В.А. Гиляровский
Прокормиться бы

Вернуться в библиотеку

На главную


(Из жизни актеров)

Случилось мне летом 1883 года быть в городе Орле. Я остановился в гостинице, а так как день был свободный, пошел прогуляться по городу. На самой главной улице у подъезда гостиницы толкался народ, окружив какой-то громадный вагон, стоявший на улице.

- Что это там делается? - спросил я одного из лавочников.

- Актеров провожают, ну и глядят, - пояснил он мне.

Я подошел ближе, в самую толпу. Перед нами стоял громадный, старый, вылинявший рыдван, напоминавший не то "Ноев ковчег", не то самый скверный вагон железной дороги. Рыдван был запряжен четверкой заморенных лошадей самого жалкого вида. На широких оборванных козлах сидел не менее оборванный ямщик.

В толпе шли примерно такие разговоры.

- Актеров-то, гляди, как возят, в чем... - обращается мещанин к женщине.

- А рази в другом можно? Сейчас их на две половины: женское сословие в одну, мужчинов в другую...

- С ними вместе и зверье посадят? - любопытствует маленький мальчик.

- Это без зверья, это другие актеры, со зверьем - зверинцы, а это киатральные, сами зверье приставляют... Сейчас удивиль есть: "Медведь и паша", так мой постоялец медведя сам в овечьем тулупе приставлял на киатре.

- Как это им охота? Тоже люди, а такими делами занимаются! Лучше бы работали...

Я невольно задумался над последней фразой.

- Вы какими судьбами здесь? - вдруг услышал я сзади.

Оглянулся - мой старый знакомый, актер Л.

- По делу приехал, - сказал я.

- А вот и мы по делу едем, - сказал Л., указывая на рыдван.

- Куда же?

- В Симбирск, верст полтораста отсюда. Здесь наше дело расстроилось, сборов не было, вот и едем. Бог даст, прокормимся... Вот и наши идут. Знаком?

Из гостиницы вышли пять актеров и две актрисы. Из актеров трое были знакомы. С другими и с актрисами меня познакомил актер К.

- Ну что, все уложено? - спросил Л., одетый в русскую поддевку, подпоясанную кавказским поясом.

Из рыдвана высунулся высокий, худой, как голодный заяц, помощник режиссера:

- Все-с! Только водочки бы на дорожку!

- Да, надо, возьми бутылку, - сказал Л.

- Две бы взять... дорога дальняя, - несмело заговорил актер маленького роста.

- Пожалуй, две, вот восемьдесят копеек, - подал Л. деньги.

- Помилуйте, господин Л., какой расчет, а? Добавить полтинник - четверть целую и возьмем.

- Куда четверть! Две бутылки довольно. Помощник исчез и через минуту вернулся с водкой.

- Теперь, господа, с Богом, садитесь. Вы и вы, mes-dames, поезжайте до заставы на извозчиках, а мы в колеснице. Проводишь нас, Владимир Алексеевич? - обратился он ко мне.

Я согласился, и мы вшестером поместились в рыдване.

- Трогай!

Ямщик затопал, зачмокал, засвистал, и рыдван закачался по скверной мостовой, гремя и звеня; каждый винтик в нем ходуном ходил.

Мы сидели шестеро, а место еще оставалось в этом ковчеге, хотя целый угол был завален узелками и картонками.

- А что, господа, в Каком мы классе едем? - сострил кто-то.

Все промолчали.

Сидели мы по трое в ряд, причем помощник поместился как-то в висячем положении. Сзади на главном месте сидели Л. и С. Последний стал актером недавно - это был отставной гусар, щеголь, когда-то богатый человек. Несмотря на его поношенный костюм, старый шик еще не покинул его. На руках были шведские сиреневые перчатки, а в глазу монокль. Третий сидел Р. Его бледное лицо, шляпа a la brigand, из-под которой светлыми прядями спускались жидкие прямые волосы, выгоревшее и поношенное пальто и сапоги в заплатах как нельзя более подходили к окружающей обстановке.

- Что будет в Симбирске? - заговорил он.

- Я думаю, что будут дела! Все-таки состав для такого города весьма недурен. Ты как думаешь?

- Я думаю, что выпить надо, - в ответ сказал С-ов.

- Что дело, то дело-с! - заегозил помощник и вынул бутылку.

- Погодите, господа, за заставой выпьем, - уговаривал Л.

- Да вот и застава!

Наш рыдван выкатился за два заставных столба и мягко заколыхался по пыльной дороге.

Влево в тени берез, которыми усажена была дорога, нас уже дожидались актрисы.

Мы сели на траву. Помощник режиссера откупорил обе бутылки.

- Зачем это вы обе?

- Пить-с! Да еще я думаю бутылочку бы взять... Вот и они выпьют, - указал на меня помощник.

Л. достал серебряный стакан, рыбу-воблу и связку кренделей.

- И тут без кренделей не могут. Ну, актерики-с, - сострил С-ов.

- Ну-ка, отвальную, - начал Л. и налил мне водки. Выпили, и через пять минут водки не было...

- Ну, господа, теперь в путь! - вставая, сказал Л. Попрощались. Перецеловались...

- В Москве увидимся! - крикнул из рыдвана Л.

- Увидимся постом! Желаю сотни заработать!

- Куда сотни! Дай Бог прокормиться, с голоду не умереть или без платья не вернуться, - как-то печально промычал С-ов.

- До свидания!

- До свидания!

Через несколько минут рыдван скрылся за поворотом, и только долго еще треск и звон винтов и винтиков древней повозки доносились до меня по вечерней заре.

Дай им Бог прокормиться!


Опубликовано: "Новости дня", 1883, № 90.

Гиляровский Владимир Алексеевич (1855 - 1935) - писатель, журналист, бытописатель Москвы.


Вернуться в библиотеку

На главную