Н.Ф. Федоров
Два пути Конференции мира

Вернуться в библиотеку

На главную


Есть два пути для Конференции мира: 1) путь языческий, юридический, крайняя, последняя цель коего (в достижение которой никто, однако, не верит) - замена милитаризма индустриализмом или замена того, что считается непроизводительною тратою (войска), тем, что считается полезным, производительным (художественною промышленностью); это - фабрика на месте казармы и лагеря с присоединением к фабрике науки, если наука сделается исключительною служанкою фабрики. Иначе сказать: это замена войны, взаимного истребления производством красивых безделушек, изящных игрушек (мебель, экипажи и т.п.) и высшим искусством производства тряпок, соперничествующих с лазурью тропического неба, с пурпуром зари, но прикрывающих своим блеском тление и истребление*.

______________________

* Вариант: Два пути: 1) путь новоязыческий, европейский, гуманистический: замена милитаризма индустриализмом, взаимного истребления (с утонченной жестокостью недействительного возвращения жизни) производством игрушечной промышленности; замена международных шалостей или войн (согласно с народным выражением, называющим разбои на больших дорогах шалостями) производством безделушек, игрушек, тряпок: земное, птоломеевское дело, полным выражением коего служит выставка; знания или науки при этом строе ограничиваются кабинетными опытами и служат лишь войне и фабрике. Это - путь несовершеннолетний.

______________________

2) Путь христианский в связи со всеми науками и искусствами в их полноте, с земледелием и сельскими промыслами, становящимися орудиями знания и искусства. Это путь обращения войска, защищавшего прах отцов, в воинство сынов, воссозидающее прах в живые тела отцов, тот прах, который земледелием обращается в пищу, а промышленностью в одежду и прочее тому подобное для сынов. Словом, этот второй путь состоит в замене взаимного истребления действительным возвращением жизни жертвам борьбы.

Почему эта, несомненно, самая естественная задача человека, возвращение жизни, не только кажется всем безумною, но и возбуждает - странно сказать - отвращение? Не указывает ли это отвращение, которое выражал к делу воскрешения, между прочим, Толстой, на крайнюю испорченность? Толстой, отрицающий существование смерти, говорил, указывая на череп: "люблю я эту курноску". И почему мнимое возвращение жизни в виде статуй, портретов и т.п. - "ничего!", а действительное - "противно"?!..

Если задачею Конференции будет установление взаимного обязательства представителей всех государств сделать народ-войско, посредством всеобщего научения, орудием регуляции метеорического процесса для избавления от голода, эпидемий и смерти, то задача Конференции будет лишь завершением заповеди: "Шедше, научите, крестяще во имя образца единодушия и согласия". Глубокое, общее воздействие на природу не есть ли внешнее освобождение от последствий греха, т.е. от голода, язв и смерти, от чего крещение освобождает внутренне, таинственно. Крещение есть усыновление Богу отцов; полное же освобождение, искупление от приводящих к смерти грехов, унаследованных от отцов, совершается чрез воскрешение отцов. Поэтому изречение императора Вильгельма II, что все мирные расчеты будут ошибочны, пока будет господствовать "неискупленный грех", есть верное пророчество. Но Черный царь, конечно, хочет доказать, что мир невозможен, а доказывает, что искупление, совершенное уже внутренне, возможно и внешне: нужно только соединение и научение.

Оба вышеуказанные пути, по-видимому, даже совершенно сходны: тот и другой желает заменить милитаризм и разрушение индустриализмом, созиданием, воссозиданием, оживлением; разница только в том, что на одном пути созидание искусственное, воссозидание недействительное и оживление мнимое, на другом же пути требуется созидание естественных тел, воссозидание действительное, т.е. всеобщее воскрешение и оживление истинное, настоящее, а не мнимое. На том и другом пути милитаризм может не уничтожаться, а лишь превращаться: на первом пути армия военная превращается в промышленную, как, например, у Беллами; на другом же пути орудия, употребляемые войском для войны, должны обратиться в орудия регуляции, в орудия обращения смертоносной силы природы в живоносную.

Кажущееся сходство превращается таким образом в глубочайшее различие. Нынешний индустриализм берет мертвое вещество, камень или металл и придает ему вид жизни, органа или даже целого организма (как статуя); или же берет живое вещество, растение и животное, умерщвляет его и умерщвленному придает вид жизни.

После проповеди Евангелия всем народам, после обращения одиночных, когда должен наступить конец миру, так как проповедь не привела к объединению, и созывается Конференция; так что участь мира в руках Конференции, конечно, если предположить, что конец мира - вопрос не безусловный. Но враг мира все делает, чтобы грех не был искуплен.

К одиночным обращениям людей разных вер в христианство Конференция должна прийти на помощь, поставив на первое место то самое, что заставляло отрекаться от христианства расположенных к нему, то, что касается всех имеющих умерших отцов и предков, то, что более или менее выражено во всех религиях, и особенно в религии христианской, а именно: заботу о судьбе отцов, в том числе и тех, которые не знали Христа, а потому и осуждены на погибель. Если христианство не есть объединение для воскрешения всех умерших, то противоречие, конечно, неразрешимо. Кто не крестится водою и духом, т.е. не будет научен, тот не может, конечно, принять участия в деле искупления или воскрешения отцов. Крестят же и научают именно для спасения отцов. Вопрос этот, т.е. о погибели не знавших Христа, касается и детей христиан, умерших до крещения. Известно, к каким прибегают уловкам, чтобы выпутаться из этого затруднения.

Будет очень жаль, если Конференция мира изберет первый путь, т. е. если вопрос о поддержании или сохранении мира попадет в руки юристов, представителей международного права, другого средства, кроме третейского суда, не знающих. Третейский суд, добровольно избираемый, не может быть признан умиротворением и не заключает в себе никаких гарантий мира. Что же касается до ограничения вооружений, то Конференция должна иметь власть, чтобы были приняты всеми хотя бы незначительные сокращения милитаризма. Мы же не можем не желать большего и большего усовершенствования оружия: очень может быть, что нынешняя канонада не оказывает никакого действия на атмосферные явления, а потому и желательно открытие новых, более сильных взрывчатых веществ. Если нашелся газ, еще менее плотный и более легкий, чем водород, то и азот, входящий в состав взрывчатых веществ, может иметь соперника.


Впервые опубликовано: Н.Ф. Федоров "Философия общего дела", II том, Москва, 1913.

Фёдоров Николай Фёдорович (1829 - 1903) русский религиозный мыслитель и философ-футуролог, деятель библиотековедения, педагог-новатор. Один из основоположников русского космизма.


Вернуться в библиотеку

На главную