В.А. Гиляровский
Сыщики

Вернуться в библиотеку

На главную


Раздался последний звонок к отходящему почтовому поезду, за ним свисток обер-кондуктора, два ответных свистка машиниста, и паровоз, пыхтя и шумно выбрасывая белые клубы дыма, потащил за собой длинный ряд вагонов...

- Ну?

- Ничего, ни одного подходящего рыла... За одним я в вагон вошел, уж очень подозрителен... сперва так и думал, что из тех, да оказался причетник со священником едет... А ты?

- Ничего. Не могу и представить, где они теперь... Ударимся в ночлежные, может, там что добудем... А работа громил, - такой верный удар насмерть, опять взломы чистые и коловорот цел...

Так разговаривали двое мужчин в пальто и чуйке, за несколько минут перед тем смотревшие пристально в лицо каждого пассажира, проходившего в вагоны.

- Так поехали?

- Да, только пойдем выпьем по рюмке, а то глотка пересохла.

У буфета, когда они подошли к нему, стоял пьяный немолодой мужчина и ел бутерброд.

- Разве поезд ушел? А? - обратился к лакеям стрелой влетевший молодой человек в коротеньком пальто и, не дождавшись ответа, пробежал к толстяку с бутербродом.

- Вася, ты куда? - спросил его тот,

- Сюда... надо съездить недалечко, да опоздал, скверно...

- А ты куда?

- Обедать собрался... в трактир куда-нибудь думаю... Домашнее все надоело.

- В трактир? Ну поедем вместе... Селяночку со свежей рыбкой...

- Ну, а как дела? - продолжал толстяк, расплачиваясь за бутерброд.

- Ничего... дельце наклюнулось... На Садовой... и хорошее, капитальное... коловорот, я тебе скажу... - продолжал на ходу вошедший.

Чуйка и пальто толкнули друг друга локтем, расплатились, перешепнулись и пошли.

До них долетели слова молодого: "одним ударом... череп вдребезги... крови лужа... и три тысячи кроме мелочи... три тысячи! А?".

- А? Каково? Нет, ты скажи, каково? А все рюмка водки сделала. Говорил ведь я, что не Сережка...

- Это что-то новое... Молодого-то я видал где... А кто толстяк... Ну счастье!.. Слушай же: ты поезжай в Татарский и жди, а я, чтоб не навлечь подозрения, отправлюсь за ними. Так?

- Так? Дурак? А если они разделятся, тогда как? Нет, уж ехать вместе, ежели что - один за одним, а другой за другим... Якши?

- Якши...

Они взяли извозчика и, не выпуская из виду толстяка и молодого, быстро мчавшихся на маленьких санях, поехали за ними.

- Позвольте узнать ваше имя и фамилию! - подойдя к толстяку, аппетитно уписывавшему в трактире селянку, спросил виденный нами на вокзале мужчина в пальто.

- Это зачем вам и кто вы?

- Не ваше дело: я у вас спрашиваю имя, фамилию и звание.

- Как, черт побери, не мое дело? Да ведь имя-то мое, так, значит, мое и дело... Вася!

- А? - не глядя на него, бросил спрашиваемый, продолжая что-то быстро писать на полулистке бумаги.

- Ну-с, отвечайте...

- Да на каком основании вы спрашиваете?

- Вот на каком. - "Пальто" вынул из кармана свою фотографическую карточку за стеклом, с надписью, и показал ее.

- Ну так что же?

- Если не ответите, я вас обоих приглашу куда следует...

- Что такое? - кончив писать и складывая бумагу, обратился Вася.

- Позвольте узнать, что вы написали?.. Дайте бумагу...

- Вася, что же это? Я ровно ничего не понимаю... Нас хотят пригласить "куда следует"... За какие такие радости?

"Вася" посмотрел на карточку, потом на "пальто" и расхохотался...

- Э-эх, горе! Нате, читайте!..

"Пальто" с жадностью начал читать... Лицо его изменялось все более и более, и, наконец, он, низко поклонившись, рассыпался в извинениях и вышел на улицу, где ждал его и чуйка:

- Ну, распорядился об?..

- Кукиш с маслом распорядился об... ты все, дурак, виноват!.. Убийцы, убийцы!.. Приезжие убийцы!.. Еще слава Богу народ не скандальный, а то было бы...

- А кто же? Откуда они все знают до подробности?

- Откуда? Были там и знают... Разнюхали!.. Читал я их заметку... То есть так расписал, так расписал, будто собственноручно убивал и грабил, до последней мелочи... Положение трупа, величина раны и даже самый предсмертный стон изображен... все!

- Да кто же они? Кто?

- Кто? Кто? Репортеры газетные, вот кто!..


Опубликовано: Гиляровский В. А. Сочинения в 4-х тт. Т. 2. - М., Изд-во "Правда", 1968.

Гиляровский Владимир Алексеевич (1855 - 1935) - писатель, журналист, бытописатель Москвы.


Вернуться в библиотеку

На главную