Н.А. Добролюбов
«Краткое руководство географии...»

На главную

Произведения Н.А. Добролюбова


Краткое руководство реографии Российской Империи, составленное Яковом Кузнецовым. СПб., 1857.
Краткое руководство к географии Российской Империи, в физическом и политическом отношении
Составил Павел Иордан. Перевел с немецкого И.П. Ревель. 1857. Издание Фр. Клуге.

Давно уже сознают необходимость изменить способ преподавания географии: устранить сухость, придать ему занимательность, оживить, осмыслить его. И однако же, при всех этих пожеланиях, дело как-то медленно подвигается вперед. Как мы в былые годы заучивали множество ненужных подробностей, забывая их тотчас же после экзамена, так и дети наши продолжают затверживать длинный перечень гор, рек, озер, проливов, заливов и проч., нисколько не соединяя с этим понятия ни об относительной возвышенности страны, ни о происходящей от того разницы в естественных произведениях, ни о влиянии тех или других вод на образ жизни местных жителей, на их промыслы, на их нравственную сторону и проч., а при изучении отечественной географии по-прежнему выучивают список губернских и уездных городов, смело наделяя их, при бойком ответе пред посторонним посетителем, мыловаренными и салотопенными заводами, которых там никогда и не бывало. Но попробуйте спросить любого ученика: отчего такой-то уездный город богаче и многолюднее губернского? почему какая-нибудь промышленность, выгодная для такой-то губернии, совершенно невозможна для другой? какое сходство Волги с Рейном? — или что-нибудь в этом роде, — и ученик (а может быть, и сам преподаватель) вытаращит глаза от удивления, потому что этого нет ни в одном из наших учебников, представляющих большею частью одну сухую, безжизненную номенклатуру городов, рек, озер и т.п.

Почти все они одинаковы по форме и разнятся только по объему; один предлагает больше материалов для памяти, другой менее. Почти во всех господствует синтетическая метода — этот остаток схоластики, прочно утвердившийся в руководствах и по другим предметам: сначала, по обыкновению, говорится о земле как о части мироздания, потом рассматривают земной шар сам по себе, различают на нем воду и сушу, описывают части света и, наконец, государства, каждое отдельно. Таким образом, дитяти совершенно противоестественно сначала навязывают общее понятие, которого оно не постигает, и потом уже раскрывают частности, более или менее ему знакомые. Редко-редко появляется учебник, выказывающий поползновение на методу аналитическую, исключительно разумную в деле преподавания, потому что ребенок в природе и в жизни приходит в столкновение с отдельными неделимыми и по ним уже составляет понятие об общих им свойствах. Теми же самыми недостатками страдали и прежние учебники. Важнейшим и чуть ли не единственным преимуществом нового преподавания пред старым служит черчение карт: преимущество, конечно, важное, но все еще не такое, чтобы устраняло потребность в других усовершенствованиях.

Мы полагаем, что к преподаванию географии можно применить методу преподавания отечественного языка: тот и другой предмет имеют свое основание, из которого развиваются все части науки: основанием географии служит земной шар, основанием грамматики — предложение, и если нелепо излагать поочередно части речи одну за другой, не выводя их из предложения, то не менее странно объяснять во всей подробности отдельно государства одно за другим, без всякой связи их между собою, без всякого отношения к земному шару. География имеет предметом своим не государства, не города, а Землю со всеми ее видоизменениями. Покажите же эти видоизменения на земном шаре, обозначив притом, в каких странах они обнаружились более, в каких менее и какое имеют влияние на производительность самой страны, а следовательно, и на промышленность жителей. Вам нужно показать возвышения земли: проследите горные хребты на всем земном шаре, покажите, в каких частях света они разветвились более, в каких менее, а отсюда определите и характер местности каждой части света.

Затем проследите, в том же порядке, горы в избранной для изучения части света и обозначьте государства, через которые они проходят: вы тем самым дадите понятие о местности каждой страны — гористая она или ровная, — о климате ее и свойственных ей произведениях. Тем же путем вы объясните и воды. Таким образом, ученик приобретет сразу, в одно время, ясное и отчетливое представление о географических данных всех государств и поймет, от каких именно местных условий зависят характеристические особенности каждой страны; почему, например, в Германии процветает земледелие, а в Англии торговля и фабричная промышленность и т.п. Примените тот же способ изложения к одному государству, и вы раскроете причины, почему промыслы, выгодные для одной губернии, оказываются совершенно невозможными для другой, почему одни города стягивают к,себе население и богатеют, а другие пустеют и теряют свое значение и т.д. При существующих же приемах преподавания география составляет большею частью дело одной только памяти, и потому нисколько не удивительно, если ученики в короткое время забывают то, что было пройдено. Пока изучают во всей подробности одно государство, они забывают другое, и чем более мы подвигаемся вперед, чем скорее переходим от одной страны к другой, тем более утрачивается из памяти их все прежде пройденное, так что при окончании курса оказываются самые жалкие результаты: труд и время потеряны, знания — в высшей степени поверхностны и ничтожны.

Главнейшая выгода сравнительного способа преподавания географии состоит, во-первых, в том, что здесь все части науки проходятся в неразрывной связи между собою; поэтому как при грамматическом разборе повторяются вдруг все части речи, так и при каждом новом уроке географии возобновляется в памяти учеников все пройденное прежде, а во-вторых, в том, что географические сведения приобретаются учениками не бессознательно, как материал для памяти, а возбуждают мыслительность и силу соображения.

Само собою разумеется, что сравнительный способ преподавания географии, как и всякий другой, требует строго логического перехода от одного предмета к другому. Поэтому отнюдь не должно преподавать неизвестное и непонятное для учеников как нечто знакомое, и понятое ими, но всегда необходимо приготовлять учеников к тому, чему намерены их учить. Между тем и этот простой до очевидности закон не исполняется нашими учебниками с надлежащею точностью. Учащиеся по этим руководствам, не имея правильного понятия ни о торговле, ни о промышленности, не зна.я ни естественных произведений страны, допускающих то или другое производство, ни положения поверхности и состава почвы, от которых зависят самые естественные произведения, — прямо приступают к изучению торговых и промышленных городов, к рассмотрению произведений природы и т.п. Таким образом, им приходится иметь дело с предметами, о которых не получили ни малейшего понятия, и потому самое изучение становится для них трудным, непонятным и неинтересным.

Может быть, нам возразят, что способ преподавания грамматики трудно применить к географии но значительной разности в числе предметов: частей речи всего девять, а государств и городов чрезвычайно много. Но это доказывает только, что здесь еще нужнее изыскать средства к устранению механизма в преподавании, и мы полагаем, что сознательное усвоение географических данных значительно облегчит самое запоминание их. Впрочем, для облегчения памяти можно и даже должно воспользоваться мерою, употребляемою во всех науках, но также оставляемою без внимания нашими учебниками географии; это — строго логическое распределение всего, что предлагается для заучивания, по известным отделам. Так, историю разделяют на эпохи и периоды; в естественных науках господствует распределение по царствам, классам и порядкам. Подобным образом и географические данные надобно разместить по отделам или группам, которые бы, показывая отличительный признак однородных предметов, в то же время представляли их совокупность в отношении всего земного шара, или одной части света, или, наконец, одного государства. По нашему мнению, географические предметы всего лучше располагать в нисходящем порядке: так, горы можно распределить по высоте их, реки по длине течения, города по величине и числу жителей и т.д. Разумеется, здесь нет надобности гнаться за статистическою точностью: при изучении географии достаточно знать приблизительные числа, чтобы составить ясное понятие о запоминаемых предметах. Подобная система распределения предметов необходима и при описании городов: сначала рассмотреть их все по местоположению, потом по главнейшим промыслам, затем по замечательным зданиям, учебным заведениям, историческим памятникам и проч. Таким образом, и здесь сравнительное обозрение предметов возбудит в учениках умственную их самодеятельность.

Вышедшие ныне учебники географии России гг. Кузнецова и Иордана не вносят в педагогическую литературу по этой части ничего нового и замечательного; оба они составлены по образцу прежних руководств, с весьма незначительными изменениями, в которых, впрочем, не выдержан и характер. Так, губернии у того и у другого распределены по бассейнам рек, а города исчисляются при каждой губернии по-прежнему, без всякой системы. Если же рассматривать эти учебники сравнительно с другими, у нас существующими, то нельзя не отдать им, особенно книжке г. Иордана, должной справедливости в благоразумной сжатости изложения, при которой он, однако ж, нашел возможным сделать немало полезных, хотя и весьма кратких замечаний, напечатав их мелким шрифтом. Мы даже думаем, что эти замечания покажутся ученикам любопытнее и занимательнее, чем главный текст книги, предназначенный для заучивания и, по обыкновению, страдающий сухостью и бесцветностью.


Впервые опубликовано: Журнал для воспитания. 1857. № 7. Отд. IV. С. 94— 99.

Николай Александрович Добролюбов (самый известный псевдоним Н. Лайбов, настоящим именем не подписывался) (1836-1861) - русский литературный критик рубежа 1850-х и 1860-х годов, публицист.



На главную

Произведения Н.А. Добролюбова

Храмы Северо-запада России