Николаевича пользовалось известным уважением и который вместе с тем сумел поставить себя достаточно прочно в левых кругах. В названном союзе Батюк был одним из видных членов такового, едва ли даже не состоял в правлении союза. Но еще более надежную опору он нашел в Дружине рабочих, составленной в большинстве из членов партии эсеров и находившейся в постоянной борьбе с севастопольскими матросами и элементами, примкнувшими к ним, которые проявляли наибольшую кровожадность и ненасытность.

Еще до окончательного водворения большевизма в Крыму названный Батюк, заняв должность алупкинского комиссара и члена ялтинского совдепа, под предлогом более надежной охраны императорской фамилии и во избежание побегов сосредоточил всех членов ее в "Дюльбере" и подверг их охране, которую он сумел сорганизовать преимущественно из членов рабочей дружины, людей более или менее умеренных и уравновешенных. Во главе этой стражи стал матрос Заболотный, человек вполне преданный мыслям Батюка, выполнивший их общую задачу с полным самоотвержением и самообладанием. Не раз поведение Батюка и Заболотного вызывало сомнения у большевиков, не раз умышленно распространялись преждевременные слухи об убийстве царской семьи и необходимости прикончить таким же путем с теми из членов этой семьи, которые остались в Крыму, но каждый раз тем или иным способом Батюку удавалось отвести внимание жаждавших царской крови и успокаивать расходившихся.

Особенно острые моменты настали во второй половине апреля, когда стали ходить упорные слухи о предстоящем приходе в Крым украинцев, а за ними и немцев. Большевики, чувствуя, что дни их сочтены, озверели и повсюду организовали последние убийства и насилия, стремясь перед уходом, по выражению Л. Троцкого, посильнее "хлопнуть дверьми". Естественно, что их внимание привлекал и запретный "Дюльбер", в котором кроме живущих в нем людей их могло притягивать еще наличие кое-какого неразграбленного имущества. Требовалось большое дипломатическое искусство со стороны алупкинского комиссара, чтобы отвести грозу.

Наконец за 2-3 дня до предполагавшегося прихода украинцев наступила полная дезорганизация. Начались налеты. В "Хараксе", где раньше проживала императрица Мария Федоровна, арестовали управляющего и в последнюю минуту убили его. Подошла грозная банда и к "Дюльберу", требуя проверки содержания членов императорской фамилии. Не дают ли чего лишнего ? Конечно, это было только предлогом для входа в "Дюльбер"! Но За-болотный тут как тут. Весь его вооруженный до зубов отряд с пулеметами встречает прибывших у ворот и преградил им дорогу. Заболотный разрешает только отдельным делегатам, и притом без оружия, проникнуть за ограду. Осмотр при таких условиях кончается, очевидно, благополучно, и отряд большевиков, тревожимый необходимостью поскорее возвратиться в Ялту, до которой 13 верст, дабы не опоздать на отходящие с эвакуировываемыми большевиками транспорты, торопится уйти... Члены императорской фамилии, и среди них первый русский Верховный главнокомандующий, спасены...

С уходом большевиков настало время распылиться и охранявшему "Дюльбер" отряду, который все же не чувствовал себя безопасным ввиду прихода немцев. Батюк и Заболотный, за которыми числились преступления, хотя, может быть, не ими лично совершенные, но по их невольному попустительству при исполнении обязанностей членов ялтинского Совета депутатов, должны были скрыться. Положение осложнилось, однако, тем, что в последнюю минуту уходившие большевики, все время заподозривавшие Батюка в измене и предательстве, произвели на него покушение, бросив в его помещение бомбу и серьезно его ранив. Батюк не мог поэтому уехать и временно нашел убежище тут же в Ялте, как говорят, у одного из членов Союза увечных воинов. Члены этого союза неофициально взяли на себя также заботу по охране "Дюльбера", в результате чего опасный промежуток времени между уходом большевиков и приходом новой власти прошел сравнительно спокойно.

Новая власть не заставила себя долго ждать. Вслед за эвакуацией большевиков в Крым вступили немецкие войска, которые сразу и повсюду установили порядок и правосудие.

Рассказывают, что старший немецкий генерал К., вошедший в Ялту, явился в "Дюльбер" осведомиться о желаниях членов императорской фамилии. Бывший Верховный главнокомандующий русскими войсками не признал, однако, возможным его принять. Очевидцы свидетельствуют, что за все время пребывания германцев в Крыму великий князь Николай Николаевич ни разу не выезжал за ограду усадьбы "Дюльбер". Что касается германцев, то они, надо сказать, также проявляли уважение к возложенной на себя великим князем изолированности и ограничили свои встречи с чинами свиты пределами крайней необходимости.

Из опасения возможности всяких случайностей, всегда возможных в переживавшееся смутное время, немцы выставили, однако, особый караул для внешней охраны усадьбы "Дюльбер".

Прибытие немцев в Севастополь произвело в порту чрезвычайную панику. В бухте находился весь русский флот, который мог, таким образом, стать добычей Германии. Ввиду такого положения, на время образумившиеся матросы бросились к офицерам с просьбой вывести флот в море и направить его в Новороссийск. После некоторого колебания, вызывавшегося недоверием к распропагандированным матросам, часть офицеров с адмиралом Саблиным во главе согласились принять командование судами эскадры. Несмотря на то что немцы выставили на северной стороне батарею, которая, как только флот стал разводить пары, открыла огонь, главная часть флота вышла в море и взяла курс на Новороссийск; остальные оставшиеся в бухте суда подняли "жовто-блакитные" украинские флаги в надежде, что этот камуфляж обеспечит им право нейтралитета.

С прибытием в Крым немцев настала пора германской оккупации. Повсюду установился весьма быстро порядок, и жизнь стала входить в норму. Насилия исчезли, и лиц, на которых указывало местное население как на совершивших преступления, стал судить немецкий суд. Для спокойствия в крае приказано было населению под страхом смертной казни сдать оружие.

Офицеры в благодарность за бережное отношение к их Верховному главнокомандующему и другим членам императорской фамилии, проживавшим в Крыму, а также за заступничество в некоторых случаях за их сотоварищей, пытались легализовать положение раненого Батюка. В местную немецкую комендатуру была снаряжена даже по этому поводу особая делегация. Однако делегатам было объявлено, что Батюк по званию бывшего алуп-кинского комиссара и члена ялтинского совдепа подлежит ответственности по суду и что закон, само собой разумеется, изменен быть не может. Вместе с тем делегации было дано понять, что только побег Батюка может спасти его от предания суду. Через несколько дней Батюк действительно исчез. Его отъезду из Крыма, говорят, содействовали офицеры, благодарные ему за оказанные им в свое время услуги. Дальнейшая судьба Батюка сложилась, по-видимому, неблагоприятно. Через некоторое время в Крым пришло известие, что Батюк был опознан немцами в Харькове и понес по суду очень серьезное наказание, едва ли не расстрел.

Охрана "Дюльбера" особым караулом производилась немцами без перерыва вплоть до их ухода. Незадолго, однако, до такового, когда стали ходить слухи о возможном военном их поражении на Западном фронте и в связи с этим о вероятном оставлении Крыма на произвол судьбы, среди близких к Верховному главнокомандующему лиц явилась вновь тревога за его судьбу. Напрашивался вопрос - каково будет в этом случае, отношение к великому князю? Нет ли опасности объявления его немцами военнопленным и увоза в Германию?

Эти вопросы в связи с нахождением вокруг "Дюльбера" германских часовых нервировали русских людей, опасавшихся неожиданного захвата бывшего русского Верховного главнокомандующего. Вследствие этого в спешном порядке сформировался особый отряд из 6 офицеров и 20 всадников-татар (в большинстве служивших ранее в Крымском конном полку), который с целью скрыть истинное назначение отряда принял наименование Конной стражи Ялтинского уезда. Отряд этот, одетый в русскую форму, устроился в частных домах, окружавших "Дюльбер" и поставил себе целью увоз великого князя Николая Николаевича в случае попытки немцев его задержать. Для возможности выполнения этого предположения в распоряжении отряда имелись даже два автомобиля. Но официальной целью сформирования отряда выставлялась перед немцами задача розыска и задержания для передачи в руки правосудия большевиков, находившихся в районе Ялтинского уезда. С течением времени действительная служба отряда, однако, сосредоточилась исключительно на наблюдении за безопасностью великого князя.

Немцы, не имевшие в отношении бывшего Верховного беспокоивших русских офицеров намерений, не протестовали против существования названного отряда, и понемногу члены его получили даже доступ во внутренние помещения дворца в Дюльбере. Затем ввиду численной слабости этого отряда в местном русском штабе Добровольческой армии было решено ко времени оставления Крыма немцами сформирование целого отряда особого назначения со специальной целью принятия на себя охраны лиц императорской фамилии, находившихся в Крыму.

"В темную осеннюю ночь невдалеке от "Дюльбера", - рассказывает один из офицеров этого отряда, - состоялась встреча 6 офицеров старой охраны с 16 вновь прибывшими под начальством полковника Ф. Эти последние уже в течение нескольких дней прятались в окрестностях Ялты, чтобы не возбуждать подозрения, а вместе с тем быть готовыми ко всяким случайностям..."

Описанная предусмотрительность имела своим результатом то, что когда немцам по общей обстановке пришлось оставить Крым, то к этому времени сила названного отряда была доведена уже до 80 штыков. Офицеры и юнкера рвались охранять безопасность своего старого главнокомандующего, и в состав отряда вошли представители многих частей сухопутной армии и флота. При отряде находились три пулеметных отделения, автомобильно-мотоциклетная часть и служба связи. Все необходимое оружие было прислано с Дона от бывшего тогда атаманом генерала Краснова.

Таким образом, к началу ноября, т.е. ко времени ухода немцев из Крыма, отряд особого назначения был вполне готов взять на себя охрану жизни и имущества высочайших особ. Немцы, по-видимому, знавшие обо всех этих приготовлениях, не только не препятствовали им, но, уходя, оставили отряду свое оружие и сдали ему свои внешние посты.

Так как с уходом немцев из Крыма императрица Мария Федоровна и семья великого князя Александра Михайловича вновьпереселились в "Харакс" и "Ай-Тодор", то отряд своим основным ядром разместился в центральном месте и выделил из себя три караула, для каждого из дворцов в отдельности.

Бывший Верховный главнокомандующий чрезвычайно сердечно встретил появление членов особого отряда. Караул был введен внутрь ограды, он занял особую постройку, помещавшуюся у ворот усадьбы, и всему отряду предложено было перейти на довольствие к великому князю. Однако опасение стеснить великого князя явилось мотивом отказа от этой новой заботы, и во дворце столовался лишь очередной караул. Завтрак и обед для этого караула накрывался в той же столовой, которой пользовался великий князь с семьей, но ввиду тесноты и нежелания стеснять столовавшихся очередные офицеры получали пищу несколько ранее времени, назначенного для завтрака и обеда высочайших особ. Стол был хотя простой, но вкусный и вполне сытный. Таким образом, хотя великий князь уже тогда был ограничен в средствах, но это обстоятельство не отражалось на его хлебосольстве, которым всегда гордился его дом.

Глубоко трогательна была первая встреча великого князя с частями русского охранного отряда. Великий князь принял всех чрезвычайно сердечно, и для каждого офицера у него нашлось доброе, ласковое слово.

"Я рад вас видеть, господа, - сказал бывший Верховный главнокомандующий офицерам, прибывшим для его охраны. - Ваше присутствие снова дает мне возможность надеть русский военный мундир". И с этого дня великий князь переменил свой штатский костюм на черкеску, украшенную тремя Георгиевскими крестами...

Еще в оккупационный период немцы, воспользовавшись присутствием в Крыму генерала Сулькевича, по рождению литовского татарина, предложили ему образование крымской власти с неким Сейдаметовым в роли министра иностранных дел. В состав образованного кабинета были, кроме того, приглашены трое русских, в числе их граф Татищев в роли министра финансов. Власть эта благодаря своему разношерстному составу не сумела установить какой-либо самостоятельной линии. В соответствии с тяготениями лица, занимавшего пост министра иностранных дел, ее симпатии были обращены в сторону Турции и сформированное правительство держалось только поддержкой немцев.

С уходом последних правительство генерала Сулькевича в середине ноября 1918 г. пало и было заменено кадетским* министерством С.С. Крыма. Новое правительство не сумело также создать ни твердой власти, ни опереться на вооруженные силы Добровольческой армии; отношения с последней у власти не только не наладились, но стали натянутыми.

______________________

* То есть образованным из состава членов политической партии "Народной свободы".

______________________

Было более чем очевидно, что Крым при таких условиях не может быть спасен от ужасов второго нашествия большевиков. Население поэтому с нетерпением стало ожидать союзников, без помощи которых спокойствие в Крыму не могло быть установлено.

В этот тревожный период времени часовые, охранявшие членов императорской фамилии, неоднократно подвергались обстрелу из окружавших дворцы лесных пространств и оврагов, почему отряду ввиду самых тревожных слухов о готовящихся на него покушениях приходилось принимать меры особой бдительности и готовности. Со дня на день можно было ожидать вспышек местного большевизма.

Одновременно с этим, как рассказывает автор книги "В секретной командировке у союзников"*, английский адмирал Кольторп, по приказу английских короля и королевы, беспокоившихся о судьбе императрицы Марии Федоровны, выслал в Крым два английских миноносца. С ними были отправлены английские офицеры в сопровождении русского лица, хорошо знавшего южнокрымское побережье, которым предполагалось увидеть императрицу и в случае ее согласия доставить в Константинополь. Если же императрица не пожелает оставить Россию, то получить от нее соответственное письмо к английской королевской чете.

______________________

* И. Стеблин-Каменский.

______________________

После полудня 19 ноября миноносцы вышли из Золотого Рога. Это были первые военные суда союзников, входившие в Черное море. Как известно, южный берег Крыма близ Ялты спускается в море отвесными скалами. После первой неудачной попытки найти удобное место для высадки с подошедшей к берегу шлюпки посланные высадились лишь на следующую только ночь на 21 ноября, воспользовавшись для этого Ливадийским пляжем.

Преодолев ряд местных препятствий и счастливо избегнув нескромных расспросов, офицеры достигли имения "Харакс", где были приняты императрицей-матерью.

Обласкав прибывших с обычной своей приветливостью и пригласив к себе на завтрак, императрица Мария Федоровна, однако, решительно отказалась отплыть на английском миноносце в Константинополь. О причинах своего отказа она обещала объяснить в письме своем к английской королевской чете.

В ожидании этого письма офицеры были приглашены на чай к великой княгине Ольге Александровне, которая жила со своей семьей в крошечном флигельке той же дачи "Харакс".

Уже под вечер прибывшие покинули гостеприимных хозяев и, получив изготовленную корреспонденцию, отправились в обратный путь.

Выдержав в пути шторм, оба посланных миноносца вернулись в Константинополь, где адмиралу Кольторпу был сделан соответствующий доклад и вручены привезенные письма.

Союзная англо-французская эскадра прибыла в Севастополь только через некоторое время; присутствие ее в черноморских водах, однако, не обеспечило Крыму спокойствия.

Большевики, победоносно прошедшие через всю Украину, подошли к Перекопу и прорвались через него, причем орды Махно и Дыбенко ворвались в Крым. Численно слабые добровольческие части отступили на Керчь, по направлению Кубани, и Крым был затоплен большевиками. Срочная эвакуация членов императорского дома являлась неизбежной.

В конце марта к Дюльберу подошел английский дредноут "Мальборо" и стал на якорь близ берега. Английский король прислал на сей раз корабль, чтобы вывезти из надвигавшегося ада членов российского императорского дома.

По рассказу офицера, входившего в состав отряда особого назначения, императорская фамилия переправилась на дредноут на катерах с так называвшейся Юсуповской пристани. Багаж ее был перевезен на английский корабль через Ялту. Посадку с берега обеспечивала английская морская пехота, занимавшая левый фланг, а отряд особого назначения прикрыл правый фланг посадки.

Три дня английский морской гигант простоял затем на ялтинском рейде, несмотря на близившийся подход к Ялте большевиков. Задержка эта явилась результатом настойчивого желания императрицы Марии Федоровны дать возможность спастись всем тем, кто не мог рассчитывать уйти иначе от кровожадной мести большевиков. Эвакуацию все это время продолжал прикрывать особый отряд, который, решив остаться в России для продолжения борьбы с большевиками, до конца выполнил лежавший на нем долг. В соответствии с таким решением отряд был погружен в последнюю очередь на английский транспорт, который, медленно обойдя в последний раз английский дредноут, взял направление на Севастополь. При прощальном обходе транспортом "Мальборо" на корме броненосца стоял неподвижно великий князь Николай Николаевич, бывший Верховный главнокомандующий русской армией, и отчетливо вырисовывалась небольшая фигура императрицы Марии Федоровны, заливавшейся слезами. Это была последняя встреча в пределах России названых лиц с офицерами русской армии! Через несколько дней отряд из Севастополя был переброшен на иностранных же судах в Феодосию, а оттуда на Кавказ, в Адлер, где он вошел в состав войск Грузинского фронта.

Английский дредноут "Мальборо" увозил бывшего русского Верховного главнокомандующего через Константинополь в изгнание, из которого великому князю Николаю Николаевичу не суждено было уже вернуться!

2. Великий князь Николай Николаевич во Франции. Его кончина

По оставлении Крыма Николай Николаевич с семьей поселился сначала в Италии, а затем, с 1922 г., на юге Франции, в Антибе. В июле 1923 г. он переехал в имение "Шуаньи", поближе к Парижу.

В Антибе великий князь поселился в нанятой им даче "Thenard", вблизи небольшой виллы, составлявшей собственность его брата, великого князя Петра Николаевича.

Нанятая великим князем Николаем Николаевичем дача представляла собой трехэтажный дом, нижний этаж которого занимала великокняжеская чета, а наверху жили лица, составлявшие личную свиту великого князя. Внизу находились гостиная, столовая и внутренние комнаты великокняжеской четы. Гостиная, служившая вместе с тем и кабинетом великого князя, представляла собой большую комнату с открытым видом на море, на котором нередко маневрировали суда французского флота. Столовая была также достаточных размеров, вмещала всех жителей дома, которые в числе 10-12 человек собирались в ней ежедневно к завтраку и обеду.

Великий князь жил в Антибе вполне уединенно под скромной фамилией Борисов, которую он принял в воспоминание о названии своего главного имения в России - "Борисово". Он принимал у себя только самых близких людей и всячески избегал встречи с лицами, носившими на себе политический отпечаток. В глубине души он, видимо, решил отойти от всякого участия в активных делах эмиграции, будучи того мнения, что Россию исцелит и спасет только время.

В начале 20-х гг. я, будучи в Сербии, задумал писать свои воспоминания, вылившиеся затем в книгу "Россия в мировой войне". Уважая принятую великим князем на себя отчужденность от внешнего мира, я обратился не лично к великому князю, а через одного из приближенных к нему лиц его домашней свиты с просьбой передать мое ходатайство о временном предоставлении мне материалов по войне, если бы таковые у великого князя сохранились. Через несколько времени я получил ответ из Рима, в котором мне сообщалось, что "личных записей это лицо (великий князь) не вело. Документов, освещающих и имеющих значение для оперативных вопросов, тоже не имело. Таким образом, дать Вам что-либо, могущее служить помощью в предполагаемом вами труде, оно не может..."

Затем, в марте 1923 г., уже будучи в Париже, я послал в Антиб для ознакомления великому князю рукопись моей статьи "Основные идеи стратегического развертывания и первых операций русской армии в 1914 г.". Статья эта мною была составлена для французского военного журнала "Revue militaire francos", в котором она и была помещена, в майском и июньском номерах того же года.

"С большим интересом, - сообщал мне мой корреспондент, - статья прочитана Его Императорским Высочеством великим князем Николаем Николаевичем, которому я имел честь ее представить..."

Наконец, осенью того же, кажется, года я был по своим личным делам в Ницце. Опасаясь нарушить ту же усвоенную великим князем позицию полного изолирования себя от течений современной жизни - позицию, которую я не мог не признавать правильной, я ограничился сообщением на виллу "Thenard" о своем случайном проезде через Ниццу. Основываясь на совместном переживании с великим князем многих тяжелых и радостных дней, выпавших на нашу долю в 1914-1915 гг., я просил засвидетельствовать ему мои чувства неизменного уважения. На это письмо ко мне прибыл в гостиницу доверенный великого князя, который, не застав меня дома, просил принять его вторично. Наше свидание состоялось; мы обменялись несколькими любезными словами и мелкими впечатлениями о прошлых днях войны.

Этими небольшими знаками внимания закончились наши личные отношения с великим князем, которые я справедливо счел несложившимися. Великого князя окружили впоследствии новые люди, которые вовлекли его в современную жизнь и выдвинули его имя, далеко не без внутреннего сопротивления и личного его колебания, на позицию руководителя политической деятельности части русской эмигрантской общественности. Из этой попытки, как я и предвидел, вышло очень немного. Хотя великий князь сразу выставил лозунг "непредрешенства" будущего устройства Русской земли, тем не менее русская левая общественность, которая окончательно сменила верхи монархические на республиканские, отказалась признать его авторитет. Возможно, что и заграничные политические деятели, всегда сдержанно относившиеся к русскому самодержавию, видели в великом князе также лицо прежде всего "царского" корня, почему неохотно отзывались на совместную с ним политическую работу, подозревая в нем стремление к восстановлению в той или другой форме прежних порядков. Да и обстановка на территории нашей родины оставалась для каких-либо прямых действий малоблагоприятной. "Завоевать" Россию, т.е. навязать ей чужую волю после всего пережитого, едва ли кому удастся! Время же для освобождения, видимо, еще не настало, ибо будущая Россия едва ли сама знает, чего именно она хочет и в какую форму выльется ее государственность. К тому же процесс освобождения для прочности выздоровления должен начаться, несомненно, изнутри, т.е. зародиться в толще самого народа, которому одному дано будет почувствовать в себе биение новой жизни. Роль эмиграции в этом процессе едва ли поэтому может быть первенствующей. Пока лишь ее работа лежит в области сохранения и развития для будущей России тех культурных сил и традиций, которые унаследованы ею от прежней, довоенной России. В этом отношении традиции ее доблестной армии, несомненно, унаследованы и усвоены теми военными контингентами, которые оказались за рубежом. Поэтому работа великого князя в области сохранения этих контингентов и развития их традиций, как более реальная, и не могла не быть более плодотворной. Для военных контингентов имя первого русского Верховного главнокомандующего в период небывалой мировой войны навсегда останется окруженным известным ореолом и сохранится как лозунг доблести, присущей всему русскому национальному воинству.

Последние пять с половиной лет великий князь Николай Николаевич прожил в имении "Шуаньи", расположенном в 25 км от Парижа и в 1 1/2 км от железнодорожной станции Сантени - в департаменте Сены и Уазы.

Здесь с июля 1923 г. в еще более скромной даче по сравнению с виллой "Thenard" поселился тот, в чьих руках когда-то находилось руководство миллионной русской армией.

К его дому вела старая аллея пирамидальных тополей, прегражденная воротами с железной решеткой. Через эти ворота совершался подъезд к его дому. Тополя, составлявшие аллею, представляли особую прелесть, напоминая далекий Киев. К сожалению, сильным ураганом, пронесшимся года два тому назад, часть их была свалена. Сам дом, в котором жил великий князь, небольшой, выстроен из серого камня и имеет по сторонам ряд пристроек. К подъезду дома примыкало небольшое крыльцо с каменными старинными вазами по бокам, составлявшими единственное его украшение.

Пройдя стеклянную дверь, вы входите в небольшую переднюю, затем поднимаетесь на два марша по широкой лестнице и вступаете в кабинет хозяина, где вас встречает кудластый, кофейного цвета пес великого князя по имени Макс.

Кабинет - большая комната в два окна, выходящих на открытую зеленую площадку, поросшую отдельными деревьями. Главное место в комнате занимали столы. Их было три. Один большой - совершенно простой, даже некрашеный, который выполнял роль рабочего стола. Вероятно, он напоминал великому князю тот также некрашеный и огромный по величине стол, который стоял в Ставке в Барановичах в моем кабинете и за которым великому князю производились ежедневные доклады о действиях ему вверенной русской армии! Затем небольшой круглый стол с лампой посередине и двумя креслами вокруг, - очевидно, любимый. Принимая кого-нибудь, великий князь опускался в одно кресло и предлагал другое своему собеседнику. На этом столе были разбросаны мелкие вещи хозяина: блокнот, карандаш, пенсне, папиросница и т. д. Наконец, в глубине комнаты - третий стол с двумя ящиками, куда складывалось все подлежавшее впоследствии более внимательному прочтению. На полу во всю комнату стелился старенький ковер, около двери - книжный шкаф, а на стенах - прежняя Россия в портретах, гравюрах и литографиях.

"Все просто и неново. Как на русской даче или в старом имении под Москвой, - говорит П. Краснов, недавно делившийся в печати своими впечатлениями об условиях жизни великого князя в "Шуаньи".

Здесь, в этом кабинете, великий князь принимал всех тех, кто хотел думать или думал, что спасение России придет извне и что зарубежной эмиграции придется в этом движении сыграть едва ли не главную активную роль. Но неизменно пылкого собеседника встречали осторожные слова хозяина, что, прежде чем думать о спасении, необходимо найти почву для возможного объединения всех сил,

Великий князь обладал в эмиграционный период его жизни крайне ограниченными средствами. Но, отказывая себе во всем, даже в одежде, он неизменно соблюдал у себя дома привычное гостеприимство и всякого, которого в его доме захватывало время завтрака или обеда, он не отпускал, не накормивши.

Столовая помещалась внизу, и здесь, по словам бывавших в ней, особенно бросались в глаза старая широкая жизнь и скромная современность. Простой стол, покрытый клеенчатой скатертью, говорит генерал Краснов, - и вместе с тем старый, случайно вывезенный фарфор с великолепными царскими коронами. Верный старый дворецкий, торжественно провозглашающий: "Ваше Императорское Высочество, кушать подано", и простой обед, чаще из двух блюд, без сладкого, с обыкновенным столовым вином! Каждый десяток франков ведь надо было экономить!..

В чем только не мог себе отказать великий князь - это в удовлетворении своей религиозной жажды. В одной из пристроек к дому была устроена домашними средствами небольшая православная церковка. Иконостас был сделан простыми плотниками из темного дуба. Иконы простые; столь же просты были церковная утварь и облачение. Постоянного священника, конечно, не было - временами приезжал священник из Парижа и служил без дьякона. Пел просто дьячок и только иногда - в торжественных случаях - импровизированный хор из казаков, служивших в качестве прислуги при доме великого князя. Впрочем, изредка, в особо торжественных случаях, в "Шуаньи" приезжали русские хоры из военных контингентов, и тогда маленькая церковь не вмещала всех желающих присутствовать на богослужении. Чаще всего это было в пасхальную заутреню, которую великий князь особенно любил.

Несколько выше я сказал, что для зарубежных воинских контингентов имя великого князя всегда останется дорогим знаменем прежней доблести русской армии. В соответствии с этими настроениями великий князь Николай Николаевич после целого ряда настойчивых просьб, шедших из толщи этих контингентов, принял на себя с декабря 1924 г. высшее руководство жизнью всех русских военных зарубежных организаций, которые к тому времени были объединены в Русский общевоинский союз. Сначала это руководство шло через генерала Врангеля - основателя этих организаций, а после преждевременной кончины последнего - непосредственно.

История образования этого союза генералом Врангелем вкратце такова.

После вторичного захвата большевиками осенью 1920 г. Крыма прибыли на всякого рода судах на чужбину, в константинопольские воды, 150 тыс. русских людей, не пожелавших подчиниться нависшему над Россией игу, и в числе их до 100 тыс. русских воинов разных категорий. Эти последние были сведены их главнокомандующим в Крыму генералом Врангелем в три корпуса - 1-й армейский, Донской и Кубанский, которые и были устроены в лагерях Галлиполи, Чаталджи и Лемноса. При этом большое число бывших войсковых начальников вследствие поредения рядов, естественно, осталось за штатом и вынуждено было временно оставить ряды армии. Временно были разлучены с ней и многочисленные чины тыловых учреждений. Наконец, оказались оторванными от родных частей раненые и больные, размещенные в госпиталях Константинополя, Пирея, Бизерты и т.д.

Деля долгие годы с родной им армией, они, временно от нее оторванные, просили числить себя в ее рядах. Помимо этих воинов за рубежом России находились уже многие десятки тысяч русских, эмигрировавших раньше и рассеянных по всем странам Старого и Нового Света. Большинство из них боролись за идею освобождения родины от интернациональной власти на всех концах русской земли - одни в Сибири, другие на Севере, третьи в Прибалтике, четвертые в Польше. Нищие и беззащитные, они несли в одиночку все тяжести эмигрантской жизни.

Поставив себе задачей сохранить на чужбине все остатки великой русской армии, сплотить их вокруг родных знамен и по мере сил прийти им на помощь в деле подыскания им занятий, которые могли бы обеспечить их существование, генералом Врангелем в 1921 г. было приступлено к осуществлению идеи образования из всех этих контингентов военных обществ.

При этом были установлены два нерушимых принципа: запись в союз допускалась только добровольная и все члены воинских союзов должны были отказаться от участия в каких-либо политических организациях, имея в виду только одну идею - службу России.

Счастливая идея генерала Врангеля - одного из достойнейших и талантливейших генералов, выдвинутых не только белой борьбой, но и мировой войной, нашла горячий отклик в сердцах всех бывших русских военных.

Вследствие этого военные союзы стали расти во множестве, и в настоящее время ими, без преувеличения, покрыта вся наша планета.

Считая желательным все эти отдельные союзы, образовавшиеся вначале по признакам частей войск, родов оружия, учебных заведений, мест проживания, участия в одном общем походе или преследуемым целям (неполитического характера), слить в один организм, генерал Врангель осенью 1924 г. предложил им всем объединиться в один Русский общевоинский союз, для которого было выработано особое Временное положение, действующее и по сей день.

Кроме общего руководства Русским общевоинским союзом, задачи которого заключаются в поддержании среди членов его воинского рыцарского духа, укрепления начал воинской дисциплины и военной этики и в содействии по оказанию членам общества материальной, трудовой и моральной помощи, великий князь принял на себя также звание почетного председателя Зарубежного союза русских военных инвалидов...

Союз этот, как организация гуманитарная и не имеющая чисто военного характера, не вошел в состав Русского общевоинского союза и живет своей отдельной жизнью. Он был окончательно сконструирован лишь к апрелю 1927 г. и в настоящее время является учреждением общепризнанным.

По данным к 1 февраля сего года, в состав опекаемых этим союзом вошло 6082 русских инвалида, 1288 женщин и 1089 детей. Начав дело помощи без всяких денежных средств, союз этот в настоящее время хотя и не обладает запасными средствами, но все же оказывает русским инвалидам посильную помощь, собрав, например, в минувшем году до 5 млн. франков в месяц. Нужда же в средствах столь велика, что годовой недостаток средств против составленной сметы выразился в этом же году почти в 14,5 млн. франков!

Не имея возможности прийти на помощь русским инвалидам сколько-нибудь существенно в материальном отношении, великий князь тем не менее горячо принимал к сердцу их интересы.

"Наши инвалиды - это святые страдальцы, перед которыми я прямо благоговею", - сказал великий князь, выслушав первый доклад об их положении и узнав, что в союз принимают лишь потерявших не менее 50% своей трудоспособности и что среди 6 тыс. таких инвалидов около 2,5 тыс. считаются утратившими трудоспособность свыше 70%! Среди последних есть люди без 2 рук и ног, слепые, парализованные, психически больные, навсегда прикованные к постели и другие страдальцы, принужденные влачить жалкую жизнь в эмиграции!

Великий князь горячо радовался каждому более или менее значительному пожертвованию, которое удавалось получить или непосредственно союзом, или при его личном содействии. Он всегда охотно исполнял просьбы правления и радовался случаю выразить благодарность жертвователю от его имени. Все радости и горести русских инвалидов воспринимались, таким образом, великим князем как свои личные.

С весны 1928 г. здоровье великого князя стало сдавать. Уже пасхальную заутреню, столь им любимую, великий князь должен был в названном году выслушать, лежа больным в постели, поставленной в соседней с его домашней церковью комнате. Первое время, однако, здоровый организм успешно боролся с болезнью. Лишь преклонный возраст больного страшил его приближенных, которые настойчиво советовали ему переехать на юг. Переезд этот совершился. В конце октября того же года великий князь с семьей прибыл вновь в Антиб и поселился на той же даче "Thenard", оказавшейся свободной. Это было его последнее путешествие. В Антибе, в десятых числах декабря, он вновь заболел воспалительным процессом в легких. Болезнь протекала нормально, но ослабленное тяжелыми переживаниями жизни и болезнью сердце сдало. 5 января 1929 г., накануне русского Сочельника (24 декабря ст. стиля), вследствие внезапного ослабления деятельности сердца наступила смерть почти мгновенно. Великий князь скончался, окруженный родными, в 9 часов 30 минут вечера, сохранив сознание до последней минуты. В течение всего последнего дня он чувствовал себя хорошо и в 5 часов подписал поздравительную с праздником телеграмму чинам русской армии, находящимся за рубежом. В ней он, как всегда, призывал к единению и заканчивал свой призыв словами: "Памятуйте о России!".

Уже в 11 часов вечера у праха бывшего русского Верховного главнокомандующего была отслужена первая лития. Тело великого князя лежало на смертном одре одетым в форму кавказских казачьих войск и украшенным на груди Георгиевскими крестами покойного трех степеней. Кругом стояли лавровые деревья, а почетный караул у праха великого русского воина составляли бывшие чины русской армии. Впоследствии тело великого князя было положено в гроб и покрыто боевым Андреевским флагом с "Меркурия". Флаг этот был в свое время спасен черноморскими моряками и хранился в Париже.

От президента Французской республики и его правительства чувства соболезнования были принесены семье почившего префектом департамента des Alpes Maritimes. Префет был также уполномочен известить близких усопшего, что правительством поручено маршалу Петену присутствовать от лица Франции на похоронах бывшего русского Верховного главнокомандующего. Кроме того, торжественную панихиду в Париже в память усопшего посетили французский военный министр Пенлеве, бывший президент Французской республики Мильеран и многие другие представители союзных стран. В Италии, королевский дом которой находился в близком родстве с великим князем (король Италии женат на сестре жены великого князя), при дворе был наложен траур на 30 дней. В Белграде на торжественном богослужении присутствовал сербский король Александр, при дворе которого был также наложен траур.

8 января гроб почившего был перевезен на автомобиле в г. Канне, где временно помещен в имеющемся при церкви склепе.

В той же церкви было решено устроить для более постоянного пребывания гроба почившего усыпальницу и над ней - маленькую часовню. Для украшения усыпальницы чинами русского Общевоинского зарубежного союза к полугодовому дню кончины великого князя была сооружена большая доска из зеленого мрамора. На левой стороне ее, между двумя серебряными ветвями - лавровой и дубовой - серебряными же буквами начертана надпись: "Верховному главнокомандующему русской армии, Его Императорскому Высочеству великому князю Николаю Николаевичу", а ниже - "От российского зарубежного воинства". По углам доски - серебряные государственные российские гербы. Под надписью помещен большой белый крест Св. Георгия с черно-желтыми лентами, на которых имеются даты рождения и смерти великого князя.

Чрезвычайно интересно отметить, что доска с надписями, гербами, орденом и лентами, исполненная крайне художественно, сработана собственноручно бывшими офицерами, ныне принужденными обеспечивать свою жизнь тяжелым трудом в качестве простых рабочих. Преданность к почившему была столь велика, что каждый охотно нес на сооружение упомянутой памятной доски свой труд и рабочие деньги.

При гробе великого князя сооружена неугасимая лампада и находится особая книга для записи лиц, посещающих гробницу.

Несомненно, что гробница эта станет местом паломничества многих и многих русских людей!

Глава XV
ПОСЛЕСЛОВИЕ

Подведем итог всему сказанному выше.

Я думаю, что читателю прежде всего бросилась в глаза необыкновенная, скажу - исключительная любовь великого князя Николая Николаевича к России и желание, не ослабевавшее на протяжении всей его относительно долгой и разносторонней жизни служить ей беззаветно. Великий князь был горячим патриотом, для которого благо России было стимулом всей его жизни.

"Молю Бога, да узрим Отечество наше свободным и в нем торжество Веры и царство мира любви и правды.

Памятуйте о России и здесь, в изгнании. Ей отдавайте все ваши помыслы, не числя трудов, сил и средств на дело ее спасения, ибо безмерно тяжко испытание и наступают решительные сроки.

Народ русский! Собери твои силы и с крестом выйди вновь на путь тебе данного великого и сильного бытия!"

С такими словами, написанными всего за несколько часов до смерти, великий князь кончал свою земную жизнь. Эти слова составляют его политическое завещание, ибо никакого другого завещания он не оставил и никаких записей в течение жизни не делал.

Даже в гробу он лежит, крепко сжав в безжизненных пальцах кроме обычного для верующего человека распятия еще горсть русской земли и камень с гор Кавказа! Это все, что имело для него наибольшую ценность в его жизни.

Любовь к Родине руководила всеми его поступками, и многое из очень дорогого в его миропонимании он принес в жертву этой любви.

По рождению, воспитанию и цельности своего характера великий князь принадлежат к кругу людей, проникнутых чувством глубокого лоялизма. Между тем сколько раз жизнь ставила перед ним сложнейшие искушения, манившие его в сторону от этого честного и прямого пути! Если вследствие его благородного и истинно рыцарского характера ему относительно легко удавалось обходить те искушения, которые вели к достижению личных целей путем авантюры, то много сложнее было выбирать правильную линию поведения в той обстановке, где сплетались интересы более высшего порядка, именно счастья Родины. Тут легко было взять неверный курс, и потому его невольные ошибки, если таковые были, не должны ему ставиться в вину. Давно уже известно, что не ошибается только тот, кто ничего не делает.

Авантюризм вообще не был сродни натуре великого князя, и его природное качество лояльности было главной причиной, почему он никогда не мог бы стать Бонапартом, несмотря на то что жизнь неоднократно толкала его взять на себя эту роль. Его всегда прельщали законность и преклонение перед установленным порядком, который заставлял его, несмотря на свой крутой нрав, молчаливо склонять свою гордую голову.

"Я родился вскоре после смерти императора Николая Павловича, - часто говаривал он, - и все воспитание мое прошло в традициях того времени, в числе которых одной из главных и едва ли не наиболее существенной являлось повиновение".

Но тем сильнее он ощущал и право, и обязанность борьбы законной за лучшее будущее своего народа и своей Родины!

В сущности, вся жизнь его была посвящена этой борьбе, которую хотя и в разных смыслах, но можно обобщить в понятии о борьбе освободительной.

Уже с ранних лет он должен был вступиться за права своей матери, угнетавшейся ненормальным положением ее в семье отца.

Затем его служба в войсках. Польза дела требовала пробития той закоснелой брони, в которую была закована доблесть русской армии. Побольше для нее свободы и свежего воздуха! Что нужды в том, что в надетых на русскую армию при Николае I оковах имеются звенья, выкованные трудами его отца! Долой неправду, долой оковы, но... лишь с предварительного благословения тогдашнего хозяина Русской земли - императора Александра III!

Получив это разрешение, он с горячностью молодости кидается на своего врага - рутину. С блестящими глазами, в лихорадочном неистовстве, ничего и никого не видя, кроме злого чудища, уже смертельно вцепившегося в русского витязя Родины, он бесстрашно берется задело. Смелость для этого нужна огромная, ибо нет достаточного опыта, а навстречу глядят тысячи недоброжелательных глаз и образуются тысячи препятствий. Удивительно ли, что в деловом забвении летят направо и налево неосторожные слова, судорожно сжимаются руки, мнется и кидается с головы на землю плохо сидящая на воспаленной голове фуражка! Порыв буйной молодости, за которым следуют трогательное раскаяние, извинения перед обиженными и всезабываемое примирение! Кто может - простит, кто не поймет деловой несдержанности - уходит озлобленный, негодующий.

Но что делать?! Лес рубят, щепки летят! По счастью, уходит далеко не всегда самое лучшее!

Но вот наступают тяжелые дни испытаний 1905 г. Для великого князя тяжесть этих дней заключалась в коллизии между справедливым стремлением русского народа обеспечить себе право распоряжения собственной судьбой и самодержавными принципами, исповедовавшимися исстари русскими царями и, естественно, усвоенными лично им, великим князем, со дня рождения. Родина и царь оказались в непримиримом противоречии.

Великий князь Николай Николаевич, как и большинство привилегированных людей его времени, был, конечно, воспитан в строго религиозном духе, скажу больше - в религиозно-мистическом экстазе. Религия при этом была у него накрепко связана с понятием о божественном происхождении на Руси царской власти и с внутренним убеждением в том, что через миропомазание русский царь получает какую-то особо таинственную силу, ставящую его в отношении государственного разума в какое-то недосягаемое для других положение. Все эти идеи глубоко культивировались в среде, к которой принадлежал по рождению великий князь; они составляли главную сущность тогдашнего воспитания общества того времени. Жизнь, однако, говорила о другом. Она постоянно указывала на недостатки самодержавного строя, особенно сказывавшиеся в период царствования лично очень симпатичного, но безвольного, упрямого и действующего наперекор жизни императора Николая II, который к тому же подпал под несчастное влияние больной и истеричной императрицы и оказался окруженным плотной стеной малопрозорливых, а иногда и просто недобросовестных советников. Самодержавие в конце концов стало для небольшого класса людей, оберегавших свои прерогативы, орудием полицейской сдержки народа!

Великий князь принадлежал по рождению, привычкам и даже внутренним чертам своего характера именно к этому классу людей, но те же внутренние чувства справедливости, великодушия, а может быть, и известной государственной дальнозоркости тянули его в направлении прямо обратном: он ощущал необходимость пойти навстречу народным стремлениям. В возникшем споре на одной чашке весов стоял прогресс России, указывавший ей путь всех культурных государств, на другую был положен вековой предрассудок, согласно которому Россия должна была идти каким-то своим особым путем на основе принципа самодержавия царя. Внутренняя борьба должна была быть для человека той складки, к которой принадлежал великий князь, жестокой, но сознательная любовь к России превысила бессознательное тяготение к тому, что с юных лет являлось воплощением все того же величия Родины, облеченного только в детскую формулу божественного единения царя с народом. Разум одержал победу над сердцем. Россия стала выше царя, и великий князь Николай Николаевич открыто перешел на сторону защитников тех реформ, которых требовал народ и которые неизбежно вели Россию на путь конституционализма.

"Я поддерживал его (графа Витте), - говорил великий князь Николай Николаевич своим ближайшим друзьям, стремясь впоследствии отделить лично себя от инициатора манифеста 17 октября, которого он вообще не любил, - лишь потому, что считаю его единственным человеком, который способен был провести реформы. В ту минуту положение было таково, что кроме него никого подходящего не было, а реформы были нужны (курсив автора)".

Но и тут великий князь избрал строго лояльный путь, стремясь повлиять на императора, от которого зависело окончательно, дать или не дать ожидавшиеся реформы. Говорят, однако, что только благодаря решительному влиянию великого князя проект реформ графа Витте был принят.

С изданием акта 17 октября народные волнения, однако, не прекратились. Революционные страсти разгорелись и требовали все дальнейших уступок. Тут великий князь в своей роли главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа явился твердым и непреклонным охранителем данного порядка. Он не только водворил строгими мерами порядок в столице, но ему подчиненные и им воспитанные войска сумели остановить развитие беспорядков в Москве и в Прибалтийском крае. Кроме того, мысль о посылке карательных поездов барона Меллера-Закомельского в Сибирь и Ренненкампфа из Харбина также принадлежала, как кажется, великому князю Николаю Николаевичу. Конечно, все эти строгие меры были очень тяжелы для исполнителей, но они были необходимы для пресечения анархии, разбоев и убийств, обыкновенно следующих с революцией.

Кто знает, не удержалась ли бы революция 1917 г. на гребне, если бы во Временном правительстве нашлись сильные люди, которые своевременными и решительными мерами не дали бы возможности разойтись революционным страстям!

Читатель, вероятно, заметил, что в течение последующих лет после событий 1905 г., и особенно в период мировой войны, великий князь был всегда на стороне необходимости уступок ожиданиям народа. Он был сторонником земельных реформ П.А. Столыпина и горячо приветствовал мысль А.В. Кривошеина о наделении солдатских семей дополнительной землей после войны, уверенный, что этим он может возбудить тот "пафос", которого недоставало в среде наших военнопризывных. Он не только не препятствовал, но оказывал всяческое содействие развитию гуманитарной деятельности на войне общественных организаций, зная, насколько бедны наши войсковые лечебные средства и как необходимо установление тесной связи между правительством и обществом в течение той суровой войны, которая велась. Он принял также деятельное участие в подготовке успеха состоявшегося решения государя об удалении из Совета министров трех наиболее реакционно настроенных министров: юстиции - Щегловитова, внутренних дел - Н.А. Маклакова и обер-прокурора Священного Синода - Саблера - с заменой их более прогрессивными деятелями: А.А. Хвостовым, князем Н.Б. Щербатовым (едва ли не им рекомендованным) и А.Д. Самариным, а также о замене бездеятельного и юношески легкомысленного военного министра В.А. Сухомлинова умным и опытным администратором А.А. Поливановым. Наконец, все поведение великого князя в знаменательный день 27 июля в Ставке, когда он смело и открыто поднял голос в пользу примирения правительства с общественными силами и необходимости для власти добиваться доверия страны, ясно показывало, что в борьбе власти с народом он на стороне последнего.

Что касается позиции великого князя на Кавказе в период, предшествовавший революции, то и в этом случае он, как мы уже знаем, сперва отклоняет от себя предложенное участие в возникшем движении, являвшемся, вопервых, нелояльным по отношению к царствовавшему императору, но всего более по причине возникших у него сомнений в том, поймут ли мотивы этого движения солдаты, отражающие мнение "русского народа", хотя и жаждущего известных реформ, но могущего не признать насильственного свержения с престола своего законного монарха.

Конечно, Бонапарт говорил бы не таким языком, но великий князь, как я уже сказал, никогда не чувствовал в себе склонности к диктаторству и всегда должен был помнить о своем происхождении, мешавшем ему стать таковым.

"Я не имею желания провозглашать себя диктатором, - говорил он одному из русских общественных деятелей князю Гр. Трубецкому. - Мне это претит. Это нерусское слово и нерусское понятие".

Только когда образовалось Временное правительство и когда царь и великий князь Михаил Александрович отреклись от престола, только тогда великий князь Николай Николаевич в полном согласии с советом отрекшегося императора, выраженным в его прощальном приказе, признал Временное правительство и с той минуты отдался с обычной своей страстностью желанию служить России при новом режиме.

"Я солдат, который привык повиноваться", - говорил он по этому случаю.

В своем месте я уже приводил слова бывшего начальника штаба действующей армии генерала Алексеева о том, что характер великого князя не допускал подозрений в двуличии и что, признав новый порядок, он ни на шаг от этого признания более не отступит.

Блестящее тому доказательство великий князь и явил, удалившись безропотно в отставку, как только он получил извещение от главы Временного правительства о том, что нахождение его в должности Верховного может осложнить необходимое для русского народа успокоение и повредить делу продолжения войны.

Вот, казалось, удобный был момент для захвата власти узурпатором! Но великий князь, оценив настроение не только в армии, которая все же за ним, вероятно, бы пошла, но всего народа, предпочел удалиться в Крым, унося в своем сердце, несомненно, глубокую рану. Пролитие крови, о котором говорил князь Львов, было избегнуто, и Временному правительству очищено было поле для развертывания собственных сил.

К сожалению для России, они оказались ничтожными!

Через несколько месяцев утвердился большевизм, покрывший интернациональным налетом ослабевшее тело России.

Началась Гражданская война. Возглавлявший Добровольческую армию генерал Алексеев в период этой войны довел до сведения великого князя то, что армия мечтает видеть его в известный момент у себя во главе. Великий князь ответил, что борьбу против большевиков как интернационалистов он принципиально считает допустимой, но что на предложение генерала Алексеева стать во главе войск он может ответить утвердительно лишь в том случае, если это предложение будет отвечать желаниям широкого национального объединения, а не какой-либо отдельной партии.

"Если меня призовет Добровольческая армия, - поручил он передать посланцу генерала Алексеева, - но против меня будет Сибирская армия, то на братоубийственную борьбу из-за своей личности я не пойду".

Как читателю уже известно, великий князь Николай Николаевич, будучи вынужден к эмиграции, вначале сторонился всякой деятельности и если принял в ней некоторое участие, то почти против своей воли.

"Я лично для себя ничего не ищу, - сказал он при свидании уже помянутому князю Гр. Трубецкому*. Но ко мне постоянно обращаются с разных сторон. Если я могу оказаться полезен для целей объединения, то моя совесть требует, чтобы я выполнил свой долг. Но я не могу связывать это дело с какой-либо партий, классовыми или личными интересами. Я могу служить России только в ее целом".

______________________

* Газета "Россия и славянство" за 1928 г.

______________________

Конечно, великий князь по своему внутреннему облику был монархистом. Но не к монархии призывал он, не в ее пользу он взывал к объединению. Его лозунгом была Россия, его паролем - "непредрешенство" государственного устройства.

"Пройдет время - Россия сама свободно выскажется о том, какую форму правления на будущее время она предпочитает", - говорил он.

Другой всем известный русский общественный деятель и ученый П.В. Струве* приблизительно так охарактеризовал позицию великого князя в зарубежном рассеянии:

"Великого князя выдвинули как объединяющую силу, как центр национальных упований, как выразителя русских чувств и русской идеи. В этом не было никакой политической доктрины, никакой партийности. Одним великий князь внушал уважение как член царствующего дома, под водительством которого укрепилась Россия с ее великой культурой. Другим он был дорог как вождь доблестной и самоотверженной российской армии, наконец, третьим - как лицо, вознесенное над всеми мелкими и жалкими счетами самолюбий и лично чуждое каких-либо домогательств".

______________________

* Газета "Россия и славянство" за 1928 г.

______________________

Я уже отметил в особой главе, насколько несправедливо и предвзято считать великого князя Николая Николаевича активным деятелем в вопросе недоверчивых взаимных отношений между Россией и Германией и о якобы слепой ненависти его к немецкой национальности. Исповедовать это значит умышлено упрощать сложную проблему европейских довоенных международных отношений до предела, скажу, наивного понимания, что величайший мировой катаклизм могли вызвать личные симпатии или антипатии отдельных людей. На самом деле причины, приведшие в конце концов к вооруженному столкновению народов, много сложнее. На одной стороне уже много лет тому назад зародившегося спора стоял 70-миллионный немецкий народ, сильный избытком населения, крепкий духом, общей культурой и народным трудом. Народ этот почувствовал себя сдавленным собственными границами и, вооруженный до зубов, выразил настойчивую волю к выходу на мировую политическую арену. Это был его новый курс.

На другой стороне - три ближайшие соседки Германии - Англия, Россия и Франция, имевшие существенные интересы вне европейского материка*. Новая немецкая Weltpolitik, несомненно, грозила каждой из названых стран опасными последствиями, которые, естественно, и вынуждали их защищать свои политические и экономические позиции. Всякий, вероятно, был прав по-своему. При отсутствии возможности примиряющих соглашений вооруженное столкновение являлось в существовавших условиях неизбежным.

______________________

* Газета "Россия и славянство", за 1928 г.

______________________

В частности, проведение германцами железнодорожной линии Берлин - Багдад, являвшейся одним из звеньев новой мировой политики Германии, включало в себе зародыш неизбежного столкновения с Россией вследствие соединенного с этим шагом стремления к подчинению, через Австрию, немецкому влиянию западных и балканских славян и к непосредственному установлению политического влияния Германии в районе Константинополя и проливов. Я уже не говорю об экономическом внедрении Германии в Персию, где Россия была принуждена сделать Германии серьезные уступки!

Россия, уже принесшая огромные жертвы во имя освобождения родственных ей по крови западных и южных славян, не могла, конечно, по своим историческим и политическим традициям молчаливо присутствовать при постепенном поглощении этих славян лоскутной империей Габсбургов, которая в своей славянской политике опиралась на слишком очевидную поддержку Германии. Грубые и дерзкие приемы венских дипломатов лишь вызывали ускорение конфликта. В русской истории дипломатических отношений с Австро-Венгрией никогда не забудется некорректное поведение Эренталя по отношению к России и бывшему у нас министру иностранных дел А.П. Извольскому в деле присоединения Боснии и Герцеговины. В этом инциденте, несмотря на тяжесть полученной раны, Россия принуждена была к молчанию, ибо то были годы ее военной беспомощности, явившейся результатом неудачной Русско-японской войны и последовавших за ней беспорядков. Но этот же инцидент ясно показал России, что в ее недоразумениях с Австрией германская вооруженная сила всегда будет на стороне последней. Безоговорочно поощряемая Германией, Австро-Венгрия уже мало задумывалась над своими шагами, зная, что ее политическую агонию может продлить лишь успех внешней политики или победоносно законченная война.

Что касается затем утверждения германского влияния в Константинополе, то оно грозило такими серьезными изменениями в режиме проливов, которые не могли не вывести Россию из ее миролюбивых настроений. Начало этой печальной политики для взаимоотношений двух соседних государств было положено известным посещением германского императора Вильгельма II турецкой столицы. После такового, собственно, и началось быстрое осуществление идеи Берлинского халифата, во главе которого пожелал стать молодой германский император, объявивший себя покровителем ислама. Затем, в 1913 г., была осуществлена посылка на новых основаниях немецкой миссии генерала Лиман фон Сандерса, который должен был стать во главе 1-го (Константинопольского) турецкого корпуса. Это отдавало окончательно Турцию и особо интересовавшие нас по историческим и экономическим причинам проливы в руки немцев. Лишь по особому настоянию русского министра иностранных дел генерал Лиман получил назначение не командира столичного корпуса, а верховного инструктора турецких войск, что, впрочем, мало меняло положение Германии в Турции.

Традиционная дружба между Германией и Россией при таких крупных расхождениях могла поддерживаться лишь искусственно: родством царствовавших домов и общностью их династических интересов. Политико-экономические пути этих государств с каждым годом расходились все более. Вот почему, несмотря на резкое различие между государственным устройством России и Франции, союз был естествен и соответственно упрочивался из года в год. Что касается Англии, то ее недружелюбное отношение к России было обосновано всего более на исторических недоразумениях и неприязни, искусственно разжигавшихся в личных целях Германии Гогенцоллернами. Со времени заключения Персидского соглашения лед между Англией и Россией стал растаивать, и кто знает, до каких пределов дошло бы дальнейшее сближение двух народов, по существу, не имевших серьезных точек соприкосновения для взаимной вражды.

Все изложенные выше обстоятельства заставляли Россию, постепенно оправлявшуюся от расстройства, внесенного в ее армию неудачной японской войной, выступить на защиту Сербии, когда в 1914 г. ей был предъявлен Австро-Венгрией унизительный для самостоятельного государства ультиматум. Глубоко неправильно думать, что в России в этот период существовал какой-то воинственный задор. Ее армия была доведена лишь до предела необходимой обороноспособности, и все, даже наши противники, сходятся на том, что оттяжка войны была бы России только выгодной.

В соответствии с этим русская дипломатия употребляла все усилия, чтобы закончить мирным путем возникший конфликт. И еще 31 июля надежда эта не была потеряна, ибо австро-венгерский посол в Петрограде граф Сапари в этот день сделал С. Д. Сазонову важное заявление, что его правительство согласно возвратиться к обсуждению вопроса по существу предъявленных к Сербии требований. Россия потребовала лишь приостановки уже начавшихся военных действий Австрии на сербской территории, после чего переговоры могли бы быть продолжены. Однако в полночь на 1 августа германский посол в Петрограде граф Пурталес предъявил свой ультиматум о полной демобилизации, очевидно долженствовавший привести к войне.

Насколько мне известно, существует мнение о том, что Россия существенно обострила конфликт, объявив в ночь на 31 июля взамен частной общую мобилизацию всей своей армии. В своей книге "Россия в мировой войне" я уже подробно излагал неизбежные мотивы такого решения и потому повторю их здесь только вкратце.

Вопрос о частной мобилизации был решен на известном совещании 25 июля без участия компетентных военных лиц, лишь под влиянием стремления возможно полнее ограничить конфликт. Между тем технически производство частной мобилизации было в России невозможно без полного нарушения расчетов общей мобилизации. И потому если вслед за частной потребовалось бы проведение общей мобилизации, то Россия оказалась бы перед неразрешимой катастрофой. При этом нельзя было не сознавать, что за Австро-Венгрией стоит Германия, которая не преминет вступить в вооруженный конфликт. Независимо от того и сама Австро-Венгрия ко времени разрыва представляла собой столь могущественную военную державу, для успешной борьбы с которой было недостаточно мобилизовать всего 4 округа, дававших всего только 13 корпусов, приведенных на военное положение. Читатель уже знает, что первая же наступательная операция в Галичину потребовала со стороны России участия 16 корпусов!

Совершенно очевидно, что каждое государство содержит свою армию, в ее целом, для борьбы с тем из своих соседей, который ему в данное время угрожает. По имевшимся в России сведениям, приказ об общей мобилизации австро-венгерской армии был подписан 28 июля, и поэтому мобилизацию русских войск, стоявших на германской границе, никак нельзя было без известной натяжки рассматривать как меру, направленную против Германии, тем более что в день приступа к этой мобилизации императором Николаем II была послана специальная телеграмма германскому императору Вильгельму И, выражавшая обязательство не предпринимать никаких вызывающих шагов, пока будут продолжаться переговоры с Австро-Венгрией.

Основательность этой точки зрения в отношении мобилизации признавалась и в Германии, если судить по тому, что, объявив России войну, она приступила к мобилизации всей своей армии, а не только ее части, которая примыкала к России, хотя в то время Германия еще не была в войне с Францией. Очевидно, на берегах Шпрее сознавали, что вслед за конфликтом с Россией неизбежен для Германии конфликт с Францией, как не могла не сознавать и Россия, что ей предстоит неизбежно иметь дело если не с тремя западными своими соседями, считая Румынию, то во всяком случае с Австрией и Германией, из которых каждая в отдельности требовала для успешности борьбы полной мобилизации всех русских вооруженных сил.

Наконец, мобилизация армии не есть еще война, и потому если бы германское правительство пожелало проявить побольше хладнокровия, то оно могло бы ответить на нашу общую мобилизацию не войной, а объявлением у себя только общей же мобилизации. При такой обстановке скрестившиеся мечи могли бы еще опуститься...

Не вина, конечно, России, если в германском Генеральном штабе не смогли отделить акта войны от акта мобилизации. Подобное совмещение двух, казалось бы, совершенно отдельных мероприятий, искусственно сокращавших число мер дипломатического воздействия, было принято и в России, но года за два или три до войны мне удалось убедить начальника Генерального штаба и военного министра в несоответствии такого совмещения, так как мобилизация, являясь преддверием войны, в то же время может иметь самостоятельное значение в качестве последнего перед войной средства в руках дипломатии, свидетельствующего о готовности довести дело до войны в случае упорства противной стороны.

В последнее время в Германии, к сожалению, некоторыми авторами вновь поднят злополучный и, на мой взгляд, ненужный вопрос об ответственности за минувшую войну. Эти авторы своими талантами, а иногда и писательским мастерством, рисуя события июльской недели 1914 г., овладевают читателем, рисуя ему картины хотя исторически и не всегда верные, но отвечающие его настроениям и потому глубоко его волнующие. Общеизвестно ведь, что "der Wunsch ist Vater des Gedanken".

По отношению к России в этих трудах, посвященных затрагиваемому вопросу, неизменно склоняется имя великого князя Николая Николаевича как горячего и якобы активного сторонника доведения июльского конфликта 1914 г. до войны. Это явление обязывает меня твердо заявить, что приписываемое великому князю Николаю Николаевичу влияние на ход событий, приведших к войне, положительно неверно. Я уже не говорю о том, что никакой военной партии, ни вообще, ни якобы возглавлявшейся великим князем, в России не существовало. Вполне возможно и даже вероятно, что среди военных сознавалась неизбежность в более или менее близком будущем кровавого столкновения на западе из-за не разрешимых, по-видимому, мирным путем проблем; еще вероятнее, что много горячих голов в армии мечтали о подвигах и жертвенности, которую они проявят в случае войны, но совершенно категорически утверждаю, что все эти лица не были объединены никакой партией и не имели никакого влияния на ход русской политики и развитие германо-русского конфликта. В частности, по отношению к великому князю Николаю Николаевичу мною уже были приведены (в гл. V) те условия, которые совершенно исключали для него возможность проявления своего влияния на внешнюю политику России вплоть до того дня, когда состоялось его назначение на пост русского Верховного главнокомандующего. Перебирая вновь и вновь в своей памяти минувшие события, я могу добавить следующие соображения. В силу традиций самодержавного строя ведение внешней политики в Русском государстве составляло одну из неотъемлемых прерогатив царя. Положение это настолько глубоко внедрилось в сознание верховной власти, что в 1917 г., в дни обсуждения вопроса об ответственном министерстве, государь соглашался на дарование такого министерства, ответственного перед Думой, но лишь с условием непосредственного подчинения себе министров иностранных дел, военного и морского, иначе говоря - оставляя таким образом по-прежнему за собой руководство внешними делами, равно как и вопросами войны и мира.

Я уже приводил фразу императора Николая II, доказывающую, до какой степени русский государь дорожил этой прерогативой руководства внешними делами, вмешательство в которые не могло бы остаться без решительного отпора с его стороны или в лучшем случае - ответного молчания. К тому же мы знаем, что великий князь Николай Николаевич в период, предшествующий войне, значительно подорвал доверие к себе со стороны двора решительной поддержкой проектов графа Витте, и это недоверие было тем сильнее, что его стали заподозривать в стремлении занять императорский престол.

По описанию В.А. Сухомлинова, одного из личных недругов великого князя Николая Николаевича, последний, будучи приглашен участвовать в известном заседании 25 июля, молчал и усиленно, нервно курил. Нервозность в движениях была всегдашней спутницей великого князя, но и сам вопрос, подлежавший обсуждению, естественно, должен был вызывать у всех возбужденное настроение. Что же касается дополнительного соображения генерала Сухомлинова о том, что великий князь "настроил государя уже заранее, без свидетелей", то оно, составляя лишь догадку писавшего, вполне голословно и не подкреплено никакими фактическими данными. При известной враждебности генерала Сухомлинова к великому князю Николаю Николаевичу едва ли возможно придавать словам его много значения. В.А. Сухомлинов, не перестававший сводить с великим князем личные счеты и в силу своей известной неискренности едва ли затруднявшийся дискредитировать своего врага, тем не менее не мог иначе изобразить поведение великого князя, как словом:

"Молчал!" Да, молчал! Ибо великий князь на этом совещании по своей должности главнокомандующего столичным округом являлся только в качестве представителя русской армии. Последняя же, как таковая, никогда в России не вмешивалась в политику! "Великая молчальница". "La grande muette!" Она только действует, но не рассуждает! Такова была ее позиция в старой России. Даже сам военный министр генерал Сухомлинов, член Совета министров, рассуждает в своих воспоминаниях так: "Как военный министр, против такого решения (частной мобилизации), бывшего ходом на шахматной доске большой политики, я не имел права протестовать, хотя бы этот шаг и угрожал войной, ибо политика меня не касалась. Постольку же не моим делом, военного министра, было удерживать государя от войны. Я был солдат и должен был повиноваться, раз армия призывается для обороны отечества, а не вдаваться в рассуждения"*.

______________________

* Сухомлинов В. Воспоминания (русское издание). С. 285.

______________________

Таким образом, даже на уста военного министра была наложена в политическом смысле печать молчания.

Великому князю Николаю Николаевичу суждено было сыграть весьма крупную роль во внутренних событиях страны и во внешних во время войны. Что касается внешней политики до войны, то я уже отмечал, что великий князь никогда не был в мирное время предназначаем на пост Верховного главнокомандующего, и потому он не имел ни оснований, ни возможности вмешиваться в политические события, руководство которыми очень ревниво оберегалось государем императором. Лишь будучи после объявления России Германией войны назначенным на пост русского Верховного главнокомандующего, великий князь получил не только право, но и обязанность принимать участие в обсуждении разного рода дипломатических вопросов. С этой минуты и началось его влияние на дипломатию. Но только это случилось уже после объявления войны, когда в его лице как Верховного главнокомандующего были сосредоточены некоторые функции, в мирное время присущие только верховной власти. Такова истина.

В этой истине верно еще и то, что великий князь Николай Николаевич был большим сторонником союза с Францией и в глубине души испытывал подобно другим русским людям большую скорбь по поводу тех унижений, которые должна была выносить его Родина вследствие бесцеремонной политики Австрии, широко пользовавшейся бессилием России со времен Русско-японской войны.

Если маршалу Фошу приписываются слова, когда-то якобы им сказанные о том, что во время войны интересы английской армии были ему столь же близки, как интересы родной французской армии, то о великом князе будет еще справедливее сказать, что военные интересы Франции и вообще союзников России он трактовал столь же горячо, как и интересы ему вверенной русской армии. И это вполне последовательно, если принять во внимание, что Россия вела коалиционную войну, в которой главную ценность имеет общий успех, а не успех отдельных членов коалиции.

"Утешением в нашей тяжкой скорби по неудаче в Восточной Пруссии служит мысль о той пользе, которую наше наступление принесло вам", - сказал великий князь французскому представителю при Ставке генералу Ла-гишу при выражении последним соболезнования французской армии по поводу понесенных нами потерь.

Читатель, познакомившийся с содержанием глав VII и VIII настоящей книги, сам может оценить степень усилий русской стратегии и жертвенности русского солдата на пользу общего дела союзных держав Согласия. В этой жертвенности, может быть, таилась даже одна из причин преждевременного износа русской армии.

Чтобы дать и здесь хотя бы общее представление о том напряжении, которое выдерживала Россия в первый период войны, достаточно отметить, что в то время как в начале войны против России было выставлено нашими противниками 50 пехотных и 13 кавалерийских дивизий, к сентябрю 1915 г. силы эти возросли до 137 пехотных и 24 кавалерийских дивизий.

Таковы бесспорные цифры...

С вымышленной деятельностью великого князя Николая Николаевича в период, предшествовавший войне, некоторые авторы связывают также имя бывшего министра внутренних дел Н.А. Маклакова*. Ему приписывают горячие речи ультрапатриотического содержания, которыми он 25 июля старался склонить членов уже названного совещания на сторону войны как единственного средства спасти страну от угрожающей революции. Мне никогда не приходилось слышать о подобном настроении русского министра внутренних дел, для которого не мог быть убедительным опыт Русско-японской войны и последовавшая затем революция 1905 г. Правда, война эта была неудачной, но кто мог бы на себя взять смелость предвидеть конечный результат столкновения России с Германией и Австро-Венгрией!

______________________

* В книге Emil Ludwig "Juli 14" Николай Алексеевич Маклаков, по-видимому, смешан автором с его братом Василием Алексеевичем Маклаковым, бывшим послом Временного правительства в Париже и деятельным членом партии народной свободы, в то время как его брат Н.А. Маклаков примыкал всегда к правым группировкам.

______________________

Но зато мне хорошо известен рассказ генерала Добровольского, бывшего начальника мобилизационного отдела Генерального штаба, о том настроении, в котором он нашел Н.А. Маклакова, представляя ему, как полагалось по закону, на подпись проект телеграммы о мобилизации русской армии.

Этот рассказ был впоследствии записан генералом Добровольским и напечатан в одном из русских военных журналов*. Вот он:

"На Елагином острове** у министра внутренних дел Маклакова в кабинете царила молитвенная обстановка. Как раз против письменного стола, за которым сидел министр, у противоположного простенка, на узком столе, покрытом белой пеленой, находилось несколько больших образов, перед которыми теплилась лампада и горело несколько восковых церковных свечей. Он сейчас же говорил о революционерах, которые, по его компетентным сведениям, ждут с нетерпением войны, чтобы докончить дело, начатое в минувшую японскую войну. "Война у нас, в народных глубинах, - сказал Н.А. Маклаков, - не может быть популярной, и идеи революции народу понятнее, нежели победа над немцем. Но от рока не уйти..." - и, осенив себя крестным знаменем, министр подписал теле грамму..."

______________________

* "Военный сборник" 1921 г.
** Летняя резиденция министра.

______________________

Похоже ли это настроение бывшего русского министра внутренних дел на то, которым должен бы быть полон сторонник войны, искавший в ней выход для страны из тяжелого внутреннего положения?!

- Как вы думаете, - обратился ко мне в первый же день объявления нам войны наш министр иностранных дел С.Д. Сазонов, - что сулит нам надвигающаяся война?

- Борьба предстоит упорная, - отвечал я. - Результат же этой войны будет в прямой зависимости от того, какова будет внутренняя обстановка в стране. Мы не должны забывать японскую войну и 1905 г.!..

Призрак возможной революции стоял перед всеми более или мене ответственными русскими людьми. Никто из нас, сознательно глядевших в будущее своей Родины, не мог желать войны, ибо России нужны были для укрепления своего расстроенного внутреннего положения продолжительные годы мира и только мира!

Мне хотелось бы сказать еще несколько дополнительных слов о великом князе как о вожде-воине, которым он по существу и был до мозга костей. Полученное им воспитание по суровой школе императора Николая I научило его не только повиноваться, но и повелевать... Великий князь умел создавать вокруг себя атмосферу обаяния. В мирное время войска его боялись, но вместе с тем и любили. Им импонировали его властный голос, его энергичная манера, его знания и, наконец, живописная фигура. С острым орлиным взглядом в глазах, сидя на шестивершковом огромном коне, великий князь Николай Николаевич производил неописуемое впечатление какого-то таинственного изваяния. Чувствовалось, что по знаку его высоко поднятой шашки все находившееся под его непосредственным влиянием, следившее за ним с напряженным вниманием готово было ринуться без оглядки в огонь и в воду. Уже тогда ходили про него различные легенды и то, что мог потребовать от войск лично он, было недоступно для других. Вожди-воины ведь обладают исключительной силой массового гипноза!

В военное время войска видели великого князя мало: обязанности Верховного главнокомандующего не отпускали его надолго из Ставки. Но солдатское воображение требовало его присутствия среди войск. И вот создаются рассказы-легенды. Его рисуют народным богатырем, всюду поспевавшим к наиболее опасным местам на помощь, всюду пресекавшим зло и водворявшим порядок. Одни его видели бесстрашно обходившим окопы во время усиленного обстреливания неприятельским огнем, другие видели его тонкую высокую фигуру, лично направляющим войсковые цепи в атаку и им дающим боевые задания; в артиллерии ходили рассказы, как он сам в своем поезде доставлял на ближайшую станцию недостающие боевые припасы; в тылах распространялись сведения, как он строго выговаривал интенданту за недостаток столь желанного для русского солдатского желудка белого хлеба; в штабах - как он разносил начальников за плохо составленную диспозицию; наконец, в глубоком тылу ходили рассказы, что на вопрос императора, наклонившегося над географической картой: "Где противник?" - он якобы отвечал: "В двух шагах позади", намекая своим ответом на министра, стоявшего за императором!.. Чего-чего не рассказывалось только о великом князе! Имя его было столь популярно, что даже в дни революции, когда он ехал из Тифлиса в Ставку, надеясь снова встать во главе русских войск, его триумфально чествовали едва ли не на каждой станции. И наконец, в дни изгнания великого князя в далекой, но родной России, по словам советских газет, от времени до времени появлялись самозванцы, именовавшие себя его именем и собиравшие вокруг себя толпы почитателей из его бывших подчиненных!

Его имя дорого каждому русскому воину, а таковыми в памятные 1914-1917 гг. была едва ли не вся Россия. В нем эта Россия видит и почитает великого русского патриота и достойного носителя русской национальной идеи!..

Библиография

Кроме личных воспоминаний и сохранившихся письменных документов автор пользовался еще воспоминаниями других лиц, любезно поделившихся имевшимися у них данными и документами, за что и приносит им глубокую благодарность.

Независимо от того необходимые для составления настоящей книги сведения почерпнуты из следующих печатных источников:

1) "Красный архив" (исторический журнал), тт. I-XXXI;

2) А.А. Поливанов: "Из дневников", т. I. Москва, 1924.

3) В. Сухомлинов: "Воспоминания". Берлин, 1924. Русск. унив. изд.;

4) В. Сухомлинов: "Великий князь Николай Николаевич";

5) письма императрицы;

6) А.Г. Емельянов: "Персидский фронт". Изд. "Гамаюн", Берлин, 1923;

7) Дневник А.Н. Куропаткина за 1902 и 1903 г.;

8) "Константинополь и проливы", тт. I и II, Литизд. НКИД. Москва, 1925;

9) Граф С.Ю. Витте: "Воспоминания". Книгоизд. "Слово", Берлин, 1922;

10) Мих. Лемке: "250 дней в царской Ставке". Госизд., Петербург, 1920;

11) Memoires du General Broussilov (Libr. Hachette), Guerre 1914-1918, 1;

12) M. Палеолог: "Воспоминания";

13) Дневник великого князя Андрея Владимировича. Госизд. Ленинград, 1925;

14) Николай II и великие князья (родственные письма к последнему царю). Госизд. Ленинград, 1925;

15) С.Д. Сазонов: "Воспоминания". Кн-во Г. Сияльской, Париж, 1927;

16) Д.Н. Дубенский: "Воспоминания";

17) разные газетные статьи.


Опубликовано: Париж. 1930.

Юрий Никифорович Данилов (1866-1937) российский военный деятель, генерал от инфантерии (1914), автор ряда военно-исторических трудов, мемуарист.


На главную

Произведения Ю.Н. Данилова

Храмы Северо-запада России