Н.Ф. Федоров
Проективное определение литературы. О "Мертвых душах"

Вернуться в библиотеку

На главную


С "Мертвыми душами" русская литература начинает делаться самостоятельною, т.е. Россия начинает узнавать дорогу, путь, по которому она должна следовать, начинает понимать, что ей или ему (русскому народу) нужно делать. Говорим "начинает", потому что "Мертвые души" - произведение неоконченное. Открытие пути, познание того, что нужно делать, и есть точное определение литературы. Подражательная литература тоже указывает путь, только не свой, а чужой. Самостоятельная же литература есть не истина лишь, но и путь к благу, не просто слово всего народа, а слово об общем отеческом деле... В этом случае разумеем объединение устной и письменной, народной и интеллигентной литератур.

Всякая литература проективна. В Дон-Кихоте заключается переход не Испании, а Европы от рыцарского к меркантильному. Испания не послушалась Сервантеса и осталась Дон-Кихотом, не сделалась меркантильною. Подобно тому как христианство не удержалось на Востоке, буддизм не удержался в Индии, так и Испания отвергла Сервантеса, честь не променяла на богатство, не усвоила ни меркантилизма, ни индустриализма. В глазах Франции Испания - падшая страна, но победить ее не могли французы, а англичане, под видом помощи, разоряли, жгли фабрики, помогали остаться ей бедной. Падение заключается не в том, что не усвоили индустриализма, а в том, пренебрегли земледелием. Западная Европа, согласно с Сервантесом, поставила себе задачей эксплуатацию целого мира.

Если в каждом одиночном произведении участвуют многие, хотя оно кажется сочинением одного автора, так и во многих произведениях, хотя они кажутся сочинениями враждебных даже авторов, - есть общее, т.е. один автор... Литература направляет, ведет народ или интеллигенцию, но ведет путем борьбы. Критика же открывает, приводит к сознанию план пути, проект общего движения.

Сервантес вел от села к городу. Гоголь привел горожан, или должен был привести, к сознанию своей вины пред селом, живыми и мертвыми душами, которыми торговал город. Самостоятельная литература не просто слово всего народа, а слово об общем отеческом деле. В этом случае разумеем объединение устной и письменной, народа и интеллигенции.

Понимая под самостоятельною литературою открытие истинного пути, по которому должен следовать народ*, мы видим в истории литературы - со времени выступления ее на самостоятельный путь - одно произведение; различные же направления в литературе суть только уклонения при искании этого пути. Это единственное, еще неоконченное произведение, состоящее из трех частей, суть "Мертвые души"!

______________________

* Пассивное определение литературы, как зеркала, в коем отражаются мысли, делает и из интеллигенции, и народа созерцателя.

______________________

В первой части дворянство и все интеллигентное сословие, как сообщники дворян, сознают себя торгующими живыми и мертвыми душами. Этот торг сынов одного сословия отцами или душами отцов другого сословия и есть высшая степень небратства. Торг душами как вещами есть высшее преступление, высшая степень неродственности. Продажа заменила убийство, но была ли эта замена улучшением?!..

Мертвые души, души отцов был самый живой, глубокий, захватывающий душу предмет для России, для народа и совершенно ничтожный, или мертвый, для дворянства, ставшего чуждым для народа.

Екатерина II была действительною матерью дворянства, то есть матерью маниловых, собакевичей, Плюшкиных - порождений грамоты вольностей дворянства. Если просвещение имеет целью освобождение от предрассудков, то и Чичиков, и Собакевич, Ноздревы и Коробочки - люди высоко просвещенные, которые не боятся торговать мертвыми душами. Очевидно, что великих Петра и Екатерины не были бесплодны, если они создали таких людей, лишенных предрассудков. Дети же этих "просвещенных" отцов - Базаровы, Кирсановы, Рахметовы.

Открывая Университет в Москве, имели в виду, между прочим, не отлучать детей от родителей. Так было при Елисавете. Екатерининское же воспитание считало важнейшим средством отлучение детей от самых близких сродников, чтобы произвести новую породу (людей) или новых отцов и матерей (нового Адама и Еву?), людей "третьего чина". (В настоящее время у нас сожалеют о несуществовании людей четвертого чина.) Создать новых отцов и забыть старых. Чтобы понять происхождение этого воззрения, которое и теперь господствует (а теперь составляют планы искусственных общин, что превосходит в нелепости создание новой породы людей), не нужно забывать, что у блудных сыновей, отрешившихся от рода, признавших, что "благополучным быть есть предмет каждого человека", мир представляется в совершенно другом свете.

Благодаря Екатерине, вне Университета, заведовавшего тогда просвещением, появилось в самой Москве учреждение для воспитания новой породы людей, потому что - по словам составителя "доклада о воспитании юношества обоего пола" и "плана Воспитательного дома для приносных младенцев", - "существительных плодов от них (от старых училищ) собрано мало, буде не совсем ничего". Затем учреждена опять помимо Университета

Училищная Комиссия. Екатерина гораздо радикальнее уничтожала дела Елисаветы, чем Павел своей матери. Зло заключалось в том, что Екатерина не ограничивалась внешними реформами, а хотела дать нам новую душу, по словам же поэтов тогдашних, она дала нам новую душу, т.е. вынула настоящую душу.

[И вот] является сословие, искусственно созданное, освобожденное от всякого рода тягостей, наделенное всяческими вольностями, в котором мог происходить торг мертвыми душами, не вызывая ни малейшего угрызения совести. В них осуществилась новая порода людей, о которой мечтала Екатерина II-я. Какое же могло быть поминовение у торговавших мертвыми душами! Да и как говорить о поминовении в том сословии, среди которого возможен был такой торг, и без малейшего при этом угрызения совести. Этого угрызения не чувствовали ни читатели, ни критики, может быть, и сам автор "Мертвых душ" не сознавал всей глубины падения изображенных им лиц; потому что были свободны от предрассудков. И только при свете долга воскрешения, возникающего из глубокой скорби об отшедших, можно понять все нечестие этого святокупства и святопродавства, как самое полное отрицание религии, нравственности, всего человеческого, не говоря уже - сыновнего. Это единоживотность и иночеловечность.

Евгений Онегины, Печорины, Бельтовы - порождения грамоты о вольности дворянства, притом с большим наделом крестьянскими душами, -грамоты, освобождавшей их не только от службы всемирно-историческому делу России, но вместе с философиею XVIII века освободившей их от всяких обязанностей к отцам и Самому Богу Отцов*.

______________________

* В этом и состоит значение для нас философии XVIII века.

______________________

Печорин не вполне воспользовался вольностями дворянства. Он является представителем не всеобщей воинской повинности, а представителем военного сословия. Изображая пороки военного сословия, он отрицает войну, не заменяя ее ничем.

Я думал: жалкий человек!
Чего он хочет?.. Небо ясно,
Под небом места много всем (?!)
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он... Зачем?

Подобно тому как XVIII век отрицал наследственность, хотя и знал, что корова никогда не производила на свет жеребенка, и Руссо, хотя и видел детей, тем не менее верил, что люди рождаются свободными, и Лермонтов, хотя и знал и волков, и шакалов, и гиен, однако говорил, что враждует один человек. Да, он, жалок, потому что должен довольствоваться лишь снами и только лишь в душе...*

______________________

* ...в одежду жизни одевают
Все, чего уж нет.
Принимают образ эти звуки

______________________

Чичиков же, Собакевич и им подобные, также произведение грамоты "разоружения", грамоты вольностей, но с небольшим наделом живыми душами, зато с полным освобождением от всяких мифических и метафизических предрассудков, умственных и нравственных, и притом позитивизм Чичикова (о котором, как особой философской системе, он и не слыхал) не допускал противоречия теоретического и практического, как Кант и Конт. Альтруизма на практике он не знал, потому что для него не было оснований в его теоретических воззрениях, вполне отрицательных. Произведением такого последовательного позитивизма и был проект скупки мертвых душ.

Поражая пошлость, Гоголь не указывает выхода из этой пошлости, т.е. не указывает общего, великого дела, и это тем удивительнее, что стоило бы только понять, почему преступно торговать мертвыми душами, душами отцов, - в этом полное отрицание всякой религии и нравственности, чтобы понять, что общее великое дело должно состоять в полном выражении любви ко всем отцам, как к одному, т.е. во всеобщем Воскрешении.

Могла ли поэма Гоголя - "Похождения Чичикова" - другую цель, а не скупки мертвых душ? Когда Чичиков называет мертвую душу мечтою, он отвергает воскрешение, как великое общее дело сынов человеческих, сам того, конечно, не сознавая. Сам Гоголь не знал всей отрицательной силы, которая заключалась в этом слове, а между тем в незнании, в отсутствии этого дела и заключается вся пустота и пошлость, безделие и Манилова, и Собакевича, так же как и сына Собакевича - Базарова, и сына Манилова - Кирсанова, Ноздрева, этого гения лжи, Плюшкина.

У Гоголя есть еще смутное представление чего-то греховного в торге мертвыми душами, т.е. остаток религии, хотя и дворянской*. У Чернышевского нет и следа религии. Менее всего понимал "Мертвые души" Белинский - "Роман, почему-то названный поэмою", - говорит этот пошляк.

______________________

* Дворянская религия - религия всенощных и поздних обеден, в которой устранено все, напоминающее смерть. Подобно Императору Петру I и Императрице Елисавете, помещики запрещали носить мертвых перед своими окнами. Неисполнение уставов церкви, например, постов и особенно поминовения принадлежало также к вольностям дворянства, хотя удар, нанесенный положением 19-го февраля, не мог не поколебать веры в достоинство жалованной грамоты и дворянской религии, которая не вспоминает о смерти.

______________________

Если Пушкин из "Мертвых Душ" хотел создать комическую поэму, а Гоголь - Божественную комедию, Белинский же видел в "Мертвых Душах" лишь роман, то кто из троих глубже и вернее смотрел на жизнь общества, произведшего Чичикова? Для нынешних читателей "Мертвых Душ", т.е. когда уже Император Александр II-й своею кровью освободил крестьян от ига дворян, а вольности дворян заменил службою, бывшею для крестьян наказанием, - эта поэма нуждается в больших комментариях, чем Божественная Комедия, ибо легенда и поэма были произведением не одного закрепощения крестьян и полного освобождения дворян, произведшего таких пошлых, пустых людей, как герои поэмы, но и ревизских сказок для податных сословий, принадлежать к которым считалось позором, ибо подати были штрафами, а отдача в солдаты - наказанием и начиналась арестом, заковыванием в кандалы и бритьем головы и бороды, как арестантам.

Точно так же Царствование Николая I-го, рассматриваемое с внешней стороны, вовсе непонятно, ибо то, что оно признавало и поддерживало явно, т.е. закрепощение крестьян и вольности дворян, то отвергало секретно. Явное поддержание этих двух зол (закрепощение крестьян и вольности дворян) было искажением самодержавия. (Истинный Самодержец есть главнокомандующий всенародной армии в борьбе с слепой силой.) - Истинное Самодержавие, Народное и Православное, было лишь идеалом, осуществления коего надеялись достигнуть секретными комиссиями. Самодержавие, опирающееся на дворянство и духовенство, подчиненное дворянству, не может быть народным и православным.

Если бы первая часть "Мертвых душ" имела не искусственный, а естественный конец, т.е. кончалась бы 19 февраля 1861 года, оставившим скупщика мертвых душ с синодиком, вместо богатств, о которых он мечтал, так что не души оказались "мечтою" и "фу-фу", а богатство, деньги, которые надеялся получить он, заложив души, - если бы такую развязку имела поэма "Мертвые души"*, то она приводила бы все интеллигентное сословие к сознанию преступности торга, как отрицания религии (как культа мертвых) и нравственности, т.е. отечества и братства. И вторая часть была бы не хождением в народ, а паломничеством, раскаянием в святокупстве и святопродавстве, т.е. чтением пред народом преступных, или несчастных, похождений Чичикова, или первой ч. "Мертвых душ", части неблагочестивой или... [не дописано.]

______________________

* Связь этого сказания с крепостным правом вовсе по-видимому не была замечена, а между тем поэма была писана, когда комиссии об освобождении крестьян при Николае 1-м уже работали. Манилов был прав: продажа мертвых душ оказалась несогласною с дальнейшими видами России.

______________________

Третья часть была бы искуплением или восстановлением братства и отечества (воскрешением).

Частные попытки хождения в народ, опрощения, потому и должны считаться донкихотством, что должно быть общее нисхождение в село интеллигентно-ученого сословия с целью объединения всего народа в деле изучения и регуляции той слепою силою, которая производит голод, язву и смерть. "Если бы с такою энергиею да пошел он (Чичиков) по доброму пути", - со вздохом говорит Муразов и очень ошибается, потому что одиночные действия бесплодны. Вторая часть должна быть не изображением идеальных лиц разных званий, а сатирою на одиночные или кружковые попытки. Все попытки идеализирования бесплодны. Генерал-губернатор, на коленях умоляющий чиновников сделаться честными, - сделается смешнее губернатора, вышивающего по тюлю. Точно так же требование "ума" у несравненного Александра Петровича превращается из "не рассуждай" - в умничание. же добродетельного откупщика-помещика, создает идеал, под которым виден смех, как ни старается автор скрыть его, обманывая сам себя. Недовольство Гоголя второю частью показывает, что в нем не все исчезло русское. Если же вторая часть идеал, то третью часть нужно было покрыть непроницаемым мраком мистицизма, то есть признать ее несуществующею.

Гоголь, по собственному его признанию, описывал лишь предместье, лачужки, а описание города - было делом будущего, так же как и хождение в народ, которое он предначертывал, заставляя Муразова отправить Хлобуева в народ. Таким образом, предместьем оказалась интеллигенция, а городом - село*, но не столько в отдельных личностях, сколько в коллективном их отстаивании своих заветных святынь, которое, кажется, никто еще не изобразил и которое сделается или должно сделаться в будущем постоянным, а не будет лишь проявляться редкими моментами.

______________________

* Тургонев был непосредственным исполнителем предначертаний Гоголя, преемником его, хотя сам Тургенев Пушкина считал своим предшественником. Гончаров второй сын Гоголя хотел в самой интеллигенции найти идеалы, а не в селе.

______________________

Содержание второй части поэмы "Мертвые души" могло дать только время после Крымской войны* или с 19 февраля 1861 года, когда появились несравненные Александры Петровичи, требовавшие ума, и старое "не рассуждай" превратилось в умничание. Появились Муразовы, готовые содействовать Хлобуевым, идущим в народ (только после уроков чудесного Александра Петровича) собирать не на церковь, а на школы. Л. Толстой может считаться учителем этого времени**; но второй части, т.е. сатиры или сарказма на созидателей интеллигентной деревни, еще не появилось. "Недосмотр", по которому можно было закладывать мертвые души, был уничтожен Положением 19 февраля 1861 года. Закладывать, продавать мертвые души стало невозможно, когда был запрещен торг живыми. Самым естественным наказанием для покупщика мертвых душ был именно Манифест 19 февраля 1861 года, который оставил бы его обладателем мнимого богатства и лишил бы его двух живых душ: Селифана и Петрушки. Конечно, не по вине Гоголя первая часть его поэмы не получила естественного конца, когда жить и наживаться закладом живых или мертвых душ стало невозможно. Время второй части молено определить годами 1861--1891, т.е. от освобождения крестьян до голода 1891 года. Этот период требует не сатиры, а бичевания, когда не только злые, но и добрые намерения ничего, кроме зла, не производили; это время, когда не только одиночные, но и усилия многих ничего не могли сделать и только общие усилия могли бы спасти*** Страшно богатый, но живущий "как мужик" Муразов и Иван Потапыч "усаживаются в рогоженную кибитку, спеша на помощь голодающим крестьянам", - что могут они сделать при тех размерах, какие принимает голод? Очевидно, что Гоголь в сороковых уже годах видел происходившее в 80-х годах, провидел Толстого!!

______________________

* Если бы после взятия Севастополя правительство решилось бы продолжать войну и, прибегнув к поголовному ополчению, уступило бы желанию крепостных крестьян, допустило их к присяге в надежде, что такая уступка вызвала бы величайший восторг в них, дворяне в виду таких событий, как несчастное взятие Севастополя, т.е. Корсуня-города, где крестился восприемник русского народа, города священного для христиан, возвращенного от магометан, - не могли бы не признать необходимости сказанной уступки. Дворянство не оказало сопротивления позднее, а даже содействие, в данном же случае оказало бы, быть может, полное содействие. Что сделал бы при этом Чичиков, если бы Селифан и Петрушка пошли на службу?
** Муразов совмещал в себе и Толстого, и Смердякова, чертика.
*** Голод 1890-1891 года показывает, что ни объединения двух сословий, народа и интеллигенции, ни просвещения не состоялось. Голод - наказание за несоединение для спасения от неурожаев.

______________________

В этом периоде (1861-1891 гг.) не в романтической поэме, а в действительности под любовью к освобожденным скрывалась ненависть к освободителю. Представителем этого направления является Л. Толстой, автор трехаршинного надела землею, автор буддийского Евангелия, Крейцеровой сонаты, где, издеваясь над человеком, он во имя уничтожения требует воздержания, т.е. требует воздержания во имя блага, признавая за благо ничто, т.е. совершенно отрицая его, - и никто не видит в этом насмешки. Когда даже он требует делать добро вчера, и тогда поклонники слушают его, не замечая издевательства. Чувство, воображение он считает принадлежностью сытых; сытость же есть для него порок, а голод добродетель, и этого добра он желает всем. Корова, которая помычит об отнятом теленке и тотчас забудет о нем, ставится образцом человеку.

По собственным его словам, Толстой признает только того, кого видит пред собою, не только отшедших (умерших), но и отсутствующих. Когда он говорит: "не воюй", "не судись" и особенно ехидное "не клянись", - он хочет уничтожить государство, ничем его не заменяя.

Как проповедовать народу "не клянись", когда народ (крепостной) так долго добивался присяги Государю, видя в ней освобождение от власти помещика? Как проповедовать "не воюй", когда на тебя нападают, "не противься", когда помещики пожелают опять закабалить, торговать живыми и мертвыми душами? "Брось оружие", которое может быть употреблено и не для борьбы с себе подобными.

"Искреннее влечение к реализму и правде" у Гоголя стало в наше время у Золя и ему подобных злоупотреблением правдою, высшею неправдою, художеством. Между исканием правды и достижением высшей неправды, после коего и должен наступить переход, лежит целый период, как от России столбовых дорог, брички, быстронесущейся тройки до России железных дорог, вагонов, собирающих разнообразный материал для наблюдения и паровозов, не допускающих длинных остановок "по милости ямщиков, кузнецов и других дорожных подлецов". В этот период совершилось вымирание Маниловых и чрезвычайное размножение Собакевичей - кулаков. Иначе это и быть не могло, когда и в железнодорожной сети строились только ветви, а о главной соединяющей их все Европейско-азиатской дороге только спорили - это эпоха господства частных интересов, общий же интерес занимал только очень молодых и бездарных.

Реализм приводит к положительности, уменьшает требования от человека. Ни Пушкин, ни Гоголь торг мыслью не считали преступлением, а обогащение, наживу считали благом.

Между тем у Гоголя во второй части начинается возвращение к романтизму. - "Очищающим началом должна явиться любовь... Это не культ только женщины, но и стремление всего себя отдать на служение людям-братьям"; это значит дать участие всем в комфорте, а не объединение в труде обращения голодоносной силы. Тентетников и Уленька половой порыв принимают за желание всем делать доброт... Хлобуев, Чичиков, Констанжогло принимают минутный порыв за что-то прочное...

Под влиянием того же романтизма сам Гоголь совершает паломничество в Иерусалим, а поэму свою превратить в Божественную Комедию. В Иерусалиме нашел он мерзость запустения, а в России не нашел расположения к покаянию в торге живыми душами, хотя в сороковых годах едва не совершилось запрещение торговать не только мертвыми, но и живыми душами.

Во второй части - "хождение в народ" - открывались два пути: первый путь - хождение с целью изучения народа, записывание народных сказаний и просвещение; второй путь - хождение с целью возмущения, как мщение за лишение права торговать живыми и мертвыми душами, прикрываемое желанием дать всем равное участие в комфорте, - промышленная вера.

По первому пути Чичикову достаточно было рассказать народу свои похождения у помещиков для купли мертвых душ, т.е. прочитать первую часть поэмы Гоголя, чтобы вызвать в самом народе суждение об этой первой части, что и было бы созданием второй части, потому что надругательство над их умершими отцами вызвало бы великий гнев народа и дало бы место в аду и покупщику, и продавцам крестьянских душ. Чтение первой части "Мертвых душ" можно отождествить с просвещением, потому именно, что такое чтение не может не пробудить народной мысли в свойственной ему (народу) форме загробной казни антисоциальных, противородственных и религиозных пороков. Следовательно, чтение наилучшего произведения интеллигентного сословия, в котором оно выставлено в самом наихудшем свете, есть необходимое дополнение к школе*. Для изучения же народа записывание созидающейся воочию поэмы гораздо важнее записывания старинных, хотя бы всегда живых, былин. Для интеллигенции, идущей в народ, это чтение будет раскаянием, отречением от вольностей дворянства, принятием на себя податей и повинностей, как священного права, что и превращает ад в чистилище, лишает его вечности, ведет к большему и большему примирению.

______________________

* Можно ли читать народу, произведение, в котором помещики продают души их отцов, мертвые души? Не будет ли это означать исповедывание своих грехов пред народом со стороны помещиков и их сообщников (всего интеллигентного класса).
Можно, например, читать народу и о сынах душепродавцев: Базарове - сыне Собакевича и Кирсанове - сыне Манилова, но читать как о лжеучителях, вооружавших сынов против отцов и против Бога отцов.
В "Что делать" в Рахметове народ и без объяснения признает помещика, жаждущего отмстить освободителю.

______________________

Что же касается второго пути - хождение с целью возмущения, в котором и сам народ видит лишь мщение освободителю, - легко поймет, что и "не противься злу" значит "обратись в товар", не бойся, что будешь голоден, ибо и рабочую лошадь кормят.

Третья часть "Мертвых душ" начинается обращением науки в орудие спасения от голода и соединением народа и интеллигенции для этого великого дела, а оканчивается возвращением жизни мертвым душам, как искупление за грехи торга ими.


Фёдоров Николай Фёдорович (1829 - 1903) русский религиозный мыслитель и философ-футуролог, деятель библиотековедения, педагог-новатор. Один из основоположников русского космизма.


Вернуться в библиотеку

На главную