З.Н. Гиппиус
О женском поле

На главную

Произведения З.Н. Гиппиус


Сейчас же подумают: какое игривое заглавие! Очень характерно, что так подумают. Я немножко об этой характерности и хочу поговорить.

Статьи о "поэтессах" моего коллеги - критика Мочульского - мне очень нравятся. Такие они тонкие, благожелательные. Я надеюсь, что покончив с поэтессами, г. Мочульский перейдет к беллетристкам и критикессам. Он, очевидно, специализировался на рассматривании искусства с точки зрения женского пола.

Раньше чистых спецов не бывало, хотя о "женском творчестве" писали, конечно. Едва критик брал перо - он начинал писать, как г. Мочульский, т.е. немедленно у него в мыслях все перестраивалось на "женский пол", о котором он с той минуты не забывал, и уже в его луче видел произведения этого самого женского пола.

Каким образом? А вот, возьмем, для ясности, пример погрубее.

Машечка написала рассказ. Рассказ не безграмотный только. Но ведь его "Машечка" написала. Машечка, от которой (тут слепое, но незыблемое, кровное ощущение) совсем ничего ждать нельзя. Следовательно, он - чудо; он, для Машечки, гениален. Его не приходит и в голову, сравнивать с Костиным или Ваниным, а только с тем, что написала Катечка. Она тоже хорошо (ведь Катечка!), но если Машечка грамотнее, то, по сравнению, Машечка прямо удивительна!



Один умный, а, главное, добросовестный литератор, редактор петербургского журнала, с удивлением признавался;

- А ведь, действительно, с женщинами не говорят! То есть нельзя себе представить, чтобы кто-нибудь пошел к женщине со своим, его интересующим, ждал бы ее беседы, хотел бы знать, что она об этом думает... Конечно, если только она не...

Его восторженно перебил молодой студент;

- Это все "человеческое", а женщина выше, выше этого! Женщина не человек, она... Она - зверебог!

- Вы не дали мне кончить, - возразил редактор. - Я это и хотел сказать. Мы не равняемся с женщинами. Не говорим с ними - как друг с другом. Не интересуемся... если, конечно, она не "хорошенькая"...

Мудрая жена поэта Фофанова заранее ни на что не претендовала, и когда ее спросили, не пишет ли она тоже стихов, ответила:

- Нет уж, где уж. Уж мужчина всегда лучше напишет!

Она выразилась слишком прямолинейно, и не в том, пожалуй, дело, что "мужчина" лучше напишет, а в том, что мы, в сущности, никогда и не сравниваем, кто лучше написал, Таня или Ваня; не можем, в голову не приходит, инстинкт не позволяет. У нас две мерки, - само так сделалось, - одна для Вань, другая для Тань.

Сразу скажу, что инстинкт этот - верный, только слепой, и никто не хочет его осмыслить, и редкие в нем признаются. Между тем, подходить с таким инстинктом, слепым, к искусству - не годится. Искусство имеет право не считаться ни с женским, ни с мужским полом, не признавать двух мер, а только одну, свою.

Почему бы нам не утвердить открыто очень обыкновенную истину, что "женский пол" вообще, по самой сути своей, не может ничего творить, ничего созидать? Требовать от него творчества так же неразумно, как от пилы, чтобы она катилась, как колесо, или от колеса, чтобы оно было пилой.

Ну вот, скажут, немало мы знаем женщин, которые творили, писали, - toute proportion gardee [при сравнении одного с другим (фр.)] довольно хорошо? Я не спорю. Во всякой "живой женщине" есть кое-что и помимо "женского пола". И вот этой-то доле "помимо" и предлежит творчество. Только ей. Правда, она, обычно, невелика, превалирующее "женское" давит ее или окрашивает в свой цвет... немудрено, что мы, не разбираясь, огулом говорим: "женский пол" = "женщина". И выдумали такой абсурд, как "женское творчество", пишем о "женской поэзии", не существующем "женском искусстве".

Г. Мочульский, например, действует по правильному, хотя слепому, инстинкту, когда сгоняет вместе "женский пол", их скопом критикует, одну с другой сравнивает. Он очень тонко разберет, чем отличается г-жа Шкапская от г-жи Шагинян. Тот же инстинкт не позволит ему писать вместе о г-же Шагинян... и хотя бы о И. Анненском. Или сказать, как он сказал, о Шагинян: "Иннокентий Анненский - умен и образован..."

Неправда ли, как неуловимо нелепо это звучало бы? Даже представить себе нельзя. Но он пишет о "Машечке"... Она - "умна и образованна"... Машечка, от которой ничего нельзя ожидать. И вдруг, для Машечки, необыкновенные "ум и образованность!"

Искусство, однако, не желает знать никаких слепых инстинктов критика и ни малейших двух мер, одну для Николашечки, другую для Машечки. Оно оскорбляется, если критик подходит к нему с неоторванной мыслью о Машечке и все время, сам не замечая, на Машечку одним глазом косит. Нет уж, не подошло Машечкино "творение" под общую меру - провались Машечка, ничего не поделаешь.

Я знаю, что оторвать мысль о Машечке - необыкновенно трудно. Это ведь даже не мысль, а что-то в крови. Неуследимая какая-то привычка. С самыми добрыми намерениями начинает критик, но и с начала не свободен: либо рука сама тянется к Машечкиной головке - погладит, либо заранее фыркнет презрительно, - это судя по человеку; но искусство в обоих случаях остается без суда и ни при чем.

Попросить, что ли, женщин, для облегчения критиков, скрывать свое авторство, как военную тайну? Заместителей подыскивать? Нет, не согласятся. Они это несчастие критиков даже любят. Недаром кричат: женщине дорогу!

Значит, одно осталось средство: осмыслив темный инстинкт и пользуясь им сознательно - стараться выработать в себе к искусству отношение строгое, суровое до беспощадности... искусство такого отношения, ей-Богу, очень достойно.


Впервые опубликовано: Звено. Париж. 1923. 7 мая. № 14. С. 3.

Гиппиус, Зинаида Николаевна (1869-1945) - русская поэтесса и писательница, драматург и литературный критик, одна из видных представительниц "Серебряного века" русской культуры.


На главную

Произведения З.Н. Гиппиус

Храмы Северо-запада России