В.М. Дорошевич
A.M. Додонов

На главную

Произведения В.М. Дорошевича


Скончался старый артист A.M. Додонов. Это был:

- Торопка.

Был такой необходимый персонаж в жизни "старой Москвы". Без него немыслим был Большой театр.

- А кто теперь Торопка в "Аскольдовой могиле"? - спрашивали, когда речь заходила об опере.

"Новый Торопка" - это было колоссальнейшее событие для Москвы.

Торопка - это была коронация для тенора.

И экзамен на Торопку редко кто выдерживал.

Его слушали строго.

Сравнивали

- С Бантышевым. Бантышев - это была легенда. Бантышеву наследовал, кажется, Орлов. Орлову - Додонов.



Других Москва не признавала.

"Аскольдова могила" была любимой оперой Москвы.

Действительно народной.

- "Ах, подруженьки, как грустно нам!" - пели белошвейки и портнихи за работой.

Молодой дворник у ворот, кучер у конюшни, лихой мастеровой под вечер выводил "обязательно":

- Близко города Славянска... Под пение:

- Заходили чарочки по столику... - плясали на купеческих именинах и свадьбах.

Без "Аскольдовой могилы" немыслим был праздничный репертуар.

Ее давали полностью на святках, на Масленице, на Святой.

А четвертый акт, - именно с "подруженьками", "городом Славянском", с "чарочками", - был самым ходовым актом.

Его давали часто с балетами.

"Разговорные" роли в "Аскольдовой могиле" играли драматические, играли даже балетные артисты.

И играли очень мило, говорили прозу очень недурно.

В те времена в театре бывали редко.

Два раза в год.

На праздниках.

И были москвичи, которые только и ездили смотреть:

- "Конька-горбунка", - да слушать:

- "Аскольдову могилу". Больше ничего не признавали.

"В театр" - это было тогда событием.

Нанимали на "постоялом" карету.

Кучер приезжал с вязанкой сена на козлах:

- Покормить, покеда театры.

Ехали откуда-нибудь с Зацепы часа два. Путешествие было полно опасностей.

- Не выворотил бы!

- Не перепрокинул бы!

Ехали два часа и все-таки открывали дверцы и кричали кучеру:

- Тише!

Из театра переезжали в "Патрикеев".

Слушали машину.

Ели:

- Селяночку.

- Раковый суп.

Другие "трактирные" блюда.

Возвращались домой с еще большими ужасами на каждом ухабе. И сидели дома до следующих праздников, когда ехали смотреть не иначе как "Конька-горбунка" и слушать не что другое, как "Аскольдову могилу".

Можете судить, как важен был в жизни Москвы:

- Торопка Голован.

Ведь его пение обсуждали по полгода!

Редкий тенор брался на эту нехитрую партию.

Никто почти не нравился.

Кроме всего-навсего трех счастливцев, у которых было:

- Что-то! Которые:

- Умели это делать! Додонов был:

- Признанный Торопка. У него был тенор di grazia.

Мягкий, приятный, сладкий, - даже слишком, пожалуй, сладкий.

Лицо милое, простое, приветливое.

К которому шла русая бородка и русский костюм.

Он был не "удалым" добрым молодцем.

А очень добрым молодцем.

Милое, славное, открытое русское лицо.

Кроме Торопки, которым он славился, он пел с успехом Сабинина.

- Эх вы, братцы, без похмелья... Пел князя в "Русалке":

- Невольно к этим грустным берегам...

Как он пел, - не удовлетворило бы теперешних требований. Теперешнего:

- Драматизированного пения.

Но слушать его было сладко, приятно и немножко грустно.

Он пел хорошо.

Этот русачок пел в Большом же театре и в итальянской опере.

Как же!

Когда в Большом театре нераздельно царила итальянская опера, блестящая и великолепная, с Патти, Нильсон, Луккой, Салля, Мазини, Станьо, Падиллой, рядом с ней русская только и держалась что "Жизнью за царя" да "Аскольдовой могилой" с Додоновым.

Это был уголек, который все-таки тлел.

И когда итальянская опера кончилась, Додонов был одним из тех, с кого пошла теперешняя русская опера.

Из боевых его номеров еще славился "ратаплян" в "Гугенотах":

- Вперед с мечами, кальвинисты!..

И когда великолепный Б.Б. Корсов давал красивую, - словно лев, - фигуру Олоферна, Додонов пел сладкую песню евнуха:

- Люблю тебя, месяц, когда освещаешь... Имел успех и всегда повторял.

Но, Боже мой, какая все старина!

Двадцать лет, как Додонов уже оставил сцену.

Он давал уроки.

Учил петь бесхитростно и приятно.

Теперь он отошел в вечность.

Мир тебе, милый певец, и дружеский поклон от "старой Москвы".


Впервые опубликовано: Русское слово. 1916. 21 января.

Дорошевич Влас Михайлович (1865-1922) русский журналист, публицист, театральный критик, один из известных фельетонистов конца XIX - начала XX века.


На главную

Произведения В.М. Дорошевича

Храмы Северо-запада России