Д.И. Иловайский
История России. В 5 томах
Том 3
Московско-царский период. Первая половина или XVI век

Вернуться в библиотеку

На главную


СОДЕРЖАНИЕ


Дорогой памяти
безвременно угасшей дочери своей Варвары Дмитриевны Цветаевой эту часть своего труда посвящает автор - отец

Настоящим томом автор заканчивает времена первой Русской династии, которую можно назвать или по имени Игоря Старого, т.е. первого исторически известного ее родоначальника, или по имени Владимира Великого и Святого, т.е. самого выдающегося из ранних Игоревичей. За прекращением этой династии следует перелом в Русской политической жизни, известный под именем Смутного времени. Этот бурный перелом отделяет древнюю Русь от новой, первую династию от второй, Игоревичей от Романовых. Хотя внешними формами быта общественного, на первый взгляд, XVII век мало отличается от XVI-го, однако, присматриваясь ближе, мы видим уже некоторые довольно существенные перемены. На переднем плане тут представляется значительно более развившееся государственное начало. Старая династия хотя и собрала воедино большую часть раздробленных русских земель, однако она до самого конца не могла отрешиться от системы уделов. Последний удельный князь, царевич Димитрий Углецкий, погиб почти одновременно с прекращением самой династии. После означенного бурного перелома это явление уже более не повторяется в Русской истории. Укрепленное особенно трудами Ивана III и Василия III, патриархальное и вместе строгое самодержавие Московское при Иване IV, как мы видим, приняло характер восточной деспотии или жестокой, ничем не умеряемой тирании. При второй династии это самодержавие является уже с более мягкими чертами, с более общественным и государственным значением. Тем не менее всякий истинно русский человек с чувствами признательности и уважения должен вспоминать о первой династии, вместе с которой Русский народ, на глазах истории, пережил более шести веков своего существования, исполненных и великих дел, и великих бедствий; под водительством которой он сложился в могучую нацию, приобрел обширную территорию и занял подобающее ему место среди других исторических народов Европы и целого мира.

Наука Русской истории несомненно делает большие успехи. Особенно в последнюю эпоху выступило на ее поприще много молодых, свежих сил. Исторический материал, благодаря по преимуществу усердным поискам в архивах и книгохранилищах, растет не по дням, а по часам. Хотя разработка этого материала далеко отстает от его роста, однако и на этом поле видим немало деятелей, которые своими трудами подвигают вперед, так сказать, деятельную обработку Отечественной истории. Постоянно появляются на свете монографии и исследования по разным отделам нашей специальности. Некоторыми из самых новейших детальных работ автор успел воспользоваться только в примечаниях к настоящему тому. А некоторые бытовые стороны русской жизни, представляющие тесную связь XVI века с XVII, имеют быть рассмотренными в следующем томе.

Москва. 1890 г. 20 октября.

I. ЛИТОВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И ПОСЛЕДНИЕ УДЕЛЫ ПРИ ВАСИЛИИ III

Мир с Казанью. - Михаил Глинский и король Сигизмунд I. - Возмущение Глинского и отъезд его в Москву. - Жалобы псковичей на московского наместника. - Василий III в Новгороде и поимание псковских лучших людей. - Посольство дьяка Далматова. - Василий III в Пскове, вывод псковичей и переустройство Пскова. - Дьяк Мисюрь Мунехин. - Кончина королевы Елены Ивановны. - Новый разрыв Литвы с Москвой. - Троекратная осада и взятие Смоленска. - Измена Глинского и Оршинское поражение. - Посредничество императора Максимильяна. - Перемирие. - Татарские отношения. - Присоединение Рязани к Москве. - Нашествие Махмет-Гирея. - Присоединение Северской земли

Заняв великокняжеский престол, Василий Иванович прежде всего постарался оградить его от притязаний племянника и бывшего соперника своего Димитрия Ивановича, когда-то торжественно венчанного на великое княжение. Димитрий подвергся еще более тесному тюремному заключению, которое и свело его в раннюю могилу, спустя года три с половиною. Оставленное им духовное завещание показывает, что, лишенный свободы, он как бы в замен ее был наделен значительным имуществом, т.е. деньгами, платьем, дорогою "рухлядью" и селами.

Мы видим, что последние дни Ивана III были омрачены восстанием казанского царя Махмед Аминя против московской зависимости и нападением на русские пределы. Василий III начал с того, что породнился с семьей казанских ханов. Один из сыновей хана Ибрагима, взятый в плен при Иване III, по имени Худай-Кул, по его собственной просьбе был торжественно окрещен в реке Москве и получил имя Петра (в декабре 1505). Месяц спустя великий князь выдал за него свою Евдокию. Этот царевич Петр занял видное место при Московском дворе среди русских князей и бояр. Дождавшись весны (1506 года), Василий послал для усмирения казанцев Федора Бельского и других воевод с многочисленною ратью; пехота отправилась по обычаю на судах, а конница сухим путем. Главное начальство великий князь вверил своему брату Димитрию Ивановичу, прозванием Жилка, который оказался вождем неопытным и малоспособным (как это нередко бывает с предводителями, назначенными не по заслугам и талантам, а по высокому рождению). Прибыв под Казань с судовою ратью, он не стал дожидаться конницы и сделал приступ, но потерпел поражение; когда же подошла конница, он, не дожидаясь посланных к нему подкреплений, опять сделал приступ, и опять так неискусно, что вновь был разбит, и со стыдом отступил в Нижний Новгород. В Москве начали готовиться к новому походу и завязали сношения с враждебными Казани Ногайскими татарами, когда явилось посольство от Махмед Аминя с просьбою помириться на прежних условиях и с предложением воротить всех пленных. Великий князь, по совету бояр, согласился на эту просьбу, и мир был заключен (1508 г.)*.

______________________

* О заключении и смерти Димитрия: Герберштейн. Лет. Архангел. Никонов. Татищ. Его завещание в С.Г.Г. и Д. I. № 147 и в Древ. Рос. Вивлиоф. Изд. 2-ое. Ч. III. О царевиче Петре (Худай-Куле) см. Соф. лет. (П. С. Р. Л. VI. 51, 244-45). Никон. Воскр. Запись его на верную службу великому князю в С. Г. Г. и Д. I. № 145. Древ. Рос. Вивлиоф. Изд. 2-ое. III и Продолж. Др. Р. Вивл. Ч. V. Вельям. Зернова "о Касимов. царях" I. 177 и далее. О походе на Казань: Лет.Софийск. 2-я, Никонов. "История о Казан. Царстве", "Скифская история" Лызлова. Две последние сообщают о прозвании князя Димитрия Ивановича Жилкою, также летописи Быховца и Стрыйковского.

______________________

В то время главное внимание Московского правительства вновь сосредоточилось на отношениях к своему западному соседу, великому княжеству Литовскорусскому.

Король польский и великий князь литовский Александр Казимирович, узнав о смерти своего тестя Ивана III, думал воспользоваться изменившимися обстоятельствами и завязал с Василием переговоры о вечном мире, требуя возвращения отнятых у Литвы областей. Разумеется, такое требование было отвергнуто, и Александр начал готовиться к новой войне с Москвою, опять приглашая к участию в ней литовского магистра Вальтера Плеттенберга. Но, во-первых, Плеттенберг на этот раз не показывал усердия к войне; а, во-вторых, в это время произошла у короля сильная распря с литовскими вельможами: виновником ее был его любимец, князь Михаил Львович Глинский.

Сей последний происходил от одного знатного татарского выходца времен Витовта; он получил образование за границей, побывал в Испании и Италии, где изменил православной вере своих родителей и перешел в католицизм. Некоторое время он служил при дворе и в войске императора Максимильяна, а также у курфирста Саксонского, славился знанием военного дела, владел обширными землями и многими замками в Литовскорусском княжестве, и в качестве литовского надворного маршала сделался самым приближенным и доверенным лицом короля Александра. Один его брат, Иван Львович, занимал важный уряд в юго-западной Руси; он был воеводою киевским. Другой брат, Василий Львович, также владел в западной Руси многими поместьями и замками. Отличаясь гордостью и властолюбием, Михаил Глинский вооружил против себя многих вельмож, которые, конечно, завидовали его влиянию на короля. Однажды, по его просьбе, Александр отнял Лидское староство у пана Ильинича и отдал его Андрею Дрожжи, клиенту Глинского. Ильинич обратился с жалобою к литовским панам-радам, во главе которых стояли Войтех Табор, епископ виленский, Николай Радивил, воевода виленский, Ян Заберезинский, воевода трокский, Станислав Янович, староста жмудский, Станислав Глебович, воевода полоцкий, и Станислав Кишка, наместник смоленский. Эти радные паны сослались на обязательство, данное Александром при возведении его на литовский престол, не отнимать ни у кого урядов, за исключением таких преступлений, за которые полагалось лишение чести и жизни. На этом основании литовская рада не допустила Дрожжи до Лидского староства и возвратила его Ильиничу. Король, находившийся в Кракове, услыхав о том, сильно разгневался на литовских панов. Есть известие, что, возбуждаемый Глинским, он задумал схватить их и посадить в заключение; для чего призвал их на сейм в Берестье. Но коронный канцлер, Ян Лаский, предостерег о том литовских вельмож, и они отказались войти в замок. Вместе с духовником королевским он отговорил Александра от насильственных действий; тем не менее, король отнял Трокское воеводство у Заберезинского, велел Ильинича посадить в тюрьму, а остальным бслушиикам запретил показываться себе на глаза. Но потом простил их по просьбе польских панов. Вскоре самого Александра постигло несчастие: его разбил паралич. Если верить одному западно-русскому летописцу, это произошло на следующем сейме в Радоме, именно после речи епископа Войтеха Табора, который напомнил королю его присягу соблюдать литовские привилегии и пригрозил небесною карою всякому их нарушителю. От неудачного лечения болезнь вскоре приняла опасный характер. Приехав в Литву, больной король собрал сейм в городе Лиде; но тут пришло известие о вторжении Крымских татар.

Занятые своими внутренними распрями, король и литовские вельможи мало занимались обороною южных пределов, и татарские хищники стали делать почти ежегодные набеги. Особенно сильное вторжение произвели они в августе 1506 года, явясь в количестве двадцати или более тысяч под начальством двух своих царевичей, сыновей Менгли Гирея. Миновав Слуцк, они остановились табором около замка Клецка и распустили свои загоны во все стороны. Пожарное зарево обозначило пути этих хищников, которые принялись повсюду грабить и захватывать людей в плен. Некоторые загоны появились в окрестностях Лиды. Король принужден был спасаться в Вильну, куда отправился на носилках, привязанных между двумя конями, сопровождаемый своею супругою, Еленой Ивановной, епископом Войтехом и коронным канцлером Ласким. До десятка тысяч наскоро собранного литовского войска он поручил великому гетману литовскому Станиславу Кишке и своему любимцу Михаилу Глинскому. Последний поспешил ударить прямо на главный стан прежде, нежели возвратятся к нему распущенные отряды или загоны. В походе Кишка сильно захворал, и все начальство над войском сосредоточилось в руках Глинского. Он напал на татарских царевичей под Клецком и одержал над ними блистательную победу; не только почти все пленные были отбиты, но и большая часть хищников или пала, или была взята в плен. Когда известие об этой победе достигло Вильны, король находился уже на смертном одре. Лишенный языка, он мог только глазами и слабым мановением руки выразить свою радость о победе, и вслед затем скончался. Он оставил по себе память государя чрезвычайно щедрого на подарки и раздачу имений своим вельможам и слугам, чем совершенно истощил государственную казну, и раздарил едва не все казенные земли. Его брак с Еленой Ивановной был бездетен.

Согласно с желанием покойного короля, канцлер Лаский хотел везти тело его для погребения в Краков; но литовские вельможи воспротивились тому; они должны были бы сопровождать его; а между тем, в их отсутствие, Глинский мог воспользоваться своею славою победителя и собранным войском, чтобы захватить в свои руки верховную власть в Литовскорусском княжестве. Короля погребли в Вильне. Вскоре затем прибыл сюда и выбранный великим князем литовским младший Казимирович Сигизмунд, князь Глоговский. Опасения против Глинского не оправдались. Он первый выехал навстречу Сигизмунду и приветствовал его, обещая с своей стороны верную службу. Вслед затем и польские паны-рады выбрали Сигизмунда своим королем.

Когда весть о кончине Александра Казимировича достигла Москвы, Василий Иванович отправил послов под предлогом навестить свою сестру, вдовствующую королеву Елену Ивановну. Но главная цель посольства была иная: он поручал ей внушить литовской раде, "чтобы похотели его государства и службы бы похотели", т.е. чтобы выбрали его, Василия, на литовский престол, обещая ни в чем не нарушать свободы католического вероисповедания. Послам поручено было переговорить о том же предмете с епископом виленским Войтехом, Николаем Радивилом и другими членами рады. Королева отвечала, что, по завещанию ее покойного супруга и по избранию рады, престол уже занял Сигизмунд Казимирович. Любопытно, однако, как рано в Москве проявляется идея о воссоздании западной Руси с восточною не одною только силою оружия, но и другими способами*.

______________________

* О событиях в Литве, см. Летопись Быховца, Деций (De Sigismundi regis temporibus), Матвей Меховий (Chronica regni Poloniae), Мартин Кромер (De origine et rebus gestis Polonorum), Бельский (Kronika), Матвей Стрыйковский (Kronika polska, litewska, zmodska i wszystkiey Rusi). Герберштейн. Родословная Глинских в Акт. Рос. I. Примеч. 60. О переговорах Александра с Плеттенбергом относительно войны с Москвой в Акт. Зап. Рос. I. №№ 220 и 225. Посольство Василия к Елене и панам раде "Дела Польские" в Москов. Арх. М. Ии. Д. № 2. Памятники дипломат, сношений с Польско-Литовским государством в Сборнике Истор. Общ., том 35-й, № 84.

______________________

Сигизмунд, самый младший из сыновей Казимира, вскоре показал, что он далеко превосходил своих старших братьев умом, энергией и политической ловкостью. Природа одарила его, сверх того, величественною наружностью, а также замечательною телесною крепостью и силою: он легко ломал подковы. Едва вступив на польский и литовский престол, он возобновил приготовления своего предшественника к войне с Москвою, чтобы отнять у нее завоеванные Иваном русские области, потеря которых была слишком чувствительна для Литвы. Время для того казалось благоприятным. Москвитяне только что потерпели важные неудачи под Казанью. Сигизмунд вошел в сношение с Магомет Аминем казанским и его вотчимом, Менгли Гиреем крымским, подговаривая их одновременно с литовцами идти на Московское государство. К участию в этом наступательном союзе он приглашал и ливонского магистра Плеттенберга. Приготовляя такую коалицию против Москвы, Сигизмунд отправил к Василию Ивановичу посольство с известием о своем восшествии на престол и вместе с новым требованием об уступке литовских областей, захваченных в предыдущей войне. В Москве на это требование дали прежний ответ, что великий князь никаких чужих вотчин за собою не держит, а держит города и волости свои собственные, наследованные от своих прародителей. На жалобы литовских послов относительно некоторых пограничных обид и захватов со стороны московских людей, московское правительство отвечало исчислением таковых же обид от литовских людей. Дело в том, что благоприятные для Сигизмунда обстоятельства уже миновали. С Казанью Василий успел помириться и мог теперь собранные против нее силы обратить в другую сторону. Крымская орда ограничилась набегом на московские украйны (летом 1507 года); а затем Менгли-Гирей медлил своею помощью, хотя Сигизмунд старался задобрить его большими подарками. Потворствуя его тщеславию, он взял у крымского хана, как бы у прямого наследника Золотой Орды, ярлык не только на земли, которыми владел, на киевскую, Волынскую, подольскую, смоленскую, но и на те города, когорые находились под Москвою, каковы: Чернигов, Новгород Северский, Курск, Путивль, Брянск, Мценск, Великий Новгород, а также Псков, Рязань и Пронск. Ливонский магистр Плеттенберг отказывался от участия в войне и, при посредничестве императора Максимильяна, хлопотал о заключении с Москвою вечного мира. А, главное, в самой Литовской Руси произошло тогда открытое восстание, поднятое Михаилом Глинским.

Со вступлением на престол Сигизмунда, князь Глинский утратил свое первенствующее значение при литовском дворе; мало того, новый король оказывал ему явную холодность и недоверие. Последнее особенно выражалось в том, что у брата его, Ивана Львовича, Сигизмунд отнял киевское воеводство, вместо которого дал новогродское, гораздо менее значительное. С своей стороны враждебные литовские паны старались оскорблять и унижать гордого князя. Ян Заберезинский прямо обвинял его в тайных замыслах и называл его изменником. Глинский тщетно просил короля дать ему суд с Заберезинским. Напрасно он ездил в Венгрию к королю Владиславу, Сигизмундову брату, с просьбою вступиться в его дело. Пылая мщением, он удалился в свои туровские поместья. Говорят, будто, уезжая, он сказал про короля, что вынужден им покуситься на такое дело, о котором после оба они будут горько сожалеть.

В Москве, как видно, зорко следили за всем, что происходило в Литовской Руси. Сюда явились посланцы Василия Ивановича с грамотами, которые приглашали братьев Глинских поддаться с своими землями великому князю Московскому, конечно, подобно тому как поддались князья Воротынские, Одоевские, Белевские, Новосильские и др. Не вдруг Михаил Львович склонился на эти предложения, и, вероятно, только обещания посадить его на древний княжеский стол, киевский или смоленский, побудили его оставить колебания и открыто поднять оружие (1507). Московские войска уже завоевали литовские пределы со стороны Смоленска. Михаил Глинский начал с того, что с семью стами всадников явился под Гродном; здесь внезапным нападением захватил своего главного врага Заберезинского, велел отрубить ему голову и бросить ее в озеро. Потом он соединился с своими братьями, Иваном и Василием, и начал распространять восстание по западной Руси. Братья имели множество приятелей и клиентов между русскими боярами и шляхтой, и, очевидно, хотели стать во главе русской православной партии, которая была недовольна католической литовской династией, т.е. начинавшимися притеснениями своей церкви, и мечтала о восстановлении утраченной самобытности. В следующем 1508 году Глинский широко распустил свои загоны, чтобы препятствовать сбору литовских войск; ему удалось взять Туров, Мозырь и еще некоторые города, и занять их своими гарнизонами. Но его предприятия против Слуцка и Минска не удались. Напрасно он звал к себе на помощь московских воевод, которые воевали земли по верхнему Днепру. По приказу Василия Ивановича, сам Глинский должен был идти туда же на соединение с московскими войсками и вместе с ними осаждать крепость Оршу. Но эта осада затянулась. Между тем Сигизмунд собрался с силами и лично пришел на помощь осажденным. При его приближении московские воеводы, вопреки убеждениям Глинского, уклонились от решительной битвы и отступили за Днепр. Остановясь в Смоленске, король поручил начальство над войском гетману литовскому, князю Константину Острожскому. Это тот князь Острожский, который был разбит москвитянами и взят в плен на Ведроше при Иване III. Василий Иванович выпустил его на свободу под условием службы и пожаловал вотчиной. Острожский дал клятвенную запись служить верой и правдой и никуда не отъехать, за поручительством митрополита Симона, нескольких архимандритов и игуменов. Великий князь поставил его в числе своих воевод; а Константин Острожский, известный своей приверженностью православной церкви, воспользовался первым удобным случаем и бежал в Литву, в то самое время, когда католик Михаил Глинский, наоборот, передался московскому государю.

Впрочем, на этот раз война продолжалась недолго, и окончилась в начале следующего 1509 года. С одной стороны, Сигизмунд опасался, что восстание, поднятое Глинским в Литовской Руси, может распрастраниться и повести к новому отпадению областей в московское подданство, а с другой - Василий Иванович убедился, что помощь, оказанная ему этим восстанием, далеко не соответствовала его ожиданиям. Поэтому он охотно согласился на мирные предложения Сигизмунда. Мир был заключен на основании statu guo; но важно то, что за Москвою утверждены спорные области, захваченные Иваном III. За то братья Глинские поплатились своими владениями в Литовской Руси и должны были искать убежища и новых вотчин у великого князя московского.

Вслед за этим миром Ливонский Орден тоже просил о продолжении истекшего перемирия, заключенного с Иваном III. Перемирие было продолжено на 14 лет*.

______________________

* Герберштейн. Стрыйковский. Кромер (см. его Oratio in funera Sigismundi, где хвалебное описание качеств этого короля.) Летописи Софийская, Воскресенская, Никоновская. Акты к Ист. Зап. России П. №№ 6 (хвастливый ярлык Менги Гирея Сигизмунду), 7, 12, 15, 16, 18, 20, 22, 29 (Жалован. грамота Сигизмунда Конст. Острожскому), 33, 34, 36, 37, 39, 40, 41, 42, 43 (договорная грамота). "Памятники дипломат, сношений" в Сборнике Истор. Общ. т. XXXV. № 84. Соб. Г.Г. и Д. I. № 146 (присяжная запись кн. Острожского Василию Ивановичу, см. также Продолж. Древ. Рос. Вивл. Ч. V.) С. Г. Г. и Д. V, № 57 и Памят. Дипл. Снош. I. 139-158 (Сношения с императором Максимилианом о делах Ливонских). Об западно-русских имениях Глинских, розданных после их измены другим лицам, см. также в Scarbiec diplomatow. II. №№ 2198-2205. Относительно восстания Глинского Герберштейн и Стрыйковский сообщают, что он первый отправил челобитье в Москву; но Соловьев справедливо указывает на свидетельство Рус. Временника, что почин в деле переговоров с Глинским принадлежал Василию Ивановичу. (Ист. Рос. V. прим. 311). Сигизмунд со своей стороны пытался возбудить против Василия его брата Юрия, удельного князя Дмитровского, и предлагал ему свою помощь. (Акты 3. Рос. I. № 19). У Карпова - "История Борьбы Моск. Госуд. с Польско-Литов." (Чтения О.И. и Др. 1866. IV) - указаны некоторые противоречия в хронологических данных этого времени. По словам Воскресен. летописи и Татищева (Чт. О. И. и Д. № 5. М. 1848) Михаилу Глинскому Василий Иванович "дал вотчину Ярославен и Боровск в кормление". Грамота Плеттенберга о 14-летнем перемирии с Москвой в 1509 г. в Supplementum ad Hist. Rns. Monum. № CXI.

______________________


В Москве сознавали непрочность мира с Литвой и воспользовались временным отдыхом, чтобы покончить с самобытностью Пскова - этой последней на Руси вечевой общины. Василий Иванович, верный отцовским преданиям, поступил в этом случае с великим расчетом и крайнею осторожностью.

Последнее время псковской самобытности сопровождалось внутренними распрями и смутами. При частой перемене великокняжеских наместников, присылаемых из Москвы уже без всякого согласия со Псковом; при явном упадке вечевого и посаднического авторитета; при усилении черни, покровительствуемой Москвою, - псковское вече приобрело более шумный и беспорядочный характер; им завладели крикуны, не слушавшие друг друга и часто не понимавшие того, что сами говорили. Вместе с тем упадало правосудие, а безнаказанность поощряла лихих людей; появилось такое хищение общественных сумм, о котором дотоле не было слышно. В 1509 году был пойман в воровстве пономарь Троицкого собора Иван: он брал деньги из ларей, т.е. из общественной казны, хранившейся в кладовой этого собора, и всего успел наворовать 400 рублей. Псковичи пытали его на вече кнутом, и заставили во всем признаться. Это было на маслянице, а весною после Троицына дня живого сожгли на реке Великой.

В начале того же 1509 года Василий Иванович отозвал из Пскова князя Петра Васильевича Великого, а на его место прислал князя Ивана Михайловича Репню Оболенского (из рода суздальских князей), прозванного Найденом. Прозвание это псковичи дали ему по следующему поводу. Обыкновенно, при въезде нового князя-наместника, псковичи выходили к нему навстречу с духовенством и со крестами, причем служили молебен, а потом отводили его в Троицкий собор и там совершали торжественный обряд посажения на стол. Но в Москве такие церемонии считали уже излишними, а потому Оболенский не предупредил о своем приезде и прямо остановился на загородном княжем дворе, где псковичи его и нашли (оттуда и прозвание Найдена). Впрочем, они после того отслужили молебен на Торговой площади и все-таки совершили обряд посажения в Троицком соборе. Этот князь-наместник оказался лют и немилостив до псковичей, особенно до класса зажиточного, помещичьего, так что своими притеснениями и вымогательствами скоро вызвал жалобы великому князю со стороны псковских детей посадничьих и боярских. По-видимому, уже самое назначение Репни Оболенского во Пскове было сделано с расчетом на его характер и на эти жалобы. Великий князь отвечал псковичам, что даст им управу, как скоро приедет в Великий Новгород. В октябре 1510 года он, действительно, прибыл сюда, окруженный многочисленною военною силою. Целью этого военного похода был, конечно, не Новгород Великий, а именно Псков; но псковичи в это время действовали, как бы пребывая в какой-то слепоте, и сами помогали против себя великому князю.

Услыхав о приезде Василия в Новгород, псковичи отправили туда послами двух посадников, Юрия Елисеевича и Михаила Помазова, и по боярину с каждого конца. Посольство поднесло великому князю в дар полтораста новгородских рублей и било ему челом от его отчины Пскова на обиды князя Репин и его людей. Василий принял дар и ласково отвечал, что он хочет "свою отчину жаловати и боронити", а князя Репню обещал обвинить, как скоро соберутся на него многие жалобники. Воротись во Псков, послы на вече передали полученный ими ответ. После того князь Репня Оболенский сам поехал в Новгород к государю с жалобами на псковичей, которые его будто бы "безчествовали". Меж тем посадники собирали тех, кто имел какое-либо челобитье на князя-наместника; посылали разыскивать таковых же по пригородам и всех отправляли в Новгород. В том числе поехали и такие псковичи, которые желали воспользоваться великокняжеским судом во взаимных своих распрях. Так, старый посадник Леонтий бил челом на посадника Юрия Копыла. Последний должен был также ехать в Новгород, чтобы тягаться со своим противником. Этот Юрий вскоре прислал во Псков грамоту с такими словами: "аще не поедут посадники изо Пскова говорити противу князя Ивана Репин, ино будет вся земля виновата". Очевидно, великий князь не довольствовался собравшеюся в Новгороде толпою псковских челобитчиков, а желал вызвать к себе как можно более начальных или лучших людей из Пскова. Тут только в душу граждан запало предчувствие чего-то недоброго или, по выражению их летописца, "псковичем сердце уныло". Однако, они исполнили совет; в Новгород отправились еще девять посадников и купеческие старосты всех рядов. Но великий князь все еще не давал им никакой управы и говорил только; "копитеся, жалобные люди, на Крещение дам всем управу". Когда настал этот праздник (6 января 1510 года), псковичам велено было идти на водосвятие на реку Волхов, куда прибыл великий князь со всеми своими боярами и с духовенством. На ту пору в Новгороде не было владыки: после Серапиона, удаленного в Москву за распри с Иосифом Волонким, новый владыка еще не был назначен. Воду святил епископ Коломенский. После водосвятия все пошли в Софийский собор, а псковичам великокняжие бояре кликнули, что государь велел им всем копиться на владычнем дворе, где он даст им управу. Когда они все собрались сюда, московские бояре отделили псковских посадников, бояр и купцов, и ввели их в палату, а молодшие, т.е. простые люди, остались на дворе. Двери палаты накрепко затворили за лучшими псковскими людьми. Настала решительная минута.

"Пойманы есте Богом и великим князем Василием Ивановичем всея Руси!" - громко молвили им московские бояре.

Этим лучшим людям уже не суждено было увидеть свой родной Псков: им предстоял вывод, т.е. невольное переселение в Московскую область. Их поместили в том же архиерейском доме в ожидании, пока прибудут из Пскова их семьи. А молодших людей, переписав, раздали новгородцам, чтобы те кормили и стерегли их впредь "до управы".

В это самое время один псковский "купчина" Филипп Попович, ехавший с товаром в Новгород, остановился на Веряже (западный приток оз. Ильменя). Туn он услыхал о насильственном задержании своих сограждан. Бросив товар, Попович погнал назад, и, прискакав во Псков, объявил народу, что "князь великий посадников и бояр и жалобных людей переимал". Псковичи были поражены скорбью и страхом. Созвали вече, и начали спрашивать друг друга: "ставить ли щит против государя" и приготовлять ли город к обороне? Но тут вспомнили о своем крестном целовании великому князю, а главное о том, что в его руках находится значительная часть их посадников, бояр и других лучших людей, без которых трудно было что-либо предпринять. Пока граждане раздумывали, не зная на что решиться, из Новгорода приехал один из задержанных там купцов, по имени Онисим Манухин, с грамотою от своих товарищей. Московские бояре уже успели войти в переговоры с захваченными псковскими лучшими людьми, объявив им, что государь за неправды их посадников и судей должен возложить на них свою великую опалу, но что он, однако, оказывает им милость и требует только снятия вечевого колокола и водворения своих наместников, которые будут судить во Пскове и по пригородам. В противном случае великий князь грозил войною и большим кровопролитием. Лишенные свободы, псковичи согласились на эти требования и принесли присягу на верное служение государю. В грамоте, которую привез Онисим Манухин, они извещали своих сограждан, что уже дали государю крепкое слово на его требования за себя и за всю Псковскую землю. Выслушав эту грамоту, псковское вече отправило в Новгород гонцом сотского Евстафия с смиренным челобитьем, чтобы государь сжалился над своею "старинною отчиною". Очевидно, псковичи надеялись изъявлением полной покорности смягчить великого князя и отдалить от себя судьбу, постигшую их старшего брата, т.е. Великий Новгород. Наивная надежда.

В Псков приехал от великого князя дьяк Третьяк Далматов. 12 января, в субботу, уже довольно поздно, собралось вече у Св. Троицы. Подле Троицкого собора находился возвышенный помост или "вечевая степень". Далматов взошел на степень и прежде всего сказал Пскову поклон от великого князя. А затем объявил две его воли: первая, чтобы вече более не было и колокол вечевой снять: вторая, чтобы посадников более не было, а быть в городе двум наместникам и по пригородам тоже быть наместникам. "А только тех двух воль не сотворите, - заключил дьяк, - ино как государю Бог по сердцу положит, ино у него много силы готовой, и то кровопролитие на тех будет, кто государевы воли не сотворит; да государь наш князь великий хочет побывати ко связей Троицы во Псков". Окончив свое слово, Далматов сел тут же на степени, в ожидании ответа.

Хотя суровые московские требования уже не составляли никакой неожиданности, однако, псковичи были сильно смущены и молча проливали слезы. Наконец, попросили сроку до следующего утра, чтобы подумать об ответе.

Тяжела была наступившая ночь; в городе слышались плач и стенания, граждане, очевидно, не могли придумать ничего другого, кроме покорности.

На рассвете воскресенья 13 января вечевой колокол в последний раз собрал псковичей на вече. И тут посадник, от имени города, дал такой ответ Далматову:

- "В наших летописцах записано крестное целование псковичей прадеду, деду и отцу государя, на том, чтобы нам не отойти от великого князя, который будет на Москве, не отойти ни к Литве, ни к немцам, а если сие учиним или начнем жить без государя, то да будет на нас гнев Божий, глад и огонь, и потоп, и нашествие поганых; а если государь наш великий князь не учнет нас в старине держати и то крестное целование не будет соблюдать, на него такой же обет, как и на нас. А ныне волен Бог, да государь в своей отчине во граде Пскове и в нас, и в колоколе нашем. А мы прежнего своего целования не хотим изменити и на себя кровопролитие Припяти, и на государя своего руки подняти, и в городе заперетися не хотим. А государь наш князь великий хочет Живоначальной Троице помолитися и в своей отчине побывати, и мы своему государю рады всем сердцем; да не погубит нас до конца".

Вечевой колокол немедленно спустили с Троицкой звонницы. Смотря на него, граждане горько плакали о своей старине и минувшей вольности. В ту же ночь Третьяк Далматов повез его в Новгород к великому князю.

Спустя несколько дней, во Псков прибыли с передовым военным отрядом московские воеводы: князь Петр Великий, Хабар и Челяднин, и начали приводить граждан к присяге. За ними следовал сам государь с главными силами. Псковские посадники, бояре и дети боярские отправились встречать его в селение Дубровну, т.е. на самую границу своей земли. 24-го января в четверг Василий Иванович вступил во Псков. Граждане вышли к нему на встречу за три версты от города, и ударили ему челом в землю. Василий спросил их о здоровье.

- "Ты бы, государь, наш князь великий, царь всея Руси, был здоров!" - получил он в ответ.

Прибывший наперед его коломенский владыка Вассиан Кривой сказал псковским священникам, что великий князь не велел им выходить далеко к нему на встречу со крестами. Поэтому духовенство ожидало его со крестами на Торговой площади. Тут Василий слез с коня, принял благословение от владыки и отправился с своею свитою в собор св. Троицы, где отслужили молебен и пропели многолетие государю. После чего владыка Вассиан, осенив великого князя крестом, сказал:

- "Да благословит тебя Господь Бог, Псков вземши".

Услыхав такое приветствие, бывшие в церкви псковичи оскорбились и горько заплакали. Очевидно, москвичи не ценили их покорность и относились к ним как к побежденному неприятелю. "Бог волен, да государь, а мы изстари были отчиною его отцов и дедов, и прадедов!" говорили граждане.

Но мера их страданий еще далеко не исполнилась.

В ближнее воскресенье, 27-го января, великий князь позвал на свой двор псковских посадников, детей посадничьих, бояр, купцов и житьих людей, говоря: "хочу вас жаловати своим жалованьем". Когда псковичи собрались на двор, повторилось то же, что произошло в Новгороде. На крыльце стоял князь Петр Васильевич Великий, бывший прежде наместником во Пскове и, следовательно, хорошо знавший лучших людей: он выкликал поименно посадников, бояр и старейших купцов, приглашая их войти в гридню. Там вошедших московские бояре немедленно "отдавали за приставы", т.е. под стражу московским детям боярским. А молодшим людям, оставшимся на дворе, Петр Васильевич сказал: "до вас государю дела нет, а до которых государю дело есть, тех он к себе емлет того для, что вы бивали на них челом не одинакова, что вам от них чинится продажа и сила великая, а вас государь пожалует грамотою своею жалованною, как вам вперед жити". С тем отпустил их со двора. Лучшим же людям, задержанным в гридне, объявлено, что "во Пскове им оставаться непригоже по причине многих на них жалоб и что государь жалует их своим жалованьем в Московской земле". На другой же день их с женами, детьми и легким имуществом отправили в Москву в сопровождении отряда боярских детей. С ними посланы также жены и дети тех псковичей, которые были прежде задержаны в Новгороде. Всего тогда выведено было из Пскова 300 семей. На место их во Псков переведено было столько же семей из торгового сословия разных московских городов. При самом размещении их во Пскове приняты такие меры, которые лишали его всякой возможности затеять какое-либо возмущение против московского государя, подобное новгородскому 1480 года. Во-первых, псковский детинец или Кром (т.е. Кремль) был совершенно очищен от построек или клетей, наполненных частным имуществом (которое хранилось здесь для большей безопасности). На их месте назначено построить государев двор и его хлебные житницы. Далее, в Среднем городе, примыкавшем к Домонтовой стене детинца, все дворы отобраны также на государя и розданы переселенцам из Москвы, а прежние их обитатели переведены в Окольний город и на посад. В Среднем же городе помещены были дворы московских наместников, а при них, в виде гарнизона, тысяча московских боярских детей и пятьсот новгородских пищальщиков. Сообразно с этою мерою уничтожен и главный городской торг, находившийся в Среднем городе. Вместе с тем изменены и самые условия торговли: прежде во Пскове торговля была свободная; в городе не было застав или колод для взимания пошлин с привозимых товаров, а теперь московские гости, по приказу великого князя, установили московскую тамгу; въезды и выезды стали охраняться московскими пищальниками и воротниками. Деревни псковских бояр, сведенных в Москву, великий князь роздал своим боярам и служилым людям. Во Пскове он посадил двух наместников, Григория Федоровича Морозова и Ивана Андреевича Челяднина, и двух дьяков - Мисюря Мунехина и Андрея Волосатого; назначил 12 городничих, которые заведовали городскими укреплениями, огнестрельным снарядом, пищальниками и воротниками (вероятно, двух для Пскова, а остальных - для его десяти пригородов). Кроме того, определил 12 старост из коренных обывателей и столько же их новых, т.е. московских переселенцев. Эти 24 человека должны были по очереди присутствовать на суде наместников и их тиунов. В память псковского взятия Василий Иванович велел соорудить тут церковь во имя Ксении, ибо он прибыл во Псков в день ее памяти. Целые четыре недели он прожил здесь, перестраивая старую вечевую общину на московский лад. На второй неделе поста в понедельник Василий, наконец, выехал из Пскова, причем захватил с собою и другой, меньший, вечевой колокол или так называемый Корсунский вечник.

Хотя великий князь, согласно помянутому его обещанию молодшим людям, дал Пскову новую уставную грамоту, по которой его наместники в городе и по пригородам должны были творить суд и правду, однако, с его отъездом немедленно начались жестокие притеснения населению и вымогательства от наместников и их тиунов. Так, например, их приставы начали с подсудимых взимать от поруки по пяти, семи и даже десяти рублей; а если псковитин не дает этих денег, ссылаясь на грамоту великого князя, то его подвергали нещадным побоям. Присутствие на суде выборных городских старост, очевидно, не сдерживало произвола московских чиновников, смотревших на суд как на средство наживы. От их насилия и поборов многие жители покинули свои дома и семьи, и разбежались по иным городам; многие уходили в монастыри и постригались; торговые иноземцы также разъехались по своим землям; остались только те псковичи, которым некуда было деться; так как, по выражению их летописца: "земля не разступится, а вверх не взлететь".

Живо и поэтично изображает этот летописец картину бедствий, обрушившихся на его родной город:

"О славнейший граде Пскове великий! почто бо сетуешь и плачешь? - Отвечает прекрасный град Псков: как мне не сетовати, не плакати и не скорбети о своем опустении? Прилетел на меня многокрылый орел, исполненный львиных когтей, и взял от меня три кедра Ливанова, красоту мою, богатство и чада мои похитил. Божьим попущением землю пусту сотворили, град наш раззорили, люди мои пленили; одни торжища мои раскопали, а другие коневым калом заметали; отцов и братию нашу развели туда, где не бывали отцы и деды и прадеды наши, а матерей и сестер наших в поругание дали. Многие во граде постригались в чернецы, а жены в черницы, не хотя идти в полон во иные грады... Мы не покаялись, но на больший грех превратились, на злые поклепы и лихия дела и на вече кричание, не ведая главою, что язык глаголеть; не умея своего дому строити, хотим град содержати... И у наместников, и у их тиунов, и у дьяков великого князя правда их, крестное целование, взлетела на небо и кривда в них нача ходити, и нача быти многая злая от них, были немилостивы до пскович; а псковичи бедные не ведали правды московския".

Великий князь однако не одобрил поведение своих первых двух наместников во Пскове. В следующем 1511 году он сменил их; а на их место назначил уже знакомого псковичам князя Петра Великого и князя Семена Курбского. Местный летописец замечает, что эти наместники были добрые, и при них начали возвращаться на родину те псковичи, которые разбежались было от насилия их предшественников. Великий и Курбский оставались во Пскове четыре года. Вообще, наместники здесь менялись довольно часто; но один из двух назначенных сюда дьяков, Мисюрь Мунехин, заведовавший приказными делами, оставался неизменно до самой своей смерти (1528 г.). Пользуясь доверием великого князя и умея поминками задабривать его приближенных, этот опытный, умный дьяк сосредоточил в своих руках почти все управление вновь присоединенной области, т.е. ее дела гражданские и церковные, руководил ее внешними отношениями к соседям-немцам и постройкою новых укреплений во Пскове. Мунехин явился здесь самым видным проводником московской государственности и московских обычаев. Между прочим, любопытны его отношения к сфере церковной.

Верстах в пятидесяти от Пскова, почти на самом рубеже с Ливонией, не задолго до того времени возникла небольшая обитель с двумя храмами, одним пещерным во имя Успения Богородицы, другим нагорным во имя преподобных Антония и Феодосия - очевидно, в подражание монастырю Киево-Печерскому. Во время предыдущей Ливонской войны она подверглась разорению. Дьяк Мисюрь вместе с своим подьячим Ортюшою-псковитином излюбили это место, начали посещать его в богородичные праздники в сопровождении многих людей, одели и кормили братию. Это привлекло и других богомольцев; слава обители росла вместе с молвою о совершавшихся в ней исцелениях. Мисюрь на собственное иждивение раскопал гору; возвел при старой пещере новый храм и братские келии; возил по большим праздникам отсюда великому князю просвиры и святую воду, и, таким образом, сделал эту обитель известного и чтимою в самой Москве. Возобновленный им и устроенный Псково-Печерский монастырь явился потом не только одной из главных святынь Псковской земли, но и важным оплотом ее от Литвы и Ливонских немцев, благодаря своим крепким каменным стенам с башнями. Далее, Василий Иванович, по-видимому, имел намерение осуществить давнее стремление псковичей к самостоятельной епархии, т.е. к церковному отделению от Новгорода: теперь обе общины были присоединены к Москве и она могла бы беспрепятственно произвести это отделение. Когда в 1528 году новгородский владыка Макарий приехал во Псков на обычный месячный подъезд, тут неожиданно для него дьяк Мунехин показал ему великокняжескую грамоту, по которой ему дозволялось оставаться во Пскове не целый месяц, а только десять дней. Вероятно, эта мера должна была служить переходом к отделению псковской епархии от новогородской. Однако, дальнейших мер не последовало, и прежнее положение удержалось еще на целые шестьдесят лет. Но именно в том же 1528 году умер скоропостижно дьяк Мунехин, и погребен в помянутом Печерском монастыре. Может быть, с его-то смертью и пришла в забвение мысль об основании псковской епархии. После его смерти, по приказу великого князя, производился какой-то розыск об его "животах", т.е. об его имуществе, причем близкий Мунехину человек, подьячий Ортюша, подвергся пытке. По-видимому, дело это возникло по жалобе племянников Мунехина, обманувшихся в надежде получить от него большое наследство. У него найдены были только записи, кому и сколько денег он роздал на Москве (или в долг, или в поминок), боярам, дьякам и детям боярским. Великий князь велел все эти деньги взыскать в собственную казну. Летописец иронически замечает, что после Мисюря дьяки часто менялись и были они "мудры, а земля пуста, и начала казна великого князя во Пскове множиться, а из дьяков ни один не съехал по здорову в Москву, все воевали друг на друга". В псковских городах московские наместники утесняли и разоряли граждан, в особенности "подметом и поклепом", т.е. привлекая их к суду с помощью ложно взводимых преступлений.

Так окончила свое почти двухсотлетнее самобытное существование псковская община. Зависимость от Москвы была уже настолько велика, а меры, принятые Василием III, были так обдуманы, что присоединение Пскова совершилось без всякого пролития крови. Впрочем, материальными силами и политическими преданиями он не мог тягаться с своим старшим братом - Великим Новгородом. Не захотел он также изменять общерусскому отечеству и искать союза с исконными своими врагами немцами или вступать в подданство католического короля Польши и Литвы, чтобы противопоставить их Москве. К тому не встречаем никаких даже попыток, хотя во Пскове не было, конечно, недостатка в людях, предвидевших близкое падение самобытности. С глубокой скорбью, но тихо, с молчаливым достоинством подчинился Псков своей участи, и в этом отношении остался верен своему общему историческому характеру, бесспорно имеющему многие светлые, симпатичные стороны. Объединение Псковской земли с Московским государством, как мы видели, сопровождалось насильственным выводом или переселением ее лучших людей (впрочем, далеко не в таких огромных размерах, как в Новгороде) и важными перемещениями в самом городе. Все это, конечно, стоило больших экономических или имущественных потерь; затем объединение земли усилилось от грубости и неправосудия московских наместников, тиунов и дьяков. Объединение, смешение с московскими переселенцами и влияние московских порядков не замедлили обнаружиться и на самих нравах. По замечанию наблюдательного иностранца той эпохи (Герберштейна) на место прежних гуманных и общительных псковских нравов появились испорченные московские; прежде в торговых делах псковичи отличались честностью и верностью своему слову, а теперь стали прибегать ко лжи и обманам. Хотя подобное свидетельство не чуждо пристрастия и преувеличения, но несомненно оно заключает в себе долю правды. Огрубение нравов, впрочем, по разным признакам, и здесь началось уже прежде*.

______________________

* Наиболее подробное повествование о "Псковском взятии" в так наз. Первой Псков, летописи, (П. С. Р. Л. т. IV. 283-289).Короткое известие в других летопис. сводах. Пособия: Митроп. Евгения "История княжества Псковского". Костомарова "Северно-рус. Народоправства". Т. 1. Беляева "История города Пскова" и Никитского "Очерк внутренней истории Пскова". "Псково-Печерский монастырь". Спб. 1860. Костомаров и Никитский ссылаются еще на неизданное и более подробное летописное повествование, хранящееся в Румянц. музее (№ 255). Помянутая Псковская летопись определяет число дворов Псковского среднего города или Застенья в 6500 - число сомнительное, т.е. явно преувеличенное; а относительно пригородов говорит, что их "было в Псковской земле десять" и два городища, Кобылье и Вышегородище. Гербернштейн Rer. Mosc. Comm. Кроме замечания об испорченности нравов, он сообщает явно неверное известие о какой-то "измене, некоторых священников", вследствие которой Василий уничтожил самобытность Пскова. Проф. Никитский в помянутом своем сочинении (стр. 290) правдоподобно объясняет происхождение такого известия неверно понятым слухом о происшествии 1499 года, когда новогородский архиепископ Геннадий приехал на свой подъезд в Псков и хотел совершать обычное соборование в храме Св. Троицы; но Псковичи старались помешать этому соборованию и запретили просвирням печь для него просфоры. Дело в том, что в это именно время Иван III, назначив своим преемником внука Димитрия, вздумал было отдать Василию на правах удельного князя землю Новогородско-Псковскую; но Псковичи, подчиняясь Московскому великому князю, отнюдь не желали войти в состав удельного княжества. Они конечно опасались, что владыка на соборовании будет провозглашать молитвословие о здравии Василия как Псковского князя, и потому не давали Геннадию соборовать, прося его подождать, пока воротится их посольство, отправленное к Ивану III именно по поводу его намерения отдать Новгород и Псков Василию. (Псков. I. лет. 271). Намерение это потом само собой было оставлено вместе с известной переменой в положении внука и сына. Но Василий по-видимому с неудовольствием вспоминал об этом споре, поднятом псковичами. В одном списке Псковской первой летописи по поводу Псковского взятия встречаем следующее место: "Вина их была: что был архиепископ Геннадий в Пскове, и псковичи своим попам Троицким не велели с владыкой дружить, а просвирницам просвир про владыку не велели печи". (П. С. Р. Л. IV. 287).

______________________

Покончив с псковскою самобытностью, московский государь возобновил борьбу с польско-литовским королем.


Заключенный в 1509 году мир оказался только небольшим перемирием. Пограничные ссоры и взаимные обиды не прекращались и служили постоянным предметом жалоб и пререканий с обеих сторон. Но главным поджигателем к новой войне, по-видимому, служил Михаил Глинский с его неудовлетворенным честолюбием и обманутыми надеждами. Сигизмунд опасался этого беспокойного врага и не раз, хотя тщетно, просил его выдачи, обвиняя его то в смерти своего брата, Александра Казимировича, то в изменнических сношениях с датским королем. Глинский в свою очередь воспользовался положением вдовствующей королевы Елены Ивановны, чтобы обострить московско-литовские отношения. Устраненная по смерти мужа от всякой политической роли, Елена предавалась хозяйственной деятельности и попечениям о своих литовских имениях, данных ей Александром и Сигизмундом, разъезжала по своим волостям, выдавала разные грамоты относительно их управления, и, верная привычкам своего рода, копила себе большую казну. Василий Иванович, при частых посольских сношениях с польско-литовским двором, постоянно справлялся, нет ли каких обид его сестре, не принуждают ли ее к латинской вере, держат ли в чести? Очевидно, высшее католическое духовенство Польши и Литвы продолжало с неудовольствием смотреть на вдовствующую королеву, столь непоколебимую в своем православии; а под влиянием духовенства литовские католические вельможи также стали относиться к ней недружелюбно; вероятно, кроме того, они с завистью смотрели на ее имения и богатую казну. Как бы то ни было, только в 1512 году в Москву пришла следующая жалоба от Елены Ивановны: собралась она из Вильны, по обычаю, ехать в свое имение, в город Бреславль, куда послала уже наперед себя своих людей. Вдруг воеводы виленский Николай Радивиль и трокский Григорий Остыков с другими панами не только не пустили ее в Бреславль, но вывели ее из храма Пречистые, взяв за рукава; насильно посадили в сани н отправили в Троки, говоря, будто она хочет уехать в Москву со всей своей казной, а из Трок отвезли ее в жмудское местечко Бирштаны; именья и казну у нее отняли, людей ее разогнали и держат ее в неволе.

Василий немедленно послал к Сигизмунду с запросами и укоризнами. Сигизмунд отвечал, что никакого насилия Елене не было, а только ее просили не ездить в Бреславль по причине небезопасности пограничных мест. Но вслед затем пришло из Литвы другое более скорбное известие: Елена, находясь в неволе, внезапно скончалась. Дело не обошлось, конечно, без молвы о том, что смерть была насильственная. Такую молву особенно поддерживал Михаил Глинский, который узнал даже подробности этого темного дела и подал о них запись государю. А именно: Елена из своей неволи посылала к королю Сигизмунду жалобу на своих притеснителей, но король никакой управы не учинил. Тогда помянутые литовские паны умыслили на ее жизнь; они подкупили трех человек из прислуги, в том числе собственного ключника королевы, Митьку Иванова, и прислали им лихое зелье. Это зелье подмешали в мед и дали испить королеве в четверг на всеедной неделе. К вечеру ее не стало. С той вестью пригнал в Вильну к панам ключник Митька. Николай Радивил принял его на свою службу и наградил имением. Правда ли все это, о том историку приходится сказать вместе с русскою летописью: "Бог весть". Но невероятного тут ничего нет.

Другая еще более важная причина разрыва заключалась в коварной политике Сигизмунда по отношению к Крымской Орде. Усердными подговорами, подарками хану, его царевичам и вельможам Сигизмунду удалось разрушить долголетний союз Менгли-Гирея с Москвою и вооружить против нее Орду. Несмотря на недавно заключенный мир с Василием, король вступил в тайный договор с ханом и обязался платить ему ежегодно по 15000 золотых, если татары будут воевать Московское государство. Менгли-Гирей был уже стар и не мог держать власть твердою рукою, а его буйные сыновья жаждали добычи. В течение 1512 года Крымские татары, под начальством царевичей Ахмата и Бурнаш-Гирея, сделали три набега на Белевские и Рязанские украины и подступили, хотя безуспешно, к самой Рязани. С этого времени открылся длинный ряд опустошительных набегов Крымской разбойничьей орды, имевших неисчислимые последствия для всего Московского государства.

Москва имела в Крыму своих доброхотов и Немедленно узнала о договоре Литвы с ханом, а также о военных приготовлениях Сигизмунда. В думе великокняжей решено было предупредить врага. Василий послал королю "складную грамоту" или объявление войны, и вслед затем зимою 1513 года сам выступил в поход с Михаилом Глинским, воеводами Даниилом Щенею и Репнею Оболенским. На этот раз предпринятая война имела определенную цель: возвращение от Литвы древнего русского города Смоленска с его областью. Осада этого города продолжалась шесть недель. Смоленск, расположенный по крутым холмам Днепровского берега, был хорошо укреплен. Великий князь попытался взять его нечаянным ночным приступом и для ободрения людей велел им выкатить бочку меда и пива. В полночь полупьяные пищальники полезли на укрепления, а "посоха" (пешая рать, набранная из крестьян) несла за ними примет; но приступ был отбит с большими потерями. Василий воротился в Москву, а летом того же года он вновь осадил Смоленск. Меж тем другая рать, собранная в Новгородской и Псковской области, ходила на Полоцк, а оттуда пришла также к Смоленску. Хотя москвитяне выиграли открытую битву под Смоленском, однако осада его и на этот раз не удалась. Московский пушечный "наряд", огражденный турами, громил стены, но действовал неискусно; а то, что он разрушил днем, осажденные успевали исправлять ночью. Опять Василий воротился в Москву, ограничась опустошением литовских пределов. Однако, решено было добывать Смоленск во что бы ни стало, и не медля начали готовиться к новому походу. С особенным усердием хлопотал о том Михаил Глинский, которому, как говорят, Смоленск был обещан на правах удельного княжения. Он посылал верного человека в Силезию, Чехию и к немцам, чтобы нанимать там в московскую службу людей, хороню знавших военное дело. Такие люди, действительно, были наняты и прибыли в Москву через Ливонию.

Император Максимильян не только держал сторону Москвы, но и усердно возбуждал ее к войне. Он имел виды на Чехию и Венгрию, которыми владела тогда династия Ягеллонов, в лице старшего Сигизмундова брата Владислава Казимировича. Этим видам Габсбургского дома сильно противодействовала национальная венгерская партия, во главе которой стоял знатный магнат граф Иоанн Заполыя; а король польско-литовский Сигизмунд не только дружил с этой партией, но и вступил в брак с сестрою Иоанна Заполыи, Варварою, в 1512 г., чем сильно вооружил против себя Максимильяна. Этот последний предложил свой союз государю Московскому и к тому же союзу привлек молодого тевтонско-прусского магистра Альбрехта Бранденбургского, который хотя по матери и был родной племянник Сигизмунда польско-литовского, но стремился уничтожить вассальную зависимость своего ордена от польского короля и воротить прусские города, отнятые поляками при Казимире IV. Кроме Тевтонского ордена, Максимильян старался привлечь к тому же союзу датского короля Христиана II, женатого на его внучке Изабелле. Михаил Глинский, хорошо знакомый с отношениями германских владетелей и с некоторыми из них самих, был душою их переговоров о союзе с Москвою против Польши.

Зимою 1514 года цесарский посол (Шнитценпайнер) прямо от тевтонского магистра Альбрехта прибыл в Москву, где именем императора заключил с великим князем формальный договор о союзе против польского короля. С договорной грамотой он отправился в Германию в сопровождении московских послов, и Максимильян присягою подтвердил договор. А летом того же года Василий Иванович в третий раз подступил к Смоленску. На этот раз москвитяне выставили большое количество пушек и пищалей, которыми принялись громить город неустанно; в то же время делали частые приступы. Смоленский воевода Юрий Соллогуб продолжал мужественно обороняться и отбил несколько приступов. Наконец, разрушение и пожары, произведенные в городе московскими ядрами, привели жителей в уныние, и они начали требовать сдачи. (Есть известие, что Глинский вошел с ними в тайные переговоры). Тщетно Соллогуб говорил, что сам король вскоре явится на выручку города; русские граждане и духовенство, с владыкою Варсонофием во главе, ударили челом великому князю, чтобы он унял свой меч, и отворили ему ворота. 31-го июля, по распоряжению Василия, Даниил Щеня вступил в город, привел его жителей к присяге на верность своему государю и сменил литовский гарнизон московским. На следующий день сам великий князь с своими братьями и боярами торжественно въехал в Смоленск, встреченный на посаде народом и духовенством с иконами и крестами. В соборном Успенском храме пели благодарственный молебен, после которого протодьякон с амвона велегласно провозгласил многолетие великому князю, повторенное епископом со всем освященным собором и певчими на обоих клиросах. Епископ благословил государя крестом и сказал: "Божией милостию радуйся преславный царю Василий, великий князь, всея Руси самодержец на своей отчине и дедине града Смоленска, на многие лета!" После того подходили к Василию с тем же поздравлением его братья, бояре, воеводы и прочие московские люди, а также местные бояре и граждане. Смольняне обнимались с москвичами и друг с другом, радуясь своему освобождению от Литвы, под которою находились более ста лет. Было общее ликование. Отслушав литургию и побывав на древнекняжеском дворе, великий князь воротился в свой стан. Сюда призывал он смоленских бояр, лучших граждан и детей боярских, угощал их обедом, оделял соболями, бархатом, аксамитом, камками, деньгами. Те западнорусские служилые люди, которые остались и вступили в службу московскую, получили награды по два рубля и по сукну на платье, а которые не захотели остаться, получили по рублю и отпущены в Литву. Юрий Соллогуб пожелал воротиться к своему королю, и был отпущен; но в Польше его судили как изменника и отрубили ему голову. Вообще Василий Иванович обошелся с смольнянами очень милостиво, совсем не так, как с псковичами. Не было ни вывода, ни отобрания имущества. В Москву переселялись только желающие, и тем давали при этом вспоможение. Особой жалованной грамотой Василий подтвердил за духовенством, боярами и прочими смоленскими людьми их земли и владения, а также те льготные судебные и гражданские уставы, которые даны были смольнянами великими князьями литовскими, причем освободил их от ежегодной сторублевой дани, взимавшейся с города прежними государями (5).

______________________

* Памятники Дипл. Снош. в Сборнике Истор. Общества. Т. XXXV, № 85. О задержании Елены и ее отравлении см. стр. 523 и 524 в речах московских бояр королевским послам при переговорах 1517 года. О задержании Елены кроме того в Акт. Зап. Р. П. № 80. Что именно Глинский составил запись об отравлении ее - о том есть прямое указание в "Описи Царского Архива" (Акты Археог. Эксп. № 289), где сказано: "да запись, что дал князь Михайло Глинский о королеве и великой княгине Олене, как ей зелье давал Сопегин человек". В указанном выше дипломатическом акте отравителями Елены, кроме ее ключника Митьки Иванова, названы Гетофт Волынец и Мищка Федоров "Ивашкин человек Сопегин". В Никонов. Воскрессн. и у Татищева под 1513 г. есть известие о заключении Елены литовскими панами в Бершт(ан)ы, с прибавлением следующего: "а королевы Елены в той нужи и в животе не стало. Бог весть которыми делы"! Литовские посольские речи о пограничных обидах и Михаиле Глинском в Акт. Зап. Р. П. №№ 49, 57 и 80. Грамота Елены, относящаяся к ее хозяйственным распоряжениям ibid. № 81. О договоре Сигизмунда с Менгли Гиреем и обязательстве платить хану по 15.000 червонных злотых говорит Стрыйковский кн. XXIII. Раздел 6. О нападении сыновей Менгли Гирея на московские украйны летоп.: Соф. Воскр. Никонов. О стараниях Максимильяна составить коалицию против Польши после брака Сигизмунда с Варварой Запольской см. исслед. проф. Бацера "Сношения России с Германией в XV и XVI веках" (Ж. М. Н. Пр. 1870 г. Март), со ссылками главным образом на Acta Tomiciana. Ed. Dzialynski. T.I., II и III. Эти акты между прочим говорят, что Максимильян в 1513 году отправил морем из Любека в Москву "отряды пехоты, орудия и несколько итальянцев и немцев опытных в осаде крепостей", а саксонский подданный Шлейниц, агент Глинского, вербовал для России солдат в Германии, Силезии, Богемии и отправлял их через польские и прусские владения (т. II. №№ 143, 178-181). О приезде в Москву цесарского посла Шнитценпайнера и "докончальных грамотах" упоминают лет. Воскр. и Никонов. А самые грамоты напечатаны в С. Г. Г. и Д. V. №№ 66 и 67. В немецком переводе договорной грамоты слово "царь" везде передано словом Kayser. Этот перевод снабжен собственной подписью Максимильяна и золотой печатью. Об участии Глинского в падении Смоленска и обещании ему Смоленского княжения говорят Герберштейн и Стрыйковский. Немецкое известие, сообщенное Прусскому великому магистру, прибавляет, будто Глинский, извещая Василия о сдаче города, сказал: "я тебе дарю давно желанный тобою Смоленск; что ты подаришь мне"? "Княжество в Литве" - отвечал Василий. Supplem. ad. Hist. К. Mon. № CXLVI. Ibid. см. грамоты Прусс, магистра к разным владетелям относительно Московско-Польской войны CXLIII и далее. Жалованная грамота Василия III Смольнянам в С. Г. Г. и Д. I. № 148. Вот некоторые Смоленские уставы и льготы по этой грамоте: "А кто изымав приведет татя с поличным к нашим наместникам, и поличное отдати назад истцу, а наместником нашим в то у них не вступатися. Также нашим наместникам и всем урядникам Смоленские земли корчем не держати; а недельщикам наместничим имати хоженое с рубля рижскаго по два гроша. С которого товару имали весчаго с воску и с меду и с соли и с иного товару; тем есми их пожаловал мещанам и черным людям то весчее имати на себя. А боярам мещан и черных людей в закладни не принимати, а мещанам и черным людям под наши гонцы (а также под наместничьи) подвод не давати, а держати подводы нашим ямщикам, и посте давати от подвод потомуж как и в наших землях. А езу давати им довотчику на милю по грошу, а на правду пдвое. А чрез поруку людей в железа не ковати и в тюрьму не метати. А сокольничий наш и наместника с мясников на посаде, который убьет, с яловицы по грошу. А конюшие с конского стада и с животиннаго на лето емлют по 12 грошей. А от ябедников мещан и черных людей беречи. А мировая куница и свадебная имати по шти грошей; а со вдовы имати потомуж, которая пойдет замуж".

______________________

Спустя несколько дней по занятии Смоленска, Василий Иванович отправил воевод для отобрания других городов Смоленской земли. Князь города Мстиславля сам передался москвитянам и оставлен в своем Мстиславском уделе. Жители Кричева и Дубровны также добровольно присягнули на московское подданство. Меж тем Сигизмунд, шедший с польско-литовским войском и наемными отрядами чехов, немцев, венгров и пр. на выручку Смоленска, достиг Минска, когда узнал о взятии этого города. Василий отрядил навстречу неприятелю Глинского, двух братьев Булгаковых, Челяднина и некоторых других воевод. Москвитяне стояли под Друцком, а король подвинулся к Борисову, когда обнаружилась измена Глинского. Великий князь, конечно, не для того возвратил России Смоленск, чтобы создавать из него особое княжение для литовского выходца; а этот честолюбец, обманувшись в своих расчетах, задумал изменить Василию и вновь перейти в Литву, о чем и завел тайные переговоры с Сигизмундом. Король был рад отнять у своего противника такого энергичного и сведущего в военном деле помощника и обещал Глинскому разные милости. Но во время их взаимных пересылок один королевский посланец попался в руки москвитян; найденные у него грамоты обнаружили все дело; а по другим известиям собственный слуга Глинского донес о его бегстве в королевский стан. Князь Михаил Булгаков-Голица тотчас поскакал с конным отрядом в объезд, опередил беглеца и устроил ему засаду. Глинский и его люди попали на эту засаду и были схвачены. Василий велел его заключить в оковы и отослал в Москву. Хотя изменнику не удалось уйти в неприятельский лагерь, однако, измена его не замедлила отразиться на перемене военного счастья. Очевидно, он успел раскрыть врагу наши слабые стороны и приглашал его к решительным действиям. Король двинул свое войско с берегов Березины к Днепру, поручив главное начальство великому литовскому гетману князю Константину Острожскому. Теснимые им, московские отряды отступили на левый берег Днепра и остановились против Орши. Сюда приспели и другие московские полки. Если верить хвастливым польским известиям, число московской рати будто бы достигало 80000 человек, тогда как неприятелей было 35000.

Из многих московских воевод, собравшихся под Оршей, главное место занял боярин и окольничий Иван Андреевич Челяднин, вельможа заслуженный, но дотоле не отличившийся какими-либо военными подвигами. По-видимому, не все воеводы охотно ему подчинялись из-за местнических счетов. Высокомерие и недальновидность его простирались до того, что по тем же иноземным известиям он будто бы, вопреки советам, не хотел напасть на половину неприятельского войска, переправившуюся на левый берег Днепра, а ожидал, пока переправится все войско, надеясь разбить его и забрать в плен с помощью великого своего превосходства в силах. Сообразно с тем, он растянул свои оба крыла так, чтобы окружить неприятеля. Битва была очень упорна и длилась до самой ночи; долго победа колебалась на ту и на другую сторону. Наконец, Константин Острожский притворным отступлением навел большой московский полк на то место, где стояли пушки, и они произвели такое разрушительное действие, что москвитяне не выдержали и бросились назад. Тогда неприятели дружным ударом довершили наше расстройство и поражение. Между Оршей и Дубровной впадает в Днепр речка Кропивна; эта речка, говорят, была запружена телами москвитян, тонувших в ней во время бегства, так что течение ее на время остановилось. Челяднин, оба брата Булгаковы, два брата Колычевы, князь Иван Пронский, два князя Ромодановских и много других князей и бояр были взяты в плен; а дворян и детей боярских захвачено до полутора тысяч, вместе со всем нашим снарядом и обозом. Всего мы потеряли около половины войска, и только наступившая ночь помогла спастись остальным. Дело происходило в первой половине сентября 1514 года. Велика была радость неприятелей от этой победы. Константин Острожский, забыв собственную измену русской народности, велел петь благодарственные молебны и давал обеты построить новые церкви. Сигизмунд рассылал папе Льву X и другим государям вместе с известием о победе и русских пленников в подарок. А Челяднина и некоторых его товарищей он велел в оковах посадить в тесное заключение. Спустя несколько лет, один иноземный посол (Герберштейн) посетил в Вильне этих несчастных узников, слышал их жалобы, и дал им взаймы несколько золотых. Московский государь, по-видимому, наказал их за поражение совершенным пренебрежением к их участи.

Непосредственным следствием оршинского поражения было отпадение к Литве князя Мстиславского, а также городов Дубровны и Кричева, несмотря на их недавнюю присягу. В самом Смоленске ободрилась партия, неприязненная Москве, и тайно призывала короля, обещая сдать ему город. Главою заговора, говорят, был епископ Варсонофий. Но здесь бодрствовал московский воевода, князь Василий Шуйский. Извещенный верными гражданами о затеянной крамоле, он схватил епископа и отослал его к великому князю, который тогда стоял в Дорогобуже. В надежде на смоленских изменников, Константин Острожский спешил сюда с небольшим отборным войском. Но, вместо отворенных ворот, он нашел город приготовленным к мужественной обороне, а на стенах его увидал заговорщиков повешенными в тех самых собольих шубах, камках, бархатах, с серебряными чарками и кубками на шее, которыми дарил их великий князь после взятия Смоленска. Острожский попытался было на приступ, но был отбит и со стыдом ушел назад. Таким образом, главная цель войны - Смоленск все-таки остался в наших руках. Но гром Оршинской победы, конечно, немало поднял дух противной стороны и надолго вселил ей пренебрежение к московским силам в открытом поле*.

______________________

* Летопси: Псковская, Воскрес., Никонов., Арханг. Татищева. Герберштейн. Стрыйковский. В Архангельск, лет. говорится о соперничестве между собой князя Михаила Голицина Булгакова и Ивана Андр. Челяднина, которые во время битвы будто бы не помогали друг другу. Их опала, т.е. пренебрежение великого князя к их томлению в виленской тюрьме, до некоторой степени подтверждает такое известие. В письме к Прусскому великому магистру Сигизмунд извещает его, что под Оршей было убито 30.000 московск. войска, а взято в плен 8 больших воевод, 37 Меньших и 1500 дворян (Supplem. ad. Hist. Rus. Monum. № CXLVIII). Имянная роспись московским пленникам (собств. отрывок из росписи) см. Акты Зап. Росс. II. № 91. В первой Псков. лет. встречаем как бы поэтический отрывок из жалобной песни об Оршинском поражении, сочиненной по образцу Слова о Полку Игореве. "Бысть побоище велие Москвичей с Литвою под городом под Оршею, и вскричаша и возопиша жены Оршанки на трубы московские, и слышати было стуку и грому великому межу Москвич и Литвою" и т.д. (П. С. Р. Л. IV. 290). Стрыйковкий сообщает, что Сигизмунд послал папе Льву X четырнадцать пленных московских дворян с паном Николаем Вольским, но в австрийских владениях на Вольского напали рейтары цесаря Максимильяна и отняли пленных, которые потом через Любек отосланы были на родину. О том см. также Acta Tomic. III. № 541. Касательно имен многих пленников Оршинской битвы и их участии см. в Актах Зап. Р. Т. II. № 137: "Росписи" 1525 и 1538 гг. относительно московских "вязней", по каким замкам и местам они содержатся. Здесь по росписи 1538 года Иван Андреевич Челяднин назван уже умершим в Виленском замке, а князья Михаил и Димитрий Булгаковы Голицыны продолжали еще содержаться в этом замке. В росписи 1525 г. любопытна жалоба узников, сидевших в Берестье, на то, что они страдают от голоду.

По поводу измены Глинского Герберштейн и Стрыйковский рассказывают, что какой-то шляхтич Трепка, посланный к Глинскому с грамотами от короля, попал в руки к Москвитянам, выдал себя за перебежчика (по Стрыйковскому за папского посланца), выдержал жестокие пытки, но не выдал свою тайну, и был потом отпущен назад в Литву. Герберштейн повествует далее, что приведенный в Смоленск пред лицо великого князя изменник Глинский на его укоризны смело отвечал ему, упрекал его в неисполнении обещаний и назвал его тираном. В Вязьме русский воевода в присутствии многочисленной толпы велел надеть на Глинского цепи, по государеву приказу. Пока его заковывали, он обратился к толпе и рассказывал ей, как обманул его великий князь, как он подвергся теперь незаслуженной обиде, но не боится смерти и пр.

______________________

Взятие Смоленска и Оршинская битва составляют два самых крупных события в девятилетней русско-литовской войне (1513 - 1522 гг.). После них обе стороны как бы утомились сделанными усилиями, и хотя продолжали войну, но с очевидной неохотой, с перерывами, избегая решительных действий, завязывая постоянно мирные переговоры, но постоянно неудачные. Дело в том, что московский государь, достигнув своей главной цели, т.е. Смоленска, на этот раз ни к чему более не стремился, кроме удержания завоеванного; а польско-литовское правительство никак не хотело уступить такой важный пункт, но в тоже время не имело достаточно сил, чтобы отвоевать этот пункт обратно. Пользуясь превосходством вооружения, обучения и тактики, королевские полководцы могли иногда одерживать победы над отсталыми в военном деле, нестройными московскими ополчениями; но польско-литовский король в своем государстве не пользовался такою властью над военно-служебным сословием, как московский государь в своей. Сбор денежных средств и военных людей и выступление в поход сопровождались там многими препятствиями и затруднениями; уже в ту эпоху едва ли не главную роль в военное время стали там играть войска собственно наемные, набранные из иноземцев. А в умении брать хорошо укрепленные города поляки-литвины были почти так же неискусны, как и москвитяне. Кроме того, обе стороны были отвлекаемы другими внешними отношениями: Москва татарскими, а Польша-Литва прусскими, турецкими и отчасти татарскими.

При таких условиях воюющие стороны были не прочь от иноземного посредничества, чтобы достичь мира.

Король Сигизмунд первый начал хлопотать об отвлечении Максимильяна от союза с московским великим князем; хотя император германский, вопреки заключенному в 1514 году договору, и не думал воевать с Поляками, но он возбуждал против них других врагов. Посредником в примирении Сигизмунда с Максимильяном явился брат первого, венгерский король Владислав; причем польский король отказывался от своего противодействия видам Габсбургов на будущее венгерское наследство и соглашался на условленный еще в 1507 году двойной брачный союз между внуками Максимильяна и детьми Владислава. Назначен был съезд трех государей, во владениях Владислава, именно, в венгерском городе Пожоге (Пресбург), куда Сигизмунд прибыл с многочисленною и роскошно убранною свитою из польских и литовских вельмож. Но император заставил себя долго ждать и, наконец, пригласил обоих королей-Ягеллонов к себе в Вену. Здесь в один и тот же день (в июле 1515 года) совершено торжественное обручение десятилетнего Владислава сына Людвига с внучкою Максимильяна Марией и тринадцатилетней дочери Анны зараз с обоими внуками императора, Карлом и Фердинандом, предоставляя будущему окончательный выбор между ними. Таким образом, политика Максимильяна увенчалась успехом: эти брачные союзы приготовили будущее господство немецкой династии в Чехии и Венгрии. С своей стороны, Максимильян обещал отступиться от союза против Польши с магистром тевтонским и государем московским, содействовать примирению Сигизмунда с последним и, если возможно, привлечь Москву к союзу христианских государей против страшных в то время Османских турок.

Сближение Сигизмунда с Максимильяном еще более укрепилось, когда в следующем 1516 году умер Владислав, король чешско-венгерский, и оба они сообща заведовали опекой над малолетним его преемником Людовиком. Около того же времени скончалась польская королева Варвара Заполыя, не оставив королю наследников мужского пола. Сигизмунд задумал вступить в новый брак и, при посредстве того же Максимильяна, просил руки итальянской принцессы Боны из дому миланских герцогов Сфорца. На этот выбор повлияли красота и богатое приданое принцессы. Предложение его было принято. (Брак с нею состоялся в 1518 году). Меж тем, Василий Иванович, узнав о переходе своего высокого союзника на противную сторону, не скрывал неудовольствия, и приезжавшие в Москву Максимильяновы посланцы, хлопотавшие о примирении Москвы с Польшей, не имели никакого успеха. Тогда император для этой цели назначил большое посольство, во главе которого поставил барона Сигизмунда Герберштейна, не только хорошего дипломата, но и мужа весьма образованного, изучившего, между прочим, славянский (виндский) язык на своей родине в Крайне.

18-го апреля 1517 года Гербешртейн с своей свитою имел торжественный въезд в Москву, присоединивший по установленному здесь для таких случаев церемониалу. Посольство поместили в доме князя Ряполовского, куда доставляли все нужные для него припасы; но назначенные к нему приставы строго следили за всеми действиями посла и даже за его разговорами. Спустя три дня, его с обычными церемониями проводили во дворец, где он представлялся великому князю и вручил свою верительную грамоту, а затем был приглашен к царскому обеду. Двое знатных бояр, один казначей, один дворецкий и три дьяка были назначены для ведения переговоров с послом. Участие в них бояр было более номинальное, а главным лицом явился тут великокняжий казначей грек Юрий Малый, муж весьма сведущий и опытный в делах - один на тех греков, которые приехали в Москву вслед за Софьей Палеолог и служили еще отцу Василия Ивану III. В первом же совещании с этими лицами, Герберштейн, восхвалив могущество, родственные и дружеские связи своего государя римского цезаря Максимильяна с другими европейскими владетелями, объявил, что главную его заботу составляет утверждение общего мира в христианстве; так как неверные, т.е. турки и татары, пользуясь несогласием христианских правителей, все более и более распространяют свои завоевания, поэтому он очень желает прекратить пагубную для христианства брань между Москвой и Польшей. Великий князь чрез бояр ответил, что готов заключить мир, если польский король пришлет своих послов. Герберштейн предложил, чтобы послы обеих сторон съехались на границе или, так как пограничные места опустошены войною и города выжжены, устроить съезд в Риге. Но московская дипломатия прежде всего заботилась о сохранении достоинства своего государства: при Иване III и во время предыдущей войны Василия польско-литовские послы приезжали в Москву для заключения мира, а не наоборот, и бояре объявили это уж обычаем или такою стариною, от которой Москва не отступит. Герберштейн отправил своего племянника фон-Турна к польскому королю с просьбою прислать в Москву своих послов.

В начале октября королевские послы - католик Ян Щит и православный пан Богуш Боговитинов, действительно, прибыли к Москве. Но в то же время пришло известие, что литовский гетман князь Константин Острожский осадил псковский пригород Опочку. Король думал этим нападением подкрепить свои требования и произвести, так сказать, давление на московское правительство. Он ошибся в расчете: ничто не могло поколебать твердости этого правительства. Королевское посольство не было впущено в город и помещено в подмосковной слободе Дорогомилове; а Герберштейну объявлено, что литовские послы останутся там, пока воеводы великого князя "не переведаются" с Константином Острожским. Пришлось ждать три недели. Наконец, прискакали гонцы с известием, что московские воеводы Федор Оболенский, Лопата Телепнев и Иван Лятцкой литовское войско побили и Константин Острожский ушел от Опочки. Тогда литовские послы были введены в город и получили аудиенцию у великого князя. Переговоры возобновились, но были безуспешны. Сначала обе стороны предъявили невозможные условия: великий князь потребовал казни тех панов, которые учинили насилие его сестре Елене, возвращения ее казны и волостей, отдачи Киева, Полоцка, Витебска и других городов, составляющих отчину его прародителей; а король желал не только получить обратно Смоленск, но еще половину Новгорода, Псков, Тверь и всю Северскую землю. Разумеется, такие требования были несерьезны и предъявлялись только с целью делать как бы уступки. При посредничестве Герберштейна дальнейшие переговоры свелись к одному пункту: к Смоленску. Литва хотела непременно его воротить, а Москва ни за что не уступала. Несмотря на всю дипломатическую ловкость и наружное беспристрастие императорского посла, великий князь ясно видел, что он хлопочет в пользу противной стороны. Напрасно Герберштейн составил увещательную записку, где вздумал ссылаться на исторические примеры Филиппа Македонского, оказавшего умеренность после победы над афинянами, на царя Пирра, утратившего в один час все плоды прежних побед, на своего государя Максимильяна, великодушно возвратившего Верону венецианам, на самого Ивана III, который царство Казанское отдал назад татарам. Умные московские дипломаты, промолчав о древних царях македонском и эпирском, ответили от имени великого князя: "ино то брат наш Максимильян, избранный цезарь римский и наивысший король, ведает, которым обычаем венецеяном Верону отдал, а мы того в обычае не имеем, ни имети хотим, чтобы нам своя отчина отдавати". О царстве же Казанском объяснили, что государь Иван Васильевич не отдавал его татарам, а просто посадил там царя "из своих рук", т.е. зависимого от Москвы. Вообще в течение этих долгих переговоров московская дипломатия показала себя верною завету Ивана III и достойною своих греческих учителей. Ясно сознаваемая цель, вежливый язык, обстоятельные суждения и твердость в национальной политике - вот те качества, которые надолго усвоила себе эта дипломатия.

По упорству обеих сторон, около половины ноября мирные переговоры были, наконец, прерваны. Послы королевские покинули Москву, а вслед за ними был отпущен Герберштейн, осыпанный ласками и знаками почета со стороны великого князя. Перед окончанием переговоров, посол передал просьбу цезаря отпустить к нему Михаила Глинского. И эту просьбу великий князь отклонил; бояре его ответили, что Глинский за свою измену должен был подвергнуться казни, но он изъявил желание воротиться в греческую веру своих родителей, о чем бил челом митрополиту Варлааму; поэтому его освободили от казни и отдали митрополиту на испытание. С Герберштейном Василий Иванович отправил к императору своего дьяка Племянникова.

Несмотря на неудачу, Максимильян не отказался от посредничества, и вновь присылал своих послов в Москву. Но эти сношения были прерваны его смертью в 1519 году. Между тем, военные действия продолжались; московские полки еще несколько раз вторгались в литовские владения и их опустошали; в 1518 году они осаждали Полоцк, а в следующем доходили до самой Вильны. Взаимные пересылки Василия с магистром тевтонского ордена Альбрехтом о союзе против Сигизмунда повели, наконец, к открытой войне Ордена с Польшей в 1520 году; причем великий князь, несмотря на свою расчетливость, помог Альбрехту деньгами для найма военных отрядов в Германии. Около того же времени Крымские татары сделали несколько опустошительных набегов в литовско-русские области. Московское правительство, пользуясь стесненным положением Польско-литовского государства, старалось вызвать ("позадать") короля на мирные переговоры, и он вновь присылал своих послов в Москву; но опять не сошлись в условиях, и тем более, что Москва требовала возвращения пленных, взятых в "великой битве" (Оршинской). В следующем (1521) году обстоятельства уже переменились: Альбрехт был побежден поляками и заключил с ними четырехлетнее перемирие, а на востоке оба татарские царства. Крымское и Казанское, выступили против Москвы соединенными силами. Наконец, только в 1522 г. воюющим сторонам удалось заключить пятилетнее перемирие; причем Москва удержала за собой Смоленск, но отказалась от возвращения пленных.

При заключении перемирия предположено было продолжать переговоры о вечном мире. Чтобы добиться этого мира и окончательной уступки Смоленска, на которую король ни за что не соглашался, Василий Иванович вновь обратился к посредничеству германского императора, которым тогда был внук Максимильяна, Карл V, король испанский. Московские послы (князь Засекин и дьяк Борисов) ездили для того к Карлу в Мадрид (в 1524 г.). Император и его брат, эрцгерцог австрийский Фердинанд, благосклонно отнеслись к этому делу и отправили в Москву великое посольство, во главе которого были поставлены граф Нугароль и тот же барон Герберштейн, которые прибыли в Москву в апреле 1526 года. Вскоре сюда же приехал и с тою же задачею посол папы Климента VII, Иоанн Франциск, епископ скаренский, сопровождаемый ездившим в Рим московским послом Димитрием Герасимовым. Римская курия пыталась воспользоваться московско-польскою войною для заветной цели, т.е. для подчинения русской церкви папскому главенству. Она также предлагала свое посредничество для заключения мира; кроме того, предлагала короновать великого князя королевским венцом, а московского митрополита возвести в сан патриарха; вместе с тем старалась привлечь Василия к союзу европейских государей против турок, маня его "константинопольским наследством". За все эти блага требовалось только признание Флорентийской унии. Потери, которым подверглось тогда папство со стороны начинавшейся реформации, побуждали его тем настойчивее хлопотать о подчинении себе Русской церкви, и пересылки наши с Римом продолжались уже несколько лет. Все подобные ухищрения курии, по обыкновению, остались бесплодны. Москва, с своей стороны, не прочь была поддерживать эти сношения, но только до тех пор, пока считала их нелишними для своих политических целей; а затем решительно уклонилась и от унии, и от войны с отдаленною от нее Турецкою державою.

В октябре 1526 года приехали литовские послы: плоцкий воевода Петр Кишка и литовский подскарбий Михаил Богуш-Боговитинов. Начались переговоры при посредничестве послов императорских и папского. Но Смоленск опять послужил неодолимым препятствием для вечного мира. Согласились только продолжить пятилетнее перемирие еще на шесть лет. Императорские послы получили от великого князя в подарок парчовые кафтаны, подбитые соболями, и значительное количество дорогих мехов. Прямой своей цели двукратное посольство Герберштейна не достигло, но оно имело важные последствия в другом отношении. Плодом его явились знаменитые "Записки о Московии", которые возбудили большой интерес в западной Европе, впервые дали ей обстоятельный и довольно правдивый очерк Московского государства и надолго послужили главным источником, откуда черпали свои сведения последующие иноземные писатели о России*.

______________________

* О съезде трех государей в Пресбурге и Вене см. Acta Tomiciana. III. №№ 433, 552. Стрыйковский. О первом посольстве Герберштейна "Памятники диплом, сношений". I. Спб. 1851 и "Памят. диплом, снош." в Сборнике Истор. Общ. XXXV. Спб. 1882. О посылке дьяка Племянникова - Статейный список в Древ. Рос. Вивлиофике. Изд. 2-е. Т. IV. О переговорах Москвы и Польши и перемирии 1522 и 1526 гг. ibid. (т.е. Сборник XXXV). С. Г. Г. и Д. V. № 97 и 102. Акты Зап. Р. П. №№ 98, 108, 111, 120, 130, 134, 145. Герберштейна "Записки о Московии". О сношениях Василия с Тевтонским магистром и папою"Дела Прусския" в Арх. Мин. Иностр. Д. (См. Карамз. к T.VII прим. 189-207). С. Г. Г. и Д. V. №№ 73, 76, 78, 82, 85, 89, 92. (Сношения с Альбрехтом). Григоровича - "Переписка пап с Российскими государями в XVI веке". Спб. 1834. Тургенева Historica Russiae monumenta. Т. I. Спб. №№ CXXIV-CXXIX. Supplementum ad Hist. Rus. Monum. №№ 152-158. Чьямпи - Bibliographia critica. Firenze. 1834. Acta Tomiciana. II. Иовия De legatione Basilii ad Clementem VII (т.е. о посольстве в Рим толмача Димитрия Герасимова в 1525 г. Издано у Старчевского и с переводом в Библиот. иностр. пис. о России - Семенова). См. любопытную статью проф. Успенского "Сношения Рима с Москвою" по поводу трудов по Рус. истории о. Павла Пирлинга (Ж. М. Н. Пр. 1884. Август). О сношениях Москов. государства с Тевтонско-Прусским орденом в 1516-1520 гг. см.Сборник Император. Рос. Историч. Общ. Т. XLIII.

______________________


В предыдущем 1525 году бывший союзник Василия магистр Прусского духовно-рыцарского ордена Альбрехт уступил напору распространившегося в Северной Германии лютеранства, вместе с своим орденом отказался от монашеских обетов и произвел секуляризацию (обращение в светский характер) его владений. В качестве наследственного герцога Восточной Пруссии он заключил с своим дядею королем польским вечный мир, признав свое герцогство вассальным владением Польской короны и получив на него в Кракове от Сигизмунда торжественную инвеституру. Благополучно окончив эту польско-прусскую распрю, Сигизмунд вслед затем совершил другое еще более важное и выгодное для своего королевства дело: присоединение Мазовии. Здесь княжили юные сыновья Кондрада III, Станислав и Януш, под опекою матери своей Анны, происходившей из фамилии Радивилов. Вдруг оба княжича один за другим сошли в могилу (в 1524 и 1526); вместе с ними прекратилась мужская линия Мазовецких Пястов, и ото вассальное княжество должно было воротиться под владение Польской короны. Неожиданная и быстрая кончина братьев возбудила большие толки между мазовецкою шляхтою: прошел слух об их отравлении, и некоторые прямо обвинили в том супругу короля Бону Сфорца, которая как истая итальянка времен Макиавели не стеснялась в выборе средств для достижения цели. Чтобы успокоить взволнованные умы, Сигизмунд поспешил в Варшаву, отправил торжественное погребение последнему княжичу, т.е. Янушу; устроил временное управление княжества под ведением той же вдовствующей княгини Анны Радивиловны, подтвердил за шляхтою ее местные права и привилегии, и расставил свои гарнизоны в Мазовецких городах. Так мирно и легко был воссоединен этот древнепольский край с Великой и Малой Польшей; Сигизмунд Ягеллон довершил дело объединения, начатое Владиславом Локетком. Но в том же 1526 году династия Ягеллонов понесла великую потерю с другой стороны: в августе под Могачем, в битве с Турками, пал племянник Сигизмунда молодой чешско-венгерский король Людовик, не оставив потомства. Тогда прекратилась династическая связь Польши с Чехией и Венгрией; оба последние королевства достались эрцгерцогу Австрийскому Фердинанду, брату императора Карла V. Выше помянутые браки, предусмотрительно заключенные их дедом Максимильяном, привели Габсбургский дом к его заветной цели. В самом Польско-Литовском государстве Ягеллова династия грозила скоро угаснуть. От первого брака Сигизмунд имел одних дочерей. И только вторая его супруга Бона родила ему единственного сына, Сигизмунда Августа (1520). Отец постарался обеспечить за ним обе короны: едва мальчику минуло девять лет, как он был выбран на великое княжение Литовское, Русское и Жмудское и посажен на стол в Виленском соборе Св. Станислава (1529); а в следующем году совершилось его коронование в Кракове. Таким образом в Литве и Польше повторилось то же самое венчание наследника и как бы соправителя, какое мы видели в Москве за тридцать лет до того, во времена Ивана III.

Обратимся теперь к отношениям татарским при Василии III.

Частые пересылки с Менгли-Гиреем продолжались по-прежнему; послы московские отправились с подарками в Крым, а крымские ездили за подарками в Москву; но перемена в отношениях сказывалась и в их приеме. Вот что сообщал московский посол боярин Морозов о тех притеснениях и обидах, которым он подвергался в столице Крымского хана. Боярин, в сопровождении присланного за ним Аппак-мурзы и своей свиты, поехали в ханский дворец править свое посольство и представить хану подарки (состоявшие из шуб и другого платья, а также из соболей, кусков сукна и т.п.). У городских ворот он сошел с коня, и по обычаю "каршевался" (здоровался) с сидевшими тут крымскими князьями и мурзами; но один из них, Кудояр-мурза, назвал посла холопом и отнял у его подьячего шубу, которую несли в числе подарков. Затем стоявшие у дверей дворца есаулы потребовали с посла посошной пошлины за допущение к хану, бросив перед ним свои посохи; но Морозов имел приказ не платить этой пошлины, ссылаясь на шертную (клятвенную) грамоту, по которой русские послы освобождены от всяких платежей. Не отвечая есаулам, он переступил их посохи и вошел к хану, который принял его в присутствии своих царевичей, огланов (высших татарских сановников) и князей. Хан спросил посла о здоровье великого князя, а царевичи с ним "каршевались". Отправив посольство, Морозов был приглашен к ханскому столу. Тут по обычаю хан отлил из чаши вино, и велел ее подать послу; то же сделали царевичи и князья; но когда очередь дошла до Кудояр-мурзы, Морозов отказался пить из одной с ним чаши, и стал жаловаться хану на помянутые выше обиды. Хан старался его оправдать; а когда посол ушел, то он разбранил Кудояра и отнял у него шубу. Однако это не помешало царевичам с угрозами упрекать посла в недостаточности сделанных им подарков и требовать большего. Когда летом следующего 1510 года Морозов воротился в Москву, с ним приехали крымские послы и жена Менгли-Гирея Нурсалтан. Она желала повидаться здесь с своим младшим сыном Абдыл-Летифом; а отсюда ездила в Казань повидаться с Магомет-Аминем, другим своим сыном (от первого мужа, казанского хана Ибрагима). По возвращении из Казани Нурсалтан опять побывала в Москве и уехала в Крым, осыпанная от великого князя почестями и подарками и сопровождаемая его послом к Менгли-Гирею. По-видимому, она только подкрепила добрые отношения Москвы к ханствам Казанскому и Крымскому. На деле однако вышло противное, и вскоре обнаружилось стремление Крымцев и Казанцев к тесному взаимному союзу, направленному против Московского государства.

Менгли-Гирей был уже стар и дряхл, и не мог сдерживать своих буйных сыновей, жаждавших добычи. Король польский Сигизмунд, как мы видели, золотом и обещанием богатой дани склонил хана на свою сторону и заключил с ним тайный договор против Москвы; последствием чего открылись набеги царевичей на Московские и Рязанские украины. Хотя эти набеги иногда встречали отпоры; но открывшаяся новая война с Сигизмундом конечно мешала Москве принимать деятельные меры для обороны южных границ. Менги-Гирей умер (1515), и место его заступил старший сын его Магмет-Гирей, уже известный своим нерасположением к Москве. Побуждаемый польскими сторонниками, он не замедлил обратиться к великому князю с разными надменными требованиями; между прочим он потребовал возвращения Смоленска королю Польскому, присылки московской судовой рати на помощь Крымцам для завоевания Астрахани, увеличения ежегодно присылаемых "поминков" (подарков) и пр. Московский посол Мамонов подвергся в Крыму еще большим обидам и вымогательствам, чем вышеописанные. (Этот Мамонов не воротился и умер в Крыму). Меж тем внезапные нападения Крымцев на наши украины возобновились. Дела Казанские послужили поводом к решительным столкновениям.

Казанский хан Магмет-Аминь тяжко заболел: все тело его покрылось гноем с червями и своим смрадом заражало воздух. Говорят, будто он считал свою болезнь небесною карою за вероломное избиение русских купцов и свои измены великому князю. Хан прислал Василию 300 коней богато убранных с иными дорогими дарами и просил назначить ему преемником его брата Абдыл Летифа. Василий изъявил согласие и пока пожаловал Летифу в кормление город Каширу. Но случилось так, что Летиф внезапно умер (1517), а в следующем году за ним последовал и Магмет-Аминь. С их смертью пресеклась династия основателей Казанского царства, Улу-Махмета, его сына Мамутека и внука Ибрагима. В живых оставался еще один из сыновей Ибрагима; но это был крещеный царевич Петр (Худай-Куль), который уже не мог занять мусульманский престол . Еще в виду близкой смерти Аминя Магмет-Гирей хлопотал о том, чтобы обеспечить этот престол брату своему Саин-Гирею. Он прислал в Москву торжественное посольство, поставив во главе, его князя Аппака, известного между крымскими вельможами за московского сторонника; посол должен был просить о помощи для завоевания Астрахани и подготовить согласие великого князя на посажение Саин-Гирея в Казани, взамен чего обещал союз против Польского короля. Вслед затем, действительно, сын Магмет-Гирея Калга-Богатырь с 30000 Крымцев сделал вторжение в Литовскую Русь, несмотря на продолжавшуюся дружбу с Сигизмундом; разбил литовского гетмана Константина Острожского, пожег и попленил множество селений и с огромною добычею воротился домой. В бытность Аппака в Москве новый царь Казанский был назначен Василием; но не кто-либо из фамилии Гиреев. В Москве отнюдь не желали способствовать усилению этой разбойничьей фамилии и подчинению ей Казани и Астрахани, т.е. всех бывших частей Золотой Орды. Напротив выбор великого князя пал на потомка враждебного Гиреям рода Золотоордынских ханов. В конце княжения Ивана III из Астрахани выехал в Москву царевич Шейх Авлиар, племянник известного хана Ахмата (и внук Кучук-Магомета). Василий III потом сделал этого служебного царевича ханом в Мещерском городке, т.е. в Касимове; а после его смерти передал Касимовское ханство сыну Авлиара Ших-Алею. И вот теперь, когда освободился престол Казанский, Ших-Алей был посажен ханом в Казани из рук великого князя Московского (1519 г.); причем он женился на вдове Магомет-Аминя, и тем приобрел поддержку со стороны ее родни*.

______________________

* Дела Крымские и дела Турецкие (в Архиве Мин. Ин. Д.). Лет.: Соф., Воскр., Никон. Герберштейн. Малиновского "Историч. и Дипломат, собрание дел" между Россией и Крымом с 1462 по 1533 гг., с приложением грамот шертных, опасных и др. (Зап. Од. Об. И. и Др. V). "Памятники дипломат, сношений Москов. госуд. с Крымом, Ногаями и Турцией" в Сборн. Ист. Общ. т. 41. "Перевод шертной грамоты Магмед Гирея Василию Ивановичу" в 1518 г. в С. Г. Г. и Д. V. № 86. Розыскание о роде Шейх-Авлияра и Шигалея у Вельяминова-Зернова "Касимовские цари и царевичи". I. гл. 6 и 7.

______________________

Магмет-Гирей на время затаил жажду мести, отчасти сдерживаемый Турецким султаном, с которым Василий Иванович поддерживал дружеские сношения и который имел общего с ним неприятеля в короле Польском. Но втайне Крымский хан уже готовился нанести Москве сильный удар, действуя своими происками не только в Казани, но и в краю, связанном с Москвою гораздо более тесными узами, именно в княжестве Рязанском.

Мы видели, часть Рязанской земли уже перешла к великому князю Московскому еще при Иване III (по духовному завещанию). Василий Иванович между прочими своими титулами уже именовал себя и "князем Рязанским". Остальная Рязанская земля была теперь единственным из больших уделов, еще не присоединенным к Московскому государству. За малолетством ее князя Ивана Ивановича этою землею управляла его мать Агриппина (урожденная княжна Бабич), которая была верною исполнительницею приказаний, получаемых из Москвы. Но, кроме московских сторонников, при княжеском дворе в Рязани несомненно была и партия бояр противного направления, т.е. поборников старой рязанской самобытности, враждебно смотревшей на московскую зависимость. Когда Иван Иванович достиг юношеского возраста, он мог возбудить на некоторое время надежды этой партии, потому что характером своим не походил на кротких, уступчивых предшественников. Советники молодого князя указывали ему на Крым и Литву, при помощи которых еще возможна была борьба с Москвою и которые с своей стороны вероятно подсылали с теми же внушениями. Иван начал с того, что силою отнял власть у матери, которая все хотела продолжать свою опеку. В Москве пока промолчали и сделали вид, что довольствуются представленными объяснениями: там, очевидно, ждали только удобного случая, чтобы покончить с самою тенью рязанской самостоятельности. Вдруг Василию донесли из Рязани его доброхоты, что Рязанский князь ведет тайные переговоры с Магмет-Гиреем и даже хочет жениться на его дочери; Василий послал его звать в Москву. Молодой князь видел опасность и не знал, на что решиться: так как всякая помощь была далека и время открытой борьбы еще не наступило. Главным советником Ивана был боярин Симеон Коробьин. Он принадлежал к одной их тех боярских фамилий, которые происходили от выехавших из Орды крещеных татарских мурз и которых особенно было много на Рязани. Московский великий князь с помощью подкупа привлек Симеона Коробьина на свою сторону, и тот уговорил Рязанского князя исполнить желание Василия. Но едва Иван Иванович прибыл в Москву, как его посадили под стражу; Агриппину заключили в монастырь; а в рязанские города были посланы московские наместники. Главный город, т.е. Переяславль Рязанский, поручен знаменитому московскому воеводе, Ивану Васильевичу Хабару-Симскому. Это произошло около 1520 года.

Так ловко, без пролития крови, было подготовлено и совершено присоединение к Москве последнего из великих уделов северо-восточной Руси и притом такого, который пользовался политической самобытностью в течение целых четырех столетий. Однако последующее затем татарское нашествие по всем признакам произошло не без связи с этим рязанским переворотом.

Происки Крымского хана в Казани действовали тем успешнее, что Шихалей и без того возбудил против себя народ усердным повиновением великому князю Московскому. Невоинственный, лишенный всякой энергии, этот хан отличался и наружностью весьма непривлекательною. Поэтому, когда брат Магмета Саин-Гирей весною 1521 года явился с отрядом крымцев под Казанью, вельможи отворили ему ворога и посадили на царство. Шихалей отпущен; но русские купцы были ограблены и захвачены. Вслед затем из Крыма к великому князю от его доброхотов (конечно получавших от него подарки) пришла весть, что Магмет-Гирей собирается с большими силами на Москву. Но эта весть пришла слишком поздно: Татары уже подходили к Оке. Василий наскоро выслал небольшую рать, чтобы загородить им дорогу при переправе. Но предводительство было поручено еще молодому, мало способному брату великого князя Дмитрию Бельскому и еще менее способному брату великого князя Андрею. Татары успели перейти реку и обратили в бегство московский отряд. Под Коломной к Магмету присоединился его брат Саин, который с своими казанцами успел уже опустошить области Нижегородскую и Владимирскую. Соединенная Орда бросилась прямо к Москве. Возобновились времена нашествия Тохтамыша и Эдигея. Василий был застигнут врасплох, и поступил так же, как его предки, т.е. уехал на север собирать войско. А столицу он поручил свояку, крещеному татарскому царевичу Петру, и боярам. Но здесь господствовали паника и страшный беспорядок. Население окрестностей бросилось спасаться в город, особенно в Кремль, и произвело здесь такую тесноту, что воздух, пропитанный зловонием, угрожал появлением моровой язвы. Но Магмет-Гирей не воспользовался удобным моментом для захвата города и ограничился опустошением окрестностей. Он принял дары и вступил в переговоры. На его требование, чтобы великий князь обязался платить известную ежегодную дань, бояре отвечали согласием и даже выдали ему о том грамоту за великокняжескою печатью. Хан после того ушел назад, очевидно, опасаясь прибытия большой московской рати. На обратном пути он остановился под Переяславль Рязанским, с намерением отнять у москвитян этот бывший стольный город, только что ими присоединенный. Враги могли рассчитывать на то, что многие жители были недовольны этим присоединением. Вдобавок распространилось известие, что рязанский князь Иван Иванович, пользуясь суматохою, происшедшей в Москве при нашествии Татар, убежал из своего заключения и, вероятно, с татарско-литовскою помощью будет добиваться возвращения своего стола. Обстоятельства действительно были критические. Но в Переяславле Рязанском бодрствовал энергичный воевода Хабар-Симский. Он заранее распорядился собрать местных бояр и детей боярских к владыке Сергию, и вновь укрепить их присягою на верную службу Василию Ивановичу, чтобы без измены биться как с Татарами, так и с самим бывшим князем Рязанским. Кроме сильного гарнизона, городские стены оборонялись еще огнестрельным снарядом, которым заведовал наемный немецкий пушкарь-Иордан.

Видя крепость города, Магмет-Гирей попытался заманить к себе Хабара и послал звать воеводу в свой стан, извещая, что государь его теперь уже данник ханский. Хабар попросил показать ему самую великокняжескую грамоту в доказательство, что это правда. Хан послал ему грамоту. В татарском войске находился, присланный Сигизмундом, вспомогательный отряд Днепропетровских казаков с их предводителем Евстафием Дашковичем, который при Иване III отъехал было из Литвы на службу в Москву, а при Василии III, подобно Константину Острожскому, бежал опять в Литву. Этот Дашкович задумал взять Рязань хитростью. Приблизясь к стенам, он завел сношения с гражданами о выкупе их пленных земляков, причем дал возможность некоторым пленникам убежать в город. Подошли Татары и стали требовать беглецов назад; граждане их выдали. Во время этих переговоров толпы неприятелей все более и более подвигались к городу, намереваясь неожиданно в него ворваться. Вдруг Иордан произвел оглушительный залп из своей артиллерии, и Татары в ужасе побежали от стен. Хан потребовал было выдачи Иордана. Хабар не только отказал ему в этой выдаче, но и удержал у себя помянутую грамоту. После того Магмет-Гирей ушел в свои степи, побуждаемый с одной стороны известиями о враждебных действиях астраханцев, с другой - опасаясь прибытия московской рати и потери своего полона. А этот полон был огромный. (Молва преувеличивала его количество до 800000 человек). Крымцы потом продавали русских пленников и пленниц на базарах в Кафе, а казанцы в Астрахани. Тех пленников, которые не шли в продажу, т.е. старых, больных и младенцев, варвары морили голодом или отдавали их своим детям, чтобы последние учились на них искусству убивать людей саблями, стрелами, камнями и т.п.

Бежавший из Москвы Рязанский князь действительно несколько дней скрывался где-то в окрестностях Переяславля и успел даже войти в сношения с некоторыми преданными ему рязанскими боярами и детьми боярскими; но сношения эти были открыты. Видя полную неудачу, он ускакал в Литву и нашел гостеприимство у короля Сигизмунда. Магмет-Гирей очень жалел, что упустил из своих рук такое удобное орудие для того, чтобы пугать Москву и заводить смуты в Рязанской области. Поэтому он завязал с королем переговоры об отпуске в Крым Ивана Ивановича, обещая возвратить ему Рязанское княжение. Но никакими обещаниями ему не удалось заманить к себе Ивана. Последний Рязанский князь получил от короля на свое содержание литовское местечко Стоклишки с принадлежавшими к нему селами (в Ковенском повете Трокского воеводства); прожил еще около пятнадцати лет и окончил дни свои в безвестности. Меж тем Московское правительство, для закрепления за собой Рязанской области, повторило здесь те же меры, какие оно употребило в отношении к Новгороду и Пскову: большое число жителей с их семействами было переселено в другие области, а на их место присланы иные обыватели. Хабар Симский за свою службу потом был награжден саном боярина.

Огромный полон, выведенный из Восточной Руси, так разлакомил хищную Орду, что Магмет-Гирей велел своим князьям, мурзам и всем татарам откармливать коней и готовиться на осень того же года к новому походу на Москву; о чем велел прокликать по трем главным торгам полуострова: в Перекопи, Крыму и Кафе. Осенний поход однако не состоялся; а на весну 1522 года великий князь уже выставил многочисленные полки по берегам Оки и вывел в поле огнестрельный снаряд, устроив главный стан под Коломной. Зимою этого года, как мы видели, удалось заключить перемирие с Литвой и тем развязать себе руки для действий против Крыма и Казани. Судьба вскоре избавила Москву от самого злейшего ее врага, Магмет-Гирея. С помощью ногайского мурзы Мамая крымский хан завоевал наконец дружившую с Москвою Астрахань. Но тот же Мамай, опасаясь излишнего усиления хана, выманил его из завоеванного города в поле, где вероломно напал на Магмета во время пира и умертвил его со многими людьми. После того Ногаи вторглись в самый Крым и сильно его опустошили; а бывший союзник Магмета Дашкович, пользуясь обстоятельствами, сжег Очаков и разорил татарские улусы в западной части Крымского ханства, т.е. около нижнего Днепра (1523). На ханский престол турецким султаном был возведен брат Магмета, Сайдет-Гирей.

Собранные против крымцев силы Василий Иванович обратил против Саин-Гирея казанского, который перед тем вероломно велел убить его посла и пленных московских купцов. Летом того же 1523 года судовая и конная рати ходили воевать Казанскую землю. Во время сего похода московские воеводы основали город при впадении в Волгу реки Суры, составлявшей нашу границу с этой землей, и назвали его именем великого князя (Васильсурск). Сей город составил важный опорный пункт для наших дальнейших предприятий против Казани. В следующем году поход возобновился. Саин-Гирей ушел в Крым, где сделался калгой-султаном, т.е. вторым лицом после своего брата хана Сайдет-Гирея (а впоследствии некоторое время занимал ханский престол). В Казани он оставил своего племянника юного Сафа-Гирея. Русские подступали к самому городу; но не взяли его; а потому Василий согласился на просьбу казанцев утвердить на их престол Сафа-Гирея, в качестве своего подручника. Однако враждебные отношения продолжались. В 1530 году был новый большой поход, под начальством князей Ивана Бельского и Михаила Глинского. Русские воеводы едва было не взяли город, но уступили просьбам казанцев, обещавших полную покорность великому князю. Действительно вскоре потом они изгнали от себя Сафа-Гирея, и по их просьбе Василий дал им в цари младшего Шихалеева брата царевича Еналея, владевшего дотоле Касимовым. Таким образом после многих трудов и усилий мятежная Казань к концу Василиева княжения казалась усмиренною. Однако разные происки и беспокойства с этой стороны не прекращались. Так, дотоле преданный и покорный Москве, бывший казанский царь Шихалей, получивший от великого князя в свое кормление Серпухов и Каширу, оскорбился тем, что в Казани посадили теперь царем не его самого, а его младшего брата, и завел какие-то тайные сношения с казанцами и с другими землями. Узнав о том, великий князь лишил его удела и сослал на Белоозеро; а бывших при нем татарских огланов, князей, мурз, псарей и прочих людей развели по разным городам, именно в Тверь, Новгород и Псков (1533 г.).

Неоднократные вероломные захваты, ограбления и избиения русских купцов казанцами великий князь наказал тем, что запретил своим купцам ездить на ярмарку, происходившую под Казанью на так наз. Гостинном острове, а велел им съезжаться для обмена товаров во вновь основанном Васильсурске, т.е. на пограничье. На первое время это запрещение произвело вздорожание тех предметов, которые привозились из Персии, Закавказья и Астрахани; особенно вздорожали лучшие сорта волжской рыбы*.

______________________

* О присоединении Рязанского княжества и последнем его князе: Герберштейн, Отрывок из розыскного дела о бегстве из Москвы этого князя в Акт. Истор. I. № 127. Далее, сведения о нем в Акт. Зап. Р. II. 116 и в неизданных листах Метрики Литовской. Сведд. о Рязанских боярских родах в Арх. Двор. Деп. Собр. См. мою "Историю Рязанского княжества". О нашествии Магмед Гирея: Герберштейн (который прибавляет, будто великий князь с испугу спрятался было в сене). Лет.: Воскр., Соф., Никон. Подвиг Хабара упомянут в родословных и разрядных книгах, где прямо говорится, что он "обманом" взял у Крымского царя грамоту, данную на Вел. Князя" (Карамз. к т. VII пр. 224 и помянутое выше собр. Малиновского, стр. 228-229). Кроме пушкаря Иордана в Рязани Герберштейн упоминает о другом наемном немецком пушкаре Никласе, который заведовал огнестрельным снарядом в Москве. О Крымских отношениях см. также помянутое "Историч. и Диплом, собр. дел" в Зап. Од. Об. И. и Др. V. О казанских походах в тех же летописях, "История о Казанском царстве", Лызлова "Скифская история" и Рычкова "Опыт Казан. Истории" (эти три сочинения, впрочем, по отсутствию критики, представляют пособия не всегда надежные). Наружность Шигалея описывает Герберштейн, который в 1526 г. лично видел этого бывшего Казанского царя и видел, каким почетом он пользовался при Москов. дворе. По словам австрийского посла Шигалей имел "большое отвислое брюхо, редкую бороду и женственное лицо" (Erat enim homo ventri prominenti, rara barba, facie pene muliebri: quae enim bello haudquaquam idoneum esse ostenderent). О касимовском царевиче Еналее и заточении Шигалея на Белоозере свод всех известий у Вельяминова-Зернова, т. I. глав. 8 и 9. О запрете русским купцам ездить на Казанскую ярмарку говорит Герберштейн.

______________________

Присоединением Рязани окончилось объединение собственно Северовосточной Руси под Московским владычеством, и крупные уделы уничтожены. Существовали еще, так сказать, промежуточные удельные владения, занимавшие переходное положение между Русью Литовскою и Московскою, именно в земле Чернигово-Северской. Мы видели, что при Иване III некоторые князья этой земли перешли из литовского подданства в московское. Наиболее мелкие из них скоро утратили характер удельных владетелей, и вступили в ряды московских боярских фамилий (Бельские, Воротынские, Одоевские, Мстиславские и пр.). Великий князь давал им поместья в иных областях, держал их на службе при своем дворе, и сверх того, так же как и с других почему-либо ненадежных бояр, брал с этих князей клятвенные записи за поручительством митрополита и епископов в том, что князья сии будут верно служить ему и его детям, не отъедут "к Жигимонту королю Польскому и великому князю Литовскому, и не будут ссылаться с ним без ведома государя своего великого князя Василия Ивановича, и к лиходеям его не пристанут никакими делы, ни которою хитростию". Но в числе князей, перешедших из литовского в московское подданство, оставалось еще два довольно значительных удельных князя в Северской земле, принадлежавшие к потомкам Ивана Калиты, именно Василий Семенович Стародубский и Василий Иванович Новгород-Северский; первый был внук Ивана Можайского, а второй Димитрия Шемяки - известных врагов Василия Темного. Они пока усердно служили Московскому государю, а Шемячич даже прославился своими подвигами в войнах с Крымскими татарами. Но политика государственная требовала упразднения и этих уделов, особенно в виду их положения на границе с враждебным нам Польско-Литовским королевством. Василию помогло то обстоятельство, что оба эти князя находились в непримиримой взаимной вражде и посылали друг на друга доносы в Москву; ибо во время войны с Литвой с ее стороны действительно были попытки переманить их на свою сторону. По одному из обвинений в сношениях с Литвой Шемячич приезжал в Москву, оправдался перед великим князем и с честью отпущен в свое княжество. Прошло пять лет; Василий Шемячич успел изгнать князя Стародубского из его волости и завладеть ею. Но вдруг его самого вновь потребовали в Москву. Он приехал только после того, как получил клятвенную охранную грамоту в своей безопасности, скрепленную подписью великого князя и митрополита. Но здесь, вопреки этой грамоте, Северского князя схватили и посадили в темницу; а княжество его присоединили к Москве. Предлогом к тому послужило какое-то изменническое письмо, которое он будто бы написал Польскому королю (1523). Иностранный писатель (Герберштейн) сообщает, что, когда Шемячич прибыл в Москву, один юродивый стал ходить по улицам с метлою в руках и на вопросы любопытных отвечал: "Государева земля еще не совсем очищена; теперь удобная пора вымести последний сор". Этот рассказ во всяком случае показывает, что москвичи сознательно относились к своей задаче государственного объединения и стремились довести ее до конца.

Кроме помянутых выше отношений к Литве и Татарам, при Василии продолжались сношения с другими ближними и дальними соседями. Так с Швецией, Данией и Ливонией были по нескольку раз возобновлены мирные договоры. В 1514 году было заключено десятилетнее перемирие с семидесятью Ганзейскими городами, возвращены Немцам их церковь и дворы в Новгороде. Но их торговля здесь уже не могла быть восстановлена в прежней силе. Кроме того, Василий III старательно поддерживал дружеские посольские сношения с Турецким султаном, надеясь (хотя и без особого успеха) посредством его сдерживать своих врагов. Литву и Татар, а также с Молдавским господарем, и даже принимал посольство от знаменитого Бабура, основателя империи Великого Могола в Индии*.

______________________

* Поручные клятвенные записи князей: Василия, Ивана и Андрея Шуйских, Дмитрия и Ивана Бельских, Ивана Михайловича Воротынского, Михаила Глинского и Федора Мстиславского см. в Древ. Рос. Вивлиоф. Изд. 2-е Ч. III. Две опасные грамоты Василия III и митрополита Симона Василию Шемячичу (1511 года) о неятии веры его клеветникам в С. Г. Г. и Д. №№ 28 и 29. О Шемячиче говорит Герберштейн. Кроме этого князя и Василия Стародубского, он указывает еще на какого-то Димитрия, удельного князя Путивльского, который был обвинен в измене тем же Шемячичем, схвачен при его помощи и заключен в московскую темницу, а сын его бежал к татарам, там увез одну красавицу и был убит ее родственниками. По словам Герберштейна, Василий III воспользовался поражением русского отряда на Оке, при нашествии Магмед Гирея, обвинил в том князя Ивана Воротынского и отнял у него Воротынский удел. Относительно доносов на Шемячича см. "Дело о князе Василии Ивановиче Шемякине" (1517-1523 гг.) в Акт. Историч. I. № 124. О сношениях Москвы с другими державами см. С. Г. Г. и Д. V. №№ 57,60, 65, 79, 80, 93, 95, 98, 99, 100, 103, 104, 105, 106, 111, 112. Дела Турецкие в Арх. М. Ин. Д. № 1. Дела Польские - № 2. Никонов, лет. VI. 248 и 250.

______________________

II. ВНУТРЕННИЕ ДЕЛА ПРИ ВАСИЛИИ III

Церковные вопросы. - Вассиан Патрикиеев. - Полемика с Иосифом Волоцким. - О еретиках и монастырском землевладении. - Борьба Иосифа с удельным князем и архиепископом. - Отношения в. князя к Иосифу и Вассиану. - Максим Грек. - Митрополиты Варлаам и Даниил. - Участие Максима Грека в полемике с иосифлянами. - Дело Берсеня Беклемишева. - Осуждение Максима Грека и Вассиана. - Развод и второй брак в. князя. - Построение и расписание храмов. - Развитие придворного строя. - Прием и угощение иноземных послов. - Великокняжая охота под Москвой. - Успехи самодержавия. - Личные свойства Василия. - Его ближние бояре и советники. - Поездки на богомолье и на охоту. - Болезнь, предсмертные распоряжения и кончина Василия III

Обращаясь к внутренним московским делам и отношениям времени Василия III, мы на первом плане видим здесь борьбу двух противоположных течений в сфере вопросов церковных и придворно-политических. Вопросы эти перешли в наследство Василию от Ивана III.

Ересь мниможидовствующих хотя и была сломлена соборным приговором и жестокими казнями 1504 года, однако не вполне уничтожена, и поднятое ею брожение не прекращалось. Известный противник этой ереси, игумен Иосиф Волоцкий, продолжал настаивать на конечном истреблении еретиков, не доверяя их раскаянию. Великий князь Василий Иванович еще при жизни отца показал себя усердным сторонником Иосифа в борьбе с ересью, и последний мог рассчитывать теперь на полную победу своих увещаний. Однако этого не случилось. На сем поприще он встретил достойного себе противника в лице инока Вассиана Косого. Этот Вассиан, в миру Василий, был сын Ивана Юрьевича Патрикеева, вместе с отцом постриженный в монахи во время опалы Ивана III на старую боярскую партию, по известному делу о престолонаследии. Находясь в Кирилло-Белозерском монастыре и предаваясь книжным занятиям, Вассиан сделался ревностным учеником и последователем известного поборника пустынножительства и главы заволжских старцев, Нила Сорского, который был пострижеником того же монастыря и основал свою пустынь неподалеку от него. Монашеская мантия не смирила гордого, горячего нравом князя-инока. Владея начитанностию и литературным талантом, он принялся пером развивать идеи своего учителя Нила Сорского и смело вступил в книжную полемику с Иосифом Волоцким. В эпоху собора 1504 года, когда Иосиф написал послание Василию Ивановичу с увещанием казнить еретиков и со ссылками на примере строгости ил Ветхозаветной истории, со стороны заволжских старцев последовал на это послание едкий ответ, главным автором которого считают Вассиана Косого*.

______________________

* Послание Иосифа к в. кн. Василию Ивановичу и ответ на него Заволжских старцев в Древ. Рос. Вивл. т. XVI. Послание Иосифа к старцам о повиновении соборному определению в Сборнике XVI в. Импер. Пуб. Библ. (в Собрании Слав.-Рус. рукоп. гр. Толстого под № 299). Последние слова Просветителя. "Письмо о нелюбках" в Прибавл. к Твор. Св. Отцев. X. "Полемические сочинения Вассиана". Изданы А. Павловым. "О Кормчей Вассиана Патрикеева" А. Павлова в Учен. Зап. Казан. Универ. 1864. Вып. II. Правосл. Собесед. 1863. Послание Иосифа к боярину Челяднину в Сборнике XVI в. (Собр. гр. Толст. в описании Калайдовича и Строева под № 68, лист 293). Великие Минеи Четьи. Сентябрь. "Рассуждение инока князя Вассиана о неприличии монастырям владеть отчинами". С предисловием Бодянского. Чт. Об. И. и Др. 1859. кн. 3. "Отвещание любозазорным" Иосифа Волоколамского. Ibici. 1847. кн. 7. Дело с князем Федором Борисовичем и архиеп. Серапионом см. в житиях Иосифа. О том же деле "Послание Иосифа к митрополиту Симону" в помянут. Сборнике XVI в. (№ 68. л. 249, напечатано в пам. Ст. Р. Лет. IV). Послание Симона к Иосифу (ibid., л. 316); послание Иосифа к Ивану Третьякову Ховрину (ibid., л.222. Отрывки из него в Ж. М. Н. Пр. 1866, июль); послание его же к Борису Кутузову в Древ. Рос. Вивл. т. XIV. Послание Серапиона к митр. Симону в Памят. Стар. Р. Литер. IV. Далее П. С. Р. Л. VI, 249 и след. "Разрешительная грамота митр. Симона Иосифу с братисю" в Ак. Ист. I. № 290. Духовная Иосифа игумена, писанная в 1507 г. см. в Древ. Рос. Вавлиоф. XIV. Пособия: Хрущова "О сочч. Иосифа Санина". Павлова "Историч. очерк секуляризации церков. земель в России". Архиеп. Макария "История Рус. Церкви", т. VI. Жмакина "Митрополит Даниил и его сочинения" в Чт. Об. И. и Др. 1881. кн. I. (Глава 1: Характеристика направлений Иосифа Волоцкого и Нила Сорского). Черты жизни Вас. Патрикеева в Симонове монастыре в книге инока Зиновия Отенского "Истины показание к вопросившим о новом учении" (Приложение к Правосл. Собесед. за 1863 г. См. также История Рос. Иерархии. II. XXIX и Древ. Рос. Вивлиофика. XVII. 192-194).

______________________

Приведем некоторые черты из сего ответа: на слова Иосифа что "Моисей скрижали разбил", старцы возражают: "Когда Бог хотел погубить Израиля, поклонившегося тельцу, Моисей стал вопреки и сказал Господу: аще сих погубиши, то меня, прежде сих погуби, и Бог, ради Моисея, не погубил Израиля". На примеры апостола Петра, разбившего молитвой Симона Волхва, и Льва, епископа Катанского, сжегшего своею епитрахилью волхва Лиодора, старцы отвечают: "И ты, господне Иосифе, сотвори молитву, да иже недостойных еретик или грешников пожреть их земля". И далее: "А ты, господне Иосифе, почто не испытавши своея Святости, не связал архимандрита Касьяна своею мантией, донележе бы он сгорел, а ты бы в пламени его держал, а мы бы тебя, яко единого от трех отроков, из пламени изшед, да прияли". По поводу ссылки Иосифа на ветхозаветные примеры строгости (Моисея, Илию Пророка и др.), старцы укоряют его самого в сочувствии иудейству и напоминают, что теперь царствует уже не ветхий закон, а благодать Христова, которая запрещает осуждать брату брата и единому Богу оставляет судить согрешения человеческие.

Иосиф, с своей стороны, горячо защищал строгие меры. Заволжские старцы в другом своем послании доказывали, что если еретики ничем своей ереси не обнаруживают, то не должно истязаниями вымучивать от них признание, а если еретик принесет покаяние, то следует его допустить в церковь и даже ко Св. Причастию. Иосиф на такое, по его словам "любопрепирательное послание", отвечал посланием к старцам о повиновении соборному определению. Тут он, между прочим, советует не только выпытывать признания в ереси, но в случае надобности, для открытия ее прибегать к хитрости или "богонаучному коварству", с помощью которого Флавиан, патриарх Антиохийский, выпытывал признание у начальника Мессальянской ереси. В заключение Иосиф убеждает старцев оказать повиновение соборному определению (1504 года); в противном случае, им самим угрожает отлучением от Св. Причастия.

В этой полемике о еретиках между Иосифом Волоцким и представителем заволжских старцев Вассианом Патрикеевым сочувствие многих современников оказалось на стороне последнего, как проповедника более гуманных, более христианских воззрений. Сам великий князь Василий Иванович некоторое время показывал большую милость Вассиану и приблизил его к себе, как умного, правдивого советника и своего дальнего родственника.

(Они были троюродными братьями по бабке Вассиана, сестре Василия Темного). Переехав в Москву, Вассиан проживал то в Симонове, то в Чудове монастыре. Он усердно печаловался за еретиков и написал по поводу их целый ряд посланий (или "тетрадей") против Иосифа; причем его самого за излишнюю строгость к заблудшимся уподоблял еретику Новату. Но энергический игумен не оставался в долгу; своими увещаниями, обращенными к одному из ближних бояр великого князя (Василию Андреевичу Челяднину) и к самому "Державному", он добился того, что последний велел схватить всех известных еретиков и держать в темнице до самой смерти.

Одновременно с препирательством о еретиках между Иосифом и Вассианом Патрикеевым шла жаркая полемика о другом, еще более жгучем вопросе, поднятом теми же заволжскими старцами (на известном соборе 1503 года), т.е. о монастырском землевладении. После соборного определения, решившего вопрос в пользу этого землевладения, Нил Сорский замолчал; но за него продолжал борьбу ученик его Вассиан. Сему последнему приписывают пространное рассуждение о неприличии монастырям владеть вотчинами. Здесь он обвиняет противников в том, что самые ссылки их на писания Отцов Церкви бывают часто неправильные и ложные, и современных ему иноков изображает людьми жадными к стяжанию и мирским благам, отступившими от древнего благочестия. Впечатление, произведенное этим рассуждением, заставило Иосифа Волоцкого написать опровержение, которое он назвал "Отвещание Любозазорным" и в коем по преимуществу указывает на иноческие труды знаменитых русских подвижников, начиная с Антония и Феодосия.

В эпоху этой полемики Иосифу пришлось не только писанием, но и самим делом отстаивать неприкосновенность монастырского имущества.

Иосифов монастырь, как известно, находился в уделе Волочком; когда умер благодетель монастыря князь Борис Васильевич, удел его разделился между двумя сыновьями: младший (Иван Борисович Русский) умер еще при Иване III, и отказал свою часть великому князю Московскому; оставался в живых старший, Федор Борисович, которому принадлежал самый Волоко-Ламский. Этот князь Федор любил разгульную жизнь, и, нуждаясь в деньгах, захотел воспользоваться казною находившихся в его земле монастырей. Между прочим, он брал из Иосифова монастыря разные вещи, взял значительную сумму денег под видом займа, и вообще начал его притеснять. Выведенный тем из терпения, суровый игумен решился наконец на открытую борьбу. Он послал одного из старейших иноков требовать возврата занятой суммы; князь грозил бить кнутом посланного. Однажды Федор Борисович пред своим приездом в монастырь прислал сказать игумену, чтобы готовил пир и "держал бы про него меды, а квасов бы не держал". Игумен ответил, что устав запрещает иметь хмельные напитки в монастыре. Иосиф купил жемчуг на ризы и епитрахиль; князь прислал просить этот жемчуг себе на венец к шлему и получил отказ. Тогда князь погрозил разорить монастырь, чернецов казнить кнутом. Иосиф начал советоваться с братией, что предпринять и, желая испытать ее, предлагал разойтись по другим монастырям. Но братия подняла ропот; многие иноки, вступив в монастырь, сделали значительные вклады, надеясь спокойно провести в нем остаток жизни, а теперь нищими должны были скитаться по чужим обителям. Решили отправить в Москву челобитье великому князю и митрополиту, чтобы заступились за монастырь и приняли бы его в Московскую державу. Иосиф конечно заранее рассчитывал на благоприятный ответ, и не ошибся. Мелкий удельный князь не посмел противиться государевой воле; зато он постарался возбудить против Волоцкого игумена гнев местного церковного владыки.

Волоцкой удел принадлежал к Новгородской епархии. Архиепископом в Новгороде был тогда преемник Геннадия Серапион, бывший игумен Троице-Сергиевой Лавры. Иосиф обратился с челобитьем в Москву, не предупредив о том своего владыку, и, так сказать, самовольно исключил монастырь из его епархии, не взяв владычного благословения. Он отговаривался после тем, что посланный им чернец не был пропущен за новгородский рубеж заставой, которая была временно учреждена по случаю свирепствовавшей в той земле моровой язвы (мор железою). Однако Серапион, напрасно прождав еще около двух лет какого-либо отзыва со стороны Иосифа, отважился на решительный шаг: он послал игумену неблагословенную грамоту, отлучающую его от священства и Св. Причастия. Такой поступок повлек за собой важные последствия. По жалобе Иосифа Серапион неволей привезен в Москву и предан суду духовного собора. Председателем на соборе был покровитель Иосифа, митрополит Симон, а вторым после митрополита лицом тут заседал младший брат Волоцкого игумена, Вассиан, незадолго возведенный в сан архиепископа Ростовского. Серапиона обвинили в неуважении к митрополиту и великому князю. В особую вину поставили ему следующее выражение его неблагословенной грамоты Иосифу: "что еси отказался от своего государя в великое государство... ино еси отступился от небеснаго, а пришел к земному". Конечно, это было написано в том смысле, что игумен променял Царство Небесное на земные блага, а его истолковали таким образом, что небесным тут назван князь Федор, а земным сам великий князь. На соборе Серапион утверждал, что он был прав, и давал иногда резкие ответы. Так, на вопрос своего явного неприятеля Вассиана, архиепископа Ростовского, на основании каких священных правил он отлучил и не благословил Иосифа, Серапион с запальчивостью отвечал: "Волен я в своем чернеце, а князь Федор волен в своем монастыре, хочет - жалует, хочет - грабит". По соборному определению, Иосиф был разрешен от владычнего запрещения и ему послано благословение священнодействовать. А Серапион лишен святительского сана и заключен в монастырь (сначала Андроников, потом Троице-Сергиев). Но дело тем не кончилось.

Серапион написал оправдательное послание, обращенное к митрополиту и направленное против Иосифа. В Новгороде он успел приобрести расположение граждан и там о нем сожалели; в самой Москве многие приняли его сторону и считали Волоцкого игумена неправым в этом деле. Так думали даже некоторые приверженцы последнего из среды бояр; они смущались помянутым его отлучением и высказывали желание, чтоб он просил прощения у своего бывшего владыки. Тогда Иосиф некоторым таким боярам (например, Ивану Ивановичу Третьякову-Ховрину и Борису Васильевичу Кутузову) написал пространные и энергичные послания, в которых вновь разбирал всю историю своего спора с архиепископом; обвинял его в гордости и непокорности высшим властям; доказывал, что Серапион неправильно отлучил его, не дав ему никакого суда, и что по правилам Свв. Отец самый суд над священником должен совершаться вместе с другими епископами. Тут же Иосиф коснулся и вообще неприкосновенности монастырских имуществ. Этот вопрос затем он развил в особом сочинении О грабителях церкви. Неприкосновенность церковных имуществ он старался доказывать не только ссылками на примеры Библейской и Церковной истории, на канонические правила и узаконения греческих императоров, но также ссылками на жития Святых или собственно на их чудеса. Здесь он рассказывает о разных карах, которым подверглись святотатцы, поднимавшие руку на церковную собственность. Особенно грозный пример кары он приводит из жития Стефана Сербского: один князь хотел ограбить обитель этого святого; но во сне явился ему сам Стефан и так избил нечестивца, что после того все тело его сгнило заживо. А в примере передачи монастырей в "великое государство" от обиды удельных князей, он указывает некоторые случаи, бывшие при Василии Темном и Ионе митрополите. Эти красноречивые послания, в свою очередь, сильно задели противников монастырского землевладения, и Вассиан Патрикеев отвечал на них целым рядом полемических рассуждений, исходивших совсем из другой точки зрения. Между тем как Иосиф держался оснований исторических и канонических, Вассиан стоял на почве строго евангельской и нравственной. Этот последний, кроме того, по примеру своего учителя Нила Сорского, критически относился к ссылкам своего противника на жития святых, особенно на сказания об их посмертных чудесах, вошедшие в позднейшие редакции житий, и старался отыскивать древнейшие, более краткие и менее украшенные редакции. Поэтому Иосиф обвиняет его и Нила Сорского в том, что они не верят чудесам русских Святых и "изметают их от писания". Вассиан отвечал, что Нил не выкидывал чудес, а только исправлял их с "правых списков". "И ты Иосиф лжешь на него как человеконенавистник", прибавляет он.

По всем признакам, литературная полемика таких видных противников немало занимала умы современников и оживляла борьбу партий при великокняжем дворце. Сам великий князь, без сомнения, с интересом следил за их спором. Однако, он не повторил попытки своего отца к отобранию церковных имуществ на государственные нужды (он не сделал этого также при взятии Пскова, Смоленска и Рязани). Легко было на нравственных основаниях отрицать некоторые порядки, сложившиеся исторически, но трудно было бы привести эти отрицания в дело. Государственная власть опасалась затрагивать материальные интересы самого могущественного своего союзника - церковной иерархии. Иосиф Волоцкий в своих сочинениях являлся не только горячим сторонником этого союза, но также красноречивым поборником возникавшего московского самодержавия; тогда как в рассуждениях Вассиана ясно проглядывали симпатии к отживающей старине с ее удельно-дружинным или княжеско-боярским строем. Сочувствие великого князя поэтому клонилось более на сторону Иосифа, хотя он продолжал оказывать расположение Вассиану. Этот князь-инок, "высокоумный", "высокошиявый" и "велехвальный", по выражению своих прогивников, проповедует бедность и нестяжательность для монахов, сам однако, если верить местному монастырскому преданию, жил в Симонове привольно, как истый боярин. "Он, говорит это предание, не любил ржаного хлеба, щей, свекольника, каши и промозглого монастырского пива, но питался сладкими кушаньями, иногда с великокняжескаго стола, а пил нестяжатель романею, мускатное и ренское вино". В самом тоне его полемики слишком высказывался высокомерный боярин; такой тон отнюдь не соответствовал тому евангельскому учению, которого он хотел быть последователем, тем гуманным отношениям к ближнему и той веротерпимости, которое он проповедовал. Этот тон и само положение Вассиана Патрикеева еще более возвысились по кончине митрополита Симона (1511 года), которому преемником великий князь назначил симоновского архимандрита Варлаама, бывшего приятелем Патрикеева и сторонником аскетического направления заволжских старцев. Самый выбор Варлаама, вероятно, произошел не без влияния князя-инока. Однако и Волоцкий игумен до конца сохранил свое значение и милость Державного. По смерти бездетного князя Федора Борисовича Волоцкого удел перешел к великому князю (1513), и последний стал ездить туда на охоту, причем посещал обитель Иосифа. Но спустя два года знаменитый игумен скончался, завещав свою обитель непосредственным попечениям государя.

С кончиною Иосифа Волоцкого противники его получили еще большую силу. Мало того, вскоре они нашли себе уважаемого союзника в лице известного ученого монаха Максима Грека.

Максим был родом из албанского города Арты, сын достаточных родителей. В молодости, по примеру многих своих соотечественников, он отправился в Италию, где тогда совершалось возрождение наук и искусств, и здесь докончил свое образование под руководством лучших учителей. Воротясь на родину, он постригся в монашество и поселился на Афоне в Ватопедском монастыре, где, пользуясь обширной монастырской библиотекой, усердно занимался изучением Отцов Церкви и вообще богословской литературой. Однажды прибыли на Афон посланцы Василия III с обычной милостыней и с грамотой о присылке к нему сведущего монаха для греческих книг и для разбора богатого собрания греческих рукописей в великокняжей библиотеке. Выбор старцев пал на Максима. Когда он с двумя другими иноками приехал в Москву (в 1518 году), то первым делом, порученным ему, был перевод Толковой Псалтыри. Он еще не успел освоиться с русским языком; поэтому в помощь ему дали двух известных толмачей, Димитрия Герасимова и Власия, знавших латинский язык и уже ездивших послами к разным дворам. Толмачи находились при нем по очереди; Максим словесно переводил с греческого на латинский; а они с латинского переводили по-русски и диктовали двум писцам (Михаилу Медоварцеву и троицкому монаху Силуану). В то же время он разбирал великокняжескую библиотеку и делал опись книгам. Окончив перевод Псалтыри и щедро за него награжденный, Максим просил отпустить его обратно на Афонскую гору. Но великий князь и митрополит Варлаам, отпустив товарищей Максима, самого его удержали в Москве и поручили ему кроме переводов еще исправление разных богослужебных славянских книг, в которые вкралось от времени много ошибок и неточностей сравнительно с подлинниками. В Москве очень хорошо оценили ученые достоинства этого афонского инока и оказывали ему внимание и почет.

Максим был помещен сначала в Чудов монастырь, а потом в Симонове, где он скоро и близко сошелся с Вассианом Патрикеевым. Последний, под влиянием своей борьбы против монастырского землевладения, около того времени, с благословения митрополита Варлаама, принялся за составление новой редакции Кормчей книги, чтоб очистить ее от разных противоречий; так по одним статьям выходило, что инокам запрещается владение селами, а по другим - разрешается. Теперь же с помощью своего нового приятеля, то есть Максима Грека, Вассиан убедился, что действительно в славянских переводах греческого Номоканона неправильно употреблялось слово "монастырския села" с значением населенных мест; тогда как в греческом тексте разумелись тут просто поля и подгородние дачи. После того князь-инок стал называть эти древние славянские правила о монастырских селах "кривилами", а не правилами, и еще с большей чем прежде резкостью нападать на монастырское владение вотчинами (хотя в Византийской империи монастыри несомненно владели и населенными местами). Максим Грек в этой полемике решительно стал на сторону Вассиана и заволжских старцев. Он написал несколько трактатов по сему предмету. Особенно любопытны рассуждения его, представленные в виде умной, спокойной беседы двух лиц: Филоктимона (любостяжателя) и Актимона (нестяжателя). Кроме того, Максим вооружался против некоторых распространенных на Руси суеверий к астрологии и против священных повестей апокрифического характера, доказывая их несогласие с Св. Писанием (например, так называемая Афродитианова повесть о Рождестве Христове). Вообще, ученый Грек, Вассиан Патрикеев и митрополит Варлаам в это время составляли род церковного триумвирата. Но этот последний существовал недолго. Аскетическое направление митрополита, его неугодливость в отношении светской власти и его обычай печаловаться за опальных и несчастных нередко ставили его в натянутые отношения к великому князю. Неизвестно, что именно послужило поводом к его низложению, знаем только, что Василий удалил Варлаама в один дальний монастырь, а преемником ему назначил человека иного направления, одного из учеников Иосифа Волоцкого, из "иосифлян", как их называли противники, именно Даниила (1522). Этот Даниил, прозванием Рязанцев, прошел в Волоцком монастыре строгую школу его основателя, отличался любовью к книжным занятиям, трудолюбием и гибким вкрадчивым умом. Перед своей кончиной Иосиф поручил братии самой выбрать себе игумена, и выбор пал ее на Даниила. Умирающий игумен благословил своего преемника. При последующих посещениях монастыря великим князем, Даниил сумел приобрести его расположение, а теперь, несмотря на свои еще далеко не старые годы, занял архипастырскую кафедру. С его возвышением немедленно стала усиливаться и вся партия иосифлян. Между прочим, Даниил стал проводить их на епископские кафедры; так два близкие родственника Иосифа Волоцкого, Акакии и Вассиан Топорков, возведены в сан епископа, первый Тверского, второй Коломенского.

Несмотря на изменившиеся обстоятельства, Вассиан Косой и Максим Грек продолжали действовать в прежнем духе, и, разумеется, сильно возбудили против себя нового митрополита. Первой жертвой его неудовольствия сделался Максим. Этот иноземец, недостаточно понимая людей и отношения, среди которых ему пришлось теперь жить, слишком подчинился неприязненным возренниям своего друга Вассиана на московские порядки, церковные и политические, и, увлекшись авторитетностью своего высшего образования, принялся писать разные обличительные рассуждения, направленные не только против корыстолюбия и распущенных нравов русской иерархии и русского монашества вообще, но и против некоторых архиереев и самого митрополита. Например, в своем слове против лихоимства, он обличает какого-то высшего духовного сановника, который "безпощадно пьет кровь из убогих людей своими и всякими несправедливостями, а сам разъезжает по городу на великолепных конях в сопровождении многих слуг, разгоняющих народ криком и бичами; долгими молитвами и черною власяницею он прикрывает свою страсть к сладким явствам и питиям и к дорогим одеждам". В таком обличии видели намек на митрополита Даниила, который, по словам Герберштейна, будучи возведен на высший духовный сан еще в цветущих летах, будто бы всякий раз, являясь перед народом, окуривал свое лицо серным дымом, чтобы сделать его более бледным, то есть более постным. Не ограничиваясь духовенством, Максим направлял свои обличения также против гражданского управления, против лихоимства, хищений и грабительства властей. Мало того, он неосторожно беседовал с некоторыми опальными боярами насчет особы государя, дружил бывшему в Москве турецкому послу (Скиндеру, родом Греку), враждебно настроенному против России, и т.п.


В числе чиновных лиц, посещавших Максима, преимущественно ради его просвещенной книжной беседы, и читавших его послания или "тетрадки", был и старик Иван Берсень Беклемишев, находившийся тогда в царской опале. Очевидно, он принадлежал к старой боярской партии, недовольной новыми порядками, то есть усилившимся самодержавием: великий князь хотя и собирал боярскую думу для совещания о государственных делах, но в сущности все дела он уже заранее решал в тесном кругу своих советников, которых выбирал в особенности из ближних дворцовых чиновников и дьяков. Он не любил слышать противоречия со стороны бояр. Берсень был умный человек, но именно отличался грубою прямотой. Раз он заспорил с государем по поводу смоленских дел. Василий Иванович разгневался и сказал ему: "поди прочь, смерд, ты мне не надобен". Его отставили от должности и отняли у него городской двор, в кагором и поместили супругу Шемячича, бывшего Северского князя. Опальный Берсень приходил к Максиму Греку и горько жаловался ему на свое тяжкое положение и на то, что некому за него печаловаться перед государем. Хотя Максим в таких случаях высылал своих домашних и сидел с Берсенем наедине, однако правительству донесли об их беседах. В них участвовал еще опальный дьяк Федор Жареный. Повидимому, донос был сделан одним из келейников Максима. Зимой 1525 года наряжено было следствие. Допросили Берсеня, Жареного и Максима Грека. Последний все рассказал откровенно; а первые сначала заперлись, но потом на очных ставках повинились в своих тайных беседах.

Приведем некоторые выдержки из следственного дела, чтобы показать, какого характера были подобные беседы.

- Был ли ты сегодня у митрополита? спрашивает Максим пришедшего к нему Берсеня.

- А я не ведаю, есть ли митрополит на Москве, молвил Берсень.

- Как так? Митрополит на Москве Даниил.

- Не ведаю, митрополит ли он или простой чернец: учительного слова от него никакого нет и ни о ком не печалуется; а прежние святители сидели на своих местах в мантиях и печаловались государю о всех людях. А тебя, господине Максиме, взяли из Святой Горы, да от тебя какую пользу взяли?

- Я, господине, сиротина, какой от меня пользе быть?

- Ты человек разумный и можешь нас пользовать. Нам было бы пригоже тебя спрашивать, как государю устроить свою землю и как людей жаловать и как митрополиту жить?

- У вас, господин, книги и правила есть, можете устроиться (сами), уклончиво отвечал Грек. Однако иногда не удерживался и прибавлял такие слова о великом князе: - Пойдет государь к церкви, вдовицы плачут и за ним идут, и они их бьют. И я за государя молил Бога, чтобы государю Бог на сердце положил и милость бы ему над ними показал.

Берсень жаловался на Василия Ивановича и его покойную мать в таких выражениях:

- Добр был отец великого князя Василия, великий князь Иван, и до людей ласков; пошлет кого на которое дело, и Бог с ним, а нынешний государь людей мало жалеет. Дотоле земля Русская жила в тишине, да в миру. А как пришла сюда мать великого князя Софья с вашими Греки, так наша земля замешалась и пришли нестроения великие, как и у вас в Царьгороде при ваших царях.

- Господин, молвил на это Максим, - великая княгиня Софья с обоих сторон была роду великого, по отцу царей наших, а по матери великого дукса (герцога) Феррарского. (В иной же раз просто выразился, что по отцу она христианка, а по матери латынка).

- Какова бы ни была, а к нашему нестроению пришла, горячился Берсень. - Ведаешь и сам, господин, и мы слыхали у разумных людей; которая земля переставливает обычаи своп и та земля недолго стоит, а здесь у нас старые обычаи князь великий переменил, ино на нас которого добра чаяти?

- Которая земля переступает заповеди Божии, та от Бога казни чает; а обычаи царские и земские государи переменяют (смотря по тому) как лучше их государству, вставил Максим.

- Однако, лучше старых обычаев держаться, людей жаловать, а стариков почитать; ныне же государь наш запершись сам-третей у постели всякие дела делает, продолжал сетовать Берсень. - Подворье у меня в городе отнял, из Новгорода Нижнего людей велел распустить и сына моего там одного оставил. А ныне отовсюду-то брани, ни с кем нам миру нет, ни с Крымом, ни с Казанью, все нам недруги, а все наше нестроение.

В другой раз Берсень, заговорив с Максимом о том, что великий князь не отпускает его обратно на Святую Гору, объяснил этот поступок опасением, чтобы он, узнав здесь все наши дела, "добрая и лихая", не стал бы о них там рассказывать.

- Государь наш упрям, прибавлял Берсень, - и встречи против себя не любит: кто ему на встречу говорит, он на того опаляется; а отец его против себя встречу любил и тех жаловал, которые против его говорили.

В том же роде были разговоры Максима и Берсеня с дьяком Жареным.

- Добыл себе печальника? спросил его Максим.

- Нет, не добыл, отвечал Жареный. - А государь у нас пришелся жестокий и немилостивый.

Когда великий князь, после основания города Васильсурска на границе с Казанской землей, возвращался из Нижнего Новгорода в Москву, бояре и дьяки стояли и ждали государева въезда в город. При этом Берсень заметил Жареному: "И зачем великий князь ходил в Нижний? Поставил лукно на их (Казанской) стороне, то как же мир с ними взять? Ставил бы лучше город на своей стороне?". По тому же поводу Берсень рассказал Жареному свой разговор с митрополитом.

- Сижу я у митрополита один на один, и митрополит воздает великому князю большую хвалу за то, что город поставил, которым городом всю Казанскую землю возьмет. "Бог его избавил от запазушнаго врага", говорит. Спрашиваю: "кто это запазушный враг"? - "Шемячич", молвил митрополит. А сам забыл, как Шемячичу грамоту писал за своею печатью, клялся ему образом Пречистой, чудотворцами, и на свою душу взял.

В подобных откровенных разговорах ясно отражаются настроения недовольной части общества, личные счеты и те пересуды, каким подвергалось правительство со стороны этих недовольных. Они сетовали на тяжести службы и не хотели видеть трудного положения московских правителей, одновременно доканчивавших великое дело объединения Руси и ведших непрестанную борьбу со внешними врагами. Все общественные бедствия, свои частные невзгоды и уже давший себя чувствовать железный скипетр самодержавия они готовы были объяснять только личными качествами государя и влиянием его матери, давно умершей; причем и суровый Иван III в отдалении представлялся им гораздо более ласковым и милостивым, чем был в действительности. Даже в таком полезном деле, как основание нового опорного пункта для борьбы с Казанцами, высказывалось охуление, почему город поставили на правом, а не на левом берегу Суры.

Тем не менее жалобы на недостаток печалования и немилосердие Василия Ивановича в данном случае оправдались. За нескромные речи о государе Берсеню Беклемишеву отрубили голову на Москве-реке, а Федору Жареному вырезали язык.

По сему делу Максим Грек оказался виновен в том, что слушал подобные речи, причем обнаружились его дружеские связи с лицами противными великому князю и митрополиту. И митрополит, и великий князь имели с ним личные счеты по поводу его обличительных посланий; кроме того, намерение Василия III развестись со своей неплодной супругой и жениться на другой встретило неодобрение со стороны Грека, столь авторитетного в канонических вопросах. Почти вслед за помянутой казнью начался суд над Максимом, для чего происходили частые соборы духовенства то во дворце государя, то в палатах митрополита. Его обвиняли в сношениях с врагами России (Турецким послом), в осуждении русских церковных уставов и книг, в охулении русских чудотворцев Петра, Алексея, Ионы, Сергия, Кирилла и других за то, что они держали волости и села, собирали оброки и пошлины. Обвиняли его даже в разных ересях при переводе книг; чему подали повод некоторые неточные выражения, происшедшие от его недостаточного знакомства с русским языком. Суд кончился тем, что Максима сослали в Иосифов Волоколамский монастырь, где держали его в строгом заключении, в голоде и холоде, и запрещали ему что-нибудь писать и сочинять. Однако, твердый в своих убеждениях, Максим не признавал себя виновным и вопреки запрещению продолжал сочинять обличительные послания (или "тетради"). Митрополит Даниил, со своей стороны, не успокоился до тех пор, пока Максима, спустя шесть лет, не подвергли новому соборному суду. Тут выставили против него те же обвинения с прибавлением некоторых новых ересей, то есть ошибок, отысканных в его переводах и грешивших против догматов о Пресвятой Деве Марии и о Св. Троице. Его вновь осудили и заточили на сей раз в тверской Отроч монастырь (1531).

После первого суда над Максимом Греком его друг Вассиан Косой еще сохранял по-видимому расположение великого князя. Но когда совершились развод и новый брак Василия Ивановича, Патрикеев относился к ним очень неодобрительно, чем и охладил к себе государя. После рождения сына и наследника Васильева, митрополит воспользовался обстоятельствами и настроением государя и добился того, что вслед за вторым осуждением Максима был назначен соборный суд над Вассианом (именно в мае того же 1531 года). Главным обвинительным пунктом против него послужила помянутая выше Кормчая, которую он "дерзнул" переправлять по-своему; причем осуждал некоторые прежние правила и называл их "кривилами", а русских чудотворцев осмелился называть "сумотворцами", за то, что они при своих монастырях имели села и крестьян. Князь-инок не смирился перед судьями и держал себя с обычной своей гордостью. Так, когда ему указали примеры древних иноков, которые хотя и владели селами, однако успели угодить Богу, он заметил: "те села держали, но пристрастия к ним не имели". На вопрос митрополита, почему же он думает, что новые чудотворцы были пристрастны к селам, Вассиан дерзко отвечал: "не ведаю, чудотворцы ли то были". Тут речь шла собственно о митрополите Ионе и Макарии Калязинском, коих канонизация в то время еще не получила окончательной, общепризнанной формы. Когда митрополит напомнил Вассиану его резкие отзывы о Макарии, тот заметил: "я его знал; простой был человек; а чудотворец ли он , пусть будет как вам любо". Отвечая на упреки митрополита за разные неканонические изменения в его списке Кормчей, Вассиан прибавил: " а буде что негораздо, и ты исправи". Наконец, его обвинили в той же ереси против догмата о Пресвятой Деве, как и Максима Грека, ибо при переводе сим последним Метафрастова Жития Богородицы Вассиан участвовал в неправильном истолковании некоторых важных мест. Собор осудил Вассиана и заточил его в тот самый монастырь, с которым он наиболее враждовал, то есть в Иосифов Волоколамский. Там он вскоре и умер, вероятно, вследствие тяжелых лишений и сурового обращения своих надсмотрщиков.

Так трагически окончилась при Василии III эта борьба монастырских нестяжателей с их противниками. Последние стояли за такой монастырский строй, который складывался постепенно в течение веков; они стояли также за исторически развивавшееся самодержавие и, естественно, нашли в нем могучего покровителя. А нестяжатели, проповедуя евангельские отношения, в то же время защищали некоторые старые, отжившие порядки. Вассиан Косой, как поборник древних дружинно-боярских притязаний на ограничение княжеской власти, является прямым предшественником знаменитого князя-боярина Андрея Курбского*.

______________________

* "Историческое известие о Максиме Греке" в Вести. Евр. 1813. Ноябрь. "О трудах Максима Грека" в Ж. М. Н. Пр. 1834. ч. III. "Максим Грек" в Москвитянине. 1842. № 11. (Филарета, архиеп. Чернигов.). Прот. Горского "Максим Грек Святогорец" в Прибавл. к Твор. Св. Отцов. 1859. ч. XXVIII. Проф. Нильского "Максим Грек как исповедник Просвещения" в Христиан. Чтен. 1862 г. Март. "Максим Грек" - замечательное исследование проф. Иконникова в Киев. Универс. Извест. 1865 и 1866 гг. Его же "Русские Общественные деятели XVI века". Ibid. 1866. Его же "О культурном значении Византии в Русской истории". К. 1869. Проф. Хрущова "Князь инок Вассиан Патрикеев" в Древ, и Нов. Рос. 1875. № 3. Помянутые в предыд. примечании сочинения: проф. Павлова о Секуляризации церков. земель (глава III); архиеп. Макария Ист. Рус. Церкви (т. V и VII); Жмакина о митрополите Данииле (глава III. "Борьба Даниила с Заволжцами"). Источники: П. С. Р. Л. VI., стр. 261. VIII. 263. Степен, кн. ч. II., стр. 190. "Сочинения Максима Грека" в Православн. Собесед. 1859 - 1862 гг. (Отдельно в трех частях. Казань). "Сказание о Максиме Греке" - рукопись Петерб. Публ. Библ. Погод. Собр. № 1294. "Отрывок следствен, дела о Берсене и Жареном с допросами старцу Максиму Греку и келейнику его Афанасию" в Акт. Археогр. Эксп. I. № 172. (О казни Берсеня и Жареного см. Карамз. к т. VII прим. 335). "Прение Данила митрополита с иноком Максимом Святогорцем". Список ссудного списка в Чт. Об. И. и Др. 1847. № 7. "Прение митр. Данила с старцем Васьяном 1531 г." Ibid. 1847. № 9. "Рассуждения инока князя Вассиана о неприличии монастырям владеть селами". Ibid. 1859. III. Курбский в своей "Истории князя великого Москов." прямо говорит о насильственной смерти Вассиана Косого; но известна ненависть Курбского к Иосифлянам. Вместе с Максимом Греком пострадали и два его сотрудника в переводах, Михаил Медоварцев и инок Сильван. Первый сослан в Коломну, а второй в Волоколамский монастырь, где, по известию одной рукописи, иноки будто бы уморили его в дыму. Опис. Рукописей Синодал. Библ. Отд. II. кн. 2, стр. 579.

______________________

Немалую долю в опале Максима Грека и Вассиана Косого играло их неодобрение разводу великого князя с супругой.


Василий Иванович очевидно сознавал государственную важность прямого престолонаследия от отца к сыну. В этих видах он не позволял своим родным братьям жениться, пока сам не был еще обеспечен в своем прямом потомстве. Вообще, он братьев своих держал под строгим присмотром, и когда они жили в своих уделах, то в числе их окружавших находились, которые доносили великому князю не только об их поступках, но и обо всех подозрительных разговорах. Таким образом предупреждаемы были всякие попытки к какой-либо крамоле или к тайным сношениям с королем Польско-Литовским. Двое из братьев, Семен и Дмитрий, умерли (первый в 1518, второй в 1521). Оставались в живых еще двое: Юрий Дмитровский и Андрей Старицкий. К немалому огорчению Василия, более чем двадцатилетнее его супружество с Соломонией Сабуровой было бездетно, и великокняжеский престол после него должен был перейти к брату Юрию. Согласно с обычаями и суевериями той эпохи, Соломония тайно обращалась к знахарям и знахаркам, испытывала разные их средства, чтобы получить детей и сохранить любовь мужа, но ничто не помогало.

Одно летописное сказание изображает сетование великого князя в следующей поэтической форме. Однажды, во время объезда по своему государству, он ехал на позлащенной колеснице, окруженный телохранителями, и, посмотрев наверх, увидел на дереве птичье гнездо. "Горе мне! воскликнул он - кому уподоблюсь? ни птицам небесным, ни зверем земным, ни рыбам, все они плодовиты суть". И, посмотрев на землю, прибавил: "Господи! и земле сей не уподобился я, ибо земля во всякое время приносит свои плоды и благословляет Тебя". Осенью, воротясь из объезда в Москву, он начал думать с боярами о неплодии великой княгини и говорил со слезами: "Кому по мне царствовать на Русской земле? Братьям ли? Но они и своих уделов не умеют устроить". Некоторые угодливые бояре, понимая его желание, отвечали на это: "великий государь! неплодную смоковницу посекают и измещут из винограда".

Но развод был делом необычайным на Руси и почитался грехом против церковных уставов. Вероятно не без связи с таким намерением великого князя совершилась перемена митрополита: вместо строгого, неуступчивого Варлаама поставлен Даниил, явившийся усердным исполнителем желаний Державного. Однако, не вдруг приступили к осуществлению данного намерения; сначала обратились, по-видимому, за советом и разрешением, к восточным патриархам и на Афонские монастыри. Но оттуда получили неодобрительные ответы. Тогда митрополит Даниил собственной властью разрешил развод. Тщетно Соломония не соглашалась сделаться монахиней; в ноябре 1525 года ее силой привезли в Московский Рождественский монастырь; сам митрополит обрезал ей волосы; надели на нее монашескую мантию, или куколь, и постригли под именем Софьи; после чего ее отвезли в Суздаль и заключили там в женском Покровском монастыре. А в январе 1526 года "о свадебницах" (время свадеб, от святок до масленицы) великий князь вступил в новый брак, с племянницей известного литовско-русского выходца князя Михаила Глинского, Еленой, дочерью его, тогда уже умершего, брата Василия. Венчал их сам митрополит. Вообще, эта свадьба сопровождалась всей царской пышностью и теми многочисленными народными обрядами, которые в те времена на Руси были в полной силе, каковы: тысяцкий, дружки, свахи, опахивание жениха и невесты соболями, осыпание хмелем из золотой мисы, иконы с тафтяными и атласными платками, ширинки, камки подножные, золотые и серебряные деньги, калачи, перепечи и сыры, караваи и свечи, поставленные в кад с пшеницей, постель на ржаных снопах, кормление новобрачных жареным петухом и кашей, государев конюший (князь Федор Васильевич Телепнев), всю ночь разъезжавший с обнаженным мечом вокруг подклети или спальни, и т.д. Тысяцким на свадьбе был брат государя Андрей; роли дружков с обеих сторон исполняли знатнейшие бояре, а обязанности свах - знатные боярыни.

Однако, многие современники не одобряли развода с Соломонией и второго брака Василия; ропот их нашел отголосок у самих летописцев. На Соломонию смотрели как на невинную жертву насилия. Сложилась даже легенда, будто во время своего пострижения она оказалась беременною и потом произвела на свет сына, по имени Георгия. Она прожила в монастырском за ключении еще целые семнадцать лет. Меж тем Василий выказывал большую привязанность к своей молодой супруге, вероятно, кроме миловидной наружности владевшей более утонченными манерами, чем московская женщина того времени. Желая нравиться ей, великий князь, которому было под пятьдесят лет, сбрил бороду, вопреки господствовавшему великорусскому обычаю. По просьбе Елены он велел освободить из заключения ее дядю, Михаила Глинского, который вновь занял почетное положение при его дворе. Однако, к немалому огорчению Василия, первые годы его второго супружества оставались бездетными; великий князь с супругой начали усердно ездить по монастырям; раздавали щедрую милостыню и молили угодников о своем чадородии. Наконец, Бог услышал их молитвы: в августе 1530 года родился у них сын Иоанн, будущий Грозный царь. Обрадованный Василий повез младенца в Троицкую лавру и там окрестили его у гроба св. Сергия; воспреемниками его от купели были два известных подвижника: столетний старец Касьян Босой и игумен Даниил Переяславский. При сем великий князь положил новорожденного на самую раку Преподобного, как бы отдавая его под защиту прославленного заступника и покровителя московских князей. А для мощей двух других московских угодников, свв. митрополитов Петра и Алексея, он заказал отчеканить новые богатые раки, для первого золотую, для второго серебряную. Кроме того, он снял опалу с некоторых провинившихся бояр, простил многих заключенных в тюрьмах, оделил многих бедных, и вообще ознаменовал свою радость разными делами милосердия и благотворения. В следующем году Елена родила второго сына, Георгия. Тогда великий князь, обеспеченный в собственном потомстве и прямом престолонаследии, разрешил младшему брату Андрею вступить в брак и женил его на княжне Хованской. От этой эпохи до нас дошло несколько писем великого князя к Елене, написанных во время его отсутствия в Москве. В них ясно обнаруживается его любовь и заботливость о жене и детях, особенно о старшем. Между прочим, жена уведомила его, что у малютки Ивана показался на шее веред. Василий встревожился и засыпал жену вопросами о том, что это такое, давно ли, бывает ли у других детей и т.п. Он поручает ей расспросить опытных боярынь и подробно обо всем отписать*.

______________________

* В 1511 году до великого князя дошел слух, что брат его Семен Калужский хочет бежать в Литву. По челобитью других братьев, митрополита Симона и владык, Василий простил Семена; но переменил состоявших при нем бояр и детей боярских. (Софийск., Воскр., Никонов. Татищев в Чт. Об. И. и Д. 1847 г. № 5). Для отношений к братьям любопытны "Наказные речи Великого князя брату своему Димитрию", около 1520 г. (Акты Истор. I. № 291). Тут великий князь чрез своего посланного Ивана Шигону упрекает брата в непочтении к себе и напоминает ему духовную их отца Ивана, в которой тот "приказывал" меньших братьев старшему, поручал им слушать его и держать "вместо отца", а ему держать их "во чти, без обиды". О том, как учрежден был от великого князя надзор за действиями его брата Юрия Ивановича Дмитровского с помощию некоторых детей боярских см. любопытную "Челобитную Ивана Яганова" на имя малолетнего государя Ивана Васильевича. (Акты Истор. I. № 136). На этого брата Юрия также был донос о намерении его бежать в Литву; но по его просьбе игумен Волоцкий Иосиф незадолго перед своей смертью (1515 г.) послал в Москву двух своих иноков ходатайствовать о нем перед великим князем и успел избавить его от опалы (см. Житие Иосифа). Относительно обращения Соломонии к знахарству см. отрывок от розыскного дела по сему поводу или допрос Ивану Сабурову в ноябре 1525 г. Акт. Ист. I. № 130. Тут между прочим упоминаются жонка Стефанида прозванием Рязанка и какая-то черница безносая; первая наговаривала воду, которою велела великой княгине смачивать себя и белье великого князя; вторая наговаривала масло или мед для натиранья. Сетование Василия на бездетность во время объезда и женитьба на Елене в Псков, лет. (П. С. Р. Л. IV. 295 и 296). О насильственном пострижении Соломонии говорят Курбский и Герберштейн. Последний прибавляет о нанесенных ей при сем побоях бичом от Ивана Шигоны. Он же сообщает слух о рождении ею в монастыре сына Георгия и посылке великим князем двух доверенных лиц для проверки сего слуха, распускаемого особенно двумя боярынями, женами казначея Юрия Малого (Грека) и спальника Якова Мазура; эти боярыни были после того удалены от двора, а первая даже подвергнута сечению. Летописи Воскресен., Никон, и Татищев выражаются уклончиво: "великий князь постриже Соломонию по совету ее тяготы ради и болезни бездетства"; в Соф. 2-й - "Соломония пострижеся в черницы, болезни ради". А по Летописцу, служащему продолжением Нестора (Изд. в М. 1794 г.), Соломония будто бы сама умоляла Василия отпустить ее в монастырь, видя свое неплодство (стр. 383). В Псков. 2-й сказано просто: "И повеле ю пострищи в черницы" (причем по одному списку брак с Еленой прямо уподобляется прелюбодеянию). В невольном пострижении вообще нельзя сомневаться. О безуспешной посылке за разрешением развода к патриархам и на Афонскую гору и осуждении этого развода Вассианом Патрикеевым см. "О сочетании второго брака и разлучении первого чадорадия ради - творение Паисeено, старца Ферапонтова монастыря" в Чт. Об. И. и Др. 1847 г. № 8. Карамзин сомневается в достоверности этого творения (к т. VII пр. 277). Действительно, некоторые подробности указывают, что оно несовременно самому событию и сочинено впоследствии (напр., прорицания о жестокостях и беззакониях Ивана Грозного). Любопытны встречающиеся в этом памятнике следующие темные слова и речения: друкели, урдюкели, ардарила, сарападасейстии, келевдерии, дохери, ароуны, тефлизы. Официальное описание свадьбы в. кн. Василия Ивановича с Еленой в Древ. Росс. Вивлиофике. Т. XIII. Таковое же описание свадьбы кн. Андрея Ивановича. Ibid. "Дополнительная статья к чину бракосочетания великого князя Василия Ивановича" в Дополн. к Акт. Истор. 1. № 24. О сбритии бороды Василием говорит Герберштейн. О рождении и крещении сына Ивана - те же летописи. Степен. книга сообщает некоторые подробности о крещении его в Троицкой Лавре и восприятии от купели двумя старцами иноками, Даниилом Переяславским и Касьяном Босым (206 стр. и далее). Об них как воспреемниках см. Акты Истор. I. 410. В Степенной же книге говорится о предсказаниях, предшествовавших его рождению. Между прочим юродивый Дементий на вопрос беременной Елены, что у нея родится, отвечал: "Тит, широкий ум" (стр. 237). Пять писем Василия III к супруге своей Елене см. "Письма Русских государей". Изд. Археогр. Ком. М. 1848. Древ. Рос. Вивлиоф. Ч. III. Г.Стромилов, в своей монографии об Александровской Слободе, на основании разных соображений предполагает, будто связь Елены с Овчиной-Телепневым Оболенским началась еще до рождения Ивана Грозного. (Чт. О. И. и Др. 1883. кн. 2 стр. 69 и след.).

______________________

В деле украшения и укрепления столицы с помощью иноземных мастеров Василий III усердно продолжал начатое его отцом. Так, по его приказанию, известный уже мастер Алевиз Фрязин обложил кирпичом и камнем ров, шедший вокруг городской стены, и привел в лучший порядок прилегавшие пруды. Около того же времени была окончена постройка кирпичного великокняжеского двора, смежных с ним Архангельского и Благовещенского соборов. Последний покрыт позолоченной кровлей и внутри расписан иконами на золотом поле (1508 года). Тогда же мастер Бон Фразин окончил церковь Иоанна "под колоколами" (где Ивановская колокольня). Вероятно, для этой колокольни, в конце Васильева царствования, мастер Николай Немчин слил колокол "большой благовестник" в тысячу пудов; но помещен он был на особой "деревянной колокольнице". Вновь перестроен каменный придворный храм Спаса Преображения. Кроме того, при Василии воздвигнуто в Москве более десяти каменных церквей (Введенская на Большом посаде или в Китай-городе, Рождественская за Неглинной, Благовещенская на Ваганьковском, Алексеевская в Девичьем монастыре за Черторыей и пр.), и все они построены тем же архитектором Алевизом Фрязиным. Тот же Алевиз по-видимому был и пушечным мастером. Летопись сообщает, что на Алевизовом дворе, где приготовляли пушечное зелье (порох), на Успенском враге, однажды произошел пожар, причем погибло более 200 рабочих (1531 года). Великий князь строит каменные храмы в подгорных своих селах, например, в Воронцове - Благовещания, а в Коломенском - Вознесения. При Василии же основан под Москвой известный Новодевичий монастырь. Укрепляя столицу, Василий заботился и о других важных пунктах, особенно оборонявших крепости в Туле, Коломне, Зарайске, Нижнем (в последнем строит Петр Фрязин), а деревянные в Чернигове, Кашире и пр.

Меж тем как каменное храмовое зодчество находилось пока в руках иноземцев, внутреннее храмовое украшение или иконопись продолжала развиваться как художество вполне русское. При Василии было окончено фресковое расписание знаменитого Успенского собора. А помянутое выше расписание Благовещенского было совершено мастером Феодосием Денисьевым с братией (кажется, сыном Дионисия, известного иконника времен Ивана III). Очищенные недавно от позднейших наслоений, фрески этого собора свидетельствуют о значительном процветании иконописного искусства в то время. Любопытны, между прочим, известия летописей о поновлении некоторых наиболее чтимых икон стараниями митрополита Варлаама, который сам не был чужд иконописному художеству. Во-первых, по его совету и благословению, государь разрешил поновить знаменитый образ Владимирской Божией Матери и велел устроить для него новый киот, украшенный золотом и серебром (1514 года). Затем великий князь велел принести из Владимира древние иконы Спаса и Богородицы, от времен обветшавшие. Митрополит с духовенством и народом встретил их на Посаде и с молебствием проводил в Успенский собор. (Государь тогда отсутствовал в Москве). Потом Варлаам велел поставить их в своих палатах и поновлять, причем помогал иконникам собственными руками (1518). Для сих икон также устроили новые драгоценные ризы, пелены и киоты. В следующем году св. иконы были отпущены обратно во Владимир с такой же торжественностью, как и встречены. Государь с боярами сам проводил их за Андроников монастырь.

При Василии встречаем в столице начало полицейских порядков. Так ночью, после урочного часа, воспрещалось без особой нужды ходить по известным улицам, для чего они заграждались рогатками, при которых стояла стража. Подобная же картина была принята и в Новгороде Великом (в 1531 году) вследствие пожаров, сопровождавшихся сильными грабежами. Когда там по всему городу поставили решетки и учредили пожарную стражу, то эта мера много способствовала водворению спокойствия и прекращению грабежей. Василий подтвердил запрещение отца относительно пьянства и вольной продажи меда, пива и вина; но так как запрещение это не распространялось на великокняжеских телохранителей, то он выстроил для них за рекой особую часть города, которая названа Наливки (от слова: наливай! Так объясняет это название Герберштейн)*.

______________________

* Летописи Соф. Воскр. Никонов. Степен. кн. Татищев. Из иконописцев времен Василия известен еще Алексей Псковитин, по прозванию "Малый". Он написал образ Успения Богородицы в Успенском храме Кириллова монастыря (1511 г.). См. Выписку из Летописного Сборника Кирилло-Белозерского монастыря (Времен. Об. И. и Др. кн. 8 Смесь, стр. 50). Любопытно при сем известие о построении сего храма, совершаемом за 25 лет: он строился 5 месяцев, мастеров каменщиков и "стенщиков" было 20, старший над ними состоял Прохор Ростовский, и стоил храм 250 рублев. В 1517 г. в Пскове упала часть кремлевской стены, на протяжении 40 сажень. Ее починил Иван Фрязин, и эти сорок сажень обошлись великому князю в 700 рублей; хотя возка камня при сем составляла повинность священников, а псковичи обязаны были носить песок и просевать его решетом. (Псков. лет.). Об уличных решетках в Москве и не совсем ясное известие о постройке за рекой особого "города Нали" (Nali) для телохранителей сообщает Герберштейн.

______________________

Большие успехи сделало при Василии III развитие московского придворного строя, то есть умножение чинов, должностей и обрядности; в чем, кроме установившегося единодержавия и самодержавия, немалую долю влияния имели византийские предания, подкрепленные матерью великого князя и приехавшими с ней Греками. Встречаем некоторые придворные звания, о которых прежде не упоминалось, например стряпчих, ведавших царскую одежду, рынд или нарядных телохранителей, крайчих, оружничих, ясельничих (ведавших конский прибор), постельников, шатерников и пр. Своеобразная роскошь и строгая обрядность Московского двора в ту эпоху стали обращать на себя внимание иноземцев, в особенности западно-европейских послов, которым приходилось близко наблюдать и на самих себе испытывать наши придворные порядки и обычаи. Любопытное описание некоторых таковых обычаев находим в сочинении о Московском государстве известного германского посла Герберштейна, дважды посетившего наше отечество.

Навстречу послу перед его первым прибытием в Москву выехал знатный боярин. Последний при сем строго соблюдал достоинство своего государя, и, например, не выходил первый из саней или не слезал с лошади, а ждал, пока это сделает прибывший посол. Герберштейн, заметив, какую цену москвитяне придают всем подробностям встречи, также захотел поддержать достоинство своего государя, начал спорить, и потом прибег к хитрости: он вынул ногу из стремени, делая вид, что слезает с лошади. Боярин тотчас сошел на землю, но тут с досадой заметил обман противника. Скрыв досаду, он подошел с непокрытой головой, и от имени своего государя спросил посла, по-добру ли по-здорову приехал, произнеся предварительно полный царский титул (великий государь Василий, Божией милостью государь всея Руси и великий князь Владимирский, Московский, Новгородский, Псковский, Смоленский и пр.).

Во время второго приезда барона Герберштейна, он, как известно, имел товарищем своим графа Леонара Нугароля. За полмили от Москвы их встретил старый дьяк, ездивший с посольством в Испанию, объявил, что для почетного приема им назначены от государя большие люди, и предупредил, что при свидании с ним надобно сойти с лошадей и стоя слушать государевы слова. Старик был покрыт потом и казался в больших хлопотах; на вопрос Герберштейна о причине сего, он отвечал: "Сигизмунд, у нас государю служат иначе, чем у вас". В Москве барон и граф получали содержание, назначенное для германских послов (для литовских и других определялось оно в ином размере); им и их свите ежедневно доставлялись пища и напитки; последние состояли из разных сортов меду и пива. Когда назначен был день торжественного приема, за послами явилось несколько важнейших сановников в сопровождении большой свиты из дворян. По тем улицам, где проезжали послы, стояли толпы народа, которые становились гуще по мере приближения к Кремлю, так что за теснотою поезд едва пробрался в Кремлевские ворота. Дело в том, что по распоряжению правительства, в такой день народ сгоняли сюда со всех сторон, запирались лавки и мастерские, чтоб удивить иностранцев своим многолюдством, а следовательно и могуществом. Посольство прошло посреди воинов, туземных и наемных, наполнявших Кремлевскую площадь, и должно было сойти с коней, еще не доезжая до дворцовой лестницы, ибо сходить с лошади подле нее мог только один великий князь. На лестнице и в первых комнатах дворца послов встречали бояре, чем далее, тем более знатные; они подавали правую руку и здоровались. В приемном покое находился великий князь с братьями и думными боярами. Он сидел с открытой головой на возвышении подле стены, на которой висел образ в богатом окладе; справа на скамье лежала меховая шапка или колпак, а слева посох с крестом и таз с двумя рукомойниками и положенным на них полотенцем (для омовения руки после прикосновения к иноверцам). После установленных приветствий, послов посадили на скамью против великого князя; при посредстве толмача, они сказали свою речь. Государь вставал и спрашивал; "Брат наш, Карл, избранный император Римский и наивысший король, здоров ли?" Граф Нугароль ответил: "здоров". Тот же вопрос повторился о Фердинанде, на что отвечал Герберштейн. Потом Василий давал руку послам и спрашивал об их собственном здоровье.

По окончании сей аудиенции, государь пригласил послов к своему столу. Когда их ввели в обеденную залу, великий князь и бояре уже сидели за столами, которые были расставлены вокруг залы; посредине находился поставец, обремененный золотыми и серебряными чашами и кубками. Государь сидел за особым столом, ближе к нему помещались его братья, за ними следовали бояре и другие придворные люди, по степени своей знатности и милости государевой. Послов посадили также за особым столом, насупротив великого князя. На столах были расставлены солонки, уксусницы и перечницы. Перед началом обеда великий князь, если хотел оказать кому почет, посылал хлеб, а еще высший почет означала посылка от него соли. Во время обеда он посылал со своего стола некоторым лицам, в том числе послам, блюда с кушаньями, причем надобно было каждый раз вставать и кланяться на все стороны, что немало утомляло послов. За обедом первым блюдом в мясоед подавались жареные лебеди и журавли. Приправой к кушаньям служили сметана, соленые огурцы и моченые груши, которые не снимались со стола во время обеда. В начале обеда пили водку, а потом подавали мальвазию, греческое вино и разные меды. Государь пил за здоровье послов, и, также, как кушанья, посылал от себя напитки. Кубки и вообще посуда, которую здесь видели послы, казались сделанными из дорогих металлов и даже из чистого золота. Служители, разносившие кушанья и напитки, одеты были в нарядные кафтаны или так называемые "терлики", украшенные жемчугом и дорогими камнями; а прежде (до Василия) они одевались проще, наподобие церковных прислужников. Обед продолжался несколько часов. По окончании его, однако, не окончилась попойка. Те же чины, которые провели послов во дворец, проводили их домой и тут принялись снова угощать их напитками, стараясь напоить допьяна. В этом отношении, по замечанию иноземцев, Русские были большие мастера: когда истощены все другие способы убеждения, то они начинают пить здоровье великого князя, его брата и других почетных лиц, полагая, что при их имени никто не может отказаться от чаши. При сем приглашающий пить чье-либо здоровье выходит на середину комнаты с чашей в руке и говорит веселую речь с разными ему пожеланиями; опорожнив чашу, перевертывает ее и касается своей макушки, чтобы все видели, что он выпил до дна. Затем точно таким же образом должен каждый опорожнить чашу. Единственное средство избавиться от дальнейших тостов, это притвориться сильно пьяным или заснувшим.

Послы приглашены были также на великокняжую заячью охоту, которая производилась близ Москвы на одной покрытой кустарниками заповедной поляне, где в изобилии водились зайцы. Кроме того, сюда заранее приносили много зайцев из других мест и во время охоты по мере надобности выпускали их из мешков. Великий князь сидел на богато убранном аргамаке (как Москвитяне называли коней турецкой породы); голова князя была покрыта колпаком с поднятыми на лбу и на затылке козырьками, на которых качались золотые пластинки наподобие перьев; на нем был род терлика, вышитого золотом; на поясе висели спереди кинжал и два ножа, а назади украшенная золотом палица с привешенным к ней на ремне медным или железным куском - оружие, употребляемое Москвитянами на войне (кистень?). С правого боку у него ехал пользовавшийся особым почетом, бывший казанский царь, Шиг-Али с колчаном и налучником за плечами, а с левого - два молодые князя, из которых один держал секиру или топор с рукоятью из слоновой кости, другой булаву, называемую "шестопером". Число всех всадников простиралось до 300. Когда прибыли на место и началась охота, то все, не исключая и великого князя и знатных лиц, начали сами спускать каждый свою собаку; первому позволено было спустить ее Шиг-Али, а затем и всем другим охотникам. В этот раз было затравлено до трех сот зайцев. По окончании охоты, великий князь со своей свитой и послами отправился к какой-то деревянной башне, подле которой были приготовлены шатры; он расположился в самом просторном из них, и тут угощал всех охотников разными вареньями и печеньями, а также миндалем, орехами, сахаром и напитками. В иной раз великий князь охотился с кречетами или большими соколами на лебедей, журавлей и т.п. птиц. Кроме того, он забавлялся иногда борьбою людей с медведями, которых содержал в особом устроенном для них дворе. Борцы (обыкновенно простолюдины) выходят против них, вооруженные деревянными вилами (рогатиной?). Получивших при сем раны государь приказывает лечить и, кроме того, награждает их платьем и хлебом. Герберштейн, между прочим, видел торжественное богослужение в Успенском соборе в самый день Успения, 15 августа, и говорит, что великий князь стоял у стены, с правой стороны у боковой двери; он опирался на посох и в одной руке держал свой колпак; его бояре стояли у колонн храма*.

______________________

* S.Herbersteini Rerum Moscovit. Commentarii. Глава "О приеме и обхождении с послами". О новых придворных чинах см. Разрядн. книги и послужной список Бояр. (см. также Карамз. к т. VII прим. 231 и 353). Относительно Герберштейна есть весьма обстоятельная книга проф. Замысловского: "Герберштейн и его историко-географические известия о России". Спб. 1884.

______________________

Тот же наблюдательный иноземец заметил чрезвычайное развитие Московского самодержавия в то время. По его словам, своей властью над подданными, равно светскими и духовными, Василий превосходил всех других монархов; никто из его советников не осмеливается противоречить ему или быть другого мнения. Подданные считают его исполнителем воли Божией, и на вопрос о каком-либо сомнительном деле отвечают: "знает Бог и великий государь". Несмотря на некоторые неудачные войны, они выхваляют его так, как будто дела шли счастливо. "Неизвестно, происходит ли такая тирания от грубости и жестокости народа, или наоборот, эта грубость и жестокость произошли от государевой тирании", прибавляет Герберштейн, конечно не вполне понимавший историческое развитие и смысл московского государственного строя и судивший о народе преимущественно по отзывам лиц более или менее официальных. В пример того, с какой строгостью требовалось отправление государевой службы, и часто на свой счет, он приводит одного из известных ближних дьяков, Третьяка Далматова. Великий князь назначил его послом к цесарю Максимилиану; дьяк начал говорить, что у него нет денег на дорогу. Его тотчас схватили и отвезли на Белоозеро, где он и умер в темнице; а все его имение отобрано на государя, причем найдено 3.000 флоринов чистыми деньгами. Если к этому примеру присоединим судьбу помянутых выше боярина Берсеня с дьяком Жареным и Максима Грека с Василием Патрикеевым, то понятно, какими способами Достигалось отсутствие противоречия (собственно оппозиции) государевой воле.

Было бы неверно и неисторично объяснять такое сильное развитие монархической власти только личной тиранией, а не всем историческим складом московской государственности. Однако, несомненно, и личные качества государей имели при сем свою, и значительную, долю влияния. Важно то, что за таким политическим деятелем, как Иван III, следовал государь, способный поддерживать его заветы и вполне воспользоваться существовавшими условиями для дальнейшего развития своей самодержавной власти. Хотя в личных талантах и правительственном искусстве Василий уступал своему отцу, но он владел замечательной твердостью характера и упорным постоянством в достижении раз намеченных целей. Это он доказал и во внутренних и во внешних делах; для примера, напомним приобретение Смоленска, которого он добился после неоднократных и тяжелых неудач. Сравнивая разные неудачи и военные поражения его времени с блистательными политическими событиями при его отце, надобно также иметь в виду и различие условий, посреди которых они действовали. Ивану III приходилось иметь дело на западных пределах с такими неэнергичными противниками, как Казимир IV и сын его Александр; тогда как Василий должен был бороться с Сигизмундом I, самым крупным лицом в династии Ягеллонов. Ивану III не трудно было склонить на свою сторону Менгли-Гирея при существовании смертельной вражды между ханами Крымскими и Золотоордынскими; во время Василия Золотая Орда уже не существовала, и хищным Гиреям были развязаны руки с этой стороны; Казанцы также получили полную возможность действовать против Москвы в союзе с Крымцами. Но именно посреди трудных обстоятельств и опасностей, когда еще только складывавшееся и далеко не окрепшее государственное единство не раз должно было отстаивать себя одновременно от всех этих внешних врагов, вполне выказалась твердость Василия Ивановича, всегда верного своему царственному величию и своим правительственным обязанностям.

Государственный ум и дальновидность правителя особенно выражаются в выборе его ближайших советников и исполнителей. В этом отношении Василий очевидно не равнялся со своим отцом. Так неудачи в войнах с Литвой и Татарами отчасти обуславливались малоспособностью назначаемых им воевод, и вообще он недостаточно пользовался выдвинувшимися при его отце, испытанными предводителями, каковы, например, были старый Даниил Щеня и Хабар Симский. Впрочем, в этом отношении выбор немало стеснялся обычаем боярского местничества, с которым должен был считаться и сам государь. Наиболее видные места в правительстве Василия III занимали, конечно, потомки удельных князей. Во-первых, его зять, то есть муж его сестры, князь Василий Данилович Холмский, имевший звание московского воеводы (напоминавшее прежнее звание московского тысяцкого); но он не долго пользовался своим значением: в 1508 году князь Холмский в чем-то так сильно провинился, что великий князь велел его посадить в тюрьму, где он и умер в следующем году. После него звание московского воеводы перешло к князю Даниилу Васильевичу Щене, принадлежавшему к семье Патрикеевых, то есть к потомкам Гедиминовым. Далее видим в числе самых близких к государю бояр: князя Димитрия Ростовского, князя Василия Шуйского, потомка князей Суздальско-Нижегородских, Михаила Юрьевича Кошкина, представителя древней, чисто московской боярской фамилии, Михаила Воронцова из знаменитой фамилии тысяцких Вельяминовых, царского казначея Петра Головина (сын Головы-Ховрина). До своего поражения и плена на Орше высокое положение при дворе занимал окольничий Иван Андреевич Челяднин. В числе знатнейших бояр находились также потомки удельных князей Западной Руси, перешедшие на московскую службу, именно два брата Бельские, Димитрий и Иван Федоровичи, потомки Гедимина, Воротынский и Мстиславский. Возникший при Московском дворе обычай брать клятвенные записи о не отъезде в Литву в особенности прилагался к этим литовским выходцам. Впрочем, подобная же запись в верном служении московскому государю была взята с князей Шуйских: с Василия за порукой митрополита Даниила и епископов, а с его двух родственников, Ивана и Андрея, за поручительством многих бояр в 2.000 рублях. С Михаила Глинского взята клятвенная грамота с поручительством пятидесяти лиц в 5.000 рублях на случай его измены.

Наиболее приближенными советниками Василия III были однако люди далеко не знатные, и преимущественно его дьяки. Положение самых доверенных лиц во вторую половину царствования занимали двое: один из второстепенных бояр, тверской дворецкий Иван Шигона-Поджогин и думный дьяк Меньшой Путятин. Это были любимцы и тайные советники Василия. Их-то конечно и разумели опальный боярин Берсень Беклемишев, сетуя на то, что государь "запершися сам третей у постели всякие дела делает". В первую же половину княжения главным советником в государственных делах был казначей Георгий Малый, один из Греков, приехавших в Россию с матерью Василия Ивановича, человек ученый и весьма сведущий в политике. По словам Герберштейна, великий князь так уважал его советы, что однажды, во время болезни Георгия, велел своим боярам принести его к себе на носилках. Георгий Малый лишился первенствующего влияния со времени дела о своем соотечественнике Максиме Греке, за которого он по-видимому заступался; однако и после того великий князь призывал к совету Георгия, только дал ему другую должность*.

______________________

* О смерти кн. Василия Холмского в Соф. Воскр. и у Татищ. под 1509 г. Даниил Щеня назван "Московским воеводой" в грамоте Василия III Сигизмунду I 1511 года (Акты Зап. Рос. II. № 74) и в грамоте 1513 года от литовских панов-рады (Радивила, Острожского и др.) к думным боярам московским (ibid. № 84). В последней перечисляются следующие члены рады или думы великого князя: князь Даниил Васильевич Щеня, князь Дмитрий Владимирович Ростовский, кн. Василий Васильевич Шуйский, воевода Новгородский, и князь Михаил Данилович Щенятев (сын Д.Щени). Клятвенные поручные записи Шуйских, Бельских, Глинского, Воротынского, Мстиславского и М. Плещеева см. в Древ. Рос. Вивлиоф. Т. III. и в С. Г. Г. и Д. I. №№ 149, 152-157, 159. Относительно грека Георгия Малого Герберштейн сообщает еще, будто выбор первой супруги Василия из числа собранных туземных девиц назначен был по совету Георгия: последний надеялся, что этот выбор падет на его дочь, но ошибся в расчете. Далее, как мы видели, он же сообщает, что жена Георгия была замешана в распространении слуха о родившемся в монастыре сыне Соломонии и высечена за недонесение о том в. князю.

______________________


Василий Иванович не любил долго засиживаться на одном месте и вел жизнь довольно подвижную. Зиму он обыкновенно проводил в Москве, а лето непременно за городом в своих подмосковных селах, каковы Остров, Воронцово, Воробьево, Коломенское. Кроме того, он любил ездить на богомолье в ближние и дальние монастыри и в города, известные своими святынями, например, в Троицкую Лавру, Кириллов монастырь, Волоцкий, Николо-Угрешский, в Переяславль, Юрьев, Владимир, Ростов, Тихвин, Зарайск и пр. Эти путешествия соединялись иногда с обычными "объездами" своих владений (соответствующими древнему княжескому "полюдью"), а также и с охотой, которой Василий по-видимому был предан до страсти. Особенно любимым местом его охоты во вторую половину княжения был Волоколамский край с его Иосифовым монастырем, поступившим по смерти своего основателя на непосредственное попечение великого князя. С охотой в этом краю связана и предсмертная болезнь Василия Ивановича. В август 1533 года случилось нашествие Крымцев с ханом Саин-Гиреем и Ислам-царевичем на Рязанские окраины. По отражении этого нашествия, великий князь в сентябре, то есть в начале следующего 1534 года, поехал с супругой и детьми в Троице-Сергиеву Лавру помолиться угоднику, а отсюда направился к Волоколамску, чтобы там "тешиться" осенней охотой. Дорогой он занемог; причем на левом стегне у него явился небольшой, но весьма злокачественный нарыв. С трудом доехал он до Волоколамска, где его любимец тверской и волоцкий дворецкий, Иван Юрьевич Шигона-Поджогин, устроил для него пир в самый день приезда, в первое воскресенье после праздника Покрова Богородицы. Как ни был болен Василий Иванович, однако на третий день после того, во вторник, не утерпел и поехал в поле с ловчими и собаками. Но тут в своем селе Колпи он окончательно слег в постель, и через две недели воротился в Волоколамск, несомый на носилках боярскими детьми. Вызванные из Москвы врачи великого князя, Немец Николай Булев и Феофил (вероятно Грек), начали прикладывать к нарыву пшеничную муку с медом и печеный лук, потом какую-то мазь, от которой стал идти гной; прибегли и к слабительным. Но больному становилось все хуже; он уже почти перестал принимать пищу и начал делать предсмертные распоряжения. По его приказу, другой его любимец, дьяк Меньшой Путятин, со стряпчим Мансуровым съездили в Москву и привезли его духовную, написанную еще до второго брака, которую он немедленно велел сжечь. Все это сделано тайком от братьев и от бояр. Потом приступили к составлению новой духовной грамоты. С двумя своими любимцами Василий советовался, кого из думных бояр назначить послухами для засвидетельствования этой грамоты: при великом князе находились тогда князья Димитрий Федорович Бельский, Иван Васильевич Шуйский, Михаил Львович Глинский и, кроме Шигоны, дворецкий князь Иван Иванович Кубенский; решили вызвать из Москвы еще Михаила Юрьевича Захарьина (Кошкина). Приезжали также братья великого князя Андрей Старицкий и Юрий Дмитровский; но Василий скрывал от них свое опасное положение и особенно не доверял Юрию, которого поспешил отпустить обратно в Дмитров. Больной хотел умереть в столице., но предварительно заехал помолиться в Иосифов монастырь (верст около двадцати от Волоколамска). Здесь он слушал литургию, лежа на одре в церковном притворе, а великая княгиня с детьми стояла подле и проливала горькие слезы. В Москву его везли в каптане (возке), где при нем сидели князья Шкурлятев и Палецкой и поворачивали его, так как сам он уже не мог двигаться. Под Москвой он остановился отдохнуть дня на два в селе Воробьеве, куда немедленно явились митрополит, епископы, бояре и дети боярские. Меж тем через Москву-реку намостили мост против Новодевичьего монастыря, так как река еще не успела покрыться прочным льдом, хотя уже время шло к концу ноября. Наскоро построенный мост не выдержал; вступив на него, четыре коня, запряженные в возок, провалились; дети боярские успели подхватить великокняжий каптан и обрезать гужи у оглоблей. Василий Иванович воротился на Воробьево; покручинился на "городничих" (Волынского и Хозникова), ведавших постройкой моста, однако опалы на них не положил. Он переправился на пароме под Дрогомиловым и въехал в Кремль через Боровицкие ворота; ради многих иноземцев и послов, пребывавших тогда в Москве, въезд этот совершился по-видимому до рассвета: великий князь все еще не хотел, чтобы все знали о его безнадежном состоянии. По возвращении в Москву, первым делом было окончание духовной грамоты, для засвидетельствования которой призваны были, кроме помянутых выше бояр, еще князь Василий Шуйский, Михайло Воронцов, Михайло Тучков и казначей Петр Головин. Потом Василий Иванович открыл митрополиту Даниилу, епископу коломенскому Вассиану и своему духовнику, благовещенскому протопопу Алексею, свое давнее желание постричься перед смертью в иноки и схимники.

Услыхав о немощи государевой, многие бояре поспешили в Москву из своих вотчин. Приняв Святые Дары, Василий призвал к своей постели братьев, митрополита, бояр и детей боярских, и "приказывал" им сына своего Ивана, которому дает свое государство; увещевал служить ему верой и правдой. Затем, отпустив братьев и митрополита, обратился к боярам со следующими словами:

"Ведаете сами, от великого князя Владимира Киевского ведется наше государство Владимирское и Новгородское и Московское; мы вам государи прирожденные, а вы наши извечные бояре. И вы, братие, постойте крепко, чтобы мой сын учинился на государстве государем, была бы в земле правда и в вас бы розни никоторыя не было. Да приказываю вам Михаила Львовича Глинскаго; он человек к нам приезжий, но вы не называйте его приезжим, а держите за здешняго уроженца, зане он мне прямой слуга, и были бы вы все сообща и земское дело и сына моего дело берегли и делали за один. А ты бы, князь Михайло Глинский, за моего сына князя Ивана, и за мою великую княгиню Елену, и за моего сына князя Юрия кровь свою пролиял и тело свое на раздробление дал".

Очевидно, малолетство преемника, неопытность и иноземное происхождение супруги, ненадежность братьев и возможность боярской крамолы сильно озабочивали умирающего государя. Он не однажды обращался к боярам со своими заветами. В среду, 3 декабря, он вновь причастился Св. Таин, вновь призвал думных бояр и долго говорил им об устроении земской и как после него править государством; после чего, оставив при себе Михаила Глинского, Михаила Юрьевича Захарьина и Шигону, приказывал им о великой княгине Елене, как ей без него быть и как к ней боярам ходить: он назначал ее правительницею до возмужания сына. Летописец затем изображает трогательное прощание государя с трехлетним сыном Иваном, которого принесли на руках, и с великой княгиней, которую держали под руки, так она вопила и билась. Ивана он благословил крестом Петра Чудотворца, которым сей благословлял прародителя Московского князя Ивана Даниловича; отпуская сына, он сказал его няне, боярыне Аграфене Челядниной: "смотри, Аграфена, от сына моего Ивана не отступи ни пяди". По просьбе великой княгини, умирающий велел принести и другого сына, однолетнего Юрия, и также его благословил; ему назначил в духовной небольшой удел с городом Углече Поле. Когда приблизился смертный час, великий князь позвал опять митрополита, братьев и бояр и велел себя постригать. Но тут вдруг выступили брат его Андрей, Михайло Воронцов и сам Шигона с возражениями, что Владимир Киевский не чернецом умер, а сподобился быть праведным, также и другие князья. Возник спор. А между тем умирающий уже лишился языка и употребления рук, но взором продолжал просить о пострижении. Тогда митрополит поспешил исполнить обряд, возложил на него парамонатку, ряску, иноческую мантию, наконец, схиму и Евангелие на грудь, нарекши его в иночестве Варлаамом. Василий Иванович скончался в ночь на четверг, на 4 декабря, то есть под Варварин день, на пятьдесят шестом году он рождения, после двадцативосьмилетнего царствования. Дворец огласился плачем и рыданием.

Митрополит Даниил немедленно взял Юрия и Андрея Ивановичей в переднюю избу, и привел их к присяге на верность великому князю Ивану Васильевичу и его матери Елене. На том же привел к присяге бояр и детей боярских, чтоб они все за один стояли против недругов великого князя, против бесерментства и латынства, а иного государя себе не искали. Потом митрополит отправился с боярами к Елене возвестить ей кончину супруга. От этой вести она, как мертвая, пролежала часа два и насилу пришла в себя. Меж тем иноки Троицкого и Иосифова монастыря, отослав стряпчих великого князя, овладели его телом и начали приготовлять к погребению. Весть о кончине разнеслась по городу, и народ стал приходить во дворец прощаться. Настало утро. В архангельском соборе выкопали ему могилу подле отца его, Ивана III, и привезли каменный гроб. В тот же день, при звоне всех колоколов и рыдании стекшегося во множестве народа, тело великого князя вынесли из дворца, и затем с обычными обрядами предали погребению*.

______________________

* Летоп. Воскресен. Никонов. Татищев. Но подробнее всех сказание о кончине Василия III в Софийской. (П. С. Р.Л. т. VI) и в Царств, книге. Между прочим в этом сказании говорится: "И стоящи же близ его Шигона, и как положили Евангелие на грудех, и виде Шигона дух его отшедши, аки дымец мал". В сокращении то же сказание и в Степен. книге, сопровождаемое витиеватым похвальным словом Василию. До нас не дошли ни первая духовная, которую Василий велел сжечь, ни вторая, написанная перед кончиной. Имеем только составленный в 1531 году договор его с братом Юрьем, в котором сей последний обязывается после смерти великого князя держать его сына Ивана своим господином и братом старейшим. С. Г. Г. и Д. I № 160-161.

По свидетельству Русского хронографа так наз. второй редакции, Василий Иванович "в посольских грамотах и в летописных историях" приказывал давать ему титул ц а р с к и й, а именно: "Божиею милостию царь и великий князь Василий Иванович Владимирский и Московский и Новгородский и Псковский и Казанский (?) и Астраханский (?), Государь Тверский и Ростовский, Ярославский и Вологодский, Пермский, Вятский и Болгарский и Кондийский, Обдорский, Угорский, Черниговский и Рязанский и всея Руси Государь и обладатель" (Избор. Ан. Попова. 182).

______________________

III. ЛИТОВСКАЯ РУСЬ ПРИ ЯГЕЛЛОНАХ

Польское влияние на политический строй Литовской Руси. - Земские привилеи, общие и местные. - Господство вельмож. - Низшие слои населения. - Водворение крепостного права. - Волочная система. - Введение магдебургии. - Столкновение городского самоуправления с королевскими наместниками. - Судебник Казимира IV. - Первый Литовский статут и характер судоустройства. - Жалобы на неправосудие. - Второй статут. - Устав о земской обороне. - Страшные крымские полоны. - Черты шляхетских нравов по Курбскому и Михалону

Мы видели, как медленно Северовосточная Русь собиралась вокруг своего средоточия - Москвы и как шаг за шагом она возвращала себе полную национальную самобытность в постоянной борьбе с варварскими ордами. Тяжела была работа объединения и освобождения; зато государство складывалось прочно и крепко. Его крепкой сплоченности особенно способствовала однородность собранных частей: все это были области собственно великорусские, говорившие одним языком, исповедующие одну церковь; инородческое или финское население обширных северовосточных окраин слабо нарушало эту однородность, будучи вполне подчинено господствующему племени и уже давно вступив на путь обрусения. Другое зрелище представляла Русь Юго-западная, собранная воедино великими князьями Литовскими. Она не имела собственного средоточия или национального ядра, около которого могла бы сплотиться и выработать крепкий государственный организм. Литовская династия и литовская знать в начале подверглись было обрусению и готовы были слиться с княжеско-боярским сословием Западной Руси; но уния с Польшей и переход в католичество снова сделали их чуждыми русской православной народности, а потом, мало-помалу, поставили в неприязненные к ней отношения.

В западной половине слагался совсем иной политический строй, чем в восточной. Хотя удельная система Литовской Руси прекратилась почти одновременно с Русью Московской, но это прекращение там не сопровождалось таким же усилением центральной правительственной власти, как в Москве. Между тем как в последней потомство удельных князей теснилось в столице при дворе великого князя и обратилось в боярско-служилое сословие, - в Литовской Руси потомки Игоревичей и Гедиминовичей, а также члены знатнейшего боярства образовали сильное вельможное сословие, не столько придворное, сколько владельческое - нечто похожее на западно-европейских феодалов. Со времени Казимира IV Ягеллоны, занимая в то же время польский престол и переезжая из одной столицы в другую, с одной стороны неизбежно подвергались влиянию польского государственного строя с его шляхетскими привилегиями, ограничившими королевскую власть; с другой - старались удержать в соединении с Польшей и привязать к себе литовско-русские области разными пожалованиями земель и высоких урядов, которые расточались, конечно, самому влиятельному классу, то есть вельможам, чем поддерживали их силу и значение. Таким образом в Литовской Руси утвердилось господство вельмож, которые сосредоточили в своих руках огромные поземельные владения, заключавшие в себе не одни села и местечки, но и целые города, а также захватили себе высшие уряды, земские, военные и придворные, каковы: гетманы, канцлеры, маршалки, подскарбии, воеводы, каштеляны и старосты. С этими урядами соединялись и большое влияние, и богатые доходы. Они большею частью перешли в Литовскую Русь из Польши или сложились по польским образцам: гетман был предводителем войска и военным судьею, канцлер хранил печать великого князя и управлял его письменными сношениями; подскарбий ведал доходы и расходы государства; маршалки считались представителями служилого сословия и были также придворными сановниками. Воевода начальствовал целою областью, причем соединял в своих руках власть военную, правительственную и судебную. Каштеляны и старосты были правителями отдельных округов (впрочем, были старосты, ведавшие целые области, например, Жмудский). В некоторых частях Литовской Руси, кроме того, встречаются еще древне-русские наместники и туины. Из главных сановников составлялся при великом князе высший правительственный совет, похожий на древне-русскую боярскую думу, но уже получивший польское название рады, и члены этого совета стали называться "паны радные", а в совокупности "паны-рада".

Итак, по естественному порядку вещей, вместе с ополячением династия Ягеллонов, высший класс Литовской Руси и ее внешний строй не замедлили подпасть польскому влиянию.

Об этом влиянии свидетельствует целый ряд великокняжеских грамот или так называемых привилеев, которые клонились к тому, чтобы перенести польско-католические порядки в Литовскую Русь и таким образом все более и более приблизить ее строй к польскому. Этот ряд привилеев начинается пресловутою грамотою Ягелла, выданною на сейме 1387 года, в которой он дарует некоторые новые права тем литовским боярам, которые крестились в католическую веру. Из той же грамоты видно, что Литва стала разделяться на кастелянии и поветы. Далее, актом Городельской унии 1413 года, как известно, литовским боярам-католикам дарованы права и привилегии польской шляхты, вместе с ее гербами, и установлены в Литве высшие польские уряды воевод и кастелянов, доступные только католикам. Затем наиболее важным шагом в этом направлении является земский привелей, данный Казимиром IV в 1457 году высшим сословиям Литвы, Руси и Жмуди. Известно, какое трудное положение испытывал Казимир между притязаниями польской шляхты с одной стороны и неудовольствием литовско-русских чинов с другой. Чтоб успокоить последних, он означенным актом подтверждает дарованные прежде привилегии и жалует новые, на этот раз без различия исповедания, то есть равно католикам и православным. Так литовско-русские чины (а именно княжата, ритеры, шляхтичи, бояре и местичи, или горожане) владеют пожалованными имениями и вотчинами на тех же правах, как и в Польском королевстве, то есть могут их продать, заложить, обменить, подарить и передать своим наследникам. Вдова остается в именье мужа до следующего замужества; а если муж записал часть своего имения как вено, то она может ею распорядиться по своему усмотрению. Имущества и чины означенных чинов освобождаются от разных великокняжеских поборов, каковы: серебщизна (подать на войско), сенокошение, возка камня и лесу и некоторых других натуральных повинностей, отчасти известных под общим именем дякла; но остаются в силе стацыи (доставка съестных припасов для чиновников и свиты великого князя при его проезде), починка мостов и городских укреплений. Запрещением крестьянских переходов с земель владельческих на государевы и обратно эта грамота делает решительный шаг к развитию крепостного права. А запрещением посылать в частные имения децких (правительственных судебных приставов), она отдает крестьян в полную подсудность владельцу. Далее грамота разрешает княжатам, ритерам, шляхтичам и боярам (по не местичам) свободный выезд в иностранные государства для своего образования, за исключением страны неприятельской и с соблюдением обязанностей военной службы. Наконец, в виду сильного негодования литовско-русских вельмож на польские захваты земель и урядов, Казимир той же грамотой обязывается не уменьшать пределов великого княжества, а также раздавать земли в володение и держание и земские уряды только местным уроженцам, а не чужеземцам. Грамота эта дана в Вильне в присутствии литовских панов-рады и скреплена литовским канцлером Михайлом Кезгайловичем. Наследник Казимира IV, сын его Александр, вступив на великокняжеский престол в 1492 году, по требованию литовских панов-рады, выдал для Литвы новый привелей, которым подтвердил грамоту отца своего и, кроме того, по образцу Польши, еще более ограничил власть великого князя в пользу литовских вельмож, обязавшись без согласия панов-рады не вести дипломатических сношений, а также не издавать законов, ни раздавать и отнимать земские уряды и т.п.

В том же 1492 году Александр дал особый привелей земле Жмудской, подтверждающий прежде дарованные боярам и шляхте права; по этому привелею, между прочим, староста Жмудский назначается господарем по желанию самих жителей; они же сами выбирают себе тивунов; а господарские децкие посылаются "только по реку Невежу". Тут мы имеем дело с привилеем собственно местным или областным. Подобные же областные привилеи или льготные уставные грамоты, данные разным русским землям, вошедшим в состав великого княжества Литовского и королевства Польского, дошли до нас в значительном количестве. А именно: Луцкой земле, данный Ягеллом в 1427 г., Галицкой, данный им в 1433 г.; тем же русским землям, то есть, Галицкой и Подольской (включенным в пределы короны Польской) привилей Казимира IV (1456) и Сигизмунда I (1507), Волынской земле и особый повету Бельскому - Александра (1501); Витебской земле - Сигизмунда 1507 г. (подтвержден и дополнен им же в 1529 г.) Брацлавской - его же (1507), Полоцкой земле - тоже Сигизмунда I (1511) и Дрогичинской - его же (1521). Привилеи эти обыкновенно выдавались и возобновлялись по требованиям или челобитью самих жителей, то есть их высшего, шляхетского сословия. Все они направлены к расширению прав этого сословия, по образу польской шляхты. Обыкновенными статьями их были: обещание господаря никого из панов и землян не наказывать по одному доносу, а только после суда, также не сажать в тюрьму по одному подозрению, не конфисковать имений (за исключением государственной измены), сохранить как вотчины, итак и "выслуги" (жалованные поместья) за наследниками и в завещание не мешаться; вдове пользоваться имением мужа, если не выйдет вторично замуж, и только за отсутствием родственников имение умершего шляхтича возвращается господарю; земские урядники избираются самою шляхтою и утверждаются господарем, преимущественно из местных уроженцев; далее следует освобождение от разных повинностей и поборов, а также освобождение от суда господарских рядников, за исключением насильственного нападения, поджога, изнасилования и разбоя. При сем в некоторых областях, ближайших к Польше, именно в Бельском повете и Дрогичинской земле, отменяется древнерусская должность децкого и заменяется польским возным. По некоторым указаниям не всегда польские порядки нравились русским жигелям; так Дрогичинский староста жалуется Сигизмунду I, что дрогичане не подчиняются его привилею (1523 г.)

Вообще, кроме обычных прав и вольностей, к которым стремились почти все западно-русские земли, встречаются в этих привилеях разные частности и особенности, соответственно условиям и потребностям различных областей. Так привилеи Витебский и Полоцкий даны не одним князьям и боярам, но также и мещанам и указывают на торговый характер этих городов, особенно на их старинную торговлю воском с Ригою и другими ливонскими городами. "Если какого-либо витеблянина (или полочанина) воск загудят (опорочат) в Риге или инде, то его судить и наказать должны сами витебляне (или полочане)". В том и другом городе упоминаются сябры (подобно Пскову); эти городские сябры освобождаются от повинностей подводной и ловчей (то есть от обязанности давать подводы княжим чиновникам и ходить на княжие ловы в облаву). Смоленский привилей дан также по челобитию панов, мещан, даже "черных людей" и всего посольства, с владыкою Иосифом во главе. А первая его статья гласит: "Христианство греческаго закону не рушити, въ церковныя земли и воды, в монастыри и отмерщины (имения, отказанные по завещанию?) не вступаться". Обещания не трогать православия встречаются и в некоторых других привилеях, например в Луцком. Киевские паны и земяне просят отменить разные новины, введенные у них воеводами, например: взимание выводной куницы (свадебная пошлина) с панских людей, новые меты, недопущение тяжущихся бояр судиться прямо пред господарем и пр. Сигизмунд соизволяет на Эти просьбы. Брацлавские земяне, терпевшие разорение от татарских набегов, испрашивают отмену подати, так называемой подымщины, за что отказываются от держания своих корчем.

Но далеко не все то, что обещалось в привилеях, исполнилось на самом деле, несмотря на неоднократные их подтверждения и дополнения. Между прочим, главная цель этих привилеев поднять значение литовско-русской шляхты до уровня польской достигалась только отчасти. Литовская Русь оставалась по преимуществу страною крупных вельмож - владельцев, которые держали у себя в подчинении земян или мелкую шляхту. Это, между прочим, ясно выражалось в складе и обычаях сеймовых. При Ягелле и его преемниках мы видим целый ряд сеймов или съездов литовско-русских бояр с польскими панами для обсуждения взаимных отношений Литвы и Польши. Отсюда начал развиваться обычай сеймования и в Литовской Руси. Земские съезды, как известно, не были ей чужды еще и во времена уделов, когда съезжались Князья с своими боярами для улаживания взаимных распрей и для обсуждения внешней обороны. Теперь же эти земские съезды начали устраиваться по образцу польского сеймования, которое Ягеллоны старались ввести в великом княжестве Литовском. Но между тем как в Польше сеймы составлялись из крупной и мелкой шляхты и потому (со времен Казимира IV) стали распадаться на две избы, сенаторскую и рыцарскую, в Литве они пока были исключительно в руках вельмож; а мелкая шляхта, если и допускалась на сеймы, своего самостоятельного голоса там почти не имела. Во всяком случае способы сеймования, конечно, пролагали путь и дальнейшему влиянию польского государственного строя в Литовской Руси. Одним из несомненных признаков этого влияния также является унижение древнерусского боярского звания. Так в великокняжих грамотах времени Ягеллонов служилое и землевладельческое сословие Литовской Руси, по степени своей знатности, обозначаются разными именами, наполовину заимствованными из Польши, в таком порядке: княжата, Панове, рыцери, шляхтичи, бояре и земяне. Тут бояр мы видим оттесненными к нижним ступеням этой лестницы; потом они были поставлены ниже земян и обозначили самую мелкую шляхту. А впоследствии в некоторых областях Литовской Руси именем бояр обозначаются уже полусвободные слуги королевских урядников и крепостные сельские обыватели с разными подразделениями, каковы: бояре конные или панцырные (обязанные военною службою), замковые или путные (отправлявшие стражу при панских замках и служившие на посылках) и осадные (пахотные крестьяне)*.

______________________

* Земский привилей Ягелла 1387 в Scarbiee I. № 539. Его же земле Луцкой Ibid. II. № 1429 и Галицкой 1433 г. в Volumina Legum. I. 40-42. Городельский 1413 г. в Scarbiee. II. №№ 1025 и 1026 и в Volumina legum. I. 29-32. Привилей Казимира IV 1456 г. Галиции и Подолии в Scarbiee. II. № 1943. Земский 1457 в Актах Запад. России I. № 61. Перепечатан с комментариями во 2 выпуске Хрестоматии Владимирского-Буданова. Ярослав. 1878. Александра: Литовский привилей 1492 года у Дзялынского Zbior Praw 58-66 и у Платтера Zbior Pamictn. I. 17-29. Жмудский в Акт. Зап. Рос. I. № 103. Волынский 1501 года в Актах Южн. и Запад. России. I. № 36. Бельский в Актах Запад. Рос. I. № 189. Витебский 1503 года Ibid. № 204. Сборн. Мухапова. № 83. Смоленский 1505 г. Акты Зап. Рос. I. № 213 и Сборн. Мухан. № 85. Сигизмунда I: Подтвердительный Земский в княжеству Литовскому 1506. у Дзялын. Zbior Praw 95-99 и Платера Zbior Pam. I. 35-40. Scarbiec. II. № 2177. Подтвердительный Русским землям 1507 г. Volum. leg. I. 120. 166. Scarbiec II. № 2191. Брацлавский 1507 г. Акты Зап. Р. II. № 26. Киевский 1507 г. в Акт. Зап. Рос. II. № 30. Подтвердительный 1529 г. Ibid. № 164. Полоцкий 1511. Ibid. № 70. Дрогичинский 1521. Ibid. № 64 и подтверждение 1523. Scarbiec. II. № 2293. Подтвердительные грамоты привилеев при Сигизмунде Августе см. в Акт. Запад. Р. Ш. №№ 4, 5, 11, 13, 24. Из немногих трудов, посвященных служилому сословию Литовской Руси, укажем: Ярошевича - Obraz Litwy pod wzgledem jej cywilizacji. Часть II. W. 1844. B.B. Антоновича "О происхождении шляхетских родов в Юго-западн. России" и "Об околичной шляхте" (Архив Юго-запад. России. IV. К. 1867). Тумасова - "Дворянство Западной России в XVI в." (Чт. Об. И. и Др. 1868. IV.).

______________________

Помянутые отдельные права и привилегии литовско-русской шляхты были большею частью закреплены общим законодательным сводом, который издан в 1529 году под именем "Литовского Статуса". Сей последний подтвердил господствующие положение шляхты в государстве и в особенности упрочил ее власть над крестьянским населением.

В Литовской Руси в данную эпоху положение низших классов было почти то же самое, как и в Московской Руси. Многочисленная дворня знатных людей и шляхты состояла преимущественно из холопов: их отчинные и жалованные земли были населены отчасти также несвободною челядью и холопами. Литовский статут 1529 года определяет четыре источника холопства или невольной челяди ("невольницы мают быть четвераких причин"): 1) давность этого состояния или рождения от невольников; 2) полон, выведенный из земли неприятельской; 3) преступник, выданный обиженному на смертную казнь (кроме воровства) и помилованный им под условием неволи; 4) брак с невольником или невольницею. Но по всем признакам в начале Ягеллонского периода несвободное или хлопское население составляло еще незначительную часть сельского населения сравнительно с свободным крестьянским сословием в Западной Руси подобно тому, как это было в Руси Восточной того же времени. Разумеем при сем свободу в смысле юридическом; но фактически свобода крестьян все более и более стеснялась и представляла весьма различные степени. Западнорусское свободное крестьянство, называемое в юридических памятниках иногда кметами, а более известное под именем люди, мужики или поспольство, хотя еще сохраняло свой древний общинный быт и собиралось на свои волостные сходы или копы, но уже утратило право общинной собственности на землю, которую обрабатывало; оно жило на землях великокняжеских ("господарских"), владельческих (панских) и церковных. За пользование ими оно должно было отбывать разнообразные дани и повинности, иногда переложенные на деньги, но большею частью натурой, каковы: серебряная или серебщизна (в северо-западной Руси она имела частное название посощины, то есть взимаемой по сохам, а в юго-западной подымщины, то есть, взимаемой по дымам или дворам), иначе грошевая (оброк или чинш), житная, дякольная, медовая, бобровая, куничная и проч. Степень зависимости и количество даней различались по разным разрядам. Так вольные данники, платя по условию с владельцем известные дани, были свободны оставить землю, когда хотели перейти к другому владельцу, предварительно рассчитавшись с первым; но разряд крестьян, называемых отчичи, около эпохи первого статута уже не имел этого права перехода. Крестьяне, кроме дней, обязанные еще панщино то есть работою известного числа дней в году на владельца, и толоками (чрезвычайные работы с панским кормом и пивом), называются людьми тяглыми или прогонными, иногда сельскими путниками. Наибольшими льготами пользовались новые поселенцы, которых владелец перезывал на свои пустопорожние земли: но потом, зажившись на новых местах, они в силу давности делались крепкими земле (впоследствии определена десятилетняя давность). Нижний разряд крестьянства, уже близкий к невольникам, составляли закупни или закладни, почти то же, что кабальные холопы в Восточной Руси. Это люди, поступившие во временное рабство в уплату долга; число их было весьма значительно, так как в те времена многие вольные простолюдины под властью сильных людей искали защиты от разных притеснений и разорения. Но временное рабство по большей части обращалось в постоянное, и потомство этих закладней делалось крепостным. Далее, при раздаче великими князьями населенных имений панам и шляхтичам, случалось иногда, что в числе жителей этих имений находились мелкие землевладельцы, носившие звание бояр. Последние попадали таким образом в зависимость от нового пана и, не имея возможности восстановить свои права при упадке центральной правительственной власти, впоследствии обращались почти в крепостное состояние с помянутым выше названием панцырных бояр или панцырных слуг (по второму статуту, 1566 года).

Жалуя населенные имения шляхте, великие князья Литовские обыкновенно, по ходатайству владельцев, освобождали население этих имений от разных даней и работ в пользу господаря (то есть великого князя). Но это не значило, что крестьяне действительно избавлялись от даней и повинностей; владельцы жалованных имений обращали прежние поборы и работы в свою пользу и потом количество их еще увеличивали. Первый статут подтверждает свободу владельческих крестьян от всех казенных податей и повинностей, за исключением обязанности содержать дороги, мосты и чинить крепости или замки; но не дает никаких определений для крестьянских платежей и работ, отбываемых на владельца.

Первым шагом к водворению крепостного права или к управлению вольных сельских жителей с невольными был, как мы видели, земский привилей 1457 года, по которому Казимир IV запрещает перезывать поселенцев с частных имений на велико-княжие и обратно. Хотя это запрещение относилось собственно к разряду людей тяглых и давних поселенцев, однако уже по недостатку строгого разграничения подобных разрядов, силою вещей, шляхта мало-помалу распространяла такое запрещение и на другие классы сельского населения. Вторым, еще более действительным средством закрепощения послужило усилившееся право владельческого суда. В этом отношении важное значение имеет та же жалованная литовско-русскому дворянству грамота 1457 года, по которой вместо требования на суд правительственных урядников посредством присылки децкого дается владельцу право самому представлять виновного крестьянина к правительственному суду. По судебнику того же Казимира IV, изданному в 1468 г., владелец получает уже не одно право представлять виновного на суд, но постановлять самый приговор и брать пеню в свою пользу. А к концу XV и началу XVI века великокняжеские привилеи устанавливают право суда как неотъемлемую принадлежность землевладения. За великокняжими урядниками остается только суд по важнейшим уголовным преступлениям. Древний общинный суд, производившийся на крестьянских сходах или копах, хотя и сохранился до позднейшего времени, но уже в виде не самостоятельного судебного органа, а только для участия в предварительном розыске (доводе) по отношению к обвиняемым.

Тяжесть крестьянских податей и повинностей была весьма разнообразна, смотря по местностям и другим условиям. Обыкновенно она соразмерялась с количеством земли, скота и рабочих рук. Полное крестьянское хозяйство носило название или службы, или дворища. Размеры этих участков хотя были неодинаковы, но вообще значительны; так к дворищу иногда причислялось около 60 десятин пахотной земли и 20 десятин сенокосной; на таком участке помещалось по два и более отдельных хозяйств или дымов. Но, с увеличением населения и раздачею государственных земель шляхте, уменьшались постепенно и размеры крестьянских участков. А в XV веке в Западную Русь начала переходить из Польши так называемая "волочная система", заимствованная поляками у немцев. По этой системе лучшая часть земли выделялась для устройства фольварка или помещичьей фермы, а остальная земля делилась на волоки, заключавшие в себе около 19 десятин. На одной волоке помещик водворял отдельное крестьянское хозяйство, причем волока подразделялась на три поля, по 11 моргов в каждом (морг - почти 1400 кв. сажен), и крестьянин селился на среднем поле. Впоследствии уже на одной волоке стали селить по нескольку семей или хозяйств. Прежде всего волочная система появилась в ближайших к Польше землях Бельской и Дрогичинской, где упоминается еще во времена Витовта. Отсюда она распространилась по Северо-западной Руси, то есть, в Белоруссии и Полесье. Вследствие этой системы там рано разрушилось общинное крестьянское землевладение и образовалась чрезвычайная дробность поселений, так что село состояло иногда из двух или трех дворов. В югозападной Руси волочная система встречается только к концу XVI века; ибо там было более свободных земель, и притом население относилось к ней очень враждебно. Особенно в Подолии и степной Украине, подверженных татарским набегам, было много безлюдных пространств, которые помещики старались заселить и потому привлекали поселенцев разными льготами. Поэтому крестьянство там пользовалось большею свободою, чем в Северозападной Руси, и долее сохраняло старый общинный быт.

Относительно распорядка водочной системы и соединенных с нею крестьянских повинностей, в числе других документов имеем любопытную инструкцию Сигизмунда II Августа, выданную в 1557 году, озаглавленную "Устава на волоки господаря его милости у во всем великом князстве Литовском". В этом уставе различаются главным образом участки служебные и тяглые. Первые давались людям, обязанным военною службою или другими служебными повинностями; так путные бояре отправляли подводную повинность, развозили письма и посылки королевских урядников (тогда еще не было постоянной почты); они получали в надел по две волоки земли, свободные от других повинностей. Такой же надел имели господарские бортники, конюхи, стрельцы (обязанные являться на войну и на королевскую охоту), осочники (полесовщики, оберегавшие пущи и также участвовавшие в господарской охоте). Сельские войты или старосты, имевшие обыкновенно под своим ведением около ста крестьянских волок, получали одну волоку, свободную от податей; такую же волоку получали и сельские лавники, исполнявшие обязанности вижей или судебных приставов. Между тем тяглые крестьяне отбывали за свою волоку барщину (то есть обрабатывали фольварочные или господские земли) и платили чинш. Число рабочих дней, определенных для этой барщины, простиралось от 108 до 128; а количество оброка или чинша, взимаемое деньгами, овсом, сеном, курами, яйцами и пр., соразмерялось с количеством и качеством земли, подразделявшейся на три разряда, то есть, хорошей, средней и худшей: последний разряд составляла почва песчаная и болотистая. Переложенная на деньги сумма этого оброка простиралась приблизительно от 14 до 55 грошей (на наши деньги от 1 1/2 до 6 рублей). Обыкновенно войт по воскресным дням объявлял крестьянам, на какой день назначена работа и какая именно. Работать должны были от восхода до заката солнца, летом с тремя перерывами для еды и отдыха. Крестьянин, не явившийся на работу и не представивший войту уважительной для того причины, в первый раз платил штраф один грош, во второй целого барана, а в третий раз подвергался наказанию "бичем на лавце". Дани и оброки взимались осенью между днями св. Михаила и св. Мартина, то есть 29-го сентября и 11-го ноября. Неисправный по лености плательщик подвергался заключению; неисправный по причине болезни, пожара или другого бедствия получал облегчение или полное прощение. Рабочий скот запрещалось отбирать у крестьянина во всяком случае. Следовательно положение казенных крестьян, судя по этому уставу, было бы не особенно тяжелое, если бы устав исполнялся добросовестно великокняжескими или королевскими урядниками, что в действительности, конечно, встречалось очень редко.

Значительная часть казенных земель была приписана к крепостям или замкам. Королевские наместники и старосты этих замков получали вместе с ними в кормление или держание (то есть во временное пользование) и приписанные к ним волости; причем королевскими грамотами определялась та часть местных податей и повинностей, которая шла в пользу державца и его урядников (обыкновенно третья часть). Но эти державцы не ограничивались положенною частью, а присваивали себе, сколько могли, и вводили еще новые незаконные поборы. Когда же являлись королевские ревизоры, то державны показывали небольшую долю всех доходов, умалчивая об остальных. Менее всего заботились державны об исполнении общегосударственных повинностей, каковы: поддержание городских стен, содержание городской и полевой стражи, постройка мостов и пр. Таким образом королевские наместники или старосты - вместо того чтобы быть истинными представителями государственной власти и начальниками военных сил своего повета - обращались во временных помещиков, которые старались из населения выжимать для себя как можно более доходов. Еще менее соблюдались правительственные уставы в имениях, розданных в частное владение: там заметно общее стремление помещиков уменьшать крестьянские наделы и увеличивать повинности*.

______________________

* Литовский Статут 1529 г. Времен. Общ. И. Др. кн. 18. Судебник Казимира IV. Акты Зап. Р. № 67. Относящиеся к положению крестьянства наиболее любопытные грамоты см. в Актах Зап. Р. I. №№ 44 и 59 (Грамоты наместнику Насюте 1444 г. и ключнику Андрею Федковичу, 1456-1471 г.) 189 (Устав, грамота Бельской области в 1501), 163, 167 и 172. (Грамоты Симеону Олелькевичу, Симеону Ивановичу Можайскому и князю Жеславскому. 1499 г.). II. №№ 75 (Льготная грамота Поднепровским и Задвинским данникам 1511 г.), 86 (Уставная Могилевским боярам, старцам и волостным людям 1514 г.), 87 (Городенскому старосте Юрию Радивилу 1514), 133 (Полоцкому воеводе Петру Кишке о жителях Себежской волости 1525 г.), 149 и 160 (Державцам и тиунам Жмуд. волостей, 1527 и 1529 гг.), 159 (Державцам и урядникам виленским и трокским 1529 г.), 203 (Свислочским горожанам и волостянам. 1540 г.). Акты Южной и Запад. России. I. №№ 50 (Жалован. грамота князю Константину Крошинскому. 1509 г.), 32 и 33 (Жалован. грамоты на имения Кобринскому Спасскому монастырю и Генриху Шлягеру. 1491 и 1500 гг.) 58 и 59 (Жалован. грамоты Спасской церкви и Николаевскому Пустынскому монастырю. 1511 и 1512 гг.). Памятники временной Киевской Комиссии для разбора древ, актов. 1 и II. Той же комиссии Архив Юго-запад. России Ч. VI. т. I. Устава о волоках 1557 года помещена во II томе Памятников и в Актах Зап. Рос. III. № 19. Далее, "Археографический Сборник документов до истории Северо-западной Руси". Т. I. Вильна 1867 г. Акты Виленской Археограф. Комиссии. Именно: Писцовая книга Пинского староства, составленная по повелению Сигизмунда Августа при пинском старосте Станиславе Довойне. в 1561 - 1566 гг. Ч. 1 и II. Вильна 1874 г. Введение Шолковича. "Ревизия Кобринской экономии" 1563. В. 1876. и "Писцовая книга Пинского и Клецкого княжеств", составленная по приказу королевы Боны в 1552 - 1555 гг. В. 1884 г.

Литература: Иванищева "О древних сельских общинах в Юго-западной России" (Рус. Беседа. 1857. III. и в Сборнике Сочинений. Киев. 1876 г.). Прекрасным дополнением к исследованию Иванишева, основанному на актах луцких и владимирских о копе или о копных судах, служит та часть предисловия г. Спрогиса к т. VI Актов Виленской Комиссии, которая посвящена копным судам на основании брестских актов. Место для собрания копы называлось Коповище, и суд этот происходил под открытым небом, в присутствии Возного. В этом суде находим не одних крестьян; тут присутствовали и помещики, т.е. люди шляхетского сословия, но, по-видимому, только в качестве свидетелей и истцов. Далее: проф. Леонтовича "Крестьяне Югозападной России по Литовскому праву XV и XVI столетий" Киев. 1863. Мордовцева "Крестьяне Юго-западной Руси XVI века". (Архив Историко-юридич. сведений, изд. Калачовым. Кн. Третья. Отделение III.). Проф. Антоновича исследование о крестьянах (Архив Юго-запад. Руси III). Новицкогоо крестьянах (Вступительная статья к части VI, тому I Архива Юго-запад. России). Уставу о волоках Сигизмунда Августа предшествовал устав, данный его отцом в 1529 году "для дворов Виленского и Троцкаго поветов", т.е. для земель собственно Литовских. Здесь крестьяне королевские разделяются на тяглых и осадных; первые более рабочие, а вторые более оброчные. Королевские крестьяне имели тогда право на так наз. уходы, т.е. право ставить в лесах борти, а на реках строить язы и гати или запруды для рыбной ловли, рубить и сплавлять дерево. (С н и т к о - Введение к Писцов, кн. Пинск. и Киевск. княж. изд. Вилен. Археол. Ком.).

Два образца условий, по которым отдавались королевские волости в держанье частному лицу, приведем одну грамоту 1514 года.

"Жигкимонт, Божьею милостью король Польский и великий князь Литовский, боярам и мещанам Могилевским и старцам серебреному и медовому и всем людям волости нашое Могилевское. Дали есьмо замок наш Могилев в держанье пану Юрью Зеновьевичу. А что ся дотычет дани нашое грошовое и медовое и куничное и бобров, што мает на нас на господаря прийти и на врядника нашого, то есьмо в том листе нашом выйменовали, што на-первей, наш господарский приход: три ста коп широких грошей (т.е. дани грошовой), чотыри рубли грошей бобровщины, чотыри рубли грошей яловщины, а три рубли грошей восковых, а от старца серебря наго (собиравшего денежную дань) пятнадцать коп грошей широких, а от медового старца десять коп грошей, а скотнаго серебра на третий год двадцать рублев грошей, а тивунщизны осмдесят коп грошей, а за корчмы Могилевские сто коп и чотыри копы грошей; а серебщизну мают нам завжды на третий год давати, колько мы господарь на них положим; а мают они то все нам давати широкими (полными) грошьми, пак ли ж бы широких грошей не было, тогды мают дата за грош по четырнадцати пенязей; а бобров шерстью сто и шесть; а куниц полтораста, а медовое дани сорок уставов без дву. А державца наш пан Юрьи мает с них брати в каждый год: уезду своего (за приезд) пятьдесят коп грошей, а полюдованья коли у волость не поедет, пятьдесят же коп грошей, а тивунщизны з нашое суммы с осмидесят коп грошей мает собе брати половину сорок коп грошей; а то все мает брати за широкую личбу (полная наличность). А вины малый и великии (судебные пени) выймуем на нас на господаря, кроме повинного и выметного, хто ся на него, а любо на врядника нашого чим выкинет (т.е. за оскорбление державцы или господарского урядника); а повинного ему от рубля по десяти грошей, а пересуда по чотыри грошы; а слугам его от езду децкованья на милю по грошу. А мимо тую нашу уставу, пану Юрью новин волости нашой никоторых не пробовляти; мает ся справовати и рядити во всем, потому как в сем нашом листе выписано. А который доходы, обвестки и иншыи, што в том нашем листе не выписаны, на державцов Могилевских хаживали, тые и ныне по томуж он мает брати. А для лепшого сведанья и печать нашу казали есьмо приложите к сему Нашому листу." (Акты Запад. Рос. II. № 86).

______________________


Итак, ко второй половине XVI века сельское население находилось уже в процессе закрепощения, и резко обозначилось полное господство служилого или шляхетского сословия в Литовско-русском государстве. Но в Западной Руси было еще многочисленное и довольно зажиточное население городское, сохранявшее свой древний общинный быт и свою привычку к общинному самоуправлению, именно к тому роду вечевого самоуправления, который достиг полного развития в Новгороде и Пскове. Под владычеством Ягеллонской династии, при постоянном усилении шляхетских привилегий и притязаний, городское население начало терпеть разные притеснения и грабительства со стороны великокняжеских урядников, то есть воевод, каштелянов, старост и окружавшей их служилой шляхты. Наступившие войны с Москвою и опустошительные татарские набеги также способствовали обеднению и упадку городов. Чтобы поддержать их и оградить от подчинения шляхте, великие князья Литовские и вместе короли Польские усердно начали пересаживать из Польши в Литовскую Русь то городовое самоуправление, которое в течение XIII и XIV столетий заимствовано было поляками у немцев под именем Магдебурского права, вместе с письменным феодальным сводом законов или так называемым "Саксонским зерцалом" (Speculum Saxonicum). Там распространению этого немецкого права способствовали многочисленные германские колонисты, переселившиеся в Польшу и составившие значительную часть городского населения; но в Западной Руси немецкое городское устройство оказалось чуждым и не соответствующим русским преданиям и обычаям. Прежде всего, то есть еще в XIV веке, оно водворилось в земле Галицкой, которая была присоединена Казимиром Великим непосредственно к Польше. Город Вильна получил магдебургию в 1387 г. А затем, со времени Ягелла, немецкое городовое право в течение XV и XVI веков постепенно распространилось и в Литовской Руси. Сущность его заключалась в освобождении горожан от подсудности королевским чиновникам, за исключением важнейших уголовных преступлений.

Как туго прививалось к русским городам это чуждое устройство, примером может служить древне-русский Полоцк.

В 1498 г. великий князь литовский Александр Казимирович дает Полоцку грамоту, которою его "с права литовскаго и русскаго переменяет в право немецкое Майдсборское", ради "посполитого добраго размножения и лепшаго его положенья". В силу этого права устанавливается высший городской сановник или войт (немец. Vogt). Ему, по примеру Вильны, определяется третья часть судебных пошлин и пеней. Половина пошлин с мясных лавок также идет на войта, а другая половина на ратушу; все местные винокуры и продавцы горелки поступают в ведение войта. Магдебургскому праву, то есть, войту и бурмистрам, подведомы все жители Полоцка на обоих берегах Двины, включая живущих в городе людей владычных, монастырских, боярских и мещанских, а также жители окрестных сел и слуги путные, которые "привыкли вместе с мещанами на войну ходить и все подати пополам с ними платить". Жители освобождаются от подводной и сторожевой повинности, за исключением собственного господарского приказа и потребы. В городе устраивается ежегодно три двухнедельные ярмарки: на св. Якова, на Крещение и по Великом дне (Светлое Воскресенье). Купцы рижские и все иногородние только во время ярмарок могут покупать и продавать в розницу, во все же остальное время должны соблюдать известную меру, а именно: покупать воск не менее полуберковца зараз; соболи, куницы и тхоры (хорьки) - сороками; белки, горностаи, лисицы - по 250 штук; попел и смолу - лаштом, и притом не в лесах и селах, а только в городе. Это предметы полоцкого отпуска. Далее следуют предметы ввоза. Те же рижские купцы могут продавать сукна только целым поставом; соль лаштом; перец, имбир, миндаль и другие простые зелья каменем (вес в 32 фунта); шафран, мушкаты, гвоздику, калган (индийский корень), цытварь и прочие дорогие зелья (пряности) фунтом; секиры, ножи и тому подобные вещи тахром или дюжиной; железо, олово, медь, цинк, мосяж (желтая медь) и т.п. центнером; фиги и розынки (изюм) кошем (корзинами); вино, пиво немецкое и всякий привозной напиток целою бочкою. Рижские купцы не могут даже ездить мимо Полоцка для торговли в Витебск и Смоленск, а только для взыскания своих долгов. Город имеет свою важницу (где взвешиваются товары и взимается с них пошлина) и свою капницу, в которой на стопленный воск накладывается городская печать. Мещане могут брать на свою потребу дрова во всех лесах и борах на расстоянии трех миль от города (за исключением деревьев бортных), а также пользоваться всеми прежними пастбищами. Полоцкие мещане, подобно Виленским и трокским, свободны от мыта (пошлины с провозимых товаров) во всем великом княжестве Литовском. Город строит посполитую (общественную) лазню или баню и пользуется доходами с нее. Он строит на удобном месте ратушу, а под нею амбары хлебные и камеру пострыгальную (где обстригали сукна); при ратуше хранятся мерная бочка и медница с городским клеймом; доход с них идет в городскую пользу. Город Полоцк вносит в скарб великого князя 400 коп грошей ежегодно в день св. Михаила. В ратуше заседают двадцать радцев, которых назначает войт, половина закону римского, а половина греческого. Эти радцы вместе с войтом выбирают из своей среды ежегодно двух бурмистров, одного католика, другого православного. Радцы и бурмистры подчиняются войту и его помощнику или лянтвойту; а войт - непосредственно великому князю, который сам и назначает войта. Жители освобождаются от подсудности воеводам, старостам, судьям и подсудкам, великокняжим наместникам и другим чиновникам; войт и бурмистры могут быть позваны только к суду великого князя.

Но внутри города или рядом с ним обыкновенно стоял замок (древнерусский кремль), в котором жил великокняжий наместник или староста с боярами и разными военнослужилыми людьми, составлявшими замковый гарнизон. В городе также жили бояре, духовенство и их слуги, стоявшие вне магдебургского права. Отсюда постоянные столкновения их с мещанами. Наместник и другие урядники были, конечно, недовольны введением магдебургии или городского самоуправления и самосуда, которые лишали их разных доходных статей. Они не хотят признать данных городу привилегий, вмешиваются в его суды и доходы; обе стороны обращаются с жалобами к королю: горожане жалуются на притеснения от наместника, а последний на недостаток доходов для содержания замка. Уже в следующих 1499 и 1500 гг. тот же великий князь Александр выдаст городу Полоцку две новые грамоты, которыми он подтверждает дарованное ему немецкое право, но с некоторыми важными отступлениями. Так, тяжбы о земле между боярами и мещанами утверждаются за судом наместника; он разбирает их вместе с "старшими боярами" по "давнему обычаю" и посылает своих чиновников на спорную землю с обычными за проезд пошлинами. Дворы в городе, земли и села, купленные боярами у мещан, наравне с их отчинными землями не подлежат ведению войта и бурмистров; люди боярские, занимающиеся в городе торговлею, платят подати наравне с мещанами, но не подсудны войту и бурмистрам. Сами бояре отпускали по Двине в Ригу жито, крупу, попел и смолу, и теперь им дозволяется этот отпуск, но с условием продавать только произведения собственных имений, а не перекупать у других. Наконец, сословие свободных крестьян или "путников", живших В окрестных селах, прежде относимое к магдебургскому праву, теперь изъемлется из него и приписывается к замку, то есть подчиняется суду и владению наместника. Что же касается серебщизны, военной службы и городовой работы, то путники исполняют их сообща с мещанами. А те простолюдины, которые (ради избавления от городских платежей и повинностей) позакладывались за наместника, владыку, игумнов и бояр, возвращаются под право магдебургское, то есть под ведение войта и бурмистров.

Однако не легко было разграничить две сферы, городскую и замковую. Сила шляхетских привилегий и ослабление верховной правительственной власти, по образцу Польши, сказывались и в Литовской Руси. Спустя три года относительно Полоцка встречаем новую грамоту великого князя Александра, теперь и короля Польского. Из нее узнаем, что полоцкие лянтвойт, бурмистры и радцы жалуются на полоцкого наместника Станислава Глебовича. Вопреки их магдсбургскому праву он хочет судить и рядить мещан и вступается в их земли; причем акты на эти земли у них отнимает; ремесленников полоцких забрал в свое ведение; а именно: золотарей, рымаров (шорников), седельников, ковалей (кузнецов), сыромятников, Шевцов (портных), гончаров, пивоваров, плотников и скоморохов; по рекам Дисне, Лиспе и Сари поставил своих слуг, которые берут мыта с каждого струга по грошу; вмешивается в пошлину с привозного вина и пива. Королевская грамота воспрещает все это наместнику и вновь подтверждает за городом магдебургское право с теми отменами, которые указаны в предыдущих грамотах, то есть, в отношении наместничьего суда и сельских путников. Подобные отмены, нарушавшие целость немецкого права с одной стороны и продолжавшиеся притеснения от наместников - с другой, не давали укрепиться городскому самоуправлению, производили недоумения и неурядицы в среде самих мещан. Брат и преемник Александра, Сигизмунд I, поэтому в 1510 году дает Полоцку новую подтвердительную грамоту на магдебургское право. Здесь прямо говорится, что вследствие отмены некоторых пунктов это право подверглось сомнению (у вонтпеньи было), "для которого ж мещане места Полоцкого промежду себе расторжку и раздел вчинили: некоторые с них с права немецкого выломившися, подприсуд городской далися, а многие и прочь разошлися". (Под городским присудом тут разумеется суд замковый или наместничий; ибо словом город в западно-русских грамотах означается собственно замок или кремль, а восточнорусскому посаду соответствует там название место, откуда мещане). Новая грамота вновь повторяет данные мещанам привилегии с некоторыми пояснениями и добавлениями. Так мещане и черные люди, заложившиеся за наместника, владыку, игуменов, бояр и пр., опять возвращаются в ведение войта, бурмистров и радцев, но каждому князю и боярину позволяется иметь на своем городском дворе по одному дворнику и огороднику из числа закладней. Число радцев теперь увеличивается до 24. Городу дозволяется построить четыре гостиные дома, где должны останавливаться гости (приезжие купцы); а плата с них разделяется надвое: одна половина идет в господарскин скарб, другая - на ратушу. Частные гостиницы воспрещены. Дозволяется поставить на р. Полот общественную мельницу, и доходы с нее разделены на те же две половины. Но, спустя семнадцать лет, тот же король Сигизмунд снова, по жалобе лянтвойта, бурмистров и радцев полоцких на их воеводу Петра Станиславовича, обращает к последнему укорительную грамоту. Из нее видно, что воевода, его урядники и слуги чинили мещанам многие кривды, грабежи и забойства; что он "ломал Майтборский привилей" и судил мещан "городовым правом" (то есть, замковым или наместничьим судом), ремесленников заставлял на себя работать, мыты по рекам со стругов брал и пр. Эта история туго прививавшегося чуждого учреждения и непосильной борьбы его с королевскими наместниками и старостами, повторялась приблизительно в тех же чертах и в других городах Западной Руси. Разница заключалась в том, что изъятия из немецкого права и разграничение между подсудностью и доходами города и замка разнообразились по местным условиям, так что почти каждый город имел свои особые привилегии и не выработался один общий тип городского самоуправления. Если первостепенные города не могли пользоваться этим самоуправлением и вполне освободиться от подчинения шляхетским урядникам, то еще в большем подчинении последним оставались второстепенные города, несмотря на свою магдебургию. Разнообразие в ее приложении увеличивалось еще городами владельческими. В Литовской Руси, как мы говорили, существовали знатные роды, которые, подобно западным феодалам, сосредоточили в своих руках большие поземельные владения, заключавшие в себе многие местечки и даже города. Подражая великим князьям Литовским, они также стараются поднять торговое и промышленное значение своих городов, а следовательно и увеличить свои доходы раздачею им магдебургских привилегий. Впрочем, привилегии эти давались с дозволения великокняжеской власти или ею подтверждались. Но, естественно, при этом владелец удерживал за собою высшую судебную инстанцию и близкое наблюдение за городским управлением и Доходами; поставлял в город своих особых урядников, которые за всем надзирали, так что в сущности магдебургия существовала там в весьма слабой степени. Самый свод Саксонских законов или так называемое "Саксонское зерцало" и подлинное Магдебургское уложение обыкновенно были известны западно-русским магистратам не в подлинном объеме и виде, а только в извлечениях и толкованиях, сделанных польскими юристами.

По смыслу Магдебургского права, в городе должны существовать две коллегии: радцев и лавников. Первые ведают под председательством бурмистров городскую полицию, надзор за городскими имуществами и торговлею, а также суд по гражданским искам; вторые, в числе 12 человек, под председательством войта должны судить уголовные преступления, то есть составлять суд присяжных. Но, сравнивая разные западно-русские города, находим количество радцев и лавников различное; войт председательствует в обоих коллегиях; иногда обе они сливаются в один магистрат или ведают одни и те же дела. Потом встречаем еще третье учреждение: "совет сорока мужей" (а в некоторых городах "совет тридцати"), который составляется из выборных от городских цехов и присваивает себе право контроля над городским хозяйством; причем войт, бурмистры, радцы и лавники нередко входят с ним в препирательство за свои права, увеличивается путаница в городских делах и отношениях.

Впрочем эти неудобные стороны Магдебургского устройства развились и принесли свои плоды большею частью впоследствии. В первый же период своего существования, то есть в эпоху Ягеллонов, оно, по-видимому, все-таки дало некоторый толчок и оживило городскую жизнь, торговое и промышленное движение в Литовской Руси. Недаром же в грамотах, жалованных на это устройство, часто упоминается, что они дарованы по просьбе самих горожан*.

______________________

* Грамоты, данные Полоцку, см. Акты Зап. Рос. I. №№ 159, 175, 185 и 210. II. №№ 61 и 147. Данные Вильне см." Собрание древ. грам. Вильны" I. К и е в у: Акты Зап. Рос. I. №№ 120, 149, 170, 207 II. № 3. Сборник Муханова 145-149. Луцку: Архив Юго-запад. Росс. Ч. V. Т. I. № I. Акты Зап. Рос. I. №№ 90 и 153. Владимиру Волынскому Ibid. № 124. Смоленску Ibid. №№ 182 и 199. Витебску. Ibid. № 127. Минску. Ibid. № 165. Пинску. Ibid. №№ 190 и 191. Гродну. Ibid. №№ 198 и 226. и т.д. Исследования: Обстоятельная, прекрасная монография проф. Владимирского-Буданова "Немецкое право в Польше и Литве" Журн. М. Н. Пр. 1868. Август. Сентябрь. Ноябрь и Декабрь. Проф. Антоновича вводная статья к "Актам о городах" в Архиве Юго-запад. России. Часть пятая. Том I. К. 1869. Многие сведения о городах Литов. Руси заключаются и в труде Балинского и Липинского Starozytna Polska. Т. II. и III. Wazsz. 1844-1846.

______________________

Законодательство и судопроизводство Литовской Руси в данную эпоху представляют заметный переход от общих с Восточною Русью оснований, то есть от Русской Правды, к особому виду, развившемуся под влиянием шляхетских привилегий или польского государственного строя. Эпохе судебников Московской Руси соответствует здесь эпоха статутов, которая впрочем открывается уложением, известным также под именем "Судебника". Он был издан Казимиром IV в 1468 году, по совету с Литовскими князьями, панами-радою и всем поспольством; под последним, вероятно, разумеется здесь собрание лучших людей города Вильны.

Судебник Казимира IV представляет собственно свод наказаний и штрафов за злодейство или татьбу в разных ее видах: из 25-ти статей этого свода около 20-ти относятся к татьбе. Тут мы находим то же древнерусское понятие о наказаниях как о доходной статье для судьи. Например, если вор пойман слицом (с поличным), то это лицо или украденная вещь поступает в пользу двора (княжего, наместничьего или панского), или собственно судьи; кроме того, в его пользу идет просока, то есть плата с истца за с о к или розыск преступника. А пострадавшему или истцу вор платит истинну, то есть ценность украденной вещи. Если ему нечем заплатить, а его жена и дети знали о воровстве, то заплатить женой и детьми (но дети моложе 7-ми лет не ответственны), а самого на шибеницу (виселицу). Дети и жена могут выкупиться сами или с помощью своего господаря (владельца). Если вору с поличным совсем нечем заплатить, то его повесить, а украденную вещь отдать истцу и воротить ему половину просоки. Следовательно, прежде должен быть удовлетворен пострадавший ("ино перво заплатити исцю, а потом господарь татя того вину свою бери"). Причем, если вор несвободный человек, то его владелец в то же время есть и его судья. Между тем по другой статье, если хозяин вора знал о его преступлении или делил его плоды, то он несет то же наказание. Итак, свободных или княжих людей судят великокняжие наместники и тиуны, а панских или боярских - их владельцы; в случае если истец и ответчик разного рода люди, один принадлежит к княжим, а другой к панским, то им обчий суд, то есть, смешанный из наместника или тиуна и пана или боярина. Если кто будет держать в своем дому лежня (бродягу) тайно, то есть не оповедав соседей или околицу, а в это время случится воровство, то он обязан в течении трех дней представить лежня в суд, в противном случае удовлетворить пострадавшего. Если судья, или вообще тот, кому будет выдан вор для наказания, освободит его за плату или возьмет его себе в рабство, то сам подвергается наказанию от верховной власти; ибо вору не должно быть оказано милосердие. (Тут уже сказывается государственный взгляд на преступление). Вообще при поличном, первое воровство наказывается пенями, но если украденное стоит больше полтины (более "полукопья", а по другому чтению "полуконя"), то вешать; за корову тоже вешать; за конскую татьбу, хотя бы и первую, непременно виселица; за похищенного невольника тоже. Тать, на которого околица укажет, что крал не в первый раз, подвергается виселице без поличного пойманный, а только доведенный пыткою до сознания. Вообще этот Судебник очень суров и щедр на виселицу. В нем также отражаются и народные суеверия того времени. Например, если кого заподозренного в воровстве будут пытать и не "домучатся" сознания, но на него докажут, что он "знает зелие" (заколдованные травы, которыми предохраняет себя от боли) и притом околица скажет, что и прежде крал, то его также на виселицу. Затем идут несколько статей о поземельных или межевых тяжбах, наездах и порубках.

Судебник этот является как бы введением к дальнейшим законодательным мерам, так как сам он далеко не удовлетворял насущным потребностям. Ощущалась нужда в общем письменном своде законов, который бы определял отношения сословий между собою и к правительству, а также служил бы руководством судьям; последние должны были дотоле руководствоваться или разными грамотами, жалованными, уставными и т.п., или обычным, не писанным правом, которое представляло большое разнообразие, смотря по местным условиям, и в своем применении допускало многие злоупотребления. Первый систематический свод узаконений и юридических обычаев, назначенный для всего великого княжества Литовского, был составлен по воле Сигизмунда I неизвестными нам юристами-компиляторами, по-видимому при близком участии литовского канцлера Альберта Мартыновича Гаштольда. В 1529 году этот свод принят сеймом и получил королевскую санкцию. Он известен под именем "перваго" или "Стараго Литовскаго статута" и, очевидно, был составлен по образцу польского так называемого Вислицкого статута Казимира III, изданного в 1347 году.

Статут издан на русском языке, а потом переведен на латинский и польский. Он распадается на 13 "разделов", и каждый раздел на статьи или "артикулы". Почти вся первая половина его посвящена подтверждению прав и привилегий, пожалованных Сигизмундом и его предшественниками шляхетскому сословию, а вместе и закрепощению за ним крестьянского населения. Между прочим, здесь для прочности шляхетского землевладения важно постановление десятилетней земской давности, по истечении которой право иска прекращается, за немногими исключениями. Например, исключение составляет недостижение совершеннолетия. А для сего последнего назначается мужчине 18 лет, девушке 15. Дети и вдовы шляхетские также обеспечены в правах наследования поземельных владений. Вообще мужу позволяется записывать на имя своей жены третью часть из недвижимого имения, под именем вена. Если же она не получила от мужа назначенного вена и осталась вдовою с детьми, то имеет право на равную с ними часть в движимом и недвижимом имуществе. Если у нее нет детей, то она имеет право на третью часть в имении мужа; остальное его родственникам. Если же вторично выйдет замуж, то и эта часть переходит к ним же (ибо они служат господарскуго службу с этих имений). Другая половина статута заключает в себе статьи, относящиеся к судопроизводству. Судебная власть в поветах находится в руках воевод, старост, державцев, маршалков земских и дворных; они обязаны судить по писанному статуту; если на какой случай нет статьи в статуте, то должны руководствоваться "старым обычаем", а потом на общем сейме эту статью необходимо написать и прибавить к статуту. Каждый воевода, староста и державца должен выбрать в своем повете двух земян или шляхтичей, "людей добрых и веры годных", которые помогают ему творить суд. На случай жалобы шляхтичей на неправый суд королевских урядников, устанавливается высшее или апелляционное судилище в Вильне в великокняжем дворце, на которое съезжаются паны радные по два раза в год. Пересуду (пошлины) в тяжебных делах назначается судьям: со взыскания суммы или стоимости судебного имущества десятую часть, с земли рубль, с человека копу грошей, с фольварка четыре гроша. Если сам воевода или староста судит, то весь пересуд идет ему, а если судят помянутые выше выборные судьи или земяне с воеводским или старостным наместником, то пересуд делится на три части: одна воеводе, другая судьям, а остальная "третина" наместнику. Если судья возьмет пересуд более положенного в законе, то должен воротить его с навязкою (надбавкой), и, кроме того, заплатить 12 рублей штрафа в казну господарскую. При денежных взысканиях по суду допускается грабеж: если подсудимый, присужденный к уплате в назначенный срок, не заплатит, то судьи берут вижа из ближайшего господарского двора, в его присутствии производят грабеж в доме подсудимого и отдают награбленное истцу, причем опять назначается срок для взыскания, и только по истечении его истец может полностью воспользоваться награбленным. Между державцами отличаются новые, которые недавно названы державцами, а "прежде именовались тивунами"; они не имеют права судить шляхтичей и господарских бояр, которые подсудны только воеводам, старостам и маршалкам. Затем идут постановления о вызовах в суд посредством децких и вижов, о прокураторах (адвокатов), светках (свидетелях), гвалтах (насилиях), головщинах (убийствах), звадах (драках), тяжбах, относящихся к земле, охотничьим пущам, бортным деревьям, бобровым гонам, к долгам, закладам, к кражам скота, хлеба, домашней птицы и пр. Вора, у которого найдут поличное, разрешается мучить (пытать) три раза в день, но без членовредительства. Если же не допытаются сознания, то кто его дал на муку, платит ему надбавки по полтине грошей за каждую муку, исключая того случая, когда истязаемый, зная чары, муки не ощущал. Если же кто умрет под пыткою, то истец платит за него головщину, смотря по человеку. Относительно смертоубийства Статут находится еще отчасти на почве Русской Правды, то есть, платежа виры или головщины. Так, если шляхтич убьет шляхтича в драке, то платит его близким сто коп грошей, а другую сотню грошей в скарб господарский. За убийство путного человека полагается головщина 12 рублей грошей, за бортника восемь; за ремесленников столько же, сколько за путных людей, тоже за тивунов и приставов; но за "тяглаго мужика" только 10 копеек грошей, а за "невольнаго паробка" половину того. Статут однако не скупится и на смертную казнь. Ей подлежат: кто подделывает государственные листы (письма) или печати, кто сделает насилие или ранит государственного урядника при исполнении его обязанностей; кто на войне покинет сторожевой пост или в назначенный срок не явится на оборону крепости, а тем воспользуется неприятель; кто сделает наезд на другого и учинит насилие (гвалт), кто изнасилует женщину. За воровство с поличным большею частью назначается виселица. Вору, укравшему что-либо с господарского двора, ценностью меньше полукопья, обрезались уши.

Вообще Литовский Статут во многом отражает на себе грубость современных нравов и является смесью древнерусских юридических понятий и обычаев (наиболее сохранившихся при посредстве копных судов) с новыми влияниями, преимущественно польскими; а через последние, особенно через магдебургкое право, прошло сюда и влияние римского права; это влияние отразилось в довольно систематическом изложении разнообразных нескладных и плохо согласованных между собой статей самого свода*.

______________________

* Кроме изданий Даниловича (Wilno. 1826) и Дзялынского (в переводе на польский. Zbior praw Litewskich), Судебник Казимира IV издан в Актах Запад. Р. I. № 67, откуда перепечатан с прибавлением комментарий во втором выпуске Хрестоматии Владимирского-Буданова. Вислицкий Статут см. в издании Бантке Jus Polonicum. Wars. MDCCCXXXI. Vjlumina legum. T. I. Ptrsd. 1859. В старом рус. переводе в Актах З. Рос. I. № 2. Литовский статут 1529 г. в русс. подлиннике издан в Временнике Об. И. и Др. кн. 18. М. 1854. А с переводами на латин. и польск. языки, но неполный, у гр. Дзялынского в Zbior praw Litewskich od roku 1389 do roku 1529. Poznan. 1841.

Пособия: Ч а ц к о г о "О Litewskich i polskich prawach". Wilno. 1800. Даниловича Historischer Blick auf die litausche Gesetzgebung в Dorpater Jahrbucher. 1824. № 4. и "Взгляд на Литовское законодательство и Литовские статуты" в Юридич. Записках, изд. Редкина, т. I. М. 1841. Проф. Леонтовича "Рус. Правда и Литовский статут" - в Киевских Универс. Известиях. 1865 г. Чернецкого "История Литовского статута". Ibid. 1866-67 гг. Заметка Семенова "О сходстве древних узаконений восточной и западной Руси" во Временнике Об. И. и Др. кн. 19. М. 1854. Ярошевичa Obraz Litwy. II. Rozdzia XII. Многие местные черты западно-русского обычного права, вошедшие отчасти в Литовские статуты, разбросаны в помянутых выше областных привилеях или уставных грамотах. Например, укажем на следующее. В Уставной грамоте, данной Киевской области в 1507 году, говорится: "А о выдачку, коли ся оба-два выдадут и оба шапками вергут, ино то выдачка; а один ся выдаст, а другой ся не выдаст, ино то не выдачка". Этому темному месту соответствуют слова Уставной Полоцкой грамоты 1511 года: "коли посварятся Полочане и выдадутся оба в кольце, ино та вина наша: а будет ли один выдасться, а другой не выдасться, то есмо им отпустили" (Акты Зап. П. II. №№ 30 и 70). Возникают вопросы: что такое выдачка, что значит шапками вергут, что такое кольцо? Г. Тумасов в помянутом выше своем сочин. "Дворянство Западной России в XVI веке" (в примеч. 62) дает следующее правдоподобное объяснение на эти вопросы. У Литовцев и древних Славян было в обычае, чтобы в случае тяжбы истец и ответчик на суде клал в шапку деньги как бы в заклад. (Существовало поэтому особое выражение: "покладать шапку рублем грошей"). "Этим один другаго как бы выдавал судье". Тот, кто по суду был обвинен, терял заклад, который шел в пользу судьи. Поэтому в первом случае "выдачкой" называлось согласие особых противников положить залог в шапку; но если только одна сторона представляла залог, то это не выдачка, и тогда "тяжущиеся должны были или обратиться к другому суду или покончить между собою другим каким способом". Во втором случае под именем "кольца" разумеется коло в значении мир, община. Следовательно, если оба тяжущиеся Полочанина выдадутся в кольцо (согласятся подвергнуть себя суду общины или старцев), то вина наша, т.е. они платят судебную пеню. Но если только один согласится, а другой нет, то суд общины не состоится.

______________________

По всем признакам, в этом первоначальном своем виде Литовский Статут имел многие пробелы и недостатки, которые давали широкий простор разным злоупотреблениям и произволу, особенно в деле правосудия. На сеймах не раз раздавались жалобы на такие пробелы и недостатки, слышались требования пересмотра и дополнения. От половины XVI века мы имеем любопытное латинское сочинение одного образованного литвина, по имени Михалона: "О нравах татар, литовцев и москвитян" (De moribus Tartarorum, Lituanorum et Moscorum). Оно дошло до нас, впрочем не вполне, а в отрывках. Этот Михалон (или Михайло) вообще не доволен современным ему порядком вещей в своем отечестве, скорбит об утрате старой простоты нравов; сравнивая литвинов (и западноруссов) с татарами и москвитянами, нередко отдает предпочтение этим обоим соседям, и темными красками рисует разные стороны отечественного строя и быта. Между прочим, вот какими чертами изображает он состояние судопроизводства, основанного на Судебнике Казимира IV и первом Литовском Статуте.

У татар, по мнению Михалона, правосудие лучше. "На обязанность судьи эти варвары смотрят не как на средство к наживе, а как на службу ближнему. Они тотчас отдают всякому то, что ему принадлежит; а у нас судья берет десятую часть цены спорной вещи с невинного истца. Это вознаграждение судье называется пересуд и должно быть немедленно уплачено в суд. Если же тяжба идет о небольшом клочке земли, то взимается не десятая часть, а сто грошей, хотя бы предмет иска не стоил этой цены. В делах личной обиды и оскорбления судья берет с виновного, в качестве штрафа, столько же, сколько присуждает истцу". "За убийство определяется наказание не по закону Божественному, чтобы кровь омывалась кровью, а денежное, с судейскими десятинами. Поэтому и убийства бывают часто". "Если обе стороны помирятся, судья все-таки берет деньги, с виновного штрафные, а с истца десятинные". "За скрепу грамот и договорных записей судья также получает десятину. А в делах уголовных получает все, что найдется воровского у хищника, и этот его доход называется лицо (то есть, поличное)". Вообще "отыскивающему украденную вещь приходится потратить на суды более, чем она стоит, и поэтому многие не решаются заводить тяжбы". "Кроме пени за преступление, председатель суда берет 12 грошей с уведенной лошади. Слуга судьи исполнитель приговора берет также десятую часть цены вещи. Нотариус тоже берет десятую часть за окончательное решение. За одно приложение печати к делу, стоящему грош, он берет четыре. Другой подчиненный судьи, так называемый виж, который назначает день суда, если он воеводский, берет 50 грошей, если его помощника, 30, а если считает себя королевским, то 100. Столько же берет другой пристав, называемый детским, который вызывает подсудимого и приводит с позывной грамотой. Столько же берет и третий низший чиновник, который вызывает свидетелей или осматривает на месте убытки потерпевшего истца. Если у подсудимого нет денег, то у него отбирают скот. В то же время бедняк, желающий вызвать в суд магната, ни за какие деньги не может найти пристава. Всякий может быть свидетелем во всяком деле, кроме межевой тяжбы; отчего многие сделали себе промысел из лжесвидетельства. Явный похититель чужой собственности не прежде обязан явиться в суд, как по истечении месяца после позыва. Если у кого отнимут лошадь в 50 или 100 грошей в самую рабочую пору, чтобы позвать в суд грабителя, он должен прежде всего заплатить за позыв цену похищенной лошади и целый месяц ждать, пока виновного притянут к суду. Далее идут сетования на корыстолюбие вельмож, которые все эти обычаи ввели ради своих выгод; на то, что литовские воеводы сами мало занимаются судом, а предоставляют его своим наместникам, которые небрежно ведут дела, мало знакомы с законами, но исправно взимают свой пересуд, и т.д. Автор сего сочинения обращается иногда к царствующему государю (Сигизмунду II) и просит его обратить внимание на указанные недостатки правосудия.

Из этих жалоб, которые по тому предмету раздавались на литовских сеймах, приведем в пример просьбы литовских чинов великому князю Сигизмунду II Августу на Виленском сейме 1547 года. На этом первом вальном (общем) сейме при новом государе своем, литовские князья, паны и рыцарство прежде всего просят, конечно, о подтверждении всех своих прав и вольностей, дарованных его предками. Затем напоминают, что на прошлом Берестейском сейме (1544 года) король-отец (Сигизмунд I) и паны радные постановили сделать исправление Статута и для того выбрать комиссию из 10 особ, пять римского закону и пять греческого (которая, действительно, и сделала некоторые дополнения). Теперь чины просят вновь выбрать такую комиссию, а потом исправленный и утвержденный на следующем сейме Статут предать тиснению ("не писаным письмом, але выбиваным"). Просят, чтобы не воеводы назначали судей в каждом повете, а выбирала бы их сама шляхта из своей среды на известные сроки. Жалуются, что старосты, державцы и их наместники назначают вижами людей простых, ненадежных, то есть мещан, тяглых мужиков и даже "холопью невольную", которые берут по 12 грошей за вижованье и притом склонны к подкупам; поэтому просят, чтобы при поветовых судьях были выбраны "присяжными" вижами несколько человек из бояр, "людей добрых и веры годных", и чтобы они за вижованье брали по грошу на одну милю. Просят, чтобы шляхте всегда свободно было вместо апелляционного суда панов радных обращаться к суду самого господаря, чтобы духовные в судах светских и земских не присутствовали, чтобы тяжущиеся сами защищали свое дело и были бы отменены наемные прокураторы, которые своими "непотребными речами и широкими вымыслами" только затягивают процессы. Великий князь большей часть соизволил на эти просьбы; на некоторые, однако, отвечал уклончиво.

Согласно с подобными представлениями, повторявшимися и на последующих сеймах, действительно производились разные изменения и дополнения в первом Статуте. Новая исправленная его редакция окончательно была утверждена на Виленском сейме 1556 года и сделалась известна под именем второго Литовского Статута.

Надобно отдать справедливость сему второму Статуту в том отношении, что упорядочение судопроизводства в нем сделало значительный шаг вперед. Теперь в каждом повете для отправления суда установлены должности земского судьи, подсудка и писаря; поветовая шляхта, собравшись под председательством воеводы, или шляхта, собравшись под председательством воеводы или каштеляна, выбирала кандидатами на каждую таковую должность четырех человек из своей среды (но не тех, которые уже занимали какие-либо урядовые должности); а из этих 12 человек король уже назначал настоящего судью, подсудка и писаря. Последний обязан был вести свое дело на русском языке и русским письмом; он мог брать себе помощников или "подписков". Вознаграждение писарю назначено от разных дел по одному грошу, редко по два. Судье за пересуд два гроша, подсудку третий. Вообще судебные поборы значительно уменьшены и точнее определены. Пристав, называвшийся прежде древнерусским словом "децкий", теперь переименован по польскому образцу возным. Ему определено за поездку с позывными листами брать "по грошу с мили в одну сторону, а что назад поедет, за то ничего не брати". Земские книги должны храниться в надежной скрыне за тремя замками, от которых ключи должны быть один у судьи, другой у подсудка, третий у писаря. Это собственно суд земский. Рядом с ним продолжал существовать суд замковый или градский, то есть суд воеводы, старосты или державца. Сей последний суд ведал самые важные уголовные дела, а именно: наезд на шляхетские дома, поджоги, разбои по дорогам, изнасилование шляхетских девиц и женщин, вороство, убийство и т.п. Помощником себе для суда воевода, староста или замковый державца должен был выбирать доброго шляхтича, оседлого в том повете. Кроме означенных двух судов, во втором Статуте является еще третий суд, подкоморский. В каждом повете установлен подкормий, который ведает преимущественно тяжебные дела пограничные или межевые и наблюдает за постановкою межевых знаков или насыпкою пограничных курганов между разными владениями. Для помощи себе в каждом повете подкормий выбирает одного или двух коморнико в из оседлой поветовой шляхты. Важное нововведение сравнительно с первым представляет второй Статут относительно шляхетских сеймиков, которые, по образцу польских, установлены теперь в каждом повете и которые выбирают не только земских судей, но также и земских послов или шляхетских представителей для главного (вального) сейма, числом по два*.

______________________

* Акты в Запад. Р. III. № 4 (просьба Литовских чинов на Виленском сейме 1547), № 11 ( Уставы, данные на втором Виленском сейме 1551 г.), № 13 (Уставы на третьем Виленском сейме 1554 г.), № 16 (Дополнит, статья о доходах земским судьям, писарям и возным, 1555 г.), № 24. (Уставы, данные на четвертом Виленском сейме 1559 г.), № 33. (Устав на Виленском сейме 1563 года), № 38. (О новоизданном Статуте и сеймиках грамота 1565 года). Статут 1566 года впервые напечатан во Временнике Об. И. и Др. кн. 23. № 1855. Г. Новицкий в своем исследовании о крестьянах высказывает мнение, что первый статут (а потому "возможно и второй") был напечатан (Архив Юго-Запад. Р. Часть VI том I. стр. 52). Но мнение это пока не подтверждено какими-либо несомненными свидетельствами. Желания, высказанные на сеймах, по-видимому также указывают на то, что первые статуты не были напечатаны. Второй статут назывался Волынским по причине произведенных в нем перемен на сейме 1569 г. относительно воеводств Волынского, Киевского и Брацлавского. См. Ярошевича Obraz Litwy. II. 140.

Ради мира с Крымской Ордой короли польско-литовские платили ей ежегодную дань. Любопытна роспись этой дани, разложенной на разные города вел. кн. Литовского. См. в Акт. Зап. Рос. I. № 193, под 1501 г. Здесь она получалась преимущественно сороками соболей и поставами сукон. А позднее уже копами грошей. См. под 1530 г. Роспись Ординщины. Ibid. II. № 168. О такой же ежегодной дани по нескольку тысяч коп грошей с Коруны Польской и В. княжества Литовского говорится под 1541 г. (Акт. Ю. 3. Рос. I. № 105).

______________________


Второй отдел Литовского Статута посвящен "Земской обороне". Этот устав подтверждает обязанность всех сословий отправлять военную службу в случае внешней войны. Но созывать земское ополчение и назначать денежные сборы на военные издержки (сербщину) имеет право только великий или "вальный" сейм, составленный из светских и духовных панов-рады, земских урядников, панов "хоруговных" и земских поветовых послов. Только в случае неприятельского вторжения или крайней опасности великий князь Литовский может без сейма разослать листы, созывавшие ополчение; а в отсутствие великого князя то же могут сделать паны-рады и великий гетман. Основанием для военной повинности служило количество владеемой населенной земли, равно наследной, лично выслуженной и купленной.

Сейм каждый раз определял, сколько "пахолков" с известного количества следовало выставить на добром коне, ценностью не менее восьми коп грошей литовских, в цветном кафтане ("сукня"), панцире, шлеме, при мече или сабле, щите и копье со значком ("прапорцем"). Всякий шляхтич, имеющий землю, обязан лично идти на войну с своими людьми; духовные лица, вдовы и малолетние сироты выставляли с своих имений ратных людей под начальством какого-либо шляхтича, заступавшего их место. Менее имущие, особенно мещане, несли пешую службу, вооруженные ручницею (ружье) или рогатиной. Ополчение собиралось по поветам в хоругви. Для сего в каждом повете были назначены хорунжие. Собравши свои хоругви, они делали им подробную опись, переписывали коней с обозначением их клейма (тавра) в реестре; после чего отводили свои отряды к каштелянам, которые начальствовали ополчением всего повета или к заменявшим их маршалкам; затем поветовые ополчения собирались по воеводствам. Наконец, все ополчение двигалось к назначенным заранее пунктам и поступало под начальство великого гетмана, который производил ему смотр, делал ему опись посредством своих писарей, и распределял его по своему усмотрению. Только за болезнью позволяется шляхтичу не ехать самому на войну, а послать вместо себя совершеннолетнего сына. Уклонение от военной службы по незаконной причине обыкновенно наказывается отобранием имения. Гетманским писарям при описи рати дозволяется брать за труды по полугрошу с коня. Хорунжим запрещено утаивать людей, не явившихся в ополчение, или без ведома гетманского отпускать их домой после общего смотра и описи, под страхом потерять свой уряд и имение. Строго запрещается во время похода производить грабежи и насилия жителям. Проступки ратных людей подлежат гетманской юрисдикции или прямо суду государя, если он сам находится при войске.

Очевидно, отказываясь в пользу сейма от непосредственного и абсолютного распоряжения всеми военными средствами великого княжества литовского, по образцу Польши, Ягеллоны наносили неисправимый вред внешней государственной безопасности. Сила государственной обороны зависела, главным образом, от исправности крупных земледельцев или магнатов, которые выставляли конечно самые большие военные отряды (или "почти", как они называются в Статуте) и которые имели в своем распоряжении еще многих мелких шляхтичей, сидевших на их землях или находившихся в числе их дворовой челяди. Следовательно, в то время, когда в Европе заводились постоянные армии и крепла верховная государственная власть, в Литве и Польше, наоборот, продолжались и развивались порядки отживших феодальных ополчений и упадала сила верховной власти. Постоянное войско составляли только наемные солдаты ("жолнеры" и "драбы", упоминаемые в Статуте). Оно распределялось преимущественно в пограничных пунктах, но было далеко недостаточно, чтобы обезопасить пределы государства, особенно с той стороны, откуда грозила опасность частых и внезапных вторжений, то есть со стороны южных степей.

До какой степени Югозападная Русь страдала в те времена от набегов Крымских или Перекопских татар, какое огромное количество пленных выводили они и какова была судьба этих пленников, о том яркими красками свидетельствуют помянутые выше записки Михалона.

"Хотя перекопцы", - говорит он, - "имеют обильно плодящиеся стада, а рабов только из пленных, однако, последними они богаче, так что снабжают ими и другая земли. Корабли, часто приходящие к ним с другой стороны моря и из Азии, привозят им оружие, одежды и лошадей, а отходят от них нагруженные рабами. Все их рынки знамениты только этим товаром, который у них всегда под руками и для продажи, и для залога, и для подарка, и всякий из них, хотя бы не имеющий раба, но владеющий конем, обещает кредиторам своим по контракту заплатить в известный срок за платье, оружие и живых коней живыми же, но не конями, а людьми, и притом нашей крови. И эти обещания верно исполняются, как будто наши люди находятся у них всегда на задворьях в загоне. Один еврей меняла, сидя у ворот Тавриды (под крепостью Перекопом) и видя бесчисленное множество привозимых туда пленников наших, спрашивал у нас, остаются ли еще люди в наших странах или нет, и откуда такое их множество. Так всегда имеют они в запасе рабов не только для торговли с другими народами, но и для потехи своей дома и для удовлетворения своей злости. Наиболее сильные из сих несчастных часто, если не делаются кастратами, лишаются ушей и ноздрей, клеймятся на лбу и на щеках, и, связанные или скованные, мучаются днем на работе, ночью в заключении; жизнь их поддерживается небольшим количеством пищи из гнилой падали, покрытой червями, отвратительной даже для собак. Только женщины, которые понежнее и покрасивее, содержатся иначе; которыя из них умеют петь и играть, те должны увеселять на пирах. Для продажи выводят рабов на площадь гуськом, как будто журавли в полете, целыми десятками и прикованных друг к другу около шеи, и продают такими десятками с аукциона; при чем громко кричат, что это рабы самые новые, простые, нехитрые, только что привезенные из народа Королевского, а не Московскаго. (Московское племя полагается у них более дешевым как коварное и обманчивое). Этот товар ценится в Тавриде с большим знанием, и покупается дорого иностранными купцами для продажи еще высшей ценою более отдаленным и более темным народам, каковы сарацины, персы, индийцы, арабы, сирийцы и ассирийцы. Несмотря на чрезвычайную осторожность покупателей, тщательно осматривающих все физические качества рабов, ловкие продавцы нередко их обманывают. Мальчиков и девушек они сначала откармливают, одевают в шелк, белят и румянят, чтобы продавать их подороже. Красивые девушки нашей крови покупаются на вес золота, и иногда тут же на месте перепродаются с барышом. Это бывает во всех городах полуострова, особенно в Кафе. Там целыя толпы сих несчастных невольников отводятся с рынка прямо на корабли. Она лежит на месте, удобном для морской торговли; это не город, а ненасытная и беззаконная пучина, поглощающая нашу кровь".

Древние литовцы, по замечанию того же Михалона, отличались мужеством и воинской деятельностью; а теперь предаются роскоши и праздности. Вместо того, чтобы самим идти в неприятельские земли, или оберегать свои пределы, или упражняться в воинском искусстве, обязанные военною службою молодые шляхтичи литовские сидят в корчмах, пьянствуют, и, весьма склонные ко взаимным ссорам, убивают друг друга; а военное дело и защиту отечества предоставляют татарам (поселенным при Витовте), беглым людям из Московии и вообще наемным отрядам. Перекопскому хану государство платит ежегодную дань, но тем не избавляется от татарских набегов. То, что Михалон говорит здесь собственно о литовской шляхте, относится отчасти и к шляхте западно-русской, которая сообща с литвинами подпала в те времена влиянию польских обычаев, при посредстве ополячившейся династии Ягеллонов.

Что оборонительные силы государства, воинская доблесть и прежняя простота нравов там действительно и глубоко упали в эпоху ленивого, изнеженного Сигизмунда Августа, о том совершенно согласно с Михалоном свидетельствует современник его, известный московский беглец в Литве князь Андрей Курбский.

Рассказывая о страшном падеже скота и лютом море, опустошивших и обессиливших Крымскую Орду в пятидесятых годах XVI века, Курбский сожалеет, что этим обстоятельством не воспользовались для нанесения решительного удара Орде ни московский царь Иван, ни ближайший к Орде король Польши и Литвы. "Не к тому обращалось умом его королевское величество", - говорит Курбский, - "а более к различным плясаниям и пестрым машкарам. Также и властели той земли, наполняя гортань изысканными пирогами, а чрево марципанами (сладким тестом), безмерно вливая в себя как бы в пустыя бочки дорогая вина и вместе с печенегами (обжоры-паразиты) высоко скача и бия по воздуху, пьяные так прехвально и прегордо восхваляют друг друга, что не только Москву или Константинополь, но если бы турок был на небе, то и оттоле обещают достать его с другими своими неприятелями. Когда же возлягут на своих одрах между толстыми перинами, тогда едва по полудни проснутся, и встанут едва живые с тяжелыми от похмелья головами". Привыкши проводить время в такой гнусной лени, они не только не радят о своем отечестве и о тех несчастных, которые давно уже мучаются в татарском плену, но не обороняют и тех сельчан, жен и детей, которых ежелетно пред их очами варвары уводят в рабство. "Хотя ради великаго срама и слезнаго нарекания от народу они как бы ополчатся и выедут в поле, но следуют издали за бусурманскими полками, боясь ударить на врагов креста Христова. Пройдя за ними дня два или три, возвращаются во свояси; а что осталось от татар, сохраненное убогими крестьянами в лесах из имущества их или скота, то все поедят и последнее разграбят". Курбский также замечает, что такие нравы завелись недавно, а что прежде там обретались мужи храбрые и любящие отечество. Такую перемену он объясняет упадком доброй веры и обращением вельмож в ересь Люторскую и в другие секты. Эти сладострастные вельможи сделались так изнеженны, женоподобны и робки, что как услышат о варварском нашествии, "так и забьются в прствердые города. Воистину смеху достойно: вооружаясь в брони, сядут за столом за кубками, да бают басни со своими пьяными бабами; а из врат городских не хотят выдти, хотя бы под самым их городом бусурмане истребляли христиан". Далее автор рассказывает случай, которого был очевидцем. В одном городе было пятеро вельмож с своею вооруженною челядью, да еще два ротмистра с своими полками в то время, как толпа татар шла мимо, возвращаясь домой с полоном. Несколько добрых воинов и простонародья неоднократно вступали в битву с бусурманами и не могли их одолеть; но ни единый из вышеозначенных властелей не вышел на помощь христианам. Последние были бы все избиты, если бы не приспел гнавшийся за погаными Волынский полк. Увидя его, бусурманы посекли большую часть пленных, а других бросили и обратились в бегство. Курбский хвалит мужество волынцев и их гетмана славного Константина Константиновича Острожского, и подвиги их объясняет тем, что они пребывали верны православной церкви.

Кроме Михалона и Курбского, некоторые польские и западно-русские писатели, поэты и сеймовые ораторы того времени также горько упрекают шляхту за утрату старо-рыцарской доблести, наклонность к сутяжничеству и ее излишнее пристрастие к сельскому хозяйству, вообще к наживе.

Любопытны, хотя страдают односторонностью и преувеличениями, дальнейшие свидетельства помянутого Михалона о нравах и привычках современного ему общества.

Сравнивая своих соотечественников с москвитянами и татарами, он обыкновенно выставляет преимущества соседей. Так хвалит бережливость последних и порицает роскошь своих, которые любят щеголять различной и дорогой одеждой. Москвитяне изобилуют мехами, но дорогих соболей запросто не носят, а сбывают их в Литву, получая за них золото. Носят же они, по образцу татар, войлочные остроконечные шапки, украшая их золотыми пластинками и драгоценными камнями, которых не портят ни солнце, ни дождь, ни моль, как соболей. Москвитяне не употребляют дорогих привозных пряностей; у них не только простолюдины, но и вельможи довольствуются грубою солью, горчицей, чесноком, луком и плодами своей земли; а литовцы любят роскошные привозные явства и пьют разные вина, отчего у них разные болезни. Особенно автор записок нападает на их пьянство. "В городах литовских нет более частых заводов как те, на которых варятся из жита водка и пиво. Эти напитки берут с собою и на войну; а если случится пить только воду, то по непривычке к ней гибнут от судорог и поноса. Крестьяне дни и ночи проводят в шинках, заставляя ученых медведей увеселять себя пляскою под волынку и забыв о своем поле. Посему, растратив имущество, они нередко доходят до голода и принимаются за воровство и разбой; таким образом в любой Литовской провинции в один месяц больше людей казнят смертью за эти преступления, нежели во всех землях Татарских и Московских в течение ста или двухсот лет (!). Попойки часто сопровождаются ссорами. День начинается у нас питьем водки; еще в постели кричат: "вина, вина!" И пьют этот яд мужчины, женщины и юноши на улицах, на площадях, и напившись ничего не могут делать как только спать". Между тем, в Московии великий князь Иван (III) "обратил свой народ к трезвости, запретив везде кабаки". Посему там нет шинков, и если у какого-нибудь домохозяина найдут хотя каплю вина, то весь его дом разоряется, имение конфискуется, прислуга и соседи, живущие в той же улице, наказываются, а сам навсегда сажается в тюрьму. Вследствие трезвости "города Московские изобилуют разнаго рода мастерами, которые, посылая нам деревянные чаши и палки для опоры слабым, старым и пьяным, седла, копья, украшения и различное оружие, грабят у нас золото". Не замечая ослабления верховной власти в своем отечестве, Михалон только распространением роскоши и пьянства объясняет утрату городов и областей, завоеванных Московскими государями, у которых народ трезв и всегда в оружии, а крепости снабжены постоянными гарнизонами, которые не позволяют никому сидеть все дома, но по очереди посылают на пограничную стражу.

"В Литве один чиновник занимает десять должностей, а прочие удалены от правительственных дел. Москвитяне же соблюдают равенство между своими и не дают одному многих должностей; управление одним городом на год или много на два поручают они двум начальникам вместе и двум нотариям (дьякам). От этого придворные, надеясь получить начальство, ревностнее служат своему государю, и начальники лучше обращаются с подчиненными, зная, что они должны отдать отчет и подвергнуться суду, ибо обвиненный во взятках бывает принужден выходить на поединок (поле) с обиженным, даже если сей последний принадлежит к низшему сословию". "Князь их бережливо распоряжается домашним хозяйством, не пренебрегая ничем, так что продает даже солому. На пирах его подаются большие кубки золотые и серебряные, называемые соломенными, то есть приобретенные на проданную солому. От расчетлива го распределения должностей он имеет еще и ту выгоду, что те, которых посылает защищать пределы своей земли, исправлять различные общественные дела и даже в самыя далекия посольства, исполняют все это на свой счет. За хорошее исполнение они награждаются не деньгами, а местами начальников. У нас же напротив, если кто посылается куда-либо, даже не заслужив того, получает обыкновенно в излишестве деньги из казначейства, хотя многие возвращаются, ничего не сделав. На пути люди эти бывают в тягость тем, чрез владения которых сдут, истощая их подводами. В Московии же никто не имеет права брать подвод, кроме гонцов по государственным делам; благодаря быстрой езде и часто меняя усталых лошадей (ибо везде стоят для этого в готовности свежие и здоровые лошади), они чрезвычайно скоро доставляют известия. У нас же придворные употребляют подводы на перевозку своих вещей, отчего происходит недостаток в подводах и мы неготовые терпим нападение врагов, предупреждающих вести об их приходе. Недавно у нас от подводной повинности изъяты и те, которые когда-то получили свои земли именно с обязанностью исправлять ее по всем дорогам, ведущим к столице нашей Вильне от стран Московских, Татарских и Турецких". Вообще в своих записках Михалон ярко выставляет государственные преимущества Москвы над Литвою, хотя как католик и литовский патриот он не любит восточных соседей, и называет Московский народ хитрым, вероломным, неискореним.

Порча нравов коснулась, конечно, и женщин. Михалон до того недоволен своими соотечественницами, что ставит их ниже татарских женщин. "Татары держат жен своих в сокровенных местах, а наши жены ходят по домам праздныя в обществе мущин, в мужском почти платье. Отсюда страсти". Упадок женской нравственности в Литве, по мнению автора, произошел с тех пор как великие князья литовские дали им права наследства и предоставили свободный выбор мужей; тогда как прежде сами назначали им женихов, преимущественно из люден, прославивших себя воинскими доблестями. Теперь же, рассчитывая на известную долю наследства, они сделались надменны, стали пренебрегать добродетелью, не слушаться опекунов, родителей, мужей и приготовлять преждевременную смерть живущим. "У нас некоторыя женщины владеют многими мужчинами, имея села, города, земли, одне на правах временного пользования, другие по праву наследования, и по этой страсти к владычеству живут оне под видом девства или вдовства, в тягость подданным, преследуя одних ненавистью, губя других слепой любовью". О роскоши и многочисленной свите знатных женщин можно судить по тому, что иную "литовскую героиню" везут к обедне или на пиршество от шести до восьми повозок.

Теми же мрачными красками изображает он угнетение простого народа от шляхты. Так, по поводу рабства пленников у татар, он говорит: "А мы держим в безпрерывном рабстве людей своих, добытых не войною и не куплею, принадлежащих не к чужому, но к нашему племени и вере, сирот, неимущих, попавших в сети через брак с рабынями; мы злоупотребляем нашею властью над ними, мучая их, уродуя, убивая без суда, по малейшему подозрению. У татар и москвитян ни один чиновник не может убить человека даже при очевидном преступлении - это право предоставлено только судьям в главных городах. А у нас по всем селам и деревням делаются приговоры о жизни людей."

Из этих жалоб ясно, насколько развитие крепостного состояния и уравнение его с холопством опередило относящиеся сюда положения Литовских статутов. Юридическая сторона быта следовала за фактическою, то есть, - как это и везде бывает - право давало законные формы тому, что давно уже существовало в жизни*.

______________________

* Михалона "О нравах Татар, Литовцев и Москвитян" (перевод проф. Шестакова). Архив Историко-Юридич. сведд. относящ. до России. Изд. Калачова. Кн. 2. Полов. 2. М. 1854. Курбского "Сказания" Т. I. История князя в. Московского. Гл. IV. Об упадке воинской доблести, размножении судей и адвокатов и обращении шляхты в мирных земледельцев см. также сочинения перемышльского каноника Ореховского, сатиры известного польского поэта Кохановского и речь вице-канцлера Петра Мышковского на Варшавском сейме 1563 г. (О них см. Вишневского History literatury Polskiej. Т. VI-IX).

Рядом с распущенностью нравов, распространившейся тогда в высших слоях Литовской и Польской Руси, любопытно сопоставить драконовские постановления против этой распущенности в Литовском Статуте. Например, во Втором Статуте постановлены суровые наказания против сводников и сводниц; мужу, заставшему у своей жены любовника, он предоставил право делать с ним что хочет, даже убить его; незаконных детей лишил всех семейных прав, многоженцев осуждает на смерть, похитителю женщины также определяет смертную казнь. Последнее постановление, как думают (напр. Ярошевич - Obraz Litwy III. 12), было вызвано похищением княжны Гальшки Острожской. Дело это, в свое время наделавшее много шуму, состояло в следующем. Около 1530 года умер знаменитый победитель при Орше князь Константин Иванович Острожский. От первого его брака с княжной Голшанской остался сын Илья, а от второго с княжной Слуцкой сын Василий, между которыми и разделились остальные имения Острожского. Илья женился на красивой польке Беате Косцелецкой; но скоро умер, оставив свои земли в распоряжении Беаты, которая сделалась опекуншей посмертной его дочери Гальшки. Последняя едва вышла из детства, как уже явилось несколько искателей ее руки и вместе ее богатого наследства. Один из них, именно князь Дмитрий Сангушко, молодой и православный западно-русский вельможа, староста Каневский и Черкасский, получил согласие на брак от Беаты, матери княжны, и от ее дяди Василия-Константина Острожского, бывшего также ее опекуном. Узнав, что Беата только притворно дала свое согласие, Сангушко с помощью князя Острожского вооруженной рукой ворвался в Острожский замок, насильно заставил совершить обряд своего венчания с тринадцатилетней Гальшкой и насильно водворился в этом замке (1553 года). Беата подала жалобу королю Сигизмунду Августу, который притом был один из опекунов княжны Острожской. Королевский суд приговорил Дмитрия Сангушка к лишению чести, имущества и жизни. Тогда сей последний со своей юной супругой бежал в Чехию. Но за ними погнался один из претендентов на руку Гальшки, Мартин Зборовский, воевода Калишский; с вооруженным отрядом он перешел границу и настиг их недалеко от Праги. Захваченный врасплох, Сангушко был варварски изранен и потом умерщвлен. Гальшку привезли обратно к матери. Но бедствия богатой наследницы тем не кончились. Явились новые искатели на ее руку. Беата тайно повенчала ее с князем Семеном Слуцким; а король не признал этого брака и насильно отдал ее в жены поляку графу Гурко, который увез ее в свой замок в Познанском воеводстве. Здесь он держал непокорную жену до самой своей смерти, тщетно пытаясь получить хотя бы часть ее наследства. Он умер в 1573 г. в сане воеводы Познанского. Пожилая Беата тем временем сама вышла замуж за молодого Альберта Лаского воеводу Серадзкого. Но этот вероломный человек, получив в свои руки имущество ее и ее дочери, увез ее в свой родовой замок в Венгрию, и тут запер ее в башне, где она томилась многие годы, пока получила свободу незадолго до своей смерти. Гальшка получила наконец свои наследственные земли, которые она сама еще при жизни своей большей частью передала дяде Константину II (Василию) Острожскому, воеводе Киевскому. Вообще сей вельможа, столь известный впоследствии ревнитель православия, является довольно равнодушным к бедствиям племянницы и обнаруживает черты эгоизма и любостяжания. Материалы для этого исторического эпизода собраны гр. Пшездзецким в его Jagiellonki polskie w XVI wieku. T. II и III. На основании сих материалов составлены монографии: Шараневича "Гальшка, княгиня Острожска". Оповедане Историчне. У Львове. 1880. и Якоба Каро - Beata und Halszka. Eine polnisch-russische Geschichte aus den. XVI Jahrhundert. Breslau. 1883. Последняя в русском переводе помещена в Киевской Старине 1890 г. Январь.

История Беаты и Гальшки представляет яркую картину нравов высшего польско-литовского общества половины XVI века, с его женщинами-наследницами, буйным самоуправством магнатов и упадком исполнительной власти, при котором тщетными оставались строгие законы, столь щедрые на смертную казнь.

______________________

IV. ПОСЛЕДНИЙ ЯГЕЛЛОН И ЛЮБЛИНСКАЯ УНИЯ

Сигизмунд I и королева Бона. - Львовский рокош. - Начало реформации в Польше и Литве. - Сигизмунд Август и его три брака. - Варвара Радивиловна. - Успехи реформации и Арианская ересь. - Вопрос об окончательной унии Литвы с Польшей. - Люблинский сейм 1569 года. - Переговоры об условиях унии. - Оппозиция литовских сенаторов. - Настойчивость и задор польской посольской избы. - Внезапный отъезд литвинов. - Присоединение Подлесья и Волыни к польской короне. - Принудительная присяга подлесян. - Упорство Воловича. - Тщетные протесты. - Ходкович и Глебович. - Присяга волынцев. - Пример князя Острожского и других русских вельмож. - Присоединение Киева к короне. - Возвращение литвинов на сейм и их согласие на унию. - Трогательные сцены. - Вопрос о четвертой власти. Конец Люблинского сейма

Более сорока лет (1506-1548) длилось в Польше и Литовской Руси царствование Сигизмунда I или Старого. Подобно долголетнему царствованию его отца, Казимира IV, оно значительно подвинуло вперед сближение Польской короны с Великим княжеством и подготовило их окончательную политическую унию. Сигизмунд почти все свое царствование должен был вести борьбу с возраставшими притязаниями строптивой польской шляхты. Благодаря своему уму и энергии, он умел поддержать авторитет королевской власти. Тем не менее, шляхетские сеймы продолжали забирать силу; особенно вторая половина этого царствования омрачена была разными неладами внутри государства. Обыкновенно значительную долю вины в сих замешательствах приписывают его второй супруге Боне Сфорца. Эта итальянская принцесса, вполне усвоившая себе политические идеи своего соотечественника Маккиавели, является каким-то злым гением для Сигизмунда и для целого Польско-литовского государства. Не было пределов ее сребролюбию и властолюбию, ее интригам и козням. Пользуясь большим влиянием на своего престарелого супруга, она нередко заставляла его совершать разные несправедливости, в особенности при раздаче высших доходных должностей, имений и старосте, которые просто продавала за деньги. Для достижения своих эгоистических целей она не останавливалась не только перед подкупами, но и перед ядом и тому подобными средствами, в чем упредила другую королеву, свою соотечесвенницу Екатерину Медичи; с тою однако разницею, что маккиавелизм Екатерины действовал в видах укрепления королевской власти и католичества во Франции, а своенравная Бона, напротив, увеличила только разлад между короною и духовенством с одной стороны и шляхетским сословием - с другой.

Соперничество и вражда, возбуждаемые ею между вельможами, производили частые ссоры, нарушали внутренний мир в государстве и причиняли много огорчений королю, но нисколько не усиливали монархическую власть. Наконец королеву Бону упрекают в том, что она своим примером и влиянием много способствовала сильному распространению роскоши, заграничных мод и упадку нравов в вельможной и шляхетской среде.

Предыдущие короли, особенно Ягелло и Александр, с великою щедростью раздавали вельможам и шляхте королевские имения в державство или в пожизненное владение; но так как власти своевременно не наблюдали, чтобы эти имения по окончании срока возвращались в королевскую казну, то они и переходили к наследникам временных владетелей. Королевская казна таким образом лишилась доходов, предназначенных на содержание войска и двора. Уже давно шел вопрос о строгой ревизии или проверке владельческих актов и возвращении упомянугых земель в казну; но только Сигизмунд решил привести в действие эту проверку и отобрание имуществ на основании книг коронной метрики, о чем состоялось постановление на сейме 1535 года. Кроме того, Сигизмунд решил произвести общую проверку шляхетских привилегий и статутов (так называемая "экзекуция прав"); а также восстановил некоторые налоги, между прочим пошлину с выводимого на продажу шляхетского рогатого скота или "воловщину", от которой освободил шляхту король Александр. Следствием этих мер было сильное неудовольствие, поведшее к открытому бунту или рокошу. В 1537 году, когда воевода молдавский Петрило, поддерживаемый австро-венгерским королем Фердинандом, грозил Польше новою войною, Сигизмунд объявил шляхте общий поход или посполитое рушение, и сборным пунктом назначил город Львов. Действительно, посполитое рушение собралось в большом количестве; число всего войска простиралось до 150000. Но шляхта прибыла сюда совсем не для битв с неприятелями; она носилась с грамотами своих прав и привилегий и составляла бурные сходки, на которых шумели разные ораторы, защитники шляхетских вольностей; кричали о том, что шляхта не обязана на свой счет идти в поход за пределы государства. Тайным двигателем этого рокоша был коронный маршалок и воевода краковский Петр Кмита, клеврет королевы Боны. Но тут же раздавались голоса против королевы, обвинявшие ее в том, что она мешается во все дела, особенно в назначение государственных сановников, а в своих обширных имениях сажает старостами и управляющими чужеземцев, которые притесняют местных шляхетских обывателей. Упрекали также королеву за дурное воспитание, которое она дает своему сыну, будущему королю, окружая его женщинами и плясунами. Главным образом шляхта требовала отменить воловщину и ревизию владельческих актов. Напрасно король сделал уступки и отложил окончательное решение спорных пунктов до следующего сейма. Шляхта продолжала шуметь и отказывалась от похода. Глубоко оскорбленный и униженный, Сигизмунд принужден был распустить ее по домам. Вся ее воинственная деятельность на сей раз ограничилась потреблением домашней птицы в окрестностях Львова, почему это посполитое рушение и получило насмешливое прозвание куриной войны.

Уже давно польская шляхта с завистью смотрела на значение и богатства, скоплявшиеся в руках высшего духовенства, на свободу его земельных имуществ от военных повинностей, на слишком широкую сферу духовных судов, и вела постоянную борьбу с десятинами, от которых духовенство не хотело освободить шляхетских имений. Польская церковь в те времена сохраняла более самостоятельности от папской курии, нежели какая-либо другая, и короли почти самовластно распоряжались раздачей епископств. Но сребролюбивое вмешательство Боны в эту раздачу размножило число прелатов, не отличавшихся образованием и строгими правилами, вообще мало достойных своего звания и возбуждавших против себя много недовольных. Не удивительно, что это же самое духовенство не обнаружило ни искусства, ни энергии, когда пришлось вступить в борьбу с распространившейся тогда церковной реформацией.

Процветавшая с XV века в западной Европе эпоха Возрождения наук и искусств коснулась и Польши с Литвою, чему особенно способствовал обычай знатной молодежи доканчивать свое образование в заграничных университетах и академиях. Там напитывались они все более и более забиравшими силу идеями итальянских и немецких гуманистов, а вместе с тем привыкали несочувственно, критически относиться к некоторым сторонам католической иерархии и церкви. Когда же на сцену выступили Лютер, Цвингли, Кальвин и другие реформаторы, то, естественно, в Польше и Литовской Руси их идеи также нашли сочувствие со стороны поколения, воспитавшегося под влиянием гуманизма. В Польше и Литве уже существовали гусситские общины чешских и моравских братьев, учение которых нашло здесь приют после гонений в собственной земле. Эти общины пролагали дорогу и новым реформационным идеям. Вторжению реформаций в польско-литовские страны много помогли также тесное соседство и политическая связь с Пруссконемецкой областью, в которой лютеранство быстро распространялось, как и во всей северной Германии. Западная часть Пруссии, как известно, вошла в состав польских провинций, а восточная оставалась владением Тевтонского ордена, но в зависимости от польской короны. Известно также, что великий магистр Тевтонского ордена Альберт Бранденбургский снял с себя духовно-рыцарский сан, принял лютеранство и, с согласия самого Сигизмунда, как своего ленного государя, обратил восточную Пруссию в светское княжество. В королевской же Пруссии во главе реформационного движения выступил торговый немецкий город Данциг. Сигизмунд тщетно пытался прибегать к некоторым мерам против лютеранских проповедников. Реформация скоро и прочно здесь утвердилась и отсюда стала влиять на соседние великопольские провинции, где в городском населении также был значительный элемент немецких колонистов. А из восточной Пруссии сочинения и проповедники реформации легко проникали в соседние литовско-русские области. Католическое духовенство собирает синоды для обсуждения мер против ереси. По его просьбе король издает строгие эдикты, которыми запрещается распространять сочинения Лютера и защищать его учение под страхом сожжения на костре и конфискации имущества; молодым людям возбраняется посещать Виттенбергский университет, а также входить в личные сношения с Лютером и другими реформаторами. Но все эти эдикты оставались без исполнения, благодаря в особенности привилегированному положению шляхты, ее нерасположению к духовенству и сочувствию реформационным идеям. Это сочувствие обнаруживалось и со стороны некоторых свободомыслящих членов самого духовенства. Оно проникло и в среду придворную: так итальянец Лисманин, духовник королевы Боны, пользовавшийся влиянием на нее, втайне принял протестантизм и сделался усердным его проповедником; а сын и наследник короля, Сигизмунд-Август, управлявший Литвою, терпел протестантских проповедников при своем дворе, и сам, по-видимому, сочувственно относился к ереси. Но пока был жив Сигизмунд I, реформация не выступала открыто и только подготовляла почву в Польше и Литовской Руси. Решительные успехи ее относятся ко времени следующего короля и последнего Ягеллона, т.е. названного сейчас Сигизмунда-Августа.

Выше мы видели, что уже на Львовском рокоше шляхта порицала королеву Бону за дурное воспитание сына. Действительно из всех зол, которые итальянка принесла Польше, едва ли не более важным было это воспитание, немало повлиявшее и на прекращение самой династии Ягеллонов. Сигизмунд-Август вырос на руках женщин и итальянских учителей, которые сделали из него человека любезного, приятного в обращении, но вместе с тем изнеженного, слабохарактерного, наклонного к придворной роскоши и удовольствиям, чуждого мужественных привычек, не выносившего суровостей военного стана. Когда ему минуло двадцать три года, отец дал ему в супруги Елизавету, дочь Фердинанда, короля Венгрии и Чехии. Казалось, этот брак должен был вновь скрепить родственные связи двух могущественнейших среднеевропейских династий, Габсбургов и Ягеллонов, имевших в то время общего врага в лице грозной Оттоманской империи. Но юная Елизавета не нашла счастья в своем замужестве. Говорят, будто та же королева Бона, опасаясь соперничества во влиянии на сына, своими интригами постаралась произвести в его сердце охлаждение к молодой супруге, и последняя вскоре умерла от огорчений, не оставив потомства; злые языки пустили даже слух об отраве (1545 г.). Около этого времени старый король совсем передал сыну управление великим княжеством Литовским, и Сигизмунд-Август основал свое пребывание в Вильне. Придворные литовские вельможи, приезжая к Сигизмунду I в Варшаву, до небес восхваляли перед ним правительственную мудрость его сына, так что однажды король, слыша одни похвалы, будто бы сказал им: "оставьте же что-нибудь для порицания". Главным источником лести послужила необычайная щедрость королевича к окружавшим его. Он отличался расточительностью и неумеренными расходами на свой двор даже в то время, когда страну посетил неурожай, произведший страшный голод между бедными классами населения. Несмотря на это бедствие, виленский двор нисколько не желал уменьшить количество ежедневно потребляемого им рогатого скота, пива и меду; бедные крестьяне с великими убытками и усилиями должны были из далеких мест везти сюда овес, сено, живность. Пиры, музыка, танцы и маскарады, заимствованные у итальянцев, и в эту печальную пору не прекращались во дворце молодого наместника Литвы, который скоро наскучил правительственными заботами и отдался забавам в кругу веселой шляхты, стекавшейся сюда с разных сторон, чтобы заискивать милостей у своего будущего государя. Беспечность и леность Сигизмунда-Августа выразились в его привычке откладывать важные дела до следующего утра, почему он и получил потом название король-утро.

Между красивыми Виленскими дамами, составлявшими свиту покойной принцессы Елизаветы, самой прекрасной была Варвара, дочь великого гетмана литовского Юрия Радивила и вдова трокского воеводы Гаштольда, который женился на ней, уже будучи пожилым человеком, прожил с ней недолго и оставил ей в наследство свои обширные имущества. Она пленила сердце Сигизмунда-Августа, и сама в свою очередь поддалась его обаянию. По смерти Елизаветы, когда на время траура затихли придворные забавы, Сигизмунд начал посещать Радивиловские палаты, в которых жила молодая вдова вместе со своей матерью и надвилейские сады которых примыкали к ограде Нижнего великокняжеского замка. Благодаря этому соседству, посещения все учащались и отчасти приобрели характер тайных свиданий. Фамилия Радивилов была одной из самых знатных в Литве; а незадолго до этого времени она получила от императора княжеское достоинство Священной Римской Империи. Главными представителями этой фамилии являлись тогда два Николая: один Николай Юрьевич, по прозванию Рыжий, подчаший литовский, родной брат Варвары; а другой Николай Янович, прозванием Черный, маршалок литовский, ее двоюродный брат. Эти братья, побуждаемые матерью Варвары, обратились к королевичу с просьбой прекратить свои ночные посещения, которые бросают тень на добрую славу их сестры и всей их фамилии. Королевич обещал и некоторое время держал слово, но потом любовь взяла верх, и посещения возобновились. Узнав о том, братья Радивилы однажды сделали засаду в комнатах Варвары, и, внезапно представ перед Августом, напомнили данное и не сдержанное им слово. - Мое настоящее посещение, может быть, принесет вам честь и благополучие, - ответил Август. - Дай-то Бог, - сказали братья и тотчас позвали заранее приготовленного капеллана.

Влюбленный королевич не стал отказываться от брака; только поставил условием, чтобы он сохранялся в строгой тайне до более удобного времени. Свидетелями бракосочетания, кроме дух Радивилов и матери, были два приближенных к Августу литовских дворянина, сопровождавших его обыкновенно на эти свидания, именно староста Довойна и стольник Кезгайло. Брак этот совершился приблизительно в августе 1547 года. Тяжелые заботы и огорчения ожидали молодых супругов, в особенности прекрасную Варвару. Трудно было сохранить тайну от многочисленных клевретов королевы Боны; хотя Август продолжал свидания с женою только посредством потайного хода, устроенного из замка в Радивиловские палаты. Действительно, слухи о женитьбе достигли родителей; он отправился в Варшаву и там упорно отвергал справедливость этих слухов. Затем последовали продолжительные отлучки на сеймы, то Литовский, то Польский. На это время супругу свою Август отослал в Радивиловский замок Дубенки, расположенный в глухой местности, на высоком холме, омываемом со всех сторон водой, в нескольких милях от Вильны. Там жила она в глубоком уединении под охраной своего брата Николая Рыжего и верного Довойны, которые тщательно оберегали ее от яда, кинжала, похищения и т.п., ибо знали, что итальянка Бона не разбирает средств для достижения своих целей. Разлука с нежно любимым супругом, слезы и постоянно тревожное настроение гибельно повлияли на здоровье молодой женщины. Она преждевременно разрешилась от беременности, и это случилось в то именно время, когда королевская семья более всего нуждалась в потомстве для продолжения Ягеллоновской династии. Между тем истина мало-помалу стала известна. Подстрекаемые королевой, многие вельможи и сенаторы начали шуметь, что будущий их король не имеет права выбирать себе супругу без согласия сословий и своих родителей. Некоторых сенаторов однако Августу удалось склонить на свою сторону. Посреди волнения, возбужденного этим вопросом, скончался восьмидесятилетний король Сигизмунд I, в марте 1548 года. Приверженец Августа, краковский епископ Мацеевский немедля отправил из Кракова гонца в Вильну с известием о кончине короля. Август таким образом двумя или тремя днями узнал о ней прежде, чем прибыло официальное уведомление; этим временем он воспользовался, чтобы вызвать Варвару из Дубенок в виленский королевский замок. Вслед затем он созвал литовских вельмож из их поместий и на первом же торжественном заседании литовского сената представил им свою супругу, а их королеву. Захваченная врасплох и Пораженная ангельской красотой Варвары, сенаторская рада приветствовала ее кликом; Vivat Barbara, regina Poloniae, magna ducissa Luthuaniae!

Иной прием встретило объявление о королевском супружестве в Польше. Бона, привыкшая при старом Сигизмунде к неограниченному влиянию на короля, на раздачу должностей и имуществ и надеявшаяся также управлять своим слабохарактерным сыном, с ненавистью смотрела на свою невестку, видя в ней соперницу, сильную любовью и доверием Августа. Когда последний прибыл в Краков и совершил здесь торжественное погребение своего отца, он немедленно должен был начать упорную борьбу с польским сенатом и сеймом по вопросу о своей супруге. Разгневанная Бона не хотела встречаться с новой королевой, рассорилась с сыном и удалилась в Варшаву, так как в Мазовии она имела обширные владения. Но и оттуда она не переставала действовать своими интригами и направлять свою партию против сына и невестки. При выборах послов на предстоящий Петроковский сейм по воеводствам и поветам польским рассеивались разные нелепые слухи; между прочим привязанность короля к Варваре и его брак объясняли просто делом колдовства со стороны ее матери; а брак этот оглашали унижением для королевского дома и чуть ли не величайшим бедствием для отчизны. Едва в Петрокове открыли сейм (в октябре 1548 г.), как начались бурные речи и в сенате, и в посольской избе, громившие брак короля. Тщетно некоторые приверженцы Сигизмунда-Августа, каковы краковский каштелян Ян Тарновский и краковский епископ Мацеевский, пытались защитить свободу королевского выбора относительно супруги; большинство, увлекаемое особенно краковским воеводой Петром Кмитой, главой партии Боны, не хотело признать законным брачный союз с Варварой и требовало развода. Однажды вся посольская изба упала на колени перед королем и умоляла его уничтожить свой неравный брак. Но любовь дала слабохарактерному, ленивому Августу силу и энергию в борьбе с этими настояниями, доходившими до угроз лишить его польской короны. Это был чуть ли не единственный подвиг в его жизни, когда он остался тверд и непреклонен и когда ответы его сейму отличались истинным достоинством и силой слова. "Вам пристало бы не о том просить меня, - сказал он однажды, - чтобы я нарушил обет моей жене, но о том, чтобы я держал свое слово, данное кому бы то ни было. Я поклялся ей и не покину ее, пока жив; честь мне дороже всех королевств на свете". Твердость короля, наконец, взяла верх: мало-помалу оппозиция ослабела, чему много содействовала абсолютная власть Августа в своем наследственном государстве Русско-Литовском и опасения поляков за свою унию с сим государством. Август не только отстоял законность своего брака, но и настоял на том, чтобы, спустя два года, Варвара была торжественно коронована в Кракове архиепископом-примасом Дзежговским, причем сам Кмита исполнял обязанности маршалка.

Прошло не более пяти месяцев после этой коронации, и молодая королева скончалась на руках своего супруга (в конце апреля 1551 года). Незадолго перед ее смертью Бона примирилась с ней в присутствии всего королевского двора. Но это примирение считали неискренним; мало того, после упорно держалась молва, будто злая свекровь отравила свою невестку. По другому известию, Варвара умерла от тяжкой болезни, рака в груди, который развился у нее отчасти вследствие упомянутых выше беспокойств и огорчений, отчасти по причине снадобий, которые она принимала из рук знахарок, чтобы доставить своему супругу столь желанного наследника престола. Из Кракова тело ее перевезли в Вильну, где погребли при кафедральном храме в королевском склепе, рядом с первой женой Августа, Елизаветой. Король первое время был сильно поражен смертью пламенно любимой супруги и навсегда сохранил нежное чувство к ее памяти, что однако не помешало ему отдаться своему влечению к женщинам и вообще к распущенной жизни. От такой жизни не отвлекла его и третья супруга, на которой успела его женить королева Бона (в 1553 г.). Эта супруга была не кто иная, как Екатерина, вдова герцога Мантуанского, родная сестра первой его жены Елизаветы, т.е. дочь императора Фердинанда Габсбурга. Известно, что для Австрии то была эпоха обильных своими последствиями браков, когда сложилось пресловутое изречение (Alii bella gerant, tu felix Austria nube), когда австрийские Габсбурги этими браками приобрели себе короны Чешскую и Венгерскую и старались тесно привязать к своим интересам государство Польско-Литовское, самое значительное славянское государство того времени. Австрийский двор сам хлопотал о новом брачном союзе с последним Ягеллоном и потому немало подстрекал преданную себе Бону в ее преследовании несчастной Варвары. Но Бона недолго наслаждалась плодами своих интриг и козней. Ее итальянские фавориты (Папагоди и Бранкачио), опасаясь со смертью старой королевы очутиться посреди чуждого и враждебного общества, убедили ее покинуть Польшу со всем своим движимым имуществом и для поправления своего ослабевшего здоровья воротиться под родное небо Италии. Несмотря на просьбы сына и дочерей и сопротивление вельмож, старуха действительно уехала, увозя с собою накопленные ею огромные богатства, состоявшие из звонкой монеты, золота, серебра, дорогих камней и всякой утвари, для перевозки которых пришлось употребить до 500 упряжных коней. Она поселилась в своем наследственном владении, городе Баре. Но уже в следующем 1557 году Бона умерла, как говорят, сделавшись в свою очередь жертвою отравы со стороны коварного любимца (Папагоди), который хотел воспользоваться ее богатствами. По ее подлинному завещанию эти богатства должны были перейти к ее детям; но любимец представил подложное завещание, сделанное в его пользу; причем ему помогло покровительство владевшего тогда неаполитанской короной Филиппа II Испанского, с которым он поделился наследством. Вопрос о возврате этого наследства или о так наз. "неаполитанских суммах" потом долго и тщетно занимал польское правительство, ибо наследники Ягеллонов отказались от них в пользу Речи Посполитой.

Третий брак Августа был тоже несчастлив и также бесплоден, как и первый. Наскучив надменной, болезненной немкой, не хотевшей знать ни польского языка, ни польских обычаев, король завел дело о разводе с ней под предлогом ее неплодия, так как государство нуждалось в наследнике. Не добившись от папы формального развода, Август наконец убедил Австрийский двор взять к себе обратно Екатерину. Но она не доехала до Вены и с горя умерла на дороге (1567). Очевидно какой-то злой рок тяготел над домом Ягеллонов, отказывая им в продолжении потомства*.

______________________

* Бельского - Kronika. Сарницкого Annales Polonorum et Lithuanorum. Cr. 1587. Ореховского - Annales Poloniae и Zywot Jana Tarnowskiego. Стрыйковского - Kronika. Гурницкого Dzeje w Koronie Polskiey. Кояловича Historia Lithuaniae. В сборнике Муханова (140-141 стр.) отрывок из Литовско-русской хроники о браке Сигизмунда Августа с Варварой Радивил. Неизвестного Vita Petri Kmithae. Литература: Н а р б у т a Dzieje nar. Litew. T. IX. Dwaj Zygraunci Jagelloni - autora Ukrainy i Zaporoza. 2 част. Варш. 1859.

______________________


Три весьма важных события ознаменовали царствование последнего Ягеллона в Польше и западной Руси: 1) так называемая Ливонская война с Москвой и раздел земель Ливонского ордена; 2) необычайные успехи реформации в Польше и Литве, и 3) Люблинская уния.

После Сигизмунда I реформация не только не находила более препятствия, но и получила полную свободу, благодаря веротерпимости или точнее религиозному равнодушию его преемника; а потому начала быстро распространяться как в Польше, так и в великом княжестве Литовском. Сигизмунд-Август держал при себе реформаторских проповедников и собирал в своей библиотеке протестантские сочинения. Сами главные реформаторы, т.е. Лютер, Кальвин, Меланхтон, Цвингли, посвящали ему свои книги и входили с ним в переписку. Одно время король даже задумал было стать во главе церковной реформы в своем государстве и обратился к папе Павлу IV с просьбой дозволить богослужение на народном языке, причащение под обоими видами, брак священников и т.п.; для чего хотел созвать национальный собор. Но, благодаря хитрому образу действия папского нунция Липпомани и в особенности недостатку собственной энергии, король потом оставил свои реформаторские планы. В Вильне и других главных городах Литвы и Западной Руси, как и в Польше, проживало значительное количество немецких колонистов: а потому учение Лютера распространялось преимущественно между купцами, мещанами и ремесленниками. Гораздо больше успеха имел кальвинизм, который пришелся по вкусу шляхетскому сословию и в Польше, и в Литве. В последней он обязан своими успехами в особенности известному вельможе Николаю Радивилу Черному, который познакомился с этим учением еще в юности, во время своего заграничного образования. Будучи родственником короля по своей двоюродной сестре Варваре, получив от него важнейшие должности великого маршала и канцлера литовского вместе с обширными имениями, он свое влияние и свои богатства употребил на утверждение и распространение Кальвинского учения. В 1553 году Радивил открыто принял это учение вместе со всем своим семейством и слугами и учредил протестантское богослужение в своем загородном доме, в виленском предместье Лукишках; а потом, с позволения короля, воздвиг каменный евангельский собор в самом городе на Бернардинской площади. Рассказывают, что Радивил просил Сигизмунда-Августа посетить богослужение в этом новом храме, и тот отправился верхом в сопровождении многочисленной свиты. Но предуведомленный о том латинский епископ вышел со своим клиром и с кресгами; схватил королевского коня за узду, со словами "предки Вашего Величества ездили на молитву не этой дорогой", и, упав на колени со всем духовенством, умолил короля направиться в католический костел. Тем не менее деятельность Радивила продолжалась беспрепятственно. Он устроил такие же евангелические храмы и при них школы в своих многочисленных поместьях, в Несвиже, Олыке, Клецке, Бресте, Биржах и пр.; призывал в них из Польши известных своей ученостью пасторов (Чеховича, Вендраговского, Симона Будного, Крыжковского и др.); завел в Несвиже типографию для печатания кальвинских книг; на его счет был издан в Бресте новый исправленный перевод Библии на польский язык. Примеру Радивила последовали и некоторые другие знатные литовско-русские фамилии, равно католические и православные, находившиеся с ним в родственных связях или заискивавшие его покровительства. Так перешли в протестантизм: Кишки, Ходкевичи, Сапеги, Вишневецкие, Пацы, Воловичи, Огинские, Горские и др. А мелкая шляхта естественно шла за знатными вельможами, от которых часто зависела в имущественном отношении. Реформоторское движение увлекло многих православных. А католичество понесло в Литве и Жмуди такой разгром, что едва не было совсем уничтожено этим бурным потоком. Но именно легкость и быстрота, с какими распространялась реформация в Польше и Литве, свидетельствовали о ее поверхностном влиянии, лишенном глубины и силы, вызванном скорее модой и подражанием, нежели внутренней, народной потребностью.

Сильный удар реформации в Литве и Западной Руси нанесла преждевременная смерть Николая Черного, который скончался в 1565 году, еще не достигнув преклонных лет. Хотя после него во главе литовской реформации стал его двоюродный брат Николай Рыжий, великий гетман литовский и воевода виленский, но его деятельность не была так же энергична и успешна. Еще больший вред делу реформации причинили расколы, возникшие в ее среде, и преимущественно арианская секта. Эта секта отрицала троичность Лиц и божество Христа; почему ее члены назывались унитариями или антитринитариями, а по имени своих учителей итальянцев Фавста и Лелия Социнов (последователей известного испанского врача Михаила Серведа) также и социнианами. Арианская ересь распространилась особенно в Малой Польше в 50-х годах XVI столетия, откуда проникла в Литву. В последней одним из первых ее открытых проповедников явился Петр из Гонендза (местечко в Подляхии), учившийся в Краковском и германских университетах. Тщетно кальвинские пасторы восставали против этой ереси; из их собственной среды явились ее последователи и проповедники, каковыми были, например, итальянец Бландрата, рекомендованный Радивилу самим Кальвином, а также упомянутые выше Чехович, Вендраговский и Симон Будный, Литовские социниане нашли себе даже сильного покровителя между вельможами в лице Виленского каштеляна Яна Кишки, владевшего громадными имуществами. Подобно Радивилу, он не щадил издержек для собирания социнианских проповедников, за ведения типографий и печатания книг в своих имениях. Кальвинисты, с Николаем Черным во главе, сильно вооружились против арианской ереси и собирали соборы для ее осуждения; но арианство продолжало распространяться в Литовской Руси, в Галиции и на Волыни, увлекая многих кальвинистов и православных. Неожиданное и важное подкрепление получило оно из Московской Руси в лице известного еретика Феодосия Косого, бежавшего из Москвы с товарищами после собора 1554 года. Феодосий имел такой успех в Литовской Руси, что писавший против него инок Зиновий заметил: "восток развратил диавол Бахметом, запад Мартином Немчином (Лютером), а Литву Косым". Замечание конечно преувеличенное. Когда социнианство распространилось и укрепилось, то само оно в свою очередь распалось на разные учения или толки; особенно предметом разногласия служило крещение младенцев: одни допускали его, а другие отвергали и признавали действительность крещения только для взрослых. Развитие этой крайней реформатской секты не только остановило успехи кальвинизма, но и отторгло от него значительную часть последователей и заставило кальвинские общины вместо борьбы с католицизмом терять свои силы на борьбу с общинами социнианскими. Этими обстоятельствами вскоре отлично воспользовались новые борцы, выступившие на защиту папства, т.е. иезуиты. Сам король под конец жизни, одолеваемый болезнями - следствием его распущенной, неумеренной жизни, - совершенно охладел к вопросам церковной реформы и даже стал помогать успехам католической реакции в своем государстве*.

______________________

* Кояловича Historia Lithuaniae. II. и Miscellanea. Дaниловича Scarbiec diplomatow. T. II. Венгерского Slavonia reformata. Любенецкого - Historia reformaationis Polonicae. Нарамовского Facies rerum Sarmaticarum. Vilnae. 1724. Лyкашевича Dzieje Kosciolow wyznania Helweckigo w Litwie. (Перевод на рус. яз. А. Хмельницкого см. в Чтен. Об. И. и Др. 1847. кн. 8). Кр а си некого Geschichte des ursprungs, Forschritts und Verfalls der Reformation in Polen. Нарбута Dzieje nar. Litew. IX. § 2193 и Dodatek II. Ярошевича Obraz Litwy. III. Rozd. II. Зубpицкого "Галицкая Русь в XVI столетии". (Чтен. Об. И. и Др. 1862. кн. III). Высокопреосв. Макария "История Рус. Церкви". Т. IX. Спб. 1879. Соколова "Отношение протестантизма к России" М. 1880. Д. Цветаева "Протестантство в Польше и Литве в его лучшую пору" (Чтения в Общ. Любит, духов, просвещ. Декабрь. 1881.). Любовича "История Реформации в Польше". Варш. 1883. Вилен. Археограф. Сборник. VII.

______________________

Обратимся теперь к Люблинской унии.


По мере того как бездетный Сигизмунд-Август приближался к старости и ясно становилось, что вместе с ним должна угаснуть литовско-польская династия Ягеллонов, все более и более выдвигался тревожный вопрос о дальнейшей судьбе единения Польши с Литвой. Начиная с Казимира IV, Литва и Польша фактически уже более ста лет имели одного государя, за исключением короткого промежутка (при Яне Альбрехте и Александре). В особенности два такие продолжительные царствования, как Казимира IV и Сигизмунда I, много содействовали тесному сближению обеих половин соединенного государства или, вернее, подчинению литовско-русских земель польскому влиянию. Сигизмунд I еще при жизни своей короновал своего сына и великим князем Литвы, и королем Польши, чтобы обеспечить ему наследование в обеих странах и вместе упрочить их политическое единство. Это единство, доказав на деле свою пользу в случаях борьбы с сильными соседями, составляло теперь насущную и взаимную потребность обеих стран. Но отношения их к вопросу о самой форме единства были различны. Меж тем как литовские чины довольствовались одним внешним союзом или чисто личной унией, т.е. совмещением обеих корон на одной голове, и старались удержать свою самостоятельность во внутренних делах, поляки, наоборот, стремились к полному слиянию обеих стран в одно государственное тело с общими правами и учреждениями. В сущности, они стремились к господству в обширных и благодатных литовско-русских землях. Отсюда в царствование последнего Ягеллона происходит любопытная и деятельная борьба, исход которой, впрочем, не трудно было предвидеть, если с одной стороны взять в расчет замечательное единодушие поляков в этом деле, а с другой - отсутствие единодушия между чинами собственно литовскими и западно-русскими и недостаток политического центра, около которого они могли бы сосредоточиться. Сама Ягеллоновская династия ополячилась и еще ранее склоняла решение вопроса в польскую сторону (напр. акт унии 1501 года, изданный королем Александром); а теперь в лице своего последнего представителя явно стала на ту же сторону, чем дала ей решительный перевес. Наконец, ничем не огражденное географическое положение Литовско-Русского государства, между Польшей и надвигавшей с востока Москвой, заставляло его возможно скорее и теснее примкнуть к первой, чтобы опереться на нее в борьбе со второй.

Вопрос об окончательной унии или полном слиянии обеих стран неоднократно возбуждался на вольных или общих сеймах; но стараниями противников унии решение его постоянно откладывалось на будущее время. Наиболее важный шаг в этом деле представляет Варшавский сейм конца 1563 и начала 1564 года. Здесь поляки и литвины горячо спорили о разных пунктах своей унии. Под влиянием внешней опасности от Московского царя и особенно утраты Полоцка, взятого войсками Ивана IV, литвины пошли было на уступки. Но вот пришло известие о победе литовского гетмана Радивила над москвитянами на берегах Улы; литвины сделались менее сговорчивы, и в особенности упорно стояли за Волынь и Подлесье, тогда как поляки требовали включения их в земли польской короны. Сигизмунд-Август на этом сейме отрекся от своих наследственных прав на Литовское великое княжение в пользу той же польской короны, и таким образом им обоим предоставил после своей смерти вольный выбор государя. Сим отречением он хотел облегчить дело унии или, как выразилась его декларация по сему случаю, zwalic ten pien’ z drogi. В дополнение к сему акту на том же сейме издан был, подписанный королем, так назыв. "Варшавский рецесс", которым определены условия слияния Литвы с Польшей и который лег в основу дальнейших переговоров об этом вопросе. Но всем подобным актам недоставало формального утверждения со стороны литовских чинов.

Магнаты литовские противились полной унии по следующим главным причинам. Эти вельможи еще в значительной степени сохраняли свое положение крупных феодальных владетелей в Литве; а потому, в случае уравнения прав с поляками, они, во-первых, утратили бы свои наследственные права на участие в королевской раде или сенате, так как в Польше звание сенатора или давалось королем пожизненно, или было связано с достоинством епископским. Во-вторых, второстепенная и мелкая литовская шляхта, или так назыв. земяне и бояре, будучи уравнены в правах с польской шляхтой, приобретали ее льготы и вольности, а следовательно получали более независимое положение по отношению к своим феодальным сеньерам, т.е. к литовским магнатам; почему эта шляхта в вопросе об унии тянула на сторону поляков, но не выступала решительно против своих вельмож, привыкши находиться у них в подчинении. В-третьих, литвины, равно знатные и незнатные, опасались наплыва в свою страну поляков, которые бы стали перебивать у них придворные и земские уряды и староства. Во главе чисто литовской партии, противной слиянию, стоял тот же Николай Черный Радивил, который был главой литовских протестантов. Благодаря его энергии и личному влиянию на короля, эта литовско-протестантская партия доселе успешно отстаивала самобытность Литвы от польских притязаний. Но в следующем 1565 г., как известно, он умер, и хотя вождями ее оставались еще такие значительные и влиятельные лица, как двоюродный брат его Николай Рыжий, староста жмудский Ян Ходкович и подканцлер литовский Евстафий Волович, однако дробление протестантов на секты, а вместе и ослабление союза с ними русских православных вельмож, все более и более выступали наружу. Дело унии пошло быстрее. Король окончательно подпал под влияние партии польско-католической и принялся действовать в пользу слияния Литвы с Польшей не только усердно, но и с необычным ему постоянством, почти с той же твердостью воли, которую он прежде проявил в вопросе о своем браке с Варварой Радивил. Ясно, что при его природных способностях, если бы он получил лучшее воспитание и направление, вместо ленивого, изнеженного человека, из него мог бы выйти замечательный государь*.

______________________

* Volumina legum. II. 29-32. Документы, объясняющие историю Западно-Русского края. Спб. 1865. Ярошевича Obraz Litwy. II. Rozd. VII. Нарбута Dzieje и пр.

______________________

Еще около трех лет на разных сеймах длились переговоры и совещания об унии. Король и польско-католическая партия решили, во что бы то ни стало, привести это дело к окончанию на том вольном или большом сейме, который был созван на 23 декабря 1568 года в городе Люблине.

Медленно и неохотно съезжались сюда литвины, предвидя утрату своей самобытности. Поэтому открытие сейма состоялось только 10 января следующего 1569 года. В этот день польские послы представились королю; причем выбранный ими посольским маршалом коронный референдарий Станислав Чарнковский от имени послов говорил его величеству длинное и высокопарное приветствие, в котором, главным образом, указывалась необходимость полной унии и выражалась надежда на немедленное ее завершение. В следующие дни посольские сенаторы, совместно с послами, совещались, каким образом начать с Литвою дело об унии, и выбрали из своей среды для этого дела нескольких депутатов, в том числе архиепископа гнезненского Уханского, епископа краковского Падневского и канцлера Дембинского. Но литовские сенаторы в начале сейма под разными предлогами уклонялись от общих заседаний с польскими сенаторами и вели свои отдельные заседания в другой зале. На приглашение польских сенаторов прийти в общую залу, в которую двери для них отперты, воевода виленский, Николай Радивил, вежливо ответил, что "действительно двери отперты, но их преграждает решетка, через которую мы никак не можем пройти к вам, разве король снимет ее". Под этой мысленной решеткой разумелись польские посягательства на литовскую самобытность, которые должны быть устранены королем; другими словами, магнаты литовские только тогда соглашались приступить к переговорам об унии, когда король, подобно своим предшественникам, обяжется сохранить в целости границы Литовского государства (со стороны Польши) и подтвердить их статутовые права относительно того, чтобы чины, должности, аренды и наследственные пожалования не давались чужеземцам (т.е. полякам), а давались бы только природным литвинам и русским. Сообразно с сим, литовцы представили сейму письменное заявление о тех условиях, на которых они согласны заключить унию; 1) Свободный выбор государя общим сеймом, который должен происходить где-либо на границе Литвы с Польшей. 2) Отдельное коронование его в Кракове королевской, а в Вильне великокняжеской короной, вместе с присягой на сохранение литовских привилегий. 3) Оборона обоих соединенных государств общими силами. 4) Вальные сеймы должны происходить по очереди то в Польше, то в Литве. 5) Отдельные высшие чины и должности сохраняются в Литве неприкосновенно. 6) Поляки в Литве и литвины в Польше могут приобретать движимое и недвижимое имущество, но всякие светские и духовные должности и земские уряды в Литве могут занимать только ее уроженцы. 7) Монета отдельная, но одинаковой стоимости, и пр. К своему заявлению литовцы приложили выписки из привилегий, данных им великими князьями Казимиром (1452), Александром (1492), Сигизмундом I (1506 и 1529) и Сигизмундом-Августом (по второму статуту). В этих выписках повторялось обязательство не умалять великое княжество Литовское ни в его достоинстве и прерогативах, ни в его границах. При сем литовцы просили поляков, чтобы те также письменно изложили им свой проект унии. Просьба эта повела ко многим и весьма оживленным пререканиям между польскими сенаторами и послами.

Сенаторы, со своей стороны, составили ответную записку, в которой указывали на другие акты и привилегии прежнего времени, преимущественно на Городельскую унию Ягелла и Витовта, на привилегии Александра 1501 года и на Варшавский рецесс 1564 года, на основании которых и сочинили проект слияния Литвы с Польшей. Но в посольской избе эта записка вызвала сильные разногласия: одни соглашались на нее; другие не хотели давать никакого письменного ответа литовцам; называя такую переписку проволочкой времени, они требовали, чтобы литовцы сами явились в общие заседания и здесь непосредственно совещались об унии, к чему хотели принудить их с помощью короля; третьи, по своему усмотрению, переделывали сенаторский проект. На заседании 8 февраля, когда посольский маршал Чарнковский склонял послов согласиться на проект сенаторов, краковский писарь Кмита прервал его и начал говорить, что на том останется пятно, кто желает записи. Произошел шум; чтобы водворить тишину, Чарнковский стучал своим жезлом. "Не стучи палкой, - закричал Кмита, - у меня есть сабля против этой палки". Маршал вскочил с места, говоря: "достанем и саблю", и бросил жезл. Поднялось большое и продолжительное смятение. Когда оно успокоилось, стали собирать голоса, но по разногласию не могли прийти к какому-либо решению; с тем и пошли наверх, в сенатскую палату. Тут сенаторы стали упрекать их в упорстве, в неуважении к сенату, в напрасной трате времени и в стремлении "все утверждать на своих головах" (т.е. все решать самостоятельно, без сената). А краковский епископ сказал им: "вы шесть лет рядили делами (вместо сената). Горько нам от вашего ряду!" Споры о записи продолжались и в следующие дни; послы не однажды без всякого окончательного решения ходили наверх к сенаторам и заводили с ними пререкания. Сенаторы, в свою очередь, продолжали сетовать на их упорство. Так, однажды, сендомирский воевода Петр Зборовский произнес, между прочим, следующие пророческие слова: "Все мы (сенаторы) и многие из послов согласились на одно, а несколько человек протестует! Это самый дурной пример! Если кто впоследствии пожелает чего-либо наилучшего и на его сторону склонится самое большое число послов, а несколько человек вдруг выскочит и станет протестовать, то так и придется оставить доброе дело! Господа, дурно это!" Однако споры продолжались. Наконец, утомясь ими, 12 февраля послы согласились, чтобы литовцам были предоставлены все относящиеся до унии привилегии старого времени, особенно Александрова грамота 1501 г. и Варшавский рецесс 1564 г., а также и запись или проект унии, составленный согласно старым привилегиям. Затем пригласили литовских сенаторов, и тут епископ краковский, от имени польского сената, держал к ним пространную ответную речь. Он указывал на прежние договоры и клятвы относительно унии и вообще проследил почти всю ее историю со времен Ягелла; напирал на то, что с тех времен Литва устроивалась по образцу Полыни, а если и бывали отдельные великие князья в Литве, то они в сущности являлись пожизненными наместниками польских королей, и что предки литвинов всегда признавали унию.

На эту речь виленский воевода Радивил заметил, что она длинна и красноречива, запомнить ее трудно, а потому просил сообщить ее на бумаге. Староста жмудский Ходкович, намекая на королевский акт отречения 1564 г., выразился иронически: "Если мы вам подарены, то к чему же вам еще уния с нами?" На это Радивил горячо возразил, что они люди вольные и никто подарить их не мог. "Господам полякам - прибавил он - Литва дарила собак, жеребцов, маленьких жмудских лошадей, а не нас, свободных людей. Наши вольности мы приобрели нашею кровью". Литовские сенаторы удалились в свою залу заседания. По их просьбе, польские сенаторы обещали им прислать речь епископа краковского, когда она будет написана, а теперь сообщили им запись или свой проект унии. Автором его был тот же епископ краковский Падневский; но проект этот подвергся некоторым исправлениям со стороны земских послов. Главные пункты его были следующие: король польский избирается общими голосами Польши и Литвы, но избирается только в Польше. Он будет миропомазан и коронован в Кракове, а особое избрание и возведение на литовский престол прекращается. Вальный сейм - один общий; сенат также; монета также. Поляк в Литве и литвин в Польше может занимать какие угодно должности и приобретать какое угодно имущество. Но на Литву не простирается экзекуция касательно столовых королевских имений, пожалованных во временное владение. В ответе своем на этот проект литовские сенаторы по поводу предлагаемой им братской унии и любви, откровенно говорили: "Если слить Литовское княжество с королевством, то не будет никакой любви, потому что в таком случае Литовское княжество должно поникнуть перед Польшей, литовский народ должен был бы превратиться в другой народ, так что не могло быть никакого братства. Тогда бы недоставало одного из братьев, т.е. литовского народа, что явно из самой записки вашей, господа, данной нам". "Crescit Ausonia Albae ruinis". Далее литовцы вновь излагают свои вышеприведенные пункты, на которых должна быть основана уния. При сем, в отпор противному мнению, что со времени Ягелла великие литовские князья были только пожизненными наместниками польских королей, они стараются доказать, что Ягеллоны были не просто наследственными государями Литвы, а подвергались избранию жителями великого княжества; что власть их в Литве отнюдь не была неограниченная, потому они при своем возведении на литовский престол присягали сохранять права и привилегии княжества, чего, обыкновенно, не делает наследственный (и абсолютный) государь.

Ответ литовцев произвел неодинаковое впечатление на польских сенаторов и на послов. Меж тем как первые сохраняют более мягкий и умеренный тон и желают вести переговоры далее, последние выказывают более горячности и настаивают на прекращении бесплодных переговоров и на прямом вмешательстве королевской власти, которая приказала бы литвинам занять свои места на общем сейме и просто принудила бы их к унии. При сем самыми ревностными сторонниками унии являются послы Русского воеводства, т.е. галичане, с перемышльским судьей Ореховским во главе: понятно, что, раз включенные в состав польской короны, оин желают иметь в тесном единении с собою и другие русские земли, а не быть отделенными от них государственной границей. На сейме пока еще не выступает открыто вопрос о присоединении Волыни к землям польской короны, чтобы сразу не испугать литвинов; но вопрос этот уже обсуждается в закрытых заседаниях. Литовцы хотя сами в них не участвуют, но очевидно получают сведения о всем, что происходит на сейме: посему сенаторы польские некоторые свои совещания облекают особой таинственностью. Те же меры, по желанию короля, предписаны и польской избе, т.е. воспрещен доступ в нее посторонним лицам. Но в свою очередь, хотя король действует заодно с поляками, однако некоторые литовские вельможи продолжают пользоваться его благосклонностью, каковы Радивил, Ходкович и Волович. Литовские сенаторы иногда приезжают к королю для тайных совещаний.

Тщетно поляки продолжают указывать на унию короля Александра и на Варшавский рецесс: литвины не признают этих актов, говоря, что они были изданы без согласия литовских чинов. По настоянию посольской избы, король наконец, 28 февраля, в понедельник, посылает приказ, чтобы литовские сенаторы заняли свои места в сенате вместе с поляками и литовские послы в посольской избе. На этот приказ виленский воевода Радивил ответил: "если поедем, то к королю, а не к польским сенаторам". То же ответил жмудский староста Ходкович. Князь Василий Острожский, воевода киевский, сказал: "Сегодня не можем собраться, потому что послы наши стоят по деревням". Однако все согласились приехать в замок завтра, т.е. во вторник, 1 марта. Но утром этого дня, когда польские сенаторы и послы собрались в своих палатах и ожидали прибытия литвинов, вдруг пришло известие, что сии последние ночью внезапно покинули Люблин и разъехались.


Представители Литвы очевидно рассчитывали своим удалением смутить короля, расстроить сейм и затормозить дело унии или заранее не признать законным все, что будет постановлено в этом смысле при их отсутствии. Но они на сей раз жестоко ошиблись в своих рассчетах. Напротив, пока велись с ними переговоры, поляки, особливо сенаторы, действовали довольно мягко, с соблюдением правил вежливости и предупредительности по отношению к своим литовским товарищам. Теперь же наоборот, и сенаторы, и сам король с большей энергией принялись приводить в исполнение намеченные планы, находясь под сильным давлением посольской избы, которая настойчиво понуждала их к действию, горячо протестовала против всяких уступок и проволочек и советовала поступать с уехавшими без королевского разрешения литовцами как с мятежниками. Некоторые послы предлагали даже принять военные меры, послать к татарам, чтобы отклонить их от союза с Литвой, а в случае дальнейшего ее упорства, собрать посполитое рушение и оружием принудить ее к унии. Но подобные предложения вызвали вопрос о сборе денег на войско со шляхетских имений, что немедленно охладило рвение к военным предприятиям. Тем не менее в следующие за отъездом литовцев дни состоялась весьма важная и решительная мера: Подлесье и Волынь отделены от Литвы и присоединены к землям польской короны. В королевском универсале по этому поводу говорилось впрочем не о присоединении, а о "возвращении" их Польскому королевству от в. княжества Литовского, которое владело Подлесьем и Волынью будто бы "не по какому-либо законному праву", а просто по снисхождению польских государей.

Оказалось, что не все литовские сенаторы и послы уехали из Люблина. Некоторые еще оставались, особенно подлесяне, которые и получили от короля приказание немедленно занять свои места на сейме между поляками, принеся указанную присягу польскому королю. Они повиновались, но просили при сем не требовать от них немедленной присяги, пока не будут обдуманы меры для защиты их от мести литовских сенаторов. Просьба эта не была уважена, и подлесяне, хотя неохотно, присягнули. Один из них, писарь литовский, староста Мельницкий Матишек, попытался было уклониться, говоря, что он уже присягал королю, как великому князю литовскому, и что не годится присягать вторично и притом другому государству; но король, по настоянию польских сенаторов и послов, погрозил отнять у него мельницкое староство, и Матишек присягнул. Вообще староства и другие временные королевские пожалования явились в руках польско-католической партии могущественным орудием для проведения унии. Однако этой партии пришлось немало хлопотать и настаивать перед королем, когда дошел черед до такого высокого сановника, как Евстафий Волович, литовский подканцлер и притом один из главнейших противников унии. Он держал несколько старосте в Подлесье, и посольская изба потребовала, чтобы Волович также принес присягу. Король не считал его к тому обязанным; некоторые сенаторы также возражали, говоря, что "он держит староство не с судом, а простое", и устами архиепископа гнезненского объявили его свободным от присяги. Но послы упорно стояли на своем. Посредством своего маршала Чарнковского они отвечали следующее:

"Милостивый архиепископ! Припомните: когда присоединялись к королевству Прусская земля и Мазовецкое княжество, то присягали все должностные лица - сановники, державцы, шляхта, города, хотя на счет их верности не было никаких сомнений, а господин Евстафий - главный виновник расторжения унии, потому что одних послов выслал отсюда, а другим, которые остались здесь , делал угрозы. И эта подозрительная личность не будет присягать! Сохрани Бог!" "Это оскорбило бы тех, которые уже приняли присягу. Тогда вышло бы то, что говорится в пословице: овод пробился через паутину, а мухи завязли".

Один из послов (староста Радлевский) указывал прямо на то, что пример Воловича будет иметь большое влияние на других, смотря по тому, принесет он присягу или не принесет. После разных препирательств с послами, сенаторы уступили им и порешили, что Волович должен принести присягу. Согласился и король с этим решением, но через канцлера Дембинского обратился к послам с просьбой, чтобы относились к Воловичу, как к человеку важному и высокопоставленному, с уважением и подобающей вежливостью. Когда его призвали на сейм и объявили королевское решение о принесении присяги, Волович отвечал, что он уже приносил присягу великому княжеству Литовскому и что его три подлесские староства приписаны к замку Берестью - следовательно принадлежат к великому княжеству. На повторительные требования присяги, он продолжал оспаривать ее законность, а также законность присоединения Подлесья к короне; просил короля не входить с ним в суд и ссылался на отсутствие товарищей для решения столь важного дела. Канцлер, дававший ему ответы от имени короля и сената, объявил, что у него будут отобраны подлесские староства. Волович однако не уступал и был отпущен из заседания. Но посольская изба после того не хотела обсуждать никаких дел, пока Волович не принесет присягу или у него не будут отняты имения, а также пока не будут ограждены подлесяне, принесшие присягу; ибо литовские сенаторы разослали на Подлесье и Волынь грамоты с приказанием собираться на войну под опасением потери имения. В особенности смущал их своими жалобами один из подлесян, некий староста Ласицкий, который имел в Литве землю по соседству с жмудским старостой Ходковичем, и выражал опасения за свою жизнь и имущество со стороны этого сильного и мстительного соседа. Король успокоил послов обещанием раздать староства Воловича другим лицам; а на Волынь и Подлесье поспешили разсылкою королевских универсалов в отпор грамотам литовских сенаторов. Универсалы эти, возвещая о воссоединении Подлесья и Волыни с короной, повелевали сенаторам и послам сих земель, уехавшим из Люблина, немедля воротиться и занять свои места на общем сейме; причем сим областям обещана свобода от экзекуции. Ослушникам из сенаторов грозили лишением должностей и старосте, а из послов теми наказаниями, которые будут постановлены на сейме.

В то же время велись переговоры и с находившимися в Люблине прусскими сенаторами и послами, т.е. представителями западной Пруссии, чтобы они заняли места на сейме вместе с польскими сенаторами. Пруссаки отказывались, ссылаясь на свои привилегии, по которым они имели свои особые сеймы. Однако по настоянию поляков и получив повеление короля, пруссаки явились на сейм и заняли места как в сенате, так и в посольской избе; но при сем делали разные протестации, ссылаясь на ограниченные полномочия от своих сограждан; а потом пруссаки перестали являться на заседания посольской избы. Очевидно Люблинский сейм имел объединительную задачу в смысле государственном, по отношению не к одной Литве и юго-западной Руси.

Меж тем польские послы продолжают показывать нетерпение; нередко они отказываются обсуждать какие-либо другие вопросы, пока не решено дело унии. Они требуют, чтобы представители Подлесья и Волыни, не воротившиеся на сейм, были лишены должностей и старосте и подвергнуты экзекуции, т.е. проверке документов на владение и отобранию имений у тех, которые не докажут своих прав. По вопросу об экзекуции возникают на сейме многие и продолжительные прения, из которых постоянно выяснялось нерасположение послов к экзекуции и вообще к каким бы то ни было налогам на войско; они скорее предпочитают собрать общее ополчение или так назыв. "посполитое рушение", чем жертвовать деньги на содержание наемных войск. Сейм постоянно хватается за четвертую часть доходов со столовых имений, которую король жертвовал на войско; на этой четвертой части сейм хочет основать едва ли не всю постоянную оборону государства; он толкует о том, как собирать ее и расходовать, где хранить и т.п. При сем слышны постоянные жалобы на разорительные рекуператорские позвы, - т.е. позвы владетелей этих имений к суду для доказательства своих прав или за неуплату четвертой части, - вообще жалобы на земские неустройства и всякие неправды. "Какая польза сочинять столько конституций? - говорят некоторые послы: - ведь ни одна из них не исполняется. Воевода не исполняет своей обязанности, старосты тоже, купцы тоже; пошлины (отмененные) продолжают существовать; дерут, грабят; ни в чем нет успеха". "У иностранцев сделалось ходячей пословицей, что поляки страдают сеймовой болезнью. Только пьяным людям свойственно так долго и неразумно делать дела, как делаем мы", и т.п.


5 апреля во вторник на сейм явилось посольство от литовского сената. Чтобы выслушать его речь, позвали польских послов в сенаторскую палату. Король, показывая вид неудовольствия на литвинов, отказался прибыть на заседание. Тут представителями от Литвы были жмудский староста Ходкович, кастеля витебский Пац, подканцлер Волович, крайчий Радивил и подчаший Кишка.

Посольство справлял Ходкович, который "по тетрадке" прочел длинную речь от имени своих товарищей, литовских сенаторов. Последние, узнав о королевских универсалах, отторгающих от Литвы Волынь и Подлесье, поручили означенным лицам ходатайствовать перед королем об отмене сих универсалов и объяснить сейму свое поведение, т.е. свой внезапный отъезд из Люблина. Из этих объяснений оказывалось, будто литовцы согласились прибыть на сейм для заключения унии потому, что им было обещано совершить ее на основаниях "братской любви", при сохранении их привилегий. В таком смысле литовские послы получили инструкции от своих избирателей. Восемь недель литвины прожили в Люблине и вели переговоры; убедясь, что дело унии поставлено на иных основаниях, они не могли согласиться на нее, не имея на то полномочий от своей братии, а потому решили отложить это дело до другого сейма и разъехаться, но не тайком, а предварив о том его королевское величество. Уезжая, они оставили некоторых литовских сановников, именно подканцлера (Воловича) и подскарбия (Нарушевича), для своих сношений с польским сенатом. С удивлением услыхали литовцы об отторжении от них Волыни и Подлесья, относительно принадлежности которых к Литве никогда прежде не было ни малейшего сомнения, и принадлежность эту все государи подтверждали присягой, вступая на престол, в том числе и настоящий король. Литовцы умоляют отменить такую несправедливость. А по делу унии они просят не настаивать на немедленном ее решении, но созвать новый сейм, на который литовские послы могли бы приехать, снабженные надлежащими для того полномочиями.

Польские сенаторы не дали на эту речь пока никакого ответа и попросили прислать с нее письменную копию. После того несколько дней между поляками, особенно в посольской избе, шли горячие прения о том, какой ответ дать на просьбу литовцев, т.е. на просьбу об отсрочке унии до другого сейма, так как присоединение Волыни и Подлесья к короне было поставлено вне спора. Часть послов согласна была на отсрочку и не желала ожидать в Люблине возвращения литовцев. Побуждение, которое ими при сем руководило, было экономического свойства: эти послы, в виду возникших препятствий, т.е. упорства литвинов, полагали, что уния не состоится, а вместе с тем рушится и уплата четвертой части со столовых королевских имений, назначенной на войско, ибо эта уплата связана была с делом унии, так как ее следовало поддержать военной силой. Но такие эгоистические расчеты владельцев столовых имений встретили сильный отпор со стороны большинства, которое решило три недели ожидать возвращения литвинов, не позволять им собирать сеймики для получения новых полномочий и вообще в течение настоящего сейма во что бы то ни стало добиться окончательной унии.

Любопытно, что самыми усердными поборниками сего решения явились послы от Подлесского воеводства, вновь присоединенного от Литвы к короне. Говоривший от имени сего воеводства хорунжий Дрогицкий сказал между прочим следующее: "Мы не сомневаемся, что вы поможете нам снять с себя литовскую неволю, потому что мы добровольно присоединились к вам ради польских вольностей; да и волынцы скорее склонятся к тому же, когда услышат, что мы получили свободу. Что же касается до того, чтобы литовцам созывать сеймики, то эти сеймики там отбываются иначе, чем у вас, господа. Там приезжают на сеймик только воевода, староста, да хорунжий; напишут, что им вздумается, и пошлют к земянину на дом, чтобы подписать. Если он не подпишет, то они отдуют его палками. Поэтому не понимаю, какая там могла бы быть надобность в сеймиках? Там шляхта не участвует ни в каких совещаниях; там сенаторы делают, что хотят. Если вы назначите им сеймики, то разве для того, чтобы протянуть им время, и они там еще напишут, что дают послам ограниченную власть, чего без сеймиков не сделали бы; а вы, господа, будете здесь даром жить". "Ради Бога не дайте им обмануть вас".

К этой эпохе Люблинского сейма относится замечательный судебный эпизод. Обыкновенно рядом с обсуждением общегосударственных дел на вальных сеймах король творил разбирательство и суд по важнейшим и уголовным процессам. 16 апреля в субботу Сигизмунд-Август разбирал дело между жмудским старостой Ходковичем и виленским воеводичем Глебовичем. Этот Глебович, еще очень молодой человек, при взятии Полоцка московскими войсками, попал в плен. Находясь в заключении, он вступил в договор с царем Иваном и получил свободу, присягнув на следующих условиях: служить (собственно "радеть") в своей земле московскому государю; склонять некоторых литовских сановников, в том числе жмудского старосту, к таковой же службе; постараться примирить короля с царем на основании уступки последнему Полоцкого уезда и всей Ливонии; по смерти короля убеждать литвинов выбрать своим государем Ивана или его сына, с обещанием не нарушать их вольностей, судов и границ и т.д. А за его освобождение должны быть освобождены два московских знатных пленника. Теперь Ходкович торжественно обвинял Глебовича в государственной измене, ссылаясь на приведенные пункты заключенного с московским царем договора и на переданные им письма от царя к нему (т.е. Ходковичу) и другим сенаторам. Глебович оправдывал свое поведение тем, что он все это сделал притворно, чтобы избавиться от тяжкого плена и предупредить короля о кознях неприятеля; что, по возвращении в отечество, он Немедленно объявил обо всем его величеству; что король принял его милостиво, отпустил за него двух московских пленников, приказал передать сенаторам московские письма и написать ответ царю, и дал Глебовичу оправдательный декрет. Однако Ходкович не хотел принимать этих оправданий и продолжал обвинять Глебовича, так как последний решился дать царю присягу. Если он присягнул искренно, то он изменил, а если притворно, то он бесчестный человек. Отсюда между Ходковичем и Глебовичем возникла перебранка. Последний готов был выйти на поединок, но Ходкович не хотел принять поединка, пока противник не будет очищен от бесчестья. Король подозвал сенаторов и, посовещавшись с ними, постановил отложить решение этого дела до следующего вторника. Тут произошел спор о том, кто должен во всеуслышание объявить это решение: маршал королевства Фирлей считал сие своей обязанностью, так как суд происходил в пределах королевства; а литовский подканцлер Волович присвоивал ее себе на том основании, что дело происходило между литовцами. Постановлено, чтобы объявлял приговор коронный маршал, а литовский подканцлер стоял бы подле него. (Окончательный приговор по сему делу в сеймовом дневнике не упомянут).

Волынцы и часть подлесян все еще не являлись на сейм для принесения присяги на верность Польской короне; литовцы тоже медлили, хотя прошли уже назначенные им сроки и разные отсрочки. Польские сеймовые послы волновались, сгорая желанием воротиться домой, громко роптали на бесконечное ожидание и требовали энергических мер против медлителей в виде экзекуций, лишения должностей и старосте. Действительно, ради острастки некоторым король лишил должностей подлесских воеводу и кастеляна, и должности их передал другим (Кишке и Косинскому), которые не медля принесли присягу короне и заняли назначенные им места в польском сенате. В ожидании дальнейшего хода унии, король занимался разными судебными процессами, торжественными приемами то ленного прусского герцога, то чрезвычайного турецкого посла и т.п.; а сейм обсуждал разные политические и экономические вопросы. Более всего тратилось времени на прения о четвертой части столовых доходов, о том, как ее собирать и расходовать, где хранить, как поступать с теми столовыми имениями, которые находились в залоге и т.п. Некоторые наиболее беспокойные послы, не довольствуясь изъятием из королевского пользования помянутой четвертой части, назначавшейся на войско, поднимали вопрос об отбирании у короля в пользу Речи Посполитой и остальных трех четвертей, так как он не исполнил своего обещания относительно унии и доселе не привел ее к концу.

Только в 20-х числах мая волынцы начали мало-помалу возвращаться на Люблинский сейм, извиняясь перед королем болезнями и другими причинами своего замедления. Очевидно, по мере его настойчивости и решительных мер, слабела оппозиция делу унии со стороны литовско-русских вельмож: грозившая потеря должностей и старосте устрашила многих. Волынцы начали приносить требуемую присягу, но не без некоторых предварительных споров и затруднений. Так сначала они потребовали, чтобы поляки тоже со своей стороны принесли им взаимную присягу. Например, в этом смысле 24 мая говорил князь Богуш Корецкий, староста луцкий, брацлавский и винницкий. А за ним князь Константин Вишневецкий от имени волынцев говорил, что они "присоединяются к полякам как люди вольные и свободные" и просят сохранить за ними их старые вольности; просят, чтобы их княжеские роды, "которые по своему происхождению имеют особенное положение и честь", не были умалены в своей чести, и чтобы никого не принуждали к другой вере, так как они (волынцы) суть греческого вероисповедания. В заключение Вишневецкий просил, чтобы им позволено было подождать с присягой до приезда других братий. На все эти прошения отвечали сначала от сената архиепископ гнезненский, а потом сам король в самых ласковых, но общих выражениях, с обещаниями держать новоприсоединяемых при свободе и всех вольностях. На просьбы о взаимной присяге поляков или об отсрочке присяги волынцев дан был решительный отказ.

Когда же волынцы все-таки медлили, польский подканцлер ксендз Красинский воскликнул: "Извольте, господа, идти к присяге!"

- Мы приехали сюда добровольно, по принуждению ничего не делаем, - заметил Вишневецкий.

Польские сенаторы стали убеждать волынцев; те продолжали отказываться. Вмешался сам король и сказал, чтобы их оставили в покое, что тут никого не неволят, но что и он с своей стороны тоже поступит по закону (т.е. отнимет должности). Тогда из среды волынцев выступили два самых знатных человека: воевода волынский князь Чарторыйский и воевода киевский князь Василий Константинович Острожский. Сей последний, хотя и уехал было с сейма в числе других литовско-русских вельмож, но далеко не был усердным противником унии. Напротив вместе с некоторыми своими товарищами он и во время отсутствия продолжал сноситься с королем и уверять его в своей преданности. Так на одном мартовском заседании краковский кастелян Мелецкий заявил королю, что князь Острожский уехал только по нездоровью, но что он приедет, когда его величеству угодно будет известить его. Он не только приехал, но и по всем признакам значительно повлиял в смысле покорности на других волынских вельмож, в том числе на своего родственника князя Чарторыйского. Теперь, во время пререканий о присяге, Острожский сказал: "я на слово верю моему государю во всем и нисколько не сомневаюсь, что будет исполнено все им обещанное". Затем он и Чарторыйский припомнили королю службу свою и своих предков. Чарторыйский при сем прославлял свой род, указывая на его происхождение от князей литовских. После того они принесли требуемую присягу; за ними присягнули князья Богуш Корецкий и Константин Вишневецкий и еще некоторые волынцы и подлесяне. По примеру их, через два дня, принесли присягу трокский воевода Збаравский и подканцлер литовский Волович, как крупные землевладельцы в Подлесье и на Волыни. Таким образом недаром король щадил знатного литовского вельможу и хотя по настоянию поляков отобрал у него некоторые подлесские имения, но с остальными выждал до тех пор, пока упорство Воловича было сломлено.

Князь Острожский также присягнул пока только в качестве владетеля некоторых имений на Волыни, а не в качестве воеводы киевского. Но вслед затем, и вероятно не без согласия, поднят был вопрос о самом киевском воеводстве.

Очевидно беспрепятственные присоединения западно-русских краев к Речи Посполитой сильно разохотили поляков. Поэтому на заседании 28 мая посльский маршал уже указывал королю на какие-то старые привилегии, по которым вся киевская земля принадлежит короне. Точно так же и на заседании 1 июня перемышльский судья Ореховский в своей речи от имени польских послов между прочим настаивал на давней якобы принадлежности Польше Киева, Брацлава и Винницы. Король обещал переговорить с сенаторами о Киевском воеводстве. Что же касается Брацлавского воеводства, то Сигизмунд-Август прямо объявил его присоединенным к королевству как часть Подолии. На сем основании потребована была немедленная присяга от брацлавского воеводы Романа Сангушка, который только что прибыл в Люблин и представил королю несколько десятков русских пленных и четыре пушки, взятые в битве на Уле. На требование присяги Сангушко отвечал высокопарными словами о заслугах своих предков, о своей преданности государю, и в заключение соглашался произнести присягу, как владетель некоторых имений на Волыни и как брацлавский воевода. Только во время этой присяги он, став на колена, просил короля, чтобы тот, "как помазанник Божий, положил на него руку и таким образом снял бы с него первую присягу, которую Роман принес ему как литовскому князю". Король исполнил его просьбу. За ним принесли присягу луцкий староста и кастелян Корецкий, кастелян брацлавский князь Капуста и др. Знатные люди после присяги немедленно занимали указанные им места в польском сенате; так Сангушку посадили ниже мариенбургского воеводы, Корецкого под кастеляном Львовским, Капусту под кастеляном равским.

Затем со стороны посольской избы начались усердные петиции королю в пользу присоединения Киева; причем указывали на слишком открытое положение Волыни с востока, т.е. со стороны москвитян и татар, откуда она доселе защищена была Киевом, и ссылались на древние летописи, по которым будто бы "сей город трижды был взят и разграблен польскими королями". Однако, когда этот вопрос отдан был на обсуждение сената, то нашлось несколько сенаторов, в том числе епископ краковский Филипп Падневский, воеводы краковский Станислав Мышковский и сендомирский Петр Зборовский, которые возражали против присоединения Киева. Они указывали на большие издержки, которых потребует оборона этого края, и желали издержки эти предоставаить литовцам. После довольно горячих споров мнение сторонников присоединения превозмогло. В заседании 5 июня король через канцлера объявил сейму о присоединении Киева к Польскому королевству. Краковский воевода имел смелость открыто протестовать против сего решения. "Все присутствовавшие были так рассержены и взволнованы, что насилу удержались, чтобы не плевать на него", - по замечанию сеймового дневника. Князь Острожский немедля принес присягу в качестве киевского воеводы.

Таким образом, почти вся Югозападная Русь и часть Северозападной были оторваны от великого княжества Литовского и присоединены к Польскому королевству. Дело унии наполовину уже совершилось. Вторая половина дела сама собою вытекала из первой; ибо какую самостоятельную силу могло представлять теперь великое княжество, ограниченное собственно Литовским краем и Белорусскими землями? По выражению жмудского старосты Ходковича, у Литвы "были обрезаны крылья". А потому дальнейший ход Люблинского сейма представляет только постепенное, неотразимое подчинение литовцев польским требованиям.

Литовский сенаторы и послы по большей части вновь воротились на сейм, в виду опасности лишиться должностей и имений и в виду того, что их отсутствие не только не прекратило Люблинского сейма, но напротив помогло ему беспрепятственно отнять у Литвы обширные и лучшие области. Уже на следующий день после присоединения Киева, т.е. 6 июня, литовцы, по приказанию короля, собрались в замок на совещание с польскими сенаторами. Тут Ходкович от имени товарищей с горечью и гневом упрекал поляков в незаконном отнятии областей у Литовского княжества. Но поляки, уклоняясь от прений, мягко приглашали литвинов приступить к окончанию унии и занять места в общих заседаниях. Посольская изба вздумала было оскорбиться речью Ходковича и 7 июня обратилась к королю с жалобой. Король посоветовал оставить эту жалобу и принять во внимание, что "литовцы не могут не сердиться: у них ведь оборваны крылья". Затем вновь начались пререкания об условиях унии. Так как высшие должности (канцлеры, маршалы, подскарбии и пр.) оставались в Литве нетронутыми, то литвины требовали, чтобы за их княжеством оставлена была и особая печать, чтобы общие сеймы бывали попеременно и в Польше, и в Литве, чтобы вновь избранный король принес присягу как Польскому королевству, так и великому княжеству Литовскому. "Если сейм всегда будет собираться только в королевстве, - говорили они, - то какую будет иметь власть рядом с маршалом коронным литовский маршал? Или какая будет должность канцлера великого княжества Литовского, когда на сейме все дела будут выходить только с печатью королевства?" Кроме того, литвины желали, чтобы отказ короля от литовского наследства сделан был в пользу не одной Польской короны, но и распространен был также на великое княжество, и чтобы Инфлянты (Ливония) оставлены были за Литвой.

Поляки не соглашались уступить даже и в этих неважных пунктах. Особенно шумела посольская изба; она не только не хотела слышать о каких-либо уступках, но постоянно возвращалась к королевской грамоте, по которой литвины, уехавшие с сейма, объявлены были ослушниками, и требовала, чтобы с ними поступлено было на основании этой грамоты, не теряя времени на дальнейшие убеждения. Впрочем в самой посольской избе при обсуждении разных подробностей проекта унии не раз возникали несогласия, и она не могла прийти к единодушному решению по поводу того, как поступать с литовскими просьбами или письменными заявлениями. Вопрос о двух печатях в течение целого ряда заседаний послужил главным предметом спора со стороны литвинов и грозил даже расстроить все дело унии, стоившее таких трудов и усилий. Тяжело было положение короля между настойчивостью поляков с одной стороны и жалким, умоляющим тоном литовцев с другой. Литовские сенаторы и послы продолжали собираться в отдельной зале. 24 июня король в течение нескольких часов переходил то к польским, то к литовским сенаторам, стараясь привести их к обоюдному соглашению, и наконец до того утомился, что ему сделалось дурно. Нужно заметить, что в это время Сигизмунд-Август был удручен тяжким недугом: он страдал припадками каменной болезни.

Наконец, 27 июня, во вторник, многотрудное дело унии пришло к вожделенному для поляков концу. Литовцы прибыли в польскую сенаторскую палату, где находился король. Сюда же призваны были и польские послы. Вождь литовской рады, жмудский староста Ходкович, сказал длинную и убедительную речь; он говорил все о тех же вышеупомянутых пунктах и с горечью заявил, что Литва принуждена уступить в вопросе о печати, но просит поляков сделать ей уступку в остальных пунктах. Он упал на колени перед королем; за ним пали на, колена все литовские сенаторы и послы.

- Именем Бога, - говорил со слезами Ходкович, - умоляем тебя, государь, помнить нашу службу, нашу верность тебе и нашу кровь, которую мы проливали для твоей славы. Благоволи так устроить нас, чтобы всем была честь, а не посмеяние и унижение, чтобы сохранены были наше доброе имя и твоя царская совесть. Именем Бога умоляем тебя помнить то, что ты нам утвердил своею собственной присягой.

При этом литовцы с плачем встали. Поляки также были тронуты, и многие из их сенаторов проливали слезы жалости. От имени польских сенаторов отвечал епископ краковский; дружеским успокоительным тоном он говорил о взаимной братской любви двух народов, и просил литовцев окончательно и немедленно принять унию. В том же тоне говорил сам король; а затем ксендз-канцлер (Красинский) по тетрадке прочел, заранее приготовленный королевский ответ. Главное содержание всех этих ответов заключалось в общих уверениях, что из настоящей унии, с Божьей помощью, не может выйти ничего, кромедобра для обеих сторон и что литовцы останутся при прежних вольностях и почестях. С дозволения короля, последние удалились в свою залу для окончательного совещания. Это совещание длилось около трех часов. После того они воротились в сенат и устами того же Ходковича высказали свое согласие на все пункты унии, только просили смягчить некоторые выражения в их пользу. Все польские сенаторы встали, и краковский епископ от их имени выразил благодарность литвинам. Король тоже высказал свою радость.

На следующий день, 28 июня, накануне праздника св. апостолов Петра и Павла, по костелам пели Те Deum laudamus, и проповедники призывали народ благодарить Господа Бога.

Торжественная присяга обеих сторон на унию совершилась 1 июля в пятницу. Сперва присягали сенаторы королевства, начиная с архиепископа, потом литовские сенаторы, далее польские земские послы по воеводствам, а за ними литовские земские послы. При сем подлесяне, волыняне и киевляне присягали уже в числе поляков. Польские сенаторы благодарили Бога за то, что дал им дожить до такой минуты, и плакали. Канцлер, читавший форму присяги, был так растроган, что не мог продолжать чтение и передал великому маршалу. Однако и в эту торжественную минуту не обошлось без некоторого происшествия. Все присягавшие по очереди призываемы были к столу, около которого благоговейно стоял король, сняв шапку. Присяга, заключавшая обоюдное обещание свято исполнять свои обязанности к королю и все пункты унии, оканчивалась словами: "Да поможет мне в этом Бог единый в Троице и его святое Евангелие". Вдруг холмский подкоморий Николай Сеницкий с двумя другими польскими послами (Желинским и Бросковским из Мазовии), прежде чем стать на колени, сказал; "Я не буду присягать во имя Троицы и того Бога, которого не признаю".

Очевидно ото были члены припиской секты или антитринитарии. Король сурово приказал Сеницкому не прерывать совершающегося акта. Тот присягнул, но без упомянутых заключительных слов. А два его товарища совсем ушли из палаты и не присягали. (На следующий день их однако заставили присягнуть под угрозой исключения из сейма). Кроме того возник спор об Инфлянтах. Сенаторы литовские хотели, чтобы представители Инфлянтов присягали как члены Литовского княжества; а польские возражали; что Инфлянты признаны в общем литовском и польском владении, потому они должны присягать особо. Дело ото было отложено до другого времени. По окончании присяги король сел на коня и в сопровождении членов сейма со множеством народа отправился в костел св. Станислава, где сам принимал участие в пении Те Deum laudamus.

Затем, со 2-го июля поляки и литвины заседали на сейме вместе как в сенаторской, так и в посольской палате. Предметами совещаний служили разные не вполне решенные дотоле пункты, относящиеся к унии, каковы: о защите государства, о монете, об Инфлянтах, о месте общего сейма, о местах, которые должны занимать в сенате литовские вельможи, духовные и светские, об избрании короля и пр. Монета для Полыни и Литвы принята общая, т.е. одинаковая по весу, ценности и надписи. Местом для будущих сеймов назначена Варшава. Инфлянты утверждены в общем владении, а присягу их представители должны принести польскому королю. Места литвинов и в сенате, и в посольской избе распределены между польскими сановниками и послами, впрочем не без некоторых споров и неудовольствий. Но самые горячие прения возбудили и самую большую часть времени поглотили вопросы, относящиеся к обороне соединенного государства. Все эти вопросы впрочем скоро свелись к одному: к проекту хранения и расходования четвертой части доходов из королевских имений, ибо посольская изба отвергала всякие другие налоги и сборы на содержание войска, выражая решительное нежелание жертвовать на эту статью что-либо из собственного имущества. Большинство сенаторов отказывалось обсуждать посольский проект, предоставляя подскарбию заведование этим делом по-прежнему. Но в сенатском заседании 6 июля король, из угождения шляхте, пристал к меньшинству. Тогда сендомирский воевода потребовал счета голосам; на это возразил архиепископ-примас. Между ними возникла перебранка.

- Господин воевода! - сказал король. - И до тебя на этих креслах сидело немало таких, которые покушались оседлать меня, но тщетно. И ты не покушайся на то же.

Воевода. "Все это мне достается за сего ксендза; но я тебе, ксендз, за это отплачу".

Архиепископ. "Ты мне угрожаешь?"

Воевода. "Да, угрожаю".

Архиепископ. "Милостивый король, заявляю вашему величеству, что господин воевода мне угрожает. Я не боюсь его, но прошу ваше величество и вас, гг. сенаторы, помнить, что он мне угрожает".

Зборовский с гневом вышел из сената; за ним последовало несколько других сенаторов. Несмотря на то, проект хранения и расходования четвертой части поступил на обсуждение. Но возникшие отсюда прения и притязания, заявленные посольской избой, послужили для короля источником великих огорчений, как бы в награду за его излишнюю угодливость шляхте. Между прочим послы напали на установление должностей особых королевских подскарбиев в Мазовии и Пруссии и требовали их уничтожения. Требовали также, чтобы вся четвертая часть королевских столовых доходов подвергалась более строгому взиманию в пользу Речи Посполитой, т.е. чтобы она сполна и действительно поступала в государственную казну со всех таковых имений, в чьем бы временном владении или в закладе они ни находились (в королевстве, но не в Литве). Король выразил свое неудовольствие по поводу сих требований. Говорил, что его добровольный дар (четвертую часть) ему уже вменили в обязательство и отнимают у него законное его достояние. А в конце концов уверял, что он ни в чем не может отказать представителям народа. Указав на свое горло, король в заседании 8 июля со слезами сказал: "Если бы вы просили у меня и это горло, то я готов отдать его вам". Послы изъявляли королю благодарность за его благодеяния Речи Посполитой, в особенности за унию, однако упорно настаивали не только вообще на отдаче четвертой части, но и на полной уплате ее за прежние годы. Грозили не обсуждать никаких дел, пока их требование не будет удовлетворено. Король наконец на все соглашался, но просил подождать уплаты, ибо теперь был не в состоянии уплатить. Послы изъявили согласие, но просили обеспечения. Сенаторы пробовали возражать, что неприлично требовать обеспечения от своего государя. Король предложил дать обеспечение четвертой части в остальных трех частях своих доходов. Под конец сейма польские послы стали было требовать, чтобы налог с королевских имений на войско был распространен и на Литву. Но литовские послы возразили, что у них на военные расходы с каждого двора платится серебщизна, которой нет в Польше. Рядом с этим вопросом обсуждались и другие, возбуждавшие тоже немало споров и неудовольствий. Так послы Русского воеводства тщетно домогались, чтобы уничтожена была пошлина, обременявшая галицкие соляные копи.

Многие еще дела оставались нерешенными; а меж тем все громче и громче раздавались жалобы послов на продолжительность сеймов сессии и их крайнее утомление; все настойчивее обращались они к королю с просьбой отложить остальные дела до следующего сейма. Наконец, король и сенаторы вняли этим просьбам. 11 августа назначено было прощание послов с королем. Но едва маршал посольский, Чарнковский, заболевший лихорадкой, начал говорить прощальную речь, как ему сделалось дурно, и его вывели. Послы обратились к известному между ними оратору, перемышльскому судье Валентину Ореховскому, и усердно просили его сказать прощальное слово, чтобы не откладывать заключение сейма до следующего дня. Но Ореховский отказался говорить без приготовления. Пришлось вновь собраться на следующий день, 12 августа, в пятницу. Успевший оправиться, Чарнковский сказал пространную речь, длившуюся около двух часов. Содержание ее, главным образом, заключалось в похвалах и благодарности королю за то, что он со славою окончил столь важное дело, т.е. унию, которое не удалось окончить его предкам. Далее он убеждал короля сохранить в целости два соединенные государства и дать энергический отпор как Московскому князю, так и другим неприятелям. В заключение призывал Божие благословение на короля и просил Бога надолго сохранить его в добром здоровье. Король отвечал в том же тоне; просил в будущем озаботиться хорошим избранием государя, так как он сам не оставляет после себя мужского потомства. Между прочим высказал огорчение, что в его правление появилось много разных вер, и свое намерение восстановить единство веры, впрочем, не насилием, а "при помощи всемогущего Бога". В заключение просил сенаторов и рыцарство не сетовать на него за то, что он не будет платить четвертой части со старых сумм, какие ему следуют с имений в Мазовии, королевстве и Литовском княжестве, так как сейм со своей стороны не постановил никакого обеспечения для его семейства (собственно для сестер). По окончании речи послы подходили к королю и целовали его руку.


Так окончатся знаменитый Люблинский сейм, длившийся целые девять месяцев и довершивший дело польско-литовско-русской унии, дело, начатое еще в конце XIV века. Оно так долго и так постепенно направлялось в одну сторону, что его окончательный исход почти не мог подлежать какому-либо сомнению. Главным деятелем этой унии явилась конечно окатоличенная и ополяченная династия, которая кроме довольно сильной, почти абсолютной, власти в великом княжестве Литовском имела в своих руках еще могущественное средство в виде многочисленных должностей и земельных имуществ, раздававшихся шляхте во временное пользование. Далее, успеху унии немало содействовали некоторая рознь между аристократией литовско-протестантской и русско-православной, а также стремление литовско-русской мелкой шляхты к приобретению тех же прав и вольностей, которыми пользовалась шляхта польская. Московское самодержавие, представлявшееся в то время в виде тирании Ивана Грозного, понятно, отталкивало литовско-русское дворянство от сближения с Восточной Русью и побуждало его еще теснее сплотиться с Польшей. При упадке католичества в самой Польше, вследствие распространившегося протестантизма, православная аристократия конечно не предвидела тогда большой опасности для своей церкви от слияния югозападных русских областей с Польшей, и потому с этой стороны мы находим только слабо выраженные заявления. Сия аристократия как бы страдала какой-то слепотою и не понимала, что значит непосредственное слияние русских областей с Полыней и как жаждали поляки, чтобы им широко растворены были двери для захвата и колонизации благодатных земель Волыни, Подолии, Киевщины.

Но в то время, когда поляки, присоединяя к себе обширные области Югозападной России, возвышались на сравнительно высокую степень политического могущества, они обнаружили большую близорукость и недостаток государственного инстинкта по отношению к северным и западным своим соседям, т.е. к немцам. На том же Люблинском сейме преемником прусского герцога, находившегося в ленной зависимости от Полыни, король утвердил бранденбургского курфирста Альбрехта Фридриха. Хотя последний в качестве прусского герцога и принес ленную присягу польскому королю в Люблине 19 июля, но хорошим государственным людям нетрудно было бы предвидеть, к чему поведет это соединение в руках одного дома двух немецких владений, разделенных между собой польско-прусской провинцией. Некоторые польские послы по этому поводу (в заседании 6 июля) заводили было речь о том: будет ли полезен Речи Посполитой такой шаг и не выйдет ли отсюда какого ущерба для нее? Но подобные голоса не возбудили никакого серьезного внимания.

В историческом развитии самого польского сеймования этот Люблинский сейм также имел важное значение. На нем в последний раз встречаются остатки городского представительства, именно два посла от Кракова; а с этого времени сеймы имеют исключительно шляхетский характер. Далее, выступает окончательное распадение сейма на две палаты, сенаторскую и посольскую. Первая состоит из епископов, воевод, маршалов, канцлеров, подскарбиев, из старших и младших кастелянов. Но младшие кастеляны в это время еще занимают не вполне определенное положение; мы встречаем их то в сенате, то в посольской избе. Сенаторские совещания были закрытыми, т.е. сторонние свидетели не допускались; а посольские, наоборот, были публичны. Для важных вопросов обе палаты соединялись в общее заседание. При подаче мнений еще не видим счета голосов, а просто, если меньшинство казалось незначительным, то на него не обращали внимания; если же оно было значительно, то обе стороны представляли свои мнения на решение короля, который не всегда держится большинства. Хотя сенат еще старается сохранить свой старый авторитет и присваивает себе почин во всяком деле, однако посольская изба или шляхетская демократия выступает на этом сейме уже с явными притязаниями на преобладающее значение в государстве*.

______________________

* Дневник Люблинского сейма 1569 года. Спб. 1869. Польский текст с русским переводом профес. М.О. Кояловича. Это издание сделано Археографической Комиссией по рукописи, принадлежащей Императорской Публичной Библиотеке. Еще прежде того был издан Дневник Люблинского сейма в другой редакции, по рукописи, принадлежавшей графу Дзялынскому: Zrzodlopisma do dziejow unii Kor. Polskiej i W. X. Litewskiego. Czesc III. Diariusz Lubelskiego sejmu unii. Rok. 1569. Drukiem oglosil A. T. Hr. z Koscielca wojewodzic Dzialynski. W Poznaniu. 1856. В помянутом издании Археографической Комиссии приведены варианты и пополнения из издания Дзялынского отчасти внизу страниц, отчасти в "Приложениях". Кроме того см. Письмо Романа Сангушковича к королю с извинением, что не приехал (вовремя) на сейм. Акты Южной и Западной России. T. I. № 152. Ярошевича Obraz Litwy. T II. стр. 56 и прим. 41. (различные просьбы королю шляхты Кобринской, Мстибовской и некотор. др. и ответы короля от 20 февраля 1569 г.). "Документы, объясн. Историю Зап. Рус. края". Volumina legum. T. II. Тут к Люблинскому сейму относятся акты: "о "возвращении" короне Подлясья, Волыни и Киева, об унии с Литвой, сеймовые конституции, поборовый универсал, инкорпорация герцогства Курляндского и Семигальского.

Весьма любопытными документами являются несколько писем из Люблина от литовского подскарбия Николая Нарушевича и жмудского старосты Яна Ходкевича к виленскому воеводе Николаю Радивилу, уехавшему из Люблина вместе с другими литовскими сенаторами и еще не вернувшемуся. См. Археограф. Сборник, издав, при Вилен. Учеб, округе. T. VII. под редакцией гг. Гильдебранта и Миротворцева. №№ 19-28 от 26 апреля-15 октября 1569 г. Тут описываются печаль и уныние литовских магнатов в виду отобрания Волыни, Подляхии и Киевщины от В. княжества Литовского. Между прочим дядя Ходкевича, старик Ероним Ходкевич, Трокский каштелян, умер во время Люблинского сейма, удрученный общим горем (см. № 25). Тут же (№ 28) в письме от 15 октября 1569 года к Николаю Радивилу Ян Ходкевич оправдывается в возведенном на него извете, будто он находится в тайных сношениях с поляками и с Москвой. Относительно последней любопытно сопоставить его собственное обвинение на Люблинском сейме против Глебовича в изменническом служении Московскому царю. Ibid. под № 17 и 18 находим любопытные письма к литовскому великому гетману Николаю Радивилу от того же жмуд. старосты Яна Ходкевича, 10 марта 1565 года, а также литов, подскарбия Николая Нарушевича, 24 августа 1565. Тут мрачными красками изображаются дурное поведение и отсутствие дисциплины в польском войске во время войны с Иваном Грозным, пренебрежение Сигизмунда II военным делом и вообще плохое состояние государственных дел Польши и Литвы в последнюю эпоху сего царствования.

______________________

Сигизмунд-Август как бы все свои способности и весь остаток воли истощил на дело унии. После Люблинского сейма он прожил еще около трех лет, тратя на чувственные забавы последние физические силы. Подагра и спинная сухотка окончательно привязали его к мягкому креслу. Тяготясь строгими советами медиков, он искал спасения у шарлатанов и знахарей, средства которых, конечно, приносили ему один вред. Меж тем, окружавшие короля недостойные любимцы и фаворитки пользовались его слабостью, обирали его и торговали его милостями. Наибольшею силой при дворе в это время пользовались два брата Мнишки Юрий и Николай, дворяне королевские, некая Варвара Гижанка, дочь одного варшавского райцы (ратмана) и некий жид Едидзи. Король скончался в любимом своем местечке Кныши (недалеко от Белостока), 7 июля 1572 г., 52 лет от роду.

С Сигизмундом-Августом угасла династия Ягеллонов, которой, сравнительно небольшая, Польская народность обязана своим возвышением и небывалым внешним блеском, распространив свое государственное здание на всю Западную Русь. Но та же самая династия, наградив Речь Посполитую временным внешним блеском, оставила после себя глубокие, смертельные язвы в организме соединенного государства, в виде расшатанной королевской власти, избалованного шляхетства, борьбы разных исповеданий и прочно внедрившегося Еврейского элемента.

V. ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ ИВАНА IV

Елена правительница. - Судьба удельных князей Юрия Дмитровского и Андрея Старинного. - Московские перебежчики и новая война с Литвой. - Дела крымские и казанские. - Постройки и новая монета. - Внезапная кончина Елены. - Боярщина. - Василий Шуйский и угнетение народа. Мягкое управление Ивана Бельского. - Неудачное нашествие Саип Гирея. - Новое господство Шуйских. - Воспитание и характер Ивана IV. - Первые вспышки его самовластия. - Венчание на царство и брак с Анастасией Романовой. - Великие московские пожары и народный мятеж. - Священник Сильвестр. - Блестящее время царствования Ивана Васильевича. - Первый земский собор. - Алексей Адашев. - Исправление Судебника. - Митрополит Макарий и Стоглав

По смерти Василия III столица и области Московского государства беспрекословно присягнули на верность его трехлетнему сыну и преемнику Ивану. Но недаром Василий перед кончиной своей так беспокоился за судьбу своего семейства и за правильное течение государственных дел. Хотя во главе управления он и поставил свою молодую супругу Елену, приказав докладывать ей дела, однако главное правительственное значение естественно переходило теперь в руки высшего государственного учреждения или совета, именуемого Боярской думой. Эта дума, кроме двух братьев Василия и дяди Елены, князя Михаила Глинского, заключала в себе представителей знатнейших боярских родов, каковы: Шуйские, Оболенские, Бельские, Одоевские, Захарьины, Морозовы и некоторые другие. Между наиболее энергичными и честолюбивыми из этих представителей неизбежно должны были возникнуть соперничество и борьба за главные роли; к чему открывалось теперь удобное и широкое поле. Но прежде нежели ото взаимное соперничество бояр успело резко обнаружиться, один за другим устранены были с дороги старшие родственники ребенка Ивана IV.

Едва прошла неделя после похорон Василия III, как его брата Юрия, удельного князя Дмитровского, еще проживавшего в Москве, схватили по доносу о какой-то крамоле и заключили в ту самую палату, где прежде сидел внук Ивана III, а его племянник Дмитрий. Обвинение состояло в том, что он будто бы стал подговаривать некоторых московских бояр перейти к нему на службу и вообще питал какие-то замыслы, думая воспользоваться малолетством Ивана Васильевича. Обвинения эти не представляют ничего невероятного; но они остались недоказанными. Юрий Иванович умер в заключении, как говорят, голодной смертью. За ним пришла очередь Михаила Глинского. По своему близкому родству с Еленой и по своей государственной опытности, он надеялся быть главным ее советником и руководителем; но место самого приближенного к ней человека занял молодой боярин князь Иван Овчина-Телепнев-Оболенский, вероятно сблизившийся с ней при помощи своей сестры Аграфены Челядниной, мамки Ивана IV. Естественно между Глинским и Оболенским возникла вражда. Глинский не скрывал своего негодования на поведение племянницы, и Елена пожертвовала дядей для своего любимца. В августе того же 1534 года Михаил Глинский был посажен в тюрьму, где вскоре умер подобно Юрию. За Глинским наступила очередь младшего дяди государева, т.е. Андрея Ивановича Старицкого; но с ним справились не так легко, и дело едва не дошло до междоусобной войны.

Князь Андрей вначале спокойно жил в Москве; когда же исполнились сорочины по кончине Василия, он собрался ехать в свой удел; причем просил Елену о прибавке ему городов. На сию просьбу отказали; но по обычаю на память о покойном прислали ему шубы, кубки и коней с дорогими седлами. Андрей остался недоволен. Этим неудовольствием воспользовались злые люди; одни начали смущать Андрея тем, что ему готовится участь брата Юрия, а другие доносили Елене, что Андрей дурно о ней говорит. Между правительницей и ее деверем начались взаимные пересылки и объяснения. Андрей приехал в Москву, примирился с Еленой, но отказался назвать людей, которые его ссорили; при сем он дал на себя клятвенную запись, в которой обязывался не принимать на свою службу бояр, дьяков и детей боярских, и вообще никого, кто отъедет от великого князя. Однако примирение было непрочно. Андрей продолжал сердиться за то, что ему не прибавили городов, и когда в 1537 году Елена стала звать его в Москву на совещание о казанских делах, он не поехал под предлогом болезни. В Старицу послали доктора Феофила, и последний не нашел у князя никакой серьезной болезни, хотя тот лежал в постели. Стали его звать в Москву именем великого князя в другой и в третий раз. Андрей прислал грамоту; в ней он называл себя холопом великого князя, описывал свою скорбь, потому что не верят его болезни, но между прочим выражался так: "а прежде сего, государь, того не бывало, чтобы нас к вам, государям, на носилках волочили". В Москву донесли из Старицы, что князь Андрей собирается бежать. Тогда Елена отправила нескольких духовных особ, чтобы уговаривать его; причем митрополит Даниил уполномочивал этих послов отлучить Андрея от церкви, если он окажет неповиновение. В то же время был выставлен сильный военный отряд, чтобы загородить ему дорогу в Литву. Посольство уже не застало Андрея в Старице; ибо извещенный о посылке войска, он тотчас с женой и маленьким сыном выступил в поход, окруженный многочисленной дружиной. Он двинулся к Новгороду Великому, и стал рассылать грамоты новгородским помещикам и детям боярским, призывая их к себе и говоря: "великий князь мал, а государство держат бояре, и вам у кого служить, а я вас рад жаловать". Действительно многие помещики из погостов приехали к Андрею. Таким образом дело получало весьма опасный характер, и Московское правительство спешило принять энергические меры. В Новгороде архиепископ Макарий с духовенством начал совершать молебны об избавлении от междоусобной брани; а московские наместники и дьяки спешили укрепить Торговую сторону, стены которой обгорели во время большого пожара; собрали все население и в пять дней успели вывести новую стену, вышиной в рост человека. Навстречу Андрею вышел из Новгорода отряд с воеводой Бутурлиным; с другой стороны подошел московский отряд под начальством любимца Елены Телепнева-Оболенского. В Тухолской волости, верст за 50 не доезжая до Новгорода, Андрей встретился с московскими войсками. Обе стороны уже выстроились к бою; однако Андрей не решился начать битву и согласился вступить в переговоры с князем Оболенским. Последний дал клятву, что если Андрей положит оружие и поедет с повинной в Москву, то останется цел и невредим. Андрей поверил, но едва он прибыл в столицу, как его схватили и заключили в оковы; а Оболенскому притворно была объявлена опала за самовольно данное обещание. Многих бояр Андреевых и детей боярских подвергли пыткам и торговой казни (т.е. сечению кнутом на торгу); после чего они также заключены в оковы; новгородских детей боярских, приставших к Андрею, числом 30 человек, сначала били кнутом, а потом повесили по всей новгородской дороге в известном расстоянии друг от друга. Андрей, спустя несколько месяцев, подобно Юрию, умер в заключении насильственной смертью. Так сурово расправилось Московское правительство с последней попыткой удельного князя возобновить старые междоусобия. Вместе с этой попыткой совсем прекратились и старые удельные отношения. Московское единодержавие после того уже не подвергалось подобным тревогам*.

______________________

* Летописи Новгородские, Псковские, Софийская, Воскресенская, Никоновская VII. Львовская IV. Царственная книга. Отрывок Рус. летописи (в П. С. Р. Л. т. VI). О деле Андрея Старицкого, кроме того, см. Акты историч. I. № 139 и Собр. Г. Г. Д. II. №№ 30, 31 и 32. По поводу заключения Михаила Глинского, в некоторых летописях (напр. Никонов.) высказывается нелепое обвинение, будто он отравил Василия III. О близких отношениях Овчины Оболенского к Елене, в которых укорял ее Глинский, говорит Герберштейн. (По изданию Старчев. стр. 73).

______________________

Отголосок старых удельно-княжеских и боярских притязаний представляет также бегство в Литву двух знатных вельмож, князя Семена Бельского и окольничего Ивана Ляцкого, в августе 1534 года. Последний принадлежал к потомкам Андрея Кобылы (от которого пошли и Романовы); а Семен Бельский был сыном того Федора Бельского, который был внуком Владимира Ольгердовича Киевского и, как мы видели, при Казимире IV бежал в Москву к Ивану III, покинув свою новобрачную супругу. Так как ее удержали в Литве, то Федор Бельский потом женился на рязанской княжне, родной племяннице Ивана III. Три его сына, Иван, Семен и Дмитрий, занимали высшие ступени в московской боярской аристократии. Но один из них, именно Семен, не довольствовался тем, а возымел притязания не только на отцовский Бельский удел, но и на Рязань, как на свое наследственное княжение, за прекращением мужской линии. (По-видимому, около того времени умер в Литве бежавший туда последний князь Рязанский). Он надеялся достигнуть своей цели с помощью польско-литовского короля Сигизмунда I: так как в это самое время король, по истечении перемирия, возобновил военные действия против Москвы. В Литве рассчитывали на малолетство Ивана IV, т.е. на беспорядки или смуты, имеющие произойти от женского правления и боярских партий, и надеялись воротить Смоленскую область; для чего король заключил союз против Москвы с крымским ханом Саип-Гиреем. Семен Бельский и Иван Ляцкий были в числе московских воевод, высланных для обороны западных и южных пределов, и стояли в Серпухове; но отсюда с несколькими детьми боярскими перебежали в Литву. Эта измена произвела в Москве большую тревогу, судя по дошедшим до нас донесениям некоторых пограничных литовских воевод королю Сигизмунду. Вот что узнали они от своих лазутчиков и от разных московских перебежчиков. Боярская дума велела схватить и посадить в заключение Семенова брата Ивана Бельского (стоявшего с войском в Коломне против татар), князя Ивана Воротынского с сыном и князя Богдана Трубецкого, потому что был слух, что они также хотят отъехать в Литву; по любопытно, что третьего брата, Димитрия Бельского, не тронули, а только отдали его на поруки, отобрали у него коней и переписали имение; также отдали на поруки Михаила Юрьевича Захарьина и дьяка Меньшого Путятина. (В это самое время был заключен Михаил Глинский). Перебежчики прибавляли, будто между московскими большими боярами идут сильные несогласия и они между собой на ножах, и что если король щедро пожалует Семена Бельского и Ляцкого, то, услыхав о том, будто бы многие князья и дети боярские также отьедут в Литву. Особенно Московское правительство тревожилось за Новгород и Псков, еще не успевших примириться с потерей своей самобытности, и действительно, по тем же донесениям, в Пскове происходило какое-то движение; пользуясь удалением большей части детей боярских для защиты границ, черные люди Псковичи стали часто сходиться на вече и о чем-то рассуждать, хотя наместники и дьяки запрещали им эти сходки. Не вполне полагаясь на верность самих наместников и дьяков, правительство велело вновь привести их к присяге вместе с детьми боярскими. Новгородскими наместниками тогда были князь Борис Горбатый и Михаил Семенович Воронцов, а псковскими князь Михаил Кубенский и Дмитрии Семенович Воронцов (брат Михаила Семеновича). Тогда же, по распоряжению из Москвы и по благославению владыки Макария, наскоро выстроена была стена вокруг Софийской стороны трудами всего городского населения, не исключая и духовного чина (на что с неудовольствием указывает новгородский летописец, говоря, что прежде городские стены ставили всею новгородской волостью).

Сигизмунд щедро наградил Бельского и Ляцкого волостями; однако расчет его на московские беспорядки и несогласия не оправдался: правительница и боярская дума обнаружили энергию и распорядительность в борьбе с внешними врагами. Во главе думы тогда стояли князь Василий Шуйский, Михаил Тучков, Михаил Юрьевич Захарьин, Иван Шигона Поджогин.

Сначала литовские войска имели успех. Гетман Юрий Радивил, соединясь с Крымскими татарами, летом 1534 года опустошил Северскую украйну, нигде не встретив сопротивления в открытом поле; а потом он отрядил туда же воеводу киевского Андрея Немирова; но последний был отбит от Стародуба и Чернигова. В то же время князь Вишневецкий неудачно приступал к Смоленску. Главная московская рать оберегала тогда южные пределы государства, так как опасались вторжения татар. Только глубокой осенью часть ее двинулась в Литву; причем в свою очередь не встретила неприятеля в открытом поле и беспрепятственно опустошила страну; а передовой полк под начальством князя Ивана Овчины-Телепнева-Оболенского верст за 40 доходил до самой Вильны. По известиям польским, Русские на этом походе совершали большие жестокости, без пощады жгли, убивали, пленили; а многих детей и женщин сажали на кол. Повидимому обе стороны отличались варварским способом ведения войны. Но есть известия, что относительно православного населения литовских областей русское войско поступало мягче, отпускало многих пленников на свободу, а храмы Божии воеводы приказывали не трогать и ничего из них не брать. В 1535 году литовское войско снова вторглось в Северскую украйну, взяло Гомель и осадило Стародуб. Князь Федор Телепнев-Оболенский (брат Ивана) мужественно оборонял этот город, снабженный пушками и пищалями. Но неприятели, защищаясь турами, близко подошли к стенам и успели тайно сделать подкоп. Московские воеводы еще мало были знакомы с такими осадными работами и потому не сумели их предупредить; когда подкон взорвал часть стены и произвел пожар, город был взят; жители большей частью избиты, воевода попал в плен. Но тем и ограничились успехи Литвы. Когда неприятели ушли, москвитяне возобновили Стародуб. Кроме того, они успели во время этой войны построить на литовских границах новые крепости Себеж, Велиж и Заволочье. Литовцы, пытавшиеся взять Себеж, потерпели под ним поражение. Видя, что разорительная война только затягивается и никакой смуты в Москве не произошло, Сигизмунд желал уже прекратить борьбу. Переговоры завязались сначала издалека: между гетманом Радивилом и князем Иваном Телепиевым-Оболенским при посредстве брата последнего Федора, находившегося в литовском плену. Долго обе стороны спорили о том, где должны идти главные переговоры: в Москве или в Литве, или на границе. Московская дума твердо стояла за честь своего государя, хотя и малолетнего, и настояла на том, чтобы великое литовское посольство прибыло в Москву; для чего ему по обычаю отправлена была из Москвы опасная грамота. Зимой 1537 года приехал полоцкий воевода Глебович с товарищами. Переговоры о вечном мире по обыкновению начались с условий невозможных: Литва потребовала уступки Новгорода и Пскова; потом предлагала заключить мир на основании границ, которые были при Казимире IV и Василии Темпом; потом просила только уступки Смоленска или другого равного ему города. Но бояре не дали никаких уступок. Наконец после многих споров согласились заключить не мир, а только пятилетнее перимирие, считая от Благовещеньева дня 1537 года: обе стороны остались при том, чем владели.

Это перемирие развязывало Москве руки по отношению к другим ее врагам: Крыму и Казани.

Во время войны Сигизмунда с Москвой хотя крымский хан Саип-Гирей и был его союзником, но в самом начале этой войны против Саипа восстал его племянник Ислам-Гирей, и Орда разделилась между ними. Московское правительство думало воспользоваться этим разделением; оно вступило в сношения с Исламом, посылало ему поминки и старалось вооружить его против Литвы; в то же время оно не прерывало вполне сношений и с Саип-Гиреем. Меж тем московский беглец князь Семен Бельский, обманутый в своих надеждах на короля, отпросился у него под предлогом благочестивого путешествия в Иерусалим. Вместо того он отправился в Константинополь, и начал подговаривать султана Солимана к войне с Москвой, думая с помощью турок и татар осуществить свои планы относительно Рязанского и Бельского уделов. Султан по-видимому согласился помогать ему, и вместе с ним послал в этом смысле приказы хану крымскому и паше кафинскому. Но в это время уже прекратилась война Москвы с Литвой. Ислам-Гирей известил Москву о происках Бельского. Московское правительство стало уговаривать Ислама, чтобы тот схватил и выдал ему Бельского, обещая за то большие поминки. Ислам обещал; но сам он вскоре был убит одним из ногайских князей. Тогда Саип-Гирей снова соединил Орду под своей властью. Он немедля потребовал от Москвы больших поминков, грозя в противном случае прийти с войском, и уже не "голою ратью", как его старший брат Магмет-Гирей, а с пушечным нарядом и с конницей турецкого султана. Он требовал также, чтобы Москва оставила в покое его племянника Сафа-Гирея Казанского.

Мы видели, что Василий III посадил в Казани касимовского царевича Еналея как своего подручника. Но после Василия, во время войны с Литвой, в Казани снова взяла верх партия крымская; Еналей пал жертвой заговора, и казанцы опять призвали к себе Сафа-Гирея. Однако и московская партия не хотела уступить; некоторые казанские князья и мурзы известили Московское правительство, что, если оно пришлет старшего Еналеева брата Ших-Алея, то они помогут ему снова сесть в Казани. Елена Васильевна, посоветовавшись с боярами, призвала Ших-Алея из его белозерского заключения в Москву, и оказала торжественный прием ему и его жене Фатиме; причем угощала их царским обедом и щедро наделила подарками. Но в то время война с Литвой еще продолжалась, и наши действия против казанцев не были удачны. Сафа-Гирей несколько раз вторгался и опустошал наши области Поволжские и Поокские. Когда же война с Литвой прекратилась, в Крыму вслед за тем было восстановлено единодержавие Саип-Гирея, который грозил вторжением, если московское войско пойдет на Казань. Это обстоятельство на время приостановило московские предприятия в ту сторону.

В связи с литовской войной и опасностями от татарских вторжений, в управление Елены совершены постройки нескольких новых городов или крепостей (Заволочье, Себеж, Буйгород, Балахна, Мокшан) и обновление старых (Владимир, Новгород Великий, Устюг, Вологда, Пронск). Наиболее же замечательное построение того времени представляет московский Китай-город. Уже Василий Иванович задумал усилить укрепления столицы и поставить другую крепость рядом с Кремлем, в том же пространстве между Москвой-рекой и ее притоком Неглинной. Елена и бояре поспешили выполнить его намерение в виду грозившей тогда Литовской войны, и летом 1534 года приступлено было к работам. Сначала вырыли глубокий ров от Неглинной к Москве-реке через Троицкую площадь, где происходили судные поединки, и так наз. Васильевский луг; чем отделили от Большого посада часть его, примыкавшую к Кремлю и заключавшую в себе по преимуществу торговые места. Потом вдоль этого рва в следующем 1535 году, при торжественном освящении митрополитом Даниилом, заложена каменная стена с башнями и воротами (Сретенская, Ильинская, Варварская и Козмодемьянская). Потом выведены две боковые стены, примкнувшие к Кремлю. Строителем был один из иноземных (итальянских) архитекторов, Петр Малый Фрязии. Издержки на это сооружение разложены были на бояр, духовенство и торговых люден. Пространство, заключенное между новыми стенами, получило название Китай-города. Другим замечательным правительственным актом этого времени является улучшение монеты. Доселе из гривны серебра обыкновенно выделывали 250 денег по новогородскому счету или 260 по московскому, т.е. около двух рублей с половиною. Но страсть к легкой наживе произвела большую порчу монеты; многие начали разрезывать настоящие деньги пополам и подмешивать олово; так что в одну гривну вмещали до 500 денег или до пяти рублей. Следствием чего конечно были затруднения в торговле, крики и ссоры при расплате. Уже Василий III начал строго преследовать порчу монеты; при нем и после него хватали многих поддельщиков из москвичей, смолян, вологжан, костромичей, ярославцев и др., и казнили их в Москве; лили им в рог расплавленное олово, отрубали руки и т.п. Но так как зло продолжалось, то в 1535 году Елена запретила обращение порченой монеты, велела ее отбирать и чеканить новую серебряную, так чтобы из гривны выходило 300 денег новогородских или три рубля. При сем введена небольшая перемена в изображении: на монете попрежнему оттискивался великий князь на коне, но только вместо меча теперь у него в руке было копье; отчего новые деньги потом стали называться "копейками".

Елена, по всем признакам, обнаружила немало твердости и самостоятельности в делах правительственных. Она также показывала себя приверженною к православной церкви, и подобно Василию III часто ездила с маленькими сыновьями на богомолье к Троице-Сергию и в другие обители. Но очевидно ей все-таки не удалось приобрести народное расположение; а знатные бояре стали питать против нее скрытое неудовольствие. Главной причиной тому была конечно зависть к молодому Телепневу-Оболенскому, который слишком неосторожно пользовался слабостью к себе правительницы и хотел играть первую роль в государстве. Следствием возникшей отсюда вражды является преждевременная кончина Елены. Находясь еще в цветущих летах и пользуясь здоровьем, она вдруг и неожиданно скончалась, в апреле 1538 года. Такая внезапная кончина естественно объяснялась ничем иным как отравлением*.

______________________

* Названные выше летописные своды. О войне с Литвой см. еще хроники Стрыйковского и Бельского. Акты Запад. России. II. №№ 175. (Обширный статейный список польско-литовских сношений с Москвой в 1534 - 1538 гг.), 177-189. О сношениях Москвы с Крымск. Ордой и Ногайскими князьями см. грамоты, напечатанные в Истории Российской Щербатова. T. V. Часть 1. Приложения. О тех же сношениях грамоты в Сборн. Истор. Об. Т. 41. Об отравлении Елены говорит тот же Герберштейн (veneno sublatam). Строитель стен Китай-города, архитектор Петр Фрязин приехал из Рима в Москву при Василии III; здесь принял православие, женился и получил поместья. После кончины Елены он в 1539 году был послан укреплять новый город Себеж, откуда отправлен в Псков; по дороге бежал в Ливонию. Здесь на допросе у Дерптского епископа он свое бегство оправдывал тем, что от бояр "великое насилие, а управы в земле никому нет, а промеж бояр великая рознь, в земле в Русской великая мятежь и безгосударство". Любопытный отрывок из Розыскного дела о его побеге см. в Акт. Истор. 1. № 140.

______________________

Началась девятилетняя боярщина, ознаменованная ожесточенной борьбой за власть, всякого рода своеволием и грабительствами.

Во главе боярской думы стояла тогда фамилия Шуйских, именно старший из них, князь Василий Васильевич, тот самый, который отличился энергией и жестокостью в деле смоленских изменников. Устранив Елену, Шуйский конечно не пощадил и ее любимца. Еще не прошла неделя после ее смерти, как князь Иван Овчина-Телепнев-Оболенский был схвачен вместе с сестрой своей Агриппиной Челядниной, мамкой великого князя. Оболенского уморили в темнице голодом, а его сестру сослали в Каргополь и постригли в монахини. Чтобы породниться с юным государем, Василий Шуйский женился на его двоюродной сестре Анастасии. (Она была дочь сестры Василия III Евдокии Ивановны и крещеного казанского царевича Петра Ибрагимовича). Боярская дума освободила заключенных при Елене князей Ивана Бельского и Андрея Шуйского. Но тотчас обнаружилось взаимное соперничество этих двух знатнейших фамилий, т.е. Шуйских и Бельских. Каждая из них имела многочисленных родственников, приятелей и клиентов, которых конечно старалась возвысить чинами бояр и окольничих и обогатить разными пожалованиями. Шуйские оказались сильнее и взяли верх, так что Иван Федорович Бельский вскоре был снова заключен; пострадали и его сторонники. В числе последних находились сам митрополит Даниил и Федор Мишурин, один из любимых дьяков Василия III. Этого Мишурина Шуйские схватили на своем дворе и отдали для казни детям боярским, которые раздели его донага и отрубили ему голову на плахе перед тюрьмой, без государева приказа. В это время сам Василий Шуйский внезапно умирает; его значение в боярской думе переходит к его брату Ивану. Первым действием сего последнего было свержение митрополита Даниила; с него взяли грамоту, по которой он будто бы сам отрекся от архиерейства, а потом сослали его в тот же Иосифов Волоколамский монастырь, откуда он был призван на митрополию. На его место возвели Иоасафа Скрипицына, игумена Троицкого (в феврале 1539 года). Иван Шуйский очевидно уступал своему брату в уме и энергии; он отличался более грубостью, высокомерием и корыстолюбием. Иван IV впоследствии вспоминал, как Бельский расхищал царскую казну под предлогом уплаты жалования детям боярским, а на самом деле присвоивал ее себе; причем из царского золота и серебра приказывал ковать себе кубки и сосуды, подписывая на них имена своих родителей, как будто они достались ему в наследство. "А всем людям ведомо - прибавляет Иван IV, - при матери нашей у Ивана Шуйского шуба была мухояр зелен на куницах, да и те ветхи, и коли бы то их была старина, и чем было сосуды ковати, ино лучше бы шуба переменити". Вспоминая о высокомерии и грубости того же Шуйского, царь говорит, что когда он в детстве играл с своим младшим братом Юрием, то князь Иван Шуйский тут же "сидит на лавке, локтем опершися о постелю нашего отца, ногу наложив". Многочисленные клевреты Шуйских конечно спешили захватить доходные места наместников и судей в областях, где безнаказанно угнетали народ всякими поборами и торговали правосудием. Так во Пскове свирепствовали наместники князь Андрей Шуйский и князь Василий Репнин-Оболенский. Псковский летописец говорит, что они были свирепы, как львы, а люди их, как звери дикие; от их поклепов добрые люди разбегались по иным городам, и честные игумены из монастырей бежали в Новгород, и не только сами псковичи уходили от лихих наместников, но пригорожане не смели ездить во Псков. "А князь Андрей Михайлович Шуйский был злодей: дела его были злы на пригородах и волостях; (возбуждая) истцов на старые тяжбы, он выправлял с ответчиков с кого сто рублей, с кого более; мастеровые люди во Пскове все делали для него даром, а большие люди несли к нему дары". Хищения и насилия внутренние сопровождались и внешними бедствиями: южные и восточные пределы наши безнаказанно опустошались Крымскими и Казанскими татарами; Шуйские не умели дать им отпор.

Митрополит Иоасаф, хотя и возведенный Шуйским, однако скоро от них отшатнулся, и склонился на сторону их соперников Бельских. В следующем 1540 году, по ходатайству митрополита перед великим князем и думой, Иван Бельский был внезапно освобожден, и занял свое место в думе, где к нему тотчас пристало большинство бояр, тяготившееся владычеством Шуйских и их клевретов. Руководство правлением перешло в руки Бельского, и дела немедленно приняли оборот более благоприятный для государства.

Во-первых, было освобождено из заключения семейство несчастного дяди государева Андрея Ивановича Старицкого, именно его супруга Евфросинья и маленький сын Владимир; последнему потом возвратили даже отцовский удел. Далее, правительство вняло доносившимся отовсюду жалобам на лихоимство и неправды княжих наместников и тиунов, и стало раздавать так наз. губные грамоты по северным городам, пригородам и волостям. Этими грамотами давалось жителям право самим выбирать себе из боярских детей губных старост или голов, которые с помощью земских соцких и десяцких ловили разбойников и татей, судили их вместе с присяжными людьми или целовальниками, и сами же исполняли приговоры. Таким образом разбойничьи и татебные дела исключались из ведения государевых наместников и тиунов и отдавались самим жителям. Подобные губные грамоты встречаются и несколько прежде, но особенно стали они распространяться в управление Бельского. Население встретило их очевидно с большой благодарностью. Так псковский летописец с радостью сообщает о даровании такой грамоты Пскову и отозвании из него Андрея Шуйского. "И начали, - говорит он, - псковские целовальники и соцкие судить лихих людей на княжем дворе в судебнице над Великой рекой и смертной казнью их казнить; остался во Пскове наместником один князь Василий Репнин-Оболенский, и была ему нелюбка большая до Пскович за то, что у них как зерцало государева грамота, и была христианам радость и льгота великая от лихих людей и от поклепщиков и от наместников, от их недельщиков и ездоков, кои по волостям ездят".

Почувствовалась перемена и во внешних делах. Сафа-Гирей продолжал нападать на Муромский и Владимирский край; Саип-Гирей требовал больших поминков, которые хотели обратить в постоянную дань, а между тем татары его опустошали Рязанские и Северские украйны. В Крыму продолжал действовать и поднимать Орду на Россию наш изменник Семен Бельский. Саип-Гирей, сговорясь напасть на Московское государство общими силами с Сафа-Гиреем, задумал сделать большое нашествие, которое и произвел летом 1541 года. Но Московское правительство заранее приняло энергические меры. Против казанцев выставлена была рать, которая расположилась под Владимиром и находилась под начальством Ивана Шуйского. А для наблюдения за Крымом послана другая рать в Коломну. Вдруг в Москву от наших степных сторожей или станичников пришли вести, что в поле появились великие сакмы (следы): видно, что шли войска, тысяч сто или более. Саип-Гирей действительно поднял почти всю Орду и имел у себя турецкую помощь с пушками и пищалями, также ногаев, астраханцев, азовцев и др. Тогда из Москвы двинули к берегам Оки главную рать, под начальством Дмитрия Бельского с товарищами; а на помощь Шуйскому против казанцев послали костромских воевод и Ших-Алея с Касимовскими Татарами. Юный великий князь с братом своим торжественно молился в Успенском соборе перед иконой Владимирской Богоматери и перед гробом Петра митрополита. Потом вместе с метрополитом Иоасафом он отправился в боярскую думу, и здесь предложил на обсуждение вопрос, оставаться ли ему в столице или ехать в другие (северные) города? Большинство бояр говорило против отъезда великого князя, который по своему малолетству не мог бы перенести больших трудов, промышлять о себе и о всей земле. Митрополит был того же мнения и указывал на пример Дмитрия Донского, как при нем была разорена Москва, покинутая князем. Решено было, чтобы великий князь остался в столице, под покровом Богородицы и Московских чудотворцев. Столицу деятельно приготовляли к обороне, расставляли пушки и пищали, расписывали людей по воротам, стрельницам и по стенам; посад укрепляли еще надолбами. На Оку к воеводам послали государеву грамоту с увещанием без всякой розни, крепко стоять за православное христианство и с обещанием жаловать ратных людей, их жен и детей. Грамоту читали с умилением; воеводы давали друг другу слово пострадать за христианскую веру и за своего юного государя. На речи воевод ратные люди с воодушевлением отвечали: "хотим с татарами смертную чашу пить". Когда татары подошли к Оке и хотели переправляться, их встретил передовой полк под начальством князя Турунтая Пронского. Хаи велел действовать из пушек и пищалей, чтобы очистить берег для переправы. Но к Пронскому прибыли со своими отрядами князья Микулинский, Серебряный, Оболенский и другие; наконец показался и Дмитрий Бельский с большим полком; стали подходить и русские пушки. Видя такую многочисленную рать, хан удивился и с сердцем выговаривал князю Семену Бельскому, который обещал ему свободный путь до Москвы, так как московские войска будто бы ушли под Казань. Обманувшись в своих расчетах, Саип-Гирей не отважился на бой и ушел назад. Дорогой он остановился было под Пронском и хотел его взять; но тут воевода Жулебин приготовил всех жителей, в том числе и женщин, к отчаянной обороне; а между тем приближались Микулинский и Серебряный, посланные в погоню за ханом. Саип-Гирей не стал их ждать и ушел. Так неудачно окончил он свое нашествие. Сафа-Гирей на сей раз не двинулся к Казани, узнав о принятых против него мерах и о сношениях недовольных казанских вельмож с русскими воеводами.

С Польско-Литовским королем, по истечении перемирия, опять возобновились переговоры о вечном мире, но опять неудачно, вследствие литовских притязаний на уступку областей. Однако престарелый Сигизмунд I не желал новой войны и согласился возобновить перемирие, в 1542 году. Но еще прежде его заключения в Москве вновь совершилась внезапная перемена правительственных лиц.

Доброе управление Ивана Бельского продолжалось всего около полутора лет (с июля 1540 г. по январь 1542 г.). Мы видели, что он не только не пытался лишить свободы своего врага и соперника Ивана Шуйского, но и дал ему начальство над войском, стоявшим во Владимире для обороны пределов со стороны Казани. Сторона Шуйских коварно воспользовалась таким добродушием. В Москве действовали за него князья Кубенский, Палецкий, многие дворяне и дети боярские, особенно происходившие из Новгорода, который исстари был предан фамилии Шуйских. В Москве составился большой заговор против Бельского. Заговорщики тайно вошли в сношения с Шуйским и назначили ему 3 января для внезапного приезда в столицу. Он так и сделал; а еще до его приезда ночью прискакали его сын и боярин Шереметев с 300 человек дружины и тотчас схватили Бельского. Его сослали на Белоозеро, и там вскоре умертвили; нескольких приверженных к нему бояр также разослали по городам; причем князя Петра Щенятева взяли из комнаты самого государя, куда проникли задними дверями. Митрополит Иоасаф, в ту ночь разбуженный нападением заговорщиков, которые бросали камни в его келью, также искал спасения во дворе; но те вслед за ним ворвались в самую спальню великого князя, которого разбудили и напугали своим шумом. Иоасаф отсюда уехал на Троицкое подворье; по и туда явились за ним новгородские дети боярские и едва не убили; его спасли князь Палецкий и троицкий игумен Алексий, именем св. Сергия заклинавший заговорщиков не совершать такого святотатственного убийства. Кончили тем, что Иоасафа сослали в Кириллов Белозерский монастырь; а на кафедру митрополичью возвели новогородского архиепископа Макария, так как Шуйские имели на своей стороне по преимуществу новгородцев и еще прежде находились в дружеских отношениях с Макарием. Любопытно, что брат Ивана Бельского Дмитрий по-прежнему не был тронут и сохранил свое место в думе. Но замечательна недолговечность и непрочность лиц, захватывавших власть в эту эпоху. Едва Иван Шуйский снова водворился у кормила правления, как в том же 1542 году он уже сошел со сцены, и о нем более нет помину; из сего выводят заключение о его смерти. Однако и после него власть осталась в руках его родственников; из них первенствующее значение в думе получил Андрей Михайлович Шуйский, тот самый, который отличился своими грабительствами и притеснениями во Пскове. Но и он недолго пользовался своим значением: его буйный, строптивый нрав вскоре вызвал на сцену действия подрастающего Ивана IV, будущего Грозного царя*.

______________________

* Те же летописные своды. Акты Археогр. Эксп. I. №№ 184 (Чин доставления митрополита Иосафа), 185 (отреченная грамота митрополита Даниила), 187, 192 и 194 (Губные грамоты Белозерская, Соль-Галицкая и селам Троицкого-Сергиева монастыря. 1539 и 1541 гг.). Дополнение к Актам Историч. I. №№ 27 (челобитная опального кн. Андрея Шуйского к архиеп. Макарию о печаловании перед велик, князем Иваном и его матерью Еленой) и 31 (Губная Каргопольская грамота 1539 г.). Переписка Ивана IV с Курбским ("Сказания кн. Курбского". II). В правление Бельского, одновременно с освобождением двоюродного брата государева Владимира Андреевича, облегчена была участь и троюродного дяди Димитрия Андреевича. Это был сын Андрея Васильевича Большого, удельного князя Углицкого, племянник Ивана III; последний заключил его вместе с отцом своим (1491 г.). Около 50 лет томился он в темнице. Ему однако не возвратили свободы, а только сняли узы и вообще облегчили заключение (Карамз. к т. VIII. прим. 94).

______________________

Иван IV остался трехлетним ребенком после своего отца; ему шел восьмой год, когда он лишился матери и стал расти под непосредственными впечатлениями эпохи боярских партий, исполненной всяких тревог и опасностей. При частой смене правителей, естественно, некому было заботиться о его воспитании, и царственное дитя, можно сказать, было предоставлено самому себе. Большая часть этой эпохи занята была господством Шуйских, и они-то по преимуществу виновны в небрежном воспитании мальчика и в дурном с ним обращении. На ото грубое обращение впоследствии горько жаловался сам Иван IV; он говорит, что нередко с братом своим терпел голод, пока соберутся их накормить. Любимых им людей у него отнимали и отправляли в тюрьму или в заточение, несмотря на его просьбы и слезы: например, мамку его Агриппину, ее брата Телепнева-Оболенского, Ивана Бельского, митрополитов Даниила и Иоасафа. Мы видели, что последний не мог найти спасения от своих врагов в самой спальне юного государя (а под руководством сих митрополитов он конечно начал свое обучение грамоте и Закону Божию). Меж тем мальчик не мог не знать, что все правительственные акты совершались его именем: при больших церковных праздниках, при приеме иноземных послов и при разных торжествах он являлся на главном месте, окруженный почетом и блестящей боярской свитой, что конечно вселяло в него высокое о себе понятие. От природы Иван IV был очевидно впечатлителен и даровит, что, может быть, обусловливалось отчасти и самым происхождением его с женской стороны: бабушка его была греко-итальянка, а мать литво-русинка. Грубое обращение при его нервности и впечатлительности естественно ожесточало его сердце. Признаки жестокосердия появились у него очень рано. Сначала это жестокосердие упражнялось над животными: так мальчику, например, доставляло удовольствие бросать животных с высокого терема на землю и любоваться их муками. А когда он стал приходить в возраст, то стал уже забавляться испугом и страданиями людей. Собрав вокруг себя толпу сверстников из сыновей московской знати, он верхом скакал с нею по улицам и торговым площадям, давил и бил встречающихся мужчин и женщин; упражнялся и в других неблагопристойных деяниях. А ласкатели раболепно восклицали: "О храбр будет сей царь и мужествен!" Бояре-правители не только не препятствовали подобным забавам, но и поощряли их, желая как можно долее отвлекать внимание отрока от дел государственных. С той же целью поощряли занятие псовой и соколиной охотой, к которой Иоанн пристрастился также с ранних лет. Но в то же время Шуйские ревностно наблюдали за тем, чтобы кто-либо из бояр помимо их не сделался близок к юному государю и не приобрел на него влияния.

Иоанну исполнилось тринадцать лет, когда он стал оказывать особое расположение к боярину Федору Семеновичу Воронцову (брату помянутых выше Михаила и Дмитрия Семеновичей) и держать его в приближении. Недолго думая, в сентябре 1543 года трое Шуйских (братья Андрей и Иван Михайловичи и Федор Иванович Скопин) с сторонниками своими, князьями Кубинским, Пронским, Шкурлятевым, Палецким и др., вследствие какого-то спора, напали на Федора Воронцова в самой думе боярской, собравшейся в Столовой избе, в присутствии великого князя; вытащили его в другую комнату, начали бить по щекам, изорвали на нем платье и хотели убить. Государь послал к ним митрополита и бояр Поплевиных-Морозовых с просьбою, чтобы не убивали. Шуйские исполнили эту просьбу; но когда потом Иван просил послать Федора Воронцова с его сыном в Коломну, правители не согласились и сослали Воронцовых в Кострому. Во время сих переговоров, когда митрополит ходил уговаривать Шуйских, один из его приспешников, Фома Головин, дерзко наступил на мантию митрополита и разорвал ее. Юный великий князь был сильно возмущен таким своеволием Шуйских; по, затаив жажду мести, через неделю выехал с братом Юрием и некоторыми боярами в обычное осеннее путешествие в Троице-Сергиев монастырь, откуда отправился в Волок Ламский и Можайск, по примеру отцовскому соединяя богомолье с охотой. Через две недели он воротился, и еще около двух месяцев не обнаруживал своего замысла, который созрел в нем вероятнее всего под влиянием его дядей, двух князей Глинских. А в конце декабря, на святках, он, улучив минуту, внезапно велел схватить "первосоветника" князя Андрея Шуйского и отдал его своим псарям; те повлекли его к тюрьмам и дорогой убили против кремлевских Ризположенских ворот. Некоторых второстепенных сторонников его, в том числе Фому Головина, разослали в заточение. Это первое решительное проявление самовластия и показало всю силу Московского самодержавия. С той поры, - прибавляет летопись, - "начали бояре от государя страх имети и послушание".

Но за сим началом пока не последовало больших перемен в управлении. Иоанн был еще слишком молод и неопытен, чтобы самому стать в его главе. В правительственной думе Шуйских по-видимому сменили его дядья Глинские. А сам великий князь по-прежнему предавался своим забавам; только время от времени изрекал опалы и подвергал наказаниям некоторых бояр, особенно из сверженной партии Шуйских. Так подверглись опале князья Кубенский, Петр Иванович Шуйский, Александр Горбатый, Палецкий; Афанасию Бутурлину отрезали язык за невежливые слова. В числе опальных встречается и прежний любимец Ивана IV Федор Воронцов, которого он поспешил воротить из ссылки. Другие бояре, особенно Глинские, завидовали Воронцову и воспользовалисьь первым удобным случаем от него отделаться. В мае 1546 года пришли вести о близком нашествии крымского хана. Великий князь сам выступил с войском в Коломну. Но вести оказались ложными; хан не приходил. Однажды государь выехал за город на прогулку. Тут встретила его толпа новгородских пищальников и начала о чем-то бить челом. Иоанн не пожелал их слушать и велел своим дворянам прогнать их. Пищальники заупрямились и стали бросать грязью и шапками; от сюда разгорелась драка; от грязи ослушники перешли к ослопам и выстрелам; а дворяне пустили в дело луки и сабли; с обеих сторон по нескольку человек было убито. Иоанн не мог приехать прямо в свой стан и должен был воротиться окольными дорогами. Разгневанный, он поручил приближенному своему дьяку Василию Захарову разведать, кто подучил пищальников. Захаров, неизвестно на каком основании, донес государю, что виновны в этом деле князь Иван Кубенский и Федор Воронцов с своим родственником Василием. Иоанн поверил дьяку, и велел всем троим отрубить головы; причем им поставлены в вину их прежние мздоимства и проступки в делах государских и земских. К тому же времени относятся и казни некоторых других бояр и княжат, каковы: Трубецкой, Дорогобужский, Овчина-Оболенский (сын известного Ивана Федоровича) и пр. В эту пору своей юности Иоанн часто разъезжал по областям своего государства; посещал монастыри и особенно занимался охотой. Такие поездки дорого обходились местному населению, доставлявшему подводы и кормы для многочисленной государевой свиты, и возбуждали народный ропот. Так псковский летописей, сообщая о поездках Иоанна в Новгород, Псков, Печерский и Тихвинский монастыри, в декабре 1547 года, прибавляет: "не управил своей отчины ничего князь великий, а все гонял на мсках (на ямских), а христианам много протор и волокиты учинили".

Воротясь в Москву из последней поездки, Иоанн вдруг объявил митрополиту Макарию свое намерение жениться. Митрополит по сему поводу служил торжественный молебен в Успенском соборе. Затем великий князь созвал бояр и держал к ним речь о том же своем намерении. При сем он прямо говорил, что сначала хотел было искать невесту в ином царстве, но потом эту мысль отложил; ибо иноземная жена имела бы с ним разные "норовы", отчего происходила бы между ними "тщета", а потому он решил "жениться в своем государстве". Хотя летопись и замечает, что митрополит и бояре от радости заплакали, видя, что такой молодой государь ни с кем не советуется, а действует по внушению Промысла Божия; но едва ли на его решение не повлиял тот же митрополит Макарий. По всей вероятности государю при сем указано было на примеры отца и деда, которых женитьба на иностранках произвела большие толки и неудовольствие на введение иноземных обычаев; а, главное, иноземная невеста означала иноверку, ибо трудно тогда было найти иноземную принцессу православной веры. Но то было не единственным намерением государя. Тут же он объявил боярам, что еще прежде женитьбы он хочет венчаться на царство по примеру своих прародителей, начиная от великого князя Владимира Мономаха. Это торжественное венчание совершено было 16 января митрополитом в Успенском соборе по тому же чипу и почти с теми же обрядами, как помянутое выше венчание Димитрия, внука Ивана III. Оно замечательно особенно в том отношении, что к прежнему титулу "великого князя" Иоанн присоединил теперь титул "царя". Последний уже встречался при его дяде; уже отец его Василий приказывал именовать себя царем. Но с сего времени, т.е. со времени Иоаннова коронования, употребление сего титула сделалось постоянным во всех государственных актах. Книжные люди не преминули обратить внимание на эту перемену и придавали новому титулу большое значение. По их понятиям Московский царь является прямым преемником православных царей греческих, от которых происходит и по бабке своей Софье, и по прародительнице Анне, супруге Владимира Святого. А царство Российское, как они толковали, есть третий Рим, наследник двух прежних ("два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быть"). Как бы в подтверждение сих толкований, единственный авторитет, к которому Иоанн потом обратился за подтверждением своего нового титула или собственно за благославением, был цареградский патриарх; от него и была получена утвердительная грамота.

Относительно выбора невесты Иоанн повторил тот же способ, который был употреблен при первой женитьбе его отца Василия III и который существовал еще у Византийских императоров. По городам разосланы грамоты к боярам и детям боярским с приказом представить своих детей или родственниц - девиц на смотр наместникам; последние из них выбирали лучших и отсылали в Москву; а здесь между ними уже сам царь выбирал себе невесту. Из толпы собранных красавиц Иван Васильевич выбрал Анастасию Романовну Захарьину-Юрьеву. Она происходила из рода Андрея Кобылы, известного московского боярина времен Симеона Гордого. Сей род с течением времени весьма разветвился, так что насчитывают более 20 происшедших от него боярских и дворянских родов, каковы, кроме Захарьиных-Юрьевых, Жеребцовы, Шереметевы, Беззубцевы, Зубатые, Колычевы, Ляцкие, Кобылины, Ладыгины, Неплюевы и пр. Внук Андрея Кобылы, Иван Федорович Кошкин (любимец Василия I), имел в числе своих сыновей Захарию; один из сыновей этого Захария Кошкина Юрий был боярином Ивана III и его дети назывались Захарьины-Юрьевы. Старший сын его Михаил Юрьевич, как мы видели, находился в числе наиболее приближенных бояр Василия III. Другой сын, Роман Юрьевич, носил звание окольничего. Оба они уже умерли; в живых оставался третий сын Григорий Юрьевич. Роман Юрьевич оставил после себя вдову Юлиану Федоровну с двумя сыновьями, Даниилом и Никитой, и двумя дочерьми, Анной (вышедшей замуж за князя Сицкого) и Анастасией, на которую пал выбор царя Ивана. Свадьба их совершилась 3 февраля в Успенском соборе. Венчал митрополит Макарий. После венчания он произнес к новобрачным слово, в котором увещевал их прилежать к церкви и соблюдать веру, творить милостыню, заступаться за вдов и сирот, не слушать льстецов и злых наветов, бояр и детей боярских жаловать, чтить праздники, в посты хранить чистоту телесную и т.д. Свадьба Ивана IV была справлена по тому же чину и сопровождалась теми же обрядами, как и помянутая выше женитьба отца его Василия на Елене Глинской. При сем место посаженой матери занимала вдова Андрея Старицкого княгиня Евфросиния, а тысяцким был сын ее Владимир Андреевич. Родной брат Ивана IV Юрий "в первый день сидел за столом в большом месте". Один его дядя по матери, Михаил Васильевич Глинский, имевший звание конюшего, ездил всю ночь около подклети, а другой дядя Юрий Васильевич Глинский "слал постелю" и водил новобрачного в мыльню; причем в числе спальников великокняжих упоминаются Алексий и Данила Адашевы и Никита Романович Юрьев, младший шурин царский. А старший шурин, Данила Романович Юрьев, участвовал в свадебном поезде в сане окольничего. По окончании свадебных празднеств, через две недели после венчания, царственная новобрачная чета, исполняя благочестивые обычаи предков, отправилась в Троице-Сергиеву обитель; причем царь совершил этот путь пешком, несмотря на зимнее время.

Летописцы прославляют Анастасию Романовну за ее добродетели; Иоанн сам впоследствии признавался, что нежно любил свою первую супругу. Однако не вдруг сказалось ее благое умиротворяющее влияние на его пылкую натуру и испорченные нравы. После царского венчания и брака Иоанн по-видимому продолжал вести беспечную жизнь, предоставляя правительственные дела по преимуществу дядьям Глинским, которые оказались не лучше своих предшественников Шуйских и также позволяли своим клевретам безнаказанно утеснять и грабить черных людей, чем возбуждали неудовольствия и ропот в народе. Нужны были сильные потрясения и бедствия, чтобы образумить молодого государя, толкнуть его на благой путь, и они не замедлили.


Пожары были обычным бедствием в древней Руси и нередко опустошали столицу, при ее сплошных деревянных и беспорядочных постройках, местами разделенных садами и огородами, а местами тесно скученных, особенно в Кремле и Китай-городе. Но особенно сильны и опустошительны были пожары весной и летом 1547 года. 12 апреля выгорела часть Китай-города, примыкавшая к Москве-реке, с торговыми лавками, гостиными дворами и некоторыми церквами; причем одна башня, заключавшая склад пороху, взлетела на воздух с частью стены. 20 апреля сгорела часть Посада около устья Яузы, на Болвановке, где жили гончары и кожевники. Иоанн по-видимому не особенно скорбел об этих народных бедствиях. В то время псковичи, утесняемые наместником князем Турунтаем Пронским, приятелем Глинских, отправили 70 человек с жалобами на него государю. 3 июня Иоанн принял их в подгородном сельце Островке; но жалобы их встретил с гневом, начал над ними издеваться, велел раздеть их донага, подпаливал им бороды зажженною свече, потом приказал положить их на землю. Жалобщики уже ожидали казни, как вдруг из города прискакали с известием, что упал большой колокол Благовестник (висевший в Кремле на деревянной колокольнице): когда начали звонить в него к вечерне, уши у него отломились. Царь встревожился таким недобрым знамением, и тотчас ускакал в город, чем прекратились дальнейшие истязания несчастных псковских жалобщиков. Упавший колокол оказался целым и неповрежденным; Иоанн велел приделать к нему железные уши, а потом вновь повесить на ту же колокольницу. Но вот 21 июня вспыхнул новый и самый страшный пожар. Он начался с церкви Воздвижения на Арбате за речкой Неглинной и спалил все Занеглименье. Поднялась буря, которая погнала огонь на Кремль; тут загорелся верх Успенского собора, кровли царских палат, казенный двор с царской казной, придворный Благовещенский собор с его драгоценными, украшенными золотом и бисером, иконами письма старого Греческого и Андрея Рублева. Сгорела оружейная палата с воинским оружием, Постельная палата и погреба с царской дорогой утварью, царская конюшня, митрополичий двор. Погорели богатые кремлевские монастыри, Чудов и Вознесенский, с несколькими старцами и старицами. Почти все кремлевские дворы боярские выгорели. Одна башня с порохом также взлетела на воздух с частью стены. Отсюда огонь распространился на соседний Китай-город и истребил едва не все, что осталось от предыдущего пожара. На Большом посаде он опустошил еще улицы Рождественку и Мясницкую, Покровку, Варварку, Тверскую, Дмитровку и некоторые другие места, со многими храмами и монастырями, в которых погорело множество старых книг, икон и дорогой церковной утвари. При сем пожаре погибло до 1700 мужчин, женщин и детей. Летописцы замечают, что такого страшного пожара не бывало в Москве от самого ее начала.

Митрополит Макарий едва не задохся от дыма в Успенском соборе, откуда он собственноручно вынес образ Богородицы письма св. Петра митрополита. В сопровождении протопопа Гурия, который нес за ним Кормчую книгу, Макарий взошел на Тайнинскую башню; но от дыма не мог тут долго оставаться; его на канате стали спускать на набережную Москвы-реки; канат вдруг оборвался, и митрополит так ушибся, что едва пришел в себя. Его отвезли в Новоспасский монастырь. Царь с семьей своей и с боярами уехал из города за Москву-реку в свое село Воробьево. На следующий день он с боярами навестил больного митрополита в Новоспасском монастыре. Тут некоторые, в том числе и духовник царский, протопоп Благовещенского собора Федор Бармин, начали говорить царю, будто Москва сгорела от какого-то волшебства, посредством которого вынимали сердца человеческие, мочили их водою и тою водою кропили город. Царь как бы внял такому грубому суеверию и неосторожно поручил боярам произвести розыск. Спустя несколько дней бояре приехали на Кремлевскую соборную площадь, собрали черных людей, и начали их спрашивать: кто зажигал Москву? Черные люди, очевидно заранее подготовленные, закричали, что ото княжна Анна Глинская со своими детьми волховала помянутым выше способом. На ту пору княжна Анна с сыном Михаилом находилась в своих ржевских поместьях; а другой ее сын Юрий стоял тут же среди бояр. Услыхав страшные слова, он поспешил укрыться в Успенский собор. Но толпа, наущаемая боярами, бросилась за ним, вытащила его из храма и, убив на месте, бросила его тело на торгу, где казнили преступников. Убийство Глинского было началом народного мятежа. Чернь бросилась после того на его двор, принялась грабить и бить насмерть его людей; причем погибло много детей боярских из Северской области, которых сочли за людей Глинских. На третий день после убийства мятежная толпа явилась в Воробьево и требовала от царя выдачи его бабки княгини Анны Глинской с сыном Михаилом, которых он будто хоронит в своих покоях. Иоанн велел своим дворянам схватить нескольких мятежников и немедленно их казнить. Толпа в страхе разбежалась. Мятеж был усмирен; но вместе с ним прекратилось господство Глинских. Князь Михаил Васильевич, узнав об участи брата, испугался и вместе с князем Турунтаем-Пронским хотел бежать в Литву; они были схвачены, но погом прощены и отданы на поруки; причем с Глинского сняли сан конюшего. Очевидно, против Глинских, как ненавистных временщиков, действовала целая боярская партия с помощью царского духовника Бармина. Во главе этой партии встречаем князя Федора Скопила Шуйского; а прежнее господство Шуйских, как мы видели, было низвержено советом Глинских. К той же партии примкнул и дядя царицы Григорий Юрьевич Захарьин.

Однако после свержения Глинских ни Шуйские, ни Захарьины не явились во главе управления. Самыми приближенными к государю и самыми влиятельными людьми выступили два незнатные мужа: Сильвестр и Адашев.

Сильвестр происходил из Новгорода Великого и находился в числе священников придворного Благовещенского собора. Он был и прежде известен Ивану Васильевичу. Один современник говорит, что сей муж воспользовался страхом, в который повержен был юный царь народным мятежом после страшного пожара, и начал заклинать его Божьим именем, чтобы тот исправил свое поведение; приводил ему слова из Св. Писания и даже рассказывал ему о каких-то видениях и чудесах. Своими увещаниями он будто бы так поразил впечатлительную душу Иоанна, что в последнем совершился явный нравственный переворот: юный царь устыдился своих прежних поступков, смирился духом и подчинился влиянию простого иерея. Но вероятнее, что Сильвестр постепенно приобрел доверие и уважение царя, благодаря своей начитанности и дару слова, а, главное, своему уму и твердому характеру. В то же время в союз с Сильвестром выдвигается любимый Иоаннов ложничий или спальник Алексей Адашев, молодой человек, отличавшийся умом и привлекательным правом. Благотворное влияние этих двух мужей поддерживает добродетельная супруга царя Анастасия. Заодно с ними очевидно действует и митрополит Макарий, который вероятно знал и уважал Сильвестра еще в Новгороде-Великом, а теперь способствовал его приближению к царю. С этого времени открывается краткая, но блестящая эпоха Иоаннова царствования, ознаменованная успехами во внутренних делах и во внешней политике. Сам царь очевидно умерил свою привычку к пустым забавам и проводил время или в заботах правительственных, или в походах и благочестивых путешествиях. А в свободное время он, вероятно под руководством тех же Макария и Сильвестра, углублялся в чтение душеполезных книг, каковы: творение Отцов Церкви, жития святых, отечественные летописи и т.п. Впоследствии он любил блеснуть своей начитанностью и книжными сведениями, очевидно почерпнутыми в эту счастливую эпоху его жизни*.

______________________

* О небрежном воспитании Иоанна и его жестоких забавах говорит Курбский (Сказания. Т. I. Глава I. Т. II. Послания Ивана IV князю Курбскому). О событиях 1543-1546 гг. Царствен, книга Никон, лет. Псковская. Чин царского венчания Царств, кн. Собр. I. Грм. Дог. II. № 33. Древ. Рос. Вивлиоф. VII. Дополн. в Акт. Историч. I. № 39. Утвердительная грамота цареград. патриарха 1561 г. издана кн. Оболенским. М. 1850 г. Слова книжников о значении царского титула см. в Псков. Первой и Новгород. Третьей.

Указ о созыве девиц на смотр по областям С.Г.Г. и II. №№ 34, 35. Описание свадьбы в Древ. Р. Вивлиоф. изд. 2-е Т. XIII. Слово митрополита новобрачным. Ibid. XIV. и в дополн. Ак. Истор. I. № 40. Разветвление потомства Андрея Кобылы см. "Родослов. книга". М. 1787 г. и Временник Об. И. и Др. кн. 10-я. Имя матери Анастасии Романовны известно из жития Геннадия Костромского. См. Соловьева. VI прим. 23. О пожарах и народном мятеже 1547 года в Царств, кн. и Никонов, лет. Об увещаниях Сильвестра, поразивших царя, и споры с ним Адашева рассказывает Курбский в первой главе своей "Истории в. кн. Московского" (Сказания. I. 8 стр. и след.). О чрезвычайном влиянии Сильвестра на царя и на управление говорит и Царствен, кн. стр 342-3. "Бысть же сей священник Сильвестр у Государя в великом жалованьи и совете в духовном и в думном, и бысть яко все мога и вся его послушаху"... "Всякие дела и власти святительские и царские правяше, и никто же не смеяше ничто же рещи, ни сотворите не по его велению". Известие это очевидно преувеличено, но отчасти его подтверждает впоследствии сам Иоанн в своем первом письме к кн. Курбскому (Сказания. II.). Преувеличение видно особенно из дальнейших отношений Сильвестра к митрополиту Макарию, который покровительствовал, а не подчинялся сему иерею. Тут же Царствен, книга говорит далее: "Бысть же сей Сильвестр советен и в велицей любви у князя Владимира Андреевича и у матери его княгини Евфросиньи; его бо промыслом и из пятства выпущены". Если тут говорится об известном освобождении их из заключения в 1542 г., то очевидно уже в это время Сильвестр находился в Москве и пользовался некоторым значением. Относительно начитанности Иоанна, С.М. Соловьев в своей Истории России (т. VI стр. 46) полагает, что он еще во время боярщины "с жадностию прочел все, что мог прочесть". Думаем, что усердное занятие чтением не согласуется с известиями о его дурном воспитании и шалостях того времени, и указываем на следующие доселе незамеченные слова Курбского в его послании к царю из Полоцка в 1579 г. Сравнивая занятия царя в эпоху Сильвестрову с провождением времени после его падения, Курбский между прочим говорит, "вместо Богодуховенных книг и молитв священных, ими же душа твоя бессмертная наслаждалася и слухи твои царские освящалися - скоморохов со различными дудами и богоненавистными бесовскими песньми" и пр. (Сказания. II. 149). Относительно Адашева есть известия, что отец его Федор Григорьевич в 1536 году угощал медом польского посланника Техановского. (Сборник Импер. Рус. Истории. Общ. т. LIX. Спб. 1887 стр. 44), а в 1538 г. правил посольство в Царьграде (Карамз. к т. VII прим. 89). Очевидно он был из лучшей статьи боярских детей. Алексей, сообразно данным, в 1547 является в числе царских стряпчих, спальников и рынд. (Древ. Рос. Вивлиоф. стр. 33 и 39 и Разряди, книга под 7055 г.) См. Я.П. Лихачева "Происхождение А. Ф. Адашева". Истор. Вест. 1890 г. Май.

В Чтениях Об. И. и Др. зв 1874 г. кн. 1-я. напечатано исследование "Благовещенский Иерей Сильвестр и его писания", начатое Д.П. Голохвастовым, а после его смерти доконченное Архим. Леонидом. В этом исследовании есть попытка доказать, что Сильвестр, вопреки показаниям Курбского, подействовал на воображение Иоанна и произвел в нем благодетельную перемену во время народного мятежа не каким-либо своим внезапным явлением перед царем, подобно пророку Нафану перед Давидом, а только увещательным посланием, которое найдено в так наз. Сильвестровом Сборнике и тут же приложено к исследованию. Сие исследование заключает немало дельных замечаний (напр., о преувеличенном отзыве Царствен, книги и возражения историку Соловьеву, обвинившему Сильвестра в излишнем стремлении к материальным выгодам на основании его Поучения сыну). Но указанная попытка или догадка едва ли может быть принята. Помещенное при сем "Послание к царю Ивану Васильевичу" не заключает никаких указаний на события 1547 года, и главным образом распространяется о содомском грехе, увещевая царя употребить против него карательные меры. Это послание очевидно написано в параллель с известным увещательным посланием митрополита Макария к царскому войску в Свияжске, в мае 1552 года, о том же предмете. (Акты Истор. I. № 159). Некоторые ученые склоняются в пользу того мнения, что Послание принадлежит Сильвестру; напр., митроп. Макарий (Истор. Рус. Церк. Т. VII, 360); Жданов (Ж. М. Н. Пр. 1876. кн. 7). Но другие не согласны с тем. А.Ф. Бычков относит его к эпохе опричнины ("Описание Славянских и Рус. рукописей Сборник Импер. Публ. Библиотек. Спб. 1878 г. стр. 57-58). Проф. Барсов вероятным автором послания считает Вассиана Топоркова и также относит к более позднему времени (Сборник Археологии, института. Кн. IV. 1880 г. "Об авторе послания к царю Ивану Васильевичу"). По поводу названного исследования Архимандр. Леонида см. полемику проф. Е.Е. Замысловского в Сбор. Госуд. Знаний Т. II. Отдел критики Спб. 1875.

______________________

Меж тем как царь, бояре и духовенство усердно заботились о восстановлении московских храмов и своих обгорелых палат, в царской семье справлены две новые свадьбы. Сначала Иоанн дал разрешение на брак своему младшему брату Юрию, а потом женил и двоюродного брата Владимира Андреевича. Любопытно, что в обоих случаях для выбора невесты употреблен был почти тот же способ, что и для царской свадьбы. Собрали девиц на смотр, но не со всего государства, а только дочерей княжеских и боярских в столице; из них царь вместе с женихами выбрал невест: Юрию Васильевичу княжну Ульяну, дочь князя Дмитрия Палецкого, а Владимиру Андреевичу девицу Евдокию, дочь Александра Нагого. Свадьбы эти были венчаны также митрополитом и пышно отпразднованы при дворе с теми же многочисленными обрядами и церемониями, как царская. Юрия с женою Иоанн поместил в собственном дворце и почти всегда держал его при себе. На важных правительственных грамотах стали писать: "Царь и великий князь с своей братией и с бояры (уложил)".

За сим последовал весьма важный шаг со стороны молодого государя: то был первый Земский собор или Великая земская дума, созванная в Москве в 1550 году для умиротворения государства, все еще глубоко возмущенного крамолами и неправдами боярского управления. Как царский титул употреблялся иногда прежними государями, но впервые был усвоен и введен в постоянное употребление Иоанном IV, так и собрания областных чинов в столице по какому-либо важному вопросу - собрания, заменившие и древние веча, и княжеско-дружинные съезды - встречаются в прежние времена (например перед первым походом Ивана III на Новгород); но настоящие земские соборы, или советы, начинаются на Руси с Ивана IV. Ближайшими образцами для таких советов по-видимому послужили соборы церковные, которые были весьма обычны в древней Руси. И самая мысль о созвании земской думы едва ли не принадлежала митрополиту Макарию и священнику Сильвестру, вероятно, не чуждых новгородским вечевым преданиям. По крайней мере из записи, составленной по сему поводу, говорится следующее: "Когда царь и великий князь Иван Васильевич достиг двадцатилетнего возраста, то видя государство свое в великой скорби и печали от насилия и неправды, советовался с отцом своим Макарием митрополитом, как прекратить крамолы (боярские) и утолить вражду (т.е. ропот народный); после чего повелел собрать из городов людей всякого чину". Судя по последующим примерам, кроме столичных чинов из областей созваны были представители от духовенства, бояр, дворян, детей боярских, а также некоторые гости и купцы.

В один Воскресный день, после обедни, государь и митрополит с крестным ходом, в сопровождении земской думы, вышли на площадь, где находился возвышенный помост или так наз. Лобное место, окруженное густыми толпами народа. После молебна, Иоанн, стоя на этом помосте, обратился сначала к митрополиту, и, прося быть ему помощником и поборником, сказал:

- Сам ты ведаешь, святой владыка, как я остался от отца своего четырех лет, а от матери осьми лет. Бояре и вельможи о мне не радели и стали самовластны; именем моим сами похищали себе саны и почести, никто не возбранял им упражняться во многих корыстях, хищениях и обидах. Они властвовали, а я был глух и нем по своей юности и неразумению. О лихоимцы, хищники и неправедные судьи! Какой ответ ныне дадите нам за многие слезы, из-за вас пролитые? Я чист от крови сей, а вы ожидайте своего воздаяния.

Затем царь поклонился народу на все стороны и продолжал:

- Люди Божии и нам дарованные Богом! молю вашу веру к Нему и любовь к нам. Ныне уже невозможно исправить ваших прошлых обид и разорений от неправосудия и лихоимства, попущенных неправедными моими боярами и властями. Молю вас, забудьте вражды друг на друга и тяготы свои, кроме тех, какие бы еще можно облегчить. Отныне я сам буду вам судья и оборона, буду отменять неправды и возвращать хищения.

Помянутая запись прибавляет, что в тот же день государь поручил своему любимцу Алексею Адашеву принимать челобитные от обиженных и рассматривать их, не боясь сильных и славных. "Алексей, - говорил он, - взял я тебя из бедных и самых молодых людей за твои добрые дела, а взыскал тебя выше твоей породы в помощь душе моей, хотя на то и не было твоего желания". Вообще Иван IV в эти дни торжественно и красноречиво показывал, что время боярского самовластия миновало, что он берет в собственные руки судьбы управления, что в помощь себе избирает людей незнатных и небогатых, а на родовитых бояр как бы налагает опалу, чтобы удовлетворить возбужденному против них народному негодованию и в глазах народных провести резкую черту между государем и боярством. Не имеем права заподозрить Иоанна в неискренности; но несомненно, при сем случае ярко обнаружилась его даровитая, пылкая натура вместе с наклонностью к широковещательности и, если можно так выразиться, к некоторой сценичности в своих действиях.

Хотя источники не говорят нам, чем занимался этот первый Земский собор, однако, имеем право предположить, что главным предметом его совещаний служили вопросы, связанные с улучшением судебных порядков. Отсюда непосредственным плодом его явилось новое издание судебного свода. Сам Иван IV после говорил (в предисловии к Стоглавнику), что он, по-видимому на том же первом земском соборе, с разрешения митрополита и епископов уже простил боярам их прежние вины (за которые только что грозил воздаянием) и "тогда же" взял у владыки благословение "исправить по старине и утвердити Судебник". Здесь конечно разумеется судебный свод деда его Ивана III. И действительно, Судебник 1550 года есть не более как Судебник 1477 года, исправленный и дополненный, в смысле большего ограждения населения от судебных неправд и притеснений. Так по новому Судебнику на суде наместника или волостеля земские люди в лице старост и целовальников не только присутствовали, но и прикладывали руки к судному списку, который писался земским дьяком, и этот список хранился у наместника; а противень с него, написанный наместничьим дьяком и снабженный печатью наместника, должен храниться у дворского старосты и целовальников. Далее, для разбойных и душегубных дел назначаются особые судьи, называвшиеся губными старостами. По прежнему Судебнику недельщики и приставы могли не сами отвозить вызов на суд ответчику, а послать вместо себя своего родственника или знакомого; так как отсюда происходили разные злоупотребления, то новый Судебник определяет, чтобы каждый недельщик имел у себя особых ездоков, записанных в книгу у дьяка, и только этих ездоков (официально признанных) он мог посылать, куда сам не был в состоянии ехать. Прежнее бессрочное право выкупа поземельного владения родственниками теперь ограничено сорокалетним сроком, и т.п. Вообще Судебник потом постоянно дополнялся разными указами и уставными грамотами. Первый такой дополнительный устав, изданный в том же 1550 году, относится к вопросу о местничестве, при начальствовании ратном. Он определяет взаимные отношения воевод пяти полков, т.е. большого, передового, сторожевого, правой и левой руки, следовательно как бы узаконяет их счет по родовой знатности; но княжатам и детям боярским приказывает "быть в полках с воеводами без мест", т.е. не считаться с ними знатностью рода. Тогда же издано несколько уставных грамот, которыми распространялось в областях право городских и сельских общин самим, т.е. чрез своих выборных людей, ведать судом по уголовным преступлениям.

Около того же времени мы видим молодого царя, усердно занимающегося вопросами и делами церковными, по поводу которых созывается ряд духовных соборов. Таковы соборы 1547 и 1549 гг., на которых происходит канонизация или причисление к лику святых многих русских угодников; причем устанавливаются им праздники, сочиняются каноны, пишутся их жития и т.п. Главное значение сих мер состояло в том, что местные угодники признаются за святых всею Русскою церковью, каковы, например, некоторые святые мужи Новгородско-Псковской земли и в особенности угодники Московские. Рядом с политическим объединением Русских земель таким образом подвигается и объединение их в сфере религиозных интересов. Главным руководителем на этих соборах без сомнения был прославившийся своим книжным образованием и литературною деятельностию митрополит Макарий. По его же мысли, царь созвал и знаменитый духовный собор 1551 года, известный в истории под именем Стоглавого и имевший своею задачею общее исправление церковных дел; так как в предыдущую бурную эпоху боярского самовластия многие старые обычаи "поисшатались" и предания "нарушились". В Москву съехались почти все областные архиереи со многими архимандритами и игумнами. 23 февраля, после торжественного молебствия в Успенском соборе, святители собрались в царские палаты. Царь открыл заседание краткою речью и вручил собору свое рукописание, в котором он приглашал пастырей потрудиться над исправлением церковного благочиния, причем вновь вспомнил о печальных годах своего детства, о бедствиях, постигших потом Россию за беззакония правителей. Особенно о великих пожарах. Затем, царь вручил собору другое свое рукописание, в котором указал на то, что было сделано на помянутых двух соборах относительно русских угодников, а также на исправление Судебника, который предлагал собору рассмотреть и благословить вместе с новоизданными уставными грамотами. Собственно же по церковным делам, для которых был созван собор 1551 года, царь представил ему письменные вопросы, числом 69; требовал обсудить их и дать по ним обстоятельные ответы "по правилам святых апостолов и святых отец". Что и было исполнено собором. Все эти вопросы вместе с ответами на них или соборными постановлениями впоследствии были разделены на 100 глав; почему и все соборное уложение 1551 года получило название Стоглава; откуда и самый собор тоже стал известен под именем Стоглавого.

Этот Стоглав обнимает многие стороны церковной или обрядовой практики и нравственного состояния общества в то время. Царские вопросы указывают на разные неустройства, суеверия и злоупотребления, которые собор в своих ответах отменяет или запрещает и постановляет наказания за неисполнение уставов. Помянутые вопросы, обличающие большое знакомство с Делами Русской церкви, хотя и предложены царем, но очевидно они составлены не им лично, а вероятнее всего митрополитом Макарием и, может быть, с помощью иерея Сильвестра. Ответы на них или постановления собора сочинены конечно под руководством того же митрополита Макария. Эти постановления наполнены ссылками на вселенские и русские соборы, на творения отцов Церкви и на примеры русских иерархов. Но изложение их вообще не отличается стройностию и взаимным согласием статей. Встречаются некоторые противоречия и постановления, основанные на неверных ссылках. Таковы, например, постановления о двуперстий крестного знамения, о сугубой аллилуи, о небритии брады и усов. Но вообще Стоглав представляет довольно полное церковное уложение, которым долгое время потом руководствовалась Русская церковь по отношению к святительскому суду, к учреждению поповских старост, к заведению училищ, к правилам иконописания, церковного благочиния, монастырского землевладения, народной нравственности, повторительных браков и т.п. Вообще в деле церковно-обрядового объединения московско-русских областей Стоглав имеет такое же государственное значение, как Судебник двух Иванов, III и IV, в деле гражданского объединения тех же самых областей. И на Стоглаве, подобно Судебнику, из областных элементов более всего заметно влияние церковных преданий Новгородско-Псковской земли, конечно под явным преобладанием обычаев собственно московских*.

______________________

* Описание свадьбы Юрия Васильевича и Владимира Андреевича см. Древ. Рос. Вивл. XIII. Относительно первого земского собора: Собр. Г. Г. и Д. II. № 37. Тут речь Ивана IV на Лобном месте (Карамзин приводит ее по Степенной книге Хрущова. К т. VIII пр. 182) и обращение к Адалееву с награждением его саном окольничего; но последнее не достоверно. По списку бояр и придворных чиновников он пожалован в окольничие в 1555 году (Карамз. к т. VIII прим. 184). Об исправлении Судебника на соборе 1550 года, издании уставных грамот с "устроением" старост и целовальников царь говорит в своих вопросах, обращенных к Стоглавому собору (по изданию Кожанчикова 39 стр.). Издания Судебника Ивана IV: Петербургское Академии Наук 1768 г. с предисловием Башилова; Московское того же 1768 г., и второе издание Спб. 1786. (с примечаниями Татищева); при Сенате издан "Сводный Судебник" в 1774 г. 1819 года издание Калайдовича и Строева. Наиболее полное и проверенное издание Судебника в Актах Истории. I. № 153. (1841 года), и наконец издание Владимирского-Буданова в его Хрестоматии по истории Рус. права Вып. 2. Яросл. 1874 г. Указ о местничестве в С. Г. Г. и Д. II. № 38. Исследования Калачова о Судебнике Ивана IV см. в Юридич. Записках Редкина. Т. I. М. 1841 и Т. II. М. 1842. "Дополнительные указы к Судебнику" в Актах Истор. I. № 154 и "Дополнительные статьи к Судебнику", сообщенные А.Ф. Бычковым и изданные Калачовым в его Архиве Историко-юридических сведений. Кн. II. Половина первая. М. 1855. О земских соборах см. речь проф. Беляева на акте Моск. Универ. 1867 года. Он неверно относит этот первый земский собор к 1548 г. К тому же году относит его проф. Сергеевич "Земские соборы в Москов. Государстве" в Сборнике Г о с у д. Знаний. Т. II. Спб. 1875 г. Вопрос о годе удовлетворительно обсуждается в исследовании Латкина "Земские Соборы Древней Руси". Спб. 1885. Издания Стоглава: По обширной редакции, при Казан, духовн. Академии в 1862 г.: по краткой редакции, Кожанчиковым. Спб. 1863. Статьи из этого уложения о святительском суде изданы в Акт. Истор. I. № 155. Официальное значение Стоглава удостоверено вновь открытыми и изданными наказными грамотами митрополита Макария. См. статьи о сем Беляева и Добротворского в Православ. Обозрении и Православ. Собеседнике за 1862 и 1863 гг. В статье Беляева (отдельное изд. М. 1863 г.) объяснено при сем, откуда зашли в Стоглав апокрифические постановления о двуперстии и брадобритии. Того же Ильи Д. Беляева "Об историческом значении деяний Московского Собора 1551 года" в Рус. Беседе. 1858. кн. IV. См. также "Ответ митрополита Макария царю Ивану Васильевичу" о неприкосновенности церковного землевладения, написанный в эпоху Стоглавого Собора. С предисловием проф. Суботина. Летописи Рус. Литературы и древностей. Изд. проф. Тихонравова. Т. V. М. 1863. Статья Жданова "Материалы для истории Стоглавого Собора" в Ж. М. Н. Пр. 1876 г. №№ 7 и 8.

______________________

VI. ПОКОРЕНИЕ КАЗАНИ И ВОЙНА ЛИВОНСКАЯ

Казанские походы. - Основание Свияжска. - Шиг-Лли и Суюнбека. - Присяга казанцев и внезапная измена. - Последний поход. - Неудачный набег Крымского хана. - Начало Казанской осады. - Поражение Япанчи и поиск на Арский городок. - Ненастье. - Подкопы. - Храбрая оборона казанцев. - Приступ 2 октября. - Падение Казани. - Вступление государя в город. - Возвращение его в Москву. - Значение Казанского взятия. - Болезнь царя. - Поездка в Кириллов монастырь. - Мятежи инородцев. - Ногайская орда. Покорение Астрахани. - Походы на крымцев и разногласие царя с советниками. - Враждебность Ливонских немцев. - Начало сношений с Англией. Внутреннее состояние Ливонии и водворение реформации. - Вопрос о Юрьевской дани. - Вторжение Русских и разорение страны. - Завоевание Нарвы и Юрьева. - Кетлер и его договор с Польшей. - Раздел Ливонии

Кроме важных законодательных мер, в лучшую эпоху Иоаннова царствования совершилось и самое блистательное дело его внешней политики, т.е. завоевание царства Казанского.

Пока на Казанском престоле сидел один из злейших врагов Москвы, крымский царевич Сафа-Гирей, Русские пределы с этой стороны испытывали постоянные тревоги и подвергались частым набегам Казанских татар. Эти хищники, подобно своим крымским соплеменникам, старались как можно более захватывать пленников, которых обращали в рабство. Многие тысячи мужчин и женщин русских томились в казанской неволе, обремененные тяжелыми работами на своих владельцев, или отправлялись для той же цели в Среднюю Азию, будучи покупаемы восточными торговцами на казанских рынках. Во время Иоанновой юности мы видим целый ряд русских походов на Казань с целью свергнуть Сафа-Гирея и восстановить зависимые отношения Казани к Москве. Весною 1545 года отправлены были на Казань три судовые рати: главная Волгою, другая из Вятки по рекам Вятке и Каме, третья из Перми также по Каме. Первые две рати сошлись в один день под Казанью, повоевали ее окрестности, побили много казанцев и благополучно воротились назад. А третья опоздала, и, пришедши под Казань, уже не застала там товарищей; поэтому потерпела поражение. Однако, вследствие прихода Русских, хан стал подозревать многих казанских вельмож в измене и начал их казнить, что повело к возмущению. Партия Московская поднялась против Крымской и выгнала Сафа-Гирея. По ее просьбе Московское правительство вновь посадило в Казани касимовского хана Шиг-Алея. Но последний на сей раз продержался там не более одного месяца и едва успел спастись бегством, потому что Крымская партия опять взяла верх и снова посадила Сафа-Гирея с помощью ногайских татар. Это было в 1546 г. Зимою следующего года сам Иоанн выступил против казанцев; но сей его первый личный поход окончился неудачею. Едва они миновали Нижний Новгород, как наступила сильная оттепель, многие пушки и пищали провалились на Волге в реку, много людей потонуло. Иоанн с великим огорчением вернулся назад. Несколько отрядов однако послано было под Казань, под начальством князей Димитрия Бельского и Симеона Микулинского с Шиг-Алеем. Они вновь повоевали ее окрестности и воротились; а казанцы потом отомстили набегом на область Галича Морского или Северного.

Только внезапная смерть Сафа-Гирея избавила Россию от этого врага, в марте 1549 года; по свидетельству одного современника, он пьяный, умывая себе лицо, упал и разбил голову до мозга. Перед смертью хан назначил себе преемником двухлетнего сына Утемиш-Гирея под опекою его матери Суюибеки, которая была дочерью ногайского мурзы Юсуфа и самою любимою из жен Сафа-Гирея. (Еще прежде него она была женою его предшественника Еналея). Иоанн думал воспользоваться наступившим в Казани безнарядьем и следующею зимою (1550 г.) во второй раз предпринял поход во главе своей рати. Впервые Русский государь лично явился под стенами Казани. Но первые приступы были отбиты; меж тем наступил февраль месяц, и вдруг лютые морозы опять сменились оттепелью, пошли дожди, дороги испортились. Опасаясь недостатка съестных припасов, царь отступил. Таким образом и второй его поход окончился неудачею; но он оставил по себе прочный след. Уходя от Казани, Иоанн остановился на устье Свияги, и здесь на так наз. Круглой горе заложил основание русской крепости, которая должна была впредь служить опорным пунктом для наших дальнейших действий против Казани. Можно даже упрекнуть Московское правительство в том, что после основания Васильсурска оно доселе не позаботилось выдвинуть далее вниз по Волге еще несколько укрепленных пунктов, для облегчения тяжелых и далеких походов на восток. Но то была смутная эпоха Иоаннова малолетства. Построение и вооружение нового города, названного Свияжском, совершено летом 1551 года московскими воеводами под общим начальством Шиг-Алея. Сюда привезли Волгою бревна, срубленные в Углицком уезде и приготовленные для кладки городских стен; однако этих бревен стало только на половину горы; другую половину нарубили в окрестных лесах. Вместе со стеною воздвигнули и два храма, во имя Рождества Богородицы и Св. Сергия. В новом городе засел русский гарнизон; тут стали хранить пушки и всякого рода военные и съестные запасы для будущего похода большой рати. Вместе с тем новый город, расположенный всего в 20 верстах от Казани, отрезал сию последнюю от ее западных областей, населенных Чувашами, Мордвою и в особенности Горными Черемисами. Старшины окрестной Горной стороны немедленно начали ездить в Москву и бить челом Русскому государю, чтобы он воевать их не велел, а принял бы их в свое подданство. Государь велел приводить их к присяге и подчинил их свияжскому воеводе, которому они должны были отвозить свой ясак или царскую дань; но при сем на три года освободил их от уплаты ясака. Следовательно, одним построением этой крепости Москва уже приобретала довольно обширную область и придвигала свою границу почти к самым стенам Казани. Для испытания новых подданных, Иоанн велел набрать из них ополчение и послать против Казани. Это ополчение, собранное из Черемис, Чуваш и Мордвы, действительно подошло к городу и вступило в битву с казанцами и крымцами, и, хотя было отражено, однако на первый раз показало свою верность новому правительству. После того их князья, мурзы и старшины ездили в Москву и получили там от царя угощение и подарки шубами, копями, оружием и деньгами.

В Казани по смерти Сафа-Гирея в малом виде повторилось почти то же явление, какое мы видели в Москве по смерти Василия III-го, именно: вдова-правительница с малолетним наследником и с любимцем-вельможею. Наибольшее влияние на дела приобрел отважный крымский улан (собственно оглан) Кощак, которого некоторые известия прямо называют сердечным другом царицы Суюнбеки. Ему даже приписывали намерение умертвить маленького Утемиш-Гирея, жениться на царице и самому сесть на Казанский престол. Но, когда в виду Казани возникла московская крепость, в ней засел не раз бывший казанским царем Шиг-Алей и к нему начали уходить многие недовольные казанские вельможи, тогда в Казани произошли раздоры и смуты. Противная крымцам сторона взяла верх и угрожала выдать их вместе с Кощаком в руки московских воевод. Кощак и крымцы, в числе нескольких сот, бежали из Казани вверх по Каме. Но на главных путях и перевозах уже стояли сильные московские заставы из детей боярских, стрельцов и казаков. Уклоняясь от встречи с московскою стражей на Каме, крымцы вошли в реку Вятку; по тут поджидала их другая застава, именно воевода Зюзин с вятчанами; он внезапно напал на беглецов и большую часть их побил, а часть взял в плен вместе с Кощаком и отослал их в Москву. Там из них более сорока человек были казнены, в их числе и Кощак, который, по словам одного источника, не захотел купить себе прощение принятием христианства. Казанцы после того отправили в Москву посольство с старшим муллою ("Куль-шериф-молною"), прося прекратить войну и дать им вновь на царство Шиг-Алея. Иоанн исполнил их просьбу, но под условие, чтобы казанцы выдали всех русских пленников и царицу Суюнбеку с сыном. Из Москвы прибыл царский любимец Алексей Адашев, торжественно посадил в Казани Шиг-Алея и вывел отсюда освобожденных русских пленников; говорят, число их простиралось до 60000 человек.

Еще прежде чем Шиг-Алей вступил в Казань, из нее увезли Суюнбеку с Утемиш-Гиреем, а также жен и детей тех крымцев, которые бежали с Кощаком. В одном современном сочинении находим украшенный рассказ об ее отъезде и прощаньи с Казанью. По этому рассказу, царица, узнав о том, что Шиг-Алей хотел немедля взять ее в число своих жен, будто бы прислала ему в подарок сначала отравленные яства и напиток, а потом такую же сорочку; но хитрый хан предварительно испытал их действие на собаке, которая тотчас околела, а сорочку надел на человека, приговоренного к смерти, и тот немедля умер. Тогда Шиг-Алей решил отослать Суюнбеку в Москву. Князь Василий Серебряный с отрядом стрельцов внезапно явился в ханский дворец, заключил царицу под стражу, а царскую казну переписал и наперед отправил в лодках в Москву. Когда же наступил час отъезда для самой Суюнбеки, она упросила воеводу, чтобы он позволил ей войти в мечеть, где был погребен Сафа-Гирей. Тут она с воплем упала на его гробницу и в поэтических выражениях стала причитать, жалуясь на свою горькую судьбу. Затем прислужники и рабыни взяли ее под руки и посадили в колымагу. Весь Казанский народ, мужи и жены, проводили царицу и ее сына до берега Казанки, где ожидал ее царский струг, богато украшенный, с светлым позолоченным теремцом посредине. В других стругах помещалась стража. Садясь в струг, царица поклонилась народу, который отвечал ей поклоном в землю. Казанские вельможи проводили ее до самого Свияжска.

Шиг-Алей сел на Казанском престоле под охраною дружины из своих Касимовских татар и московских стрельцов. В Москве, по видимому, надеялись с его помощью поставить Казанское царство в такое же подчиненное отношение, в каком находилось ханство Касимовское; но события скоро показали, что тут отношения были другие. Несмотря на торжественные клятвы и шертные грамоты, утвердившие условия мира с Москвою в августе (1551 г.), уже в сентябре (1552 г.) начинается от Шиг-Алея ряд посольств на Москву с просьбою, чтобы государь пожаловал его Горною Черемисою, потому что казанцы очень недовольны потерею этой области, волнуются и затевают новые крамолы. В то же время свияжские воеводы доносят царю, что казанцы не исполнили главного условия: освобождения всех русских пленников; многих попрятали и держат их в тесноте, а Шиг-Алей не настаивал на исполнении условия, опасаясь еще больших волнении. Иван Васильевич шлет Казанскому царю и вельможам богатые подарки и строго подтверждает свое требование о выдаче всех пленных, а на просьбы об отдаче Горных Черемис отвечает решительным отказом. В Казани Шиг-Алей действует с обычною своею жестокостью и жадностью; узнав, что часть вельмож сносится с Ногаями и умышляет на его жизнь, он зазвал их к себе на пир и тут велел всех Перебить; погибло до 70 заговорщиков, остальные разбежались. Но после того положение его еще ухудшилось, ибо волнения и нелюбовь к нему народа усилились. От Ивана Васильевича вновь приехал Алексей Адашев и начал склонять Шиг-Алея к тому, чтобы он укрепил город русскими людьми, т.е., чтобы впустил в Казань русский гарнизон. На это предложение хан дал следующий ответ: "Я мусульманин и не хочу стать против своей веры, не хочу также изменить государю; кроме него мне уехать некуда; но прежде чем уеду отсюда, постараюсь еще извести лихих людей, испорчу пушки, пищали и порох; тогда пусть государь приходит сам и промышляет". Спустя несколько времени, он так и сделал. Узнав, что казанские вельможи ссылаются с Москвою, просят взять от них Шиг-Алея и прислать своего наместника, хан в марте выехал из города под предлогом ловить рыбу на озере, причем взял с собою многих стрельцов. Но, вместо рыбной ловли, он приехал в Свияжск и выдал воеводам захваченных им вельмож, числом 84 человека.

Главный свияжский воевода князь Семен Микулииский послал к казанским начальным людям с грамотами, объявляя, что царь исполняет их челобитье; Шиг-Алея от них сводит и назначает туда его, князя Семена, наместником; а потому звал их в Свияжск для присяги. Казанцы изъявили готовность, действительно лучшие люди стали приезжать для присяги в Свияжск, а в Казань прибыл стрелецкий голова Черемисинов с толмачом и начал отбирать присягу от народа. Уже в Казани делались приготовления к приему наместника и его свиты; уже наместник прислал свой обоз под прикрытием некоторого числа детей боярских, казаков и 72 пищалей; а сам он двинулся к Казани с войском, с воеводами Иваном Шереметевым, князем Серебряным, князем Ромодановским, и готовился мирно, торжественно вступить в Казань. Вдруг все изменилось. Когда воеводы приблизились, казанцы поспешно затворяли городские ворота, хватали оружие и занимали стены. Русская летопись приписывает эту внезапную перемену трем вельможам казанским, князьям Исламу и Кебеку и мурзе Аликею. Они были в числе захваченных Шиг-Алеем противных ему вельмож. Но воеводы оплошали, поверили их уверениям и позволили им наперед себя ехать в город. А эти люди, прискакав в город, начали кричать, что Русские хотят побить весь народ, о чем они будто слышали от самого Шиг-Алея и его Касимовских татар. Это была искра, брошенная в порох. И без того наиболее ревностные казанские мусульмане, возбуждаемые своими муллами, с ненавистью смотрели на водворявшееся у них господство христианской Москвы, когда-то покорной татарской данницы. При таком настроении понятно, что нелепая весть о предстоящем избиении подняла весь город, и он встал как один человек. Тщетно воеводы вступали в переговоры, уговаривали казанцев не верить лихим людям и предлагали дать новую присягу. Постояв дня полтора около стен, воеводы воротились в Свияжск, и медлили начать военные действия в ожидании указа. Захваченных прежде казанских вельмож они посадили в тюрьмы, но некоторые из них успели спастись бегством. А казанцы не только задержали пришедших с обозом детей боярских и казаков, но погом и перебили их. Чтобы добыть себе царя, они послали в Ногайские улусы и взяли оттуда астраханского царевича Едигера. Этот Едигер, по видимому, незадолго до того некоторое время находился в России в числе татарских служилых князей и участвовал в походе на Казань 1550 года, следовательно был знаком с московскими порядками и опытен в войсковом деле*.

______________________

* Царственная книга., Никонов. Лет. и Львовск., Степенная кн., Отрывок Русской Летописи (П. С. Л. VI). Рассказ о Сююнбеке и ее прощании с Казанью встречаем в так наз. "Истории о Казанском царстве неизвестного сочинителя XVI столетия". Спб. 1791 г. Хотя автор этой истории и говорит, что он попал в казанский плен, в котором пробыл 20 лет и служил при дворе Сафа Гирея, следственно описывал эпоху падения Казани как будто современник и почти очевидец; но его рассказы вообще не отличаются полной достоверностью и обилуют разными домыслами и прикрасами. Этой историей пользовались и авторы позднейших сочинений о Казанском царстве, каковы Лызлова "Скифская история", написанная в 1692 г. (Издана Новиковым в Москве. 1787 г. Издан. Втор.) и Рычкова "Опыт Казанской истории". Спб. 1767. О тожестве казанского царя Едигера с царевичем Едигером, бывшим в русской службе, говорит В.В. Вельяминов-Зернов - о "Касим, царях и царевичах". I. 367. (Л прежде его тоже заметил Полевой в своей "Истор. Рус. Народа" VI. 307). По словам Вельямин.-Зернова, точное имя царевича Ядигар Мухамед. Мы оставляем форму имени, употребляемую нашими летописями, которая означает только русское произношение и не противоречит татарской форме слова. Точно также автор сего превосходного исследования (о "Касимов, царях и царевичах") имя Шиг-Али исправляет в Шах-Али, ссылаясь на надгробную надпись. И в сем случае мы оставляем усвоенное русской историографией летописное чтение, ибо пока не считаем достаточной одну означенную ссылку. У Герберштейна это имя пишется Schtale. Не знаем, хорошо ли сохранилась надпись, верно ли она разобрана и насколько сама она не подвержена ошибке. Почему слово шиг в этом случае должно означать шаха, а не шейха, когда имелось несколько и других шигов, напр., Шиг-Мамай, Шиг-Авлияр (отец Шиг-Алея) и проч.? Летописи наши постоянно упоминают шихов в числе высших ордынских чинов. Напр., в Царств, кн. 178 стр.: "и вся земля Казанская, молны, и сеиты, и шихы, и шихзады, и молзады, и мамы, азеи, афазы, князи, и уланы, и мурзы" и т.д. Почти то же в Степей, кн. стр. 254. Значение этих татарско-мусульманских титулов большей частью объяснено у Вельямин.-Зернова. (Исслед. о Касим, цар. II. 460 и далее). Бек или бий соответствует нашему "князь"; беки главных родов или вообвце приближенные к хану лица назывались Карачи и; аталыки - воспитатели или дядьки царевичей; имильдаши - молочные братья царевичей; сеиды - потомки Магомета; а главный сеид - верховн. духовн. лицо; Муллы или молны - священники; Хафизы - тоже духовные лица и пр. Афазы летописи конечно суть хафизы, а азеи, вероятно, "хаджи", т.е. ходившие в Мекку. По вопросу о характере и племенном составе Казанского царства см. также монографию Н.А. Фирсова - "Обзор внутренней жизни инородцев пред вступлением их в состав Москов. государства". (Ученые запис. Казан. универ. 1864. Вып.1). Относительно произношения татарских имен, мы также оставляем старое Гирей вместо Герай, которое встречаем у В.Д. Смирнова - "Крымское ханство под верховен. Оттоман. Порты" Спб. 1887 г. По сему поводу см. замечание Н.И. Веселовского в его обстоятельной рецензии назвавшегосочинения (Ж. М. Н. пр. 1889 г. Январь. Стр. 176).

______________________

Весна 1552 года была временем испытания для Московского правительства. После измены и восстания Казанских татар, с той стороны приходили все неутешительные известия. Так Горная Черемиса, подущаемая казанцами, отложилась от Москвы и снова перешла на их сторону. Неприятели уже имели несколько удачных встреч с москвитянами и истребили несколько русских отрядов. Московская стража, расставленная на перевозах по Вятке и Каме, не устерегла царевича Едигера: он успел переправиться через Каму, благополучно пришел в Казань и сел на ее престоле. В то же время в войске, занимавшем Свияжск, открылась сильная цинготная болезнь, от которой много умирало людей. К вящему горю, царю и митрополиту донесли, что в этом войске свирепствует ужасный разврат, вследствие скопившегося там большого числа освобожденных из Казани пленниц; что многие даже предаются содомскому греху и кроме того бреют бороды, чтобы нравиться женщинам. Против такого бедствия царь и митрополит немедленно приняли меры. В соборном Успенском храме отслужили торжественное молебствие, освятили воду над мощами святых; после чего отправили в Свияжск архангельского протопопа Тимофея, с святою водою для окропления города и с посланием к его жителям от митрополита Макария. В сем послании митрополит увещевал воинов крепко стоять за веру, блюсти чистоту душевную и телесную, избегать "пустотных бесед" и "срамных словес", блуда и содомии, а также не "класть бритву на брады своя", "понеже сие дело есть Латынския ереси". Этими грехами послание объясняло постигшие нас неудачи и болезни, и грозило царскою опалою и церковным отлучением, если люди не покаятся и не исправятся.

Между тем в Москве шли деятельные приготовления к большому походу. В созванной царем усиленной боярской думе много было разных речей о том, идти ли самому государю. Некоторые советовали ему остаться, чтобы беречь государство от Крымской орды и от Ногаев; по царь склонился на сторону противного мнения и решил лично вести рати на Казань. Всеми овладела мысль, что ото должен быть последний поход, что пора покончить с таким вероломным и непримиримым врагом. Начальство над ратями царь распределил таким образом: воеводою большого полка назначил князя Ивана Федоровича Мстиславского, а товарищем ему князя Михаила Ивановича Воротынского; передовой полк поручил князьям Ивану Турунтаю-Пронскому и Димитрию Хилкову; сторожевой князю Василию Серебряному да Семену Шереметеву; правую руку князьям Петру Щепятепу и Андрею Курскому; левую руку князю Димитрию Микулинскому и Димитрию Плещееву. В своем собственном полку он поставил воеводами князя Владимира Воротынского и Ивана Шереметева. Кроме того он призвал вновь Шиг-Алея с его вспомогательным отрядом Касимовских татар. В это время по просьбе Шиг-Алея царь отдал ему в жены известную казанскую царицу Суюнбеку, вдову его брата Еналея и Сафа-Гирея. По всей вероятности царь пристроил таким образом Суюнбеку, чтобы не выпускать ее из Московского государства; ибо отец ее ногайский мурза Юсуф прислал к царю с просьбою отпустить его дочь-вдову в ее родные улусы. Обидеть простым отказом и возбудить против Москвы сильного ногайского мурзу царь не хотел; а отвечал ему, что она уже сделалась женою Шиг-Алея. Сей последний, хорошо знавший Казанскую страну, не советовал Иоанну вести войну в летнюю пору, ссылаясь на леса, озера и болота, и говорил, что зимою там удобнее воевать, когда все пути свободны. Но государь отвечал, что было бы слишком долго медлить до зимы, что война уже началась, большой наряд и запасы уже отправлены Волгою к Свияжску, что в Божьей воле и непроходимые места сделать проходимыми. Впрочем, мы видели, как в предыдущие оба похода Иоанн был обманут расчетом на зимнее время.

Рано утром 16 июня 1552 г. Иоанн простился с своею супругою Анастасией, в то время беременной, помолился в Успенском соборе, взял благословение у митрополита и, сев на коня, выступил в поход, по направлению через Коломну в Муром, а оттуда к Свияжску. Москву он поручил охранять брату своему Юрию и митрополиту Макарию. В селе Коломенском была первая остановка для обеда. В селе Острове был первый ночлег. Но тут вдруг прискакал один станичник гонцом из Путивля с известием о скором приходе Крымской орды на Северскую или на Рязанскую украйну. То, чего опасались в Москве и на что указывали люди, советовавшие отложить поход до зимы, по видимому оправдалось, т.е. приходилось зараз воевать с Казанью и с Крымом.

Вести о крайней опасности, грозившей Казанскому царству, распространились по мусульманским странам и производили в них сильное впечатление. Турецкий султан, знаменитый Солиман Великолепный, принял близко к сердцу эти вести и будучи сам не в состоянии воевать Москву по ее отдаленности, старался вооружить против нее все татарские орды восточной и южной России. Он посылал грамоты в Астрахань и к Ногаям, призывая их соединиться с крымским ханом против москвитян. Но Астрахань в то время была бессильна; Ногаи, разделенные между разными князьями, не были способны к дружному и быстрому образу действий. Только новый крымский хан Девлет-Гирей, племянник и преемник Саип-Гирея, посаженный на престол Солиманом, показывал усердие к исполнению его воли и получил от него на помощь пушки и янычар. Он рассчитывал напасть на южные Московские пределы в то время, когда царь с главными силами находился уже далеко на востоке, и, угрожая самой Москве, думал отвлечь Русских от Казани. Но расчет его оказался ошибочным, и замедление русского похода на сей раз было кстати - наши главные силы только начали свое выступление. По-видимому и само это замедление произошло в связи с опасением или предвидением Крымского набега.

Получив весть о крымцах, Иоанн продолжал свой поход к Коломне; в то же время он велел полкам спешить к Оке, занять главные переправы и приготовиться к бою. В Коломну к нему прискакал гонец из Тулы с известием, что крымцы показались около сего города, но не в большом числе. Царь не медля двинул туда из Каширы правую руку с князьями Щенятевым и Курбским, от Ростиславля (Рязанского) передовой полк с Турунтаем-Пронским и Хилковым, от села Колычева (близ Коломны) часть большого полка с князем Михаилом Воротынским, а за ними и сам готовился идти с остальными войсками. Распоряжения эти оказались удачны; ибо через день прискакал гонец с известием, что Крымский хан со всею своею силою, с турецкими пушками и янычарами осадил Тулу; когда же узнал о присутствии московских полков на берегах Оки, остановился и повернул назад; но чтобы не придти в Крым с пустыми руками, он хотел по крайней мере взять и разграбить стоявший на его дороге украинный город Тулу. 22 июня Девлет-Гирей весь день приступал к городу и стрелял по нему калеными ядрами, от которых во многих местах произошел пожар, а янычары пытались влезть на стены. В Туле тогда оставалось мало военных люден, потому что большая часть ушла в Казанский поход; но воевода князь Григорий Темкин мужественно встречал нападение; горожане вместе с военными людьми стояли на стенах и храбро отражали приступы. На следующий день осажденные увидали вдали облако пыли и догадались, что идет помощь от царя. Воодушевленные тем, они сделали отчаянную и удачную вылазку, в которой принимали участие даже женщины и дети. В следующую ночь стража татарская донесла хану о приближении большого русского войска. Он подумал, что сам Иоанн пришел с главными силами и обратился в бегство. Подошедшие поутру князья Щенятев и Курбский уже не застали татар под Тулою; им пришлось встретить и поразить только те отряды, которые были распущены в загоне и возвращались к Туле, не зная о бегстве хана. Затем некоторые московские воеводы пустились в погоню за ханом, нагнали его и побили на речке Шивороне. В этих стычках не только было отбито назад много русского полону, но и захвачены самый обоз ханский со множеством телег и верблюдов и его турецкие пушки. Так неудачно окончилось предприятие Девлет-Гирея и так счастливо начался третий и последний поход Иоанна на Казань. Радостные вестники поскакали из Коломны от царя на Москву к царице и митрополиту, а также в Свияжск к стоявшим там воеводам.


Покончив с Крымским набегом, Иоанн устраивал в Коломне дальнейшее движение своих полков на Казань. Но тут обнаружился вдруг ропот в некоторых частях войска, а именно: новгородские дети боярские били челом государю, что они уже сослужили государеву службу в походе на крымцев, а теперь их посылают в дальний путь, под Казань, где придется долго стоять. Волнение, вызванное такою просьбою, было опасно, ибо могло распространиться и на другие части войска. Государь или его умные советники нашлись: велено было составлять списки тем, кто желает остаться и кто хочет идти под Казань; последних государь будет жаловать, заботиться об их прокормлении, а также награждать их поместьями. Когда дошло до переписи, то несогласных почти не оказалось: все изъявили охоту идти за государем. Кроме надежды на царские награды и пожалования, очевидно тут подействовало и общее одушевление, которое тогда овладело Русским народом при мысли покончить с исконным хищным врагом своей народности и православной веры. Со времени Куликовской битвы борьба с татарами приобрела на Руси значение крестовых походов и пользовалась наибольшим народным сочувствием.

Часть войска, именно большой полк, передовой и правую руку государь послал на восток чрез Рязанскую область и Мещеру; а с остальными полками сам пошел из Коломны на Владимир-Залесский и Муром. Во Владимире в Рождественской обители он молился над гробом своего святого предка Александра Невского, а в Муроме над мощами князя Петра и княгини Февронии. Во Владимире встретил его протопоп Тимофей с известием, что в Свияжске он с местными священниками совершил крестный ход вокруг города и кропил святою водою по всему городу, после чего свирепствовавший там мор утих. В Муроме царь получил от митрополита Макария пространную грамоту, в которой тот вместе со всем освященным собором посылал царю и всему воинству благословение на брань с врагами и напоминал ему подвиги его предков. В Муром он вызвал подручника своего касимовского хана Шиг-Алея и отправил его с частью войска на судах Окою и Волгою. Сам же переправил полки за Оку, и в половине июля двинулся далее к Свияжску сухим путем, выслав вперед легкий конный отряд или так называемый яртоул под начальством князей Шемякина и Троекурова; а за ними послал посошных людей, которые должны были наводить мости на речках и на ржавцах, и вообще приуготовлять пути царю и бывшему с ним войску, т.е. собственной царской дружине, сторожевому полку и левой руке. Во время пути к Иоанну присоединились некоторые служилые князья и мурзы с Городецкими (Касимовскими) и Темниковскими татарами и с Мордвою. Этот путь пролегал то густыми лесами, то дикими полями; множество лосей и всякой дичи в лесах и обилие рыбы в реках представляли войску средства пропитания во время похода. Не доходя немного реки Суры, с царским войском сблизились помянутые выше полки, шедшие южнее и заслонявшие его от внезапного нападения Заволжских или Ногайских татар, которого по обстоятельствам того времени можно было опасаться. Переправясь за Суру, русские полки вступили в землю Чуваш и горных Черемис. Уже прежде по пути встречали царя гонцы от свияжских воевод с вестями об удачных поисках над возмутившимися Горными Черемисами и о новом приведении их в покорность. Теперь же, при виде великой русской рати, местные черемисы, чуваши и мордва показывали даже преданность Московскому царю; старшины их приходили к нему с поклонами, приносили хлеб, мед, быков и говядину частью в дар, а частью продавали; воины, долгое время впроголодь питавшиеся охотою, с радостью ели черемисский хлеб, который показался им теперь вкуснее родных калачей, по замечанию одного участника похода (князя Курбского).

Когда государь приблизился к Свияжску, навстречу ему вышли с прибывшими наперед, Волгою, отрядами воеводы князь Александр Горбатый, Семен Микулинский, Петр Серебряный, Данило Романович Юрьев, Федор Адашев и др. Кроме русского войска тут было и ополчение, вновь избранное из черемис, чуваш и мордвы. 13-го августа Иоанн вступил в город, молился в храме Рождества Богородицы, а затем расположился станом на лугу под Свияжском. Воины праздновали окончание своего долгого и утомительного похода и наслаждались изобилием съестных припасов, которые были привезены Волгою на судах вместе с пушками и военными снарядами. В Свияжск приехало и много купцов с товарами, так что всего можно было достать.

Прежде нежели приступить к осаде Казани, царь питается увещаниями склонить ее к покорности. Для этого Шиг-Алей посылает от себя грамоту к Едигеру-Махмету, происходившему с ним из одного рода (Кучук-Магометова); а Иоанн отправляет грамогы к куль-шериф-молле и ко всем казанцам, требуя от них, чтобы исправили свои вины и били бы ему челом. Эти грамоты казанцы оставили без ответа; а Едигер отвечал потом хану Шиг-Алею бранным посланием с хулою на Русского царя и называл хана предателем за то, что, будучи мусульманином, служит христианам.

16-го августа русские войска начали постепенно переправляться на луговую сторону Волги и выгружать из судов пушки и всякие военные запасы, а спустя неделю они уже обступили Казань. Около того времени один из казанских вельмож, именно Камай-мурза, тайком ушел из города со своими близкими и передался Иоанну. Этот человек оказался очень полезен Русским своею опытностью и своими сведениями. От него царь между прочим узнал, что казанцы собрали большие запасы продовольствия и приготовились к отчаянной защите; что во главе самых упорных противников Москвы, кроме Едигера, стоят кул-шериф-молла и кадий, Зейнеш ногайский, князья (беки) и мурзы Чап-кунь, Ислам, Аликей, Кебек, Дербыш, Япанча и пр. Всего войска для своей обороны казанцы собрали от 50 до 60 тысяч. В том числе находилось около 2500 всадников, присланных на помощь из Ногайской орды, и несколько вспомогательных отрядов, набранных между Луговыми черемисами и другими народами Казанского царства. Кроме того, почти все казанские граждане и духовные лица также взялись за оружие. Едигер довольно умно распорядился своими силами. Отборную половину войска он оставил в городе для обороны стен; а другую половину, и преимущественно конницу, скрытно расположил в некотором расстоянии от города, в лесных засеках для того, чтобы действовать в тыл осажденных; эта внешняя часть войска находилась под начальством храброго наездника Япанчи.

Город Казань расположен на левой, луговой стороне Волги; он отделен от этой реки низменной полосой, имеющей верст шесть или семь в ширину, и возвышается на холмистом берегу речки Казанки, впадающей в Волгу, в углу, который заключается между этим берегом и Булаком; последним именем называется тенистый проток, идущий из озера Кабана в Казанку. Крутые берега Казанки и Булака, с трех сторон огибающие город, представляли естественную его защиту; а с четвертой стороны там, где простиралось так называемое Арское поле, проведен был глубокий ров с валом. Стены города сделаны из широких дубовых срубов, набитых землею, и местами вооружены пушками и пищалями. Самую вершину угла, образуемого Казанкою и Булаком, занимал особо огражденный царский двор с несколькими высокими каменными мечетями, в которых находились ханские гробницы. Тут же на Казанку выходили двое городских ворот, именно Муралеевы и Элбугины, а на Булак - Тюменские; со стороны Арского поля шли ворота: Арские, Царевы, Ногайские, Крымские и Аталыковы.

Русские полки окружили Казань в таком порядке. Со стороны Волги на так называемом Царевом лугу расположились станом сам Иоанн и его двоюродный брат Владимир Андреевич с царским отборным полком, состоявшим преимущественно из детей боярских, которые представляли лучшую и наиболее исправно вооруженную конницу. Впереди его по Булаку, т.е. ближе к городу, стала левая рука, на устье Булака сторожевой полк, а за Казанкой против помянутой верхней части города расположилась правая рука. В противоположной ей стороне, т.е. на Арском поле, от Булака стал большой полк; за ним далее к реке Казанке передовой; а на берегу Казанки связью между этим полком и правой рукой служил легкий военный отряд или яртоул. Первое столкновение произошло в то время, когда Русские двинулись занимать свои места на Арском поле. Навели мосты чрез тенистый Булак; по ним первый пошел передовой яртоульный отряд, заключавший тысяч семь конницы и пеших стрельцов под начальством князей Пронского и Львова. Доселе город казался пустым; никого не было ни видно, ни слышно: так притаились его защитники. Но в ту минуту, когда русский отряд, перейдя Булак, стал подниматься на высокий холм, лежавший между городом и озером Кабаном, отворились городские ворота (вероятно Аталыковы), и толпа конных и пеших татар бросилась на наш отряд. Сей последний в начале было замешался от неожиданного удара; но меж тем успела перейти Булак остальная часть яртоула, которым начальствовали князья Шемякин и Троекуров; по приказу государя (а без этого приказа было запрещено вступать в битву), они подкрепили сражавшихся детьми боярскими и стрельцами, и неприятель с большим уроном был отброшен в город. После того полки постепенно заняли назначенные им места.

Осада началась по всем правилам русского осадного искусства того времени. Главным правилом этого искусства было тесное обложение города, так чтобы никто не мог ни войти, ни выйти из него. Для сего осаждающие копали кругом ров и вал; на удобных возвышенных пунктах, особенно против городских ворот, ставили пушки, закрытые турами, т.е. большими плетенками из хвороста, наполненные землею; а места низменные забирали тыном или частоколом. Поэтому царь заранее распорядился, чтобы всякий человек в его войсках приготовил по бревну для тына, а всякий десяток сделал по одному туру. Артиллерия наша или наряд состоял из больших осадных пушек (дел) и из пищалей. Осадные пушки были собственно мортиры, бросавшие в крепость большие каменные ядра и потому называвшиеся "верховыми"; были и меньшего размера, но очень длинные, которые стреляли калеными ядрами и зажигали дома, почему именовались "огненными". Под словом "пищаль" разумелась собственно малая пушка или большое крепостное ружье, стоявшее на стенке, длиною достигавшее сажени и более. Такая пищаль называлась "затинная"; она стреляла железными ядрами. Самые легкие пищали носились на ремне за плечами и назывались "рушницами", потом "ружьями"; из них стреляли с сошек; ими вооружены были стрельцы. Число осадных пушек и больших пищалей, выставленных против Казани, простиралось до 150. Затем Иоанн имел у себя немецких инженеров, прозванных у нас "размыслами", которые могли делать подкопы под крепость и взрывать стены. Все число осадного русского войска с вспомогательными отрядами инородцев, по летописям, простиралось до полутораста тысяч.

За первою помянутою вылазкой казанцев последовал целый ряд других, так что устройство туров вокруг города и вооружение их пушками сопровождалось частыми битвами; обыкновенно пока одна часть рати трудилась над этим делом,, другая часть в то время отбивала нападение татар, старавшихся мешать осадным работам. Но мало-помалу работы были окончены; почти против каждых городских ворот со стороны осаждавших воздвигнуты были орудия, закрытые турами и защищенные стрельцами и казаками, которые впереди их вырыли для себя ровики или шанцы. Около городских стен на устье Булака стояла каменная баня, называвшаяся Даирова; ее захватили русские казаки и сделали из нее род форта для действия против осажденных. Когда осадные работы были окончены, русские орудия начали усердно обстреливать город, и хотя по своему тогдашнему несовершенству сравнительно мало причиняли вреда неприятелю, однако держали его в страхе и производили пожары. Осажденные отвечали из своих пушек и пищалей, а также из луков, но еще с меньшим успехом. Зато в ото время обнаружилась для них вся польза от войска, оставленного вне города и расположенного в лесных засеках. Русские полки, оградив себя турами, частоколами и рвами со стороны крепости, имели открытый тыл, и вот начались частые нападения на них с тыла из соседних лесов: из Арского леса нападала конница Япанчи, а из лесов на правой стороне реки Казанки приходила Луговая черемиса. Эти нападения извне обыкновенно сопровождались вылазками изнутри города. Для сего, по свидетельству современника (князя Курбского), между внутренними и внешними защитниками был условлен известный знак. А именно: осажденные выносили большое мусульманское знамя на башню или на какой-нибудь другой возвышенный пункт и начинали им махать; тогда скрытые в лесах татары устремлялись на русские осадные линии извне, и в то же время из городских ворот производилась вылазка осажденных. Однажды во время подобного нападения Япанчи казанцы сделали из города такую дружную и внезапную вылазку, что едва не завладели большим русским нарядом, и только после кровопролитной сечи были отбиты. Около трех недель продолжались эти внешние нападения, которые держали русские войска в постоянной тревоге и тем до крайности их утомляли; конники наши не смели отдаляться далеко от лагерей, а потому не могли добывать достаточно травы для корму коней. Наконец Иоанн созвал воевод на совет, что предпринять. На этом совете придумали следующую умную меру: русское войско также разделить на две части; одну часть, большую, оставить для продолжения осады, а другую, меньшую, выставить против Япанчи. Вторую часть составили из 30 тысяч конницы и 15 тысяч пеших стрельцов и казаков. Общее начальство над нею царь вверил доблестному князю Александру Горбатому-Шуйскому, и он не замедлил оправдать это назначение полным успехом.

Горбатый с своим войском спрятался в закрытом месте. Татары, вышедши из лесу на Арское поле, по обыкновению, сперва ударили на стражу, охранявшую русские обозы. По заранее условленному плану сторожевые отряды отступили к самым шанцам; татары погнались за ними и уже начали "водить круги и гарцовать" перед шанцами, осыпая их частыми стрелами, как дождем. Вдруг перед ними появляется скрытая доселе часть русского войска и отрезывает им путь отступления к лесу. Татары принуждены вступить в неравный бой, который окончился их полным поражением. Взятых при сем в плен царь велел привязать к кольям перед шанцами, чтобы они, под угрозою смерти, умоляли казанцев сдать город. Но осажденные в ответ на эти мольбы пустили в пленников тучу стрел, говоря: "лучше умереть вам от наших мусульманских рук, чем от рук гяуров необрезанных". Спустя три дня, Иоанн послал князей Александра Горбатого и Семена Микулинского разорить и самую лесную засеку, где успели собраться разбитые татары и откуда уже замышляли новые нападения. А затем воеводы должны были идти на Арский городок, отстоящий на 56 верст от Казани. Поручение ото Горбатый и Микулинский исполнили также с полным успехом. Засека была укреплена острогом, т.е. срубами, засыпанными землей, а также сваленными деревьями, и притом шла между великими болотами. Однако эта укрепленная засека была скоро взята и уничтожена, после чего войско два дня шло до Арского городка, который нашло пустым, потому что жители его разбежались. Этот поход совершался по стране обильной хлебом, скотом и всякими плодами; ибо там находились частые загородные дворы и села казанских вельмож. Кроме съестных припасов, Русские нашли там ценные шкуры зверей, особенно куниц и соболей, а также большое количество меду. Через десять дней отряд воротился со множеством пленных из женщин и детей, с стадами скота и с богатыми запасами всякого продовольствия; в войске явилось вдруг изобилие и дешевизна, так что корову можно было купить за 10 денег московских. Опасность и тревога со стороны Арского леса были таким образом уничтожены; но нападения Луговой черемисы с другой стороны продолжались; впрочем по своей силе и значению они не могли равняться с побитыми наездниками Япанчи.

Был уже сентябрь месяц, и наступила дождливая погода, весьма неблагоприятно действовавшая на здоровье и бодрость войска, тем более, что окрестности Казани и без того изобилуют болотистыми сырыми местами. Такое обилие дождя русское суеверие приписывало даже сверхъестественному началу или чародейству. По словам того же современника казанские старики-колдуны и старые бабы-колдуньи при восходе солнца являлись на стенах города и с воплем произносили какие-то сатанинские слова, непристойно вертясь и махая своими одеждами на христианское войско: тотчас поднимался ветер, нагонял облака, и начинался проливной дождь. Вера в такое чародейство вызвала следующую меру; по совету благочестивых людей, царь послал наскоро в Москву за Животворящим крестом, заключавшим в себе частицу древа, на котором был распят Спаситель. Посланные в четыре дня на вятских быстроходных корабликах достигли Нижнего Новгорода, а отсюда поскакали в Москву на переменных подводах, и таким образом в короткое время привезли святыню. Царские священники соборне освятили воду Животворящим крестом, обходили лагеря и кропили их святою водою. Вскоре после того настала ясная погода.

Между тем иноземные размыслы делали свое дело, т.е. вели подкопы. Главный подкоп заложен был со стороны Булака и направлен под стену между воротами Тюменскими и Аталыковыми. В то же время возник вопрос, откуда осажденные берут воду, будучи отрезаны от реки Казанки. Царь призвал к себе мурзу Камая, и от него узнал, что около Муралеевых ворот и берега Казанки есть ключ, куда жители ходят за водою подземельем или тайником. Стоявшие в той стороне воеводы сторожевого полку, по приказу государя, пытались перекопать этот тайник сверху, но не могли по твердости грунта; наконец узнали, что он пролегает близ Даировой бани, занятой казаками. Государь поручил Алексею Адашеву и размыслу заложить подкоп из бани под тайник, затем велел сему размыслу оставить это дело своим ученикам, а самому продолжать главный подкоп. Когда был готов подкоп под тайник, в него вкатили одиннадцать бочек пороху и взорвали. Этим взрывом тайник был совершенно уничтожен; часть соседней стены обрушилась, камни и бревна высоко взлетели на воздух и при падении своем побили много казанцев. Уныние распространилось в городе, лишенном воды. Однако не думали о сдаче и начали в разных местах копать, ища воды; докопались только до одного смрадного источника, откуда и брали воду, хотя от этой воды люди пухли и умирали.

Осаждавшие все ближе и ближе подвигали свои туры, а вместе с ними пушки, и беспрестанно били ядрами по городу; некоторые ворота были уже сбиты; но осажденные возводили за ними новые бревенчатые и досчатые укрепления, засыпанные землею, или так называемые тарасы. Не ограничиваясь устройством туров, государь велел своему дьяку Ивану Выродкову, по видимому сведущему в строительном деле, приготовить на Арском поле подвижную башню в шесть сажен вышины. Эту башню придвинули к Царевым воротам; на ней поставили 10 больших полуторасаженных и 50 затинных пищалей. Так как она была выше городских стен, то стрельцы открыли с нее жестокий огонь вдоль улиц и стен, убивая много народу. Осажденные копали себе под воротами и под стенами земляные норы, куда и укрывались от выстрелов; а потом выползали, как змеи, делали вылазки и резались с ожесточением. Осаждавшие наконец уже так близко придвинули свои туры, что только один городской ров отделял их от стен; борьба принимала все более кровопролитный и упорный характер. Иоанн время от времени объезжал полки, осматривал туры, навещал и жаловал раненых воевод и благочестивыми словами поддерживал мужество воинов, бившихся против врагов православной веры. Однажды Русские подкопами взорвали тарасы, поставленные за Царевыми воротами, причем бревнами побили много народу, и ужас распространился в городе. Пользуясь этим моментом, в некоторых местах русское войско устремилось вперед и заняло разные башни, мосты и ворота. Некоторые воеводы уже просили царя о повелении сделать общий приступ; но Иоанн думал, что время решительного удара еще не приспело, и велел отступить. Впрочем часть башен и ворот осталась в руках Русских; татары не медля воздвигли против них срубы, засыпанные землею.

Иоанн ждал главного подкопа. Когда тот был почти окончен и в него вкачено 48 бочек пороху, царь велел готовиться к общему приступу, и сделал все важные распоряжения. 30 сентября (1553 года) он приказал наполнять городские рвы лесом и землею и устраивать многие мосты, а в стены усиленно бить из больших пушек, так что в разных местах стены были сбиты почти до основания. Собственно для приступа Иоанн отобрал часть войска из простых ратных людей, из боярских детей, казаков и стрельцов. Казаками начальствовали их атаманы, стрельцами их головы, а ратным людям каждой сотне был назначен голова из опытных боярских детей. Этим передовым отрядам воеводы должны были помогать людьми из своих полков, причем каждому воеводе назначено занять свое место против определенных заранее ворог и проломов. А чтобы во время приступа не подошла осажденным помощь извне, из соседних лесов, а также чтобы отрезать бегство из города, поставлена везде крепкая стража: на Арском поле, на дорогах Арской и Чувашской поставлены Шиг-Гирей с касимовскими князьями и мурзами, князь Федор Мстиславский с своим полком и Горная черемиса; на дороге Ногайской поставлены князья Оболенский и Мещерский с своими отрядами, на Галицкой, за рекой Казацкой, князь Ромодановский и Зоболоцкий; там же за Казанкой от Луговой черемисы оберегали с царскими дворянами головы Воротынский и Головин. Часть войска кроме того оставлена была при государе, как его охрана и как главный запас (резерв). Взрыв большого подкопа должен был послужить сигналом для начала приступа. Готовясь к решительному делу, Иоанн еще раз пытается склонить казанцев к добровольной сдаче с обещанием помилования, если выдадут главных изменников; для этих переговоров он выбрал мурзу Камая. Но казанцы дали единодушный ответ: "Не бьем челом; Русь уже на стене и в башнях; но мы поставим другую стену. Или все помрем, или отсидимся".

2 октября, в воскресенье, на заре, перед самым приступом, государь, облеченный в юмшан, т.е. в боевую броню, слушал божественную литургию в своей полотняной церкви и усердно молился. Перед восходом солнца, когда дьякон, читая Евангелия, возгласил: "и будет едино стадо и един пастырь", раздался сильный гром, и задрожала земля. То взорвали подкоп; часть городской стены с бревнами, землею и людьми высоко взлетела на воздух и потом обрушилась, покрыв множество народа под развалинами. Царь вышел к дверям, посмотрел на действие подкопа и потом продолжал слушать литургию. Во время чтения ектении, когда дьякон произнес слова: "и покорити под нозе его всякого врага и супостата", последовал второй взрыв, еще более ужасный, чем первый; часть стены опять взлетела на воздух, многие ее защитники разорваны на куски. Тогда русское воинство со всех сторон устремилось на город с кликом: "с нами Бог!" Татары, призывая Магомета на помощь, подпустили русских к самым стенам, и вдруг осыпали их множеством камней из орудий и тучею стрел из луков. Когда же русские приставили лестницы и полезли на стены и на башни, их начали обливать кипятком и скатывать на них бревна. На самых стенах татары, на сей раз не прятавшиеся за укреплениями, вступили в жестокий рукопашный бой. Уже два раза ближние бояре посылали к царю вестников, призывая его явиться для одобрения полков. Но Иоанн дождался окончания литургии, и тогда, съев кусок просфоры и взяв благословение у своего духовника, благовещенского священника Андрея, пошел из церкви. "Благословите и простите за православие пострадать; а вы нам молитвою помогайте", - сказал он духовенству, сел на коня и выехал к своему царскому полку. В эту минуту русские знамена уже развевались на стенах казанских.

Уже наше войско ворвалось в город со стороны Арского поля. Татары покинули стены; теснимые русскими, они, со своим царем Едигером во главе, отступали к верхней части города, т.е. к царскому двору, продолжая отчаянно биться копьями и саблями; а где по тесноте не могли действовать этим оружием, там резались ножами, хватая противников за руки. Но тут ряды нападающих вдруг стали таять. Открывшаяся перед ними внутренность города с его богатствами, т.е. гостиные дворы и лавки, наполненные разными азиатскими товарами, и дома богатых людей, изобилующие золотом, серебром, коврами, дорогими каменьями и мехами, соблазнили многих русских воинов: они оставили битву и бросились на грабеж. Многие малодушные и трусы, притворившиеся мертвыми или ранеными еще во время самого приступа, теперь вскочили на ноги и присоединились к грабителям. Когда весть о том распространилась до русских обозов, оттуда прибежали кашевары, конные пастухи, даже вольные торговцы, и устремились на корысть. Пока храбрые в течение нескольких часов бились с татарами, некоторые "корыстовники" успевали по два и по три раза отнести свою добычу в лагерь и опять прибежать в город. Заметив, что число истинных воинов осталось невелико и те очень утомлены битвою, татары собрались с силами, дружно ударили на нападающих и в свою чередь потеснили их назад. Князь Михаил Воротынский послал к государю просить подкрепления. В эту минуту, увидев отступление наших, корыстовники испугались и обратились в бегство; многие из них не попали в ворота, а начали скакать через стены, с криком: секут! секут! Видя бегство своих из города, Иоанн побледнел и смутился: он думал, что уже все войско наше отбито и приступ окончился поражением. Но окружавшие его опытные в ратном деле бояре ("мудрые и искусные сигклиты", как выражается Курбский) велели водрузить самую большую хоругвь близ Царевых городских ворот, взяли Иоаннова коня за узду и поставили его под хоругвию; а половине двадцатитысячного царского полку велели сойти с коней и идти в город на помощь сражавшимся. Часть бояр также сошла с коней с своими детьми и сродниками и поспешила на сечу. Эта свежая помощь тотчас повернула битву опять в нашу пользу. Татары снова отступили к царскому двору и большим мечетям, где к ним присоединились духовные сеиты и муллы, с куль-шериф-моллою во главе, которые почти все пали в этой отчаянной резне. Едигер с остатком дружины заперся на своем укрепленном дворе и еще часа полтора оборонялся в нем. Наконец русские вломились и в это последнее убежище. Тут на одной стороне двора они увидали толпу прекрасных женщин в белых одеждах; а в другом углу собрался остаток татар около своего хана: они думали, что русское войско прельстится женщинами и их нарядами, и прежде всего бросится забирать их в плен. Но русские пошли прямо на татар. Тогда они взвели своего царя Едигера на башню и просили на минуту остановить сечу. Просьба их была услышана. "Пока наш юрт стоял и в нем был царский престол, мы обороняли его до последней возможности; ныне отдаем вам царя здравым: ведите его к своему царю! А оставшиеся из нас идем на широкое поле испить с вами последнюю чашу". Выслав Едигера с одним карачием или вельможею, по имени Зейнеш, и двумя имилдешами (царскими молочными братьями), татары начали частию пробиваться в Елбугины ворота, а большей частью прыгать со стен и собираться на берегу Казанки. Стоявшие с этой стороны воеводы открыли по ним огонь из пушек. Татары бросились берегом вниз по реке, потом остановились, сбросили с себя лишнюю одежду, разулись и пошли вброд через реку. Их оставалось еще тысяч пять, и притом самых храбрых. Русские, стоявшие на стенах, видели, что татары уходят, но остановить их не могли; ибо в этом месте были большие стремнины. Молодой воевода, князь Андрей Михайлович Курбский, первый пустился в погоню, собрав вокруг себя сотни две или три всадников. Он перешел реку и раза три храбро врубался в густую толпу татар; но в четвертый раз упал и вместе с раненым конем своим, и сам весь израненный потом замертво был поднят своими; только крепкая кольчуга охранила его от смерти. На помощь всадникам подоспел родной брат князя Курбского, он тоже несколько раз врубался в толпу татар; подоспели некоторые другие воеводы, которые били неприятелей до тех пор, пока те не достигли болотистого, лесистого места, куда и спаслось их несколько сот оставшихся от истребления.

Казань была взята; вместе с тем освобождено несколько тысяч русских пленников. В полон русским досталось огромное количество татарских жен и детей; а вооруженные люди, по приказу царя, большею частию были избиваемы "за их измены". Убитых оказалось такое множество, что по всему городу не было места, где бы можно было ступить не на мергвого; а около царского двора и по ближним улицам кучи убитых возвышались наравне с городскими стенами; рвы были ими наполнены, а также и те места, по которым уходили последние защитники, т.е. берега Казанки и луг, простиравшийся от нее к лесу. Разумеется, и русскому воинству дорого обошлась эта победа, и оно потеряло во время осады множество людей от болезней и от рук неприятельских.

Иоанн прежде всего возблагодарил Бога за победу и велел петь благодарственный молебен под своим знаменем, на котором было изображение Нерукотворного Спаса. (На том же месте он потом велел соорудить и храм в честь этого образа). Сюда собрались воеводы и все бояре, с князем Владимиром Андреевичем впереди; потом подъехал и Шиг-Аоей. "Буди государь здрав на многие лета на Богом дарованном ти царстве казанском!" повторяли они, приветствуя государя. Окруженный воеводами и своими дворянами, государь вступил в город и направился к царскому двору. Его встречали победоносные войска с толпами освобожденных русских пленников и кричали: "Многая лета царю благочестивому Ивану Васильевичу, победителю варваров!" Город в разных местах горел. Царь приказал тушить пожары, а все взятые сокровища, пленников и пленниц велел разделить между воинами; себе взял только пленного Едигера-Махмета, царские знамена и городские пушки. После того он возвратился в свою загородную стоянку.

С радостною вестью в Москву к своей царице Анастасии, брату Юрию и митрополиту он отправил шурина своего Даниила Романовича Юрьева. К 4-му октября Казань очистили от трупов, и государь снова вступил в город. Тут он выбрал место, на котором велел построить соборный храм во имя Благовещения, пока деревянный; потом с крестами обошел городские стены и велел святить город. Затем, приняв челобитье и присягу о покорности от Арских людей и Луговой черемисы, царь оставил здесь своим наместником и большим воеводою князя Александра Борисовича Горбатого, при нем товарищем князя Василия Семеновича Серебряного, и дал ему многих дворян, детей боярских, стрельцов и казаков; а сам 11 октября поспешил отправиться в свою столицу, хотя некоторые опытные бояре советовали ему не спешить отъездом и прежде устроить дела Казанские. Он поплыл с пехотою на судах по Волге, а конницу послал берегом с князем Михаилом Воротынским к Василь-Сурску. В Свияжске воеводою оставлен князь Петр Иванович Шуйский, который ведал и всей Горною черемисою. В Нижнем, кроме жителей и духовенства, государя встретили бояре, посланные приветствовать его из Москвы от царицы, брата Юрия и митрополита. Из Нижнего государь поехал на конях к Владимиру; не доезжая этого города, он встретил боярина Траханиота, который привез радостную весть от царицы Анастасии: у нее родился сын царевич Димитрий. Прежде нежели вступить в столицу, Иоанн не преминул заехать в Троицкую Лавру и поклониться угоднику Сергию. Когда государь приблизился к Москве, навстречу ему вышло такое множество народу, что все поле от реки Яузы до посаду едва вмещало людей. Слышались только крики: "Многая лета царю благочестивому, победителю варварскому, избавителю христианскому!" Митрополит, епископы и все духовенство встречали государя с крестами. Царь обратился к митрополиту и ко всему освященному собору с пространным благодарственным словом за их молитвы, помощью которых он победил неверных казанцев. Митрополит отвечал ему в том же смысле. После сего царь сошел с коня, снял доспех и заменил его царским одеянием; повесил на груди Животворящий крест, на главу возложил шапку Мономахову, и пеший отправился за крестами в Успенский собор; здесь со слезами благодарности прикладывался к мощам Петра и Ионы митрополитов. И уже затем вступил он в царские палаты, где обнял свою супругу и новорожденного сына. Бесспорно это был счастливейший и самый светлый день в его жизни.

8 ноября у царя был пир в большой Грановитой палате для всего высшего духовенства, для многих бояр и воевод. Потом государь раздавал щедрые подарки митрополиту и всем бывшим тогда в Москве владыкам. Князя Владимира Андреевича он жаловал шубами, большими фряжскими кубками и золотыми ковшами. Также всех бывших с ним в походе воинов от бояр и до детей боярских, смотря по достоянию, он жаловал шубами с своих плеч, бархатами на золоте и соболях, кубками, ковшами, конями, доспехами, платьем и деньгами. Торжественные пиры с подарками продолжались три дня, и в эти дни, по счету царских казначеев, деньгами и вещами роздано было на 48000 рублей, кроме вотчин, поместий и кормлений, которыми государь жаловал особо.

Велика была народная радость, с которою встречено в Москве покорение Казанского царства. Да и было чему радоваться. Уже в течение целых трех столетий борьба с татарскими ордами постоянно занимала внимание русского народа и сделалась главным его политическим интересом. Еще жива была память о татарском иге и сопровождавших его бедствиях, из которых самое значительное составлял постоянный увод огромного количества пленных христиан, попадавших в бусурманскую неволю. С окончанием непосредственного ига не кончилось это постоянное бедствие, поддерживавшее в народе ненависть к варварам и питавшее жажду мщения. Из двух главных наследниц Золотой орды, угнетавших наши окраины, орд Казанской и Крымской, первая и ближайшая к Москве была теперь уничтожена; хищное бусурманское гнездо образалось в русский город; на месте мусульманских мечетей воздвигались христианские храмы; почти вся восточная окраина Московского государства обретала спокойствие; все среднее течение Волги давало теперь полный простор русскому поступательному движению на Восток, существовавшему искони. Естественно поэтому, что Иоанн, как завоеватель целого татарского царства, сделался героем в глазах русского народа и прославлялся в его песнях; ради этой славы многое прощалось ему в его последующей менее светлой деятельности.

Так как борьба с татарами-мусульманами издавна приобрела не только национальный, но и православно-религиозный характер, то покорение Казани являлось в глазах современников прежде всего подвигом благочестия, победою православия. Оттого, подобно Куликовской битве, и это событие дошло до нас в летописях, украшенное легендами, по которым падение Казани заранее предвещалось разными знамениями и явлениями, как бы сами небесные силы принимали участие в победе над неверными.

Тою же зимою Иоанн окрестил обоих пленных казанских царей; маленький Утемиш-Гирей получил имя Александра, а Едигер-Махмет назван Симеоном. Последнему государь подарил двор в Москве, приставив к нему особого боярина и целый штат чиновников для почетной службы*.

______________________

* Самый подробный, наиболее достоверный и ближайший к событию рассказ о Казанском взятии находится в Царствен, книге. Преимущественно отсюда он заимствован в Никонов. Лет. Т. VII. Сказания кн. Курбского Ч. 1, гл. 2. Курбский также ссылается на Царств, книгу; при всей краткости своей он дает важные свидетельства как очевидец и участник осады; хотя показания его не всегда точны. (Напр., см. замечание кн. Щербатова о числе татарского войска, сделавшего первую вылазку. Т. V. стр. 362). Отрывок из Рус. Летописи, где описано Казанск. взятие имеет характер особого сказания. (П. С. Р. Л. VI). В Степенной книге событие передастся кратко. Далее помянутая выше "История о Казанском царстве", не отличающаяся обстоятельностью. В том же роде рассказ в "Скифской истории" Лызлова и в "Опыте Казанской Истории" Рычкова. Спб. 1767. Довольно обстоятельно передано все событие в "Истории Российской" кн. Щербатова Т. V. Спб. 1786. Еще более обстоятельный свод известий в "Повествовании о России" Арцыбашева. Т. II. Описание осады у Карамзина весьма полно и красноречиво; но он недостаточно критично относится к своим источникам. План татарской Казани и ее осады помещен Устряловым при Сказаниях кн. Курбского. Критический разбор этого плана (принадлежащего Капицу, директору Казан, гимназии времен Пугачева) см. у С.М. Шпилевского - "Древние города и другие булгаро-татарские памятники в Казан, губ.". Казань. 1877 г. Капиц основывал свои очертания древней Казани по направлению крестных ходов вокруг древней городской стены. Шпилевский считает это основание не вполне верным; причем ссылается на статьи о Казани XVI столетия неизвестного автора в Казан. Губ. Ведд. 1856 г. По вопросу о так наз. Сумбекиной башне г. Шпилевский склоняется к тому мнению, что это был татарский минарет при Муралеевой мечети (обращенной в дворцовую церковь). Стр. 431-478. Одновременно с названным трудом явились "Очерки древней Казани" с планом города - протоиерея Заринского. Казань. 1877 г. Благочестивые легенды приведены большей частью в Степенной книге и Царств, летописи. Например, один из русских воинов видел на воздухе апостолов Петра и Павла и святителя Николая, благословляющих град Казань как будущее православное место; другому является св. Никола и посылает его возвестить царю о близком падении Казани; сам Иоанн слышит несущийся от Казани звон как будто от большого колокола Симонова монастыря, и пр. "История о Казанском царстве" передает легенды о знамениях, являвшихся самим казанцам; напр., городские стражи видят ночью калугера, ходящего по стенам осеняющего город крестом и кропящего на четыре стороны, и т.п. Эта История о Казанском царстве приписывается обыкновенно священнику Иоанну Глазатому, на основании указания Татищева (Истор. Рос. кн. I. Предъизвещение XII. М. 1768). К.Н. Бестужев-Рюмин указал на замеченное студентом Аквилоновым сходство сей Казанской истории отчасти с Рус. летописью в П. С. Р. Л. Т. VI. ("Рус. Ист." стр. 43 в примеч.). Г. Шпилевский в означенном выше своем труде "о древних городах Каз. губ." второе приложение посвящает рассмотрению вопроса об авторе Казанской истории и приходит к тому заключению, что "Отрывок из Рус. Летописи", помещенный в П. С. Р. Л. Т. VI,почти весь вошедший в эту историю, и есть произведение Иоанна Глазатого; а что другие части истории заимствованы преимущественно из Степенной книги неизвестным компилятором. Впрочем, вопрос сей еще остается открытым.

______________________

* * *

Зимою 1553 года Иоанн жестоко заболел горячкою или "огневою болезнию", как называет ее летопись. Состояние больного было настолько опасно, что царский дьяк Иван Михайлов Висковатый напомнил ему о духовном завещании. Немедленно написали духовную, по которой государь назначал себе преемником своего сына - младенца Димитрия. Для большей крепости этого распоряжения, решено было привести бояр и других ближних людей к присяге на верность царевичу Димитрию. Но тут вдруг возникла сильная распря: часть бояр присягнула, а именно князья Иван Федорович Мстиславский, Владимир Воротынский и Димитрий Палецкий, Иван Шереметев, Михаил Морозов, Даниил Романович и Василий Михайлович Захарьины-Юрьевы, Алексей Адашев и некоторые другие; большинство же бояр, имея во главе князей Ивана Михайловича Шуйского, Петра Щенятьева, Ивана Турунтая Пронского и Семена Ростовского, отказывалось присягать на службу "пеленичному" царевичу. К этой противной стороне пристал и окольничий Петр Адашев, отец Алексея, который высказал прямо и причину отказа: Тебе государю и сыну твоему царевичу Дмитрию крест целуем, а Захарьиным нам Данилу с братьею не служити; сын твой, государь наш, еще в пеленицах, а владети нами Захарьиным Данилу с братией; а мы уж от бояр до твоего возрасту беды видали многие.

Следовательно, нового малолетство царя, повторение боярщины и правление Захарьиных - вот что страшило большинство самих же бояр. Напрасно больной царь увещевал ослушников, говоря, что они будут служить сыну его, а не Захарьиным, и укоряя их в том, что они, вопреки присяге, ищут себе другого государя. Действительно, ослушники, выражавшие желание служить взрослому государю, а не младенцу, имели в виду двоюродного царского брата Владимира Андреевича (о родном брате царском Юрии не было и речи по его малоумию). Сам князь Владимир Андреевич также отказывался от присяги и очевидно питал честолюбивый замысел. Мало того: в это именно время он и мать его Ефросинья (урожденная Хованская) собирали у себя своих детей боярских и раздавали им деньги. Вследствие того верные бояре начали беречься князя Владимира и перестали пускать его к государю. Тут выступил вперед известный благовещенский священник Сильвестр, издавна находившийся у князя Владимира и его матери в особой любви и приязни; он начал упрекать бояр за то, что они не допускают князя до государя, уверяя в его доброхотстве. Целые два дня во дворце происходили шумные споры и перебранка между той и другой стороною. Больной царь призвал верных бояр и через силу говорил им, увещевая стоять крепко за своего сына, не дать его извести неверным боярам и в случае нужды бежать с ними в чужую землю.

- А вы Захарьины, - прибавил он, обращаясь к шурьям, - чего испугались? Али чаете, бояре вас пощадят? Вы от бояр первые мертвецы будете, и вы бы за сына моего, да за матерь его умерли, а жены моей на поругание боярам не дали.

Услыхав такие "жестокие слова" государя, все бояре "поустрашилися", перестали наконец прекословить и пошли в переднюю избу для принесения присяги. А прежде они не шли туда и отговаривались тем, что их заставляют целовать крест не в присутствии государя.

Крест держал дьяк Иван Висковагый, а у креста стоял князь Владимир Воротынский.

- Твой отец, да и ты после великого князя Василия первый изменник, а приводишь ко кресту, - сказал князю Воротынскому князь Турунтай-Пронский.

- Я изменник, - отвечал Воротынский, - а тебя привожу к крестному целованию, чтобы ты служил государю нашему и сыну его; ты прямой человек, а креста не целуешь и служить им не хочешь.

Князь Пронский смутился от этих слов и поспешил присягнуть. Заставили также присягнуть и князя Владимира Андреевича, грозя иначе не выпустить его из дворца.

Потрясение, испытанное Иоанном в эти два дня, может быть, дало благодательный толчок его нервному организму. Как бы то ни было, он вскоре оправился и встал с одра болезни. По всей вероятности, радость, причиненная выздоровлением, превысила скорбное чувство, возбужденное упомянутою распрею и ослушанием многих бояр: царь на первое время никого из них не подверг опале. Но нет сомнения, что у него осталось горькое воспоминание об этом случае, и в его впечатлительной душе зародилось чувство подозрительности к окружавшим его. В сущности опасения бояр в виду преемника-младенца были естественны после того, что государство претерпело в малолетство самого Иоанна; а между тем наследование престола в прямой линии помимо старшего в роде еще не успело сделаться настолько исконным государственным обычаем, чтобы о нем не могло возникнуть и вопроса в подобном исключительном случае. Иоанн, может быть, и сам отчасти сознавал эти смягчающие обстоятельства; Тем не менее первая тень на его отношения к главным своим советникам и любимцам была наброшена. Хотя Алексей Адашев сам присягнул без спора, но отец его очутился в числе явных противников присяги. Сильвестр также ничего не говорил против присяги, но он слишком неосторожно вступился за Владимира Андреевича, явившегося в эту минуту претендентом на престол. По всей вероятности наиболее вредное влияние этот случай оказал на расположение супруги царя, Анастасии, к его советникам; так как означенная боярская распря направлена была против ее сына, ее самой и ее родни, то весьма естественно, что после того между нею и царскими советниками возникли холодные отношения, которые в свою очередь конечно подействовали на самого государя.

Едва ли не первым поводом к разногласию между Иоанном и его советниками послужила поездка по монастырям, которую он предпринял вскоре после своего выздоровления, вследствие данного им обета. В то время некоторые дела государственные, особенно мятежи в Казанской земле, требовали усиленного внимания и деятельности со стороны государя, и советники его очевидно не одобряли этой поездки; но Иоанн, едва сам оправившийся от болезни, поехал и взял с собою не только супругу, но и маленького сына Димитрия (в мае 1553 года). Прежде всего он направился в Троицкую Лавру. Здесь в то время пребывал знаменитый старец Максим Грек. Он претерпел долгое и тяжкое заключение в тверском Отроче монастыре; но после кончины Василия III его участь была облегчена, и его перевели на покой в Троицкую Лавру (где он потом и скончался в 1556 году). Иоанн беседовал с Максимом о своем обращении к заступничеству св. Кирилла Белозерского во время болезни и о своем обете ехать в его монастырь, в случае выздоровления. Старец, согласно с советниками царскими, говорил, что было бы лучше и угоднее Богу, если бы Государь, вместо дальней поездки, своими попечениями и помощью отер слезы матерей, вдов и сирот тех многочисленных воинов, которые пали под Казанью за православную веру. Но Иоанн стоял на поездке в Кириллов и по другим монастырям, поощряемый к тому сребролюбивыми монахами, которые ожидали от него богатых вкладов и имений (по свидетельству князя Курбского). Тогда, если верить тому же свидетельству, Максим посредством некоторых спутников царя (духовника его Андрея, князя Ивана Мстиславского, Алексея Адашева и князя Курбского) предсказал ему, что сын его не воротится из сей поездки.

Из Троицкой Лавры Иоанн направился к городу Дмитрову или собственно в Песношскин монастырь, расположенный на реках Яхроме и Песноше. В сем монастыре проживал другой старец, Вассиан Топорков, бывший епископ коломенский, лишенный архиерейской кафедры во время боярщины. Он принадлежал к осифлянам, т.е. к постриженикам Иосифова Волоколамского монастыря, и был другого образа мыслей с Максимом Греком. Тот же современник передает следующую тайную беседу царя со старцем Вассианом.

- Како бы могл добре царствовали и великих и сильных своих в послушестве имети? - спросил Иоанн.

- Аще хощеши самодержцем быти, - шепотом отвечал ему Вассиан: - не держи себе советника ни единого мудрейшего себя, понеже сам еси всех лучше; тако будеши тверд на царстве и все имети будешь в руках своих. Аще будеши имети мудрейших близу себя, по нужде будеши послушен им.

- О, аще и отец был бы ми жив, таковаго глагола полезного не поведал бы ми! - воскликнул Иоанн, целуя руку недоброго старца.

Происходила ли в действительности таковая беседа, трудно сказать; но нет ничего невероятного, что Вассиан говорил в подобном роде и что его коварный совет пал на восприимчивую почву.

Отсюда Иоанн отправился на судах Яхромою и Дубною в Волгу, посетил монастыри Калязинский, Покровский; потом Шексною поднялся в Белое озеро, и прибыл в Кириллов монастырь. Оставив тут царицу, он еще ездил в Ферапонтову обитель и по соседним пустыням. На обратном пути из Кириллова он посетил святыни в Ярославле, Ростове и Переяславле. В Москву царская чета воротилась в горе: младенец Димитрий действительно не выдержал такого долгого пути и умер на дороге в столицу. Но в следующем году царь и царица были утешены рождением другого сына, названного отцовским именем Ивана*.

______________________

* О болезни царя и споре бояр в Царств, книге и неизданной летописи Александро-Невской, на которую ссылается Карамз., прим. 380 к Т. VIII, и Соловьев пр. 69 к Т. VI. Курбский слегка упоминает о болезни. Сказан. I. 48. По Иоанн в письме к Курбскому прямо обвиняет советников своих в том, что они хотели возвести на царство Владимира Андреевича. Сказан. II. 60. Вот еще некоторые подробности этого дела по Царствен, книге. Боярин князь Димитрий Федорович Палецкий, тесть Юрия, Иоаннова брата, хотя и принес требуемую присягу, однако после того посылал зятя своего Василия Бороздина к княгине Евфросинии, урожденной Хованской, и к ее сыну Владимиру Андреевичу, и предлагал ему спои услуги для достижения престола, если они пожалуют удел его дочери и князю Юрию Васильевичу по духовной грамоте Василия III. Далее, окольничий Лев Салтыков рассказывал, что когда он ехал по площади с князем Димитрием Немого, то последний говорил ему: "Бог знает, зачем бояре нас приводят к целованию, а сами креста не целуют; а как служить малому мимо старого; а ведь владеть нами Захарьиным". Князь Дмитрий Курлятев и казначей Никита Фуников под предлогом болезни не явились во дворец и принесли присягу уже после; а во время боярских пререканий они будто ссылались с княгиней Евфросинией и ее сыном, желая их видеть на государстве. Впоследствии Иоанн в письме к Курбскому жаловался на то, что этого князя Димитрия Курлятева Сильвестр как своего единомысленника в синклитию (т.е. в Боярскую Думу) припустил". О поездке Иоанна по монастырям см. в Никон, лет. Беседу с Максимом Греком и Вассианом Топорковым передает Курбский. (Сказан. I. Глава 3). Хотя Иоанн по выздоровлению никого не преследовал, однако между боярами, не хотевшими присягать, очевидно существовали опасения. Так князь Семен Ростовский в следующем 1554 году задумал отъехать в Литву к Сигизмунду Августу вместе с своими родственниками (Лобановыми, Приимковыми и др.). Уличенный в этом намерении и в изменнических сношениях с литовским послом Довойной, князь Семен отозвался, что все это он делал по малоумству. Царь и бояре осудили его на смерть; но митрополит, владыки и архимандриты упросили помиловать его; он был сослан на Белоозеро и заключен в тюрьму. (Никонов, лет. VII. 211-212). Крестоцеловальные грамоты Владимира Андреевича Иоанну и его сыну сначала Дмитрию, а потом царевичу Ивану см. С. Г. Г. и Д. I. №№ 162 г. 167.

______________________

Около этого времени из Казанской земли начали приходить тревожные вести. В состав Казанского царства, как известно, входило несколько финских и тюркских народцев, именно: черемисы, чуваши, мордва, вотяки и башкиры. После взятия главного города они большею частью присягнули на русское подданство и обязались платить Москве такой же ясак, какой платили прежде Казани. Но давние связи с Казанскими татарами и привычка к подчинению последним не могли быть порваны вдруг; а татары не скоро могли помириться с прекращением своего господства и с водворением креста в их магометанской столице. Часть многочисленной казанской знати рассеялась по окрестным народцам и заодно с их князьками и старшинами стала поднимать их к бунту против Москвы; к сему удобный повод давали сборы ясака, сопровождаемые иногда разными обидами и своеволием со стороны ратных людей. Из этих народцев особенно сильные мятежи производила Луговая черемиса; ее примером увлеклись и Арские люди, т.е. вотяки. Мятежники начали избивать русские отряды, посылаемые для сбора ясака. Часть их укрепилась в лесных засеках, откуда делала набеги на русских. Они поставили для себя даже укрепленный город на реке Мешке (приток Камы), для обороны от русских. Первые действия наших воевод против мятежников были не всегда удачны; силы оставленные в Казани и Свяжске, оказались недостаточны для укрощения всего края. В Москве на первое время не обратили должного внимания на его трудное положение, и летописец обвиняет в этом небрежении тех бояр, которым государь во время своей поездки по монастырям поручил "о Казанском деле промышляли да и о кормлениях сидети". Бояре эти "начаша о кормлениях сидети, а Казанское строение поотложиша". Из предводителей мятежной Луговой черемисы особенно выдался некий "сотник" или сотенный князь Мамич-Бердей. С его согласия Луговая черемиса призвала одного князя из Ногайской орды и поставила его у себя царем. Но потом, видя, что от этого царя нет никакой помощи, Мамич-Бердей убил его вместе с его ногайской свитою; отрубленную его голову черемиса воткнула на кол и глумилась над ним такими словами: "Ты с людьми твоими не столько помощи нам сотворил, сколько наших коров и волов поел; пусть голова твоя царствует теперь на высоком колу". Пришлось посылать новые полки на помощь местным воеводам. Мамич-Бсрдей был захвачен в плен Горными черемисами, которых он тщетно пытался поднять к бунту. Его отвезли в Москву. После того усмирение мятежа пошло успешно, в особенности благодаря энергичным распоряжениям казанского наместника князя Петра Шуйского. Воеводы Морозов и Салтыков ходили в Арскую область и страшно ее опустошили; они брали в плен только женщин и детей, а мужчин избивали. Другие отряды с таким же успехом ходили на Луговую черемису и разгромили это беспокойное племя. Наконец, в 1557 году, после многого кровопролития и больших опустошений, вся Казанская земля была усмирена.

Еще прежде этого окончательного усмирения Иоанн позаботился о церковном устроении вновь покоренного царства и распространении здесь православия. Для сего в Казани учреждена была особая архиепископская кафедра, и первым архиепископом сюда был поставлен игумен Селижарова монастыря Гурий. Его отправили в новую епархию с архимандритами Варсонофием и Германом, с игумнами и священниками (1555 г.). В наказе, данном Гурию, ему поручено привлекать татар разными мерами, например: избавлять провинившихся от наказания, если они изъявят желание креститься, часто угощать новокрещеных, поить их квасом и медом, вообще действовать не страхом и жестокостью, а любовью и лаской. При сем казанскому наместнику князю Петру Ивановичу Шуйскому вменено в обязанность быть в единодушии с архиепископом и советоваться с ним в делах управления. На содержание архиепископа и духовенства, кроме хлебного и денежного жалованья, назначена была часть сел и земель, бывших прежде во владении казанских царей и вельмож. К Казанской епархии причислены были Свияжск с нагорною стороною Волги, Василь-Сурск и вся Вятская область. В ряду русских иерархов архиепископ Казанский и Свияжский занял степень ниже Новгородского владыки и выше Ростовского. Для закрепления новозавоеванного царства за Москвою построено несколько крепостей, заселенных детьми боярскими и стрельцами; таковы в особенности Чебоксары, на нагорной стороне Волги, и Лаишев на правом берегу Камы недалеко от ее устья. Последний должен был служить защитою от "прихода Ногайских людей", как выражается летопись.

Ногайские татары занимали тогда своими кочевьями и становищами все огромное пространство между Волгою и морями Аральским и Каспийским. Это собственно так называемая Большая Ногайская орда; средогочием ее был город Сарайчик, лежавший на нижнем течении реки Яика. На юге, между Азовским и Каспийским морем, кочевала Малая Ногайская орда. Главная или Волжско-Яицкая орда, при своей многочисленности, могла бы сделаться очень опасным соседом для Московского государства; но в ней не образовалось единой власти, подобно Крымскому ханству. Ногайские князья (беки или бии) происходили от известного мурзы Эдигея. Достоинство улу-бия, т.е. великого князя, переходило к старшему в Эдигеевом роде и служило нередко предметом междоусобий. По образцу Золотой орды и Крымской, этот верховный князь был окружен татарской аристократией, носившей титулы мурз, карачиев и уланов, которые стояли во главе своих родов; но власть его не была велика, и сила его зависела от верности или преданности этих знатных людей. Раздорами и разъединением ногаев московская политика ловко пользовалась в своих видах. В данную эпоху улу-бием в этой орде считал себя Юсуф, отец Суюнбеки, дед маленького Утемиш-Гирея. Он конечно с неудовольствием смотрел на плен своей дочери и внука и на падение Казанского царства; но, несмотря на возбуждения со сотороны крымцев и турецкого султана, оказал лишь ничтожную помощь Казани, ибо его силы и внимание были заняты борьбою с собственным братом мурзой Измаилом. Последний не признавал старшинства Юсуфа и сам стремился занять место верховного ногайского князя; торговые выгоды связывали его с Москвою. Меж тем как татары Юсуфа торговали главным образом с Бухарой, Измаиловы татары гоняли на продажу в Москву огромные конские табуны и получали большие выгоды от этой торговли. Кроме того, Московское правительство посылало Измаилу богатые подарки, а также давало ему на помощь стрельцов и вообще усердно поддерживало его соперничество с Юсуфом, с которым впрочем тоже старалось быть в добрых отношениях, и награждало его подарками. После взятия Казани, когда произошли мятежи казанских народнее, Юсуф оказывал им помощь и даже собирался с своими мурзами идти на Москву во главе стотысячного ногайского ополчения; Измаил же не только отказался принять участие в этом походе, но и отговорил других мурз, и таким образом поход не состоялся. Тот же Измаил помог Москве завоевать царство Астраханское.

Как известно, Астрахань сделалась средоточием небольшого татарского царства, которое возникло на нижней Волге, на месте бывшей Золотой орды. Этот город приобрел важное торговое значение, благодаря тому, что он лежал на водном пути из Каспийского моря в Азовское, т.е. из Азии в южную Европу, а также на пути от Каспийского моря вверх по Волге до Казани. Внутренним своим устройством Астраханское царство походило на Казанское; здесь также верховная власть находилась в руках царя или хана, ограниченного местной аристократией беков, мурз и уланов. Господствующая религия также была магометанская. Но по своей слабости Астраханское царство не могло приобрести полной самостоятельности, и влияние крымских Гиреев здесь соперничало с влиянием соседних князей ногайских и государя Московского, хотя и отдаленного от Астрахани, но опиравшегося на близких к ней Донских казаков. Отсюда довольно частая перемена ханов. Изгнанные противной партией из отечества, астраханские царевичи нередко уходили в Россию и вступали в службу Московского государя. К таким царевичам, как известно, принадлежал Авлиар, отец Шиг-Алея и Еналея. В 1552 году прибыл в Москву царевич Кайбула, сын прежнего царя астраханского Аккубека. Иоанн женил его на Шиг-Алеевой племяннице и дал ему в кормление город Юрьев. А в Звенигороде в это время проживал изгнанный из Астрахани царь Дербыш-Алей. Преемник Дербыша, астраханский царь Ямгурчей в 1551 году присылал к Иоанну посольство бить челом о принятии его вместе с юртом в свою службу. Государь отправил своего посла, чтобы привести астраханского царя к присяге на верность России. Но после падения Казани Ямгурчей подчинился влиянию крымского хана и ногайского князя Юсуфа, оскорбил и ограбил Иоаннова посла и вообще заявил себя неприятелем России. Измаил-мурза уже прежде просил Иоанна прислать приходившегося ему родственником Дербыш-Алея и посадить его в Астрахани на место Ямгурчея. Теперь государь исполнил эту просьбу и послал в Астрахань Дербыша с 30000 войска под начальством князя Пронского-Шемякина и его товарища Вешнякова, с которыми должен был соединиться и Измаил-мурза. Последний однако не соединился, занятый в то время своим междоусобием с Юсуфом. Но посланного войска оказалось слишком достаточно для завоевания Астраханского царства. Ямгурчей после небольшого сражения бежал из своей столицы почти со всем ее населением; войско его рассеялось, его семейство попало в плен к русским, пушки и пищали также были взяты. Дербыш посажен на царство, а многие разбежавшиеся жители Астрахани были пойманы, снова водворены в городе и вместе с астраханскими вельможами приведены к присяге на верность новому царю. Сам Дербыш обязался платить дань Московскому государю, частью деньгами, а частью рыбою, причем московские рыболовы получили право свободно и беспошлинно ловить рыбу от Казани до моря. Это происходило в 1554 году.

Война между Юсуфом и Измаилом велась с большим ожесточением; в ней с обеих сторон легло такое множество ногаев, что, по словам Русской летописи, "как стала орда Ногайская, такого падежа не бывало над ними". В этой войне погиб Юсуф со многими своими родичами. После того Измаил получил титул верховного ногайского князя. Но сыновья Юсуфа вскоре собрались с силами и возобновили войну против Измаила. На их сторону перешел и астраханский царь Дербыш; вскоре последний вступил в союз и с крымским ханом против Москвы. Очевидно, татарину и мусульманину трудно было устоять в верности христианскому государю и во вражде к единоверному, единоплеменному хану. Теперь Измаил обратился к Иоанну уже с просьбою оборонить его от Дербыша и затем или поставить в Астрахани своих людей, так же, как в Казани, или посадить там царевича Кайбулу. Этот Измаил, сделавшись главным ногайским князем, до того возгордился, что начал было в грамотах к царю Московскому писать себя его отцом и требовать ежегодной присылки известной суммы денег. В ответе своем Иоанн высказал Измаилу, чтобы он впредь "таких бездельных слов не писал". Тот смирился; но продолжал просить о разных присылках, напр., ловчих птиц (кречета, сокола и ястреба), олова, шафрану, красок, бумаги и полмильона гвоздей.

Дербыш-Алей открыто выступил против России; он побил вельмож, друживших Москве, и выгнал из Астрахани московского посла Мансурова с его пятисотенною дружиною. Уведомляя о сем царя, Измаил просил поспешить присылкою войска ему на помощь. Действительно, весною 1556 года Иоанн послал требуемое войско, состоявшее из стрельцов, казаков и вятчан. Дербыш получил от крымского хана на помощь 1000 человек, в том числе 300 турецких янычар с пищалями. Но когда стрелецкие головы Черемисинов и Тетерин и начальник вятчан Писемский подошли к Астрахани, они нашли ее опять пустой, и русские на сей раз прочно в ней укрепились. Дербыш еще до прихода главного русского войска был побит казачьим атаманом Ляпуном и бежал из города вместе с жителями. С помощью ногайцев и крымцев, он еще несколько времени держался в поле против русских; но когда Юсуфовы сыновья оставили его и перешли на московскую сторону, он бежал к Алову и более не возвращался. Астраханские жители "черные люди" воротились в город и присягнули русским; а за чернью воротились князья, мурзы и шейхи. Царь на сен раз никого не назначил преемником Дербыша, а стал управлять Астраханским краем чрез своих воевод, из которых первым является помянутый выше стрелецкий голова Черемисинов.

Таким образом все течение Волги от устья Суры до самого Каспийского моря в течение каких-нибудь шести лет было завоевано и закреплено за Московским государством, и вся эта великая историческая река вскоре окончательно сделалась русскою рекою: ибо теперь открылся по ней свободный путь не только для русских ратных людей, но и для русских торговцев, промышленников (особенно рыбных) и колонистов-земледельцев.

Завоевание Казани и Астрахани повлекло за собою непосредственные сношения Москвы с владетелями Прикавказских стран. Подобно ногайским князьям эти владетели соперничали и враждовали друг с другом; более слабые из них начали искать покровительства и помощи сильного Московского государства. Так еще в 1552 году в Москву прибыли двое черкесских князей с просьбою, чтобы государь заступился за них и взял их в свое подданство. Потом приходили другие черкесские и кабардинские князья (в том числе Темрюк); кто просил помощи против крымского хана и турецкого султана, кто против шамхала Тарковского, а шамхал присылал бить челом о помощи против черкесских князей. Некоторые князья при сем принимали крещение. Влияние Москвы на ногайские орды теперь еще более усилилось. Даже хан отдаленных от нее сибирских татар, по имени Едигер, прислал в Москву посольство с предложением покорности и дани. Государь отправил к нему своих послов, чтобы привести его к присяге и переписать у него "черных людей".

С другой стороны, покорение Казани и Астрахани усилило враждебные к нам отношения разбойничьей Крымской орды. Мы видели, как во время Иоаннова похода на Казань Девлет-Гирей пытался внезапным вторжением в Россию отвлечь его силы, но безуспешно. Также и во время измены астраханского царя Дербыша-Али, чтобы отстранить от него удар, хан повторил внезапное вторжение в русские украйны летом 1555 года. Он объявил, что идет на черкесских князей, поддавшихся Москве; Иоанн немедленно послал воеводу Ивана Васильевича Шереметева с 13.000 войском к Перекопу, чтобы отвлечь хана от черкесов. Только дорогою Шереметев узнал, что крымцы идут на рязанские и тульские украйны в числе 60000 всадников. Он пошел за ними и послал известие о том в Москву. Сам царь выступил в поход к Коломне, а неперед себя послал князя Ивана Федоровича Мстиславского. Узнав о походе самого Иоанна, хан повернул назад. В 150 верстах от Тулы, на Судьбищах, он встретился с Шереметевым. У последнего в это время не доставало третьей части войска, которая была отряжена на задний крымский полк, охранявший запасных татарских коней и верблюдов, и отбила у него огромное их количество. Несмотря на чрезвычайное неравенство сил, Шереметев храбро вступил в битву, в течение почти двух дней богатырски дрался с татарами и одерживал над ними верх. Но когда он был тяжело ранен, малочисленное русское войско пришло в расстройство и потерпело поражение; однако остатки его, с воеводами Басмановым и Сидоровым, засели в лесном овраге и отбили все приступы неприятеля. Опасаясь приближения царской рати, хан не стал более медлить и поспешил назад в Крым, делая по 70 верст в день.

В следующем 1556 году хан задумал новое вторжение в Россию; но царь, получивший своевременно о том известие, решил не только приготовиться к новой встрече его на русских украйнах, но и произвести отвлечение (диверсию) с другой стороны. С этою целью он отправил дьяка Ржевского с казаками из Северской области к Днепру, а другой отряд послал к Дону. Ржевский, построив суда на реке Пселе, выплыл на Днепр. К нему пристали еще три сотни Малороссийских казаков. Этот отряд сделал удачное нападение на турецкие крепости Ислам-Кермен и Очаков; на обратном плавании Ржевский с помощью своих пищалей отбил нападения крымцев и благополучно вернулся назад. Слух о появлении русского войска в низовьях Днепра удержал Девлет-Гирея от вторжения в Московское государство. Мало того, этот удачный поиск возбудил соревнование атамана Днепровских казаков, старосты Каневского, удалого князя Дмитрия Вишневецкого. Он укрепился со своими казаками на Хортицком острове и бил челом Московскому государю о принятии его в свою службу. Просьба его была исполнена. Вишневецкий напал на Ислам-Кермен, взял его, вывез из него пушки к себе на Хортицу и отбил нападение самого хана на этот остров (1557). В то же время поддавшиеся Москве князья Пятигорских черкесов напали на Тамань и взяли там два татарских городка. Когда же Вишневецкий, осажденный турками, волохами и татарами, по недостатку съестных припасов, покинул Хортицу и снова занял свои прежние города на Днепре, Канев и Черкасы, Иоанн велел ему ехать в Москву, а города эти возвратить польскому королю, с которым находился в мире. В Москве Вишневецкий получил от Иоанна город Белев со всеми волостями и селами.

Зима 1557 года отличалась лютыми морозами, от которых погибло множество людей и скота в ногайских улусах, так что ногайские орды, прежде весьма многочисленные, сильно ослабели; а следующее лето сопровождалось чрезвычайною засухою, от которой выгорела в южных степях трава; скот в Крымской орде падал от бескормицы, а на людей напала моровая язва. Говорят, число воинов там до того уменьшилось, что хан едва мог собрать 10000 исправных наездников. Умные советники Иоанна убеждали его воспользоваться такими благоприятными обстоятельствами для совершенного разорения этого разбойничьего гнезда. Но царь продолжал ограничиваться легкими поисками: в 1558 году он посылал Вишневецкого с 5 000 человек на Днепр и к Перекопу; в 1559 году того же Вишневецкого отправил на Крым Доном, а окольничего Даниила Адашева с 8000 посылал туда же Днепром. Поиск Адашева оказался чрезвычайно удачным. Он выплыл Днепром в Черное море, взял два турецких корабля, высадился на западных берегах Крыма, опустошил татарские улусы и освободил много пленников из Московской и Литовской Руси. Прежде нежели хан успел собраться с силами, Адашев, обремененный добычей и пленными, ушел назад и благополучно вернулся. Девлет-Гирей прислал в Москву смиренно просить о мире. Тщетно царские советники уговаривали Иоанна ковать железо пока горячо и доконать Крымскую орду: или самому идти, или послать воевод с большим войском и завоевать ее так же, как царство Казанское и Астраханское. Царь находил это предприятие слишком трудным; притом он уже был занят тогда начавшеюся войною Ливонскою.

Хорошо ли сделал Иоанн, отказавшись от наступательной и решительной войны с Крымскою ордою? Об этом историки неодинакового мнения. Некоторые из них склоняются к его оправданию, указывая главным образом на обширные степи, отделявшие тогда Московское государство от крымских татар и затруднявшие продовольствие большого войска, и на вассальную зависимость крымского хана от могущественного турецкого султана, с которым по всей вероятности пришлось бы вступить в упорную борьбу. Указывают также на позднейшие походы (князя Голицына и Миниха), не приведшие к покорению Крыма. Все это справедливо; но мы думаем, что и советники Иоанна также были люди умные и понимавшие дело, а главное, хорошо ценившие современные им обстоятельства. Во-первых, много значило овладевшее тогда русскими людьми воодушевление в борьбе с мусульманскими соседями; а затем хотя поход степной был труден, однако возможен, как доказали те же названные сейчас последующие походы. Кроме главной московской рати к услугам Иоанна были тогда не только казаки донские и днепровские, но отчасти и ногайские татары, а также князья черкесские. Между последними именно в это время проявилось значительное движение к православию и к войне с крымцами, так что Иоанн по их просьбе послал им князя Вишневецкого, как общего предводителя, и многих священников для крещения народа. Не надобно забывать, что раз благоприятные обстоятельства были упущены, и крымская орда надолго оставлена нами в покое, эта орда вновь оправилась, окрепла и явилась потом еще более сильным хищником. постоянно истощавшим русские области огромными полонами и мешавшим движению русской колонизации в соседние южные степи*.

______________________

* Степен. кн. Никонов, лет. VII. Львов. V. Курбский. Наказ архиеп. Гурию о мягких мерах к обращению татар в Актах Археогр. Эксп. I. № 241. Но летописные известия нередко говорят прямо о принудительном крещении. Так в Новгороде в 1555 г. "давали дьяки по монастырям татар, которые сидели в тюрьмах и захотели креститись; которые не захотели креститись, ино их метали в воду". (П. С. Р. Лет. III. 152). Дела Ногайские в Архиве М. Ин. Д. от № 1 до 10 включительно. Эти дела начали печататься кн. Щербатовым в приложении его к "Истории Российской" т. V. Часть 1-я. Печатание их продолжалось Новиковым. См. Продолжение Древней Российской Вивлиофики части VII-X. Древн. Р. Вивлиоф." XIII. 286 Перетятковича: "Поволжье в XV и XVI веках". М. 1877. См. также "История Крымских ханов" в Зап. Од. Общ. И. и Д. I. Барсукова: "Род Шереметьевых". Книга I. Спб. 1881.

О том, что советники Иоанна настоятельно убеждали его энергически действовать против Крыма, говорит Курбский (Сказания 1. 52). Относительно вопроса о своевременном покорении Крыма Карамзин говори? и за, и против; но его симпатии очевидно склоняются более на сторону советников Иоанна. Т. VIII. Гл. V. Решительнее на сторону последних склоняется Полевой: "История Рус. Народа". VI. гл. III. Оправдание Иоанна в отказе продолжать наступательные действия против Крыма главным образом принадлежат Соловьеву. См. его "Историю России". VI, гл. III. Костомаров стоял за возможность покорения Крыма ("Вести. Европы". 1871. Октябрь). Бестужев-Рюмин поддерживает мнение Соловьева: "Русская История". Том II., гл. V прим. 64. Замечание Соловьева, что сильная тогда Турция не допустила бы завоевания Крыма, довольно гадательное. Его оправдание имеет мало силы, потому что завоеванию Ливонии, которым увлекся Иоанн, помешали другие соседи; на что может быть заранее указывали ему его умные советники. Наконец, если рано еще было русским утвердиться в Крыму и посылать большие массы войск степями, то ничто не мешало Московскому правительству делать ежегодные или вообще частые поиски против Крыма Днепром и Доном подобно тем, которые были сделаны Адашевым и Вишневецким. Дело в том, что вместо более выгодной активной системы действия, предупреждавшей набеги крымцев и державшей их самих в постоянной тревоге, Иоанн ввел разорительную для государства систему пассивной обороны. Эта система, заставляющая постоянно собирать войска для обороны южных пределов, в значительной степени помешала и нашим решительным действиям в Ливонии. Притом о возвышенных целях, приписываемых Иоанну относительно завоевания Ливонии, источники ничего не говорят. Если бы он хотел иметь гавани на Балтийском море для непосредственных морских сношений с Западной Европой, то он мог бы воспользоваться принадлежавшей тогда России частью берегов Финского залива (от устья реки Сестры до устья Наровы); но он не подумал о том. Впоследствии Петр как только воротил это прибрежье, сейчас воспользовался им и основал свой Петербургский порт.

______________________


Начавшийся при Иване III-м призыв в Москву иноземных архитекторов, литейщиков, лекарей и всякого рода мастеров, продолжался и после него. Московское правительство ясно видело отсталость своего народа в искусствах и промышленности от Западной Европы и потому очень желало привлечь в свою службу знающих людей, в особенности для усиления своих военных средств, т.е. для постройки не только каменных храмов, но и прочных крепостей, для изготовления пушек, пороху и разного оружия, а также для удовлетворения разнообразных потребностей царского двора. Наши западные соседи с своей стороны также ясно видели, какая грозная сила растет против них в лице Московского государства, объединившего Великорусскую народность; они понимали, что пока эта народность лишена европейских знаний, она не может развить вполне свое могущество, а потому с неудовольствием смотрели на поездки итальянских и немецких мастеров в Москву и доставку туда военных снарядов. Польско-литовские государи, оба Сигизмунда, I-й и II-й, прямо старались мешать подобным сношениям и не позволяли европейским купцам возить чрез свои земли в Московскую Русь оружие и военные припасы. Еще с большей подозрительностью относился к таковым сношениям слабый Ливонский орден. Свою враждебность он выказал особенно по следующему поводу.

В 1547 году, когда царь приблизил к себе умных советников, он дат поручение одному находившемуся в Москве немцу Шлитте, родом саксонцу, набрать в Германии разных художников и мастеров на царскую службу, для чего снабдил его своею грамотою к императору Карлу V. Шлитте получил от Карла разрешение и набрал более ста человек; тут были архитекторы, оружейные мастера, литейщики, живописцы, ваятели, каменщики, мельники, рудокопы, слесаря, кузнецы, каретники, типографщик, органист, медики, аптекари и пр.; даже было несколько богословов, отправлявшихся по желанию Римской курии с целию католической пропаганды. Но в Любеке, по наущению Ливонских немцев, Шлитте задержали под предлогом одного старого долга. Спустя два года, ему однако удалось с частью собранных людей добраться морем до Ливонии; тут орденские власти задержали его снова и посадили в заключение. На сен раз они выхлопотали у императора декрет, которым приказывалось Ордену не пропускать в Москву подобных людей, несмотря ни на какие паспорты. Впоследствии Шлитте удалось освободиться и даже снова побывать в Москве; но предприятие его уже расстроилось: собранные им люди разошлись в разные стороны; лишь немногие из них успели пробраться в Москву и поступить на царскую службу. Как строго относились к подобным людям Ливонские власти, показывает пример одного пушечного мастера, которого завербовал Шлитте, по имени Ганса. Его поймали на дороге в Россию и посадили в тюрьму. Ганс бежал из тюрьмы, но около русской границы его вновь поймали и на сей раз отрубили голову.

В то время, когда Ливонский орден и Ганзейский союз старались преграждать доступ в Россию западноевропейским искусствам и ремеслам посредством Балтийского моря, почти внезапно открылся иной путь для сношений России с Западной Европой, путь Беломорский.

Соревнование с испанцами и португальцами, открывшими пути в Америку и Ост-Индию, желание найти неведомые дотоле страны и завести с ними прибыльные торговые сношения побудили английских купцов, в царствование Эдуарда VI, составить особое общество для снаряжения морской экспедиции в северо-восточном направлении. На собранный им капитал общество это снарядило три корабля, начальство над которыми принял Гут Виллоби. В мае 1553 года корабли вышли из Темзы. Дорогою буря рассеяла их. Два корабля остановились у берегов русской Лапландии, и тут Виллоби замерз со всем экипажем; рыбаки нашли его потом сидящим в палатке за своим журналом. Третий же корабль, по имени "Благое предприятие" (Бонавентура), с капитаном Ричардом Ченслером вошел в Белое море, и в конце августа пристал в устье Северной Двины, в окрестностях монастыря св. Николая. От встреченных рыбаков он узнал, что находится во владениях Московского царя. Власти ближнего города Холмогор дали знать царю о прибытии английских гостей; по государеву указу Ченслер со своими людьми был отправлен в Москву, где вручил Иоанну грамоту короля Эдуарда, обращенную к владетелям северных стран. Царь и его советники оценили ту пользу, какую могла извлечь Россия от непосредственных сношений с Англией для получения военных материалов и иноземных мастеров. Ченслер был ласково принят при Московском дворе и отпущен с царскою грамотою к королю Эдуарду, в которой Иоанн изъявлял готовность даровать англичанам права свободной торговли в России. Ченслер не застал уже в живых Эдуарда VI. Преемница его королева Мария и ее супруг Филипп Испанский утвердили привилегии купеческого общества или компании, основанной для торговли с Россией, и отправили послом в Москву того же Ченслера на том же корабле "Благое предприятие", в сопровождении двух агентов компании. Царь действительно даровал этой компании право беспошлинной торговли во всем своем государстве с разными другими льготами. Кроме того он велел отдать ей оба корабля Виллоби со всеми найденными в них товарами, и отправил в Англию вместе с Ченслером в качестве русского посла вологодского наместника Осипа Непею. Корабль его бурею был разбит о береговые скалы Шотландии, и сам Ченслер погиб с большею частью своего экипажа и русской посольской свиты. Но Непея спасся, достиг Лондона и удостоился весьма почетного приема при дворе. Филипп и Мария с своей стороны тоже даровали русским купцам право свободной и беспошлинной торговли. Этим правом русские купцы конечно тогда еще не могли воспользоваться. Действительнее оказалось королевское позволение на свободный выезд в Россию разных художников и ремесленников, так что уже Непея вместе с предметами, купленными для царской казны, привез из Англии и несколько мастеров для царской службы. Прибывший вместе с ним агент англо-русской компании, опытный в путешествиях и ловкий капитан Дженкинсон сумел весьма понравиться царю, и выхлопотал у него для своей компании позволение вести через Россию торговлю с Персией. Тог же Дженкинсон первый из англичан совершил поездку с товарами своими в Прикаспийские страны и доезжал до Бухары. Плывя нижней Волгой, он в своем дневнике сообщает любопытное сведение о междоусобиях и моровом поветрии, свирепствовавших тогда (весною 1558 г.) в ногайских ордах: остатки их потянулись к Астрахани, надеясь найти там пропитание, но тут они гибли от голода в таком огромном количестве, что берега Волги в тех местах были покрыты грудами мертвых и смердящих тел.

Итак, холодное и пустынное дотоле Белое море оживилось торговыми судами разных европейских наций; ибо вслед за Ченслером сюда явились также корабли голландские и бельгийские. Хотя право свободной торговли в этих странах даровано было только известной Английской компании, но этим правом пользовались и нидерландские подданные Филиппа при жизни его супруги королевы Марии. Когда же после ее смерти (1558) ей наследовала сестра ее Елизавета, то сия последняя в своих грамотах к Иоанну пыталась хотя и тщетно, настаивать на исключительном праве англичан пользоваться Беломорскими торговыми пристанями. Впрочем при великих естественных богатствах России англичане не терпели никакого ущерба от такой конкуренции и получали огромные барыши на своих товарах, особенно на сукнах, привозимых в Россию, откуда они вывозили главным образом меха.

Завязавшиеся торговые сношения России с Англией не замедлили возбудить живейшие опасения со стороны наших соседей, именно Польши, Ливонии и Швеции. Король шведский Густав Ваза даже обращался к английской королеве Марии с убеждениями не торговать с Россией, чтобы не доставлять Московскому царю средств к завоеванию соседних стран. Мария отказалась от подобного запрещения, но обещала принять меры, чтобы англичане не доставляли в Россию военных снарядов. Дело в том, что шведский король именно в это время находился в войне с русскими (с 1554 г. по 1557 г.). Она возникла вследствие пограничных распрей; кроме того король питал неудовольствие на царя за то, что тот не хотел лично сноситься с ним, а по старому обыкновению предоставлял эти сношения своим новгородским наместникам. Рассчитывая на помощь Ливонского ордена и польско-литовского короля, Густав смело начал войну. Шведы осаждали город Орешек и имели успех в незначительных встречах. Но пришло большое русское войско под начальством князя Щенятева, двинулось на Выборг и двукратно разбило шведов; хотя Выборга русские не взяли, зато сильно опустошили страну и набрали столько пленных, что, по словам нашей летописи, "мужчину продавали по гривне, а девку по пяти алтын". Не получив помощи ни от ливонцев, ни от литовцев, Густав вступил в переговоры, и мир был заключен на прежних условиях и старых рубежах. Во время сих переговоров, на требование шведских послов, чтобы впредь королю непосредственно сноситься с царем, а не с новгородскими наместниками, московские бояре указали на знатные роды этих наместников, происходивших от князей русских, или литовских, или татарских, и прибавили; "А про государя вашего в рассуд вам скажем, а не в укор, которого он роду и как животиною торговал и в Свойскую землю пришел, того не давно ся делало и всем ведмо". Тут конечно разумелись те превратности и приключения, которым подвергался Густав Ваза после своего бегства из Дании. Вообще при заключении сего мира Иоанн относился к шведскому королю гордо, как победитель к побежденному. Посылая несколько вещей из шведской добычи в подарок известному ногайскому князю Измаилу, он писал ему в таком смысле, что "король немецкий нам сгрубил, и мы его наказали"*.

______________________

* О деле Шлитта см. Гиернa: Monum. Livon. antiquae. I. 202. Геннинга Хроника. Scrptores rer. Livonic. II. 213-214. Г рефенталя Хроника. Monum. Liv. ant. V. 115. Грамоты императорские и папские в Historica. Russiae Monumenta. I. №№ CXXX-XXXIII. Карамз. к T. VIII. прим. 205-8., со ссылками на Фабeрa Preussisches Archiv. Любопытно, что еще в 1539 году при допросе бежавшего из Москвы Петра Фрязина в Дерпте узнали, что один пушечный мастер намерен из Дерпта уехать на службу в Москву. Епископ Дерптский сослал этого мастера неведомо куды. Акты Историч. I. № 140.

О начале морских сношений с Англией: Гаклюйт a: Collection of the early voyages, travels and discoveries. I. Двинский летописец, издан, в Рос. Вивл. XVIII Н.И. Новиковым и вновь в исправленном виде А.А. Титовым. М. 1889. Никонов, лет. VII. 291-292. Соб. Г. Г. и Д. V. № 113. Гаммеля "Англичане в России в XVI и XVII вв." Спб. 1865 и 1869. Ключевского "Сказания иностранцев о Московском государстве". М. 1866. Посольские грамоты см. у Ю. Толстого: "Россия и Англия". Спб. 1875. Климента. Адама: Angtorum navigatio ad Moscovitas (у Старчевского Hist. Ruthen. Sript. exteri. T. 1.). Зaмысловского "Очерк сношений России с Англией". Древ, и Нов. России. 1876. № 6.

О войне с Густавом Шведским Никон, лет. VII. Дела Шведские в Арх. И. Ин. Д. № I. Карамз. к T. VIII. прим. 459. Далинa Geschichte des Reichs. Schw. III. и Гeйepa: Geschichte Schwedens. II. Кроме Густава Вазы, Ливонцы также с опасением смотрели на возникшие торговые сношения России с Англией. Рижане обращались в Любек за советом, какими способами воспрепятствовать этим сношениям. (См. Гильдебрандта "Разыскания в архивах". Зап. Акад. XXIX). Относительно притеснений русским торговцам в Ливонии см. извлеченную из Ревельского город. Архива "Грамоту наместника Ивангородского к Ревельскому магистрату в царствование Ивана Грозного" в "Чт. О. И. и Др." 1888 г. кн. I.

Относимое к этой эпохе царствования Ивана IV "Донесение о Московии" Марка Фоскарини, который будто бы был посланником в России в 1557 году (Тургенева Historica Russiae Monumenta. I. № 135) - донесение весьма благосклонное к России и Ивану Грозному - должно быть признано апокрифическим. Г. Ясинский наглядно указал, что оно есть переделка сочинения Павла Иовия De Legatione Basilii, относящегося ко времени Василия III. (Киев. Универе. Известия. 1889 г.).

______________________

Все эти успехи во внешних войнах внушили молодому московскому царю высокое понятие о своем могуществе и еще крепче утвердили в намерении завоевать Ливонию.


Ливония в данную эпоху представляла замечательное по своей отсталости внутреннее устройство, основанное на сословном, церковном и племенном разделении.

Первенствующее значение в стране принадлежало духовно-рыцарскому ордену Меченосцев, с магистром ордена во главе. После того, как прусско-тевтонский орден принял реформацию и обратился в светское владение, прекратились зависимые отношения Ливонского магистра к Прусскому гроссмейстеру, и знаменитый Вальтер фон Плеттенберг занял положение почти самостоятельного имперского князя, только номинально зависимого от германского императора. Владения орденские были разбросаны по всем частям Ливонии и занимали едва ли не большую часть ее территории. Местопребыванием магистра служил замок Венден; но ему принадлежало еще более десяти замков, и половина города Риги находилась под его верховною властию. Помощник его или ландмаршал жил в замке Зегевольде и владел еще несколькими замками. За ним следовали восемь орденских окружных начальников или комтуров: Феллинский, Перпавский, Ревельский, Мариенбургский, Динабургский, Гольдингенский, Виндавский, Добельнский; каждый владел несколькими замками. Потом восемь орденских фогтов: в Зонненбурге, Вейсенштейне, Везенберге и пр. Всех замков в руках орденских властей находилось более 50; к каждому замку приписано было известное количество земли с сельскими жителями, которые были обложены доставкою ржи, ячменя, овса, сена и других припасов для содержания замковых обитателей.

Рядом с духовно-рыцарским орденом существовали чисто духовные власти, в лице Рижского архиепископа и четырех епископов, которые считали себя духовными князьями и признавали над собой только авторитет папы, именно: Дерптский, Ревельский, Эзельский и Курляндский. Архиепископ Рижский сохранил верховную власть только над одной половиною Риги; но сам он обыкновенно не жил здесь, а смотря по времени года проводил весну в замке Лемзале, лето в Кокенгузене, на берегу Двины, а зиму в изобилующем лесными окрестностями Роннепбурге. Кроме того во владении архиепископской кафедры и капитула было много других замков, также и во владении епископов.

За орденом, епископскими кафедрами и их капитулами следовало светское рыцарское сословие, которое владело замками на земле ордена или духовенства на ленных правах. Вся страна была покрыта таким образом более чем полутораста укрепленными замками. Рядом с духовенством и рыцарством стояли граждане нескольких значительных городов, каковы Рига, Ревель, Дерпт, Пернава, Вольмар, Нарва и некоторые другие; они пользовались самоуправлением, т.е. имели собственные выборные чины, признанные в то же время верховною властью епископов или Ордена.

Единственным объединяющим все эти четыре сословия учреждением с XV века служили общие сеймы или ландтаги, куда собирались уполномоченные от ордена, духовенства, земского рыцарства и городов. Сеймы созывались обыкновенно магистром и собирались по преимуществу в городе Вольмаре, по его серединному положению в стране. Только постановления или рецессы этих сеймов считались обязательными для всей страны и для всех сословий. Но, при недостатке общей исполнительной власти, сеймовые решения нередко оставались недействительными и не могли прекратить внутренние раздоры между разными сословиями, а в особенности борьбу между светскою и духовною властию. Наконец, рядом с сими господствующими сословиями, состоявшими из пришлых немцев, жило большинство населения, покоренное, крепостное и бесправное, принадлежавшее к племенам чудскому и литовскому, которое с ненавистью сносило свое иго и при случае готово было восстать против своих притеснителей.

Распространившаяся около того времени в Ливонии реформация еще более усилила существовавший там политический хаос. Реформация проникла сюда из Пруссии. Один школьный учитель и вместе последователь Лютера, по имени Кнеппен, спасаясь от преследования местного епископа, в 1521 г. убежал из Пруссии в Ригу, и здесь успешно начал распространять Лютерово учение. В числе его последователей и пособников явились бургомистр города Дуркоп и городской секретарь Ломиллер. Попытки рижского архиепископа Бланкенфельда строгими мерами подавить партию реформации в Риге оказались безуспешны при том самоуправлении, которым пользовался этот богатый город; а из Риги евангелическое учение стало распространяться и по другим местам, между прочим в Ревеле и Дерпте, которые после Риги были наиболее значительными городами. Магистр ордена Плеттенберг сам питал расположение к реформации. По примеру тевтонского гроссмейстера Альбрехта Бранденбургского, он мог бы попытаться, вместе со введением реформы, обратить Ливонию в светское герцогство; но, находясь уже в престарелом возрасте, он не рассчитывал на основание собственной династии. Поэтому Плеттенбсрг отнесся к делу реформы сдержанно, и во время борьбы с ней духовенства вел себя нейтрально; по в распре Риги с архиепископом явно принимал сторону горожан. Чтобы подкрепить католическую партию, архиепископ, при помощи рижского капитула, выбрал своим коадъютором и вместе преемником маркграфа бранденбургского Вильгельма, который был братом помянутому Альбрехту. Но маргкраф Вильгельм явился далеко не ревностным противником реформации: он более заботился о сохранении себе архиепископских владений и доходов. Точно так же отличались веротерпимостью и преемники Плеттенберга (умершего в 1535 г.). В Ливонии отражались события, волновавшие тогда Германию. Так здесь явились подражатели секте анабаптистов и иконоборцев, производившие разные бесчинства: они выбрасывали из церквей алтари и статуи, выгоняли монахов и монахинь из монастырей и даже разрушали церкви. Между прочим в Дерпте они не пощадили и православного храма, сооруженного для русских купцов. Когда в Германии образовался Шмалькальденский союз для защиты реформации, город Рига пристал к этому союзу. По смерти Бланкенфельда (1539) рижане в течение нескольких лет отказывались принести обычную присягу новому архиепископу, т.е. Вильгельму Бранденбургскому, как своему светскому государю и уступили только под условием свободы вероисповедания. Эта свобода, наконец, была признана архиепископом и епископами для всей Ливонии на Вольмарском сейме 1554 года. Таким образом к дроблению населения на отдельные сословия и народности присоединилось еще церковное разделение на католиков и протестантов.

Победы Плеттенберга в русско-ливонской войне начала XVI века надолго обеспечили внешний мир для Ливонии. Этот продолжительный мир, вместе с усиленною торговою деятельностью важнейших ливонских городов, способствовал накоплению богатств и вообще произвел экономическое процветание страны. Но зато он способствовал также водворению роскоши и изнеженности и особенно вредно подействовал на рыцарский орден, который отвык от воинской деятельности, предался праздности и большой распущенности. Не стесняясь своими обетами безбрачия, рыцари открыто держали и меняли любовниц, следуя примеру своих духовных сановников. От духовенства и рыцарства эта распущенность нравов распространялась на горожан и на самое крестьянское сословие. Эсты и латыши, принявшие христианство только внешним образом и плохо наставляемые своими духовными пастырями, вполне сохраняли свои языческие обычаи и верования и почти не имели у себя браков, освященных церковью, в чем они подражали своим духовным господам и церковным пастырям. При таком упадке религии и нравственности, на первый план выступила любовь к веселью и всякого рода празднествам. Бароны и земские рыцари в том только и проводили время, что ездили друг к другу в гости, пировали, охотились. Если в дворянском доме праздновалась свадьба или крестины, то это событие служило поводом для съезда и пиров на несколько недель. Горожане также при всяком празднестве предавались разгулу и пьянству; героями пиров являлись такие гуляки, которые выпивали самое большое количество вина или пива. Последнее пилось из таких кружек и чаш, в которых, по выражению ливонского летописца, можно было детей крестить. Празднества сопровождались также играми и плясками; особенно шумные, непристойные игрища происходили зимою вокруг Рождественской елки, а весною в ночь под Иванов день. Но при всей наклонности к веселью и разгулу, ливонские немцы не отличались мягкосердием и добродушием. Напротив, их отношения к покоренным туземцам были самые суровые; последние находились в угнетении и нищете, ибо немецкие господа старались выжимать из них как можно более доходов и облагали их чрезмерными поборами. О жестоком, мстительном характере немецких баронов свидетельствуют многие человеческие скелеты, находимые в ливонских замках, эти останки людей, которые были или замуравлены живыми, или прикованы цепью в каком-нибудь подземелье*.

______________________

* Вальтазара Руссова Chronica der Prouintz Lyffland (Sriptor. Rer. Livon. II.). См. перевод этой хроники в "Сборнике по истории Прибалтийского края" T. II и III. Брахмана "Реформация в Ливонии". Тот же Сборник. T. III. Бунге Geschichtliche Entwickelung der Standesverhaltnisse in den Ostseegouvernments. "Введение к первой части свода местных узаконений Остзейских". Спб. 1845. См. также две истории Остзейских провинций, Рихтера и Рутенберга.

______________________

Враждебность ливонских немцев к России, постоянно проявлявшаяся разными притеснениями русских купцов и недозволением провозить военный материл, конечно, вызывала русское правительство на возмездие. В Москве очевидно знали политическую несостоятельность Ливонии. Считая ее легкою добычей, Иван Васильевич, возгордившийся покорением Казанского царства, задумал воспользоваться первым удобным поводом для завоевания и этой страны. Повод не замедлил открыться.

Когда истекло пятидесятилетнее перемирие, заключенное между Иваном III и Плеттенбергом в 1503 году, то ливонские чины отправили к Ивану IV посольство, чтобы вести переговоры о продлении перемирия еще на тридцать лет. В 1554 году прибыли в Москву послы от Ливонского магистра, Рижского архиепископа и Дерптского епископа, и просили, чтобы государь велел своим новгородским и псковским наместникам заключить новое перемирие. Царь поручил вести переговоры с посольством окольничему Алексею Федоровичу Адашеву и дьяку Висковатому. Окольничий и дьяк объявили, что государь на всю землю Ливонскую гаев свой положил и не велит своим наместникам давать перемирие за следующие вины: 1) Юрьевский (т.е. Дерптский) епископ уже много лет не платит дани с своей волости, 2) гостей русских ливонские немцы обижают и 3) русские концы в Юрьеве и некоторых других городах (Риге, Ревеле, Нарве) немцы присвоили себе, вместе с находившимися в них русскими церквами, которые разграбили и частию разрушили (протестанты). Послы выразили недоумение, о какой дани им говорят: никакой дани они не знают по старым грамотам. Но Адашев напомнил, что немцы пришли из моря и взяли силою русскую волость (Юрьевскую), которую великие князья уступили им под условием дани; что эту дань они давно не платили, а теперь должны заплатить и с недоимками, а именно за 50 лет, и вперед с каждого человека платить ежегодно по гривне немецкой (марке). Напрасно послы пытались оспаривать эту дань. Наконец они уступили, и переговоры кончились согласием продолжить перемирие еще на 15 лет под следующими главными условиями: уплатить означенную Юрьевскую дань с недоимками в три года и за ручательством всей Ливонии; очистить русские концы и церкви; русским и ливонским гостям обоюдно предоставить свободную торговлю в своих землях; дать управу в торговых и порубежных обидах и не заключать союза с королем Польским. Так как условия эти вступали в силу только после подтверждения их ливонскими чинами, то послы и согласились на них, предоставляя решение вопроса своим властям. Они привесили к перемирной грамоте свои печати, которые при утверждении договора должны были быть отрезаны и заменены печатями магистра, архиепископа и епископа. В Ливонии однако весть о таком договоре произвела смятение; архиепископ немедля созвал сейм в Лемзале. На чем он решил, нам неизвестно; но вскоре затем в Дерпт прибыл от новгородских наместников посол Келарь Терпигорев за подтверждением перемирного договора. В епископском совете долго рассуждали и спорили о том, как поступить. Канцлер епископа Гольцшир предложил привесить свои печати к договорной грамоте, но в действительности дани не платить, а представить это дело тотчас на решение императора, как своего верховного ленного государя. "Московский царь ведь мужик (ein Baur); он не поймет, что мы передаем дело в имперский каммергерихт, который все это постановление отменит", - Пояснил канцлер. Мысль показалась удачною. К договорной грамоте привесили новые печати, возвратили русскому послу, и тут же в его присутствии начали писать прогестацию на имя императора. "Что это один говорит, а другие записывают?" - спросил Терпигорев. Когда ему объяснили, в чем дело, он заметил: "А какое дело моему государю до императора? Не станете ему дани платить, он сам ее возьмет". Пришед к себе домой в сопровождении епископских гоф-юнкеров, Терпигорев вынул из-за пазухи договорную грамоту и приказал своему подьячему завернуть ее в шелковый платок, уложить в ящик, обитый сукном; причем шутя заметил: "Смотри, береги этого теленка, чтобы он вырос велик и разжирел".

Со времени первого прибытия ливонских послов в Москву протекло три года. В это время возникла и успела окончиться война Густава Вазы с Иоанном IV. Ливония, как мы видели, не двинулась на помощь Густаву; в ней самой произошло тогда подобное междоусобие вследствие борьбы между светской и духовной властию. В 1546 году на Вольмарском сейме постановлено было, чтобы впредь архиепископ, епископы и магистр не назначали себе в коадъюторы или преемники лиц из германских владетельных домов. Сам архиепископ Вильгельм подписал это постановление; но в 1554 году он вдруг назначил своим коадъютором семнадцатилетнего Христофа герцога Мекленбургского, своего родственника, призвал его в Ливонию и передал ему некоторые из своих замков. Орден решительно восстал против такого незаконного поступка. Магистр фон Гален созвал сейм в Вендене, где сословия решили употребить силу против архиепископа и его коадъютора. Для найма ратных людей магистр отправил в Германию молодого динабургского комтура Готгарда Кетлера, бывшего родом из Вестфалии. Началась междоусобная война. Ландмаршал фон Минстер, раздраженный тем, что магистр назначил своим коадъютором не его, а феллинского комтура Фирстенберга, принял сторону архиепископа. Город Рига и Дерптский епископ держали сторону ордена. Фирстенберг осадил Кокенгузен и взял в плен архиепископа вместе с его коадъютором; их посадили под стражу. Но за них вступился король польский Сигизмунд-Август, родственник Вильгельма, и потребовал их освобождения, в чем получил отказ. К этому поводу присоединилось еще случайное убийство на Ливонской границе польского гонца Ланского. Сам король с большим польско-литовским войском вступил в пределы Ливонии. Орден оказался не в силах ему сопротивляться. Новый магистр Фирстенберг (фон Гален между тем умер) у курляндского местечка Позволя. близ замка Бауске, заключил мир с королем (в сентябре 1557 г.): архиепископ и его коадъютор были вполне восстановлены в своих правах. Эти события ясно показали упадок Ливонского ордена и его военную несостоятельность. Чтобы предотвратить опасность, грозившую со стороны Московского государя, магистр вскоре после Позвольского мира поспешил заключить с Сигизмундом-Августом, как с великим князем Литовским, оборонительный и наступательный союз. Один уже этот союз давал Московскому царю повод к войне, так как был нарушением прямой статьи пятнадцатилетнего перемирия.

В феврале 1557 г. в Москву прибыли ливонские послы. Трехлетний срок для внесения дани истекал; но они явились сюда не с деньгами, а с просьбою о сложении дани с Дерптского епископа. Царь не пустил к себе на глаза этого посольства, а чрез тех же Алексея Адашева и дьяка Висковатого велел отвечать, что он сам будет искать на магистре и на всей Ливонской земле за ее неисправление. Послы уехали. Дорогою они ясно поняли, что москвитяне готовятся к войне: в известных расстояниях видны были новопостроенные ямские дворы с помещениями для большого количества лошадей; к западной границе тянулись санные обозы с съестными и военными припасами. Вслед за послами царь отправил окольничего князя Шастунова с товарищами строить на устье Наровы ниже Ивангорода "корабельное пристанище" или гавань; причем запретил новгородским, псковским и ивангородским купцам ездить с товарами к немцам. Испуганные сими приготовлениями, ливонцы в декабре того же 1557 года вновь прислали посольство с предложением внести за прежние годы одну определенную сумму в 45 000 ефимков (или 18.000 московских рублей), а впредь с Юрьева ежегодно брать по тысяче угорских золотых. Царь согласился; но когда от послов потребовали денег, их не оказалось. По известию ливонских летописцев, послы понадеялись на обещание московских купцов дать им денег взаймы; ибо для русских купцов торговля с Ливонией была выгодна, и они не желали войны. Но царь будто бы под страхом смертной казни запретил своим купцам ссудить немцев деньгами. Напрасно послы просили оставить их самих заложниками, пока деньги будут доставлены из Ливонии. Царь не соглашался ни на какие отсрочки. Очевидно он уже решил войну бесповоротно. Послы уехали; говорят, на прощанье их посадили обедать и подали пустые блюда в знак того, что они приехали с пустыми руками*.

______________________

* О переговорах Москвы с Ливонией: Никонов. VII. 215-216, 282-283, 294. П. С. Р. Л. IV. 303. Львов. 36-38 и 167-168. Бреданбахa Belli Livonici Historia (у Старчевского). См. также хронику Руссов а, Ниенштедта, Гиерна, Monum. Liv. Ant. V. № 185. Гильдебранта "Отчет о розысканиях в архивах" в Зап. Ак. XXIX Относительно спорного вопроса о прежней Юрьевской дани см. П. С. Р. Л. IV. 225. у Гиерна Monum. Liv. Ant. I, 211. и Ниенштедта Ibid. II. 40. Карамз. к VI т. прим. 551. Рихтер II. 238. Договор со Псковом "Русско-ливонск. Акты" 299. Трактат между Орденом и Литвой у Догеля Codex diplomaticus. V. № 28. "Объявление войны Иваном Васильевичем городу Ревелю" в Чт. О. Ист. Др. 1886 кн. 4-я. Смесь. Сообщено А. Чумиковым. "Дневник Ливонского посольства к царю Ивану Васильевичу. Ibid. Сообщено в рус. переводе А.Чумиковым. Подлинник издан Ширреном в его Quellen. Bd. II.

______________________

В январе 1558 года русские воеводы вторглись в Ливонию. Русское войско, простиравшееся до 40000 и заключавшее в себе отряды хищных касимовских и казанских татар и пятигорских черкес, состояло под главным начальством известного касимовского хана Шиг-Алея; а товарищами его были Михаил Васильевич Глинский, дядя царя, и Даниил Романович, царский шурин. Воеводы имели наказ не заниматься осадою городов и замков, а только повоевать, т.е. опустошить, неприятельские волости, что и было исполнено в точности. Войска наши, разделясь на несколько отрядов, прошли Ливонию на полтораста верст в длину параллельно с литовским рубежом и на сто верст в ширину; деревни и посады они сожигали, скот и хлебные запасы истребляли, стариков и детей убивали, но молодых забирали в плен; причем, по словам ливонских летописцев, совершали ужасные варварства. Местами немцы пытались обороняться в открытом поле, но были везде побиваемы по своей малочисленности. Дошедши недалеко до Риги и Ревеля, русское войско повернуло назад и вышло в Псковскою область, обремененное огромною добычей; ибо страна была до того времени богатая и цветущая. По выходе из Ливонии, Шиг-Алей с воеводами послал к магистру грамоту (конечно, сочиненную в Москве), в которой говорилось, что государь Московский присылал свою рать покарать ливонцев за их неисправление и что если они повинятся и пришлют челобитье, то воеводы готовы просить за них. Ливонские чины съехались на Вольмарском сейме и тут решили хлопотать о мире. Магистр прислал просить опасной грамоты для послов; в Москве грамоту дали, велели приостановить военные действия и заключить перемирие. Большие ливонские города сделали складчину, собрали 60.000 талеров и отправили их в Москву с посольством, во главе которого был поставлен брат Фирстенберга. Но ото посольство еще не успело прибыть по назначению, как перемирие было нарушено.

На возвышенном левом берегу реки Наровы, недалеко от ее устья, расположен значительный и в то время хорошо укрепленный город Нарва, в русских летописях известный под именем Ругодива. Супротив него, на другом менее высоком берегу реки, Иваном III поставлена была русская крепость или так наз. Иван-город. Было время великого поста. Ивангородцы строго соблюдали перемирие и усердно посещали церковную службу; а жители Нарвы, большею частью лютеране, пили пиво и веселились. С нарвских башен видна была почти вся внутренность Ивангорода, и пьяные немцы ради потехи стали осыпать картечью православных людей, собиравшихся в церкви, при чем некоторых убили. Русские воеводы не отвечали на выстрелы, а послали тотчас известить о том царя; от него пришло разрешение стрелять, но только из одного Ивангорода. Воеводы принялись усердно обстреливать Нарву из пушек и пищалей каменными и калеными ядрами. Тогда нарвские городские власти послали просить пощады, обвиняя в нарушении перемирия своего фохта ("князьца", как выражается Русская летопись), и предлагали поддаться Русскому царю. Уведомленный о том особым посольством, царь приказал прекратить пальбу и отправил Алексея Басманова и Даниила Адашева с отрядом стрельцов и детей боярских, чтобы принять город Нарву с округом в русское владение. В этот город между тем пришло от магистра подкрепление в тысячу человек, и городские власти начали перед русскими воеводами отпираться от собственного посольства, говоря, что они не поручали ему говорить о своем подданстве царю. Но тут как бы сама судьба наказала их за вероломство. 11-го мая в городе вспыхнул страшный пожар. Русская легенда приписывает его чуду: хозяин одного дома в горнице, в которой останавливались прежде русские купцы, нашел православную икону Богородицы; насмехаясь над иконой, он бросил ее в огонь под котел, где варилось пиво; оттуда вдруг поднялось пламя до потолка и произвело пожар, а внезапно налетевший вихрь разнес его в разные стороны; так как дома большею частью были деревянные, то огонь разлился с неудержимою силою. Произошло ужасное смятение. Ивангородцы воспользовались им, бросились переправляться через реку и, сбив ворота, ворвались в город. Гарнизон заперся было в замке, но не выдержал беспрерывной пальбы и сдал его, выговорив себе свободное отступление. Вслед затем взят был замок Нейшлот (у русских Сыренск), стоявший при истоке Наровы из Чудского озера. Вскоре завоеван и городок Везенберг (у русских Раковор), средоточие провинции Вирланда. Таким образом все Занаровье с значительною частика Эстляндии очутилось в русских руках. Царь был очень обрадован этим успехом. Он отпустил ливонское посольство ни с чем и решил продолжать войну; завоеванные же города велел очищать от Латинской и Лютерской веры и строить там православные церкви, для чего из Новгорода был прислав Нарву Юрьевский архимандрит. Жителям ее он дал жалованную грамоту и всех нарвских пленников, находившихся в России, велел возвратить в отечество. Иоанн особенно дорожил Нарвою, как первою гаванью, которую русские приобрели на Балтийском море, и он постарался через нее немедленно открыть непосредственные торговые сношения России с иноземцами, помимо Ганзейских городов, старавшихся удержать в своих руках монополию Балтийской торговли.

Вообще вместо варварского опустошения страны, совершенного при первом нашествии русского войска на Ливонию, теперь началось постепенное завоевание городов и замков с очевидною целью прочно в ней утвердиться. В то время как одно войско действовало к северу от Чудского озера, т.е. в Эстляндии, другое войско выступило из Пскова под начальством князя Петра Шуйского, двинулось мимо южной части Чудского озера, вторглось в собственную Ливонию, осадило пограничный замок Нейгаузен и, окружив его турами, громило частою пальбою из пушек и пищалей. Обороняемый храбрым рыцарем Иксулем фон Паденорм, Нейгаузен задержал русских почти на целый месяц; но, не получая ниоткуда помощи, наконец сдался, причем гарнизон выговорил себе свободный выход из крепости. В это время магистр ордена с 8000-м войском стоял лагерем неподалеку, именно около Киремне, на дороге между Нейгаузеном и Дерптом. Лагерь его был защищен со стороны русских рекою и болотами. Он еще окопался и принял выжидательное положение, не решаясь напасть на осаждавшее войско; когда же Нейгаузен пал и русские двинулись на самого магистра, он поспешил снять лагерь и ушел к Валку. Находившийся в его войске дерптский епископ Герман Вейланд с своим отрядом поспешил в Дерпт, причем задняя часть его отряда была настигнута русскими и побита. Местное земское рыцарство собралось было в Дерпт по призыву епископа, как своего ленного владыки; но когда приблизилось русское войско, большая часть рыцарей покинула город и спаслась в западные области. Кроме того, в эту критическую минуту в городе поднялась распря между католиками и протестантами. Католики громко говорили, что русская гроза ниспослана на Ливонию за отступление ее от истинной веры. Когда собрался городской со нет и рассуждал о том, что предпринять в виду близкой осады, послышались разные мнения: одни советовали обратиться за помощью к Швеции, другие к Дании, третьи к Польше. На помощь германского императора не было никакой надежды, так как после отречения Карла V-го брат и преемник его Фердинанд был слишком озабочен собственными делами и особенно враждебными отношениями турок, чтобы думать о Ливонии. Посреди разногласия выступил бургомистр Антоний Тиле и со слезами на глазах начал увещевать собрание, чтобы оно оставило всякие расчеты на помощь извне, а лучше обратилось бы к собственным средствам обороны. Он предлагал принести все частное достояние на защиту отечества, продать все золотые и драгоценные украшения их жен, чтобы нанять войско, а вместе с ним и самим единодушно выступить против неприятеля. Но речь этого ливонского Минина была голосом вопиющего в пустыне.

Прежде чем осадить Дерпт, русские взяли еще несколько замков, каковы Костер и Курславль. Окрестные сельские жители, ненавидя своих немецких господ, приходили к воеводам и добровольно принимали русское подданство. Воеводы обращались с этим туземным населением мягче, тогда как с немцами поступали жестоко.

В июне русское войско явилось под Дерптом и начало возводить вокруг него валы и устанавливать пушки, после чего принялось осыпать город ядрами. Главная опора осажденных заключалась в двухтысячном немецком отряде, присланном из Германии. Около двух недель длилась осада и пальба по городу. Гарнизон сначала защищался храбро и делал частые вылазки. Но бедствия осады и малое число защитников скоро поколебали мужество граждан. Шуйский искусно завязал переговоры, предлагая самые льготные условия сдачи. Несколько раз осажденные просили сроку для размышления, стараясь между тем известить магистра о своем крейнем положении; но когда от него вместо помощи получено было письмо с обещанием молиться Богу за осажденных, епископ и граждане пришли в уныние и решились сдаться. При сем они выговорили себе следующие условия: епископ остается во владении своими имениями и получает для жительства ближайший монастырь Фалькенау, дворяне удерживают свои земли, граждане сохраняют свободу Аугсбургского исповедания, городовое самоуправление и свои торговые и судебные привилегии; кто пожелает, может выехать с имуществом из города, а военные люди и с оружием; вывода в Россию не будет, и русские ратные люди не будут иметь постоя в домах обывателей. При занятии города русским досталось в добычу большое количество пушек, пороху и других военных припасов; но Шуйский строго наблюдал, чтобы ратные люди не обижали жителей, и своим ласковым обхождением вообще снискал благодарность и доверие побежденных. Царь подтвердил условия сдачи только с небольшими исключениями, касавшимися судебных привилегий; при сем дал дерптским гражданам право беспошлинной торговли в Новгороде и Пскове. Чтобы закрепить за Россией Юрьевскую область, он начал раздавать в ней поместья боярским детям, а епископа и некоторых граждан переселил в Москву. Дерпт тотчас переименован был русскими в свое древнее имя Юрьева; в нем стали возобновлять старые русские храмы, а потом царь учредил особое православное Юрьевское епископство.

Падение Дерпта (третьего и последнего города после Риги и Ревеля) произвело такой страх и смущение в Ливонии, что многие укрепленные места после того сдавались русским без сопротивления, и тем более, что черные люди, т.е. туземцы Чудь и Ливы, охотно приносили присягу на русское подданство. Число всех завоеванных в северной части Ливонии городов и замков простиралось теперь до 20-ти. Русские доходили до Ревеля, и Шуйский посылал склонять граждан к сдаче, но пока не решился осаждать этот крепкий город. Заложив в некоторых местах православные церкви и расставив везде гарнизоны, русское войско к осени по обычаю удалилось в отечество.

После отступления Фирстенберга от Киремпе к Валку, неспособность его сделалась столь очевидною, что орденские чины решились назначить ему коадъютора. Выбор их пал на динабургского комтура Готгарда Кетлера, который в это критическое время выдвинулся своими талантами и энергией; он особенно отличился при помянутом отступлении, храбро прикрывая тыл уходившего войска от русских, причем не раз подвергал свою жизнь опасности. В его руки теперь перешло дальнейшее ведение войны с Москвою; а Фирстенберг, оставаясь магистром только по имени, удалился в крепкий замок Феллин. Когда князь Шуйский с главным войском ушел из Ливонии, Кетлер поспешил воспользоваться этим обстоятельством, чтобы отвоевать обратно завоеванные города, главным образом Дерпт. Ему удалось собрать до 10000 человек; но по пути к Дерпту его задержала мужественная оборона замка Рингена, который занимали всего 90 человек под начальством боярского сына Русина Игнатьева. Хотя Ринген был наконец взят, но князь Курлятев и другие русские воеводы, сидевшие в Дерпте, успели дать в Москву весть об опасности и приняли все меры предосторожности; между прочим, многих юрьевских граждан, подозреваемых в сношениях с Кетлером, они отправили в Псков, где их держали до минования опасности. Во время осады Рингена некоторые немецкие отряды ходили даже в Псковскую землю и разорили там несколько волостей. Узнав о приближении большой московской рати, Кетлер ничего не решился предпринять против Юрьева и ушел назад. Вскоре потом, в январе 1559 года, явилась в Ливонию эта русская рать, предводимая князем Микулинским и татарским царевичем Тохтамышем. На сей раз она обратила свои опустошения на южную часть Ливонии и разными отрядами пошла по обеим сторонам Двины. По словам ливонских летописцев, это нашествие сопровождалось таким же разорением и жестокостями, которыми ознаменовано было и первое вторжение русских. Они доходили до самой Риги и к весне воротились назад с огромною добычею. В эту трудную эпоху ливонцы снова обратились к государям Швеции, Польши и Дании с просьбою о помощи или о ходатайстве, и те действительно отправили посольства в Москву. Из них наиболее посчастливилось послам датского короля Фридриха II; снисходя на его просьбу, Иоанн согласился дать ливонцам шестимесячное перемирие. Главною причиною такой внезапной уступчивости были, впрочем, военные действия против крымских татар, отвлекшие тогда силы и внимание царя. Это шестимесячное перемирие имело важные последствия: оно не спасло самобытного существования Ливонии, но немало помогло ей ускользнуть от русского завоевания.

Время перемирия ливонские власти употребили на то, чтобы отыскивать себе помощь и собирать средства для дальнейшей борьбы с Московским царем. Отправлены были новые посольства к императору и к Шведскому королю; с Датским королем вступил в переговоры епископ Эзельский, к Сигизмунду-Августу отправился сам Кеглер; принужденный выбирать между соседями, он наиболее склонялся на сторону Полыни и Литвы. Имперские чины по-прежнему отказались от всякой военной помощи; они обещали денежную ссуду от имперских городоов, но и та не состоялась. С польско-литовским королем Кетлер, совместно с архиепископом Рижским, заключил договор, по которому Ливония отдавалась под его покровительство с обязательством защищать ее от русских; за что литовцы получили в залог полосу земли с несколькими орденскими и архиепископскими замками, каковы Динабург, Зельбург, Бауске, Мариенгаузен, Ленневарден и др. Ливония оставляла за собою только право по окончании войны выкупить эти земли за 700000 гульденов. Получив земли, король однако не спешил своею помощью, ссылаясь на продолжавшееся перемирие с Москвою, и ограничивался пока отправлением к царю посольства с предложением оставить в покое Ливонию. Между тем Кетлер, рассчитывая на литовскую помощь и заняв у города Ревеля 30000 гульденов (под залог своего замка Кегеля), призвал из Германии новые наемные отряды и возобновил войну с русскими. Нечаянным нападением он разбил стоявший близ Дерпта русский отряд воеводы Плещеева и потом осадил самый Дерпт. Отбитый отсюда, он попытался еще взять замок Лаис, но тут встретил мужественное сопротивление и ушел назад, узнав о приближении большой русской рати. Весною 1560 года виленский воевода Николай Радивил вступил в Ливонию и занял литовскими гарнизонами заложенные замки; но на помощь против русских литовцы не двигались.

В Ливонию снова вторглись русские под начальством князей Шуйского, Серебряного, Мстиславского и Курбского. Взяв Мариенбург, они распространили свои опустошения до самого моря. Положение Ливонии сделалось критическим. Наемные немецкие отряды, не получая жалованья, бунтовали и нередко сами сдавали крепости русским; в некоторых местах крестьяне поднимали мятеж против своих немецких господ, которые не умели защитить их от неприятеля. Воеводы из Дерпта двинулись с пушками на замок Феллин, считавшийся весьма сильною крепостью в Ливонии; там пребывал старый магистр Фирстенберг. Ландмаршал Филипп Бель думал остановить это движение и около Эрмеса неосторожно вступил в битву с превосходными русскими силами; он был разбит и взят в плен. Это был опытный, храбрый рыцарь; в плену он держал себя с таким достоинством и вел такие умные речи, что бояре оказывали ему большое уважение; бедствия, постигшие Орден, он прямо объяснял отступлением от старой веры и распущенностью нравов. Отправив его в Москву, бояре просили царя быть к нему милостивым. Но, когда он в глаза царю стал сурово выговаривать за несправедливую и кровопийственную войну, разгневанный Иоанн велел отрубить ему голову. После победы под Эрмесом воеводы осадили замок Феллин; более трех недель они громили его из пушек, но толстые стены, глубокие рвы и обилие всяких запасов не подавали надежды на овладение замком. Вдруг немецкие наемники заволновались и вступили в переговоры с русскими воеводами. Тщетно престарелый магистр умолял их продолжать оборону и роздал им все свои сокровища; наемники предварительно разграбили их и, выговорив себе свободное отступление со всем имуществом, впустили русских. Но те, видя, что удаляющиеся немцы обременены всякого рода ценными вещами, напали на них и отняли добычу. Многие из этих наемников потом попали в руки Кетлера, который велел их перевешать. Привезенный в Москву Фирстенберг был милостиво принят царем и получил себе в кормление ярославский городок Любим, где спокойно доживал свой век. Хотя после взятия Феллина русские потерпели неудачу под Вейсенштейном или Белым Камнем (главным городом провинции Эрвии), который они тщетно осаждали в течение нескольких недель, однако поход 1560 года привел Ливонию в такое расстроенное состояние, что она уже не могла продолжать борьбу собственными средствами. Вслед затем совершилось ее распадение и прекратилось самое существование Ливонского ордена.

Первым из ливонских владетелей покинул страну епископ эзельский Менигхаузен. Он продал датскому королю Фридриху II за 30000 талеров свое епископство, т.е. Эзель с соседнею частью Эстонии и свой Пильтенский округ в Курляндии, хотя не имел никакого права уступать эти земли без согласия Ордена и своего капитула. Он удалился в родную Вестфалию, там перешел в протестантство и вступил в брак; а король Фридрих передал эти земли своему младшему брату Магнусу взамен его прав на герцогство Голштинское. Весною 1560 года Магнус высадился с датскими отрядами на острове Эзеле в городе Аренсбурге. Тогда и ревельский епископ Врангель, после введения в Ревеле реформации находившийся в стесненном положении, последовал совету Менигхаузена, т.е. продал Магнусу свои владетельные права и удалился в ту же родную Вестфалию. Но город Ревель и большинство эстонского рыцарства тянули более к соседней Швеции, чем к Дании: с шведами их связывали общая теперь религия, сходство нравов и торговые сношения; от Швеции они скорее всего могли ожидать помощи против Московского завоевания. Поэтому они не склонились на убеждения Магнуса, а вскоре по смерти Густава Вазы вступили в переговоры с его преемником Эрихом XIV. Эти переговоры окончились тем, что Ревель, а вместе с ним провинции Гаррия и Эрвия отложились от ордена и поддались шведскому королю, в июне 1561 года. Тщетно Гот-гард Кетлер противодействовал сему подданству и старался удержать единство Ливонии, чтобы в целости передать ее под владычество польско-литовского короля, с которым он уже вел деятельные переговоры. Видя распадение орденских земель, этот ловкий человек более всего позаботился о собственных интересах. В то время как северная часть Ливонии тянулась к шведам, южная и большая половина ее обнаруживала влечение примкнуть к великому княжеству Литовскому, с которым связывали ее близкое соседство и выгодная торговля.

К польскому королю тянул и его родственник архиепископ рижский Вильгельм Бранденбургский. Поэтому рыцарству и архиепископу не стоило большого труда склонить ливонские чины отдаться под верховное владычество Сигизмунда-Августа. Вместе с тем орденские власти признали дальнейшее существование Ордена невозможным и решили сложить с себя духовное звание. Последний Ливонский магистр пошел по стопам последнего прусского гроссмейстера: с согласия польского короля, он обратил самую южную часть Ливонии в наследственное герцогство, поставив себя в вассальную зависимость от Польской короны. Осенью 1561 г. Готгард Кетлер принял титул герцога Курляндии и Семигалии, а Ливония соединена с великим княжеством Литовским. Тот же Кетлер пока остался королевским наместником в Ливонии. Герцог Магнус отказался в пользу Кетлера от Пильтенского округа, получив взамен эстонские замки Гапсаль и Леаль. Только город Рига не соглашался на новое подданство и пытался еще сохранить за собою значение вольного имперского города; но в следующем 1562 году рижане уступили настояниям Кетлера и поддались Сигизмунду-Августу, причем выговорили себе условия самоуправления.

Таким образом Ливонская земля распалась на пять владении: 1) север отошел к Швеции; 2) остров Эзель с прилегающим побережьем (провинция Вик) составил особое княжество герцога Матуса; 3) средняя часть или собственно Ливония присоединилась к государству Польско-Литовскому; 4) Курляндия и Семигалия обратились в вассальное герцогство; 5) северо-восточная часть или Юрьевская и Ругодивская области остались у Московского государя*.

______________________

* О Русско-Ливонской войне летописи Никонов. VII. Львова. V. П. С. Р. Л. IV. Летопись Нормантского Времен. Об. И. и Д. V. Курбского "Сказания". Гиерн Monum. Liv. Ant. I. Ниенштедт Ibid. II. Гренфенталя Хроника Ibid. V. Бреденбах в Histor. Ruth. Script. ext. I. Руссова хроника. Scipt. rer Livon. II. Геннинга Хроника - Ibid. Фабриция - Livonicae Historiae compendioza series. Ibid. Реннере Liflandische Historien. Gott. 1876. Письмо императора Фердинанда к Иоанну IV с просьбой о прекращении Ливонской войны в Hist. Rus. Monum. I. № CXXXVII. О поддании Ливонии Польскому королю и условиях Ibid. №№ CXXXVIII, CXXXIX, CXLII, CXLIII. Грамота Иоанна IV городу Дерпту в Suppleni. ad. Hist. R. Mon. № 85 Ширрсна-Quellen zur Geschichte des Untergangs Liflandisch. Selbstandigkeit. 8 Bnd. и №eue Quellen zur Gesch. des Unterg. Lift. Selbst. 2 Bd. Бинемана-Briefe und Urkunden zur Geschichte Liflands in den Iahren 1558-1562. 6 Bd. Riga. 1865-1879. Чьямин №jtizie dei secoli XV-XVI sull Jtalia, Polonia, Russia. Разряди, книги в Симб. Сборн. М. 1844. и в Вивлиоф. Новикова XIII. О Ливонских походах Ших-Алея и царевича Тохтамыша свод известий см. у Вельямин. Зернова I. 423-428. II. 7-11. Пособия: Кельх (Lieflendische Historia 1695). Рихтер, Рутенберг, Костомаров ("Ливонская война". Спб. 1864). Mitteilungen aus dem Gebiete der Gtschichte Liv. Esth. und Kurlands herausgeg. v. der Gesellschaft fur Gesch. und Alterth. der Russ. Ostsee-Provinzen. Ганзена Geschichte der Stadt №arva. Dorp. 1858. Реймана Das Vtrhalten des Reiches gegen Livland in den Jahrcn 1559 - 1561. (Зибеля Hist. Zeitschrift. 1876. 2 Heft). Ш и м а н a Characterkopfe und Sittenbilder aus der balt. Geschichte des XVI Jahrh. Mitau. 1877. и его же Historische Darstellungcn und archivalische Studien. Mitau. 1886.

______________________

Раздел Ливонии между соседними государствами ясно показал, в какой степени были правы советники Иоанна, не одобрявшие его слишком широких завоевательных замыслов с этой стороны. Ливонский орден оказался несостоятельным в борьбе с могущественным Московским государством; но было великою ошибкою считать его землю легкою добычею и стремиться к ее полному скорому захвату: вместо одного слабого Ордена приходилось иметь дело с несколькими сильными претендентами на его наследство. Едва ли умные советники Иоанна не предвидели двух главных затруднений, долженствовавших воспрепятствовать быстрому и легкому завоеванию Ливонии. Во-первых, множество крепких городов и замков. Ливонию отнюдь нельзя было сравнивать с Казанским царством, где по взятии столицы оставалось только усмирять полудикие туземные народы и взимать с них ясак. Здесь каждый город, каждый замок, имевший сколько-нибудь мужественного коменданта, приходилось добывать трудною и долгою осадою; а в осадном деле, где требовалась борьба с артиллерией, именно московская рать была наименее искусна. Поэтому после трехлетней войны, после страшных опустошений неприятельской земли, Москвитяне могли похвалиться приобретением не более одной четвертой ее части. Во-вторых, это (сравнительно с потраченными усилиями) небольшое приобретение, в соединении с дальнейшими притязаниями, приводило нас к одновременному столкновению с Швецией, Данией и Польско-Литовским государством. На первых порах Москве удалось отклонить новую войну со шведами, которые обратились на датчан, желая отнять у них западную часть Эстонии; но борьба с главным наследником Ливонского ордена, т.е. с Польско-Литовским королем, оказалась неизбежною.

С Польшей и Литвой, со времени боярщины, у нас не было ни войны, ни прочного мира, а только возобновлялись истекавшие перемирия. Всяким попыткам к заключению вечного мира мешали притязания Литвы на возвращение Смоленска, к которым обыкновенно присоединялись требования возвратить все приобретения, сделанные Иваном III-м, и даже уступить Псков и Новгород; а с московской стороны, в ответ на эти странные требования, выдвигали свои права на старые русские области: Полоцкую, Витебскую, Киевскую и Волынскую. После же 1547 года прибавился еще один повод к распрям; в переговорных грамотах королевская канцелярия продолжала именовать Иоанна только "великим князем" Московским и отказывала признать за ним новый его титул царский. Московское правительство с своей стороны именовало Сигизмунда-Августа только великим князем Литовским, отказываясь называть его в грамотах королем. В связи с пререканиями о титулах в это время, не без участия самого Иоанна, распространяется в Москве легенда о происхождении древнего Русского княжеского рода от Пруса, брата римского императора Октавия-Августа, чем Московский государь думал умножить свою славу и величие.

Последнее перемирие заключено было в 1556 году на шесть лет. Война Ливонская подала повод польскому королю к новым посольствам, имевшим целию отвратить московские притязания с этой стороны. Но правительство наше постоянно отвечало, что Ливония в древности принадлежала прародителям московских государей, что ливонские немцы давно обязались платить дань, и что государь воюет их землю за их неисправление. Иоанн даже в своем титуле стал именовать себя государем Ливонския земли града Юрьева. Когда же Ливонский орден начал явно склоняться на сторону польского короля, намереваясь отдаться под его покровительство, т.е. в 1560 году, Иоанн, в то время овдовевший, попытался уладить свои отношения к Польше и Литве помощию родственного союза. Посол его Федор Сукин сделал от имени царя брачное предложение младшей сестре короля Екатерине. Король показал вид, что не прочь от этого брака, но потребовал предварительно прекращения Ливонской войны и заключения вечного мира с уступкою Смоленска, Пскова и Новгорода. При подобных требованиях, понятно, переговоры о брачном союзе окончились ничем. Когда же Ливонский орден прекратил свое существование, а король Польский завладел всей южной половиною Ливонии, тогда немедленно открылась и новая Русско-Литовская война. В начале, пока она ограничивалась нерешительными действиями и взаимными опустошениями, переговоры о мире не прерывались. Но в январе 1563 года Иоанн лично выступил в поход с большим войском и осадил древний русский город Полоцк, по своему положению на Двине важный как для Литвы, так и для Ливонии. Для этого похода одной посохи, т.е. земской рати, конной и пешей, было собрано более 80000 человек, а, главное, для обстреливания крепости привезен был большой наряд, т.е. тяжелые осадные пушки, называемые "павлинами" и "огненными", т.е. бросавшие каленые ядра. Такими ядрами выжгли 300 сажен деревянной стены, так что 7 февраля взяли острог или посад, расположенный за Полотою; а неделю спустя, Станислав Довойна, воевода литовский, сдал и самый город или кремль. Этот воевода и епископ полоцкий Арсений Шишка, взятые в плен, отосланы в Москву вместе с некоторыми знатными воинами и гражданами; но бывших в городе польских ротмистров с 500 товарищами царь одарил шубами и отпустил в отечество. С гражданами вообще царь обошелся милостиво; только захваченные в городе жиды подверглись жестокой участи: будучи ненавистником жидовства вообще, Иоанн, по словам летописи, велел их утопить в Двине вместе с семьями.

Высоко ценя приобретение Полоцка, царь принял все меры, чтобы удержать его и укрепить за собою. Он оставил в нем воеводою известного князя Петра Ивановича Шуйского, а товарищами его двух братьев Серебряных-Оболенских, князей Василия и Петра Семеновичей. Воеводам царь дал подробный наказ, как чинить стены, чистить и углублять рвы и вообще беречь город и от внезапного приходу литовских людей, и от измены жителей. Поэтому в город, т.е. в кремль, только в торжественные праздники дозволил он пускать в Софийский собор граждан из острога или посада, и то понемногу и усилив на то время везде стражу. В городе он велел сделать "светлицу" (род гауптвахты), где ночевали бы очередные военные начальники с своими людьми, а по городу ночью постоянно ходили дозоры с фонарями. Для производства суда велено устроить в остроге судебню и выбрать из дворян "добрых голов", которые бы судили людей по их местным обычаям безволокитно и без посулов и поминов, в присутствии бурмистров и выборных земских людей.

С известием о взятии Полоцка царь послал в Москву к митрополиту и семейству своему нескольких знатных людей, вместе с шурином своим кн. Михаилом Темрюковичем Черкасским. В грамоте митрополиту Макарию говорилось: исполнилось пророчество чудотворца Петра митрополита о граде Москве, "яко взыдут руки ее на плеща врагов". Когда Иван Васильевич возвращался из похода, то ему оказана была самая торжественная встреча от духовенства, бояр и всего народа. В Полоцке учреждена архиепископская кафедра, на которую поставлен Трифон, бывший епископ Суздальский. С крымским ханом Девлет-Гиреем уже лет семь как не было мирных сношений, и татарские гонцы были задержаны в Москве; ибо, подстрекаемый Сигизмундом, хан вероломно во время мира нападал на московские украйны. Теперь на радостях Иоанн послал в Крым Афанасия Нагого с богатыми подарками из полоцкой добычи, а именно с литовскими конями в седлах и уздах, отделанных серебром, и с королевскими дворянами-пленниками. Главною же целью посольства было возобновить мирные сношения, чтобы по возможности обеспечить себя со стороны крымцев.

С Сигизмундом тоже возобновились переговоры. В Москву в декабре 1564 года приехало большое литовское посольство, с Юрием Ходкевичем, Григорием Воловичем и Михаилом Гарабурдою. Они просили о полугодовом перемирии; но так как послы не соглашались на уступку Полоцкого уезда и Ливонских земель, то им отказали, считая эту просьбу только за желание выиграть зимнее время, тогда как московские рати уже были готовы начать зимний поход. Посольство уехало. По царскому приказу в январе двинулись московские воеводы из Полоцка, Вязьмы, Смоленска и Дорогобужа: они должны были сойтись под Оршею и отсюда под главным начальством кн. Петра Шуйского идти на Минск и другие места. Но поход сей кончился бедственно. Полоцкие воеводы, очевидно не рассчитывая встретить неприятеля в поле, шли с своею ратью очень оплошно; а другие воеводы еще не успели с ними соединиться. Недалеко от Орши на них внезапно ударило польско-литовское войско, предводимое трокским воеводою Николаем Радивилом Рыжим. Русские не успели надеть свои доспехи, ни устроиться в полки. Местность случилась лесистая и тесная, так что развернуться было негде; а Литва, ударив на передовой отряд, тотчас его разгромила и погнала назад на главную рать, которая тоже смешалась и дала тыл. Поражению способствовала смерть главного воеводы кн. Шуйского, который пал вместе с двумя князьями Палецкими; а воеводы Плещеев и Охлябинин попали в плен. Но так как дело произошло к ночи, то большая часть войска успела спастись, и ушла в Полоцк. Таким образом, 50 лет спустя после великой Оршинской битвы, около тех же мест произошло новое, хотя не столь тяжкое, поражение русской рати, которое уменьшило радость о завоевании Полоцка (как тогда Смоленска). Это поражение послужило для нас началом многих других неудач. Между прочим вслед за ним князь Андрей Курбский, один из лучших московских воевод, изменил Иоанну и убежал в Литву*.

______________________

* О сношениях Сигизмунда Августа с Иваном IV см. Метрики в. кн. Литовского Т. I. и "Переписку между Россией и Польшей" Бантыш-Каменского в Чт. Об. И. Др. 1860. кн. 4. Взятие Полоцка, поражение под Оршей и вообще поенные действия между Россией и велик. княж. Литовским. П. С. Р. Л. IV. 313-315. Александро-Невская Летопись в Рус. Истор. Библиотеке. Т. III. Спб. 1876. Разрядная книга в Симбир. Сборнике. Хроники Стрыйковского и Бельского. Наказ князьям Шуйскому и Оболенскому, новоназначенным воеводам в Полоцке. Акты Истор. I. № 169. Посольские речи от Иоанна IV к митрополиту Макарию и др. после завоевания Полоцка. Ibid. № 168 и в Александр. Нев. летописи. Относительно сражения на реке Уле П. С. Р. Лет. IV. 315. Симбирский Сборник 6. Historica Rus. Monum. I. стр. 201. (Реляция папского нунция Коммендоне). Письмо Николая Радивила о победе при Уле в Чт. Об. И. и Др. 1847 года, № 3. (С приложением извлечений из писем кардинала Коммендоне). Акты Запад. Рос. III. № 35 (письмо неизвестного Литвина).

______________________

Дело в том, что уже произошла важная перемена в самом Московском правительстве: наступила печальная Эпоха казней и опричнины.

VII. ЭПОХА КАЗНЕЙ И ОПРИЧНИНЫ

Перемена в отношении Сильвестра и Адашева. - Кончина Анастасии. - Опала советников. - Второй брак царя. - Новые любимцы и начало боярских казней. - Поручные записи. - Бегство Курбского в Литву и его переписка с Иваном Васильевичем. - Кончина митрополита Макария. - Странный отъезд царя. - Учреждение опричнины и ее характер. - Александровская Слобода. - Так наз. борьба с боярским сословием. - Игумен Филип Колычев. - Поставление его на митрополию. - Его обличения тирану и низложение. - Убиение Владимира Андреевича. - Царский погром Великого Новгорода. - Страшные московские казни. - Нашествие Девлет-Гирея на Москву. - Повторные браки Ивана Васильевича. - Симеон Бекбулатович. - Переговоры с Елизаветой Английской о союзе. - Послание Кирилло-белозерскому игумену

Как 1547 год явился резким переломом в царствовании Ивана IV - переломом от бедственного времени к целому ряду славных деяний внешних и важных мероприятии внутренних, так и 1560 год представляется - если не столь резкою, все-таки заметною - гранью между блестящим тринадцатилетним периодом Иоаннова царствования и последующею печальною эпохою его тиранства. Такие яркие противоречия и перемены в жизни и деятельности одного и того же государя были бы странны и непонятны, если бы мы не имели достоверных исторических свидетельств о том благотворном влиянии, которое оказывали на молодого царя иерей Сильвестр и Алексей Адашев, и о том близком участии, которое эти два незабвенные мужа принимали в делах правления в означенный тринадцатилетний период. Сильвестр действовал на Иоанна по преимуществу своим строгим, учительным словом, взывая постоянно к христианской добродетели, к чистоте душевной и телесной и напоминая о неподкупном правосудии Царя Небесного, перед которым нет изъятия для царей земных. Адашев с юности привлекал Иоанна своим светлым умом и кротким характером. Незаметно, чтобы оба эти мужа пользовались свою близостью к государю в личных видах, т.е. стремились бы к почестям и накоплению богатств: Сильвестр все время оставался протоиереем придворного Благовещенского собора и даже не сделался царским духовником; Адашев только в 1556 году достиг сана окольничего. Влияние их сказывалось в общем направлении государственных дел и особенно в назначениях на правительственные места воевод и наместников, а также в раздаче поместий и кормлений. Отсюда понятно, почему около этих неродовитых людей собралась многочисленная партия из старых знатных родов. Естественно было, что Сильвестр и Адашев хлопотали по преимуществу в пользу лиц, связанных с ними приязнию или чем бы то ни было; но нет оснований предполагать, чтобы они в этом случае злоупотребляли своим влиянием и выдвигали большею частью людей недостойных; ибо дела правительственные шли при них хорошо, даже не слышно обычных жалоб народа на неправосудие и обиды от сильных людей.

При упоминании о блестящем периоде Иоаннова царствования с именами Сильвестра и Адашева обыкновенно связывается еще третье имя - супруги царя Анастасии, и не напрасно. Самый этот период продолжался ровно столько лет, сколько Анастасия прожила на свете супругою Ивана IV; отсюда ясно, как велико было ее умиротворяющее влияние на страстную, порывистую натуру царя, который, по всем данным, любил ее очень сильно. Заслуга Анастасии Романовны перед Россией тем возвышеннее, что после известного случая в 1553 году, когда часть бояр - преимущественно сторонники Сильвестра и Адашева - отказывалась присягнуть ее сыну младенцу, она едва ли питала особое расположение к сим двум мужам. Не видно однако, чтобы она старалась воспользоваться любовью мужа для их свержения или для возвышения их противников. Хотя источники исторические (напр. Курбский) относят к числу этих противников ее братьев, Данила и Никиту Романовичей, но и с их стороны не знаем каких-либо особых враждебных действий против главных царских советников, и они все время ограничиваются довольно скромным значением при дворе и в делах правительственных.

Помянутый случай во время болезни Ивана IV не изменил тогда же его отношений к Сильвестру и Адашеву, и около семи лет после того продолжалось их влияние на управление. Хотя Иоанн и сохранит неприятное воспоминание о сем случае, но очевидно не это обстоятельство послужило главною причиною его охлаждения к своим советникам и привело к полному с ними разрыву. Такою причиною была сама страстная натура Иоанна, глубоко испорченная небрежным воспитанием, дурными привычками и тревожными впечатлениями детства. В тяжелый момент, во дни московских пожаров и мятежа, захваченный врасплох и напуганный кровавым призраком народного мятежа, нервный юноша поддался обаянию сильных как бы вдохновенных речей и увещаний иерея Сильвестра, и быстро изменил свое поведение. Последующие успехи в делах государственных, особенно покорение Казани и победы над крымцами, разумеется, укрепили и усилили значение его советников. Но подобные натуры не могут совершенно переродиться. Дурные стороны характера, притихшие на время, мало помалу пробились снова наружу и потом возобладали с неудержимою силою. При деспотических наклонностях, при понятиях о своей неограниченной власти, наследованных от отца и деда и усиленных преданиями византийскими, Иоанн начал все более и более тяготиться своими советниками. Его стала беспокоить мысль, что советники не дают ему ни в чем воли и продолжают им руководить, как будто он все еще остается несовершеннолетним. Вероятно и со стороны Сильвестра также дело не обходилось иногда без излишнего усердия или увлечения своею ролью наставника и руководителя; так он, по некоторым данным, хотя и с благими целями, но, может быть, не в меру вмешивался в самый домашний быт государя, стараясь подводить его образ жизни и времяпровождение под известные рамки, хотя бы и построенные на правилах душевного благочестия и телесного воздержания. Сильвестр не только указывал ему на умеренность в пище и питии и в супружеских удовольствиях, но и вооружался иногда против слишком частых его поездок по ближним и дальним монастырям, поездок, которые свидетельствовали уже не столько о его внешнем благочестии, сколько о наклонности к беспокойной и в то же время непроизводительной для государства деятельности; отчего конечно страдали дела правительственные, подвергавшиеся несмотрению и задержкам. Нашлись конечно люди, которые заметили в настроении царя искры подозрительности и недовольства и постарались раздуть их в пламя. Известная беседа с ним Вассиана Топоркова в Песношском монастыре служит наглядным примером, в каком духе и смысле велись подобные внушения. Не было вероятно недостатка и в таких льстецах, которые указывали на какие-либо неважные промахи, и уверяли, что когда царь начнет действовать только по собственному разумению, то дела пойдут лучше и вся слава его царствования будет принадлежать ему одному.

Наиболее важным поводом к разногласию между царем и его советниками послужили отношения крымские и ливонские. Известно, что они в 1559 г. советовали воспользоваться упадком Крымской орды и доконать этого злейшего и непримиримого врага России; но царь оставил ее в покое и обратил свои силы на завоевание Ливонии. Адашев в это время, надобно полагать, ведал по преимуществу иноземные сношения, и мы видим его главным доверенным царским при переговорах с Ливонским орденом, предшествовавших войне. Но к самой этой войне по-видимому не лежало сердце у Сильвестра и Адашева; особенно не одобряли они варварского образа наших действий в Ливонии, т.е. ее опустошения и разорения, в котором самое деятельное участие принимали служилые татарские орды; а первое наше нашествие было произведено, как известно, под главным начальством касимовского хана Шиг-Алея; в последующих походах также являются иногда в числе предводителей татарские царевичи крещеные и некрещеные (Тохтамыш, Кайбула и др.). Вообще Иоанн показывал как бы особое сочувствие к своим служилым татарам. Наоборот, лучшие русские люди не питали к ним расположения и с неудовольствием смотрели на их варварский способ ведения войны. Сильвестр напоминал царю, что ливонцы христиане, и грозил ему Божьим наказанием за такое неистовое пролитие христианской крови. Но на сей раз Иоанн не внимал его увещаниям и показывал, что более не пугается "детских страшил"; так сам он называет обыкновение Сильвестра отвращать царя от какого-либо грешного деяния страхом Небесной кары.

Таким образом в душе Иоанна постепенно накоплялась горечь против своих советников и руководителей, и только их великое нравственное превосходство пока сдерживало его стремление к ничем не обузданному самовластию. Тринадцать лет согласия - это большой срок для столь испорченной, деспотичной натуры, какова была Иоаннова. Но вот он подвинулся к тридцатилетнему возрасту, т.е. к периоду возмужалости, а вместе с тем к периоду полного развития своих страстей, дотоле подавляемых внутри себя, и потому вырвавшихся наружу с особою силою, когда не стало подле него смягчающего и умиротворяющего влияния его любимой супруги.

Выше мы уже говорили о привычке Иоанна слишком часто скитаться по монастырям; причем он обыкновенно возил с собою жену, детей и многочисленную боярскую свиту. Поездки эти приходились иногда в ненастное или холодное время и вредно отзывались на здоровье его семьи; известно, что жертвою одной из них был его первый сын малютка Димитрий. По-видимому, такою же жертвою сделалась и его супруга Анастасия Романовна. Однажды в ноябре месяце царь возвращался с нею из Можайска в такую распутицу, что по словам летописца, "невозможно было ехать ни верхом, ни в санях". В этом путешествии царица сильно занемогла, и долго хворала. А следующим летом 1560 года ее болезнь получила смертельный исход вследствие испуга, причиненного пожаром. 17 июля загорелось на Арбате; отсюда при сильном ветре пожар распространился до самого Кремля. Больная царица сильно перепугалась; царь отвез ее в ближнее село Коломенское; потом сам с своими боярами усердно помогал тушить пожар, который то стихал, то возобновлялся в течение нескольких дней. Вслед затем, 7-го августа скончалась "первая московская царица", оставив после себя двух малых сыновей, Ивана и Федора. Ее погребли по обычаю в девичьем Вознесенском монастыре, при общей народной скорби. Царь предавался сильной горести. Уже во время Можайского путешествия произошла какая-то размолвка между царицею и царскими советниками. А вскоре после кончины Анастасии мы находим их удаленными от двора: Алексеи Адашев является в Ливонии на воеводстве в городе Феллине; Сильвестр же, видя явную царскую немилость к себе, добровольно ушел в Кириллов Белозерский монастырь. Противники сих мужей, к которым принадлежали и братья умершей царицы, спешили воспользоваться их удалением и настроением Иоанна, и начали нашептывать ему, будто Сильвестр и Адашев владели какими-то чарами или колдовством и будто они извели царицу. Как ни было нелепо такое обвинение, но государь как бы дал ему веру и назначил над ними суд из епископов и бояр. Обвиненные, когда дошло до них известие о том, просили позволения лично явиться на суд для очной ставки с своими обвинителями; митрополит Макарий и некоторые бояре поддерживали их просьбу. Но все противники бывших любимцев сильно восстали против их возвращения; а некоторые "ласкатели" и "лукавые мнихи" (по словам Курбского) прямо говорили царю, что присутствие бывших любимцев было бы для него опасно; что они вновь могли бы подвергнуть его действию своего чарования: ибо все прежнее влияние их теперь стали объяснять действием колдовства или волхвования. Таким образом обвиненные были судимы и осуждены заочно. Но царь как бы не решался с них самих начать казни, и ограничился заточением: Сильвестр был сослан в далекую Соловецкую обитель; Алексей же Адашев из Феллина переведен под стражу в Дерпт, где вскоре заболел горячкою и умер. Враги его не упустили случая донести царю, будто Адашев себя отравил*.

______________________

* О Можайском пути, Арбатском пожаре и княгине Анастасии. Летоп. Льв. V. 298, 304. См. также Карамз. к т. VIII прим. 585-587. Обвинение, суд и судьба Сильвестра и Адашева у Курб. Сказания. I. Глава V. См. также Др. Вивлиофику. Т. XIII стр. 192 и 311 и XX. 44. В своей переписке с Курбским царь, вспоминая о Можайском путешествии с больной царицей, неясно замечает: "единаго ради малаго слова непотребна". (Курб. II. 61). Тут намек на какое-то столкновение ее с его советниками.

______________________

Несмотря на выражения сильной скорби о потере любимой супруги, на щедро рассылаемые поминки по ней как по русским церквам, так и в Царьград, Иерусалим и на Афонскую гору, Иоанн в действительности недолго предавался своей грусти, и почти вслед за кончиною Анастасии начал помышлять о вторичном браке. Сначала он вознамерился заключить брак политический: желая предупредить разрыв с Литвою за Ливонию, он решился искать руки одной из двух сестер короля Сигизмунда Августа, и остановил свой выбор на младшей Екатерине как более здоровой и красивой. Но сватовство это окончилось неудачею; король уклонился от родственного союза, именно в силу близкой неизбежной войны, которая только одна могла решить Ливонский вопрос. Тогда царь обратился к одному из владетелей Пятигорских черкес, по имени Темрюку, дочь которого славилась своею красотою. Она прибила в Москву, здесь при крещении получила имя Марии, и вступила в брак с Иоанном, в августе 1561 года. К сожалению, красивая черкешенка своими душевными качествами не была похожа на первую супругу царя; напротив, по известию современников, она как истая дочь Кавказа отличалась злонравием и дикостию, а потому имела вредное влияние на Иоанна, поощряя его к жестокости. Скоро охладев к своей второй супруге, царь стал искать других средств развлечения и предаваться необузданному разврату и пьянству в кругу своих новых любимцев. Между последними наибольшее влияние получили: Алексей Басманов с сыном Федором, князь Афанасий Вяземский, Малюта Скуратов Бельский и Василий Грязной. Грубою лестью и усердным угодничеством эти царедворцы вкрались в доверие государя, и ловко направляли его гнев и опалу на людей противного им нрава и образа мыслей. В усыплении царской совести на счет совершаемых жестокостей им помогали некоторые лукавые мнихи, о которых упомянуто выше и между которыми на сем поприще в особенности отличался чудовский архимандрит Левкий.

Казни бояр и вообще знатных людей начались вскоре после кончины Анастасии и удаления советников.

Как и следовало ожидать, первыми жертвами оказались близкие и приятели Алексея Адашева. Казнены были: брат его доблестный воевода Даниил с своим малолетним сыном и с тестем Туровым, трое Сатиных - шурья Алексея и еще несколько его родственников. Тогда же погибла семья его приятельницы вдовы какого-то боярина, Марии, родом польки, принявшей православие и отличавшейся набожностию: ее обвинили в замысле извести царя колдовством и казнили вместе с пятью сыновьями. В последующие годы в числе погибших были: князья Димитрий Овчина-Оболенский, племянник известного любимца Елены, Михайло Репнин и Димитрий Курлятев. Первый, если верить одному современнику, при каком-то столкновении с молодым Басмановым, Федором, дерзнул упрекнуть его в том, что он служит государю не полезными делами, а гнусною содомией; Репнин погиб за то, что бросил на землю и растоптал ногами маску, которую царь хотел надеть на него во время своего вечернего разгула, когда пил и плясал с новыми любимцами; а Курлятева умертвил со всем семейством потому, что был когда-то другом Адашевых. Некоторые заслуженные бояре, за недостаток раболепия, подвергались тюрьме и заточению; в их числе герой казанской осады князь Михайло Воротынский сослан с семьей на Белоозеро; а гроза крымцев Иван Васильевич Большой Шереметев сначала мучился в темнице; выпущенный на свободу, он потом укрылся в обитель Кирилло-Белозерскую; но брат его Никита не избег казни. С некоторых других знатных бояр взяты были клятвенные поручные записи в том, что они будут верно служить царю и его сыновьям, Ивану и Федору, и не отведут ни в Литву, ни в иные государства. Эти записи по преимуществу брались с сыновей и внуков тех удельных русских князей, которые перешли в Московское государство из Литовского, каковы: князья Василий Михайлович Глинский, Иван Мстиславский, Иван Дмитриевич Бельский, Александр Иванович Воротынский. Если и вообще знатные бояре еще не думали отказываться от старинного права отъезда, тем более притязали на ото право ближние потомки русско-литовских удельных князей, и по-видимому не прочь были осуществить его в виду наступившей эпохи казней и опал. По крайней мере князь Иван Дмитриевич Бельский в данной им записи сознается, что он действительно думал бежать из Москвы, ссылался с польским королем Жигимонтом Августом и уже получил от него опасную грамоту. За Бельского дали поручную запись до 27 бояр, которые обязались внести 10000 рублей в случае его побега. Но, кроме этой поручной записи, взята была еще другая подручная: под ней подписались более 100 иных бояр и служилых людей, которые ручались за первых, т.е. обязывались в случае их неустойки уплатить за них 10000 рублей. (Подобные же поручные и подручные записи взяты с Ивана Шереметева тоже в 10000 рублях, а за Александра Воротынского в 15000) (43).

______________________

* Разрядные книги и Синодальная Летопись, которую Карамзин называет продолжением Царств, книги. Там о милостынях царя на поминки по Анастасии. Сватовство царя за Екатерину Ягеллонку см. Дела Польские. Архив. М. Ин. Д. О женитьбе на Марии Темгрюковне и ее характере в одной рукописи. (Карамз. к Т. (X прим. 82). О первых казнях у Курбского. Т. I. гл. VI. Гваньина Moscoviae Descriptio. Сар. V. Поручные и подручные записи в С. Г. Г. и Д. I. №№ 172, 274-182, и далее. А также Продолж. Д.Р. Вивл. Ч. VII.

К каким приемам стали прибегать новейшие русские историки, чтобы защитить память Грозного перед судом потомства, показывают рассуждения Соловьева в Т. VI на стр. 204-208. Гонение на родственников и друзей Сильвестра и Адашева выставляется как борьба с какой-то сильной партией, которая будто бы старается воротить прежнее значение. Но в чем выразилось это старание? Где же их деяния, заслужившие опалу? Между прочим он пытается подорвать доверие к известиям Курбского и Гваньина некоторым их противоречием. Например, Димитрий Овчина-Оболенский по Гваньину казнен за столкновение с Басмановым, которого он упрекнул в содомии; а Курбский упоминает просто о его казни, без объяснения причины. Где же тут противоречие? А если обратить внимание на одно место в первом письме Курбского к царю, то увидим, что оно подтверждает известие Гваньина. "Иже тя подвижут на Афродитские дела и детьми своими паче кроновых жерцов действуют". Явный намек на Басмановых. Любопытна ссылка на грамоту 1564 г. (Акты Истор. I. № 174), в которой приставы, состоящие при сосланном на Белоозеро князе Михаиле Воротынском, писали, что в прошлом году не дослали для него некоторое количество осетров, севрюг, изюму и т.п. А сам князь бьет челом, чтобы прислали назначенное государем для него ведро романеи, ведро рейнского вина, 200 лимонов, перцу, шафрану, гвоздики и т.п. Из этого делается вывод о милостивом и едва ли не роскошном содержании опального боярина, при котором была жена, дочь, сын и 12 человек дворни.

______________________

Клятвенные и поручные записи о неотъезде в Литву брались не без основания. Ибо были действительные примеры таких отъездов. Так казацкий вождь князь Димитрий Вишневецкий, прославившийся своими подвигами против крымцев и перешедший в Московское государство, теперь не хотел более служить тирану, и ушел опять в Литву. Милостиво принятый Сигизмундом, он вскоре затеял отчаянный поход в Молдавию, попал в плен и был казнен в Константинополе. Тогда же ушли в Литву двое Черкасских, вероятно прибывшие в Москву вместе с Марьей Темгрюковной, еще Владимир Заболоцкий и некоторые другие; с ними бежали и многие дети боярские, спасавшиеся от Иоаннова тиранства и еще недовольные тем, что царь дьякам своим оказывал более расположения, чем военнослужилым людям, и позволял притеснять сих последних. Чтобы поощрить московских служилых людей к измене своему сильному противнику, Сигизмунд ласково принимал в литовскую службу перебежчиков и раздавал им имения. А с некоторыми знатными боярами Литовское правительство само входило в тайные сношения и склоняло их к отъезду. Мы видели, что таковые сношения с князем Иваном Дмитриевичм Бельским были открыты и он, по ходатайству митрополита, епископов и бояр, получил прощение. Зато королю удалось переманить к себе другого, более известного, боярина и воеводу, князя Андрея Михайловича Курбского, отличившегося в битвах с крымцами и при взятии Казани. Он принадлежал к сторонникам и приятелям Сильвестра и Адашева; а потому, несмотря на свои заслуги и бывшее личное расположение к нему Иоанна, находился теперь под страхом опалы. После же одной неудачной битвы с литовцами (под Невелем в 1562 г.) опасения его усилились. Хотя Иоанн еще не оказывал ему явной немилости (может быть, потому, что, находясь тогда на пограничной службе, он легко мог бежать), но Курбский предвидел готовившуюся ему участь, и потому вступил в тайные переговоры с литовскими вельможами, гетманом Николаем Радивилом и подканцлером Евстафием Воловичем. Сам король Сигизмунд Август приглашал его и обещал ему свои милости. Сенаторы присягнули на исполнении этих обещаний. Наконец, получив охранную или "опасную" королевскую грамоту, Курбский решился исполнить задуманное бегство. Он в то время начальствовал в Юрьеве Ливонском; при нем находились его жена и малолетний сын. Говорят, будто он спросил жену, желает ли она видеть его мертвым или расстаться с ним навеки; получив великодушный ответ, простился с семьей и ночью незаметно покинул город. В сопровождении двенадцати преданных слуг он ускакал в соседний город Вольмар, занятый литовцами. Это было в апреле 1564 года.

По прибытии в Литву Курбский получил грамоту на Ковельскую волость, одно из богатейших и многолюднейших королевских имений и, кроме того, староство Кревское в воеводстве Виленском. Очевидно король и литовские вельможи в своей войне с Москвою ожидали важных последствий от измены Иоанну одного из самых искусных его воевод, и тем более, что вместе с Курбским отъехало в Литву большое количество служилых людей, которые составили под его начальством целую значительную дружину. С этою дружиной он в том же году принимал участие в неудачном походе литовского войска на Полоцк. А зимою следующего (1565) года Курбский, во главе 15000 человек, ходил в область Великолуцкую, сжег и разорил несколько сел и монастырей. Вообще, перешедши на литовскую службу, Курбский старался побудить короля к более деятельному и энергичному образу действия против Москвы. Побуждаемый его советами, король начал посылать частых гонцов к крымскому хану Девлет-Гирею и поднимать его на Иоанна. Несмотря на веденные в то время мирные переговоры с Москвою, хан поддался внушениям и осенью 1565 года сделал внезапный набег на Рязанскую украйну, где тогда не было приготовлено войска для отпора татарам. Боярин Алексей Басманов и сын его Федор, известный царский любимец, случились на ту пору в своих рязанских поместьях. Они поспешили в Переславль Рязанский, начали исправлять его укрепления, пришедшие в ветхость, собрали из окрестностей сколько могли служилых людей и дали мужественный отпор татарам, когда те подступили к городу. Пограбив беззащитные села и набрав полону, хан без особого успеха ушел назад. Всеми подобными действиями против родной земли, Курбский совершенно омрачил свою прежнюю славу и сделался вполне изменником отечеству. Никакое тиранство, никакие обстоятельства и понятия того времени о боярском праве отъезда не вправе оправдать таковую измену. Любопытно то, что она не принесла ожидаемых плодов для Литовской стороны; ни его близкое знание московских дел и зловредные для России советы неприятелю, ни его личные походы не дали королю особых выгод в войне с Москвою. В то же время и надежды Курбского, взамен утраченных московских поместий, найти почетное и хорошо обставленное существование в Литве также не оправдались. Он упустил из виду то, что жалованные королевские грамоты, при упадке королевской власти, не обеспечили полного и спокойного владения имениями. Притом своею гордостию и горячностию он иногда сам подавал повод к столкновениям, и вообще нажил себе много врагов. Возникали разные споры с соседями относительно жалованных ему земель и судебные тяжбы, которые не давали ему покою. Чтобы войти в родственные связи с некоторыми литовскими магнатами и найти в них поддержку себе, Курбский вступил в брак с одною знатною и богатою вдовою (урожденною княжною Гольшанскою), имевшею уже взрослых сыновей; но именно эти сыновья потом затеяли с ним новые имущественные тяжбы и ссоры, которые окончательно отравили его существование.

Между тем отъезд и измена Курбского произвели большое впечатление на Ивана Васильевича. Это впечатление усилилось, когда отъехавший боярин вступил с царем в письменную перебранку. Уже тотчас после бегства из Юрьева Ливонского, по приезде в Вольмар, Курбский отправил к царю послание. В сем послании он укоряет Иоанна в жестоком избиении некоторых верных бояр и воевод, в насильственном пострижении других; говорит о своих ранах и заслугах и претерпенных им гонениях; оправдывает свой побег необходимостью; с гордостию указывает на свое происхождение от князя Федора Ростиславича Смоленского и Ярославского; грозит царю встречей на Страшном суде и указывает на его недостойный образ жизни вместе с распутными любимцами. С этим письмом Курбский отправил своего верного слугу Василия Шибанова. Русские воеводы, действовавшие в Ливонии, схватили Шибанова и отправили в Москву. Летописное предание (не совсем достоверное) прибавляет, будто Шибанов подал запечатанную грамоту самому государю на Красном крыльце, сказав: "от господина моего, твоего изгнанника князя Андрея Михайловича Курбского"; царь вонзил в его ногу острый посох свой; кровь лилась из раны; но Шибанов стоял неподвижно, пока Иоанн, опершись на посох, слушал чтение письма. Знаем только то, что он велел подвергнуть слугу мучительным пыткам, чтобы узнать подробности об измене и, замыслах Курбского. Шибанов рассказал, что знал, но и во время мучений хвалил своего господина; по-видимому, он был запытан до смерти.

Громкие укоризны, написанные сильным красноречивым словом, задели за живое самолюбие тирана. Он захотел отразить их таким же письменным словом, а вместе блеснуть своею начитанностию и сочинительским талантом. На письмо Курбского Иоанн написал обширный ответ, исполненный ссылками на Св. Писание, на основании которых старается доказать божественное происхождение и неограниченность своей царской власти. Он неоднократно называет беглеца собакой, укоряет в намерении сделаться ярославским государем, в трусости перед царским гневом; стыдит его примером слуги Шибанова; глумится над его заслугами; с горечью вспоминает боярские крамолы во время своего детства, распространяется о коварном будто бы поведении бывших своих советников Сильвестра и Адашева и отрицает взводимую на него вину в несправедливом избиении бояр; обвиняет воевод за неудачи в Ливонии и т.д. Курбский в свою очередь немедленно написал ответ на это, как он выразился, "широковещательное и многошумное писание". Он глумится над беспорядочностию царского послания, неуместно "нахватанными словесами" из Св. Писания и укоряет его за то, что так нескладно, подобно басням "неистовых баб", пишет в чужую землю, где есть люди, "в риторских и филисофских учениях искусные". Неизвестно в точности, дошел ли до царя этот краткий ответ Курбского. Переписку свою он возобновил впоследствии (спустя лет четырнадцать). Через всю эту переписку царя с отъехавшим боярином проходят две путеводные идеи: Курбский главным образом отстаивает древнее боярское право совета и проводит мысль, что государь, слушаясь не добрых, а злых советников, губит и себя и государство; а Иван Васильевич настаивает на безграничном самовластии, на праве жаловать и казнить бояр по своему усмотрению, без чего, по его мнению, невозможно прочное существование государства. Кроме главной своей мысли, т.е. права бояр на участие в царских советах, Курбский защищает старое право боярского отъезда и вооружается против так называемых проклятых грамот или поручных записей, говоря, что клятва при сем недействительна, так как вынуждена под страхом смерти. Укоряя Ивана Васильевича за избиение верных бояр, он вспоминает подобные деяния его предков, и весь род Московских великий князей называет "кровопийственным". Несмотря на явное увлечение своею ненавистию к тирану и некоторыми натяжками в оправдании своей измены, все-таки Курбский в этой письменной полемике обнаруживает более логики и вообще более грамотной подготовки, нежели его венценосный противник. При своем несомненном авторском таланте и значительной начитанности, Иван Васильевич нередко впадает в явные противоречия, страдает темнотою и многословием, часто приводит исторические примеры и тексты Св. Писания некстати; поэтому доказательства его неубедительны, а изложение вообще запуганное и беспорядочное*.

______________________

* О предшествовавших отъезду Курбского переговорах его с королем Сигизмундом и литовскими панами см. "Жизнь князя Курбского в Литве и на Волыни", или собственно относящиеся к этой жизни акты, изданные Киевской Археограф. Комиссией (К. 1849. Два тома) и снабженные обширным объяснительным предисловием профессора Иванишева. Переписка Курбского с Иваном IV издана Устрхловым во втором томе "Сказаний князя Курбского" Спб. 1833. О Ваське Шибанове, отдавшем царю письмо на Красном крыльце, говорит Степенная книга Латухина. В продолжении Царствен, книги, в Александроневской летописи говорится, что русские воеводы в Ливонии поймали Шибанова и прислали в Москву, где он сказал государю про изменные дела своего князя Андрея. (Рус. Истор. Библ. III. 22). 107 к IX т. отвергает это показание на основании слов Иоанна в ответе Курбскому. Некоторые другие писатели повторяют Карамзина. Но мы не видим существенного противоречия между известием летописи и словами Иоанна, где он в пример Курбскому приводит поведение его слуги во время пытки. Возможно, что Шибанов не просто был схвачен воеводами, а схвачен именно с первым письмом Курбского к царю, что в Москве он не просто донес ему об изменах своего господина, а был допрошен под жестокими пытками; причем хотя и сказал, что ему было известно, но в самых этих показаниях проявил верность и преданность своему господину. По поводу отъезда Курбского подвергся допросу и духовник его иеромонах Герман из Спасского монастыря в Ярославле. Иоанн упрекает Германа в намерении сделаться Ярославским владыкой, и тем более, что Курбский в Литве иногда именовал себя Андреем Ярославским. Разнообразные суждения об отъезде Курбского и его переписке с царем см.: Соловьева "История России". VI. 208-220 (по второму изданию), где он берет решительно сторону Ивана IV; Горского "Жизнь и историческое значение князя Курбского". Казань. 1858. Он еще решительнее осуждает Курбского и всевозможными натяжками оправдывает поведение Ивана IV. На ту же сторону склоняется и К.Н. Бестужев-Рюмин в своем рассуждении. "Несколько слов по поводу поэтических воспроизведений характера Иоанна Грозного" (Заря. 1871. Март) и в своей "Русской истории". Т. II. Стр. 259 и далее. Наоборот, сторону Курбского против Ивана IV принимают: Костомаров в своей статье "Личность царя Ивана Васильевича Грозного". (Вест. Евр. 1871. Октябрь); Опоков - Князь А.М. Курбский (Киев(1872). Петровский "Князь А.М. Курбский" (Казань. 1873) и, наконец, Ясинский - "Сочинения князя Курбского как историч. материал". (Киев. 1889). Это последнее, весьма добросовестное исследование доказывает полную достоверность главного сочинения Курбского "История князя великого Московского", проверя его показания многими другими источниками. Бегство Курбского в Литву он на основании ливонского летописца Ниенштедта, объясняет преимущественно его неудачными переговорами с графом Фон-Арцом о сдаче русским некоторых ливонских замков; но едва ли это была главная причина бегства. Г. Ясинский утверждает, что Курбский в своей переписке с Грозным ратует только за право боярского совета или "встречи" (противоречия), но ничего не говорит о праве отъезда. (91 стр.). Это справедливо, но только отчасти. Курбский не говорит прямо о праве отъезда, но до некоторой степени подразумевает его, восставая против поручных записей.

О бегстве двух Черкасских в Литву упоминается в Делах Польских (Карамз. к т. IX прим. 103 и 104). Известия о Владимире Заболоцком в помянутом выше издании Киевск. комиссии "Жизнь кн. Курбского в Литве и на Волыни", в Прибавлении ко второму тому. Там же из жалобы дворянина Шоковича (стр.268) видно, какое большое количество выезжих московских людей находилось тогда в литовской службе. В своем предисловии к этому изданию проф. Иванищев перечисляет до 20 имен, упоминаемых в актах, тех москвитян, которые выехали в Литву одно временно с Курбским и разделяли там его судьбу. Кроме того, от двух московских беглецов того же времени, Тимофея Тетерина и Марка Сарыгозина, дошло до нас любопытное послание к Юрьевскому наместнику Морозопу. "Называешь нас, господине, изменники недельно". "А были бы изменники тогда, когда бы малыя скорби не претерпев бежали... но то случилось уже во многих нестерпимых муках". "Есть у великого князя новые верники, дьяки, которые его половиною кормят, а большую себе емлют, которых отцы вашим отцам в холопство не пригожались, а ныне не токмо землею владеют, но и головами вашими торгуют". Из некоторых выражений этого письма можно заключить, что Тетерин был неволей пострижен в монахи. (Карамз. к т. IX пр. 108).

______________________

Около этого времени начались опалы и на членов самой царской семьи. Летом 1563 года двоюродный брат Ивана удельный князь старицкий Владимир Андреевич, вместе с матерью своею Евфросиньею, был обвинен в каких-то замыслах по доносу собственного своего дьяка Савлука Иванова, которого он за что-то держал в тюрьме. По ходатайству митрополита Макария и епископов, царь простил Владимира и Евфросинию; но ради предосторожности взял у него бояр, дьяков и детей боярских к себе, а к нему назначил из собственных бояр, дьяков и стольников. Княгиня же Евфросиния принуждена была постричься в монахини с именем Евдокия и отправилась в Воскресенский монастырь на Белоозере, где, по воле государя, она в изобилии снабжена была всякими припасами, утварью и прислугою; для ее "береженья", а вместе конечно и для надзора за нею, были приставлены к ней два государственных чиновника с подьячим. Не ограничиваясь этими мерами предосторожности, Иоанн вскоре взял у Владимира Андреевича некоторые его волости, а ему взамен дал другие. В ноябре следующего 1564 года скончался родной брат Ивана IV, слабоумный и бездетный Юрий. Спустя несколько меяцев, его супруга Юлиания постриглась в московском Новодевичьем монастыре, с именем Александры. Царь назначил ей на ее пожизненное содержание несколько городов с волостями и селами, дал ей приказных и дворовых людей и вообще обставил ее монастырскую жизнь всяким довольством.

Около того же времени скончался престарелый митрополит Макарий (31 декабря 1564 года), более двадцати лет с честию занимавший первосвятительскую кафедру, муж ученый, оставивший после себя большие книжные труды. Он с прискорбием смотрел на перемену в поведении Иоанна и, если не имел охоты или мужества усовещевать тирана, зато часто докучал ему своими печалованиями об опальных. Перед кончиною он, по обычаю той эпохи, написал прощальное послание, которое и было прочитано на его погребении; в этом послании он исповедовал свою веру, давал благословение царю, царице, царевичам, епископам, боярам и всему православному народу, и разрешал всех тех, которые перед ним чем-нибудь провинились. Когда в феврале собрался в Москве собор русских епископов для выбора нового митрополита, царь предварительно поставил собору вопрос о белом клобуке. Почему покойный митрополит носил черный клобук? спрашивал он, тогда как прежние первопрестольники Петр и Алексей, а также Леонтий, Игнатий, Исаия Ростовские изображаются в белых клобуках, новгородские архиепископы тоже носят белый клобук. Собором решено было, чтобы впредь митрополит носил белый клобук и печатал свои грамоты красным воском; на одной стороне печати быть изображению Богородицы с Младенцем, а на другой именной митрополичьей подписи. После чего собор, по воле государя, избрал на митрополичий престол чудовского старца Афанасия, прежде бывшего благовещенского протопопа и государева духовника Андрея. 5 марта на торжественном его доставлении в Успенском храме, когда он облачился и приведен был к горнему святительскому месту, царь подошел к нему, сказал приветственное слово и вручил новопоставленному святительский посох. Царевичи и епископы провозгласили ему многая лета. Потом митрополит благословил государя и держал к нему ответную речь: почти буквальное повторение той сцены, которую мы видели около 70 лет назад, при доставлении митрополита Симона; очевидно теперь это был уже священный обычай.


Измена Курбского, последовавшие за нею наступательные действия литовцев и нападение крымского хана во время мирных переговоров - все это произвело чрезвычайное впечатление на подозрительного тирана; ему стали повсюду мерещиться бояре-изменники; он жаждал их казней, но как бы боялся каких-то помех, укоров и заступничества. Наконец, с помощью Басманова и других любимцев, он придумал нечто странное и нелепое: он придумал опричнину.

Москвичи уже привыкли к частым поездкам Иоанна то на богомолье по монастырям, то на "свои потехи", т.е. на охоту. Но его выезд 3 декабря 1565 года не был похож на прежние выезды; народ с недоумением смотрел, как снаряжен был огромный обоз из саней, которые нагрузили всем царским добром, дорогими иконами и крестами, золотою и серебряною посудою, платьем, денежною казною. С царем отправилась теперь большая толпа бояр, дворян и приказных людей; многим из них он велел взять с собою жен и детей; поезд сопровождал значительный конный отряд боярских детей, не только московских, но и вызванных из дальних городов. Отслушав обедню в Успенском соборе, приняв благословение от митрополита и простясь с народом, Иоанн сел в сани с царицею и царевичами и отправился в ближнее село Коломенское, где праздновал Николин день; но сделалась оттепель с дождями и распутица, которая задержала его здесь на две недели. Когда реки снова стали, он поехал в село Тайнинское; оттуда в Троице-Сергиев монастырь, а из Троицы в Александровскую Слободу. Митрополит, пребывавшие тогда в Москве некоторые епископы, бояре и все московские граждане оставались в тяжелой неизвестности о том, что означал такой торжественный и вместе таинственный царский выезд. Неизвестность продолжалась ровно месяц. 3 января явился в Москву дьяк Константин Поливанов с товарищами и вручил митрополиту царскую грамоту, обращенную к духовенству и боярам. В этой грамоте написаны были "измены боярские и воеводские и всяких приказных людей". Тиран повторял обычные свои жалобы на то, что во время его малолетсва бояре и приказные люди поступали своевольно, расхищали поместья, вотчины и кормления, о государе же и государстве не радели; от крымцев, литвы и немцев христианство не обороняли. А затем, когда он хочет своих бояр и служилых людей наказать, епископы. игумены заодно с боярами и дьяками стараются их покрывать. Посему, "не хотя их многих изменных дел терпети", царь и великий князь положил на них свою опалу, оставил свое государство и поехал жить там, где Бог укажет. Но кроме этой грамоты Поливанов привез другую, обращенную к московским гостям, купцам и простым людям. Ее прочли всенародно; в ней хитрый тиран писал, что его опала и гнев их не касаются.

Расчет на сильное впечатление и разъединение сословий оказался верен. Опасаясь коварства и какой-либо западни, бояре вместе с народом завопили, что без государя им быть нельзя, как овцам без пастыря, и начали просить митрополита, чтобы он, епископы и весь освященный собор вместе с ними ехали к государю бить челом и молить его о прощении и возвращении. "А изменников и государевых лиходеев государь волен казнить и никто за них стоять не будет" - прибавляли они. Немедленно отправились в путь многочисленные челобитчики. Митрополит Афанасий остался оберегать столицу от беспорядков; так как все дела остановились и приказы сделались пусты. Вместо себя он послал новгородского архиепископа Пимена и чудовского архимандрита Левкия. Поехали и другие архиереи, Никандр Ростовский, Елевферий Суздальский, Филофей Рязанский, Матвей Крутицкций, а также архимандриты Троицкий, Спасский, Андроньевский. Князья Иван Дмитриевич Бельский и Иван Федорович Мстиславский со многими боярами, окольничими, дворянами и приказными людьми прямо из митрополичьих палат, не заезжая домой, поехали вслед за архиереями в Александровскую Слободу.

Не вдруг Иоанн допустил к себе челобитчиков; только после разных переговоров сначала он принял епископов, а потом и боярам с приказными людьми дозволил видеть свои царские очи. Не вдруг он согласился сложить свою опалу; потребовалось много усиленных просьб, пока Иоанн объявил, что ради отца своего митрополита и богомольцев своих епископов, снова берет в руки "свои государства", а на каких условиях, о том прикажет особо отцу митрополиту. Часть бояр он удержал при себе; остальных с приказными людьми отпустил, чтобы они по своим приказам ведали дела по-прежнему. Все казались ликующими и благодарили Бога за окончание общей опалы. Вскоре сделались известны и пресловутые условия, на которых лицемерный тиран отказывался от своего мнимого намерения покинуть государство.

В начале февраля Иоанн торжественно воротился в столицу. Говорят, все видевшие его в это время были поражены резкою переменою в его наружности. Он был высок, статен, худощав, но крепко сложен, имел глаза небольшие, серые, но светлые и острые; нос прямой, длинный ус, и вообще в молодости своей отличался довольно приятною наружностию. Теперь же, хотя ему было не более 35 лет от роду, он уже смотрелся сморщенным, лысым стариком, с мрачным полупотухшим взором. Явные признаки тех страхов и опасений и той жажды крови, которые постоянно терзали его душу. Он объявил, что вновь принимает на себя бремя правления с тем, чтобы, во-первых, ему вольно было казнить своих изменников, класть на них опалу, лишать имущества и жизни без докуки и печалований со стороны духовенства; а во-вторых, чтобы в государстве учинить ему себе опричнину - слово не новое в смысле особого имущества или владения, но получившее теперь небывалое и страшное значение. В эту свою опричнину Иван IV отделит часть бояр, приказных, служилых и дворовых людей с особо назначенным для того "обиходом"; туда же он велел выбрать 1000 человек из князей, дворян и детей боярских, дворовых и городовых, и раздать им поместья в тех городах и волостях, которые назначены в опричнину, а не принадлежавших к ней помещиков и вотчинников перевести из этих мест в иные. Число отделенных на содержание царского двора и опричнины городов с волостями простиралось свыше двадцати, а именно: Можайск, Вязьма, Козельск, Перемышль, Белев, Лихвин, Медынь, Суздаль, Шуя, Галич, Вологда, Юрьевец Повольский, Балахна, Старая Руса, Устюг, Каргополь и некоторые другие. В самой Москве отделено было несколько улиц с околотками и свободами, каковы: Чертольская, Арбатская, Сивцев Враг, часть Никитской и пр. В этих улицах поселены бояре, дворяне и приказные люди, принадлежавшие к опричнине, а не принадлежавших к ней перевели в иные улицы, на посад. В той же части города, именно за Неглинной на Воздвиженке, царь велел строить для себя особый дворец и оградить его крепкою каменною стеною. Все же остальное Московское государство или так наз. "земщину" он поручил ведать боярам земским (собственно боярской думе), во главе которых поставил князей Бельского и Мстиславского. Разумеется, о всяких важных делах земские бояре должны были докладывать государю. Странные распоряжения сии Иоанн завершил ограблением земской казны: он велел взыскать из Земского приказа сто тысяч рублей "за свой подъем", т.е. за свое последнее путешествие с огромным обозом в Александровскую Слободу и обратно.

Имущества всех опальных и осужденных на смерть отныне должны были отбираться на государя. Все эти распоряжения исполнены были беспрекословно, как ни странны они казались русскому народу. Но воля государя в его глазах имела священный характер. Отделяясь от народа и окружая себя преданными, надежными телохранителями, очевидно, робкий тиран прежде всего думал оградить свою личную безопасность, за которую более всего страшился. А затем он думал уже без всякой помехи предаться утолению своей безумной ненависти к влиятельному в народе и гордому своими знатными предками боярскому сословию, многие члены которого были виновны в своей дерзости перед государем во время его малолетства и потом в своих притязаниях на право совета и отъезда.

Началась вторая вереница казней и опал. В числе первых казненных теперь был доблестный князь Александр Горбатый Шуйский, потомок удельных князей Суздальских, отличившийся во время казанской осады; его казнили вместе с молодым сыном Петром. Современник рассказывает, что сын первый наклонил голову; но отец отвел его и сказал, что не хочет видеть его мертвым. Юноша уступил ему первый черед, взял в руки отрубленную голову отца, поцеловал ее и затем положил на плаху свою собственную. В ту же эпоху казнены: Петр Ховрин, окольничий Петр Головин, князья Петр Горенский-Оболенский, Иван Сухово-Кашин и Димитрий Шовырев. (Последний был посажен на кол, на котором мучился целый день, пока испустил дух). Князья Иван Куракин и Димитрий Немаго насильно пострижены в монахи. С князей и бояр Василия Серебряного, Ивана Охлябинина, Ивана Яковлева, Льва Салтыкова, а также с Очина Плещеева взяты клятвенные грамоты о верной службе с денежными поручительствами. Князь же Михаил Воротынский возвращен из ссылки; при чем с него взята запись с двойным поручительством в 15000 рублях. В записи этой он клялся не отъехать ни к литовскому королю, ни к турскому султану или крымскому хану, или к ногаям, ни к князю Владимиру Андреевичу! В то время многие дворяне и дети боярские также были заподозрены в изменнических замыслах, подверглись опале, лишены своего имущества и частию сосланы в новоприобретенную Казань.

Из имущества казненных и опальных царь обыкновенно раздавал награды своим опричиникам, число которых не ограничилось одною тысячью, а впоследствии доведено было до 6000. Они набирались из молодых людей, принадлежавших к сословию дворян и детей боярских, и должны были отличаться удалью, отчаянною готовностью на все по царскому приказу. Они давали особую клятву на верную службу с обязанностию знать только одного государя, ради него забыть об отце и матери, доносить ему на изменников и не водить хлеба-соли с людьми земскими. Оделяя их дорогими копями, одеждами, оружием, царь придумал для них еще особое отличие: прикрепленные к седлам собачьи головы и метла, в знак того, что они грызут и метут царских недоброжелателей. Чтобы крепко привязать их к себе, тиран сквозь пальцы смотрел на их проступки; при столкновении с земскими людьми опричники всегда выходили из суда правыми; ибо судьи не смели их обвинять. Понятно, что, почувствовав свою безнаказанность, они скоро сделались бичом для мирных граждан, обижали их, грабили и нарочно заводили с ними тяжбы, чтобы взыскивать с них денежные пени. Но чем более становились они ненавистны народу, и чем более от него отделялись, тем более Иоанн рассчитывал на их преданность к себе и верность. Самая Москва казалась ему не безопасным местопребыванием, и он стал большею частию проживать с своими опричниками в любимой им Александровской Слободе, расположенной посреди глухих Клязьменских лесов, которую он обратит в хорошо обстроенный город, огороженный каменною зубчатою стеною с башнями. Кругом стояли крепкие заставы с военною стражею, которая никого не пропускала без царского разрешения; почему жители стали вместо Слободы называть ее Неволею. Соединяя в себе кровожадность вместе с лицемерною набожностию - как это обыкновенно бывает у робких тиранов, - Иоанн не только прилежал к церковной службе, но и простер свою набожность до того, что, если верить современникам, по наружности обратил свой дворец в монастырь, выбрал из опричников 300 человек братии, себя назвал игуменом, князя Вяземского келарем, Малюту Скуратова параклисиархом или пономарем, и вместе с ним ходил на рассвете звонить к заутрене. Во время церковной службы он принимал участие в пении и чтении, а молился в землю так усердно, что на лбу у него оставались знаки поклонов. Во время братской трапезы сам совершал вслух душеспасительное чтение. Но все эти наружно-благочестивые занятия не мешали конечно самозванной братии ежедневно вдоволь и вкусно есть и пить, носить шитые золотом и опушенные соболем кафтаны под черными рясами и предаваться разным бесчинствам. Сам Иоанн, посреди однообразия сей мнимомонастырской жизни, развлекал себя пытками и казнями многочисленных жертв своей свирепости. А на ночь заставлял усыплять себя сказками, для чего держал особых слепцов-сказочников. Он не покидал также своей привычки к частым разъездам по областям для надзора за крепостями или на богомолье и на охоту (особенно любил медвежью травлю), а иногда являлся и в столицу, где казни принимали тогда ужасающий характер. Хотя он и поручил управление государством земским боярам; но в действительности они ничего не делали без его воли*.

______________________

* Александроневская летопись (Рус. Историч. Библ. Т. III). Сказания Курбского. Дела Польские. № 7 в Арх. Мин. Ин. Д. В Сокращенном Времяннике (до 1691 г.) - рукопись Импер. Публ. Библиотеки - учреждение опричнины объясняется попущением Божиим за грехи (Соловьев VI, прим. 84). А в Псковской летописи - великим мятежом и ненавистью людскою, и великою изменою "по грехам Русские земли". (П. С. Р. Л. IV, стр. 343). Наиболее подробностей об учреждении опричнины и монастырском кощунственном образе жизни царя в Александровской Слободе и разных его казнях сообщают пленные ливонские немцы Таубе и Крузе, некоторое время бывшие в службе Иоанна и находящиеся в числе его любимцев, а потом ему изменившие. См. их донесение герцогу Курляндскому Кетлеру, напечатанное Эверсом в Sammlung Russisch. Geschichte. X. Поручные записи с бояр в С. Г. Г. и Д. I. №№ 182-195. О происхождении Александровской Слободы из Нового Села, одного из любимых мест осеннего пребывания в. к. Василия III, см. Стромилова "Александровская Слобода" в "Чт. Об. И. и Др." 1883. кн. 2.

Соловьев в своей Истории России (т. VI) пытается осмыслить и самое учреждение опричнины. Тревожимый мыслью о своей небезопасности и многочисленности своих врагов, Иоанн "стал готовиться к борьбе; прежде всего нужно испытать силы противников, узнать, найдут ли они защиту в народе или предаст их народ" (стр. 220). Отсюда таинственный отъезд в Александровскую Слободу и мнимое отречение от государства. "Напуганный отъездом Курбского и протестом, который тот подал от имени всех своих собратий, Иоанн заподозрил всех бояр своих и схватился за средство, которое освобождало его от них, освобождало от необходимости постоянного, ежедневного сообщения с ними", т.е. учредил опричнину. "Если нельзя было прогнать от себя все старинное вельможество, то оставалось одно средство - самому уйти от него; Иоанн так и сделал". (224). Но если робкий тиран так страшился за свою особу, то для чего все эти чудачества, сопровождавшие новое учреждение? В сущности дело сводилось к набору особого корпуса телохранителей, вроде турецких янычар. Как самодержец, Иоанн всегда мог это сделать без всякой комедии с мнимым своим отречением и с нелепым разделением государства на земщину и опричнину.

______________________

Так называемая некоторыми писателями борьба Иоанна с боярским сословием в сущности никакой действительной борьбы не представляет; ибо мы не видим никакого серьезного противодействия неограниченному произволу тирана со стороны сего сословия. Очевидно, самодержавная власть в Московском государстве была уже на столько сильна и так глубоко вкоренилась в нравы и воззрения народа, что наиболее строптивым боярам не на кого было опереться, если бы они вздумали оказать какое-либо неповиновение. Им оставалось только орудие слабых и угнетенных - тайная крамола, и жестокие казни Ивана IV являлись бы до некоторой степени понятными, если бы доказано было существование какой-либо опасной для московского самодержавия боярской крамолы. НО таковой при Иване IV мы не видим. Нельзя же назвать опасною в этом смысле крамолою попытки некоторых бояр бегством в Литву спасти свою жизнь от кровожадного тирана или мстить ему за причиненные обиды и насилия. Хотя в последнем случае такие попытки несомненно имеют характер государственной измены; но подобные явления встречались во все времена и во всех государствах и не могут быть названы борьбою какого-либо сословия против государственного строя. В Москве было только одно сословие, которое могло оказать некоторое противодействие кровожадному самодурству Ивана IV, хотя бы только одним своим нравственным авторитетом. Мы говорим о высшем духовенстве. И как ни было оно в свою очередь зависимо от царской власти и угнетено тираном, оно все-таки выставило из среды себя достойного борца. Но любопытно, что этот человек вышел не из другого какого сословия, а именно из боярского. Следовательно, только чрез духовный авторитет сие сословие могло тогда проявить какой-либо открытый протест против тирана.

Митрополит Афанасий занимал первосвятительскую кафедру с небольшим два года. Устрашенный, вероятно, ужасами опричнины и не имея силы характера противостоять им, он отказался от своего сана и удалился в Чудов монастырь. Выбор Иоанна остановился было на Германе, архиепископе Казанском; но когда сей последний, еще до своего доставления, вздумал поучать царя и напоминать ему о Страшном суде, любимцы стали внушать Иоанну, что в сем митрополите он найдет второго Сильвестра, и убедили его отстранить Германа от митрополичьей кафедры. Посему несколько удивительным является то, что Иоанн пожелал возвести на эту кафедру такого мужа, как соловецкий игумен Филипп.

В миру Феодор, Филипп принадлежал к боярскому роду Колычевых, одному из родов, происшедших от известного Андрея Кобылы наравне с Захарьиными-Юрьевыми, Шереметевыми и др. Переход его от мирской суеты к иноческим подвигам в общих чертах напоминает историю подобных подвижников прежнего времени. В молодости своей Федор Колычов некоторое время находился при великокняжем дворе, и здесь узнал его Иоанн, тогда еще малолетний. Это было в последний год правления Елены, когда вследствие придворных крамол и переворотов семья Колычевых подверглась гонению. Житие Филиппа рассказывает, что, однажды услыхав на литургии слова Спасителя: "никто не может двема господинома работати", молодой боярин решился навсегда покинуть мир, и тайком ушел из столицы. После разных странствий он явился в Соловецкую обитель, и, никем незнаемый, принял на себя суровое послушание: рубил дрова, копал в огороде землю, работал на мельнице и на рыбной ловле. Постриженный в иноки, с именем Филиппа, и усердствуя к церковной службе, он продолжал также деятельно работать то в монастырской кузнице, то в хлебне и т.п. Еще при жизни престарелого игумена Алексея, Филипп был уже избран его преемником. После его смерти, вступив в управление монастырем, Филипп вполне проявил свои замечательные хозяйственные способности. Он умножил и улучшил соляные варницы, служившие главным источником монастырских доходов; устроил мельницу, проведением каналов соединил многие озера и осушил болотистые места для сенокосов; на одном из островов построил скотный двор, развел рогатый скот и оленей, из шкуры которых стали выделывать меха и кожи. Не однажды Филипп по делам своего монастыря посетил Москву и Новгород, к епархии которого принадлежала Соловецкая обитель, и выхлопотал для нее разные жалованные грамоты. Вообще, бедная дотоле, обитель сия при нем пришла в довольно цветущее состояние: он не давал времени для праздности и лени, а заставлял всех трудиться. Монастырь украсился новыми и притом каменными храмами. Слава его благочестия и строительных подвигов распространилась до царского двора. В 1566 году Иоанн вызвал его в Москву и объявил ему свое желание видеть его на кафедре митрополичьей. Филипп колебался Принять сей высокий сан при трудных обстоятельствах того времени и указал на опричнину, как на великое зло, от которого страдает Русская земля. Иоанн разгневался, однако настоял на своем. Мало того, принимая митрополию, Филипп особой грамотой обязался: "В опричнину и в царский домовый обиход не вступаться и митрополии из-за опричнины не оставлять, и советоваться с царем, как прежние митрополиты советовались с его отцом и дедом". После того, с обычным торжеством, в Успенском соборе Филипп был поставлен на митрополичью кафедру освященным собором русских архиереев, 25 июля 1566 года.

Настало как бы затишье, которое продолжалось более года; не слышно было о свирепых деяниях Иоанна и его опричников. Но вот польский король и литовские вельможи подослали с каким-то гонцом Козловым грамоты к некоторым московским боярам, именно к князьям Бельскому, Мстиславскому, Воротынскому и конюшему Челяднину, склоняя их перейти на литовскую службу.

Грамоты эти попали в руки Иоанна, и он велел от имени бояр написать ругательные ответы королю. Тем не менее сие обстоятельство подало повод к новым и страшным казням. Тогда погибли конюший боярин Челяднин, три князя Ростовских, Петр Щенятев, Турунтай Пронский и многие другие, обвиненные в каких-то заговорах. Казни эти сопровождались иногда глумлением и разными утонченными жестокостями, на которые Иоанн был очень изобретателен. Так рассказывают, будто престарелого Челяднина он сначала посадил на трон и, сняв шапку, приветствовал его царем земли Русской, а потом, собственноручно ударив его ножом в грудь, велел докончить его опричникам и бросить псам на съедение. Во время этих казней остервенелые опричники так опьянели от крови, что с ножами и топорами бегали по Москве, отыскивая участников мнимого заговора; убивали их всенародно и трупы бросали на улицах и площадях, где они долго лежали непогребенными, так как ужас обуял граждан и они не только не смели хоронить погибших, но и сами боялись выходить из своих домов.

При таких-то мрачных обстоятельствах поднял свой голос митрополит Филипп. Сначала он пытался скромно печаловаться об опальных и усовещевать Иоанна поучительными беседами наедине. Но подобные попытки оказались безуспешны. Притом тиран уже изменил свое расположение к нему под влиянием разных нашептываний со стороны своих любимцев, всегда опасавшихся появления при дворе нового Сильвестра. Среди самого духовенства нашлись недоброжелатели митрополита, старавшиеся вооружить против него царя, каковыми были особенно новгородский архиепископ Пимен, сам метивший на архипастырскую кафедру, и царский духовник, протопоп Благовещенского собора Евстафий, которого митрополит за какую-то вину подверг епитимии. Видя бесполезность тайных увещаний, крепкий духом Филипп дерзнул на явные, всенародные обличения. В Успенском соборе после богослужения царь, окруженный своими опричниками, обыкновенно подходил к митрополиту за благословением. Филипп то делал вид, что не замечает царя, то прямо отказывал ему в благословении. При сем завязывались между ними горячие речи, вроде следующих:

Филипп. "От века не слыхано, чтобы благочестивые цари волновали свою державу, и при твоих предках не бывало того, что ты творишь; у самих язычников не происходило ничего такого".

Иоанн. "Что тебе, чернецу, за дело до наших царских советов? Разве ты не знаешь, что ближние мои встали на меня и хотят меня поглотить? Одно тебе говорю, отче святый, молчи и благослови нас".

Филипп. "Я пастырь стада Христова. Наше молчание умножает грехи твоей души и может причинить ей смерть".

Иоанн. "Филипп! Не прекословь державе нашей, да не постигнет тебя мой гнев, или сложи свой сан".

Филипп. "Не употреблял я ни просьб, ни ходатаев, ни подкупа, чтобы получить сей сан. Зачем ты лишил меня пустыни? Если каноны для тебя ничего не значат, твори свою волю".

Или:

Филипп. "Здесь мы приносим Богу бескровную жертву за спасение мира, а за алтарем безвинно проливается кровь христианская. Ты сам просишь прощения пред Богом; прощай же и других, согревшивших перед тобой".

Иоанн. "О, Филипп, нашу ли волю думаешь изменить? Лучше было бы тебе быть единомысленным с нами".

Филипп. "Тогда суетна была бы вера наша, напрасны и заповеди Божии о добродетелях. Не о невинно преданных смерти скорблю, они мученики, О тебе скорблю, о твоем спасении пекусь".

Иоанн. "Ты противишься нашей державе; посмотрим на твою твердостью".

Филипп. "Я пришлец на земле, и за истину благочестия готов потерпеть и лишение сана и всякие муки".

Митрополит укорял царя и за то, что он одевал своих опричников в черные одежды с татарскими тафьями на голове, и сам с ними в такой же одежде являлся в храм Божий. Однажды во время крестного хода, увидав опричника в тафье, он обратился к государю и сказал, что Слово Божие должно слушать с непокрытою головою, а покрывать ее это агарянский бычай. Иоанн обратился и ничего не заметил, так как опричник успел снять тафью. Приближенные уверили его, что митрополит осмеливается в глаза ему говорить неправду. В гневе Иоанн тогда назвал его лжецом и мятежником. Как бы назло увещаниям архипастыря, поведение Иоанна в это время было в особенности омерзительно. Он ездил с своею сатанинскою дружиною по окрестностям Москвы, жег усадьбы опальных бояр и убивал даже их скот. Мало того, не довольствуясь обычными забавами, сопровождавшимися пьянством, шутовством и развратом, однажды ночью он послал толпу своих кромешников в дома тех бояр, чиновников и купцов, жены которых известны были своей красотой. Несчастные женщины забраны силою и приведены к Иоанну; одних он выбрал для себя, а других роздал своим приближенным. Спустя несколько дней, их развезли обратно по домам. Некоторые из этих жен не выдержали позора и наложили на себя руки.

Решив низложить архипастыря, Иоанн хотел придать сему насилию вид справедливого наказания, постановленного по приговору освященного собора. Сначала отправили несколько духовных и светских лиц в Соловки для производства следствия о жизни и деятельности там Филиппа. Следователи угрозами и обещаниями склонили игумена Паисия и некоторых малодушных старцев к разным лжесвидетельствам. С этими клеветами явились они перед духовным собором, который был созван царем для суда над митрополитом. Призванный к ответу, Филипп не считал нужным оправдываться перед взведенными на него обвинениями и говорил с достоинством, приличным его сану, прибавив, что он не боится умереть. Созванный собор не осмелился вступиться за своего архипастыря и раболепствовал перед тираном. 8 ноября 1569 года, во время богослужения в Успенском храме, явился Басманов с толпою опричников и велел всенародно прочесть соборный приговор о низложении митрополита. Затем опричники бросились на Филиппа, били его, сорвали с него святительское облачение, одели в худую монашескую рясу и, посадив на крестьянские розвальни, отвезли в Богоявленский монастырь. После нескольких педель тяжкого темничного заключения, опасаясь народа, который смотрел на Филиппа как на святого мученика и толпою собирался перед его темницей, Иоанн сослал его в Тверской Отроч монастырь (где в следующем году его постигла мученическая кончина). Так этот достойный представитель вместе и боярского, и духовного сословия пал в неравной борьбе с полоумным тираном, отстаивая свое архипастырское право печалования, увещания и поучения.

Вместе с Филиппом подвергся гонению и весь род Кольцовых; некоторые его родственники были казнены по приказу Иоанна. Вслед затем настала очередь и того, с кем этот род был связан давнею приязнию: настал черед двоюродного брата царского Владимира Андреевича. Можно, пожалуй, удивляться тому, что тиран так долго щадил князя, на которого многие бояре указывали как на царского преемника еще во время известной Иоанновой болезни. Царь очевидно считал его опасным для себя соперником и принимал против него разные меры предосторожности: несколько раз брал с него клятвенные записи верно служить не только самому Иоанну, но и его сыновьям; не раз менял у него не только бояр и слуг, но и самые города и волости, составлявшие его удел. По-видимому Владимир своим поведением не подавал повода к опале. Решив погубить его, Иоанн прибег к обычному средству: к обвинению в небывалых заговорах. Он послал звать Владимира с семьей к себе в Александровскую Слободу. Недоезжая нескольких верст, несчастный князь был остановлен в одном селе; сюда явился царь с полком опричников и начал судить Владимира за то, что тот будто бы подкупал царского повара отравить государя. Конечно тщетными остались все оправдания и мольбы. Осужденный на смерть, несчастный князь, по некоторым известиям, должен был выпить чашу с ядом. Вместе с ним погибла его супруга Евдокия, большая часть его детей, а также находившиеся при них боярыни и слуги. Мать Владимира, инокиня Евдокия, была потом по приказу тирана утоплена в Шексне. Такой же участи подверглась и его невестка, вдова брата его Юрия, инокиня Александра*.

______________________

* Александроневская летопись. Житие св. Филиппа, (о нем см. у Карамзина к т. IX прим. 190-205. Напечатано при книге "Начертание жития Филиппа" М. 1860). Курбского Сказания. Таубе и Крузе. Гвагнина - Moscoviae Descriptio, и Одерборна - loannis Basilidis vitae libri 3 (Старчевского Hist. Ruthen. scriptores exteri). С. Г. Г. и Д. I. № 193. Продолж. Др. P. Вифл. ч. VII. ("Приговор об избрании на Москов. митрополию Филиппа"). П. С. Р. Л. III. 162. Описание Соловецкого монастыря - Архим. Д о с и ф е я. М. 1836. "Жизнь св. Филиппа". - Леонида, епископа Дмитровского. М. 1861 г. Русские святые - Филарета, архиеп. Чернигов, т. I. "Митрополит Филипп" - Ф. Уманца ("Древняя и Новая Россия". 1877. № 11). Краткое известие об убиении Филиппа и князя Владимира в П. С. Р. Л. III. 253. Договорная грамота Ивана IV с Владимиром Андреевичем в С. Г. Г. и Д. I. №№ 168 и 169, 187 и 188. О смерти князя Владимира, его жены и детей Курбский, Таубе и Крузе (последние с подробностями не совсем точными). О потоплении матери Владимира и невестки Ивана IV - в Кирилловском Синодике. (Устрялова - Сказан, кн. Курбского ч. II.). Соловьев в прим. 90 к т. VI доказывает, что, кроме известной дочери Владимира Марии, после него остался в живых сын Василий. См. его ссылку на Дополн. к Акт. Истор. I. № 222 и Древ. Росс. Вивлиоф. XVII. 97. Относительно многочисленных боярских казней встречаются в разных источниках несогласия. Например, по одним Владимиру Андреевичу отрубили голову, по другим его зарезали, по третьим отравили (см. Карамз. к т. IX прим. 277). Курбский, говоря о казненных лицах, иногда разногласит с другими современными свидетельствами. Но можно ли отсюда выводить заключение о его недостоверности и вообще умалять размеры этих избиений, как то делают некоторые писатели, или мученичества Филиппа почти оправдывают тем, что Иоанн оберегал царскую власть от вредного вмешательства духовной власти? Для историка важен вопрос не о том, каким именно способом умерщвлено то или другое лицо, а важно ужасающее количество людей, погибших жертвой полоумного и кровожадного тирана. Г. Ясинский в помянутом своем исследовании ("Сочин. кн. Курбского") достоверность показаний Курбского и писателей иноземных, т. е. Таубе, Крузе, Гвангина, Одерборна и др., о казнях Иоанна подтверждает проверкой по Рус. летописям, Послужному боярскому списку (напечат. в XX т. Вивлиоф. Новикова), Синодиком м Кормовыми книгами Кирилло-Белозерского монастыря (напечат. Устряловым в "Сказаниях кн. Курбского"). А Кирилловский Синодик и Кормовые книги вполне подтверждаются Синодиком вологодского Спасо-Прилуцкого монастыря (изданным Н. Суворовым в "Чт. О. И." Д. 1859. № 3).

______________________

Все эти отдельные казни на сей раз были только прологом к деянию еще более ужасному и неслыханному: к избиениям русских граждан целыми толпами и к такому варварскому разгрому нескольких русских городов, который мало чем разнился от татарских нашествий.

Несмотря на удары, нанесеные Иваном III и Василием III древним вечевым городам, Новгороду и Пскову, эти города продолжали еще пользоваться некоторым благосостоянием, благодаря торговому, промышленному духу своего населения, и конечно сохраняли еще многие старые обычаи вместе с преданиями о своей минувшей славе и вольности. Иван IV с ненавистью смотрел на такие предания и обычаи, несогласные с тем раболепием, которое он хотел видеть повсюду в своем государстве. Он начал с того, что повторил отцовские и дедовские "выводы". В 1569 году, по его приказу, было вновь выведено в Москву из Новгорода полтораста, а из Пскова пятьсот семей. Затем, как бы по заранее составленному плану, в Москву явился из Новгорода какой-то бродяга, Петр Волынец, и донес царю, что архиепископ Пимен с лучшими людьми умыслил передать город польскому королю, о чем будто бы написали грамоту и спрятали ее в Софийском собре за иконою Богородицы. Посланный с Петром доверенный человек нашел изменную грамоту в указанном месте. По всем признакам, эта грамота была подложная; но она была нужна тирану как предлог к задуманному погрому.

В декабре 1570 года Иоанн выступил из Александровской Слободы с дружиною опричников, с отрядом стрельцов и другими ратными людьми. Разгром начался с Тверской области, которая подобно Новгородско-Псковской, конечно, еще помнила о своей недавней самобытности. Первые избиения и грабежи жителей совершены в Клину, и отсюда уже продолжались непрерывно. В самой Твери опричники свирепствовали с особою силою, убивали людей, грабили имущество и жгли, чего не могли унести с собою. В это-то время Иоанн послал Малюту Скуратова в Отроч монастырь под предлогом взять благословение у бывшего митрополита Филиппа. Что произошло между ними в точности неизвестно; но когда Малюта вышел из митрополичьей келии, то объявил игумену и братии, что старец умер от угара: говорят, злодей задушил его подушкою ("возглавием"). Той же участи, как Тверь, подверглись Торжок, Вышний Волочек и другие места, лежавшие по пути; причем опричники также избивали сидевших по крепостям крымских и ливонских пленников. 2 января передовые воинские отряды с боярами и детьми боярскими подошли к Новгороду. Часть их учинила вокруг него крепкие заставы, чтобы ни единый человек не мог ускользнуть из города. Другую часть войска бояре расположили по окрестным монастырям; причем все монастырские и церковные казнохранилища опечатали, а потом собрали игумнов и монастырских старцев, числом до 500, и поставили их в Новгороде на правеж. В то же время третья часть дружины опечатала в самом городе подцерковные кладовые с хранившимся в них имуществом, а также кладовые палаты под домами именитых граждан, и приставила стражу. Приходских попов и дьяконов также поставили на правеж, приказав выбивать с них палками по 20 рублей как и с монахов; гостей, торговых и приказных людей схватили, заковали и роздали приставам; а семьи их велено содержать под стражею в собственных домах.

6 января прибыл сам царь с старшим сыном Иваном, со многими князьями и боярами и с главными силами. Он расположился на старом княжеском дворе или так называемом Городище, за две версты от Торговой стороны. Первым безумным его распоряжением было: поставленных на правеж игумнов и монастырских старцев забить палками до смерти и развести по монастырям для погребения. Затем 8 числа в Воскресенье с своим сатанинским воинством он отправился к обедне в кафедральный Софийский храм. Архиепископ Пимен со всем освященным собором и с иконами встретил государя у конца Волховского моста и хотел по обычаю осенить его крестом; но Иоанн не пошел ко кресту, назвал владыку изменником, волком и хищником и велел ему идти служить обедню. После обедни Иоанн с сыном и боярами вошел в архиепскопскую столовкую палату и сел за трапезу. Тут посреди обеда он вдруг "возопил гласом велиим с яростию к своим князем и бояром, по обычаю ясаком царским" (вполне уподобляясь какому-либо дикому татарскому хану). По этому ясаку или приказу тотчас начался неистовый грабеж архиепископских палат, клетей и всего двора; причем сам владыка, его бояре и слуги были взяты и отданы под стражу. Мало того, грабеж распространился и на самые храмы: из Св. Софии были взяты "ризная казна", дорогие сосуды, корсунские иконы и колокола; точно также церковная казна, иконы, дорогая утварь и колокола отбирались по всем церквам и монастырям Великого Новгорода. Захваченных владычных бояр и других именитых граждан тиран приказывал в собственном присутствии на Городище подвергать разным мукам, чтобы вынудить от них деньги и желаемые признания; особенно излюбленным способом пытки была у него мука огненная или так наз. поджар. Таких поджаренных людей потом привязывали к саням, волокли на Великий мост и бросали в Волхов. Тут же на мосту было устроено какое-то возвышенное место, откуда свергали в реку, также связанных вместе, жен и детей несчастных мучеников. В это время дети боярские и другие ратные люди на лодках разъезжали вокруг моста с рогатинами, баграми и топорами; они пронзали или рассекали тех, которые всплывали на поверхность воды, чтобы никто из них не мог спастись от ужасной смерти. Такие избиения совершались в течение пяти недель. Если верить Новгородскому летописцу, были дни, когда число погибших простиралось до тысячи и даже до полутора тысяч; когда же они не превышали пяти- или шестисот, то за этот день надобно было уже благодарить Бога. Следующую затем шестую неделю своего пребывания здесь Иван Васильевич употребил на то, чтобы с своим воинством ездить вокруг города, грабить монастыри, жечь хлебные скирды и убивать скот; а в самом городе грабить товары и разорять до основания лавки, опустошать в домах бояр и купцов подклети, выбивать окна и ворота. В то же время большие военные отряды разосланы были на все четыре стороны в Новгородские пятины по волостям и станам, верст за 200 и за 300 от Новгорода, чтобы разорять боярские поместья и усадьбы, расхищая имущество и побивая скот.

Наконец кровожадность тирана пресытилась. На второй неделе великого поста, в понедельник, государь велел поставить перед собою с каждой улицы по человеку из оставшихся в живых. "Дряхлые и унылые, отчаявшиеся живота своего, стояли они как мертвые", по выражению новгородского летописца. "Государь воззрев на них кротким, милостивым оком, глаголал им свое царское слово". Это слово состояло в поручении молиться о его царском благочестивом державстве, о его чадах и всем христолюбивом воинстве, о том, чтобы Бог даровал ему победу и одоление на врагов, а пролитая кровь пусть взыщется на изменнике Пимене и его злых единомысленниках. После этого Иван Васильевич, оставив в Новгороде правителем и воеводою князя Петра Даниловича Пронского, со всеми полками своими выступил во Псков; а владыку Пимена и бывших на правеже попов и дьяконов и еще не избитых опальных новгородцев, вместе с награбленными богатствами, под крепкою охраною отправил частию в Москву, частию в Александровскую Слободу. Трудно сказать, какое побуждение наиболее руководило действиями тирана при описанном разгроме Великого Новгорода: неукротимая кровожадность и злоба на бывшую вечевую общину или ненасытное корыстолюбие и зависть к богатствам этого древнего торгового города? Трудно также с точностью определить число избитых им новгородцев, по разным известиям оно различно; во всяком случае едва ли оно было менее 30000 душ обоего пола! Удар, нанесенный благосостоянию города Иваном III, не может идти в сравнении с погромом его внука. От сего последнего Великой Новгород потом никогда не мог оправиться, и тем более, что за этою казнию последовал неизбежный голод и мор, так что Новгород значительно запустел. Какое страшное впечатление оставил здесь погром Грозного, можно отчасти судить по следующему случаю. Года два спустя (25 мая 1572 г.), много народу стояло за обедней в каменном храме Параскевы Пятницы на Торговой стороне, на Ярославле Дворище. Когда кончалась литургия, как-то громко и неожиданно зазвонили в колокола, и этот звон произвел панический ужас. Весь народ, мужчины и женщины, тесня и толкая друг друга, бросился опрометью из церкви, побежал в разные стороны, куда глаза глядят, и распространил переполох по всему городу; купцы покидали свои лавки незатворенными, а товары свои отдавали первому встречному. Только к вечеру граждане опомнились и пришли в себя.

Пскову Иван Васильевич готовил участь Новгорода. Но судьба пощадила его, хотя и не вполне. Спасение его летописи объясняют разными причинами. Уже великий звон, раздавшийся посреди ночи и призывавший к заутрене, умилил Иоанна, остановившегося в загородном Никольском монастыре на Любятове.

На следующий день он вступил в город. Тут, по совету своего наместника и воеводы князя Юрия Токмакова, псковичи при въезде Ивана Васильевича встретили его каждый перед своим домом с накрытыми столами и хлебом-солью, стоя на коленях со всеми своими семьями. Эти знаки преданности и покорности тронули даже Иоанна. Может быть, тиран был уже пресыщен страшными новгородскими избиениями и на сей раз оказался доступнее другим чувствам сравнительно с жаждою крови. Встреченный духовенством с печерским игуменом Корнилием во главе, он отслушал молебен в Троицком соборе и поклонился гробу Всеволода Гавриила; причем с любопытством осмотрел его тяжелый меч. А затем выехал из города и расположился в предместье. Во время короткого пребывания своего здесь он ограничился немногими казнями псковичей и грабежом их имущества; так он отобрал на себя из монастырей казну, наиболее дорогую утварь, т.е. иконы, кресты, целены, сосуды, книги и колокола. Опричникам своим он позволил грабить самых зажиточных граждан, только священников и монахов запретил трогать. Предание прибавляет, что псковский блаженный человек Никола, прозванием Салос (юродивый), когда царь посетил его келию, будто бы стал угощать его куском сырого мяса; причем укорял его в кровожадности и предсказывал ему самому большое бедствие, если он посягнет на город Псков. Тиран сначала не обратил большого внимания на его слова; но когда он велел снять колокол с Троицкого собора, тотчас пал его лучший конь, согласно с предсказанием блаженного; тогда царь ужаснулся и вскоре уехал из Пскова.

Погромом Новгорода дело о мнимой новгородской измене однако не кончилось. Начались усердные розыски о единомышленниках Пимена в самой Москве. Помощию жестоких пыток у разных сановных лиц, обвиненных в измене, вымучены были признания об их намерении отдать Новгород и Псков Литве, извести царя и посадить на престол князя Владимира Андреевича - обвинения, сами говорящие за себя явною своею нелепостию. Тем не менее все обвиненные осуждены были на казнь, вместе с остатком опальных новгородцев. К общему удивлению, в числе их на сей раз явились трое главных любимцев Ивана Васильевича, именно оба Басмановы, отец с сыном, и князь Афанасий Вяземский, который будто бы предуведомил новгородцев о царской на них опале. За ними следовали заслуженные государственные люди, каковы: печатник Иван Михайлов Висковатый, казначей Фуников, боярин Яковлев и некоторые из дьяков. В конце июля 1570 года столица оцепенела от ужаса при виде целой вереницы расставленных на главной площади виселиц и зажженного костра с висящим над ним огромным котлом. Сам царь, окруженный толпою опричников, распоряжался казнями. Видя пустую площадь, он разослал своих кромешников сгонять попрятавшийся народ, который вскоре и наполнил место казни. Сия последняя совершалась с некоторыми обрядами и обычаями государственного правосудия. Так предварительно думный дьяк прочел имена осужденных и их вины. Первыми казнены Висковатый и Фуников. Современные известия передают при сем разные возмутительные подробности. В течение нескольких часов палачи-опричники кололи, рубили, вешали и обливали кипятком несчастных. Иоанн собственноручно принимал участие в этом адском деянии. Умерщвлено было около двухсот человек. Конец сего деяния опричники приветствовали татарским криком гойда! гойда! Среди казненных на площади не было ни Вяземского, умершего под пытками, ни Алексея Басманова, который, как говорят, по приказу тирана умерщвлен был собственным своим сыном Федором; что однако не избавило последнего от казни. Тиран не ограничился однако мужами; после того он свирепствовал над женами, детьми и домочадцами казненных своих сановников. Имение их было отобрано на государя. Некоторые обвиненные были впрочем помилованы от смерти и частию разосланы в заточение. В числе их находился и бывший новгородский архиепископ Пимен, сосланный в один из тульских монастырей, где он вскоре и умер.

Казни после того возобновлялись время от времени. В ту зиму между прочими жертвами Иоанновой кровожадности погибли славный воевода князь Петр Семенович Серебряный, думный дьяк Захарий Очин-Плещеев, Иван Воронцов, сын Федора, бывшего любимцем Иоанна во время его юности, и многие другие, истребляемые иногда не только со своими семьями, но и со всеми родственниками. Тиран не просто казнил, а с свойственною ему изобретательностию придумывал для сего разные более или менее мучительные способы, как-то: раскаленные сковороды, пылающие печи, железные клещи, острые когти, тонкие веревки, перетирающие тело, и т.п. Мало того, иногда в своих казнях Иван Васильевич отличался особого рода юмором или глумлением. Например, одного боярина (Козаринова-Голохвостова), принявшего схиму в надежде избежать смерти, он велел взорвать на бочке пороха, говоря, что схимники суть ангелы и должны лететь прямо на небо. В самых своих забавах тиран постоянно проявлял кровожадность. Так любимою его шуткою было внезапно выпускать голодных медведей на мирную толпу граждан и от души смеяться их испугу и увечьям. Иногда кого-либо из осужденных на казнь он приказывал зашивать в медвежью шкуру и затравливать собаками. (Такою казнию говорят, впоследствии погиб бывший чудовский архимандрит, преемник Пимена на новгородской кафедре, архиепископ Леонид). Самые шуты, в большом числе окружавшие его, иногда собственною жизнию платили за какую-нибудь неудачную остроту (как ото рассказывают, например, об одном из них, князе Осипе Гвоздеве, которого Иоанн заколол собственноручно, а потом спохватился, и тщетно просил доктора иноземца исцелить своего верного слугу). К довершению совершаемых Иваном ужасов, Московское государство страдало в это время от сильных неурожаев, так что дороговизна была страшная, и многие гибли от голода; а следствием голода и часто неестественной пищи явилась прилипчивая смертоносная болезнь, против которой учреждены были конные заставы, с приказом хватать торговцев, едущих без письменного вида, и жечь их вместе с лошадьми и товарами*.

______________________

* О Новгородском Разгроме самое обстоятельное сказание в так наз. Новогор. третьей летописи, где оно приведено по двум редакциям, более краткой и более украшенной (П. С. Р. Л. III. 254-262). О Псковском приходе в Псков. первой лет. (П. Р. Л. Т. IV. стр. 318 и особенно на 343-344) Синодики Кириллов и Спасоприлуцкий сообщают, что псковичей было казнено до 190 человек с женами и детьми. Кроме того, об этих событиях и последующих в Москве казнях см. Таубе и Крузе, Гвагнина, Одерборна, Курбского, Горсея и Флетчера. Число погибших при разгроме Новгорода определяется различно: Псковская летопись говорит о 60000; Таубе и Крузе полагают 27000; Гвагнин одних только (именитых) граждан насчитывает 2770, т.е. кроме женщин, детей и протонародья; Курбский насчитывает 15000, очевидно кроме женщин и детей. В царском Синодике или помяннике сказано: "помяни Господи души раб своих тысящю пяти сот пяти челове к"; вверху приписано: Новгородцев. (Сказания Курб. II. 213); но это число вероятно относится не ко всем погибшим при разгроме, а к какой-либо специальной категории казненных. Курбский, говоря о Новогородском разгроме, прибавляет: "подобно, яко мню, великих ради богатств губил их". (Сказ. I. 163). О доносе Петра Волынца на измену Пимена и Новгородцев сообщает Ядро Рос. Истории. Кроме того еще Карамзин в примеч. 299 к IX тому своей Истории указал на хранящуюся в Архиве Мин. Ин. Д. Переписную книгу Посольского приказа 1626 г. № 2. лист 423, где помещено указание на Сыскное измен ное дело архиепископа Пимена и Новогородцев и на сношения их с Басмановым, Фуниковым, Висковатым и др. относительно отдачи Новгорода и Пскова Литве и возведения на престол князя Владимира Андреевича, и на совершенные по сему московские казни. Подлинное дело уже тогда (в 1626 г.) не сыскано, как замечает Переписная книга. Но если бы оно и сохранилось до нашего времени, разве вымученные пытками и разными неправдами нелепые, не имеющие вероятия показания и объяснения могут иметь цену в глазах истории потому только, что облечены в официальную форму? Поэтому весьма оригинально следующее замечание С.М. Соловьева. "Это сыскное изменное дело до нас не дошло, а потому историк не имеет права произнести свое суждение о событии" (История России. Ч. VI. стр. 235 по втор. изд.). И затем, упомянув слегка о страшных московских казнях, автор Истории России довольно долго останавливается над завещанием Иоанна, относившимся к 1572, чтобы очертить состояние его души и образа мыслей! Завещание это не было и не могло быть приведено в исполнение, так как относилось главным образом к старшему сыну Ивану, умершему прежде отца. А затем обращенные к детям наставления, поминание всуе Христова и Божьего имени, жалоба на то, что люди воздали ему злом за добро - все это только кощунственные слова в устах полоумного и лицемерного тирана. В конце концов Иван Васильевич по этому завещанию все еще продолжает систему уделов, потому что отделяет младшему сыну Федору в удел 14 городов. См. Дополн. к Акт. Историч. I. № 222. До какой степени Иоаннов разгром областей, Тверской, Новгородской и отчасти Псковской, опустошил их и разорил пуще неприятельского нашествия, можно видеть у датского посла Ульфельда в описании его путешествия в Москву по этим областям, спустя несколько лет после разгрома. (Hodoeporicon Ruthenicum. У Старчевского в Histor. Ruth. Script. ext. Т. I. А в Русском переводе XVIII века в Чт. О. И. и Др. 1883 г.) О голоде и моровом поветрии см. Карамз. к Т. IX прим. 326-328.

______________________

К печальному внутреннему положению России присоединились внешние бедствия и жестокие поражения от соседей.


Ведя войны с соседями за Ливонию, Московский царь одновременно с тем должен был постоянно разделять свои силы для обороны южных пределов от крымских татар. Теперь он мог наглядно убедиться в том, как правы были Адашев и его сторонники, которые советовали покончить прежде с сими последними или по крайней мере надолго их обессилить: крымский хан по-прежнему являлся то союзником России против Польши, то союзником Полыни против России, смотря по тому, кто успевал склонить его на сторону более щедрыми дарами. Поэтому разбойничья Орда обыкновенно по очереди делала набеги то на польско-литовские, то на московские украйны. Посол Иоанна, умный Афанасий Нагой, долго пребывал в Крыму, иногда терпел разные невзгоды и хлопотал о том, чтобы склонить Девлет-Гирея к заключению прочного мира; главным же образом он ловко выведывал там разные вести и уведомлял о них царя. Так от него вовремя узнавали в Москве о сношениях ногайских князей и казанских инородцев с Крымом, а также о замыслах турецкого султана. Уже знаменитый султан Солиман не хотел помириться с русским владычеством в Казани и Астрахани, и намерен был послать войско для обратного завоевания нижней Волги. Но крымский хан, и без того тяготившийся своею зависимостию от Константинополя, опасался подпасть еще большей зависимости, а потому под разными предлогами отговаривал султана от этого похода. Солиман вскоре умер. Но его преемник Селим решил привести в исполнение план отца. Весною 1569 года в Кафу приплыл значительный турецкий отряд, который под начальством кафинского паши Касима должен был идти Доном до Переволоки, тут прокопать канал, соединяющий Доп с Волгою, чтобы провести по нем суда с пушками, и затем идти под Астрахань. Крымскому хану приказано было сопровождать турок с 50000 своих татар. Турки и татары пошли степью; а суда с пушками поплыли Доном под прикрытием 500 янычар. В числе гребцов, сидевших на этих судах или так наз. "каторгах", находился московский человек Семен Мальцев, посланный гонцом к ногаям и захваченный в плен. Он-то после рассказывал об этом походе. Турки шли Доном целых пять недель и под великим страхом нападения от московских ратных людей или от казаков. В половине августа они достигли Переволоки и стали копать канал, но скоро убедились в чрезвычайной трудности сего предприятия. Между ними начался ропот, а крымский хан советовал Касиму воротиться назад. Бросив работу, паша двинулся к Астрахани и думал зимовать под нею. Испуганные приближавшеюся зимою и недостатком съестных припасов, турки подняли бунт. К тому же пришли вести о приближении русских воевод с большим войском. Тогда Касим снялся с лагеря и вместе с Девлет-Гиреем ушел назад. Так счастливо для Москвы окончилось это турецкое предприятие, грозившее ей большими бедами. Однако султан все еще не думал отказаться от Казани и Астрахани, несмотря на московских послов, отправляемых в Константинополь хлопотать о мире (Новосильцев и Кузьминский). Селим гневался еще и за то, что Иван IV посылал ратных людей своему тестю черкесскому княз. Темгрюку на помощь против его кабардинских соседей; мало того, чтобы иметь здесь опорный пункт, царь велел поставить русский город на Тереке.

Русские станичники (пограничная стража) дали знать, что летом 1570 года крымский хан готовится сделать вторжение в Россию с огромными силами. Московские воеводы все лето сторожили по берегам Оки; но хан не являлся. Бдительность вследствие того ослабела, и воеводы стали менее доверять тревожным слухам. А между тем действительно хан собрал более 100000 конников и весною 1571 года внезапно ворвался в Московское государство. Нашлись изменники между некоторыми детьми боярскими, ожесточенными против тирана; они перебежали к хану и рассказали ему о том, что большая часть русского войска находится в Ливонии, что в Московской земле множество людей погибло от голода и морового поветрия. Те же изменники вместе с некоторыми новокрещенными и бежавшими от нас татарами провели крымцев через Оку так, что воеводы не успели помешать переправе. Вследствие тревожных слухов сам царь с своею опричниною выехал к войску на Оку. Он находился в Серпухове, когда узнал о переправе татар, которые отрезали его от главного войска. Тогда он поспешно бежал в Александровскую Слободу, а оттуда в Ростов, оставив Москву на произвол судьбы. Однако Бельский, Мстиславский и другие воеводы успели с берегов Оки прибыть к Москве и заняли ее посады, готовясь оборонять столицу. На следующий день, 24 мая, в праздник Вознесения, явились татары и подожгли окраины города. Гонимый сильным ветром, огонь начал свирепствовать с страшною силою, и в несколько часов обратил в пепел большую часть посадов. При сем множество народа, собравшегося в город из окрестных мест, погибло в пламени или задохнулось от дыма. Сам главный воевода Иван Дмитриевич Бельский задохся у себя на дворе в каменном погребе, Москва-река до того наполнилась трупами, что некоторое время не могла их пронести вниз по течению. Хан однако не решился осаждать уцелевший Московский Кремль и, услыхав о приближении другой русской рати, ушел назад, уводя громадный полон (говорят, до 150000). После того хан тотчас возвысил свой тон в сношениях с Москвою, хвалился своим торжеством и высокомерно требовал возвращения Казани и Астрахани. Иоанн наоборот понизил тон, стал посылать хану челобитные грамоты и согласился даже отдать ему Астрахань; Афанасию Нагому он поручил обещать такие поминки, какие получал Магмет-Гирей, да еще прибавить к ним и то, что посылал польский король. Однако Девлет-Гирей не поддался на эти обещания, понимая, что Иван хочет выиграть время. Поэтому летом следующего 1572 года он снова нагрянул со стотысячною ордою, и опять успел переправиться через Оку. Но воевода Михаил Иванович Воротынский, стоявший с русским сторожевым войском у Серпухова, погнался за татарами и настиг их на берегу Лопасни, не доходя верст 50 до столицы. Тут в нескольких неудачных схватках хан потерял много людей; после чего повернул назад и поспешно ушел. Вместо прежнего требования Казани и Астрахани, хан теперь мирился на одной Астрахани; но Иоанн тоже вновь переменит тон и не соглашался уже ни на какую уступку*.

______________________

* Метрика Литовская. Щербатова Т. V. ч. 4-я стр. 278 и след. Грамоты №№ 9-11. В Архиве М. Ин. Д. Дела Крымские №№ 10-14 и Турецкие № 2. Древн. Росс. Вивлиоф. XIII. 400. Древности Рос. Госуд. (донесение Таубе и Крузе). Hist. Rus. Monum. I. №№ CLIV и CLV. II. C.P. Лет. III. 173. Никон. VII. 313. См. у Карамз. к Т. IX. прим. 326-328 выписки из источников о голоде и море в Москов. земле в 1510 г. Странное явление представляет клятвенная запись князя Ивана Федоровича Мстиславского, данная в 1671 году, в которой он винится, будто с своими товарищами навел на Московское государство крымского хана Девлет-Гирея; в чем по ходатайству митрополита Кирилла и духовентсва получил прощение. Бояре и дворяне ручаются 20000 рублями в том, что он не отъедет в чужое государство. (С. Г. Г. и Д. I. №№ 196-199). Что были действительно между служилыми людьмй изменники во время Девлетова нашествия, перебежавшие к татарам из мести к тирану, в том имеем ясные указания в Делах Крымских. Таковы боярские дети: белевцы Кудеяр Тишинков и Окул Семенов, калужане Ждан и Иван Васильевы, сыновья Юдинкова, коширянин Федор Лихарев, серпуховитин Русин и с ним человек 10 их людей; кроме того новокрещенные татары Иван Урманов и Степанко. (См. Карамз. к Т. IX прим. 352 и 404). Но чтобы главные воеводы, как Мстиславский, подводили хана в Москву, сами здесь оставаясь, в том нет никакого вероятия, как и в том, чтобы Иван Васильевич за такую измену ограничился только взятием с него клятвенной записи. Посему происхождение этой записи, с добровольным сознанием измены, весьма подозрительно; может быть, сознание тут явилось просто по капризу тирана, желавшего иметь какое-либо оправдание своим казням и гонениям на бояр. По свидетельству крымских историков, Иван IV после татарского погрома 1571 года обязался хану Девлет-Гирею и крымским вельможам ежегодно платить дань, которая у татар получила название тыщ. См. о том В.Д. Смирнова "Крымское ханство под верховенством Отоманской порты". Спб. 1887. стр. 427-430. Относительно попытки турок соединить каналом Дон с Волгой г. Смирнов склоняется к тому мнению, будто эта турецко-татарская экспедиция имела целью не обратное отвоевание Астрахани (и Казани), а только возможность водным путем предпринимать походы на Персию. Ibid. 432.

______________________

Как ни велико было бедствие, произведенное погромом Москвы от Девлет-Гирея, но оно только на короткое время прервало заботу Ивану Васильевичу об отыскании себе третьей супруги, а своему старшему сыну Ивану первой. Царица Марья Темгрюковна скончалась в 1569 году, и ее смерть тиран не преминул приписать тайной отраве от своих воображаемых недругов. Более 2000 знатных и незнатных девиц было собрано в Александровскую Слободу. Из них царь выбрал для себя Марфу, дочь новгородского купца Василия Собакина, а для царевича Ивана Ивановича Евдокию Богдановну Сабурову. Незнатные отцы этих избранниц немедленно получили боярский сан; другие родственники Марфы возведены кто в окольничие, кто в кравчие. Но во время приготовлений к свадьбе царская невеста занемогла. Тем не менее обе свадьбы одна за другою были отпразднованы с обычными обрядами и церемониями; а спустя две недели после венца, царица Марфа скончалась. Неизвестно в точности, была ли она жертвою зависти и придворных козней или естественной болезни; но подозрительный тиран отнес ее кончину злонамеренной порче. Он заодно начал разыскивать между боярами и виновников ее смерти, и изменников, приведших крымского хана на Москву. Мучительства и казни оживились с новою силою. В эту эпоху погибли между прочими: брат бывшей царицы Марии Михаил Темгрюкович, Иван и Василий Яковлевы, Замятня-Сабуров, Лев Салтыков и др. Не довольствуясь упомянутыми выше изысканными способами казней, тиран некоторых осужденных им истреблял еще тонким ядом, умерщвляющим в назначенный заранее срок; его для сей цели приготовлял придворный врач, Елисей Бомелий. Этот Бомелий, по происхождению голландец, получивший образование в английском Кембриджском университете, старался втереться в доверенность царя и угождать его диким порывам. От такого яда погибли тогда: бывший царский любимец Григорий Грязной, князь Иван Гвоздев-Ростовский и пр. А не далее как на следующий год, после отражения крымского хана на берегу Лопасни, сам победитель его, знаменитый воевода Михаил Иванович Воротынский, также пал жертвою свирепости тирана, для которого слава и заслуги отечеству были только лишним поводом к подозрениям и зависти. Если справедливо известие Курбского, то собственный холоп обвинил Воротынского в замысле извести царя посредством колдовства. Как ни нелепо подобное обвинение (м.б. внушенное самим тираном), но его было достаточно для того, чтобы доблестного воеводу пытали огнем и потом едва дышащего послали в заточение, так что он скончался на пути. Тогда же погибли князь Никита Романович Одоевский и боярин Михаил Морозов, немного после князь Куракин и родственники покойной царицы Марфы, дядя Григорий и брат. Каллист, и многие другие.

Между тем, потеряв третью свою супругу, Иван Васильевич почти немедленно (в том же 1572 году) вступил в новый брак, четвертый! Выбор его пал на девицу Анну Алексеевну Колтовскую. Но так как сей четвертый брак по правилам церкви был незаконный, то царь обратился к духовенству; он созвал в Москве собор епископов и написал ему смиренное послание, моля утвердить его новый брак, а предыдущий не считать за действительный, ибо Марфа только по имени была царица и преставилась девою. Собор не посмел противоречить и утвердил брак, возложив на государя легкую епитимию. При сем, чтобы предупредить соблазн для народа, собор под страшной церковной клятвой запретил всякому иному вступать в четвертый брак. За смертию митрополита (Кирилла) на этом соборе председательствовал угодник тирана, новгородский архиепископ Леонид. Тот же собор избрал нового митрополита, именно Антония, бывшего архиепископа Полоцкого. Около трех лет прожил Иван Васильевич с четвертой супругой; наскучив ею, любострастный тиран заключил ее в монастырь; а себе взял в сожительницы Анну Васильчикову; вскоре она умерла, и тиран на ее место взял некоторую вдову Василису Мелентьеву. Наконец, в 1580 году, царь вздумал торжественно вступить в пятый брак. В это время он женил второго сына своего Феодора, для которого из собранных красавиц выбрал Ирину Федоровну, сестру своего нового любимца Бориса Годунова; сей последний происходил от татарского мурзы Чета, в XIV веке выехавшего из Орды в Москву. Затем царь для себя избрал Марию, дочь Федора Нагого. Обе свадьбы были отпразднованы с обычными обрядами. На сей раз Иван Васильевич уже не счел нужным обращаться к духовным властям за церковным разрешением, а ограничился тем, что после своего пятого брака некоторое время только исповедовался, но не приобщался.

В правительственных делах самодурство Ивана Васильевича особенно высказалось следующим его поступком. Продолжая игру в земщину и опричнину и как бы не доверяя старым земским боярам, царь вздумал во главе земщины поставить особого государя, и притом человека не русского, а татарского происхождения. В Касимовском ханстве известному Шиг-Алею (умершему в 1567 году) наследовал его дальний родственник Саин-Булат, сын татарского царевича Бек-Булата. Сей служилый касимовский хан принимал с своими татарами такое же деятельное участие в походах и войнах Ивана Васильевича, как и предшественник его Шиг-Алей. В 1583 году он принял христианство с именем Симеона; тогда вместо Касимова царь дал ему в кормление Тверь, с титулом великого князя Тверского. Этого-то крещеного татарина, Симеона Бекбулатовича, Иван Васильевич вдруг (около 1575 года) посадил государем в Москве, даже венчал его царским венцом и окружил пышным двором; а себя стал именовать только Иваном Московским, поселился на Петровке, ездил к Симеону на поклон как бы простой боярин, писал ему разные челобитные, величая его "великим князем всея Руси", себя же и своих сыновей называя уменьшительными именами, Иванцом и Федорцом. От имени Симеона писались и некоторые правительственные грамоты (впрочем, неважные по содержанию). Такое чудачество с Симеоном Бекбулатовичем продолжалось около двух лет. Хотя разделение на опричнину и земщину не было отменено при жизни Ивана Васильевича; но в последнюю эпоху его царствования названия "опричнина" и "опричник" постепенно вышли из употребления, заменяясь названием двор и дворовый.

Наряду с тиранством и самодурством Ивана IV, видим у него черты замечательной подозрительности, трусости и малодушия. Окружив себя преданною, надежною дружиною опричников или телохранителей, он далеко не считал себя в безопасности и постоянно опасался боярских замыслов и козней, направленных будто бы к свержению его с престола. На сей случай он заранее искал себе верного убежища с своей семьей и своими сокровищами; а потому не только строил для себя каменные укрепленные палаты в Вологде, но и устремил свое внимание за море, на отдаленную Англию. Выше мы видели, что член английской Беломорской компании Дженкинсон, человек ловкий и предприимчивый, сумел понравиться Ивану Васильевичу, приобрести его доверие, и, пользуясь тем, выхлопотать у царя расширение льгот для своей торговой компании. Эта компания получила почти исключительное право приставать к нашим северным берегам, получила разрешение учредить свои склады, кроме Москвы, в Вологде, Ярославле, Костроме, Нижнем, Казани, Астрахани, Новгороде Великом, Пскове, Ругодиве и Юрьеве Ливонском, а также беспошлинно провозить свои товары Волгою в Каспийское море и Среднюю Азию. При помощи того же Дженкинсона, царь попытался войти в непосредственные сношения с королевой Елизаветой и предложил ей (в 1567 году) заключение тесного оборонительного и наступательного союза; причем тайною статьею договора должно быть предоставлено обоюдное право находить себе полный приют во владениях союзника, в случае какой-либо невзгоды. Но умная королева по отношению к России заботилась только о торговых выгодах англичан, и отнюдь не желала заключать такой договор, который бы обязал ее принимать участие в происходивших тогда войнах России с Польшею и Швецией из-за Ливонии; да если бы и желала, то не могла сего сделать одною собственною волею при конституционном строе своего государства. Чрез своего посланника (Фому Рандольфа) она словесно и уклончиво отвечала на предложение союза, а в своей грамоте говорила только о торговых делах. Иоанн настаивал на заключении тесного союза; вновь получив уклончивый ответ, он вспылил и разразился резким письмом к королеве. "Мы думали, - писал он 24 октября 1570 года, - что ты в своем государстве государыня". "Но видим, что твоим государством правят помимо тебя мужики торговые, а ты пребываешь в своем девическом чину как есть пошлая девица". Вместе с тем он объявил опалу на английских купцов, велел захватить их товары и прекратить их торговлю в России. Больших хлопот стоило потом Елизавете и английским купцам, с помощью того же Дженкинсона, смягчить царя и восстановить свою торговлю с Россией и через Россию с азиатскими странами; но прежние их привилегии не были восстановлены вполне. Иван Васильевич впрочем сам нуждался в этой торговле, особенно когда началась его война с Баторием: английские торговцы доставляли необходимых ему техников, а также военные снаряды и припасы, каковы: медь, свинец, селитра, сера, порох и пр.

Говорят, что мысль искать убежища в Англии была внушаема Ивану Васильевичу его доверенным врачом извергом Бомелием, который своими наветами поддерживал в царе страх перед воображаемыми боярскими кознями и наводил его на новые мучительства, чем заслужил общую ненависть. Русские называли его еретиком и колдуном, которого немцы будто бы нарочно подослали к царю. Но и сам этот изверг, подобно разным другим любимцам, погиб лютою смертию. В начале войны с Баторием Бомелий был уличен в тайных с ним сношениях, за что Иоанн, как говорят, осудил его на сожжение. Из всех недостойных любимцев Иоанна только самый близкий к нему и наиболее свирепый, Малюта Скуратов, не успел на самом себе изведать непостоянство тирана. Он погиб смертию храброго: во время Иоаннова похода в Эстонию в 1573 году Малюта сложил свою голову при взятии приступом крепости Пайды (Вейсенштсйн). Иоанн отправил тело павшего любимца в монастырь Иосифа Волоцкого, а в отмщение за его смерть велел сжечь на костре несколько пленников, немцев и шведов!

В эту последнюю эпоху царствования у Ивана IV развилась особая страсть к сочинительству. Посреди многочисленных забот правительственных и церковных, посреди тиранских деяний и ничем не стесняемого разгула чувственности, он находил возможность сочинять длинные наставительные послания к разным лицам - послания, исполненные лжесмирения или лицемерия и явных притязаний на большую книжную начитанность. Образчик таковых произведений его пера мы уже видели в знаменитой переписке с Курбским. Не менее любопытно весьма пространное, велеречивое послание царя к игумену Кирилло-Белозерского монастыря с братией, написанное около 1575 года, по следующему поводу.

Между знатными боярскими родами, подвергшимися преследованиям тирана, находилась и семья Шереметевых, состоявшая из нескольких братьев. Один из них, Никита Васильевич, был казнен, а другой, Иван Васильевич Большой, когда-то славный воевода и гроза крымцев, был ввергаем в темницу и претерпел разные мучения от царя. Спасая свою жизнь, он удалился в знаменитый Кириллов Белозерский монастырь, и там постригся под именем Ионы, сделав при сем, по обычаю, значительный вклад в имущество монастыря. Естественно, что этот знатный и богатый инок пользовался в обители особым почетом от братии и жил в довольстве. Он имел под монастырем свой двор с поварнею, со всякими годовыми запасами и многочисленною дворнею; братья присылали ему людей с грамотками или письмами и с разными гостинцами, в виде сладких коврижек, пастилы, овощей и т.п. Он любил угощать монахов, которые нередко сходились в его келию для духовной беседы. В том же Кирилловом монастыре проживали тогда и другие знатные иноки, каковы Хабаров (сын знаменитого Хабара Симского) и Василий, в монашестве Варлаам, Собакин, присланный сюда самим царем и не ладивший с Шереметевым. Обо всех этих обстоятельствах Наушники доносили царю, и тот прислал приказ не допускать ни малейшего отступления от монастырского устава и чтобы Шереметев ел в общей трапезе. Монастырские старцы отправили царю челобитную, в которой ходатайствовали за Шереметева ввиду его болезненного состояния. На эту-то челобитную Иван Васильевич и разразился помянутым широковещательным посланием. Назвав себя в начале послания "псом смердящим", пребывающим в пьянстве, блуде, убийстве, граблении и прочих тяжких грехах, он тем не менее решается "изречь" "некая малая" от "своего безумия", и надеется, что "Господь Бог сие писание в покаяние ему вменит". В оправдание своего близкого участия к славе обители, он вспоминает также одно из своих посещений, во время которого выразил желание впоследствии в ней постричься; причем он припадал к стопам игумена; а тот, по его просьбе, положил на него руку и благословил его. На сем основании Иван Васильевич считает себя уже полуиноком Киридлловой обители! ("И мнится мне, окаянному, яко исполу есмь чернец; аще и не отложих всякого мирского мятежа, но уже рукоположение благословения ангельского образа на себе ношу"). Послание пересыпано по обыкновению выписками из Отцов церкви и примерами из истории Ветхозаветной, Римской и Византийской (т.е. из палеи и хронографа). Вообще же, по силе слова и сравнительной ясности изложения, оно едва ли не лучшее из дошедших до нас писаний Грозного царя. Приведем некоторые характеристичные его места.

"И потому вашему ослаблению ино то Шереметева для и Хабарова для, такова у вас слабость учинилася и чудотворцеву преданию преступление. И только нам благоволит Бог у вас пострищися, ино то всему Царскому Двору у вас быти, а монастыря уже и не будет. Ино почто в чернецы и как молвити: "отрицаюся мира и вся яже суть в мире", а мир весь в очех? И како на месте семь святем со братнею скорбя терпети и всякия напасти приключшаяся и в повиновении быти игумену и всей братии в послушании и в любви, якоже во обещании иноческом стоит? А Шереметеву как назвати братиею? Ано у него и десятой холоп, которой у него в келии живет, есть лучше братий, которые в трапезе едят. И велиции светильницы Сергий и Кирилл, и Варлам, и Димитрий, и Пафнутий и мнози преподобнии в Густей земли уставили уставы иноческому житию крепостныя, якоже подобая спастися; а бояре к вам пришед свои любострастные уставы ввели; ино то не они у вас постриглися, вы у них постригшася; не вы им учители и законоположители, они вам учители и законоположители. Да, Шереметева устав добр, держите его, а Кирилов устав не добр, оставите его. Да сегодня тот боярин ту страсть введет, а иногды иной иную слабость введет, да по малу и по малу весь обиход монастырской испразнится и будут вси обычаи мирские... Восе над Воротынским церковь есте поставили! Ин над Воротынским церков (князем Владимиром Ивановичем), а над чудотворцем нет; Воротынский в церкви, а чудотворец за церковью. И на страшном Спасове судище Воротынский и Шереметев выше станут по тому: Воротынский церковью, а Шереметев законом, что их Кирилова крепчае... Восе у вас сперва Иоасафу Умному (Колычеву, дяде Филиппа митрополита) дали оловянники в келью, дали Серапиону Ситцкому (князю Семену Федоровичу), дали Ионе Ручкину, а Шереметеву уже с поставцем, да и поварня своя. Ведь дати воля Царю, ино псарю, дати слабость вельможе ино и простому... Год уже равен как был игумен Никодим на Москве: отдоху нет, таким Собакин да Шереметев; а яз им отец ли духовный или начальник? Как собе хотят, так и живут, коли им спасение души своея не надобеть. Но доколе молвы и смущения, доколе плища и мятежа, доколе рети и шептания и суесловия, и чесо ради? Злобесного ли ради пса Василия Собакина или бесова для сына Ивана Шереметева или дурака для и упиря Хабарова? Воистину отцы святой несть сии чернецы, но поругатели иноческому житию".

Но ни ревностное поборничество за чистоту и ненарушимость строгих иноческих уставов, ни благоговейное отношение к памяти святых подвижников не закрывают от нас задних мыслей Ивана Васильевича; обычная подозрительность, ненависть и злоба против бояр ясно проглядывают и в этом послании Грозного, кощунственно называющего себя полуиноком и кощунственно подражавшего со своими опричниками иноческому житию в мрачном убежище своем, Александровской Слободе, посреди всевозможных оргий и неистовств. Любопытно при сем и следующее противоречие. Укоряя кирилловских иноков в отступлениях от строгого отшельнического жития, Грозный в то же время прислал им в дар золотую братину, украшенную рельефными изображениями нагих женщин*.

______________________

* Обрядовое торжество третьего и последнего браков Иоанна см. в Росс. Вивл. XIII. Соборное определение по поводу четвертого брака Ibid и в Актах Археогр. Экспед. I. № 284. Указания о семи браках Иоанна у Карамз. к т. IX. прим. 388, 392 и 494 (со ссылками на Елагинскую рукопись и Новгород. Лет. Малиновского, рукописную Суздальс. Лет. и Обиходник Иосифова монастыря. Василиса Мелентьева названа в Новгород. Лет. женищем). Курбский говорит о пяти или шести женах Иоанна, Гейденштейн о шести, Хроника Петрея о семи. О казнях этой эпохи и участи Михаила Воротынского говорит Курбский. Показание его отчасти подтверждается Послужным Списком бояр и Рос. Вивлиоф. XX. О Симеоне Бекбулатовиче Сокращенный Временник, рукопись Импер. Публ. Библиотеки; ссылка на нее у Соловьева к т. VI прим. 94. Тут же приведена челобитная Ивана Васильевича Симеону из Госуд. Архива по столбцу Приказа Тайных Дел. № 32. Грамоты от имени великого князя Симеона Бекбулатовича в Акт. Арх. Эксп. I. №№ 290 и 292. О посажении Симеона царем земщины говорят англичане Флетчер и Горсей (Russia at the close of XVI century. Lond. 1856) и так наз. хронограф Кубасова ("Изборник" Андрея Попова. 284). Относительно прекратившегося упоминания об опричнине см. у Карамз. прим. 400 и у Солов, прим. 95. О путешествии Дженкинсона в Россию и переговорах с царем см. сборник Гаклюйта (Collection of early voyages, travels и пр.), в рус. переводе Середонина в Чт. Об. И. Др. 1884. Кн. 4. ("Известия Англичан о России во второй половине XVI века."). Гаммеля "Англичане в России в XVI и XVII вв.". Наиболее полное собрание документов, относящихся к сношениям Ивана Грозного с Елизаветой, у Юрия Толстого "Россия и Англия". Здесь под № 26 см. ответ Елизаветы на предложение такого союза с условием относительно убежища. Кроме того Горсей и Флетчер (Russia at the close of XVI century). Щербатова т. V. Ч. IV. № 20. О враче Бомелии говорится в Псковской Первой летописи под 1570 г., у Таубе и Крузе (стр. 230) и в помянутом сборнике Гаклюйта стр. 520. Сборник Рус. Ист. Общ. XXXVIII. 84, 139. Горсея "Записки о Московии", в Библ. для чт. 1865. Рихтера "История медицины в России". I. 286-89. О походе царя в Эстонию и взятии Пайды см. Разряды 1573 года в Рос. Вивлиоф. XIII. и Псков. Пер. Лет., а также Кельха и Гадебушта. О погребении Малюты в Иосиф, мон. говорит Обиходник сего монастыря (ссылка на него у Карамз. к т. IX прим. 413). Послание Грозного к игумену Козме и Кирилло-Белозерской братии в Акт. Историч. I. № 204. Время написания этой грамоты Карамзин определил около 1578 года (к т. IX прим. 37). Но А. Барсуков в своем почтенном труде Род Шереметевых с большею вероятностью доказывает, что послание было написано "между весною 1574 года и весною 1575 года". Т. I. стр. 324. О подаренной Грозным золотой братине см. Шевырева "Поездка в Кирилло-Белозерский монастырь". М. 1850. II. 14.

______________________

VIII. ИВАН ГРОЗНЫЙ И СТЕФАН БАТОРИЙ В БОРЬБЕ ЗА ЛИВОНИЮ

Земский собор 1566 года. - Перемирие с Литвой. - Вассальный ливонский король Мангус. - Двукратное польское безкоролевье. - Московская кандидатура. - Избрание Батория. - Возобновление Русскими военных действий в Эстонии и Ливонии. - Царский поход 1577 года. - Приготовления Батория к войне, первый его поход и взятие Полоцка. - Второй поход. - Переговоры с Иваном IV. - Третий поход Батория. - Осада Пскова. - Отбитый приступ. - Геройская оборона. - Твердость Замойского. - Нападение на Псково-Печерский м. - Успехи Шведов. - Обращение Ивана IV к папскому посредничеству. - Миссия Антония Поссевина. - Отъезд Батория и блокада Пскова. - Переговоры в Кнверовой Горке. - Десятилетнее перемирие с потерей всей Ливонии. - Виновность Ивана IV. - Поссевин в Москве и его прение с царем о вере. - Сыноубийство. - Сватовство в Англии. - Смерть Ивана IV. - Исторический приговор

После таких решительных событий, как взятие Полоцка Русскими и поражение их на р. Уле, война Москвы с Литвой за Ливонию продолжалась без особой энергии с обеих сторон, чему причиной были внутренние дела и в той, и в другой стране: в Москве свирепствовала тогда эпоха опричнины и казней, а в Литве изнеженный, ленивый и сильно стареющий Сигизмунд Август, в виду своей бездетности, главное внимание посвящал теперь вопросу об окончательной унии Великого княжества с Польской короной. Посольские пересылки и мирные переговоры по нескольку раз возобновлялись и прекращались, так как не могли сойтись в условиях. Главным препятствием служила Ливония, от которой Иван ни за что не хотел отказаться, а Литва не только не желала ее уступить, но и требовала возвращения Полоцка.

В 1566 году в Москву приехали большие Литовские послы, Ходкевич и Тышкевич. На сей раз они предлагали перемирие с тем, чтобы за Москвой оставались и Полоцк, и часть Ливонии, занятая московскими войсками, т.е. на основании ubi possidetis. Кроме того, предлагали устроить для заключения мира личное свидание государей на границе. Иван требовал остальной Ливонии и уступал королю Куфляндию с несколькими городами на правой стороне Двины. Чтобы подкрепить свое требование, он прибег к тому способу, который постепенно начал входить в употребление у московского правительства при решении важных государственных вопросов. Летом того же 1566 года он созвал в столице земскую думу из духовенства, бояр и окольничих, казначеев и дьяков, дворян первой статьи, дворян и детей боярских второй статьи, торопецких и великолуцких помещиков, пограничных с Литвой, а также московских и смоленских гостей и купцов. Царь отдал на их рассмотрение условия, предложенные королем, и спрашивал их совета. Первые отвечали архиереи, числом девять (митрополит Афанасий только что отказался от своего сана, а новый, Филипп, еще не был выбран), вместе с ним подавали голос архимандриты, игумны и старцы. По их мнению, государь показал довольно смирения перед королем в своих уступках; больше уступать не следует и надобно требовать те города ливонские, которыми король завладел несправедливо в то время, когда государь воевал Ливонскую землю; а земля эта была уже за прародителями государя, начиная с Ярослава Владимировича. Бояре, окольничие и приказные люди, а за ними помещики и купцы, повторили то же мнение и приговорили добывать всей Ливонской земли, изъявляя готовность головы свои положить за государя. Трудно сказать, насколько такой решительный приговор был искренним, т.е. насколько члены земской думы чувствовали себя свободными в выражении своих мыслей и не был ли этот приговор простым подтверждением намерений или желаний Иоанна, заранее известных. Во всяком случае решение продолжать войну и добывать остальной Ливонии далеко не согласовалось с обстоятельствами того времени и со средствами Московского государства. Гораздо благоразумнее было бы укрепить за собой завоеванное и отложить до более удобного времени дальнейшие приобретения с этой стороны. Но высокомерный, заносчивый тиран не хотел или не способен был видеть дело в настоящем положении, и, лишенный мудрых советников, подвергал свое государство ненужным испытаниям и бедствиям, Иван Васильевич отправил к Сигизмунду Августу боярина Умного-Колычова требовать всей Ливонии и, кроме того, выдачи князя Курбского. После долгих переговоров этого посольства с литовскими панами, требования Иоанна были отвергнуты, и Сигизмунд послал к нему гонцом Юрия Быковского с письмом о возобновлении войны. В начале октября 1567 года Быковский нашел царя на дороге в Новгород. Иван принял гонца в шатре, облеченный в воинские доспехи и окруженный военной свитой; говорил с ним; а потом велел заключить его в московскую тюрьму - под тем предлогом, что в письме королевском были "супротивные слова" и что воротившийся боярин Умный-Колычов жаловался на дурное обращение с его посольством в Литве. Однако, царский поход, торжественно предпринятый из Новгорода в Ливонию с большим войском, на сей раз скоро окончился. Устрашась осенних непогод и воинских трудов, Иван Васильевич под предлогом морового поветрия воротился в Александровскую Слободу, поручив воеводам оберегать границы. Но и со стороны Сигизмунда Августа война ведена была вяло и отличалась действиями нерешительными. Литовцы пробовали осаждать некоторые вновь построенные Москвитянами пограничные крепости, каковы Усвять, Ула, Сокол, Копие, но большей частью неудачно. Так под Улой гетман Ходкевич потерпел урон и должен был снять осаду; после чего он писал к королю и жаловался на трусость своих ратных людей, отдавая справедливость храбрости Москвитян. Спустя несколько месяцев (зимой 1568 года) Литовцы взяли, однако, Улу и сожгли ее. После того царь решил возобновить мирные переговоры с Сигизмундом и отпустил задержанного гонца Быковского. С обеих сторон военные действия прекратились и началась взаимная посылка гонцов. Во время этих переговоров Литовцы нечаянным нападением захватили было Изборск; но московские воеводы по старому приказу царя отбили город назад. Переговоры возобновлялись тем охотнее, что Сигизмунд хлопотал тогда в Люблинском сейме об окончательной унии Литвы с Польшей; а в виду плохого состояния его здоровья чины были озабочены вопросом о его преемнике, причем в Москву искусно подавались надежды на избрание или самого Ивана Васильевича или его сына. Наконец, в 1570 году, в Москву приехало большое литовское посольство, и заключило трехлетнее перемирие на основании ubi possidetis.

______________________

* Приговор земской думы 1566 года в С. Г. Г. и Д. I. № 192. Продолж. Д. Р. Вивл. Ч. VII. Александроневская летопись. Переговоры с Литвой - главн. образ. Польские дела в Арх. М. Ин. Д. См. также в Метрике Литовской I. №№ 166-171, 180 и 181, 188-192. Histor. Rus. Monura. №№ 149 и 150. Щербатова История Т. V. Ч. 3. 92-123. Донесение Ходкевича королю о неудаче под Улой в Акт. Зап. Рос. III. № 41, и письмо его жене Canere. Ibid. № 45. О военных действиях см. Стрыйковского и Псковскую лет. О переговорах со шведами в Арх. М. Ин. Д. Дела Шведские № 2. О намерении поставить в Ливонии Фирстенберга см. Коммендоне в Histor. Rus. Monum. I. 203 и Ниенштедт. 69. О Таубе и Крузе и осаде Ревеля у Геннинга в Script. Rer. Livonic. II, 255. Гиерна. 274. Руссова, 77 и след. У Эверса в Sammlung Russischer Geschichte. X. Об условиях царя с Магнусом в Hist. Rus. Mon. I. № 151. О свадьбе Магнуса с Марией Владимировной. Вивлиоф. XIII. 97. О браке этом у Д.Цветаева - "Из истории брачных дел". М. 1885.

______________________

В перемирии с Литвой московский царь особенно нуждался в это время и потому, что у него открылись военные действия со шведами. Осенью 1568 года благоприятель и союзник его король Эрих XIV, нелюбимый за свою жестокость и полусумасшедший, был свержен с престола, и его место занял брат его Иоанн, герцог Финляндский, женатый на Екатерине, сестре Сигизмунда Августа, и находившийся тогда в заключении. Иван Васильевич, сватавшийся прежде за эту Екатерину, завязал с Эрихом переговоры о ее выдаче тогда, когда она была уже женой его брата. По сей причине и вообще по родству своему с польским королем, при новом шведском короле изменились отношения шведов к вопросу о Ливонии: они сделались теперь союзниками Польши и врагами Москвы,

Около того времени Иван Васильевич возымел следующий план: видя чрезмерную трудность завоевать всю Ливонию для себя самого, он задумал сделать из нее вассальное владение, т.е. поставить ее в те же отношения к московскому государю, в каких находился герцог курляндский к королю польскому. Сначала этот план он хотел привести в исполнение в лице своего пленника, бывшего ливонского магистра Фирстснберга. Но последний скоро умер (1565 г.). Тогда Иван IV стал искать другое подходящее лицо. Двое из числа пленных ливонских дворян, Иоган Таубе и Елерт Крузе, благодаря своей ловкости и угодливости втерлись в доверие царя и усердно поддерживали его намерение сделать из Ливонии подчиненное ему вассальное владение. Для сей цели они советовали ему обратиться или к Кетлеру, тоже бывшему ливонскому магистру, а теперь герцогу курляндскому, или к принцу датскому Магнусу, владетелю Эзельскому. Иоанн дал Таубе и Крузе поручение в этом смысле и послал их в Дерпт, откуда они завязали сношения с указанными лицами. Когда Кетлер отказался от предложения, они обратились к Магнусу. Сей последний склонился на их предложение и прибыл в Москву (в 1570 г.). Иван принял его ласково, обручил его с своей племянницей Евфимией (дочерью Владимира Андреевича), дал ему титул ливонского короля и заставил его присягнуть на разных условиях, которыми определялись его подручнические отношения. После того Магнус был отпущен с богатыми дарами и с московским войском для завоевания своего будущего ливонского королевства. Так как с Польшей было тогда заключено перемирие, то решено обратить оружие против шведов и отнять у них Эстонию. Начали прямо с главного ее города, т.е. с Ревеля; Магнус осадил его с 25000 русских и с своим собственным отрядом, набранным из тех ливонских и эстонских немцев, которые приняли его сторону. Но осада была неудачной. Получая припасы и подкрепления с моря из Швеции, ревельцы мужественно оборонялись; Магнус простоял под их стенами целых 30 недель, и принужден был отступить. Так как в неудаче своей он более всех обвинял Таубе и Крузе, которые советовали ему идти на Ревель, обещая легкое его завоевание, то эти дворяне, боясь царского гнева, изменили Иоанну и завели сношения с Сигизмундом Августом. Они затеяли было заговор в Дерпте с тем, чтобы передать сей город полякам; но когда это им не удалось, они бежали оттуда к польскому королю. Хотя невеста Магнуса княжна Евфимия умерла, однако, Иван Васильевич, несмотря на неудачное начало всего предприятия, сохранял свою благосклонность к Магнусу; потом он снова вызвал его в Москву и женил на младшей сестре Евфимии, на княжне Марье Владимировне (1573 г.).

Меж тем в соседнем Польско-Литовском государстве произошло давно ожидаемое и великой важности событие: со смертью Сигизмунда Августа прекратилась мужская линия Ягеллонов. Вопрос о его преемнике вызвал жаркую борьбу партий.

На корону Польши и Литвы выступили три главные кандидата: император германский Максимилиан II, брат французского короля Генрих герцог Анжуйский, и московский царь Иван Васильевич. Речь о кандидатуре последнего, как мы видели, шла еще при жизни Сигизмунда Августа, во время мирных переговоров между Литвой и Москвой. На стороне этой кандидатуры находилось многочисленное православное население Западной Руси; сами поляки и литвины сознавали, что Польша и Литовское великое княжество от соединения с Московским государством приобретали такое могущество, которое давало им решительный перевес над их соседями, немцами и турками. Но против московского царя действовало влиятельное в Польше католическое духовенство, руководимое тогда хитрым папским нунцием Коммендони, который всеми силами хлопотал о выборе короля-католика. Против Ивана Васильевича действовала также молва о его жестокостях и зверствах, так что значительная часть православных западнорусских вельмож не желала иметь своим государем такого тирана. К тому же и сам Иван Васильевич не употреблял почти никаких усилий, чтобы склонить в свою пользу выбор нового короля. Литовская рада дважды завязывала переговоры с Иваном IV и пыталась узнать его намерения и условия: сначала посредством гонца Воропая, присланного с известием о смерти Сигизмунда Августа, потом посредством особого посла своего Михаила Гарабуды. Литовцы, по-видимому, желали выставить кандидатуру не столько самого Ивана Васильевича, сколько второго сына его Феодора. Но царь оба раза, хотя говорил много, однако не высказывал никакого решительного предложения. Кандидатуру своего сына он отклонял, а скорее выставлял свою собственную, но в выражениях уклончивых и неопределенных. Он соглашался быть выбранным, но не только не обещал соединения трех государств, а еще требовал уступки для Москвы разных земель, особенно Киевской и Ливонской; за последнюю он готов был даже воротить Литве Полоцк. Наконец, чрез бояр своих Иван IV дал понять, что он собственно желал быть выбранным на престол великого княжества Литовского; а полякам советовал выбрать эрцгерцога Эрнеста, сына его союзника германского цесаря Максимилиана. Последний втайне уже предлагал царю такой раздел Польско-Литовского государства, по которому Польша отошла бы к Австрии, а Литва, т.е. Западная Русь, к Москве. Если многие поляки рассчитывали теперь на такое же подчинение себе Москвы, какому они подвергли Литву, выбрав на свой престол Ягелла, то в свою очередь Иван IV отнюдь не пленялся шляхетскими вольностями и католическими стремлениями Польши: он понимал непрочность и неудобства чисто внешнего соединения; понимал, что только с одной Литвой или Западной Русью он мог справиться, т.е. сплотить ее с Московским государством. А потому, когда настала решительная минута выбирать между кандидатами, т.е. когда в Варшаве собрался сейм элекцийный, Иван Васильевич не прислал сюда ни своих послов, ни денег на подкупы. Благодаря дипломатическому искусству французского посла Монлюка, благодаря также угрозам турецкого султана, если выберут его соседа австрийского кандидата, большинство голосов на избирательном поле склонилось на сторону Генриха Валуа, и примас королевства архиепископ гнездинский Яков Уханский провозгласил его королем (в мае 1573 года). Французское посольство присягнуло за него на условиях избрания, или так называемых pacta conventa.

______________________

* Источники: Тургенева - Historica Russiae Monumenta. Т. V. №№ CLX-CLXXXIII. (Документы относительно кандидатуры Ивана Васильевича и его сына на польский престол, донесения в Рим папского нунция Коммендоне, переговоры с Воропаем и Гарабурдою и пр.). "Речь Ивана Васильевича" послу Воропаю в польской передаче и с рус. переводом в Чт. О. И. Др. № 9. 1848. Щербатова Истор. Рос. т. V. (под № 25. Две грамоты Ивана Васильевича к Польским и Литовским вельможам). Памятники дипломатии, сношений. Т. I. (Посольство и переговоры Кобенцеля и Принца фон-Бухау в Москве, посольство кн. Сугорского и дьяка Арцыбашева к Максимильяну, грамота рады Литовской в Москву об избрании на престол Цесаря, согласно с желанием Ивана Васильевича и пр.). У Старчевского т. II. Ioannis Cobencelii de legatione ad Moscovitas epistola (ibid. Товарища его Бухау Magni Moscoviae ducis genealogia). Mалиновский и Пшездецкий - Zrodfa do dziejow polskich. Broel-Plater - Zbior pamietnikow do dziejow polskich T. III. Пособия: Альбертранди Panowanie Henryka Walezyusza i Stefana Batorego. Krakow. 1860. Tрачевского "Польское Бескоролевье". M. 1869 г. Вержбовского - "Отношения России и Польши в 1574-1578 гг. по донесениям папского нунция Лаурео". (Жур. M. Н. Пр. 1882. Август.). Из польских историков наиболее обстоятельное изложение у Марачевского в томе IV.

______________________

Известно, как неудачен оказался этот выбор. Генрих Анжуйский, ленивый, расточительный и преданный удовольствиям, скучал в Кракове, затруднялся незнанием польского языка, и был чрезвычайно обрадован известием о смерти своего старшего брата Карла IX, которому был ближайшим наследником. Он немедленно и тайком покинул Польшу и отправился во Францию, в июне. 1574 года. Едва прекращенное, польское безкоролевье наступило снова, и вновь открылась борьба разных претендентов. За устранением Генриха Анжуйского, снова объявлены кандидатами: император Максимилиан II с своим сыном Эрнестом, Иван Васильевич московский с сыном Феодором, король шведский Иоанн, как супруг Екатерины Ягеллонки, с сыном своим Сигизмундом, седмиградский воевода Стефан Баторий и некоторые поляки из потомков Пяста. Партия московского царя по-прежнему имела многих сторонников в великом княжестве Литовском, особенно в сословии шляхетском, которое было недовольно господством вельмож. К этой партии примкнула часть самих вельмож, каковы: Ян Глебович, каштелян минский, Ян Ходкевич, каштелян Виленский, и один из Радивилов. Но большая часть литовских вельмож не желала Ивана Васильевича, хотя и не прочь была поддерживать с ним переговоры из опасения, чтобы он не воспользовался междуцарствием для нападения на литовские пределы, причем могли пострадать их обширные имения. Как и во время первого безкоролевья, Иван Васильевич ограничивался присылкой гонцов и обещанием прислать больших послов; но очевидно он только тянул переговоры и более хлопотал не за себя или сына своего, а за своего союзника императора Максимилиана, от которого в то время прибыло в Москву большое посольство, с Яном Кобенцелем и Даниилом Принцем фон Бухау во главе. Хлопоча за Габсбурга или его сына, царь надеялся потом получить от него если не Киев и Волынь, то по крайней мере всю Ливонию, которая составляла тогда главный предмет его стремлений. Вследствие такой политики Иоанна, действительно австрийская партия одержала верх на избирательном сейме; партия эта состояла преимущественно из сенаторов и вельмож. 12-го декабря 1575 года примас Уханский объявил Максимилиана королем, после чего вместе с духовенством отправился в костел, где был возглашен обычный благодарственный молебен или Те Deum.

Но шляхетская партия или "рыцарское коло" восстала против сего выбора. Во главе этой партии стоял даровитый и прекрасно образованный, знаменитый впоследствии, Ян Замойский; к ней пристала и часть вельмож, каковы Зборовские, Евстафий Волович и некоторые другие. Партия сия прежде настаивала на выборе кого-либо из потомков Пяста и предложила двух кандидатов, а именно Костку, воеводу судомирского, и Тенчинского, воеводу бельзского. Теперь в виду торжества австрийцев, эти лица сами отказались от своей кандидатуры; вся шляхетская партия сплотилась около имени Стефана Батория и объявила его королем с условием, чтобы он женился на Анне, сестре покойного Сигизмунда Августа, которая и была единственной прямой наследницей Ягеллонов. За Стефана Батория, как за своего вассала, хлопотал и турецкий султан, который заранее объявил войну, если будет призван германский император или его сын. Таким образом, оказались выбранными два короля, Максимилиан и Стефан Баторий; к первому отправилось посольство от сената, ко второму от рыцарского кола. Окончательное решение вопроса зависело от степени энергии и быстроты двух противников. И без того медленный, нерешительный, Максимилиан не двигался с места потому, что должен был прежде обезопасить свои собственные владения от турок, которые угрожали нападением. Стефан Баторий наоборот, окончив необходимые переговоры и приготовления, поспешил прибыть в Краков во главе значительного венгерского отряда (в апреле 1576 года), присягнул на предложенных ему pacta conventa, вступил в брак с 54-летней Анной Ягеллонкой, и затем был коронован. Император однако не думал отказываться от своего избрания, и надеялся по крайней мере оторвать от Польши Пруссию и, пожалуй, часть Литвы, в союзе с Иваном Московским. Оба соперника готовились к войне; но вскоре последовавшая смерть Максимилиана положила предел этой распре и утвердила Батория на польско-литовском престоле.

Одним из главных условий, принятых Баторием при вступлении его на польский престол, было обязательство воротить те земли, которые отвоевал от Литвы царь московский, т.е. Полоцкую область и Ливонию. Воинственный Баторий пылал рвением исполнить это обязательство, но на первое время был отвлечен другими заботами. Во-первых, ему пришлось установлять государственный порядок, нарушенный борьбой партий во время предыдущего двукратного безкоролевья, и вести на сеймах упорную борьбу с непомерными притязаниями и усилившимся своеволием шляхты. А, во-вторых, царствование свое ему пришлось начать междоусобной войной. Во время безкоролевья сторону австрийского претендента держали особенно Пруссия и Литва. Когда Баторий занял престол, почти все провинции присягнули ему; но не хотел присягнуть немецко-прусский город Данциг, еще прежде обнаруживший неудовольствие за нарушение поляками некоторых его привилегий и уже успевший присягнуть Максимилиану. Данциг объявил себя верным верным данной присяге; очевидно, он рассчитывал на войну Максимилиана с Баторием. Когда же император скончался, граждане Данцига все-таки не хотели покориться Баторию и открыли военные действия. Пришлось начать правильную осаду этого богатого, многолюдного и хорошо укрепленного города. Баторий принял личное участие в осаде. Чтобы обеспечить себя пока от восточного соседа, он завязал переговоры и отправил в Москву посольство хлопотать о продолжении перемирия. В Москве согласились продолжить его еще на три года, начиная с марта 1578 года. Но пока шли переговоры, обстоятельства изменились.

Военные действия, происходившие между русскими и шведами из-за Эстонии, прекратились было в июле 1575 года перемирием, заключенным на два года, после чего московские войска устремились в Ливонию и овладели значительным приморским городом Пернау и несколькими замками. А в следующем 1576 году они уже снова вторглись в Эстонию, где захватили Леаль, Гапсаль, Падис и некоторые другие города. В январе 1577 года русские вновь осадили Ревель, в количестве 50000 человек, и начали обстреливать его каменными ядрами; но и на сей раз осада пошла неудачно и через полтора месяца была снята. Летом этого года сам царь выступил в поход, вместе с своим зятем Магнусом вторгся в польскую часть Ливонии и лично овладел несколькими городами; вторжение это по обычаю сопровождалось страшным опустошением и избиением жителей, или отдачей их татарам. Магнус был недоволен тем, что носил только титул ливонского короля и не имел власти в городах, занятых русскими войсками. Он завязал тайные сношения с польским королем и герцогом курляндским. Узнав о том, Иван Васильевич двинулся к его резиденции Вендену. Магнус явился в русский стан, бросился на колени перед царем и умолял о прощении. Его заключили под стражу; а часть его немецкого гарнизона, укрывшаяся в Венденском замке, ни за что не хотела сдаться, в виду варварского обхождения москвитян и татар с пленными, и в числе 300 человек взорвала себя на воздух. За их геройство поплатились остальные жители Вендена; мужчины подверглись казням и мукам, а женщины бесчестью. Из Вендена Иван Васильевич направился в Вольмар, который сдался перед тем московскому воеводе Богдану Бельскому. Тут царь вспомнил о первом письме, которое Курбский послал ему из Вольмара, и написал из того же города свой ответ изгнаннику. В нем Иоанн снова укоряет Курбского и его единомышленников в смерти царицы Анастасии, в намерении посадить на престол Владимира Андреевича; укоряет бояр, которые довели его до "кроновых жертв", и с гордостью указывает на свои победы, совершенные вопреки их изменам. Письмо это он вручил пленному литовскому князю Александру Полубенскому, которому даровал свободу.

Прибыв в Дерпт, царь простил Магнуса и дал ему во владение несколько ливонских городов. Затем чрез Псков он воротился в Александровскую Слободу, чтобы отдохнуть там от своих подвигов. Но сей поход 1577 года был его последним торжеством в Ливонии. С его удалением обстоятельства на театре войны переменились: шведы в Эстонии, поляки в Ливонии перешли опять в наступление и начали отбирать города у русских. Между прочим поляки овладели крепким Венденом; после чего "ливонский король" Магнус окончательно изменил Иоанну и с супругой своей бежал в Курляндию, отдавшись под покровительство польского короля. Царь велел воеводам Голицыну, Хворостинину, Воронцову, Тюфякину взять Венден обратно. Но тут осьмнадцатитысячное осаждавшее русское войско потерпело страшное поражение от соединенных польских, немецких и шведских сил, предводимых Николаем Сапегой и шведским генералом Бое, в октябре 1578 года. В этой битве только московские пушкари показали геройство: они не хотели ни бежать, ни отдаться в плен и повесились на своих орудиях.

Между тем Баторий покончил с Данцигом, который сдался ему на довольно выгодных для себя условиях. Затем начались деятельные приготовления к войне с Москвой. Король всюду искал себе союзников для этой войны; заключил союз с шведским королем против Москвы, получал помощь от брандербургского курфирста; нанимал отряды немцев в Германии; а брат его Кристоф, воевода седмиградский, прислал ему венгерские дружины. Он посылал богатые дары крымскому хану, чтобы удержать татар от нападения на Польшу и обратить их на Москву; кроме того, чтобы угодить верховному повелителю хана, турецкому султану, он по его требованию вероломно велел казнить Подкову. Этот Подкова (прозванный так за силу своей руки, которая ломала подкову), родом валах, с толпой запорожских казаков выгнал из Молдавии воеводу Петрила и сел на его место; но угрожаемый турками, венграми и поляками, сам отдался в руки польского короля. Чтобы удержать Днепровских казаков от нападений на татарские и турецкие владения, Баторий дал им более правильное войсковое устройство, и воспользовался их силами также для войны с Москвой. На Варшавском сейме зимой 1578 года установлена была особая подать для войны с Москвой (по злотому с лана земли). На те же военные расходы король сократил издержки собственного двора и делал займы, где только мог. Названный Варшавский сейм, на котором решено было воевать с Москвой, известен еще в истории польских учреждений основанием двух высших судебных инстанций и трибуналов из выборных шляхтой судей: в Петрокове для Великой Польши и в Люблине для Малой.

Обширные приготовления к войне с Москвой приходили уже к концу и военное счастье в Ливонии уже повернулось на сторону поляков и их союзников шведов, когда московские послы, Карпов и Головин, прибыли в Краков для подтверждения только что заключенного перемирия. Но Баторий теперь уже не скрывал своих намерений, и, после разных препирательств о титулах и церемониях, посольство ни с чем было отпущено назад; дорогой его намеренно задержали, чтобы еще выиграть поболее времени. Летом 1579 года царь отправился в Новгород, имея в виду приготовить отпор Баторию, ибо он уже знал о приготовлениях польского короля. Тут же в Новгороде к нему явились Карпов и Головин и донесли, что Баторий идет на Московское государство, что войско его состоит главным образом из наемных отрядов, а польской и литовской шляхты с ним не много, что король хочет идти на Смоленск или Полоцк, но вельможи литовские не желают иметь войну на своих границах и уговаривают короля идти или послать войско в Ливонию. Послы прибавляли, будто шляхта польская и литовская недовольна выбором Стефана Батория и более всего желает иметь у себя на престоле московского царевича. В этом случае послы очевидно придавали излишнее значение и таким толкам, которые, может быть, велись с ними не без задних мыслей. Вслед затем от польского короля пришло письмо, в котором приводились разные обвинения против Москвы и объявлялась война.

На военных советах у короля происходили оживленные споры о том, куда направить поход. Большинство вельмож действительно предлагало идти в Ливонию, чтобы выгнать оттуда русских, а затем осадить Псков, который представлял войску будто бы легкую и богатую добычу. Но Баторий владел замечательным талантом политика и полководца. Он указывал на страшное опустошение Ливонии, на многочисленность в ней крепостей и на ее отдаленность: двинувшись в нее, пришлось бы оставить без прикрытия пределы Литвы. Король предполагал идти на Полоцк: этот город для москвитян служит ключом равно и к Ливонии, и к Литве; он господствует над судоходным путем по Двине к Риге; следовательно взятием его будут обеспечены важнейшие выгоды для последующих военных действий. И действительно, в августе месяце Баторий подошел к Полоцку и осадил его. Царь не ожидал сего движения; он думал, что главным театром войны будет все та же Ливония; а потому в Полоцке оказалось войска недостаточно для обороны обширного пространства, которое занимал Большой город и два замка при нем, называемые Стрелецким и Острогом. Здесь начальствовали князья Телятевский и Щербатов с воеводой Волынским и дьяком Ржевским. Неприятели повели приступы сначала на самую слабую часть укреплений, т.е. на Большой город. Гарнизон и жители сами сожгли город, удалились в замки, и там продолжали мужественно обороняться. Наступившая ненастная погода затрудняла действия неприятелей и добывание съестных припасов. Но ни сам царь, ни посланные им на помощь Полоцку воеводы Борис Шеин и Федор Шереметев не воспользовались обстоятельствами, и не предприняли никаких решительных действий. Означенные воеводы, увидав, что дороги к Полоцку заняты королевскими отрядами, ушли в ближнюю крепость Сокол. Наконец Баторий сделал решительный приступ, во время которого венгры успели зажечь стены Стрелецкой крепости. Несмотря на то, что дым и зарево пожара были видны из Сокола, малодушные воеводы не пришли оттуда на помощь. Два дня продолжался пожар и шли отчаянные приступы, на которых особенно отличилась венгерская пехота. Наконец мужественное сопротивление осажденных было сломлено: стрельцы сдали город, с условием свободного выхода. Король предложил им вступить на его службу; но немногие на это согласились; большинство ратных людей ушло в отечество, хотя их ожидала там царская немилость. Владыка Киприан и некоторые воеводы не хотели сдаваться и заперлись в Софийском соборе, откуда они были взяты силой. Надежда неприятеля найти в Полоцке богатую добычу не оправдалась. Между прочим, они захватили бывшее при Софийском соборе драгоценное собрание греческих и славянских рукописей, которое поэтому безвозвратно погибло.

Таким образом древний стольный Полоцк снова отошел к Литве. В войске Батория находился и князь Андрей Курбский, который отсюда, из завоеванного Полоцка, написал ответ на упомянутое выше письмо Иоанна, посланное из Вольмара. Изгнанник снова отрицает взводимые на него вины, упрекает царя в его тиранствах, в истреблении доблестных воевод и в трусости, следствием чего были разные бедствия России и поражения от неприятелей; особенно указывает на сожжение Москвы татарами и падение Полоцка.

За Полоцком пал и Сокол, зажженный и взятый приступом после отчаянной сечи. Потом взяты были крепости Красный, Козьян, Нещерда и некоторые другие. А царь с войском стоял тогда во Пскове и ничего не предпринимал! Литовско-русские отряды, предводимые Константином Острожским и Кмитою, опустошили часть областей Северской и Смоленской. Наступавшая зима остановила успехи Литовцев. Баторий воротился в Вильну. В то же время шли военные действия против шведов, которые из Эстонии и Финляндии нападали на наши владения и между прочим осаждали Нарву. Между Иоанном и Баторием снова начались переговоры; король отказывался отправить послов в Москву, как это бывало прежде; а Иван уже согласился на отправку большого московского посольства в Литву; соглашался называть Батория уже не соседом как прежде, а братом, и вообще делал разные уступки. Но переговоры эти ни к чему не повели; ибо король старался только выиграть время, чтобы приготовиться к новому походу. Между прочим, для усиления пехоты он велел набрать в королевских имениях крестьян по пяти человек со ста, и эти ратные люди по окончании срочной службы получали свободу от крестьянских повинностей со всем своим потомством. Иоанн со своей стороны также готовился в течение зимы 1580 года: умножал войска и усиливал укрепления пограничных городов. Чтобы увеличить свои доходы на содержание военных сил, он созвал в Москве духовный собор по вопросу о церковных имуществах; тут, по его желанию, составлен был приговор в таком смысле, чтобы епископы, монастыри и церкви впредь не присваивали себе недвижимых имений и возвратили бы в казну те земли и села, которые когда-то были княжескими. Не зная, куда теперь направился Баторий, царь вновь растянул свои силы по границам и ждал, не дерзая предпринять никаких решительных действий.

И во второй свой поход, предпринятый в августе 1580 года, Баторий прошел там, где его не ожидали. Он двинулся в Новгородскую область по некоторым дорогам, просекая путь в лесах, пролагая гати и мосты по болотам; взял мимоходом крепости Велиж и Усвять, явился под Великими Луками и осадил этот зажиточный и хорошо укрепленный город. Невдалеке от него, в Торопце, стоял воевода Хилков; но он, так же, как Шеин и Шереметев под Полоцком, не дерзал на решительные действия, а ограничивался легкими стычками. На пятый день осады, когда главная башня была взорвана подкопом, а деревянные городские стены зажжены, Великие Луки после отчаянной обороны сдались на милость победителя. Король обещал им пощаду; но ворвавшиеся в город венгры и поляки произвели варварское избиение жителей и неистовый грабеж. Овладев Великими Луками, Баторий послал войско с князем Збаражским на Хилкова, который и был разбит. Затем взяты города Невель, Озерище, Заволочье. Но оршанский воевода Филон Кмита, посланный к Смоленску, потерпел поражение от воеводы Бутурлина. С приближением зимы Баторий снова воротился; военные действия однако продолжались и зимой, особенно в Ливонии и Эстонии, где шведы, предводительствуемые графом Понтусом де Ла-Гарди (женатым на незаконной дочери шведского короля Иоанна), отняли у Русских города Падис (близ Ревеля) и Везенберг, кроме того, город Кексгольм в Карелии. Литовские войска в эту зиму доходили до Старой Русы, которую сожгли, а московские воеводы из Смоленской области ходили опустошать соседние литовские земли.


Мирные переговоры однако не прекращались. Наши послы, князь Сицкий и Пивов, забыв прежние московские обычаи, ездили за Баторием, от Великих Лук до самой Варшавы и смиренно переносили все обиды и лишения, как им было наказано от царя. В Варшаве они предложили польским панам радным перемирие на условии каждой стороне остаться при том, чем владеет; но паны не захотели и докладывать королю о таком условии. Из Москвы прибыли новые послы, Пушкин и Писемский, которые имели от царя наказ терпеть всякое унижение, только добиваться перемирия. Им разрешалось даже не настаивать в грамоте на царском титуле, а только на словах заметить, что "государи наши не со вчерашнего дня государями, а извечные". Следовательно, унижаясь перед Баторием, Иван Васильевич, все-таки, поручал сделать бесполезный намек на то, что соперник его со вчерашнего дня государь! Эти новые послы уступали королю всю Ливонию за исключением небольшой восточной ее части, т.е. Дерптского округа. Но Баторий требовал всей Ливонии, кроме того уступки Себежа и уплаты 400000 венгерских золотых за военные издержки. После известили о том царя. Крайне уязвленный такими требованиями, Иван Васильевич отправил к королю письмо, которое начиналось словами: "Мы, смиренный Иоанн, царь и великий князь всея Руси по Божьему изволению, а не многомятежному человеческому хотению". Это пространное письмо исчисляло все неправды Батория по отношению к царю и было наполнено горькими упреками королю за его высокомерие, невозможные требования и нежаление христианской крови. Царское послание застало короля уже на походе, именно в Полоцке. Когда королю принесли эту грамоту, обернутую в целую штуку коль некого полотна, опечатанного двумя большими печатями, он рассмеялся и сказал: "прежде он никогда не посылал такой большой грамоты; должно быть начинает от Адама". Ответ на царское послание Баторий поручил сочинить канцлеру Замойскому. Канцлер усердно занялся этим ответом: в деле сочинительства он не уступал Грозному, и почти ни одного его обвинения не оставил без резкого опровержения. Ответ был написан сначала по-латыни, под его руководством, одним из королевских секретарей. Таким образом, к Ивану Васильевичу от имени короля в свою очередь послана была в западно-русском переводе обширная ругательная грамота, в которой тот смеялся над его притязанием происходить от кесаря Августа и напоминал раболепие его предков перед татарскими ханами; называл его мучителем, волком, ворвавшимся в овчарню, и грубым ничтожным человеком; упрекал его в трусости и, наконец, вызывал его на поединок. Вместе с грамотой он прислал царю изданные тогда в Германии книги о его предках и об нем самом. Иоанн не нашелся, что отвечать на грамоту, и ограничился тем, что гонца, прибывшего с ней, не позвал обедать! Вместо того, чтобы мужественно встретить врага, он в это время искал спасения от него в папском и иезуитском посредничестве.

На Варшавском сейме, в феврале 1581 года, Стефан Баторий с большим трудом добился согласия чинов произвести двухлетний побор с земельных имуществ на военные издержки. Паны и шляхта уже тяготились продолжительностью войны и выражали неудовольствие на то, что король не достиг всего в два предыдущие похода. Только благодаря ловкости и красноречию канцлера Замойского, дело было улажено, и сейм согласился на новые поборы, получив обещание, что третьим походом война будет доведена до конечных своих результатов. Кроме того, опять сделаны займы у герцога прусского, курфирстов саксонского и бранденбургского. Король и любимец его великий канцлер употребляли все усилия, чтобы приготовить большие силы и средства для этого третьего похода. Между прочим, датчанин полковник Фаренсбах, находившийся прежде в московской службе, но перешедший в польскую, был послан в Германию, откуда привел новые наемные отряды немецкой пехоты или ландскнехтов; наняты были также новые отряды пехоты в Венгрии, и даже составлены некоторые пехотные дружины из беднейшей польской шляхты; литовские и польские вельможи выставили значительное конное ополчение. И действительно, королю удалось теперь собрать такие силы, которых давно не видали Польша и Литва; говорят, будто численность их простиралась до 100000 человек. Но обширные приготовления все-таки замедлили движение. На сей раз Баторий выступил в поход только в августе месяце, надеясь, впрочем, как и в предыдущие оба раза, покончить дело до наступления зимы. Когда на военном совете поставлен был вопрос, куда направить поход, только немногие голоса называли Новгород; большинство указывало на Псков, который служил главным оплотом Руси со стороны Ливонии; опасно было бы оставить его в тылу у себя, тогда как завоевание сего города отдавало всю Ливонию в руки поляков. Решено было идти на Псков. По дороге к нему Баторий взял несколько русских крепостей, в том числе Остров, которого каменные стены не устояли против королевских пушек. Затем польские войска подошли к Пскову, который немало привлекал их славой своего богатства; неприятели горели нетерпением овладеть этим городом, рассчитывая найти в нем великую добычу. Передовой полк вел Николай Радивил, воевода виленский и великий гетман литовский. Товарищем у него был Евстафий Волович. Правой рукой предводительствовал жмудский староста Ян Тышко; а левой Ян Глебович, каштелян минский и литовский подскарбий, и Николай Сапега, воевода минский. Сторожевым полком начальствовали Кристоф Радивил, трокский каштелян, и Филон Кмита, староста оршанский. Во главе большого полку стоял великий канцлер Ян Замойский, уже во время похода пожалованный в должность великого коронного гетмана. Во главе угорских отрядов находился племянник короля Андрей Баторий. Около того времени в лагерь Стефана прибыл посол турецкого султана. Говорят, смотря на многочисленность войска и особенно любуясь убранством польской и западно-русской конницы, он заметил: "Если бы наши государи соединились вместе, то победили бы всю вселенную".

Нападение на сей раз не было неожиданным. Царь имел полную возможность заранее узнать о грозившей Пскову опасности и приготовить его к обороне. Пришедшие кое-где в ветхость каменные массивные стены и башни его были обновлены и усилены новыми укреплениями, каменными, деревянными и земляными; снабжены как ручницами, так и тяжелым нарядом, т.е. пушками и пищалями, для которых в изобилии приготовлены порох и ядра. Собственно военный гарнизон состоял из нескольких тысяч конницы, преимущественно боярских детей, и нескольких тысяч стрельцов; но и все граждане, способные носить оружие, составили ополчение, так что число всех защитников города простиралось от 30 до 40 тысяч (а по словам неприятелей будто бы до 50000). Главными воеводами здесь поставлены были два князя Шуйские, Василий Федорович Скопин и Иван Петрович; под ними начальствовали: Никита Иванович Очин-Плещеев, князья Ив. Анд. Хворостинин, Влад. Ив. Бахтеяров-Ростовский, Вас. Мих. Лобанов-Ростовский и др. Князь И.П. Шуйский, хотя в старшинстве уступал В.Ф. Шуйскому, но по своей ратной славе, по уму и энергии занял первое место; сам Иван Васильевич объявил ему, что на его мужество возлагает особую надежду. Отпуская воевод во Псков, царь взял с них торжественную клятву в Успенском соборе перед иконой Владимирской Божьей Матери, что они не сдадут город Баторию, пока живы. А воеводы в свою очередь привели к такой же присяге войско и граждан. По их приказу окрестные сельчане тоже собрались в городе с своими семьями и хлебными запасами и "сели в осаде"; а подгородные слободы и селения были по обычаю выжжены, чтобы ими не пользовались неприятели.

Воеводы назначили свое место каждому начальнику с его отделом по всем городским стенам, которые тянулись в окружности на семь или восемь верст, обнимая все четыре части города: Кремль, Средний город, Большой или Окольный и Запсковье. Духовенство непрестанно служило молебны, всенародно совершало вокруг города крестные ходы, поднимая наиболее чтимые иконы, даже мощи св. князя Всеволода-Гавриила, и одушевляя защитников ревностью постоять за православную веру против короля-латынянина. Во главе псковского духовенства в эту минуту находились: протоиерей Троицкого собора Лука и игумен Псково-Печерского монастыря Тихон, прибывший в город из своей обители. Новгородский архиепископ Александр прислал к своей псковской пастве увещательную грамоту о крепкой обороне против врагов. Значительные московские силы в то же время расположены были частью в Новгороде, частью в Ржеве и Волоке Ламском; на Оке стояли с войском Василий Иванович Шуйский и Шестунов, на случай вторжения крымцев. Сам Иван Васильевич выступил из Александровской Слободы с своим дворовым полком, как бы намереваясь принять личное участие в войне. Но он дошел до Старицы и здесь остановился.


26 августа во Псков прискакала конная застава из боярских детей, которая держала стражу за пять верст от города на берегу реки Черехи, впадающей в Великую с восточной стороны; в виду наступавших многочисленных сил, стража после небольшой стычки побежала в город и возвестила о приближении неприятеля. Воеводы тотчас велели звонить в осадный колокол и зажечь Завеличье, т.е. посад на другой стороне реки Великой, чтобы враг не нашел там готовых для себя жилищ. С городских стен наблюдали они, как темные массы неприятелей окружали город и каждый отряд занимал место, назначенное ему для осады. Чтобы помешать слишком тесному обложению, воеводы велели делать вылазки и в то же время открыть пальбу из большого наряда. Тогда много неприятелей было побито; это заставило их держаться подалее от стен, а также заслоняться рощами и пригорками. Между русскими пушками были две, носившие название трескотухи и барса, которые бросали каменные глыбы до самого королевского стана; последний расположился было на московской дороге, на месте села Любатова, подле храма Николая Чудотворца. Если верить одному русскому сказанию, король не ожидал найти во Пскове такой большой наряд и таких опытных пушкарей; удивленный и рассерженный, он велел от нести свои шатры далее к реке Черехе и поставить их за холмами. В течение нескольких дней неприятель устроивал свои лагери, укрепляя их обозами и окопами. Угры стали подле реки Великой, в которую уперлись своим левым боком; рядом с ними расположились поляки; далее поместились наемные немцы, а за ними, на правом крыле осаждающего войска, стали Литвины. Баторий и его правая рука Замойский, осмотрев ближе обширность и прочность городских стен и башен, убедились, что Псковом овладеть очень нелегко, и тем более, что в осаждавшем войске чувствовался недостаток пороху, так как большее его количество, заготовленное для похода, вследствие небрежности стражи, подверглось взрыву. Поэтому решили сосредоточить усилия на одном пункте города, т.е. немедля разбить его артиллерией и затем попытаться взять приступом. Для этого избрали тот южный угол, который примыкал к реке Великой, а именно часть стены, ограниченной с одной стороны башней Покровской, с другой так называемыми Великими воротами; в середине этого пространства находилась башня Свинская (или Свинерская). Против Покровской башни должны были действовать угры, а против Свинской поляки. 1-го сентября нового 1582 года (по русскому счислению того времени) неприятели начали копать "великие борозды" (шанцы) от своих лагерей к городу, конечно не прямо, а зигзагами, так что выкопанная земля ложилась валом вдоль рвов и защищала их от выстрелов из города. Несмотря на всю трудность работы по причине каменистой почвы, в пять дней и ночей они успели довести свои траншеи почти до городского рва; прикатили туры или плетенки из хвороста, набили их землей; на удобных местах устроили пять окопов с амбразурами и приволокли в них пушки. Эти приготовления были легко замечены осажденными. Русские воеводы со своей стороны не дремали; стараясь пальбой по возможности мешать неприятельским работам, они в то же время усилили укрепления, а именно позади каменной стены поставили другую стену, деревянную; умножили здесь наряд, а также число боярских детей и стрельцов. Частью стены или так называемым "пряслом", заключенным между Покровской башней и Великими воротами, начальствовал князь Андрей Иванович Хворостинин, отличавшийся великим ростом и мужеством. К нему на совет часто приезжал сюда и сам Иван Петрович Шуйский со своими товарищами воеводами и с двумя государевыми псковскими дьяками, Булгаковым и Малыгиным, да с третьим Лихачевым, дьяком Пушечного приказа. Когда начальник выдвинутой вперед неприятельской артиллерии, пан Юрий Зиновьев Угровецкий, известил короля, что все готово, то получил приказ начать бомбардировку. 7-го числа с раннего утра открылась непрерывная пальба из 20 орудий; она продолжалась целый день и возобновилась на следующее утро. Покровская башня была сбита почти вся до земли, а Свинская наполовину; 24 сажени городской стены обвалилось, а в соседних местах ее образовались глубокие проломы. Король спешил пользоваться минутой и велел немедля сделать приступ. Русское сказание прибавляет, что отправляемых на приступ военных начальников и ротмистров он угостил веселым обедом; а они изъявили уверенность, что ужинать будут у него в тот же день уже в городе Пскове. Обрадованный этой уверенностью, король обещал разделить с ними все псковские богатства.

С распущенными знаменами и трубными звуками, угры и поляки вышли из своих траншей и окопов и устремились на приступ. Король наблюдал за ними с одного холма на берегу реки Великой. Распоряжавшийся приступом, гетман Замойский на помощь Полякам двинул соседних с ними немцев. В запасе поставлена была польская конница, в числе предводителей которой находился и Юрий Мнишек; она должна была охранять штурмующие отряды от нападений с правого крыла, а с левого их защищал высокий берег реки Великой. Русские воеводы с своими частями уже были наготове. Они велели звонить в осадный колокол, который висел в Среднем городе на городской стене у церкви Василия Великого на Горке, и открыли пальбу из наряда по наступающим неприятелям. Несмотря на большие потери от сей пальбы, последние, закрываясь щитами, дружно и храбро полезли в проломы, которые вскоре и заняли; равно овладели Покровской и Свинской башнями. Но тут и кончились их успехи; ибо за разрушенной каменной стеной они встретили другой ров и другую вновь изготовленную деревянную стену, мужественно обороняемую осажденными, почему и не могли проникнуть в город. Однако они упорно продолжали приступы, и лезли на стены, стреляя из занятых ими башен почти в упор осажденным. Были моменты, когда защитники падали духом, и едва устояли. Но тут Иван Петрович Шуйский употребил чрезвычайные усилия; он на коне переезжал от одного опасного места к другому, и действовал где угрозами, а где слезными мольбами, чтобы укрепить и одушевить сражающихся. Пешие ратники стояли у подножия стены и отражали наступавших копьями, рогатинами и саблями; а со стены поражали их стрельцы из пищалей и ручниц, дети боярские из луков, другие метали на них камни. По звону осадного колокола псковские граждане, простившись с женами и детьми, с разных сторон бежали к проломленным стенам, чтобы подкрепить изнемогших в битве. Большой наряд гремел непрестанно; удачным выстрелом одной из тех пушек, которые назывались барсами, удалось побить множество неприятелей, занимавших Свинскую башню; затем воеводы велели подкатить под эту башню значительное количество пороха и зажечь его. Остаток башни был взорван вместе с неприятелем, который трупами своими устлал ее место и завалил соседние рвы.

Меж тем в соборном Троицком храме духовенство, вместе с стариками, женщинами и детьми, слезно молилось об избавлении города от пленения. Вдруг, в самую трудную минуту для осажденных, приходит от воевод просьба, чтобы несли Печерскую икону Успения Богородицы вместе с другими чудотворными иконами и мощи Всеволода-Гавриила к проломному месту. Когда процессия духовенства и монахов с сими святынями, в сопровождении народной толпы, приблизилась к пролому, ратники одушевились верой в помощь и заступничество свыше, и с такой энергией ударили на врагов, что победа вскоре склонилась в их сторону. Одушевление овладело и самыми женщинами, так что многие из них поспешили к месту боя, одни с веревками, чтобы тащить в город орудия, отбитые у неприятелей, другие катили камни для избиения сих последних, третьи несли воду, чтобы освежить воинов, изнемогавших от жажды. Поляки и немцы были выбиты из проломов; только угры, засевшие в Покровской башне, еще держались и отстреливались. Но осажденным удалось, наконец, зажечь эту башню, после чего и угры обратились в бегство. Русские преследовали неприятелей, многих побили и взяли в плен, особенно тех, которые застряли в крепостном рву. В добычу победителям досталось много доспехов и оружия, в том числе самопалов и разных огнестрельных ручниц. Была уже ночь, когда окончилась битва. Велика была радость псковичей по случаю этой победы; горячие благодарственные молебны пелись в церквах. Убитых хоронили они как мучеников, павших за православную веру; а раненых начали лечить "из государевой казны". Число первых простиралось за 860 человек, а вторых за 1600; тогда как неприятелей легло на этом приступе около 5000. В числе павших находился храбрый венгерский воевода Гавриил Бекеш.

Король был сильно огорчен. Однако, на следующий день, скрыв свою досаду, он созвал военный совет, и объявил, что намерен взять Псков во что бы то ни стало. За порохом немедленно отправлены гонцы в Ригу, к герцогу Курляндскому и в некоторые другие места; а в ожидании его начали вести к городу подкопы в разных пунктах. К осажденным воеводам посылались льстивые грамоты, склонявшие их к сдаче. Но воеводы бодрствовали неутомимо. Они укрепили проломы деревянными стенами, острым дубовым частоколом и рвом, и приготовили все нужное для отражения новых приступов: котлы для кипячения воды, чтобы этим кипятком обдавать неприятелей, кувшины с порохом (гранаты), чтобы бросать на них же, сухую сеяную известь, чтобы ослеплять им глаза, и т.п. На льстивые грамоты они отписывались изъявлением готовности умереть за веру и своего государя. Нередко, особенно в ночное время, осажденные делали вылазки, и не давали покою неприятелю. Во время одной удачной вылазки они захватили несколько "литовских языков" (т.е. западнорусских), и от них узнали о подкопах, которыми неприятель надеется взять город: каждый отдел войска ведет свой подкоп, т.е. поляки, угры, литва, немцы и прочие; так что всех девять подкопов; но где именно они велись, пленные не могли указать. Сведав о такой опасности, воеводы повели против подкопов свои подземные работы или Слухи; однако, вначале они не могли открыть подкопы и очень печалились о том; поручили духовенству день и ночь молиться об избавлении града от угрожавшего бедствия и совершать крестные ходы к наиболее опасным местам. Молитвы были услышаны. Из литовского войска перебежал во Псков один бывший полоцкий стрелец, по имени Игнат. Он с городской стены указал воеводам на те места, где велись подкопы. Тогда слухи направились к указанным местам, и скоро сошлись с подкопами, которые оказались преимущественно между Покровскими и Свинскими воротами и в других ближних пунктах; следовательно, неприятель вновь готовил приступ на ту же часть города. Русские переняли главные подкопы, т.е. обрушили их; остальные обрушились сами или остановились, встретив на своем пути каменные глыбы. Таким образом и эта опасность миновала город Псков. После того неприятели еще несколько раз предпринимали внезапные приступы, стараясь ворваться в город, но всегда встречали готовый отпор. Пытались они из пушек, поставленных на левом берегу реки Великой, бросать каленые ядра, чтобы произвести пожары в городе; но и эта попытка осталась безуспешна.

28-го октября неприятельские гайдуки и каменщики скрытно подошли к стене, заключавшейся между Покровской башней и Покровскими водяными воротами (со стороны реки Великой), и, закрываясь особо устроенными щитами, начали кирками и ломами подсекать основные стены. Вскоре часть этой каменной степы обвалилась в реку Великую; но за ней оказалась еще деревянная стена; последнюю неприятели хотели поджечь, между тем как из орудия из Завеличья направляли свои ядра в то же место. Несмотря на отчаянное сопротивление, гайдуки упорно продолжали подрубать стены. Воеводы велели провертеть окна в деревянной стене и стрелять в них из ручниц, лить на них горячую смолу, деготь и кипяток, бросать зажженный осмоленный лен и гранаты с порохом. Тогда гайдуки, не стерпя ожогов и удушливого дыма, побежали прочь. Но часть их так подрубилась под стены, что невозможно было их достать выстрелами или горючими снарядами. Воеводы, по чьему-то хитрому совету, велели устроить длинные шесты, а к ним привязать кнуты или ремни и веревки с железными крюками на концах; забрасывая эти крюки, осажденные хватали ими гайдуков за одежду и затем выдергивали из-под стены, а стрельцы тотчас поражали их из самопалов. Устрашенные тем, и остальные гайдуки обратились в бегство. Раздраженный неудачей, Баторий велел усилить пальбу по городу и спустя несколько дней (2-го ноября), сделать новый приступ от реки Великой, которая уже покрылась льдом; но и этот приступ был отбит с большим уроном.

Извещая царя о своих успехах и потерях, воеводы просили о присылке подкреплений. Царь исполнил их просьбу. Но отряды, пытавшиеся проникнуть в город на лодках по Великой, большей частью были перехватываемы неприятелем. Так в конце сентября или вначале октября месяца, Никита Хвостов, высадясь на берег, пытался незамеченным проникнуть в город с 600 стрельцов. Но из них только одной сотне удалось пробраться сквозь неприятельскую цепь, а остальные без успеха воротились на лодки. При этом сам Хвостов попался в плен. "Я не видывал такого красивого и статного мужчины, как этот Хвостов, - говорится в одном польском дневнике, веденном во время осады. - Он мог бы поспорить со львом; еще молодой, лет под 30. Все войско ходит на него дивиться". Удачнее оказалась попытка проникнуть в город сухим путем между неприятельскими лагерями; такая попытка удалась стрелецкому голове Мясоедову; хотя при сем он и потерял часть людей, однако, успел привести несколько сот стрельцов, и это подкрепление оживило бодрость осажденных, а осаждающих привело еще в большее уныние. Наступала уже суровая зима; неприятели терпели стужу, недостаток съестных припасов и частые тревоги от русских вылазок. Войско роптало. Поляки и литовцы выражали сильное желание воротиться домой, а наемные отряды требовали еще уплаты жалованья. Главное неудовольствие обратилось на гетмана Замойского; его обвинили в том, что он, много лет потратив на ученье в итальянских школах, отстал от воинской науки и своим упрямством только губит войско. На него писали пасквили в прозе и стихах. Но Замойский в этих трудных обстоятельствах обнаружил замечательную твердость духа и силу воли. Строгими наказаниями он старался поддержать дисциплину, и склонял короля к продолжению осады. Так как в порохе ощущался большой недостаток (из Риги подвезли его небольшое количество), то пришлось отказаться от надежды взять город бомбардировкой и приступами, и король изменил осаду в обложение или блокаду, для чего отвел войско далее от стен и расположил его в наскоро построенных избах и бараках.

Во время псковской осады совершались любопытные действия и на других театрах войны. Во-первых, предприятие поляков против Псково-Печерской обители. Сия обитель, как мы видели, обновленная дьяком Мунехииым, расположенная верстах в пятидесяти к западу от Пскова, находилась тогда на дороге в Лифляндию и потому много мешала сообщениям королевского войска с этим краем. Ее каменные стены и башни были снабжены пушками; кроме вооружившихся монахов, ее обороняли стрельцы и дети боярские, под начальством Юрия Нечаева. Высылаемые им отряды перенимали обозы, шедшие из Риги с разными припасами под Псков, и били появлявшихся в окрестностях польских фуражиров. Чтобы положить конец таким подвигам, Баторий послал Фаренсбаха с Немцами и Борнемису с Уграми, дал им пушки и велел взять монастырь. Но тщетно эти начальники водили своих людей на приступы. Все их попытки окончились полным поражением, и они со стыдом ушли назад. С другой стороны король послал особое войско под начальством Кристофа Радивила и Филона Кмиты вглубь Московского государства, чтобы отвлечь москвитян от вторжения в литовские пределы. Радивил разбил несколько встречных московских отрядов и дошел до города Ржева, т.е. до берегов Волги, откуда уже недалеко было до Старицы, где пребывал тогда Иван Васильевич со своей придворной дружиной. Но обманутый ложными вестями о многочисленности войск, окружавших царя, Радивил повернул назад. А Иван Васильевич, узнав о том, что опасность была так близка, перепугался и с своим двором бежал в Александровскую Слободу. Наконец, важные военные действия совершались в это время со стороны Шведов. Пользуясь тем, что русские силы были заняты борьбой с польским королем и что для этой борьбы пришлось ослабить русские гарнизоны в ливонских городах, шведы, предводимые Понтусом де-ла-Гарди, продолжали свои завоевания в Эстонии. Тут самой чувствительной для нас утратой была Нарва; с ее завоеванием прекратилась и наша непосредственная балтийская морская торговля с Западной Европой. После Нарвы, де-ла-Гарди овладел соседним Ивангородом и далее на востоке нашими городами Ямом и Копорье; потом обратился опять назад, взял Вейсенштейн и осадил Пернов, т.е. вторгся уже в самую Ливонию, чем причинил досаду своим союзникам полякам, которые смотрели на Ливонию как на свою добычу. Когда осада Пскова пошла неудачно и замедлилась, шведы предложили Баторию придти к нему на помощь; но предложение этих союзников было отклонено*.

______________________

* Ливонская хроника Бальтазара Руссова. Script. Rer. Livonic. (Рус. перевод в Сборнике материалов по ист. Прибалт. края. T. III). Ливонская летопись Франца Ниенштедта. Monum. Livon. Antiquae. (Рус. перевод в Сборн. м. по ист. Прибалт, края T. IV). Записки Лаврентия Миллера о временах Стефана Батория (Ibidem). Гиерна Ehst. Lyf. und Lettlaendische Geschichte. Monum. Livoniae Antique. T. I. Датского посла в Москву Ульфельда Hodoeporicon Ruthenicum (У Старчевского Scriptores exteri. T. I.). Гейденштейна De bello Moscovitico (Ibid. T. II). Одерборна Ioannis Basilidis vitae Libri 3 (Ibidem.). Хроника Стрыйковского. Разрядные книги. См. Древняя Рос. Вивлиофика. T. XIV. и Сборник Муханова Акты отн. к Истор. Запад. Рос. III. стр. 237. (письмо Андрея Сапеги о битве под Вейденом). Симбирский Сборник, стр. 67 №№ 88-90. Volumina Legum. II. 191 и след. (Приготовления Батория к войне с Москвой). Дела Польские в Архиве М. Ин. Д. №№ 10-13. Второе послание царя Курбскому и ответ последнего см. Устрялова "Сказания Курбского" Т. II. Послание царя Баторию и ответное королевское в Делах Польских № 13. Изданы: письмо царя в Метрике Литов. II. № 68; а ответное послание Батория в западнорус. переводе. Ibid. № 74. Латинский подлинник ответа в Hist. Rus. Mon. I. № CCXXV. То и другое в польск. переводе у проф. Кояловича: "Дневник послед, похода Стеф. Батория" в приложениях. №№ 52 и 58. Приговор Московского Духовного Собора 1580 г. в С. Г. Г. и Д. I. № 200. Акты Арх. Экспед. I. № 308 и Щербатова История Рос. T. V, часть IV. стр. 200 и след. "Донесения о войне Моск. царя с Польск. корол." (1580-1582) в Сказания иностранцев о России в XVI и XVII веке. Перевод Любича-Романовича. Спб. 1843. Относительно Псковской осады есть особенно красноречивая "Повесть о прихождении Литовского короля Степана на великий и славный град Псков". Эта рукописная Повесть послужила главным источником для Карамзина (T. IX). Потом она была напечатана в "Чтен. Об. И. и Др." № 7. 1847 г. Отдельно издана в Пскове в 1878 г. Об осаде Пскова и вообще о войне с Баторием и переговорах с ним, а также о войне со шведами см. Hist. Rus. Monum. 1. №№ CLXXXVI-CCXXXVIII. Переговоры см. также у Бантыш-Каменского 165-170 и в Метрике Литовской II. №№ 45-67. Об осаде Печерского монастыря была особая повесть. О ней у Карамз. к T. IX. прим. 586. "Повесть о начале и основ. Псково-Печерского монастыря". Пск. 1849. Отрывок у Щербатова T. V. Ч. IV, стр. 239-241.

Главный же источник для этой осады представляет "Дневник последнего похода Стефана Батория в Россию", изданный проф. Кояловичем. Спб. 1867 г. По соображениям издателя, этот Дневник составлен был одним из младших секретарей королевской канцелярии, священником Иоанном Петровским, для коронного маршала Опалинского. Им, по-видимому, пользовался также секретарь королевской канцелярии и друг Замойского Рейнгольд Гейденштейн в своих соч. De bello Moscovitico и Rerum ad excessu Sigismundi Augusti libri XII. При сличении Дневника с помянутой выше "Повестью о прихождении Литовского короля Степана на великий и славный град Псков", эта повесть получает фактическое подтверждение своей достоверности и современности. Но встречаются и некоторые варианты. Так Повесть придает большое значение псковским вылазкам; а Дневник, наоборот, с пренебрежением говорит об этих вылазках; так как они будто постоянно держались под защитой крепостных орудий и не дерзали отдаляться от городских стен. Зато Дневник придает большое значение русским мелким отрядам, которые перехватывали и истребляли польских фуражиров, так что они не могли углубиться внутрь страны, почему войско и страдало так от недостатка фуража и съестных припасов. Повесть рассказывает, что русские изобретенными ими крюками на ремнях в известном случае выхватывали угорских гайдуков из-под стены; а Дневник, наоборот, приписывает эту выдумку самим уграм, которые такими крюками сбрасывали русских со стены. Повесть говорит об общем одушевлении псковичей при обороне города; а Дневник нередко, со слов перебежчиков и пленных, утверждает, что псковская чернь не прочь была сдать город королю, но удерживалась от того предусмотрительностьюи усилиями воевод. Впрочем, и по русским источникам воеводы неоднократно заставляли граждан присягать на крепкое стояние против неприятелей. Далее, известия Повести о чудных видениях Богородицы и святых, подкреплявших мужество защитников, подтверждаются и Дневником; он упоминает о том, что воеводы и духовенство действовали и этим средством на их воодушевление. Вместе с Дневником издана М. О. Кояловичем (по поручению Академии Наук) и обширная "Дипломатическая переписка" того времени. Таким образом в это издание вошли почти все выше указанные грамоты и письма, изданные прежде в Сборниках Тургенева, Старчевского, в Метрике Литовской и пр. Псковский летописец (П. С. Р. Л. IV. 319) говорит, будто "у царя Ивана было в собрании тогда 300.000 около Старицы, но на выручку под Псков ни бояр своих не послал, ни сам не пошел". Хотя это число очевидно преувеличено по отношению к собранным под Старицей силам; но вообще в то время у царя число всего войска едва ли не достигало этой цифры, и обвинение летописца в его робости и нераспорядительности приблизительно справедливо.

______________________

В таких печальных для России обстоятельствах, навлеченных на нее близорукой политикой, тиранством и трусостью Ивана Грозного, сей последний как бы забыл о многочисленной остававшейся у него рати, и все свои надежды возлагал на переговоры, на иноземное посредничество. Так как обращение за содействием к преемнику Максимилиана II, воображаемому союзнику нашему германскому императору Рудольфу II, оставались бесполезны, то при московском дворе вспомнили о римской курии и постарались возобновить с ней сношения, прерванные после Василия III. Хотя со стороны пап за это время и было сделано несколько попыток вновь завязать сношения с московским государем и даже расположить его в пользу церковного единения предложением королевского титула; но эти попытки обыкновенно разбивались о враждебность к России польских королей Сигизмунда I и Сигизмунда Августа, которые постоянно препятствовали таковым сношениям и прямо не пропускали папских послов чрез свои владения. В Москву, вероятно, доходили вести об этих попытках, и вот теперь, в трудную минуту, там решили ими воспользоваться. Еще во время второго, т.е. великолуцкого похода Батория, Иван Васильевич "приговорил" с сыном своим царевичем Иваном и с боярами послать гонцом Истому Шевригина, в сопровождении толмача, с грамотами к цесарю Рудольфу и к римскому папе. Истома был отпущен из Москвы 6-го сентября 1581 года и отправился кружным путем через Ливонию и Пернов, потом морем и через Данию в Германию, а оттуда в Рим. Грамоты, написанные Рудольфу, и на сей раз вызвали дружеские, но уклончивые ответы, в которых однако настойчиво повторялись прежние намеки, что царь напрасно воюет Ливонию, ибо она составляет ленную имперскую землю. В Риме же наоборот отнеслись весьма сочувственно к просьбе царя о посредничестве в мирных переговорах между ним и Баторием; гонца нашего обласкали, и очевидно были очень рады случаю возобновить свои попытки к соединению церквей. Папа Григорий XIII назначил своим посланником к Баторию и царю Ивану члена Иезуитского ордена, Антония Поссевина, которого и отправил в Россию вместе с московским гонцом. Не ранее июля того же 1581 года воротился Истома Шевригин к царю с ответными грамотами, а спустя месяц, прибыл к нему и Антоний Поссевин.

В Риме, очевидно, возлагали большие надежды на посольство Поссевина. И действительно, трудно было найти в то время более искусного и опытного дипломата. Он уже был знаком с европейским северо-востоком, ибо не задолго совершил путешествие в Польшу и Швецию, причем убедил шведского короля Иоанна III тайно воротиться в католицизм. Не довольствуясь сим знакомством, Поссевин внимательно просмотрел в папской канцелярии все важные документы, относившиеся к прежним сношениям римской курии с Москвой, а также и некоторые записки о ней европейских послов и путешественников. При своем отъезде он снабжен был от курии ясно определенной инструкцией, которая предписывала ему при заключении мира между королем и царем выставить последнему все участие к нему папы, и склонить его как к союзу против турок, так и к соединению церквей, причем поставить ему на вид, что гораздо почетнее будет для него признать главою своей церкви Римского первосвященника, нежели слугу турок патриарха Константинопольского. Поручалось ему также устроить торговые сношения Руси с Венецией, а вместе с тем, под предлогом приезда в Москву купцов-католиков, испросить дозволения на постройку в ней католических храмов. Кроме того, поручалось собрать всевозможные сведения о делах, касающихся веры, а также о соседях и военных силах москвитян. В Праге, после посещения цесарского двора, Поссевин расстался с Шевригиным: последний поехал в Москву опять кружным путем через Балтийское море; а посол-иезуит отправился к Баторию, которого нашел в Вильне, в июне 1581 года, во время его приготовления к псковскому походу. Король сначала недоверчиво отнесся к миссии иезуита; но скоро поддался его искусным внушениям, раскрыл ему свои виды и планы, и взял его с собой в поход. В Полоцке они расстались: король двинулся к Пскову, а Поссевин направился к царю, который тогда находился в Старице. Деятельный иезуит не терял времени даром и на самом пути своем. Впоследствии он с удовольствием доносил в Рим о том, как совратил в католичество начальника конвоя, данного ему королем (начальник этот был православный русин), и как потом совратил туда же одного русского переводчика.

На Московской границе Поссевина принял высланный царем русский конвой, состоявший из отряда всадников, одетых в шелковые кафтаны с золотыми позументами. Но царь, очевидно, догадывался, с кем имеет дело, и потому в наказе назначенному при после приставу (Залешанину-Волкову) поручалось на вопросы о войне с Баторием отвечать обстоятельно, но если посол начнет "задирать" и говорить о вере, то сказать, что "грамоте не учился", и ничего про веру не говорить. В Старице папскому посольству был оказан весьма почетный прием; тут между разными дарами, присланными папой, посол привез царю печатную книгу о Флорентийском соборе на греческом языке. 20-го августа дана была ему первая аудиенция, за которой последовало роскошное угощение. Посольство погостило в Старице более трех недель, в течение которых часто вело переговоры с самим царем или с его боярами о торговых сношениях москвитян с Венецией, а, главное, об условиях перемирия с польским королем и об общем союзе против Турок. Но разговоры о церковном вопросе постоянно отклонялись царем впредь до замирения с Польшей. Чтобы ускорить это замирение, Поссевин отправлен был в королевский лагерь под Псков; при царском дворе остались два патера из его товарищей. После того обоюдные гонцы с письмами нередко скакали между Псковом и Александровской Слободой (куда царь бежал из Старицы); но мирные переговоры плохо подвигались вперед, потому что король желал прежде овладеть Псковом и потом уже предписать мир Иоанну; а последний с своей стороны никак не мог помириться с мыслью о потере всех своих завоеваний в Ливонии, на чем прежде всего настаивал Баторий. В этих переговорах, как и следовало ожидать, иезуит-посредник уже с самого начала повел себя пристрастно, т.е. держал сторону короля-католика против православного царя, хотя постоянно ставил на вид последнему свое яко бы радение о его пользах. Поссевин, очевидно, желал, чтобы вся Ливония сосредоточилась в польских руках, надеясь с их помощью восстановить там католицизм; поэтому в своих письмах Ивану Васильевичу он явно старался запугать его могуществом Батория и предрасположить к уступке Ливонии.

С одной стороны запугивания подействовали на Иоанна; а с другой неудачная и надолго затянувшаяся осада Пскова побудила и Батория к открытию непосредственных переговоров о перемирии. Из Москвы отправлены уполномоченными для сего князь Димитрий Елецкий и печатник Роман Алферьев; а из королевского стана Януш Збаражский, воевода брацлавский, Альбрехт Радивил, надворный литовский маршалок, оба католики, и Михаил Гарабурда, секретарь великого княжества Литовского, православный. В декабре 1582 года уполномоченные той и другой стороны вместе с папским послом съехались между Порховым и Запольским Ямом и расположились в деревне Киверова Горка. Местность была разорена и опустошена войной, так что папскому послу и польским сановникам пришлось жить в курных избах и терпеть всякого рода лишения; но русские послы и их свита, по словам Поссевина, щеголяли своими нарядами и конскими приборами и имели с собой обильные запасы; кроме того, снабжались съестными припасами из Новгорода, так что имели возможность ежедневно угощать сего посредника. Впрочем, холод и другие лишения не особенно вредили Поссевину, ибо он отличался крепким, закаленным организмом. Под его собственным председательством и происходили мирные переговоры, открывшиеся заседанием 13-го декабря: по правую от него руку садились польские послы, по левую русские; подле стоял переводчик, родом русин (которого иезуит, по-видимому, успел совратить в католичество). На этом первом заседании прочитаны были верительные грамоты обеих сторон.

Меж тем Баторий уступал ропоту польских и литовских панов и увел их из псковского лагеря, а сам отправился в Вильну; он намерен был убеждать сейм к новым пожертвованиям на продолжение войны. Под Псковом остался Замойский только с наемными отрядами; он терпел все невзгоды, ропот войска, частые русские вылазки, однако продолжал блокаду города, чтобы совершенным отступлением от него не дать москвитянам повода к торжеству и к требованию более выгодных мирных условий. Но свою славу искусного политика и мужественного воеводы Замойский омрачил следующим гнусным поступком. Из польского лагеря явился в город один русский пленник с ларцом и запиской к князю Ивану Петровичу Шуйскому. Записка была составлена от имени немца Моллера, .который прежде вместе с Фаренсбахом находился в царской службе и теперь будто бы хотел вновь перейти на русскую сторону, а наперед посылал ящик со своей казной и драгоценностями. Шуйский, по совету других воевод, остерегся сам открывать ящик и поручил это сделать слесарю; оказалось, что ящик был наполнен порохом и заряженным огнестрельным оружием. Возмущенный таким коварством, Шуйский, как рассказывают, послал Замойскому вызов на поединок, который, однако, не состоялся.

Заседания уполномоченных в Киверовой Горке происходили почти ежедневно; всех заседаний насчитывали более двадцати. Уже отсюда видно, как медленно подвигались вперед мирные переговоры, и как упорно обе стороны отстаивали свои условия. Главным препятствием для соглашения по-прежнему служила Ливония. Московские послы пытались удержать хотя небольшую ее часть, один только Дерптский округ; но польские уполномоченные требовали уступки всех занятых русскими ливонских городов и замков; требовали еще и денежного вознаграждения за военные издержки. Москвитяне затянули переговоры и потому, что знали о трудном положении польского войска, осаждавшего Псков, ждали более решительных действий со стороны московских воевод и снятия осады. Но эти воеводы сидели по городам или стояли в поле и бездействовали, как, например, князь Юрий Голицын в Новгороде, Мстиславский в Волоке и т.д. Один Шуйский ратоборствовал во Пскове. 4-го января 1582 года он сделал сильную вылазку, сорок шестую по счету, побил много неприятелей и взял знатное количество пленных. После сей вылазки один из королевских дворян, Станислав Жолкевский (родственник гетмана Замойского и сам знаменитый впоследствии польский гетман), прискакал на место посольского съезда с донесением от Замойского; последний извещал польско-литовских послов, чтобы они поспешили как можно скорее заключить перемирие, ибо ему сделалось почти невозможным поддерживать долее свою блокаду.

Тогда князь Збаражский сообщил русским послам. Чтобы они немедленно объявили свои последние условия, так как от короля будто бы получен приказ прервать переговоры; затем дал им сроку три дня. Антонин Поссевин, хотя и возбуждал против себя неудовольствие самих поляков тем, что более заботился об обращении московского государя в католицизм, чем о польских интересах; однако, он неизменно держал их сторону, подтверждал их требования и также торопил русских. Напрасно москвичи повторяли ему, что если царь уступит всю Ливонию, то у него не будет пристаней морских, и нельзя будет ему ссылаться с папой, цесарем и другими государями, нельзя будет войти с ними в союз против бусурман. Ничто не помогало. В польском лагере гетман Замойский и его приближенные, по словам очевидца, рассуждали таким образом: "Согласись мы оставить за великим князем Московским только часть Ливонской страны, он усилится от морской торговли и может вернуть прежнее могущество; тогда придется вести новую войну. Гораздо же лучше теперь доканать его". Иезуит-посредник усердно действовал в этом смысле. Испуганные угрозами, наши послы, наконец, согласились объявить самое последнее условие, заранее разрешенное царем и его думой, т.е. уступку всей Ливонии; кроме того, отступились от возврата Полоцка и Велижа. Поляки со своей стороны возвратили нам все занятые ими псковские пригороды, т.е. Великие Луки, Заволочье, Холм, Остров и пр. На этих условиях в Киверовой Горке заключено было десятилетнее перемирие, начинающееся от 6-го января 1582 года. Когда дошло дело до написания договорных грамот, то возникли сильные пререкания по поводу царского титула и выражений насчет уступки ливонских городов. Во время этих споров, Поссевин, от природы человек вспыльчивый и довольно сварливый, бранился и кричал на русских послов и однажды до того вышел из себя, что вырвал из рук князя Елецкого черновую договорную запись и бросил ее, а самого князя схватил за воротник его шубы, оборвал застежки, и, повернув лицом к двери, выгнал его из своей избы. Наконец, согласились на том, чтобы написать Ивана Васильевича царем и государем лифляндским и смоленским только в московском договорном списке; согласились также написать уступку не только ливонских городов, завоеванных поляками, но и тех, которые были еще заняты русскими.

17-го января защитники Пскова увидали со своих стен большое движение в неприятельских лагерях и приближавшуюся толпу конных и пеших людей. Воеводы думали, что поляки затевают новый приступ. Но от толпы отделился русский боярский сын, по имени Александр Хрущов; впущенный в город, он вручил воеводам перемирную грамоту от русских послов. Велика была во Пскове радость граждан, освободившихся от тягостной осады. Еще более радовались поляки столь выгодному для них миру. Замойский устроил в своем стане пир и звал на него русских воевод. Шуйский отпустил своих товарищей, но сам не поехал. В первых числах февраля польский гетман снялся с лагерей, и двинулся в Ливонию отбирать у русских уступленные ими города и замки. Особенно чувствительна была для нас потеря Дерпта или Юрьева Ливонского, который 24-го февраля перешел в руки поляков. В этом городе издревле находилась значительная русская колония, а со времени русского завоевания в течение слишком двадцати лет он успел до некоторой степени обрусеть; в нем основалась православная епископия и появились многие православные храмы. Здесь уже успело смениться целое поколение русских граждан. Выселяемые отсюда в Новгород и Псков, граждане эти и их семьи прощались с Юрьевым как с своим родным городом, в последний раз молились в своих приходских храмах и со слезами причитали над могилами родственников.

Уступая ливонские города Баторию, в Москве питали надежду, отделавшись от сильнейшего врага, потом ударить всеми силами на более слабого, т.е. на шведов, чтобы отнять у них обратно Нарву и другие эстонские города, взятые ими у Русских. По сему московская дипломатия во время мирных переговоров с Польшей старательно отклоняла предложенное Поссевином посредничество для заключения мира со шведами. Надежда отобрать у них взятые города особенно усилилась после того, как де-ла-Гарди двинулся было к берегам Невы и осадил Орешек, но здесь потерпел поражение и со стыдом ушел назад. Около этого времени, именно в июне 1582 года, в Москву прибыли те же польско-литовские уполномоченные, князь Збаражский с товарищами, для подтверждения перемирпого договора. При сем они требовали, чтобы царь оставил Эстонию в покое и не воевал ее во время десятилетнего перемирия. Поляки не только не желали допустить Русских вновь утвердиться на эстонском побережье, но и сами надеялись отнять это побережье у шведов, чтобы все бывшие ливонские владения сосредоточить в своих руках. Царь принужден был согласиться на новое требование. Со шведами завязались переговоры, которые окончились в следующем 1583 году заключением трехлетнего перемирия на реке Плюсе. Не только Ругодив или Нарва, но и русские города Ям, Ивангород и Копорье, остались в руках шведов. Кроме вмешательства поляков, на заключение этого перемирия повлияло также происходившее тогда восстание, вновь поднятое в Казанской области Луговыми черемисами.

Бедственно для России окончились усилия царя Ивана, направленные на завоевание Ливонии и приобретение балтийских бы царь удостоил его беседой наедине о церковном вопросе, то получил в ответ, что о таких важных делах царь никогда не рассуждает без своих думных людей и что, вообще, подобный разговор повлечет за собой споры, из споров может возникнуть вражда; а потому лучше разговоры о вере оставить. Но иезуит настаивал и соглашался вести беседу в присутствии бояр. Царь уступил и назначил для сей беседы 21-е февраля.

Очевидно, Поссевин надеялся что-то достигнуть помощию своих богословских познаний и ловкости в диалектике. Наивная надежда и слишком малое знакомство как с религиозным русским строем, так и с личностью Ивана Васильевича! Царь уже имел случай и прежде показать свою начитанность и свои полемические способности в церковных вопросах. А именно, в 1570 году, в Москву приезжали для заключения перемирия послы короля Сигизмунда Августа, Кротовский, Лещинский и Тальвош, в сопровождении многочисленной свиты, состоявшей из протестантского и католического священников. В качестве первого священника состоял Иван Рокита, родом чех, принадлежавший собственно к секте Чешских братьев, которая с одной стороны примыкала к старому гусситству, с другой к новому лютеранству. Рокита возымел намерение склонить к своему учению русского царя и добился его согласия на торжественное с ним прение о вере, в царских палатах, в присутствии королевских послов, русских бояр и духовенства. Царь сидел на троне, а Рокита против него на скамье, покрытой ковром. Иван Васильевич, благодаря частным беседам с ливонскими пленниками и их пасторами, довольно хорошо был знаком с лютеранским вероисповеданием; не обращая внимания на некоторые отличия от него секты Чешских братьев, он в сильных выражениях напал на последователей этого вероисповедания, назвал их отступниками от древней Церкви и Св. Писания, уподобил их свиньям по причине невоздержанной жизни, отрицания постов, икон, святых и монашества, а молитвы их обозвал пустым бормотаньем. В своем высокопарном и пространном ответе Рокита пытался защищать протестантское учение и напал на католичество (о православии он умолчал), называл его монахов, одетых в капюшоны, волками в овечьей шкуре, а иконопочитание уподобил идолопоклонству. На эту речь Иван Васильевич ничего не сказал, а велел доставить ему письменное ее изложение; потом в свою очередь написал или велел написать на нее подробное и горячее письменное опровержение, которое и передал Роките перед отпуском послов. Беседы Ивана Васильевича с лютеранскими пасторами о вере иногда оканчивались для них не совсем приятным образом. Так во время своего ливонского похода в 1577 году царь, проезжая по улицам Кокенгаузена, встретил одного пастора, и спросил его, чему он учит. Тот начал излагать учение Лютера, которого приравнял апостолу Павлу. Царь вспылил, ударил кнутом пастора по голове, и отъехал от него со словами; "Пошел ты к чорту с твоим Лютером".

Прение царя с Поссевином происходило почти при такой же торжественной обстановке, как и с Рокитой, в Тронной палате, в присутствии бояр и высших придворных чинов (низшие были высланы). Царь вновь повторил, что лучше бы не начинать прений о вере, и прибавил, что ему уже 51-й год и что при конце жизни он не изменит греческой вере, в которой родился; впрочем, разрешил послу говорить все, что он сочтет нужным. На сие Антоний ловко ответил, что римский первосвященник вовсе не предлагает русскому государю переменить старую греческую веру, а только убеждает восстановить ее в древней чистоте и признать то единство церквей, которое было признано на Флорентийском соборе самим греческим императором и русским митрополитом Исидором. Иезуит сослался при этом на ту книгу, которую папа прислал царю и прибавил, что после соединения царя с папой и другими государями он не только воссядет на своей древней отчине - Киеве, но и в самом Царьграде. На такую заманчивую перспективу Иван Васильевич отвечал, что русские веруют не в греков, а во Христа; что ему довольно своего государства, а других он не желает и что без благословения митрополита и всего освященного собора ему говорить о вере не пригоже.

Спор о вере готов был на этом прекратиться. Но Антоний умолял царя высказать свои мысли о предмете. Тот согласился и повел речь не о различии в догматах, а о различиях так сказать внешних; причем, подчиняясь своему страстному нраву, скоро увлекся прением до крайне резких выражений; между прочим, упрекнул иезуита за то, что он будучи попом подсекает бороду; а, главное, не замедлил свести вопрос на его самую чувствительную сторону, то есть на папство или собственно на папскую гордыню, в которой отражались непомерные папские притязания. С особым негодованием указал он на то, что папу носят на престоле, целуют его в сапог, а на сапоге крест с распятием Господа. Хитрый иезуит, думая смягчить царя, ответил, что папе воздается честь как сопрестольнику апостолов Петра и Павла, сопрестольников самого Христа, как отцу и главе всех государей. "Вот и ты государь великий в своем государстве, и вас, государей, как нам не величать, не славить и в ноги не припадать?" Тут он низко, почти в ноги поклонился царю. Однако, эта уловка не подействовала. Иван Васильевич продолжал горячо нападать на гордыню пап, которым подобает показывать смирение, а не возноситься над царями, не требовать себе царских почестей и не уподоблять себя Христу. "Который папа живет не по Христову учению и не по апостольскому преданию, тот папа волк, а не пастырь!" - воскликнул наконец царь. - "Коли уже папа волк, то мне и говорить нечего" - заметил Поссевин и замолчал. Царь спохватился, и, переменив тон, напомнил о том, как он предупреждал посла, что прение о вере без неприятных слов не обойдется; оправдывал себя тем, что он назвал волком не папу Григория, а того, который живет не по учению Христову и апостольским преданиям, и вообще старался ласковыми словами загладить свою выходку. Антоний с своей стороны не показывал более неудовольствия и при отпуске попросил поцеловать царскую руку; на что Иоанн ответил тем, что обнял его дважды. А после отпуска послал ему лучшие блюда с царского стола.

Спустя два дня происходила вторая беседа. Испуганный крайней нервностью и раздражительностью царя, Антоний, отправляясь во дворец, приобщил своих спутников Святых Таин и убеждал их в случае нужды пострадать за веру. Но на сей раз царь не пожелал входить в какие-либо прения о вере, а встретил Антония ласково и просил его не писать папе о том, что было им сказано неприятного в прошлый раз. Затем по поручению царя бояре просили Антония письменно изложить отличия веры латинской от русской, так как присланную папой греческую книгу о Флорентийском соборе будто бы при дворе никто не умеет перевести на русский язык. 4-го марта Антоний имел еще третью краткую беседу с царем, причем вручил ему свою рукопись о различии вер католической и греческой. После этой беседы царь, отправляясь в Успенский собор, пригласил Антония идти туда же и посмотреть русское митрополичье богослужение. Но тот уклонился и в православный собор не пошел.

Затем Антоний Поссевин был отпущен из Москвы и с ним отправлен к папе гонцом Яков Молвянинов с подьячим Тишиной Васильевым; они повезли папе ответную грамоту и подарки, состоявшие из дорогих соболей. Они же были снабжены грамотами к королю польскому, цесарю, австрийским герцогам и венецианскому дожу. В грамоте Григорию XIII царь, между прочим, в неопределенных выражениях говорил о заключении с ним и другими государями союза против мусульман. А в наказе, данном гонцу, любопытны следующие слова: "Если папа или его советники будут говорить, что государь ваш назвал папу волком и хищником, то отвечайте, что о том не слыхали". Ясно, что Иван Васильевич пока не желал ссориться с папой, так как перемирие с поляками в то время еще не было формально подтверждено, а со шведами война еще продолжалась: очевидно, он старался замять вопрос о произнесенных им в запальчивости резких выражениях. Во всяком случае неутешительные впечатления увозил с собой из Москвы иезуит Поссевин: все его хлопоты и дипломатические способности разбились о непоколебимую преданность русских своему православию и сильную нелюбовь к латинству, в чем Иван Васильевич явился верным представителем своего народа. Сюда присоединились еще старания иноземных торговцев-протестантов, которые доставляли московскому царю разные обличительные сочинения против католичества и папства. Преувеличивая их влияние, Поссевин неудачу своей московской миссии главным образом приписывал проискам английских и других иноземных купцов, исповедовавших лютеранство или кальвинизм*.

______________________

* Источники: О сношениях Рудольфа II с Григорием XIII, о посольстве Антония Поссевина, Запольском мире и Прении с Грозным важнейший источник - это Памятники дипломатии, сношений, изданные Вторым Отделением Собст. Е. И. В. канцелярии. Томы I и X. Здесь изданы сношения того времени со дворами Цесарским и Папским, по документам Главного Архива Мин. Ин. Дел. Извлечения из этих документов напечатаны были прежде у Бантыш-Каменского в Историч. Известии об Унии; у Карамзина к Т. IX прим. 621-638. В Древ. Рос. Вивл. Изд. 2-е. Часть VI. ("Известия историч. о Антонии Поссевине"). Acta in conventu legatorum Stephani, regis Poloniae, et Ioanni Basilii magni Moscoviae ducis. 1581. (Старчевского Historiae Ruthenicae Scriptores exteri. T. II). Кардинала Морони Ad Magnum Moscoviae Ducem et ad Rudolphum Clenchen epistolae (Ibid). Кобенцеля De legatione ad Moscovitas epistola (Ibid). Одерборна Ioanni Basilidis Magni Moscoviae Ducis libri 3 (Ibid). Антония Поссевина De Moscovia Commentarius primus и Commentarius alter (Ibid). Litterae a Summo Pontifice ad Moscum. Colloquia de religione. Epistolae Gregorii XII, Stephani regis, Iofnnis Basilii et aliorum (Ibidem). Относительно миссии Поссевина, мирных переговоров с Польшей и сношений с папой те же материалы частью перепечатаны у Тургенева - Historica Russiae Monumenta. I. №№ CCXII-CCXVI, CCXXV-CCLII. Supplementum ad Hist. Rus. Mon. №№ I. 37 и 160-162. Кроме того см. в Hist. Rus. Mon. I. №№ CXL, CXLI и CXLIV о неудавшихся сношениях папы Пия IV с царем Иваном IV. Запольские переговоры и договор с Польшей см. в Метрике Литов. II. №№ 76-99. У Щербатова T. V. 216-239. Наиболее полное собрание писем и документов в помянутом выше Академическом издании Кояловича "Дневник последнего похода Стефана Батория и Дипломатическая переписка".

Пособия: Преосв. Макария "История Русской Церкви". T. VIII. гл. IX. Тут между прочим на стр. 401. Макарий, на основании поморских ответов сообщает, что во время прений царя с Поссевином митрополит Дионисий созывал (1 марта 1589 г.) духовный собор, на котором "советовали и уложили о утверждении православной веры греческого закона в ответе на письмо Антония Поссевина". О. Цирлинга Rome et Moscou (1547-1579). Paris. 1883. Его же Un nonce du Раре en Moscovie. Preliminaires de la treve de 1582. Paris. 1884. Его же Le Jain-Siege, la Pologne et Moscou. (1582-1587). Paris. 1885. По поводу сих изданий о. Павла Пирлинга и открытых им в Ватиканском архиве новых материалов о миссии Поссевина в Москву, см. рассуждение проф. Ф.И. Успенского "Сношения Рима с Москвою" в Ж. М. Н. Пр. 1885. Август и Сентябрь. Его же: "Наказ царя Ивана Васильевича Грозного князю Елецкому с товарищами" в Записках Новорос. Универс. 1886 г. и "Переговоры о мире между Москвою и Полыней в 1581-82 гг." Одесса. 1887. Проф. Багалея "Записка о Московии Иоанна Пернштейна и Принца Даниила Фон Бухау" (Киевские Университ. Известия. 1879 г.). Здесь он доказывает, что записка Пернштейна принадлежала собственно Кобенцелю. О миссии Рокиты и его прении с Иваном Грозным в Моек. Глав. Архиве Мин. Ин. Дел, Дела Польские. Гиндели - Geschichte der Bomischen Bruder. Prag. 1857-58. Прение см. у Одерборна (Старчев. Hist. Rut. Scrip. II.), в Сборнике литовского евангелика Ласицкого De Russorum, Moscovitarum religione etc.Spirae. 1582. Холмско-Варшавский Епархиальный Вестник 1878. № 8. Русский список ответа Ивана Васильевича на книгу Рокиты издан А. Поповым вместе с латинским переводом Ласицкого в Чт. Об. Ист. и Др. 1878. кн. 2. См. также А.Ф. Бычкова "Описание церковно-славянских и русских рукописей Имп. Пуб. Биб." 76, 526. Литература предмета и содержание Ответа Ивана Грозного довольно подробно рассмотрены у Д. Цветаева - "Литературная борьба с протестантством в Московском государстве". М. 1887. Разговор Грозного с пастором в Кокенгузене у Саломона Геннинга в Lifflendische Curlendische Chronica. Scriptores Rer. Livonic. II. 269.

Относительно покушения польских предводителей на жизнь Ив. П. Шуйского во время Псковской осады, посредством ящика, наполненного разрывными снарядами, имеет два самостоятельные известия: Повести о прихожении Литовского короля Стефана и Гейденштейна de Bello Moscovitico. Кроме того есть краткое упоминание о нем в Псков, летопси стр. 344: "Генваря в 9 день прислал пан канцлер ларец с о(б)маном". Следовательно самый факт вероломного покушения не подлежит сомнению. Относительно не удавшихся домогательств Поссевина в Литве говорить о вере наедине с царем любопытно известие помянутого выше "Дневника" последнего Стефанова похода о том, что Поссевин добивался того же еще при первом посещении царя, в Старице; но что бояре отклонили такое тайное собеседование. Следовательно, при всем диком своеволии и деспотизме, в делах церковных Грозный не дерзал ни на какой шаг, могущий в глазах подданных набросить тень на его преданность православию.

О Ливонских войнах Ивана Грозного и о войне его с Баторием в Германии появилось много современных брошюр, памфлетов и листков, и нередко с гравюрами. По этому поводу см. в Отеч. Зап. 50-х годов "Библиографические отрывки", именно VII отрывок ("Летучие листки о России, напечатанные за границею в XVI-м столетии"). О том же предмете более подробные сведения см. проф. Васильевского "Польская печать о войне Батория с Иоанном Грозным". (Ж. М. Н. Пр. 1889. Январь и Февраль).

______________________

Печален и мрачен был конец Иоаннова царствования. Только одно счастливое событие бросает светлый луч в это мрачное время: то было завоевание Сибири Ермаком. Но Иоанн лично являлся почти ни при чем в этом завоевании. Он до конца и неуклонно продолжал свою разрушительную деятельность внутри государства. Одновременно с тяжкими поражениями от внешних врагов и другими бедствиями, произошло роковое событие в самой царской семье, событие, нанесшее смертельный удар династии Владимира Великого и послужившее одним из главных источников последующего смутного времени на Руси. Впрочем, ничего другого и невозможно было ожидать от безумного тирана, который так привык предаваться необузданным порывам своих страстей, для которого не было ничего святого в этом мире. Мы говорим о сыноубийстве.

Истребление государевых родственников, которое совершалось в эпоху Василия III и Ивана IV, принесло свои плоды: царская семья сделалась малочисленна. Историческая Немезида как бы мстила за сие истребление относительным бесплодием этих последних государей и вырождением их семьи. Василий III, после бездетной Соломонии, едва успел оставить от Елены Глинской двух сыновей, из которых младший, Юрий, оказался малоумным и умер бездетным. Почти то же повторилось с Иваном IV. Его разнообразные браки отличались или бесплодием, или ранней смертностью детей. Только от первой супруги, Анастасии Романовны, он имел двух взрослых сыновей, Ивана и Федора. Но младший из них, Федор, подобно дяде своему Юрию, был малоумен и неспособен к правительственным делам. Все надежды русских людей на продолжение царского рода сосредоточивались теперь на старшем царевиче Иване Ивановиче, который достиг уже двадцатисемилетнего возраста и был как бы царским соправителем, по примеру Ивана Ивановича Молодого в княжение Ивана III; так что наряду с государем присутствовал в боярской думе, при приеме послов и т.п.; имена их уже вместе упоминались в правительственных актах. (Этот обычай соцарствия сына отцу водворился, конечно, не без влияния Византии). Отец очевидно питал привязанность к старшему сыну, поскольку мог питать ее такой бессердечный себялюбец. Но отцовское расположение приобретено со стороны сына и поддерживалось дорогой ценой: одинаковыми привычками и вкусами, которые были усвоены, конечно, в той же отцовской школе. Во-первых, по свидетельству современников, Иван Иванович обнаруживал жестокосердие и привык не только без трепета, но с глумлением смотреть на лютые казни, производимые его отцом. Во-вторых, он усердно разделял отцовские оргии и привык не отставать от него в пьянстве и разврате. Вместе с тем он подражал отцу и в наклонности к книжным занятиям. Например, известно, что он участвовал в написании жития и похвального слова св. Антонию Сийскому. Подобно отцу и с его поощрения, царевич Иван, несмотря на молодые годы, успел уже переменить несколько жен. Первая его супруга, Евдокия Сабурова, была пострижена в монахини; вторая, Параскева Соловая, подверглась той же участи; по-видимому, обе они были бездетны. В третий раз собраны были для него красивейшие девицы, и выбор пал на Елену Ивановну Шереметеву, племянницу Ивана Васильевича Большого (в монашестве Ионы), дочь Ивана Васильевича Меньшого, павшего геройской смертью при осаде Колывани или Ревеля в 1578 году. Эта третья супруга, по некоторым известиям, и послужила случайной причиной гибели царевича Ивана.

Однажды, в ноябре 1582 года, в Александровской Слободе Иван Грозный вошел в комнату своей снохи и нашел ее лежащей на скамье в одном исподнем платье, что считалось неприличным для знатных женщин. Она находилась тогда в последнем периоде беременности; тем не менее царь разгневался и начал ее бить. На шум прибежал царевич Иван и стал упрекать отца в том, что он сослал в монастырь двух первых его жен, а теперь не щадит и третью вместе с будущим ее младенцем. Разъяренный этими упреками, царь бросился на сына и ударил его острым железным наконечником своего посоха в висок так сильно, что кровь хлынула ручьем, и царевич упал замертво. При виде крови тиран опомнился и молил сына о прощении. Дядя царевича Никита Романович и дьяк Щелкалов привезли из Москвы врачей. Но уже ничто не помогло: через четыре дня царевич скончался. Между тем его супруга от понесенных побоев выкинула мертвого младенца. По смерти мужа она пострижена в московском Новодевичьем монастыре, под именем Леониды. По другому известию, царь разгневался на сына и поразил его своим посохом за то, что царевич горячо начал говорить ему о необходимости выручить осажденный Псков. Как бы то ни было, тиран первые дни после смерти сына предавался сильной скорби и тоске. Он устроил ему торжественное погребение в московском Архангельском соборе, служил панихиды, послал большую сумму на помин его души к восточным патриархам. Даже прибег к обычной своей уловке: объявил боярам, что по неспособности его второго сына Феодора пусть они изберут себе другого государя, а что сам он намерен удалиться в монастырь. Не веря его искренности, бояре, конечно, отвечали мольбой не покидать царства, и Грозный, как бы снисходя на эти мольбы, остался на престоле. Иван Васильевич не долго скорбел о потере сына и воздерживался от обычных своих деяний и порочного образа жизни. Самым крупным из его деяний в эту эпоху были многочисленные казни ратных людей, взятых в плен Баторием при завоевании русских городов и теперь возвращенных после заключения перемирия. Обвиняя их в малодушии, царь вымещал на них свою злобу за претерпенные им потери и поражения. В то же время он возобновил еще одну старую свою привычку: искание себе новой жены!

Несмотря на то, что его пятая супруга, Мария Нагая, жила при нем и здравствовала, царь в августе 1582 года отправил в Англию послом дворянина Федора Писемского с поручением переговорить о тесном политическом союзе с Елизаветой и посватать ее родственницу, графиню Марию Гастингс. На сию девицу указал Ивану его врач англичанин Роберт Яков (Русские окрестили его в Романа Елизарова), который был по его просьбе прислан Елизаветой и по влиянию на царя скоро заменил своего предшественника-Бомелия. Елизавета ласково приняла Писемского и даже не удивилась затеянному сватовству, ибо пример ее отца шестиженного Генриха VIII был еще у всех в памяти. Только послу пришлось долго ждать, пока ему удалось лично видеть невесту, которая оправлялась тогда после бывшей у нее оспы. Писемский привез царю ее персону (портрет). Вместе с Писемским прибыл новый посол Елизаветы к Ивану IV, Иероним Боус. Из переговоров с сим послом московские бояре и царь убедились, что на предложение тесного союза против врагов России, поляков и шведов, английское правительство по обыкновению отвечало уклончиво, а более всего хлопотало об исключительных привилегиях для своих купцов, торговавших с Россией. Хотя около этого времени Мария Нагая разрешилась от бремени и родила Ивану сыну Димитрия, однако, переговоры о новом браке продолжались. Но на вопросы о невесте английский посол также отвечал уклончиво; говорил, что она слаба здоровьем и недовольно хороша собой, а потому и не понравится царю, как известному любителю женской красоты. Он предлагал выбрать какую-либо другую девицу из родственниц королевы; но отказывался назвать их имена. Царь сердился на эти уклончивые ответы о союзе и сватовстве и на требование исключительных торговых прав. Но при помощи своего соотечественника, врача Роберта Якова, упрямый, сварливый Боус получал от царя разные милости; он надеялся добиться подтверждения английских привилегий и устранения от беломорской торговли французских и нидерландских купцов, которые соперничали в этой торговле с англичанами. Затянувшиеся переговоры были прерваны внезапной смертью царя.

Чрезвычайно невоздержанный образ жизни и постоянно тревожное состояние духа принесли неизбежные последствия. В пятьдесят с небольшим лет Иван IV уже вполне состарился, и его крепкое от природы здоровье совершенно расстроилось. Зимой 1584 года у него открылась страшная болезнь: его тело стало гнить внутри и пахнуть снаружи. По монастырям разослали грамоту, в которой от имени царя просили молиться о прощении ему грехов и исцелении от болезни. Больной царь распорядился судьбой государства. Наследником своим он объявил царевича Феодора; но, зная его неспособность, назначил особую правительственную думу, которую составили пять бояр, а именно: Иван Петрович Шуйский, знаменитый защитник Пскова; Иван Федорович Мстиславский, по матери своей троюродный брат Ивана IV; Никита Романович Юрьев, брат первой супруги Грозного Анастасии, единственный из близких к царю людей до конца сохранивший его уважение и милость; рядом с этими знатнейшими боярами в особую высшую Думу назначены сравнительно молодые люди: Борис Федорович Годунов и Богдан Яковлевич Бельский. Оба они были царскими любимцами в последнюю эпоху Иоаннова царствования. Годунов, женатый на дочери Малюты Скуратова, очевидно сумел наследовать и царское к нему расположение; а Бельский более десяти лет находился при особе государя и спал у его постели. Того же Богдана Бельского Иван IV назначил дядькой или воспитателем своего маленького сына Димитрия, которому вместе с матерью дал в удел Углич. Кроме пяти помянутых бояр, выдающееся положение в это время занимали думные дьяки Щелкаловы, братья Андрей и Василий.

Иван IV до конца остался верен своим привычкам: так, в минуты облегчения от болезни он развлекался созерцанием своих сокровищ, особенно драгоценных камней, а также игрой в шахматы, собирал знахарей или колдунов и допрашивал их о своем смертном часе; не прочь был и от любострастных поползновений. 18-го марта, после трехчасовой теплой ванны, он сидел на постели, спросил шахматную доску и собирался играть в шашки с Бельским. Вдруг он упал. Меж тем как врачи тщетно старались привести его в чувство, митрополит Дионисии, конечно заранее предупрежденный о желании умиравшего, спешил совершить над ним обряд пострижения и нарек его иноком Ионою.

Так окончилось это долгое царствование, исполненное громких событий и превратностей судьбы, в первой половине своей возвеличившее Россию, а потом доведшее ее до великого истощения и унижения.

Иван IV представляет в истории резкий образец государя, щедро одаренного от природы умственными силами и обнаружившего недюжинные правительственные способности, но нравственно глубоко испорченного, вполне порабощенного своим страстям и потому обратившего наследованную им от предков сильную власть в орудие жестокой и нередко бессмысленной тирании, имевшей разрушительное действие на некоторые стороны русской жизни. Казалось бы, московское самодержавие сделало при нем еще дальнейшие шаги вперед; но оно получило до известной степени характер азиатской деспотии, трудно совместимой с разносторонним развитием государственной и народной жизни; а в конце концов вызвало бурное воздействие со стороны подавленных им на время сословных и областных преданий и стремлений; его тиранство возбудило после него и некоторые попытки к ограничению московского самодержавия. Собственными руками уничтожив продолжение своей династии, Иван Васильевич сам приготовил и облегчил тот взрыв народных движений и всякой розни, который известен в истории под именем "Смутного времени" и который едва не привел государство на край гибели. Тиранством своим он весьма ослабил влечение Западной Руси к воссоединению с Восточной, помог делу Люблинской унии, и даже произвел обратное движение служилого сословия, которое до него переходило из Литовской Руси в Московскую, а при нем стало уходить из Москвы в Литву. Самое просвещение русское, упавшее в татарскую эпоху, но после него заметно подвигавшееся вперед до 60-х годов XVI века, в эпоху казней и опричнины упало еще ниже и потом не скоро могло оправиться при наступившем Смутном времени. А главной причиной сего последнего был все тот же Иван IV, деспотизм и тиранства которого в свою очередь являются в числе самых крупных последствий двухвекового татарского ига. Это было яркое отражение татарщины, которое также вредно повлияло на народные нравы, развивая сторону раболепия, а не гражданского чувства.

Хотя русский народ прозвал Ивана IV только "Грозным" и даже с некоторым сочувствием поминает его в своих песнях; однако, историк в своей оценке государственного деятеля не может опереться на это обстоятельство. Во-первых, простонародье всегда более или менее сочувственно относится к уравнительным действиям власти, хотя бы это уравнение выражалось только в беспощадных казнях. Во-вторых, оно с гордостью вспоминает такие славные деяния, как взятие Казани и Астрахани и покорение Сибири; а насколько эти деяния принадлежали личному почину и участию Грозного, о том простой народ не ведает. В-третьих, то же простонародье в своих песнях сочувственно относится и к удалым разбойничьим атаманам. Следовательно, при оценке государственных заслуг это сочувствие является мерилом весьма ненадежным. У некоторых наших старых книжников проглядывается воззрение на Ивана Грозного, как на одно из бедствий, свыше ниспосланных русскому народу для его испытания, для его закала в терпении и благочестивой преданности Промыслу. И это воззрение далеко не так наивно, как оно представляется многим в наше время - время разносторонней исторической критики*.

______________________

* О жестокосердии и распутстве царевича Ивана Ивановича говорит Гваньин. О житии Антония Сийского и Похвальном слове ему с указанием на участие царевича см. Карамз. к т. IX прим. 612. и Ключевского исслед. о Древнерус. житиях Святых, стр, 301. О третьем браке царевича с Шереметевой говорит английский купец Джером Горсей (Чтения Об. И. и Др. 1877. Кн. I. Отд. IV). О смертельных побоях, нанесенных царем сыну из-за жены, рассказывает Антоний Поссевин в своей книге De Moscovia со слов своего переводчика (у Старчев. II. 292.). Поссевин прибыл в Москву, спустя три месяца после события, и представляет источник более достоверный. О ссоре и побоях из-за выручки Пскова говорит Псковский летописец (П. С. Р. Л. IV. 319). Ту же или подобную причину приводят Гейденштейн и Одерборн; последний присоединяет еще невероятное известие о мятежном требовании москвитян, чтобы в числе войска был поставлен царевич Иван. Возможно, что какое-либо столкновение отца с сыном по поводу выручки Пскова действительно произошло около того же времени, а столкновение из-за жены могло быть последним и роковым. О казнях ратных людей, возвращенных из плена, говорит Одерборн (Старчев. II. 258). О посольстве Писемского к Елизавете, сватовстве за Марию Гастингс и переговорах с Боусом в Арх. М. Ин. Д. см. Дела Английские. Выписка из них у Карамз. к т. IX, прим. 737-748, в Северн. Архиве 1822 и 1823 гг. у Соловьева VI. 395-405. Изданы в Сборн. Р. Ист. Об. XXXVIII. Собрание путешествий Гаклюйта; составленные по нему монографии Юрия Толстого "Сказания англичанина Горсея о России" (Отеч. Зап. 1859. Сентябрь) и "Последнее посольство Елизаветы к Ивану Васильевичу" (Рус. Вест. 1861 г.); а главное, в его же книге "Россия и Англия" №№ 41-53. См. также Д.В. Цветаева "Из истории брачных дел".

Грамота, разосланная в монастыри по поводу царской болезни, напечатана в Дополн. кн. Акт. Истор. I. № 129. О самой болезни у Одерборна и Горсея; о распоряжении наследием и назначении пяти бояр Степен, кн. Латухина, Подробн. Лет. Львова. III, у Одерборна и Горсея. О покушении больного царя на свою невестку Ирину Федоровну, пришедшую к нему ради утешения, говорит Одерборн (Старчев. П. 258). О пересматривании драгоценных камней и призыве колдунов из северных областей сообщает Горсей. О самой кончине см. у Горсея и Одерборна, а также в Псков. летоп. (П. С. Р. Л. IV, 320.).

Относительно любимцев последнего времени, о Богдане Бельском Поссевин говорит: qui gratiosissimus tredecim integros annos apud Principem fuerat atque in ejus cubiculo dormiebat. (De Moscovia. у Старч. II. 292); а о Борисе Годунове особенно распространяется Степенная книга Латухина. Она рассказывает, что во время столкновения царя с сыном Годунов пытался заступиться за царевича, за что претерпел от царя побои и тяжкие раны. После того Борис заболел; а отец царицы Марьи, Федор Нагой, завидуя ему, донес царю, что Борис притворяется больным и намеренно не является во дворец. Царь внезапно посетил его, увидел его раны и заволоки, сделанные ему на боках и на груди для облегчения врачевавшим его пермским купцом Строгановым. Убедясь в ложном доносе, царь сильно разгневался на Федора Нагого и повелел Строганову сделать такие же заволоки у сего доносчика; причем пожаловал Строганову право называться по отечеству свичем, т.е. сделал его именитым человеком, что было выше достоинства гостя, (Карамз. т. IX. Прим. 611 и 618). Рассказ этот недостоверен. Родственники последней царицы Марии Нагой очевидно в это время уже утратили царское расположение, и ни один из них не назначен в правительственную думу. Но в первое время сожительства с Марией они пользовались значением и старались оттереть других влиятельных людей, в том числе Никиту Романовича Юрьева. К этому именно времени относится следующее известие Горсея: царь однажды так опалился на Никиту Романовича, что послал 200 стрельцов разграбить его дом; причем они расхитили у него много оружия, лошадей, посуды и всяких вещей. Боярин будто бы лишен был даже своих поместьев и остался в нищете. См. Ю. Толстого "Сказания англичанина Горсея". (От. Зап. 1859. Сентябрь). Поместья ему были потом возвращены. Горсей при этом случае оказал боярину некоторую помощь; так как двор Никиты Романовича находился по соседству с английским подворьем (на Варварке). В свою очередь Горсей пользовался его покровительством, и вообще отзывается о Никите Романовиче как о "твердом, доблестном боярине, всеми любимом и уважаемом". А Боус в своих донесениях сообщал, что нидерландские купцы, главные соперники англичан, пользовались при Московском дворе покровительством трех лиц: боярина Никиты Романовича Юрьева, думного дьяка Посольского приказа Андрея Яковлевича Щелкалова и оружничаго Богдана Яковлевича Бельского, и все эти лица были на жалованьи у нидерландцев. (Юрия Толстого "Последнее посольство Елизаветы". Рус. Вест. 1861.). Горсей сообщает, что во время приближения Нагих, кроме Никиты Романовича, пострадал и дьяк Андрей Щелкалов: "По повелению царскому, дядя царицы Семен Нагой выколотил пять тысяч рублей из пяток большого взяточника, думного дьяка Андрея Щелкалова, который прогнал от себя свою молодую прекрасную жену и изрубил ей мечом шею".

Относительно Ивана Грозного любопытна его характеристика в Русском Хронографе XVII века, известном под именем Кубасова: "Царь Иван образом нелепым очи имея серы, нос протягновен и покляп, возрастом велик бяше, сухо тело имея, плеща имея высоки, груди широки, мышцы толстые, муж чудного рассуждения, в науке книжного научения доволен и многоречив зело, ко ополчению дерзостен и за свое отечество стоятелен, на рабы своя от Бога данныя ему жестокосерд вельми и ко пролитию крови и на убиение дерзостен и неутолим; множество народу от мала и до велика при царстве своем погуби и многия грады своя поплени и многия святительские чины заточи и смертию немилостивою погуби и иная многая содея над рабы своими, жен и девиц блудом оскверни. Той же царь Иван многая благая сотвори, воинство велми любяше и требующая ими от сокровища своего не оскудно подаваше. Таковой бо бе царь Иван". ("Русс. Достоп. I.". "Изборник" Андр. Попова. 313). Проф. Ключевский указывает, что вошедшее в Хронограф Кубасова повествование о смутном времени вместе с характеристикой последних царей московских принадлежит кн. Ив. М. Катыреву-Ростовскому ("Боярская Дума". Стр. 375. Примечание). Замечательно, что составитель так паз. второй редакции Русского Хронографа, писавший в первой четверти XVII века и следовательно близкий ко времени Грозного, уже ясно разделяет его царствование на две резко отличные друг от друга эпохи, разграниченные смертью Анастасии. После сей смерти "аки чужая буря велия припаде к тишине благосердия его, и не вем како превратися многомудренный его ум на нрав яр, и нача сокрушати от сродства своего многих, тако же и от вельмож синклитства своего, во истину бо сбыться еже в притчах реченнос: яко парение похоти променяет ум незлобив. Еще же и крамолу междоусобную возлюби, и во едином граде едины люди на другие пусти и прочая опричиненныя нарече, другие же собственны себе учини, земщиною нарече. И сицевых ради крамольств сына своего болшаго царевича Ивана... от ветви жития отторгну". (Изборн. А. Попова, стр. 183).

Англичанин Горсей так описывает личность Грозного: "Царь Иван Васильевич был красивой и величественной наружности, с пригожими чертами лица, с высоким челом. Голос имел пронзительный. Был настоящий Скиф: быстр умом, кровожаден, не знал милосердия; действовал во всем своим разумом: сам вел дела внешней политики, сам заведывал внутренним устройством государства". Сказания англичанина Горсея. Юрия Толстого (Отеч. Зап. 1859. Сентябрь). В числе совеременников Ивана IV был некто Ивашка Пересветов, написавший царю грамоту или эпистолу, в которой он обращается к Иоаниу с советом соблюдать строгость. (См. у Карамз. IX. Прим. 849 и в "Изборнике" А. Попова). Высказанное прежде мнение, что эта эпистола подложная, не оправдывается. О ней см. далее в прим. 84.

Разнообразные мнения о Грозном русских исторических писателей и собственный свой взгляд изложены К.Н. Бестужевым-Рюминым в Москов. Вед. 1856 г. №№ 46, 54, 59; а потом в журн. Заря 1871 г. № 3, и в своей Русской Истории. Т. II. Вып. 1-й. Изображение Грозного, каким он является под пером Карамзина, нашло себе противников отчасти в Арцыбашеве "Повестование о России", а глав, образом в Москов. профессорах: Беляеве ("О служилых людях в Москов. Госуд.", собственно о боярах во Времен. Об. И. и Др. кн. 3. М. 1849 г.), Соловьеве (Истор. Рос. т. VI, преимущественно последние страницы) и Кавелине ("Взгляд на юридический быт древней России". Сочинения I. 359.), которые тиранствам и опричнине Ивана IV пытаются придать разумное государственное значение, окрестив их именем борьбы с устарелыми боярскими притязаниями и вообще со старым порядком, и выставив Грозного каким-то реформатором. В защиту Карамзинских воззрений против Соловьева восстал Погодин ("Архив. Истор. и Практич. Свед." 1859 г. кн. V.); он доказывает, что действительно все славное извне и полезное внутри было сделано московским правительством в период Адашева и Сильвестра, а посте них царь не совершил никаких славных дел. Надобно отдать справедливость Погодину, если не все, то некоторые его возражения отличаются меткостью и исторической правдой. Любопытный разбор VI тома Истории России Соловьева, т.е. царствования Грозного, был представлен и Конст. Аксаковым, одним из представителей так паз. Славянофильской школы. (Сочинения его. Т. 1.). Его возражения гораздо мягче Погодинских, и он является не защитником собственно Карамзинских воззрений на то значение, какое имели Сильвестр и Адашев в царствование Грозного, а пытается проводить воззрения своей школы, напирая на ее излюбленные мысли о земле, о земских соборах и единении государя прямо с народом помимо бояр. Но тут иногда критик и сам недостаточно критически относится к источникам. Так, напр., он с полным доверием ссылается на рассказа Одерборна о том, как после взятия Баторием Полоцка и Сокола, дьяк Андрей Щелкалов, по поручению царя, собрал в Москве народ и произнес к нему речь, в которых сообщил о наших неудачах и постарался его успокоить; народ выслушал его речь в молчании, но женщины подняли жалобы и вопли; так что дьяку пришлось прибегнуть к угрозам. На этом единичном, иноземном и непроверенном известии критик выводит прямое заключение, что тогдашнее правительство (т.е. собственно Иван IV) "было в тесном союзе с народом и уважало народ". Можно ли сказать это именно об Иване IV, который сам выделил себя в опричнину, а земским и народным государем, хотя бы и номинально, поставил крещеного татарина Симеона Бекбулатовича? (Кстати замечу, что сей последний и по кончине Ивана IV продолжал именоваться "великим князем Тверским", как показывает один документ 1585 года, сообщенный Тверской учен. Архивн. комиссией). Далее К. Аксаков характеризует Ивана IV как человека, одаренного художественной природой, но безнравственного, человека без воли, руководимого только произволом. И тем не менее, подобно Соловьеву, сравнивает его с Петром Великим. К этим взглядам примыкает отчасти и характеристика Ивана IV, которую дает другой представитель Славянофильской школы, Юрий Самарин. (Его Сочинения. Т. V. стр. 205, 206). После Погодина изображение Ивана IV Карамзиным нашло себе красноречивого защитника особенно в Костомарове (Вестник Европы 1871 г. № 10).

Историческая оценка Грозного - это один из немногих пунктов моего разногласия с многоуважаемым К.Н. Бестужевым-Рюминым, который в данном случае принял сторону Соловьева против Карамзина. Между прочим он заканчивает свой обзор царствования Грозного следующими словами: "Вспомним, что народ знает не только покорителя Казани, но и царя, который "вывел измену из Новгорода, а не вывел измены из каменной Москвы". (Русская История. Т. II. Вып. I. Примечание.). Тут указавше на измену есть только отголосок тех обвинений, которыми Грозный царь осыпал русских бояр и Новгородцев; это простое эхо, которое встречается иногда и у наших старых книжников. Напр. Псковская Летопись говорит: "и государя на гаев подвигли и за великую измену государь царь учинил опричнину, и бысть мятеж по всей земле и разделение". (П. С. Р. Л. IV. 343). Но ведь мы имеем перед собой довольно подробную и документальную историю сего царствования, и никакой серьезной измены в Русской земле не находим. Не можем мы возводить в общее правило несколько отдельных случаев, вроде Курбского, когда люди бежали от тирана, спасая свое существованне, и потом мстили ему. Тут следствие тиранства, а не причина его. Нет, повторяю, разумнее являются те книжники, которые просто "попущением Божиим за грехи наши и советами злых людей" объясняли бедствия опричнины и мучительства Ивана IV. (См. у Соловьева VI. в примеч. 84 ссылку на рукопись Имп. Публ. Библ. Сокращенный Временник до 1691 года).

Защитники Грозного пытаются смягчить приговор истории указанием на эпоху, которая отличалась суровыми нравами, и ссылаются на примеры других стран в то время. Но и эти ссылки мало помогают. О необычайной свирепости и мучительствах Грозного, далеко оставляющих за собой все примеры, единогласно свидетельствуют иноземные и русские источники, ему современные; свидетельствует и сам царь в своих синодиках и посланиях. Подобные свидетельства, но только отчасти, указаны в прим. 3. к Т. IX у Карамзина, который совершенно основательно приравнивает Ивана IV к языческим тиранам древности, каковы Калигула, Нерон и пр. Например, вот какими словами начинает Жизнеописание Ивана Васильевича протестантский пастор Одерборн: Nemo unquam ab ulla hominum memoria, ex his, qui Regia dignitate et Summi imperii fastigio claruerunt, vel majori crudelitate, vel insigniori libidine, Ioanne Basilide, adversus cives et exteros est usus, т. e.: "На людской памяти никогда никто из тех, которые обличены были царским достоинством и верховной властью, не свирепствовал против своих и чужих с большей жестокостью и большим произволом, чем Иван Васильенвич". И подобные отзывы проходят почти по всем современным свидетельствам! Так другой иноземец, младший современник Грозного, Георг Паэрле, начинает свои записки о путешествии в Москву следующими словами: "В 1584 году умер свирепый мучитель Иван Васильевич, великий князь Московский, который за 34-летнее правление свое превзошел Нерона жестокостью и тиранством, Калигулу злодеяниями, Елиогабала непотребною жизнию". Сказания Современников о Димитрии Самозванце. Ч. II. Спб. 1832. Хотя русский издатель сих Сказаний, Устрялов, в примечании и называет эти слова "столь несправедливым приговором" и говорит, что "в сем случае свидетельство Паэрле не имеет никакого веса" (стр. 173); но мы не знаем, насколько сие примечание не было вызвано условиями печати того времени.

Проф. Ключевский в своем сочинении "Боярская Дума древней Руси", в главе XVII, по поводу учреждения опричнины, рассуждает о враждебных отношениях Грозного к боярству; причем является также последователем мнений Соловьева, также называет эти отношения борьбой царя с боярством, но настаивает на том, что эта борьба "имела не политическое, а династическое происхождение" (357). Поэтому, подобно Соловьеву, он преувеличивает значение случая с присягой в 1553 году, называя его "жгучим поводом", от которого "возгорелся пожар лютости в земле Русской". А опричнине он дает следующее оригинальное объяснение: "Ни та, ни другая сторона не знала как ужиться одной с другой и как обойтись друг без друга. Оне попытались разделиться, жить рядом, но не вместе. Попыткой устроить такое политическое сожительство и было разделение государства на земщину и опричнину" (362). Оригинально здесь в особенности то, что дело изображается какой-то обоюдной попыткой с обеих сторон. Подчиняясь словам самого Грозного, сказанным в его переписке с Курбским, г. Ключевский также преувеличивает всемогущество Сильвестра и Адашева и делает о них такой вывод: "прежде всего на самого себя должен царь пенять за то, что оба избранника не оправдали его надежд". (353). Но каких это надежд они не оправдывали, остается неизвестно. Если тут разумеется "идея самодержавия", о которой перед тем говорится, то любопытно было бы узнать, в чем Сильвестр и Адашев поступились против этой идеи? "Сам Иван, несмотря на высоту, до которой поднялся его взгляд на значение государя", все-таки не отрешился от удельных традиций и назначил удел младшему сыну (359). О какой это высоте взгляда тут говорится, тоже остается неизвестным. Разве о той высоте, о которой далее говорится по поводу известной эпистолии Ивашки Пересветова: "автор (этой эпистолии) считает образцовым порядок, заведенный царем Магмет Салтаном, который возведет правителя высоко, да и пхнет его в зашею надол" и пр. (367).

Но все указанные попытки обелить Грозного и отыскать глубокий исторический смысл в его казнях и опричнине, бледнеют перед апологией Е.А. Белова, которую мы находим в его монографии "06 историческом значении Русского боярства до конца XVII века". Спб. 1886 (первоначально в Журн. М. Н. Пр. того же года). Чтобы не только обелить Грозного, но и возвести его в великие люди, г. Белов не стесняется в толковании фактов действительных и в измышлении небывалых. У него "Грозный отвратил от России опасность господства олигархии" (62). Адашев и Сильвестр, возвышенные из незнатных людей, вдруг являются у него сторонниками боярской партии, в ее борьбе с царем; причем "властолюбие Сильвестра и самообожание не знало границ". Виной Иоанновых казней и многих зол для России был все тот же Сильвестр, которому будто бы "никто не смел слова сказать". (83-85). Затем идут все возможные парадоксы для того, чтобы устранить свидетельство иностранцев о тиранствах Грозного: одни писали по слухам и потом лгут, другие хотя и были очевидцами, но пристрастны, третьи будто бы представляют отголоски боярской партии, которая "пользовалась легковерием иностранцев" и т.п. И подобные аргументы подкрепляются ссылками на некоторые другие, не точно переданные ими факты! (88-90). Оказывается, что никто иной, как московские бояре подвели на Москву Крымского Хана в 1571 году и потом воеводы намеренно заняли неудобные посты в тесных московских улицах (93). (Любопытно, что главный воевода, Бельский, при сем сам задыхался от дыму во время пожара, тоже вероятно намеренно); Митрополит Филипп Колычов заслужил свою гибель; ибо вздумал мешаться не в свое дело, т.е. в опричнину и вообще в светские дела; а относительно его умерщвления Малютою Скуратовым, "это еще вопрос" (112-113). Погром Новгорода Великого с "объективной" точки зрения автора оправдывается тем, что на севере было какое-то "брожение умов" и там "что-то затевалось". Правда на это нет никаких данных, но недаром же Флетчер, бывший в России при Федоре Ивановиче, говорит о каком-то "неминуемом восстании" и о том, что "народ был привязан к потомству удельных князей" (116). И т.д. в том же роде. Одним словом, во всех бедствиях и тиранствах виновата боярская партия; а Иван IV является невинен и велик. Далее этого едва ли может идти отрицание всяких нравственных принципов истории. Кроме того, автору брошюры не приходит в голову самый естественный вопрос: если Иван IV сделался велик только тогда, когда освободился от своих советников Сильвестра и Адашева и от их соумышленников бояр, то почему же дела государственные шли наоборот: хорошо и счастливо в эпоху сих советников и очень бедственно в эпоху опричнины?

Есть наконец попытка объяснить тиранства Грозного душевной болезнью или "неистовым умопомешательством (mania furibunda), вызванным и поддерживавшимся яростным сладострастием и распутством" (Я. Чистовича "История медицины в России". Спб. 1883. Приложения).

______________________

IX. ЦАРЬ ФЕДОР ИВАНОВИЧ И БОРИС ГОДУНОВ

Постепенное устранение Бельского, Никиты Романовича, Мстиславского и Шуйских. - Годунов - правитель без соперников. - Отношения польские и шведские. - Поход под Нарву. - Отношения крымские и нашествие Казы Гирея. - Приезд патриарха Иеремии и учреждение патриаршества в Москве. - Царевич Димитрий в Угличе. - Его внезапная смерть. - Следственное дело. - Подозрения против Годунова. - Кончина Федора Ивановича и прекращение Владимировой династии. - Отречение царицы Ирины. - Вопрос об избрании царя. - Действия патриарха Иова. - Избрание Бориса Годунова. - Его венчание. Благосклонность к иностранцам и внешняя политика. - Искание жениха для дочери. - Датский принц Иоанн. - Сношения с Грузией. - Пристрастие Бориса к доносам. - Гонение на семью Романовых. - Народные бедствия

Ивану Грозному наследовал сын его Феодор Иванович, слабый духом и телом; посему воцарение его не обошлось без некоторых волнений, вызванных борьбой боярских партий. Тотчас по смерти Грозного ближайшие к новому царю члены боярской думы поспешили удалить из Москвы его маленького брата, удельного князя Димитрия; ибо опасались козней со стороны многочисленной и беспокойной родии сего последнего, т.е. Нагих. Димитрий вместе с матерью, ее отцом, дядями и братьями отправлен был на житье в свой город Углич. Но воспитатель его Богдан Бельский остался в Москве и заседал в правительственной думе. Этот честолюбивый, энергичный человек, надобно полагать, действовал заодно с Борисом Годуновым, которого жена, как известно, была из рода Бельских. Старые бояре, т.е. Мстиславский, Захарьин-Юрьев, Шуйские и др., очевидно уже с самого начала понимали, что царский шурин, с помощью своей сестры, легко овладеет и полным доверием, и самою волею молодого, ограниченного умом Феодора. Не решаясь действовать прямо против Годунова, они постарались прежде устранить его союзника Бельского. Между московской чернью пущена была молва, будто Бельский извел царя Ивана, хочет извести и Федора с старыми боярами. Как ни была нелепа подобная молва, но, благодаря многочисленным клиентам и дворовым людям этих бояр, чернь заволновалась; к поджигателям присоединились некоторые дворяне и дети боярские, особенно рязанцы Ляпуновы, Кикины и другие. Предводимая ими народная толпа бросилась к Кремлю и хотела уже пушкой разбить Фроловские (ныне Спасские) ворота, если им не выдадут Бельского. Бояре Мстиславский и Юрьев с дьяком Щелкаловым от имени царя вступили в переговоры с мятежниками, и успокоили их обещанием отправить Бельского в ссылку. Мятежники разошлись; а Бельский был назначен воеводой в Нижний Новгород. Таким образом мы видим, что тиранства Грозного царя нисколько не упрочили внутреннего спокойствия; едва он умер, как боярские партии и крамолы вновь дали о себе знать, и на сей раз послужили предвестием страшного Смутного времени.

Венчание Федора Ивановича на царство совершилось 31 мая 1584 года, в Успенском соборе, со всеми обычными обрядами и церемониями. Митрополит Дионисий при сем говорил Федору красноречивое поучение о соблюдении св. веры, добром и правосудном управлении. К этому времени собрали в Москву именитых людей со всего государства, которые вместе с митрополитом, высшим духовенством, московскими боярами и дворянами составили род (хотя и неплохой) земской думы, для обсуждения важнейших государственных дел. Очевидно, в виду происков партий и ненадежного состояния умов, руководители молодого государя старались обставить его воцарение как можно торжественнее и принять разные меры, имевшие произвести благоприятные впечатления на народ. Торжество царского венчания сопровождалось роскошными празднествами и пирами, а также разными милостями, а именно: уменьшением налогов, освобождением заключенных и военнопленных, раздачей наград боярам и служилым людям и т.п. Борис Годунов при обряде венчания держал царский скипетр и стоял ближе других бояр к государю. В правительственной думе он однако должен был уступать место старейшим и более знатным боярам. Наибольшим значением пользовался тогда дядя государя по матери, Никита Романович Захарьин-Юрьев. Но этот почтенный, уважаемый всеми боярин вскоре после царского коронования тяжко заболел, а в следующем 1585 году он уже скончался. Таким образом сама судьба покровительствовала честолюбивым стремлениям Годунова и освободила его от главного соперника. А остальных он сам устранил ловко и постепенно.

Историческая правда однако требует заметить, что сами обстоятельства и люди толкали Годунова в борьбу на жизнь или смерть с противниками. Отношения быстро обострились до такой степени, что дело шло не только о первенстве, но и о сохранении собственного благосостояния, если не о самом существовании. Противники Годунова, для его устранения, не останавливались перед крайними мерами. Есть известие, что бояре Шуйские, Воротынские, Головины, Голицыны и другие сумели слабого характером, колеблющегося на ту и на другую сторону Ивана Мстиславского так вооружить против Бориса, что тот согласился на его убийство в своем доме во время пира. Но Годунов вовремя узнал о заговоре и принял свои меры. В сем случае ему помогали братья Щелкаловы, которых он переманил на свою сторону. Хитрые дьяки конечно видели, на чьей стороне главная сила, и понимали, как трудно бороться с Годуновым, за которым стояла его сестра царица Ирина; а последняя пользовалась любовью мужа и имела на него большое влияние. Вследствие открытого заговора престарелый Мстиславский был отправлен в Кириллов монастырь и там пострижен; прочие заговорщики отправлены в ссылку или заключены в темницы. Особенно пострадали Воротынские и Головины. Один из Головиных, Михайла, находившийся тогда в своей Медынской отчине, успел бежать к польскому королю. Только сильная и многочисленная семья князей Шуйских оставалась пока нетронутой, и продолжала борьбу с Годуновым; эта семья опиралась на приверженность к себе московских торговых людей и черни, а также на громкую славу, которую князь Иван Петрович стяжал себе геройской защитой Пскова; за нее город Псков с пригородами был пожалован ему в кормление. Поэтому Годунов попытался пойти с ним на мировую, которая и была устроена при посредничестве митрополита Дионисия. Но когда герой Пскова, особенно любимый москвичами, вышел из покоев митрополита и объявил собравшемуся народу о только что заключенной мировой, из толпы отделились два купца и сказали ему: "помирились вы нашими головами, и вам, князь Иван Петрович, от Бориса пропасть, да и нам погибнуть". Летописец прибавляет, будто бы в ту же ночь эти два купца были схвачены и сосланы неведомо куда. Слова их скоро оправдались: заключенный мир оказался только кратким перемирием.

И на сей раз Годунову пришлось употребить крутые меры в видах самозащиты; так как дело было начато не им собственно, а его противниками. Зная, что главная сила Годунова заключается во влиянии его сестры Ирины на государя, Шуйские с своей партией придумали подсечь эту силу в самом ее корне. Брак Федора с Ириной был бездетен, и Московскому царскому дому грозило прекращение прямого потомства. На этом обстоятельстве и был основан новый замысел, направленный против Годунова. Руководимые Шуйскими, некоторые бояре в согласии с гостями московскими и торговыми людьми, а также имея на своей стороне митрополита, положили всенародно бить челом государю о разводе с Ириной и о новом браке, по примеру его деда Василия Ивановича. Годунов вовремя узнал и об этом замысле и поспешил разрушить его в самом основании. Прежде всего он постарался уговорить митрополита, чтобы сей последний отказался от участия в таком грешном деле, как расторжение законного брака; причем сослался на то, что прямой наследник Феодору уже есть, именно царевич Димитрий Углицкий; говорил и о возможности самому Феодору еще иметь детей от Ирины. Таким образом подача челобитной царю не состоялась. Но Борис уже не стал ожидать новых козней со стороны своих противников, а поспешил навсегда от них отделаться. Для сего, по словам летописцев, он прибег к гнусной клевете. Подговоренный им слуга Шуйских (Федор Старков) подал на своих господ донос, что они вместе с московскими купцами замышляют какую-то измену против государя. Годунов постарался так напугать царя мнимой опасностью, что приняты были важные меры предосторожности: царский дворец окружили войском и при всех кремлевских воротах усилили стражу. Шуйских с приятелями схватили; холопей их, а также московского гостя Федора Нагая с товарищами подвергли пыткам. Хотя эти пытки ничего не доказали, тем не менее последовало строгое наказание мнимо виновных. Двух князей Шуйских, псковского героя Ивана Петровича и Андрея Ивановича, сослали, первого на Белоозеро, второго в Каргополь, и там, если верить неприязненным Годунову летописцам, их тайно удавили по его наказу. Приятелей их, князя Татева, Крюка-Колычова, Быкасовых и некоторых других знатных людей, разослали в Астрахань, Нижний и в иные города; а Федору Нагаю с шестью товарищами отрубили головы; несколько торговых людей также разослали в заточение по разным городам.

Теперь враждебная Годунову партия Шуйских была сломлена и обессилена. Покончив с ними, он поспешил устранить и митрополита Дионисия, которого некоторые источники называют "сладкоречивым" и "мудрым грамотиком". Видя пытки, казни и ссылки невинных людей, митрополит вместе с крутицким архиепископом Варлаамом вздумал печаловаться на них перед государем, и не устрашился обличать неправды Годунова. Но последнему нетрудно было выставить их лжецами и склонить царя на их свержение и ссылку в дальние монастыри. На московскую митрополию был возведен человек, на преданность которого Годунов мог положиться, именно ростовский архиепископ Иов.

Таким образом в течение каких-нибудь трех лет Борис Годунов освободился от всех своих соперников и захватил полную власть в свои руки, награжденный званиями и достоинствами конюшего, "великого" и "ближнего" боярина, наместника царства Казанского и Астраханского и наконец "правителя". Наделенный от царя многими поземельными имуществами, богатым жалованьем и доходами (кормлением) с целых областей, он, как говорят, получал в год около 100000 рублей - сумма по тому времени огромная и превышавшая доходы всякого другого подданного. Вместе со своими, так же щедро пожалованными, родственниками он, по замечанию иностранцев, мог в несколько недель выставить со своих имений будто бы до 100000 ратников. Годунов не только принимал иностранных послов, но и прямо входил в письменные сношения с иноземными государями - привилегия, которой дотоле не пользовался ни один московский боярин. Об умственных и наружных качествах Бориса Годунова современники отзываются с большой похвалой. Если верить некоторым свидетельствам, то благолепием своего лица, разумом и велеречием Борис превосходил всех бояр, составляющих царский "синклит". Он находился тогда в полном цвете возраста: ему было около 35 лет от роду. Но, по замечанию летописцев не на добродетель он направил свои превосходные способности, а на лукавство, подозрительность и властолюбие*.

______________________

* Никонов. VII. 6. Здесь собственно повесть о Федоре Ивановиче, сочиненная патриархом Иовом; почти в том же виде эта повесть повторяется у Татищева. (Чт. О. И. и Др. № 9. М. 1848). Никонов. VIII. Здесь так наз. Новый летописец. (Он же во Времен. XVII. 24). Летопись о мятежах. 7. Латухин. Степ. Кн. (См. Карамз. к т. X. прим. 10). Письмо кардинала Болоньети, папского легата в Польше, говорит, будто при этом мятеже было 20 человек убитых и около сотни раненых (Hist. Rus. Mon. II, № I.). Показания этих источников о Московском мятеже против Бельского вообще сбивчивы и разноречивы. По совокупности известий и обстоятельств, я позволяю себе объяснить это событие именно интригами бояр не только против Бельского, но и против Годунова. Некоторые свидетельства указывают или намекают на эту связь. (Никон. и Нов. летоп.). Соловьев (VII. 250. прим. 73.) указывает на одну Рукопись Спб. Публ. Библ., где прямо говорится о двух партиях: с одной стороны Мстиславский, Романов, Шуйский, Голицын, Шереметев, Головин; с другой Годуновы, Трубецкой, Бельский (только дьяк Щелкалов причислен сюда слишком рано: он пристал к Годунову несколько позднее). Приблизительно то же говорит Летопись о мятежах. (6). Приписывать Бельскому какие-то планы о возведении на престол порученного ему маленького Дмитрия было бы несправедливо. Нигде фактически не обнаруживаются его связи с партией Нагих; напротив, обнаруживаются его связи с Годуновым, который преследовал потом заводчиков мятежа, Кикиных, Ляпуновых и др., разослав их в ссылку и по темницам; а Бельского в 1591 году воротил в Москву. Это обстоятельство и по мнению Миллера также подтверждает его связь с Годуновым. (Опыт Новой Истории России. 25).

О собрании именитых людей в Москву из всех городов и просьбы их, чтобы Федор "не мешкал" своим коронованием, говорит Никон. л. VIII. 5. В Псков, сказано: "Поставлен бысть на царство царем, на Вознесеньев день, Федор Иванович митрополитом Дионисием и всеми людьми Русской земли". (П. С. Р. Л. IV. 320). Иностранцы Петрей и Горсей также указывают на собрание земской думы, предшествовавшее коронованию Федора и утвердившее его на царстве. Обряд венчания см. в С. Г. Г. и Д. II. № I.

О тяжкой болезни Никиты Романовича упоминает кардинал Болоньети в своем письме от 24 августа 1854 года. (Hist. Rus. Monum. II. № VIII). О смерти его Samml. Rus. Geschichte V. 36.

______________________

Рядом с этим богато одаренным от природы правителем, какое неблагоприятное впечатление должен был производить последний представитель династии Владимира Великого, царь Федор Иванович! Небольшого роста, неуклюжий, неповоротливый, с ястребиным носом, он не мог скрыть своей простоты, часто и некстати улыбаясь. Тихий, ласковый, он особенно отличался набожностью и проводил свое время или в образной, освещенной неугасимыми лампадами, вместе со своим духовником, или в церкви за заутреней, обедней и вечерней. В промежутках между ними он беседовал с супругой, принимал бояр, приходивших на поклон, обедал и ужинал, забавлялся шутами и карлами или кулачным и медвежьим боями. Любил также по праздникам ходить на колокольню и самолично производить трезвон. Сверх того почти еженедельно царь отправлялся на богомолье в какой-либо из отдаленных монастырей. Государственных забот и судебного разбирательства он не выносил. Когда во время выхода его из дворца какому-либо челобитчику удавалось дойти до его особы, то "избывая мирской суеты и докуки", Федор отсылал его к своему большому боярину Годунову.

Если молодой царь затруднялся даже разбором какой-либо простой челобитной, то понятно, что он и подавно не брал на себя рассмотрения важных государственных вопросов, внешних и внутренних, и всецело возлагал их на боярскую думу или в сущности на того же Бориса Годунова, к которому вскоре начал питать привязанность и доверие неограниченное.

В делах внешних на первом плане стояли отношения польские, все еще далеко не уладившиеся после войны Ивана Грозного с Стефаном Баторием. Особенно много затруднений встретил вопрос о размене пленных; Федор освободил 900 человек, а Баторий за это время отпустил только 20 незначительных людей, остальных же не соглашался отпускать без выкупа. С кончиной Грозного самый мирный договор подвергся вопросу; ибо король теперь не считал этот договор для себя обязательным и показывал намерение возобновить войну. Со своей стороны московское правительство сочло нужным показать, что оно войны не боится. Польскому послу Сапеге, приехавшему для переговоров о пленных, говорились под рукой такие речи: "Москва теперь не старая, и на Москве молодых таких много, что хотят биться и мирное постановление разорвать; да что прибыли, что с обеих сторон кровь христианская разливаться начнет?" Но Баторий, продолжавший носиться с замыслами о завоевании едва ли не всего Московского государства, вновь и упорно начал требовать уступки Смоленска, Северской земли, даже Новгорода и Пскова. В этом упорстве поддерживал его помянутый выше русский перебежчик Михаил Головин, который внушал королю, что Москва теперь не в состоянии противиться ему, ибо царь слаб умом, а между боярами идут жестокие раздоры. Но московские послы в Польше, боярин Троекуров и думный дворянин Безнин, ловко подорвали доверие к словам Головина: по их поручению, один из посольских дворян завел дружбу с польским приставом, вместе с ним пил, и как будто под пьяную руку за великую тайну сообщил ему, что Головин в действительности есть лазутчик, подосланный московским правительством и снабженный большими деньгами для подкупов. Разумеется, пристав поспешил о том сообщить кому следовало, и басня распространилась. Особенно поверили ей многие вельможи, неодобрительно смотревшие на новые военные замыслы короля. Напрасно он сердился и уговаривал их; сейм еще упорнее отказывал ему в средствах на ведение новой войны. Баторий согласился наконец заключить двухлетнее перемирие. Но, принужденный отказаться пока от мысли силой оружия присоединить к Польше Московское государство, он попытался соединить их мирным способом.

В марте 1586 года в Москву прибыл послом от короля православный западнорусский вельможа Михаил Гарабурда и предложил заключить прочный мир с таким условием, в силу которого москвитяне должны были по кончине Феодора избрать в цари Батория, а поляки в свою очередь по кончине Батория могли бы избрать в короли Феодора. Тут явно проглядывал прямой расчет на бездетность и слабое здоровье Федора Ивановича. Но самое это предложение являлось довольно наивным.

Если Феодор был простодушен, то бояре, с Борисом Годуновым во главе, сумели дать ловкий ответ. Во-первых, - говорили они - "вести переговоры о смерти государевой непригоже; как нам про государя своего и помыслить, но не только что говорить"? А, во-вторых, "у нас государи прирожденные изначала, и мы их холопи прирожденные; а вы себе выбираете государей; кого выберете, тот вам и государь". На прежнее требование уступки областей бояре отвечали, что государь не даст и драницы, и в свою очередь потребовали уступки исконной государевой вотчины, Киева с уездами и пригородами. Гарабурда уехал ни с чем. Потом обе стороны согласились устроить съезд послов на границе для дальнейших переговоров, и для того перемирие продолжено было на два месяца. Тем временем Баторий усердно готовился к новой войне с Москвой. С помощью известного Поссевина он успел вовлечь в свои замыслы преемника Григория XIII, знаменитого папу Сикста V; последнему весьма улыбалась мысль посадить на московский престол католика и соединить народы Восточной Европы в общем предприятии против турок.

Известный своей скупостью, папа назначил Баторию щедрое денежное вспоможение для войны с Москвой (250.000 скудий). Но во время сих приготовлений и переговоров умер сам главный их виновник Баторий. После долгой борьбы разных партий, в которой принимало участие и московское правительство, на польский престол был выбран шведский королевич Сигизмунд, потомок Ягеллонов по матери. Но не сбылись опасения москвитян с одной стороны и надежды поляков с другой: что Сигизмунд III соединит под своей верховной властью Польшу и Литву со Швецией и отнимет у Москвы по крайней мере области Псковскую, Смоленскую и Северскую. Сигизмунд оказался ревностным католиком, тогда как в Швеции утвердился протестантизм; по смерти короля Иоанна (1592 г.), шведские чины устранили Сигизмунда от престола, на который возвели его дядю Карла герцога Зюдерманландского*.

______________________

* Летопись Морозова. Русские Достопамят. I. 173. Письмо Льва Сапеги о царской аудиенции (Hist. Russ. Monum. 11 № 3). Портрет Федора доселе сохраняется в Архангельском Соборе над его гробницей. (О его портрете см. П.П. Попова в Труд. Об. И. и Др. V.). Наружность его описывает Флетчер; о бессмысленной улыбке Федора во время аудиенции говорит Горсей. Histor. Rus. Monum. 11 №№ 3, 7, 47, 10-16 (в последних выписки из семейного дневника 1587 г.). Пшездецкого Zrzodla do dziejow polskich. I. Когновицкого Zycia Sapiehow. Бантыша-Каменского (Чт. Об. И. и Др. 1861. кн. I). Гейденштейн. Памятники Диплом. Снош. I. 933. Здесь любопытен разговор примаса Карнковского с русским послом Новосильцевым, отправленным к императору Рудольфу II, в 1585 году; Примас зазвал посла к себе в Скерневицы, угощал его, говорил ему о своем желании видеть Федора преемником Батория и сравнивал Бориса Годунова по уму и правительственному значению с Алексеем Адашевым. Дела Польские в Арх. М. Ин. Д. Выписку из них см. Карамзина к т. X. прим. 65-81 и 160-169.

______________________

Отношения польско-литовские находились тогда в тесной связи с отношениями шведскими. Как ни тяжела была для Москвы утрата берегов Финского залива с такими коренными русскими городами, каковы Ивангород, Яма и Копорье; однако на новую войну со шведами московское правительство не решалось, пока был жив Стефан Баторий со своими замыслами о новых завоеваниях насчет восточного соседа. По кончине Ивана Грозного эстонский наместник, известный Делагарди, обратился к новгородским наместникам с высокомерным запросом: будут ли русские соблюдать перемирие и пришлют ли послов в Стокгольм для заключения вечного мира? Москва, привыкшая свысока смотреть на шведскую землю, обиделась этим тоном. Свой взгляд на нее она при одном случае высказала следующими словами: "Шведская земля невеликая, изначала бывала в подданных у Датского короля, и были в ней правители, а не короли; короли в ней недавно стали, а ссылались на прежние правители с боярами и наместниками новгородскими". Переговоры, завязавшиеся между обеими державами, поэтому сопровождались разными укоризнами. Наконец Москва согласилась прислать своих уполпомоченных на устье Плюсы близ Нарвы, именно князя Шестунова и думного дворянина Татищева, в октябре 1585 г. московские послы требовали возвращения Ивагорода, Ямы, Копорья и Корелы хотя бы за денежное вознаграждение, но шведские ни на что не соглашались. Во время этих переговоров однажды лодка, на которой шведские уполномоченные переправлялись через Нарову, сильным ветром была брошена на пень и разбилась. В числе утонувших оказался сам Делагарди. Хотя Русские избавились таким образом от одного злейшего врага; но другой (Баторий) еще царствовал. А потому москвитяне подтвердили перемирие еще на четыре года, не добившись никаких уступок.

В 1589 году, когда срок перемирия истек, на польском престоле уже сидел шведский королевич. Но в Москве скоро разгадали нового польского короля. Около этого времени один подьячий, отправленный в Литву для собрания вестей, выражался о нем так: "короля Сигизмунда держать ни за что, потому что промыслу в нем нет никакого, и неразумным его ставят, и землею его не любят, потому что от него земле прибыли нет никакой: владеют всем паны". В Москву даже сообщали, что Сигизмунд непрочен на своем престоле и что особенно к нему нерасположена Литва, которая по-прежнему отнюдь не желает воевать с Москвой. Притом Московское государство успело уже несколько отдохнуть от предыдущих поражений и собраться с силами. Поэтому, когда возобновились переговоры со Швецией, Москва снова и более решительным тоном потребовала возвращения Нарвы, Ямы, Копорья и Корелы; а на отказ шведов отвечала большим походом. Сам царь выступил с многочисленным войском, сопровождаемый и руководимый ближними воеводами: Борисом Годуновым и Феодором Никитичем Романовым. В январе 1590 года Яма была взята; затем начальник передового полка удалой князь Димитрий Хворостинин разбил шведского генерала Банера близ Нарвы. Русские осадили этот город. Первый приступ был отбит, и началось бомбардирование. Опасаясь потерять сей важный пункт, шведы возобновили переговоры и предлагали возвратить Ивангород, Яму и Копорье. Русские требовали кроме того и Нарвы; однако согласились на предложенную уступку, и, довольствуясь обещанием еще больших уступок на следующем посольском съезде, заключили годовое перемирие. Дело в том, что Борис Годунов, при всех своих способностях, не обладал храбростью и воинским талантом и в то же время не желал, чтобы этими качествами выдвинулся помимо его какой-либо другой боярин. Таким образом Нарва, которая едва ли могла выдержать настойчивое бомбардирование и новый приступ, осталась в руках неприятелей; а Годунов с царем возвратился в Москву торжествовать победу над шведами. Вскоре военные действия возобновились. Между прочим русские войска, под начальством Ивана Годунова, ходили в Финляндию и безуспешно осаждали Выборг. Польский король показывал намерение также начать войну с Россией, если русские не откажутся от Нарвы, которая будто бы должна принадлежать Польше. В таких затруднительных обстоятельства в январе 1591 года царь собрал думу с участием духовенства и спрашивал совета. По решению этой думы, с Полыней заключено было двадцатилетнее перемирие с условием во время этого срока не трогать Нарвы.

Война со шведами протянулась до самой смерти Сигизмундова отца, короля Иоанна. После него возникла борьба за шведскую корону между Сигизмундом и дядей его Карлом. Последний, как правитель государства, поспешил прекратить войну с русскими и заключил с ними сначала двухлетнее перемирие (в 1593 году), а потом и вечный мир в мае 1595 года у Тявзина, под Нарвой. Шведы сверх Ивангорода, Ямы и Копорья уступили нам Корелу (Кексгольм) и половину Лапландии с городом Колой.

В царствование Феодора Иоанновича продолжались прежние дружеские сношения с цесарским двором, которые поддерживались в особенности польскими отношениями. Во время безкоролевья, когда московская кандидатура не состоялась, Москва взяла сторону эрцгерцога Максимильяна. Русское правительство не раз посылало императору субсидии деньгами или, вместо денег, пушным товаром. Но постоянные требования субсидий с этой стороны наконец наскучили в Москве и под конец там убедились, что дружба с цесарем не доставляла нам никаких существенных выгод в отношениях к соседям. Недальновидный и недеятельный Рудольф II постоянно толковал чрез свои посольства о союзах против поляков и турок; но дел никаких не предпринимал. Точно так же продолжались и наши дружественные сношения с Англией, которая спешила извлекать из России возможные выгоды в промышленном и торговом отношении. Королева Елизавета обращалась с льстивыми письмами не только к царю, но и к Борису Годунову; и без того расположенный к англичанам, правитель сделался их решительным покровителем (они называли его своим лордом-протектором). Благодаря его содействию, англичане добились в России привилегии на беспошлинную торговлю. Не довольствуясь тем, Англо-русская компания постоянно стремилась захватить себе монополию на торговые сношения с Белым морем и старалась не пускать к этому морю не только иностранные корабли, но и те английские, которые не принадлежали к Англо-русской компании. Это стремление вызывало иногда протест со стороны московского правительства, и царь писал королеве: "которую дорогу Бог устроил великое море океан, и тое дорогу как мочно затворить". В числе английских послов, приехавших в Москву хлопотать о даровании исключительных привилегий означенной компании, был Флетчер, столь известный автор сочинения о России. Любопытно, что когда появилось в печати это сочинение (в 1591 г.), посвященное королеве Елизавете, англо-русская купеческая компания подала своему правительству жалобу на то, что темные краски, которыми Флетчер описывает Россию, должны оскорбить русское правительство и потому создадут затруднения для английской торговли. Жалоба эта была уважена, и сочинение подверглось запрещению. Наглядным следствием англо-русских торговых сношений было основание нового города и пристани на устье Северной Двины, в 1584 году. Этот город назван Архангельском, по имени находившегося здесь монастыря*.

______________________

* Переговоры со шведами в Древ. Рос. Вивлиоф. XII. у Щербатова T. VI, ч. 2. О военных действиях против них Новый Лет. Лет. о мног. мятежах. Псковская Первая. В последней говорится: а "Ругодива не могли взять, понеже Борис им наровил, из наряду бил по стене, а по башням и по отводным боем бити не давал". Конечно намеренная помеха - это клевета; но ясно, что современники неудачу осады приписывали вообще нерешительности Годунова. Разрядные книги (Симб. Сборн.). Гиерн в Monum. Liv. Ant. I. О переговорах и 12-летнем перемирии с Польшей и мире со Шведами у Щербатова т. VI чч. 1 и 2. Также Карамз. к Т. X. прим. 290. (выписки из Швед.дел. в Арх. М. Ин. Д.). Hist. Rus. Mon. II. №№ XXI (письмо нунция ди Капуа) и XXV (донесение императору Рудольфу его посла в Москву Николая Варкоча). О посольствах Луки Новосильцева, Афанасья Резанова и других к Рудольфу, а также Генриха Гайгеля и двукратном посольстве Николая Варкоча к Федору Ивановичу см. Памят. Дип. Снош. I. О дальнейших пересылках с императором в Памят. Дип. Сн. II. Папа Климент VIII двукратно пересылал в Москву священника Александра Комулея, родом Серба, с предложением союза против Турок и с указанием вдали на приобретение Константинополя, согласно с надеждами самих Москвитян. Памят. Диплом. Снош. X. Папская инструкция Комулею, выписанная по повелению Екатерины II из Ватиканского архива, были помещены в переводе у Щербатова VI. ч. 2. и Вивлиоф. XII. (Инструкция, данная тому же Комулею при отправлении его в Молдавию и Валахию, в Рус. Истор. Библ. t.VIII.). Папские латинские грамоты, отправленные к царю с Комулеем, в Hist. Rus. Mon. II. №№ XXVI-XXIX.

О сношениях с Англией при Федоре Ивановиче см. Толстого "Россия и Англия". Сборник Ист. Общ. XXXVIII. Горсей и Флетчер. Статейный список Флетчера во Временнике. VII. Присылка в Россию Флетчера совпала с делом английского купца Мерша, который учинил большие долги именем компании, на 23.000 руб. слишком; а компания отказалась их платить. После разных переговоров Московское правительство согласилось взыскать с компании только половину долгов, сделанных Мершем.

______________________

На восточных окраинах при Федоре Ивановиче продолжались заботы о русской колонизации и закреплении Московскому государству недавно завоеванных областей Поволжья и Западной Сибири. При кончине Ивана IV в Казанской земле свирепствовало сильное восстание Черемис, подстрекаемых татарами крымскими и ногайскими. Это восстание было усмирено не столько военной силой, сколько щедрыми подарками и обещаниями; а вместе с тем в стране и Луговых, и Горных черемис предпринято построение нескольких новых городов, которые привели эту землю в полное подчинение Москве; таковы Кокшага (или Царев-город), Цивильск, Уржум и др. А нижнее Поволжье было закреплено построением Саратова и Царицына. Такими же мерами укреплена была за Россией Западная Сибирь, завоевание которой начато Ермаком.

Отношения к крымцам были постоянно натянутые, вследствие их частых мелких набегов на южные украйны. Только возникавшие иногда междоусобия и споры за престол удерживали Орду от больших предприятий. Так в 1585 г. хан Магмет-Гирей был убит братом своим Ислам-Гиреем; два сына Магметовы Сайдет и Мурат нашли убежище в Московском государстве и поселились в Астраханской области. Они грозили с помощью русских и ногаев свергнуть дядю, чем москвитяне и пользовались, чтобы держать его в страхе. В то же время усилившееся казачество, Запорожское, Донское и Терское, также своими нападениями отвлекали татар. Но когда место умершего Ислама заступил Казы-Гирей (1588 г.), последний по обычаю ханскому желал ознаменовать начало своего царствования громким разбойничьим деянием; он стал замышлять большой набег на Москву, побуждаемый к тому нашим недругом шведским королем и злобясь на нее за неприсылку больших поминков. Наш претендент на Крымское ханство Мурат-Гирей в это время умер в Астрахани. Казы-Гирей очевидно надеялся повторить такой же набег, какой двадцать лет назад удалось произвести Девлет-Гирею. Он сумел обмануть московских лазутчиков, объясняя свои приготовления намерением идти на Литву. Вдруг в июне 1591 года получилось известие, что хан с полуторастатысячной ордой идет прямо на Москву. Тогда воеводам, оберегавшим Оку, именно Федору Ивановичу Мстиславскому с товарищами, велено было поспешно двинуться к столице.

1 июля вечером полки пришли к селу Коломенскому; на следующий день их поставили в подвижном лагере, укрепленном телегами, или в так наз. "обозе", близ Данилова монастыря. Сам царь прибыл в лагерь, смотрел полки, жаловал бояр, дворян и детей боярских. Тут, кроме Федора Ивановича Мстиславского, воеводы большого полку, в числе военачальников находились бояре Борис Годунов, Александр Никитич Романов, окольничий Адрей Клешнин и оружничий Богдан Яковлевич Бельский, возвращенный из ссылки. 4 июля утром появилась татарская орда у Коломенского, и начала тотчас жечь окрестные села и хватать в плен людей. Русские войска не выходили из своего обоза, и татары не решились всей массой напасть на них, опасаясь их большого наряда, т.е. пушек. Весь день до самой ночи прошел в стычках неприятелей с мелкими партиями, которые выезжали на них из русского стана. Верный своему характеру, царь Федор Иванович в это время усердно молился в своем тереме, и, если верить летописцам, сказал стоявшему подле и плакавшему боярину Григорию Годунову, чтобы он утешился, ибо завтра поганых уже не будет. Действительно, в ту же ночь в русском лагере произошел почему-то большой шум, сопровождаемый громом пушек. Хан, расположившийся уже в селе Воробьеве, откуда смотрел на расстилавшуюся у его ног столицу, встревожился этим шумом и велел расспросить русских пленников; те отвечали, что на помощь московской силе пришли многие войска из Новгорода и других мест. Не дожидаясь утра, хан побежал назад, побросав свои обозы. Посланные за ним в погоню легкие полки не могли нагнать его, так как он бежал без остановки. За легкими полками двинулась и главная рать к Серпухову. Сюда приехал стольник Иван Никитич Романов с поклоном от государя и с объявлением его милостей. Главный воевода Мстиславский получил шубу с царского плеча, кубок, золотую чарку и пригород Кашин с уездом в кормление; прочие воеводы также получили шубы, кубки, меха, бархаты, камки, сукна, вотчины и поместья. Кроме того раздавались им золотые, португальские, английские и венгерские. Богаче всех был награжден Борис Годунов: ему пожалованы шуба в тысячу рублей, золотая цепь, золотой сосуд, прозванный Мамаем (потому что был найден в Мамаевом обозе после Куликовской битвы), кроме того, три города в Важской земле и звание слуги, которое тогда ставилось выше боярского. По возвращении в Москву царь угощал бояр пиром в Грановитой палате. В благодарность за избавление от неприятеля на том месте, где стоял русский "обоз", построен был Донской монастырь.

Казы-Гирей изменил тон, и чрез своих гонцов смиренно просил государя простить ему приход под Москву. Но это была хитрость, имевшая целью усыпить или, как тогда говорилось, оплошить русское правительство, что ему и удалось. В Москве думали, что татары не скоро будут в состоянии предпринять новый набег, и не строго оберегали границы. Но в мае следующего 1592 года калга (наследный царевич) Фети-Гирей внезапно бросился на Рязанские и Тульские украйны, и не встретил здесь никакого сопротивления; татары выжгли много сел и деревень, жители которых не успели спастись в города. Орда взяла полону такое большое количество, какого давно уже ей не удавалось захватить. После того Казы-Гирей снова переменил тон и стал требовать больших поминков. Действительно, московскому правительству пришлось вновь посылать поминки хану, царевичам и мурзам. Но обязанность хана участвовать в войнах турок с германским императором отвлекла внимание крымцев, и они некоторое время оставляли нас в покое. В 1594 году хан даже выдал русскому послу князю Щербатову шергную или присяжную грамоту. На южных пределах, т.е. со стороны крымцев, московское правительство в это время, как и на востоке, действительно строило крепости; Таковы: обновленный Курск, вновь построенные Воронеж, Дивны, Кромы, Белгород, Оскол, Валуйки; последние три были поставлены на "сакмах" или татарских путях.

Отношения крымские и ногайские вели за собой сношения с турецким султаном, с которым при Федоре Ивановиче были впрочем неважные пересылки. Между прочим турки жаловались в Москву на донских казаков, которые приходили под Азов, нападали на турецкие корабли и каторги. Требовали также, чтобы русские покинули крепость на Тереке, основанную Иваном Грозным для защиты своего тестя, кабардинского князя Темгрюка. Но эту, на время оставленную, крепость москвитяне восстановили вновь, когда прославленный катехинский князь Александр, угрожаемый с одной стороны турками, с другой персами, бил челом московскому государю, чтобы он принял его в подданство со всем народом. В Москве согласились на сию просьбу и отправили в Грузию священников, монахов, иконописцев, чтобы обновить там храмы, христианское учение и богослужение. По просьбе Александра из Терской крепости даже послан был князь Хворостинин с войском на тарковского владетеля или шамхала, обижавшего грузин. Хворостинин взял и разорил Тарки; но, не получив помощи от коварного Александра, ушел назад и дорогой потерял несколько тысяч в битвах с горскими племенами. После того сношения с этими отдаленными краями на некоторое время прекратились. Тем не менее царский титул Феодора увеличился прибавкой "государя земли Иверской, Грузинских царей и Кабардинской земли, Черкаских и Горских князей". Персидский шах Аббас Великий, желая привлечь Федора Ивановича к союзу против турок, отказывался в его пользу от своих притязаний на Кахетию. Но переговоры с ним о союзе были бесплодны*.

______________________

* Дела Крымские, Турецкие, Грузинские и Персидские в Архиве М. Ин. Д. Летопись о Мятежах. Никон, лет. VII. Новый летописец (Никон. VIII). Разрядн. кн. в Симбир. Сборн. год 1591. Щербатов VI Ч. 2 Древ. Вивлиоф. XII. Собрание Г. Г. Д. II. № 52. (Грамота казакам на Дон, посланная с Благово, который отправился посланником в Константинополь в 1584 г.) и № 62 (Царская грамота донским атаманам о замирении их с Азовцами и о препровождении нашего посланника Нащокина, возвращавшегося из Константинополя вместе с турецким чаушем, в 1593 г.). Любопытные подробности посольских пересылок Москов. двора с шахом Аббасом см. в "Памятниках дипломатических и торгов, сношений Моск. Руси с Персией", издан, под редакцией Н.И. Веселовского, т. I. "Царствование Федора Ивановича" (Труды Восточ. Отд. Археол. Общ. т. XX. Спб. 1890).

______________________

Итак, направление внешней политики при Федоре Ивановиче было по преимуществу мирное. Воротив России издавна принадлежащее ей прибрежье Финского залива, Борис Годунов ограничивался на западе и юге сохранением существовавших пределов и не давал вовлечь себя в какие-либо рискованные предприятия. Политика сия вполне соответствовала потребностям того времени: ибо истощенная войнами и тиранством Грозного, Россия нуждалась в продолжительном отдыхе.


Из внутренних мер сего царствования самое видное место принадлежит учреждению патриаршества.

Хотя с половины XV века, т.е. после завоевания Византии турками, Русская церковь в действительности была самостоятельной, митрополиты ее выбирались из среды русского духовенства и не ездили на утверждение к цареградскому патриарху, однако в Москве тяготились и самой номинальной зависимостью своей церкви от патриарха, ставшего рабом турецкого султана. Старый Рим отпал от православия; Новый Рим (Царь-град) страдал под игом неверных. Москва считала себя третьим Римом, в чистоте сохранявшим древнее православие, и естественно желала, чтобы ее архипастырю было присвоено звание, равное старейшим греческим иерархам. Желание это высказывалось решительно при первом же удобном случае.

Со времени падения Византии греческие духовные лица часто приезжали в Россию для сбора милостыни; в числе их были архиепископы и митрополиты; но еще не было ни одного патриарха. И вот в 1586 году прибыл в Москву один из восточных патриархов, именно Иоаким Антиохийский, и был встречен с большим почетом. Царь принял его торжественно в Золотой палате; получил от него благословение и частицы некоторых мощей. После царского приема гостя проводили в Успенский собор к митрополиту Дионисию. Сей последний, стоявший в полном облачении посреди собора, сделал несколько шагов навстречу патриарху, и первый благословил его, а потом принял от него благословение. Иоаким слегка заметил, что пригоже было митрополиту сначала благословиться у патриарха. Но конечно Дионисий так поступил не одной собственной волей, а по согласию с государем и его думой; в чем ясно сказывалась задняя мысль московского правительства о высоком значении Русской иерархии. Вслед затем - по словам одного русского сказания - государь, "помысля" с своей благоверной царицей Ириной и поговоря с боярами, отправил шурина своего Бориса Годунова к Иоакиму просить его, чтобы он посоветовался со вселенским (цареградским) и другими патриархами о том, как бы устроить в Московском государстве российского патриарха. Иоаким обещал. Он уехал из Москвы щедро одаренный и в сопровождении подьячего (Огаркова), который повез грамоты и богатые подарки другим патриархам. Хотя эти патриархи и узнали о желании московского правительства, однако не спешили его исполнением, и дело могло затянуться на долгое время, если бы случайно, через два года, в Москву не прибыл лично сам цареградский патриарх Иеремия, который был несколько раз свергаем и возводим на свою кафедру по капризу султана. Так как его патриаршая церковь (Богородицы Всеблаженной) была обращена в мечеть, то он намеревался строить новую, и для собрания средств приехал через Литву в Московское государство.

Начиная от Смоленска Иеремию провожал почетный московский пристав; а при въезде в Москву его встретили бояре и множество народу. В его свите находились митрополит монемвасийский Иерофей и архиепископ елассонский Арсений. (Оба они оставили нам описание сего путешествия). Патриарха со свитой поместили на Рязанском подворье, и снабжали обильными кормами; однако приставы обязаны были никого из посторонних к ним без своего ведома не допускать, и о всех своих разговорах с ними передавать боярам и посольскому дьяку Андрею Щелкалову. Так обыкновенно поступали у нас с иноземными посольствами. Торжественный царский прием гостей в Золотой палате состоялся 21 июля 1588 года. Федор Иванович сидел на дорогом троне в полном царском облачении, окруженный многочисленным, блестящим двором. Царь принял благословение от патриарха и дары, состоявшие в частицах мощей и в других святынях, и чрез казначея Траханьотова объявил ему щедрые подарки с своей стороны. После чего патриарха отвели в Малую Ответную палату, где он беседовал с Борисом Годуновым, причем рассказал ему о бывших своих цареградских злоключениях, о своем путешествии чрез литовские земли, разговоры с канцлером Яном Замойским и пр. Но, по-видимому, об учреждении русского патриаршества тут не было речи. Только спустя несколько месяцев, постепенно, посредством приставов, московское правительство искусно вовлекло Иеремию в переговоры об этом важном деле. Он не вдруг дал свое согласие на учреждение русского патриаршества; потом согласился, но под условием самому остаться для сего в России. Когда приставы о его решении дали знать боярам, а те царю, тогда только открыты были официальные переговоры, которые уже прямо взял на себя Борис Годунов.

Московское правительство - точнее Годунов - очевидно желало просто возвести в сан патриарха своего человека, т. е. митрополита Иова, а никак не приезжего грека, не знавшего ни русского языка, ни русских внутренних отношений. Чтобы устранить последнего, оно поступило с обычной дипломатической ловкостью: Иеремиии предложили быть русским патриархом и жить в древнем стольном Владимире-Залесском. Иеремия не соглашался на это условие и говорил, что патриарх должен жить при государе, т.е. в Москве. Ему отвечали, что царь не хочет обидеть своего отца и богомольца митрополита Иова, удаляя его из Москвы. После долгих переговоров, конечно сопровождавшихся щедрыми дарами и обещаниями, Иеремия наконец отказался от своего намерения остаться в России и согласился поставить для нее патриарха из русских архиереев. Созвали духовный собор, который совещался о чине поставления патриарха и избрал трех кандидатов на сие достоинство, митрополита Иова, архиепископов новгородского Александра и ростовского Варлаама, предоставляя окончательный выбор государю. Но этот выбор был известен заранее: государь указал на Иова. Торжественное посвящение его в патриарха происходило 26 января 1589 года в Успенском соборе; оно совершено было Иеремией в сослужении с русскими архиереями. Впрочем чин поставления патриаршего мало чем разнился от обычного у нас митрополичьего. По окончании обряда царь говорил новому патриарху речь; сей последний отвечал ему также обычным словом. После того происходил пир в государевом дворце. Во время обеда Иов встал из-за стола и, в сопровождении большой свиты и хора певчих, отправился на осляти вокруг "Стараго города" (Кремля), при чем осенял крестом и кропил святой водой городские стены; после того воротился во дворец и опять занял свое место за столом. На другой день была торжественная трапеза у патриарха Иова. Тут снова при подаче третьей яствы он вышел из-за стола, и, сев на осля, объехал вокруг города "Большого каменного" (или Белого города, только что построенного); причем часть пути его осля вел за повод сам Борис Федорович Годунов.

Спутник Иеремии, архиепископ елассонский Арсений, описывая церемонии и пиры, которыми сопровождалось учреждение патриаршества, много говорит о роскоши и великолепии Московского двора, и с особым восторгом рассказывает о приеме обоих патриархов и других архиереев, происходившем 27 января у государя в Золотой палате, откуда они перешли в покои царицы Ирины. Он восхищается ее красотой и приятной речью, говорит о ее жемчужной короне с 12 зубцами, в ознаменование 12 апостолов, и унизанной жемчугом бархатной одежде; после нее стояли царь и Борис Годунов, а потом многие боярыни в белых, как снег, одеяниях, со сложенными на поясе руками. Между прочими подарками, она вручила Иеремии драгоценную чашу, обильно украшенную жемчугом и самоцветными камнями, и просила его молить Бога о даровании ей наследника Русской державы. В Москве не жалели тогда дорогих камней, серебряных сосудов, шелковых тканей и соболей для раздачи иноземным гостям; чем конечно и приводили их в восхищение. Вообще Московскому двору недешево обошлось исполнение его давнего желания относительно русской патриаршей кафедры.

Возвышение Московского архипастыря повело за собой и возвышение некоторых других архиереев, чтобы достойным образом обставить новую патриаршую кафедру. А именно, четыре архиепископии были возведены в достоинство митрополий: Новгородская, Казанская, Ростовская и Крутицкая; а шесть епископов получили титул архиепископский: Вологодский, Суздальский, Нижегородский, Смоленский, Рязанский и Тверской. Кроме того, установлено быть семи или восьми епископиям, большая часть которых вновь учреждена, каковы: Псковская, Ржевская, Устюжская, Белозерская, Коломенская, Брянская, Дмитровская. Вселенский патриарх еще несколько месяцев оставался в Москве, и уехал, осыпанный щедрыми подарками и снабженный царской грамотой к султану Мураду. А спустя два года, т.е. в мае 1591 года, в Москву прибыл тырновский митрополит Дионисий за милостыней и с грамотой, которой патриархи Антиохийский и Иерусалимский, совместно с Цареградским и целым освященным собором, подтверждали учреждение Русского патриарха; при чем ему назначено было пятое место, т.е. после всех четырех восточных патриархов. Москва была не очень довольна последним условием; ибо желала получить третье место на том основании. что считала себя третьим Римом.

Хотя с переменой сана власть Русского архипастыря в действительности оставалась такая же, как и прежде, и отношения его к царской власти почти не изменились; однако новый титул имел немаловажное значение. Русская церковь отныне сделалась вполне самостоятельной церковью и независимым от Царьграда патриархатом, чем возвысилась и в собственных глазах, и во мнении других христианских народов. Изменились и церковные отношения между Западной и Восточной Русью, т.е. Литовской и Московской. Возобновление особой Киевской митрополии, как мы видели, произвело разделение Русской церкви на две части. Теперь, с учреждением патриархата, западно-русские митрополиты уже не могли считать себя равными с московскими архипастырями, и если не de facto, то de jure восстановлялось до некоторой степени русское церковное единство. Наконец, возвышение титула сопровождалось некоторыми новыми преимуществами в обряде и облачении: московский патриарх носил теперь митру с крестом наверху, бархатную мантию зеленого или багряного цвета; его церковный амвон, вместо прежних восьми ступеней, возвышался на двенадцати, и т.д., что придавало первосвятительскому богослужению более блеска и вселяло более уважения к особе архипастыря*.

______________________

* Греческие дела в Моск. Глав. Арх. М. Д. Рукопис. Сборник Моск. Синод. Библ. за № 703. Некоторые документы и свидетельства, напечатанные в Древ. Рос. Вивлиоф. VI и XII; в Сбор. Г. Г. и Д. II. №№ 58, 59, 83; в Рус. Истор. Библ. II. № 103. Дополн. к Актам Истор. II. № 76 ("Известие о начале патриаршества в России"). Сказания спутников Иеремии: Иерофея Иерофея Монемвасийского, впервые изданное в Венеции в 1630 г. и перепечатанное Сафою в Афинах в 1870 г., в приложении к его биографии патриарха Иеремии; Арсения Элассонского, в греческом подлиннике изданное в приложении к тому же сочинению Сафы; а в латинском переводе у Старчевского в Hist. Ruthen. Script. exteri. II.

Пособия: Зернина "Учреждение в России патриаршества" в Архиве Историко-Юридич. сведений Калачова. Кн. 11. полов. I. М. 1855. Т. Барсова - "Константинопольский патриархат". Спб. 1878. Отца Николаевского - "Учреждение патриаршества в России" Спб. 1880. Преосв. Макария "История Рус. Церкви". Т. X. Спб. 1881. Каптерева "Характер отношений России к православному Востоку". М. 1885. "Всероссийский патриарх Иов" - Чт. О. И. и Д. Год 3. № 3.

______________________

Учреждением патриаршества Борис Годунов конечно исполнил давнее желание русских людей, но вместе с тем он и лично для себя, для своих планов приобрел крепкую поддержку во главе Русской церкви, т.е. в патриархе Иове, всем ему обязанном, а также и в других архиереях, им возвышенных. Имея таким образом опору в духовенстве, Борис Федорович старался расположить в свою пользу и другое могущественное сословие - военное. Поэтому он усердно радел об его имущественных интересах, т.е. о его поместьях и вотчинах. Годунову в этих видах приписывают также прикрепление крестьян к земле, а следовательно и водворение крепостного права в России. Но об этом прикреплении поговорим в своем месте; а теперь обратимся к другому событию.

Самым важным по своим последствиям событием сего царствования оказалась внезапная смерть девятилетнего царевича Димитрия, которого, как мы видели, отправили вместе с матерью и родственниками Нагими в его удельный поволжский город Углич. Тут он рос на попечении своей матери Марьи Федоровны Нагой, а в его маленьком уделе распоряжались ее братья, преимущественно старший из них, Михаил. Впрочем никакой самостоятельности этот удел не имел, и самая семья Нагих жила под надзором царских чиновников, во главе которых был поставлен преданный Годунову человек, дьяк Михаил Битяговский. От него Нагие получали и деньги, назначенные московским правительством на содержание удельного княжеского двора. Михаил Нагой был человек преданный крепким напиткам и довольно буйный, и у него с Битяговским нередко происходили столкновения из-за означенных денег: Нагой требовал больше, чем выдавал ему Битяговский. Кроме того. Нагие смотрели на этого дьяка и его подьячих как на шпионов, приставленных к ним и доносивших в Москву об их поведении. Таким образом жили они в обоюдной неприязни и подозрениях. Меж тем в Москве Годунов, его родственники и приверженцы косо смотрели на углицкого царевича, который по бездетности Федора Ивановича, вопреки своему рождению от пятой супруги, являлся возможным его преемником, и притом таким, от которого Борис Федорович и многие другие бояре не могли ожидать для себя ничего хорошего. Поэтому с их стороны заранее принимались разные меры против царевича, как будущего претендента на престол. Так, по внушению Бориса, царь запретил поминать в церкви на ектении своего младшего брата как незаконного, чтобы унизить его в глазах народа. А между боярами пущены были слухи о жестокосердии мальчика, напоминавшем отца, о каких-то его выходках И угрозах против бояр. Рассказывали между Прочим, будто он, однажды играя с своими сверстниками, велел им сделать из снега подобие человеческих фигур, назвал их именами известных бояр, самую большую фигуру именем Бориса Годунова; после чего своей маленькой саблей отрубил ему голову, а другим кому руку, кому ногу, приговаривая, что так-то будет им в его царствование. В действительности Димитрий был довольно болезненный мальчик; по крайней мере известно, что он страдал иногда припадками падучей болезни; но помянутые басни конечно имели своей целью возбудить среди бояр опасения, а следовательно желание устранить царевича, и подготовить их к готовящемуся событию.

Это событие не замедлило.

До семьи Нагих тоже в свою очередь доходили какие-то слухи о замыслах и покушениях на особу царевича. Опасались, по-видимому, более всего Битяговских, Михаила, его сына Данила и его племянника Никиту Качалова; не доверяли также главной мамке царевича Василисе Волоховой и ее сыну Осипу. Поэтому мать берегла Димитрия и никуда от себя не отпускала. И все-таки не уберегла. 15 мая 1591 года, в субботу, она была с сыном у обедни; а воротясь домой, пока до обеда позволила мальчику на минуту пойти во двор погулять в сопровождении трех женщин: мамки Волоховой, кормилицы Тучковой и постельницы Колобовой. Что именно затем произошло, в точности определить почти невозможно по крайнему разноречию свидетельств. Известно только одно: едва царевич успел сойти с лестницы или появиться во дворе, как раздались отчаянные крики сопровождавших его женщин. Прибежала мать и видит, что сын ее с перерезанным горлом бьется на руках у кормилицы в предсмертных судорогах. Не помня себя от горести и гнева, царица Марья схватывает полено и начинает бить мамку Волохову по голове, приговаривая, что это ее сын Осип вместе с Данилом Битяговским и Никитой Качаловым умертвили Димитрия. Сама ли она напала на эти имена под влиянием уже ранее волновавших ее подозрений или их успела назвать кормилица, нам неизвестно.

В то же время, по распоряжению царицы, ударили набат в дворцовой церкви Спаса. А некоторые из сбежавшейся ее дворни бросаются по улицам города, стучат в ворота и кричат гражданам: что сидите? царя у вас более нет! Одними из первых прискакали во дворец с своего подворья братья царицы Михаил и Григорий Нагие. Последний по ее приказу бьет все ту же мамку Волохову. Но более всех свирепствует пьяный Михаил Нагой, который со слов своей сестры прямо обвиняет сбежавшемуся народу об убиении царевича тремя помянутыми злодеями и натравливает народ на кровавое возмездие. Тем временем дьяк Битяговский, услыхав звон и думая, что во дворце пожар, спешит туда же. Дорогой он пытается взойти на колокольню; но вдовый поп, обращенный в пономаря, прозванием Огурец, запер колокольню и продолжал звонить. Около дворца происходит жестокая суматоха. Прибежав сюда, Битяговский был встречен рассвирепевшей толпой и бранью Михаила Нагого; он спасается в так наз. Брусяную избу; но толпа, успевшая уже вооружиться топорами, рогатинами, саблями и т.п., высекает двери избы, вытаскивает Битяговского и убивает его. Сын его Данила с своим товарищем Качаловым спасаются в Дьячную или Разрядную избу. Толпа выводит их оттуда и также убивает. Нашли и привели Осипа Волохова. Царица кричит, что он убийца царевича, и его умерщвляют. Некоторые слуги убитых и посадские, пробовавшие за них вступиться, подвергаются избиению. Всего побито двенадцать человек; их стащили в городской ров и там бросили.

В последующие дни главные зачинщики народного мятежа и убийств мало-помалу опомнились и с тревогой стали ожидать, как взглянет на их поступки правительство в Москве, куда посланы были вести о случившемся. Михаил Нагой, чувствуя себя более всего виноватым, вздумал было придать делу такой вид, будто убитые сами были нападающими и действовали с оружием в руках. По его распоряжению городовой приказчик Русин Раков положил на их тела ножи, сабли и рогатины, предварительно вымазав их куриной кровью. Но в Москве взглянули на углицкие события очень строго. Царь Федор Иванович плакал, узнав о смерти брата и, по внушению Годунова, велел произвести тщательный розыск. В Углич отправлены были следователями князь Василий Иванович Шуйский, окольничий Андрей Клешнин и дьяк Елизар Вылузгин; с ними поехал еще митрополит Крутицкий или сарский Геласий. Следователи произвели допросы Нагим, дворцовым служителям, мамкам царевича, разным посадским людям и представили царю обширный Доклад о своем розыске. Из него видим, что только Михаил Нагой остался при своем показании, будто царевича умертвили Битяговский, Волохов и Качалов. Все же остальные лица, большей частью не бывшие свидетелями дела, в один голос повторяют, что царевич играл со своими сверстниками в тычку и тешился ножом; тут пришла на него падучая болезнь, и он тем же ножом заколол сам себя. Все эти показания отзываются как бы одним затверженным уроком; такое впечатление производит чтение сего следственного дела. Но что первоначально показывали спрошенные и как они пришли к такому единогласию, остается для нас темно и сомнительно. По всем признакам, следствие о смерти царевича было произведено способом преднамеренным и отчет о нем составлен недобросовестно.

Следственное дело было представлено на заключение духовного собора. Митрополит Иов от имени собора объявил, что Нагие с братьею виновны в напрасных убийствах, но что это дело земское и все в царской руке, а что их обязанность (духовенства) молить Бога о многолетии государя и государыни и о тишине междоусобной брани. Нагих разослали в заточение по дальним городам; самое царицу Марью постригли в Никольском монастыре на Выксе (близ Череповца). А угличан за убийство 12 человек осудили как мятежников против царской власти: до 200 человек были наказаны смертью или отнятием языка; часть граждан рассадили по темницам; а большую часть сослали в Сибирь, и там заселили ими город Пелым. Самый колокол, звонивший набат, был отослан в Тобольск. Город Углич, дотоле торговый и людный, после того запустел. Но следственное дело не нашло доверия у современников. В народе упорно держался слух, что царевич был убит клевретами Бориса Годунова; этот слух нашел отголосок в русских летописях и в иностранных известиях того времени*.

______________________

* Никонов. VIII. Летоп. о мятежах. Палицына - Сказ, об осаде Троиц, мон. Иное Сказание (Врем. XIV). Хронографы в изборнике А. Попова. "Сказание еже содеяся" в Чтен. Об. И. и Д. Год 2-й № 9. "Повесть об убиении Царевича Димитрия" в Чт. Об. И. и Др. 1864 кн. IV. Псков, лет. (П. С. Р. Л. IV. 321). Следствен, дело в Собр. Г. Г. и Д. II. № 60. Иностранные писатели: Горсей, Масса, Буссов, Петрей, Маржерет (Rer. Ros. Script. exteri и Устрялова "Сказан. Современ.). Означенные выше рус. летописи передают даже подробности убийства Димитрия. А именно: убийцы встретили его, когда он сходил с крыльца, и Осип Волохов, взяв его за руку, сказал: "у тебя, государь, новое ожерельице"? Царевич поднял голову и отвечал: "нет, старое". В эту минуту Волохов кольнул его ножем, оцарапал только шею, и, испугавшись, убежал. Тогда Данила Битяговский и Качалов докончили его, при чем избили кормилицу Орину, пытавшуюся защитить ребенка. ("Повесть о. убиении" говорит, что Битяговен и Качалов с самого начала ударили кормилицу палкой так, что она упала без памяти и затем перерезали царевичу горло). Щербатов, Карамзин и Соловьев принимают летописный рассказ за достоверный. Также и первосв. Филарет (его "Исследование о смерти царевича Дмитрия" в Чт. О. И. и Др. 1858 г.1.). Также Костомаров в своих Жизнеописаниях. Арцыбашев склоняется на ту же сторону в своем Повествовании о России; но в другом месте оправдывает Годунова. (Вест. Евр. 1830 и Рус. Архив 1886). Также колеблется Устрятов в своем Розыске о смерти царевича Димитрия (Сказан. Соврем. II.). Погодин отрицает участие Годунова (Историко-крит. отрывки. М. 1846). Кроме него то же делают: Краевский (Царь Б.Ф. Годунов. Спб. 1836), К. Аксаков (Рус. Бес. 1858. II.). Н.М. Павлов (Рус. Арх. 1886. № 8), В.С. Иконников (Ibid. № 12), Платонов в своем исслед. "Древнерусские сказания и повести о смутном времени". Спб. 1888, и особенно Белов, который посвятил две статьи (в Ж. М. Н. Пр. за 1873 г. июль и август) защите Погодина против возражений Соловьева. Однако несмотря на все усилия г. Белова, по моему крайнему разумению, ему не удалось опровергнуть большую часть доводов покойного С.М. Соловьева, приведенных в 131 примеч. к VII тому его Истории России. Нельзя отказать г. Белову в некоторых дельных замечаниях; но его решительное оправдание Годунова и защита Следственного дела вообще исполнены многих натяжек и напоминают приемы современной нам адвокатуры, которая часто не останавливается ни перед какими софизмами, чтобы обелить своего клиента. Костомаров представил несколько веских возражений г.Белову (Вест. Евр. 1873. № 9). Относительно критики Белова заметим и следующее. Конечно слова Карамзина о предварительных попытках отравить царевича, что "дрожащая рука убийц вероятно бережно сыпала отраву" - эти слова могут быть названы неудачным объяснением недействительности отравы, однако общий его взгляд на все дело гораздо серьезнее, чем означенные попытки обеления Годунова и следователей. В подробностях своей защиты адвокат Годунова иногда представляет объяснения не менее удачные. Например: "Вдовый протопоп Федот Офонасьев, человек жалкий, забитый, на что указывает и его насмешливое прозвище, то, что он из протопопов попал в звонари". Очевидно, г. Белов упустил из вида судьбу, которая постигала священников, имевших несчастье потерять жену. Их печальное положение было подтверждено московским собором 1503 года. О лишении их права священнодействовать говорит и Маржерет, современник данного события.

Со своей стороны укажем на следующие обстоятельства. Напрасно было бы основывать достоверность Следст. дела между прочим на отношениях Шуйских к Годуновым. Князь В.И. Шуйский, как известно, правдивостью не отличался; а в данный момент он имел все побуждения угождать Годунову, имея в виду участь своего брата Андрея и кн. Ив. Петровича. Притом смерть царевича если была полезна Годунову, то не была противна и интересам В.И. Шуйского, также будущего претендента на престол. Пристрастный, преднамеренный розыск обнаруживается с первых же слов Следст. дела. Следователи прямо начинают вопросом: "которым обычаем царевича Димитрия не стало и что его болезнь была?", т.е. прямо сворачивают следствие на падучую болезнь. И это обстоятельство не укрылось от современников. Летопись говорит: "князь же Василитй начат распрашивати града Углича всех людей, како небрежением Нагих заклася сам" - (Никон. VIII. 19). Важное, по моему мнению, препятствие для достоверности данного розыска представляет самый способ смерти царевича. Если, как в нем рассказывается, с царевичем были и прежде припадки падучей болезни, причем он однажды поколол свою мать, то невероятно, чтобы после того мать позволила ему играть ножом. А если это позволила мамка помимо матери, то намерения мамки становятся прямо подозрительны. Наконец, если действительно он сам наколол себя в припадке падучей болезни, то опять странно, что он поколол себя не в какое-либо другое место и не в разные места, а все время своих судорог колол себя в одну точку, в горло. Все это обстоятельства подозрительные. Может быть, смерть его совершилась не так, как рассказывают летописцы, может быть, не Битяговский, Качалов и Волохов зарезали его; однако во всяком случае внезапная кончина и все обстоятельства ее заставляют сомневаться в правдивости Следственного дела. Главные свидетельницы, кормилица Тучкова и постельница Колобова могли быть подкуплены или просто застращаны; а как они первоначально показывали, осталось нам неизвестно. Что говорили маленькие сверстники царевича, тоже никому неизвестно. В Следственном деле они все четверо, как попугаи, буквально повторяют рассказ о самозаклании; при сем обратим внимание, что из них один Тучков, другой Колобов, может быть, дети помянутых двух женщин, и повторявшие то, что им приказывали говорить их матери или родственницы. Кроме них, по делу обнаруживается еще только один свидетель, стряпчий Семейко Юдин, который будто бы видел сцену самозаклания откуда-то из дому, когда "стоял у поставца". Но кто может поручиться за правдивость этого свидетеля? А затем огульное повторение одного и того же рассказа многими лицами, бывшими далеко от места события, наводит решительное сомнение относительно их показаний. Притом современники прямо указывают на те меры, которые Годунов заранее предпринимал против царевича; напр., Флетчер еще до смерти Димитрия говорит о запрещении поминать его имя при богослужении как незаконного - запрещение, сделанное по внушению Годунова. Любопытно, что Флетчер еще до смерти царевича Димитрия сообщает слухи о покушениях на его жизнь со стороны претендентов на трон после бездетного Феодора. В Москве уже были настроены на ожидание катастрофы. Мать царевича и его родственники Нагие, по-видимому, окружали мальчика строгим надзором, особенно охраняли его ночью, но вероятно не ожидали открытого дневного нападения. Не забудем, что в числе помянутых претендентов был не только Борис Годунов, но и Василий Шуйский. Несомненно, Годунов знал, кому поручить следствие, чтобы добыть желаемый результат.

На основании всех данных, общий наш вывод тот, что как именно погиб царевич, сказать трудно, но что он погиб не своей смертью, это более чем вероятно, а что смерть его была весьма желательна Годунову, это несомненно.

______________________

В связи с помянутым слухом, в народе распространялись вообще подозрительность и недоверие к действиям Б.Ф. Годунова, доходившие до нелепости. Так в июне того же 1591 года в Москве произошел большой пожар, причем сильно пострадал Белый город. В народе пошла молва, что это Годунов велел поджечь город, чтобы отклонить царя Федора Ивановича от поездки в Углич, куда он будто бы собирался для личного расследования о смерти царевича Димитрия. А когда Борис стал слишком щедро помогать погорельцам, и эту щедрость истолковали в смысле заискивания перед народом по причине все того же преступления. В июле месяце совершился известный набег на Москву Казы-Гирея, и нашлись люди, которые стали обвинять Годунова, будто он подвел хана, чтобы отвлечь общее внимание от смерти царевича Димитрия. Осторожный, сдержанный правитель старался ласками и щедротами приобретать народное расположение; поэтому царские милости при объявлении об них обыкновенно связывались с именем Годунова, т.е. раздавались как бы по его ходатайству; а немилости являлись "по совету" с боярской думой. Но помянутая злая клевета сильно раздражила правителя, так что начались розыски; оговоренных пытали, резали им языки, морили в темницах. В 1592 году Ирина Федоровна разрешилась от бремени дочерью; царь и народ радостно приветствовали это событие. Но в следующем году маленькая царевна, названная Феодосией, скончалась, к великой горести родителей. И тут нашлись клеветники, которые обвиняли Годунова в ее смерти. Любопытно однако, как быстро исчезло с исторической сцены потомство Ивана III. В Рижской крепости, занятой поляками, проживала вдова титулярного ливонского короля Магнуса, Марья Владимировна, с маленькой дочерью своей Евдокией. Годунов обещанием разных благ убедил ее воротиться в Москву. Но тут ее заставили постричься в монахини, а ее дочь вскоре умерла, и смерть эту также приписали ненасытному честолюбию Бориса, расчищавшего себе путь к престолу устранением всех лиц, могущих иметь на него какие-либо притязания. Известный крещеный касимовский хан Симеон Бекбулатович, которого Грозный когда-то шутя поставил царем над земщиной, после смерти царевича Димитрия лишился зрения, и в этом несчастии молва, передаваемая нам летописцами, обвиняла Годунова!

Стремление Бориса Федоровича к престолу, по словам летописцев, выражалось и в его обращении к ведунам, которых он призывал и спрашивал о будущем. Черта, вполне согласная с суевериями того времени. Прибавляют, что эти волхвы будто бы предсказали Годунову, что он действительно будет царствовать, но не более семи лет; а Борис на сие воскликнул: "хотя бы и семь дней, но только царствовать!" Подозрительность и клевета в отношении к нему достигли до того, что некоторые сказания приписывают ему отравление самого Федора Ивановича, своего благодетеля, смерть которого ставила Бориса в положение трагическое. Ему оставалось только два исхода: или достижение трона, или падение, которое в лучшем случае привело бы его в монастырь, а в худшем на плаху. Конечно, он выбрал первый исход, и этим выбором многое объясняется в его поведении.

______________________

* Никонов. VIII. 34. Летоп. о мятежах. Никонов. VII. 348-358. Степенная Латухин. кн. Морозов, лет. Хронографы (Попова Изборник). Маржерет. Что Феодор назначил своей наследницей Ирину, о том кроме патриарха Иова (Ник. VII. 352) говорят Разряди, книги и Послужной список чиновников (Древ. Вивлиоф. XX. 66.), а также избирательные грамоты на царство Годунова и Михаила Феодоровича (Вивлиоф. VII. 136); в последних указано, что "душу свою приказал" святейшему патриарху, Ф.Н. Романову и Б.Ф. Годунову. Латухин. Степ. книга повествует, будто Федор Иванович назначил своим преемником Ф.Н. Романова. А некоторые иностранные писатели сообщают басню о том, что царица просила умирающего царя вручить скипетр ее брату; но Феодор хотел отдать его Ф.Н. Романову, тот не взял и указал на своего брата Александра, Александр на брата Ивана, Иван на Михаила, последний еще на кого-то; выведенный из терпения, царь сказал, что более он не в силах держать скипетр и пусть его возьмет, кто хочет; тогда подошел Годунов и схватил его в свои руки. (Хроники Буссова и Петрея. Rer. Ross. Script. exteri. 5 и 152).

______________________

Болезненный Федор Иванович достиг только сорокалетнего возраста. Он тяжко занемог и скончался 7 января 1598 года. Так как с ним прекращался царствовавший род, то естественно все ожидали, какое распоряжение он сделает относительно престолонаследия. На этот счет существуют различные известия. По одним, перед смертью на вопросы патриарха и бояр, кому приказывает царство и царицу, он отвечал: "в сем моем царстве и в вас волен создавший нас Бог; как Ему угодно, так и будет; а с царицей моей Бог волен, как ей жить, и о том у нас улажено". Но прощаясь наедине с Ириной, он по тому же сказанию, "не велел ей царствовать, а повелел иноческий образ принять". По другим, более достоверным известиям, наоборот, он завещал престол своей супруге Ирине, а исполнителями своей духовной или своими душеприказчиками назначил патриарха Иова, двоюродного брата своего Федора Никитича Романова-Юрьева и шурина своего Бориса Федоровича Годунова. Когда звон большого Успенского колокола возвестил о кончине Федора, народ толпами устремился в Кремлевский дворец, чтобы проститься с усопшим государем; причем поднялся громкий плач и раздались многие стенания. Верим, что народная горесть была вполне искренняя; ибо давно уже Россия не испытывала такого сравнительно тихого и благополучного времени, как четырнадцатилетнее царствование Федора Ивановича, которое особенно выигрывало в общем мнении после столь бедственной второй половины царствования Ивана IV. При всем своем слабоумии, Федор за свою набожность и целомудренную жизнь, очевидно, был любим народом и почитаем почти за святого человека. А главное, вследствие прекращения царского рода, русских людей удручали опасения за будущее. Более всех плакала и убивалась сама Ирина Федоровна. Кроме нежной привязанности к почившему супругу, она выражала глубокое горе о своей бездетности. По словам современника, причитая над телом супруга, она между прочим восклицала: "увы мне смиренной вдовице, без чад оставшейся... мною бо ныне единою ваш царский корень конец приял". На другой день, 8 января, последний государь из дому Владимира Великого с обычными обрядами был погребен в Архангельском соборе.

Бояре, чиновники и граждане беспрекословно присягнули Ирине Федоровне; таким образом повторялся случай, бывший в малолетстве Грозного, с тем различием, что Ирина могла не только править государством подобно Елене Глинской, но и прямо царствовать. Но характер ее был совсем иной; весьма набожная и чуждая властолюбия, она уже привыкла руководствоваться в делах политических исключительно советами своего брата, и теперь, по-видимому, имела только одно честолюбие, одно намерение: посадить его на престол Московского государства. С этим намерением вполне согласовалось ее дальнейшее поведение. На девятый день по кончине супруга Ирина удалилась в московский Новодевичий монастырь, и там вскоре постриглась под именем Александры, предоставляя духовенству, боярам и народу избрать себе нового царя. По наружности управление государством перешло в руки патриарха Иова и боярской думы; но душой правительства по-прежнему оставался Борис Годунов, которому патриарх Иов был предан всем сердцем. А правительственные грамоты продолжали выдаваться "по указу" царицы Ирины.


Теперь, когда выступил на первый план вопрос об избрании царя, естественно между знатнейшими русскими боярами находилось немало потомков Владимира Великого, которые еще живо помнили о своих удельно-княжеских предках и считали себя вправе занять праздный московский трон. Но никто из них не решался заявить какие-либо притязания, не имея для них никакой надежной опоры в народе. В последнее время ближе всех стояли к трону две боярские фамилии: Шуйские или Суздальские, ведшие свой род от Александра Невского, и Романовы-Юрьевы, близкие родственники последних государей с женской стороны, двоюродные братья Федора Ивановича. Однако и они ясно видели, что их время еще не наступило. Законной царицей почиталась теперь Ирина Федоровна, а у нее был родственник еще более близкий, родной брат Борис; на его стороне были все выгоды и все обстоятельства. В его пользу действовали два самые могущественные союзника: патриарх Иов и царица-инокиня Александра; говорят, что первый разослал по России падежных монахов, которые везде внушали духовенству и народу о необходимости избрать в цари Бориса Годунова; а вторая тайно призывала к себе военнослужилых сотников и пятидесятников и раздавала им деньги, чтобы они в той же необходимости убеждали своих подчиненных. Но еще более сильным аргументом в пользу Годунова говорила его прошедшая деятельность и умное управление делами: народ привык к его управлению; а наместники и чиновники, лично им поставленные и возвышенные, естественно тянули общественное мнение в его сторону. Поэтому нет достаточных оснований отвергать следующий рассказ некоторых иностранцев. Когда Ирина удалилась в монастырь, то дьяк и печатник Василий Щелкалов вышел к народу, собравшемуся в Кремле, и предложил принести присягу на имя боярской думы. "Не знаем ни князей, ни бояр - ответила толпа - знаем только царицу, которой присягали; она и в черницах мать России". На возражение дьяка, что царица отказалась от правления и что государству нельзя быть без правительства, толпа воскликнула: "да здравствует (или да царствует) брат ее Борис Федорович!" Никто не дерзнул противоречить сему восклицанию. Тогда патриарх с духовенством, боярами и народной толпой отправился в Новодевичий монастырь, куда, вслед за сестрой, часто стал удаляться и ее брат. Там патриарх начал просить царицу, чтобы она благословила своего брата на царство; просил Бориса принять это царство. Но последний отвечал решительным отказом и клятвенными уверениями, что ему никогда и на ум не приходило помыслить о такой высоте, как царский престол. Таким образом это первое открытое предложение короны было отклонено Борисом. Но дело просто объясняется тем, что избрание царя должно было совершиться по приговору Великой земской думы, собиравшейся из всех выборных людей всей Русской земли, и Борис только от нее мог принять свое избрание.

В феврале съехались в Москву выборные из городов и вместе с московскими чинами составили Земский собор. Число его членов простиралось свыше 450; большинство принадлежало духовному и военно-служилому сословию, которое было предано Годунову; да и самые выборы производились по распоряжению патриарха Иова и под надзором преданных Годунову чиновников. Следовательно, заранее можно было предвидеть, на ком остановится соборное избрание. 17 февраля, в пятницу, патриарх открыл заседание великой земской думы, и в речи своей прямо указал на Бориса. Тотчас все собрание постановило "неотложно бить челом Борису Федоровичу и кроме него никого на государство не искать". После того два дня сряду, в субботу и воскресенье, в Успенском соборе служили молебны о том, чтобы Господь Бог даровал им государем Бориса Федоровича. А 20 числа в понедельник на масляной неделе патриарх и духовенство с народом отправились в Новодевичий монастырь, где подле сестры пребывал тогда Годунов, и со слезами молили его принять избрание. Но и на сей раз получили все тот же решительный отказ и все те же уверения. Тогда святейший патриарх Иов прибегает к крайним мерам, чтобы сломить упорство Бориса. На следующий день, 21 февраля, после торжественных молебнов по всем церквам столицы, он поднимает хоругви и иконы, и идет крестным ходом в Новодевичий монастырь, призывая туда же не только граждан, но и их жен с грудными младенцами. Между собой патриарх и все архиереи уговорились, что если и на сей раз царица и брат ее откажутся исполнить народную волю, то отлучить Бориса от церкви, а самим сложить с себя архиерейские ризы, одеться в простое монашеское платье и запретить везде церковную службу.

Крестный ход был встречен в монастыре звоном колоколов; из монастыря вынесли икону Смоленской Богородицы. За ней вышел Годунов; пал ниц перед иконой Владимирской Богородицы и со слезами говорил патриарху, зачем он воздвигнул чудотворные иконы. Патриарх со своей стороны укорял его в противлении воле Божией. Иов, духовенство и бояре вошли в келию царицы, и со слезами били ей челом, стоя на коленях; в то же время народ, толпившийся около монастыря, с плачем и рыданием падал на землю и также молил царицу дать своего брата на царство. Наконец инокиня Александра, глубоко тронутая этими мольбами, объявляет свое согласие и приказывает брату исполнить желание народа. Тогда и Борис, как бы приневоленный ею, со вздохом и слезами произносит: "Буди, Господи, святая Твоя воля!" После того все отправились в церковь, и там патриарх благословил Бориса на царство.

______________________

* Никонов. VIII. Сказание о Мятежах. Палицын (у него обещание Бориса при венчании). Хронографы (в Изборнике Попова, с 285 стр.). Иное сказание. Степен. кн. Латухина. Морозов, лет. Симбир. Сборн. (Разрядн, кн. Введение). Вивлиофика. VII. 36-128. Акты Археогр. Эксп. II, №№ 7-10. (тут крестоцеловальная запись Борисова). Дополн. к Акт. Истор. I. № 145. "Грамота, утвержденная об избрании царем Бориса Феодоровича Годунова", заключающая официальный рассказ о сем событии, кроме Актов Экспедиции (№ 7) напечатана еще у Бутурлина в Истор. Смутн. врем. Т. I. Приложение № 3. Иностранцы: Буссов, Петрей, Маржерет, Де Ту, Масса, Шиле (донесение последнего цесарю о поездке в Москву, в 1598 г. Рус. перевод в Чт. О. И. и Д. 1875. № 2.) О том, что приставы насильно пригнали народ к Новодевичьему монастырю и толкали людей в шею, чтобы падали на колена, сообщает рукописный хронограф (Москвит. 1844. № 6). А известие о намерении бояр возвести Бориса на царство с условием, чтобы он присягнул на грамоте, ограничивающей его власть, нашлось в бумагах Татищева, в Библиот. Моск. Архива Ин. Д. (см. у Соловьева к Т. VIII прим.12). О красивой величественной наружности Бориса Годунова, его приветливом обхождении, даровитости, красноречии, умеренности в пище, суеверии, мстительности и лукавости в обхождении говорит Горсей.

______________________

Трудно сказать, насколько во всех этих действиях было искренности с той и другой стороны и насколько тут участвовали лицемерие и заранее назначенные роли. С вероятностью однако можно предположить, что в общих чертах все делалось по тайному руководству самого Бориса и его близких клевретов. Есть известия, что приставы почти насильно сгоняли народ к Новодевичьему монастырю и принуждали его плакать и вопить; прибавляют, что клевреты, вошедшие с духовенством в келью царицы, когда сия последняя подходила к окну, из-за нее давали знак приставам, а те приказывали народу падать на колени; причем непокорных толкали в шею. Говорят также, что многие желавшие изображать плачущих, слюной мазали себе глаза. Это со стороны народа. А со стороны Бориса неоднократные отказы объясняются сначала ожиданием избрания от великой земской думы, потом желанием придать своему согласию вид принуждения или подчинения настойчивой всенародной воле, а наконец и самым русским обычаем, который требовал, чтобы всякая почесть, даже простое угощение, принималась не вдруг, а только после усиленных просьб. Рассказывают, что Шуйские едва не испортили всего дела: после отказа 20 февраля они стали говорить, что далее упрашивать Годунова не подобает и что надобно приступить к избранию другого царя. Но патриарх отклонил их предложение и устроил крестный ход на следующий же день. Рассказывают также, что бояре хотели избрать Годунова на условиях, ограничивающих его власть, и в этом смысле готовили грамоту, на которой он должен был присягнуть. Узнав о том, Годунов тем долее отказывался, чтобы при всенародных мольбах всякие ограничивающие условия сделались неуместными.

Согласясь возложить на себя царское бремя, Борис Федорович однако не спешил ни коронованием своим, ни даже переездом в Кремлевский дворец. Он весь Великий пост и Пасху провел подле сестры в Новодевичьем монастыре, и уже после того водворился на житье в царском дворце с своей семьей, т.е. с женой Марией Григорьевной, дочерью Ксенией и сыном Федором; причем его въезд в Москву и водворение в Кремле были обставлены торжественными церковными церемониями и роскошным пиром. Опытный в делах политических, Борис хорошо понимал, что прочность его фамилии на престоле главным образом зависит от поддержки военно-служилого сословия; поэтому он и старался приобрести расположение сего сословия. Около того времени из Крыма пришли слухи, что хан Казы-Гирей готовится к новому набегу на Москву. Неизвестно, были ли эти слухи основательные или намеренно пущенные, во всяком случае Борис ловко ими воспользовался. Он велел немедля ратным людям спешить на сборные места, а потом двинуть полки на берега Оки к Серпухову, куда и сам прибыл в начале мая, окруженный блестящим царским двором. Тут он лично осматривал и устраивал собравшуюся огромную рать. Говорят, будто она простиралась до полумиллиона человек, будто никогда еще Россия не выставляла такого многочисленного войска. Помещики, т.е. дворяне и дети боярские, старались показать особое усердие перед новым царем, и почти все явились с полным числом вооруженных людей; а бояре изъявляли свое усердие тем, что на время отложили свои местнические счеты и беспрекословно занимали указанные им места. Несколько недель царь провел в военном стане под Серпуховом, щедро угощая ратных людей и осыпая их разными милостями. Наконец пришло известие, что хан, услыхав о царских приготовлениях, отменил свой поход; вместо грозной орды явились от него послы с мирными предложениями. Этих послов провели к царю сквозь обширный, многолюдный лагерь, в котором раздавалась частая стрельба из орудий; послы татарские уехали, напуганные видом Русского могущества. А вслед затем и Борис воротился в Москву, распустив ратников по домам и оставив необходимые для сторожевой службы отряды. Служилые люди разъехались, весьма довольные новым царем и ожидая от него впредь таких же для себя милостей. Годунов въехал в столицу с большим торжеством как бы после великой победы; патриарх с духовенством и народом вышел к нему навстречу и произнес благодарственную речь, прославляя его за освобождение христианства от угрожавшей напасти.

Только 1 сентября, т.е. в день нового 1599 года, совершилось венчание Бориса на царство с обычными обрядами, в Успенском соборе. Царь и патриарх говорили друг другу приветственное слово. Но что было вне обычая и потому поразило современников, это, в ответ на патриаршее благословение, неожиданно и громко произнесенный Борисом следующий обет: "Отче великий, патриарх Иов! Бог свидетель, что не будет в моем царстве нищаго и сираго"! Взяв себя за ворот сорочки, он прибавил: "и последнюю рубашку разделю с ними!" Очевидно, притворное его смирение не выдержало до конца; вознесенный на царскую высоту, к которой стремился, и упоенный полным успехом, Борис дал волю охватившему его радостному чувству, На минуту забылся и торжественно произнес невыполнимое обещание. Иностранцы прибавляют, что он сверх того дал еще обет в течение 5 лет никого из преступников не казнить смертью, а только ссылать. Подобные обеты тем ярче бросались в глаза, что рядом с ними выдана была крестоцеловальная запись, которая хотя и не противоречила понятиям и обычаям времени, но слишком отзывалась недоверием к подданным со стороны царя, обличая его подозрительность, суеверие и робость. Присягавший по этой записи, кроме обещания помимо царя Бориса и его детей никого другого на Московское государство не искать (в том числе и Симеона Бекбулатовича), между прочим клялся также никакого лиха не учинять над государем, царицею и его детьми ни в еде, ни в питье, ни в платье или в чем другом, никакого лихого зелья или коренья не давать, ведунов и ведьм на государское лихо не добывать, по ветру никакого лиха государю и его семейству не посылать, следу их волшебством не вынимать, а если узнает о чьих-либо таковых замыслах, о том доносит без всякой хитрости и т.д.

Царское венчание сопровождалось роскошными пирами во дворце, угощением народа и многими милостями, каковы: пожалование разных лиц в высшие чины, т.е. в бояре, окольничие и пр., выдача служилым людям двойного годового жалованья, льготы торговым людям в платеже пошлин, а крестьянам и инородцам в податях и оброках и т.д. Ближе к престолу, разумеется, стали довольно многочисленные родственники Годунова; из них Дмитрий Иванович Годунов пожалован на конюшие, а Степан Васильевич в. дворецкие. Борис старался также разными способами примирить с своим избранием и старые боярские фамилии, которые считали за собой больше прав на сие избрание. Между прочим он породнился с Шуйскими и с Романовыми: брат князя Василия Ивановича Шуйского Димитрий был женат на царской свояченице, т.е. на младшей дочери Малюты Скуратова Екатерине Григорьевне; а Иван Иванович Годунов женился на сестре Романовых Ирине.

Первые годы царствования Бориса Годунова были как бы продолжением времени Федора Ивановича, что совершенно естественно; ибо правление оставалось в тех же руках. Внутри государства опытный и деятельный правитель много трудился над поддержанием благочестия, гражданского порядка и правосудия, и действительно показывал заботу о бедных, вообще низших классах населения. Он сокращал число кабаков, вновь дозволил некоторые случаи перехода крестьян от одного помещика к другому, строго наказывал воров и разбойников. Умный Борис хорошо сознавал отсталость Русского народа в образовании сравнительно с народами Западной Европы; поэтому мы видим у него повторение некоторых попыток к сближению с нею, напомнивших первую половину царствования Грозного.

Уже прежде заявив себя покровителем англичан и других иностранцев, Борис в свое царствование продолжал оказывать им особое внимание. Так немецкие купцы, выведенные Грозным из ливонских городов и поселенные в Москве, где они сильно бедствовали, получили от нового царя взаймы по 300 и по 400 руб. без процентов и дозволение вести торговлю с разными льготными условиями; причем они причислены были к Московской гостиной сотне, т.е. прямо к высшему разряду туземного торгового сословия. Затем всех приезжавших в Москву немцев из Ливонии и Германии Борис весьма ласково принимал в свою службу, назначал им хорошее жалование и давал поместья с крестьянами. Эти немцы обыкновенно поступали в иноземный отряд царской гвардии. Подозрительный Борис по-видимому рассчитывал на преданность этого отряда более, чем на своих русских телохранителей. Кроме того, он поручал набирать за границей в русскую службу врачей, рудознатцев и разных мастеров. Он думал даже о заведении в Москве высшей школы с иностранными учителями, где русские юноши могли бы учиться также иностранным языкам. Но это намерение возбудило неудовольствие; духовенство говорило, что чужие языки могут возбудить расколы в Русской церкви и нарушить ее мир. Некоторые ревнители старины обращались к патриарху Иову и спрашивали его, зачем он молчит, видя такие затеи. Но смиренный, преданный Борису Иов, не решаясь противоречить ему, отвечал на подобные вопросы вздохами и слезами.

Не успев привести в исполнение мысль о высшем училище, царь выбрал нескольких молодых людей и отправил их учиться разным языкам и наукам в Любек, в Англию, во Францию и Австрию. Любопытно, что эта первая отправка русских учеников за границу окончилась полной неудачей: все они там и остались, и никто не вернулся на родину. Впрочем, виной тому могло быть наступившее потом Смутное время. Как бы то ни было, но явное пристрастие Бориса к иноземцам встретило неудовольствие у многих русских людей; хотя между придворными, как всегда, немало нашлось таких льстецов, которые в угоду царю стригли свои бороды, и, по насмешливому выражению современника, "в юноши пременяхуся"*

______________________

* О милостях царских после венчания Доп. к Акт. Истор. I. № 146. С. Г. Г. и Д. II. №№ 74 и 75. Шиль. Буссов. Рукописная "История об Иове патриархе" в Румянц. муз. № 156. Палицын. Пекарского "Известие о молодых людях, посланных Годуновым" в Зап. Акад. Н. XI. Относительно медиков любопытный разговор печатника Василия Щелканова с английским доктором Вильсом приведен в Истории Соловьева (VIII. 57); на основании английского отдела в Арх. М. Ин. Д. Щелкалов спрашивал Вильса, как он распознает немочь: "по водам или по жилам". Тот отвечал, что знает оба способа (указывающие на существование в то время двух медицинских школ).

______________________

Внешняя политика в царствование Бориса была еще более мирная, чем в предшествовавшее царствование. По отношению к западным соседям это была политика, можно сказать, робкая. В то время начались уже враждебные действия между Сигизмундом III и его дядей Карлом, который занял шведский престол помимо прав племянника. Но Борис не воспользовался такими благоприятными обстоятельствами для приобретения хотя части Ливонии, за которую было пролито столько русской крови. Вместо энергических мер, он прибег к дипломатическим: поляков стращал союзом со шведами, а последних союзом с поляками, и конечно ничего не достиг подобными бесполезными хитростями. Со стороны Сигизмунда в 1600 году для переговоров о прочном мире прибыло в Москву посольство, во главе которого был поставлен искусный дипломат литовский канцлер Лев Сапега. Посольство это по обыкновению окружили приставами и держали как бы в плену, не позволяя никаких сношений с посторонними лицами, тянули переговоры около года и, не добившись никаких уступок относительно Ливонии, заключили двадцатилетнее перемирие. Точно так же велись бесполезные переговоры со шведами, от которых Борис не сумел воротить и одной Нарвы, столь важной для внешней русской торговли. Успели только подкупить нескольких нарвских граждан, чтобы те отворили ворота и помогли русским завладеть городом. Но заговор был открыт, и участники его подверглись казни.

Во время переговоров с поляками и шведами Борис думал употребить то же средство, которое так неудачно Грозный испытал с Магнусом, т.е. сделать из Ливонии вассальное государство, посадив там иностранного принца, женатого на русской царевне. В этой целью Борис (в 1599 г.) призвал в Москву принца Густава, который был сыном сверженного с престола шведского короля Эрика XIV и изгнанником скитался по Европе. Как двоюродный брат Сигизмунда III и племянник Карла IX, Густав являлся опасным соперником тому и другому. Годунов хотел выдать за него свою дочь Ксению, и до приобретения Ливонии назначил ему в удел Калугу с несколькими городами. Но Густав оказался человеком совершенно неподходящим. Во-первых, он не согласился покинуть католичество и принять православие, а, во-вторых, не хотел расстаться с одной замужней немкой. За такое упрямство у него отняли Калугу и дали ему разоренный Углич; впоследствии, в Смутное время, он умер в Кашине (в 1607 г.).

Неудача с Густавом не охладила в Борисе рвение породниться с европейскими царствующими домами, в видах возвышения собственного рода. Он усердно искал невесты для своего сына Феодора и жениха для дочери Ксении. Феодор был еще очень юн и мог ждать; а красавица Ксения была старше его и близилась к поре девической зрелости. Второго жениха для нее отыскали там же, где найден был Мангус, т.е. в датской королевской семье. С Данией уже давно тянулись у нас переговоры по поводу русско-норвежской границы в Лапландии. Этими переговорами воспользовались и сообщили королю Христиану IV о желании Бориса иметь своим зятем его младшего брата, герцога Иоанна. Московское предложение было охотно принято; ибо кроме благополучного разрешения споров о Лапландии, Дания приобрела союзника против своей соперницы Швеции. Иоанну обещана в удел Тверская область; однако переговори о перемене религии встретили упорный отказ; Борис согласился оставить зятю его протестантское исповедание и позволил ему построить кирку в Москве и в Твери. 11 августа 1602 года в Иван-городе принца Иоанна встретили московский боярин Михаил Глебович Салтыков и думный дьяк Афанасий Власьев, которые проводили его до Москвы; путешествие ото обставлено было всевозможными почестями; по городам для принца и его датской свиты устраивали торжественные встречи и роскошные угощения. А самая торжественная встреча оказана ему была конечно при въезде в Москву. Первый царский прием герцога происходил в Золотой палате в присутствии всего блестящего двора; затем последовал пир в богато убранной Грановитой палате. Герцог по нашим обычаям того времени еще не мог видеть своей невесты; она же вместе с матерью смотрела на него из тайника или смотрильной палаты, устроенной около верхней части Грановитой. Жених был красивый, статный молодой человек; он очень понравился царевне Ксении. Борис осыпал нареченного зятя дорогими подарками. Приступая к такому важному делу, как свадьба дочери, он по обычаю отправился с семьей своей на богомолье в Троицкую Лавру. Но в его отсутствие жених тяжко заболел; причиной тому были усердные московские угощения и неумеренность принца. Царь поручил его лечение своим медикам-иноземцам, обещая им великие награды, и приказывал всем молиться о спасении принца. Но все было напрасно. 29 октября 1602 года Иоанн скончался. Борис и особенно его дочь были неутешны. Погребение отправлено с великой пышностью; набальзамированное тело принца похоронили под каменным сводом в лютеранской кирке в Немецкой Слободе. (Впоследствии при Михаиле Федоровиче, по просьбе Христиана IV, тело было отпущено в Данию). Нашлись враждебные Годунову люди, которые обвинили его и в смерти нареченного зятя: он будто бы велел отравить принца, ибо опасался, чтобы тог впоследствии, опираясь на народную привязанность, не стал оспаривать престол у царевича Федора Борисовича. Это несомненно нелепая клевета. Но поводом к ней могло послужить то обстоятельство, что в самой среде, близкой к царю, были недовольные его намерением выдать дочь за еретика, т.е. за иноверца. Такое неудовольствие особенно высказывал Семен Годунов, ведавший Аптекарским приказом, а следовательно и придворными медиками, которым он будто бы по мере возможности препятствовал в успешном лечении принца.

Королева английская Елизавета не без ревности следила за дружескими сношениями Московского двора с Датским и Австрийским. Радея о торговых выгодах Англичан в России, она отправляла Борису льстивые грамоты, оказывала особые почести его послам, и даже предлагала найти его сыну невесту, а его дочери жениха из знатных фамилий, родственных английскому королевскому дому. По смерти герцога Иоанна Борис вспомнил об этом предложении, и возобновил о нем переговоры; но случившаяся вскоре кончина Елизаветы (в 1603 г.) прекратила их в самом начале. В то же время царь обращал свои искания жениха и невесты в отдаленное Закавказье, к единоверным владетелям Грузии. Мы видели, что уже в царствование Федора Ивановича владетель кахетинский Александр предлагал свое подданство Москве. При Борисе он возобновил свое предложение; царь отправил к нему послом думного дворянина Татищева, имевшего также поручение поискать в Грузии жениха и невесту. Кроме того, по просьбе Александра, царь велел московским воеводам выступить из Астрахани и Терской крепости, занять Тарки и в них укрепиться. Сначала предприятие удалось; шамхал снова бежал, и русские начали строить крепость в Тарках. Но между тем Александр Кахетинский, угрожаемый Шахом Аббасом, признал себя его вассалом и дозволил своему сыну Константину принять магометанскую веру. Шах Аббас хотя и находился в дружеских сношениях с Москвой и даже прислал Борису в подарок старинный персидский трон, украшенный золотом и дорогими камнями, однако старался отклонить Грузию от связей с Россией. По его тайному приказу омусульманившийся царевич Константин умертвил своего отца Александра и занял его престол. Тогда Татищев покинул кахетинский двор, уехал в Карталинию, и тут владетелю ее Юрию предложил вместе с подданством Борису отпустить в Москву прекрасную десятилетнюю дочь Елену и молодого родственника своего Хоздроя; первая предназначалась в невесты Федору Борисовичу, а второй мог сделаться женихом Ксении. Но прежде чем это предложение было приведено в исполнение, обстоятельства наши в Дагестане переменились. Изгнанный шамхал Тарковский получил помощь от турок; с ним соединились многочисленные скопища кумыков, лезгин, авар, и осадили Тарки, где русскими начальствовал престарелый воевода Бутурлин. Видя трудность удержаться в недостроенной крепости, он покинул ее, выговорив себе свободное отступление. Но на пути русские вероломно были окружены горцами и почти все пали в неравном бою; тут погибло их от шести до семи тысяч. События эти произошли в конце Борисова царствования, и Татищев воротился в Москву уже после его кончины*.

______________________

* Poselstwo Lwa Sapiehy. Grodno. 1846. Когновицкого - Zycia Sapiehow. I. Козубского "Заметки о некоторых иностранных писателях" (Ж. М. Н. Пр. 1878. Май). Записка Сапеги королю о войне с Москвой в Чт. О. И. и Др. 1861. IV. Смесь. Его же донесение Сигизмунду III о польском посольстве в Москве в Hist. Rus. Monum. II. № XXXI. Статейный список посольства Салтыкова и Морозова в Польшу в Древ. Вивлиоф. IV. Сношения Бориса с цесарем Рудольфом II в Памятн. Дип. Снош. II. С Англией в Сборн. Рус. Ист. Общ. XXXVIII и у Гаммеля "Англичане в России". II. С городами Ганзейскими при Феодоре Ив. и Бор. Фед. у Щербатова VII. и в Supplem. ad Hist. R. M. №№ LXXXVII-XCIX. С папою Hist. Rus. Monum. II. № XXXII и XXXIII. С Персией ibid. II. № XXX. С Грузией - Никон. Л. VIII. 51-53. Летоп. о мятежах. Карамз. к Т. XI. прим. 86-98. Относительно царевны Ксении и ее женихов: О наружности Ксении в Рус. Достопамят. I. 174. и в Изборнике А. Попова. 314; о Густаве Ириковиче в России Маржерет, Буссов, Петрей и Масса. Фехнера - Chronik der Evangel. Gem. in Moscau. 1866. I. 130. О принце Иоанне: Львов, лет. III. Нов. Летоп. (Времен. XVII). Wahrhaftige Relation der Reussischen und Muscowitishen Reise n Магазине Бюшинга. VII. Масса, Маржерет, Петрей, Фехнер. Главный же материал в Москов. Архиве Мин. Ин. Д. Дела Датские (Приезд в Москву датского королевича Ягана и пр.), которыми воспользовался проф. Цветаев в своем исследовании "Из истории брачных дел в царской семье Москов. периода" М. 1884. Неясный слух об отравлении Иоанна Борисом повторяется в Никон. VIII, Летоп. о мятеж, и Нов. Лет. Маржерет прямо приписывает его смерть неумеренности.

Для наших сношений с Грузией любопытен труд Белокурова "Сношения России с Кавказом - материалы, извлеченные из Архива Мин. Иностр. Дел". Выпуск I. 1578-1613 гг. М. 1889 г. (из Чтен. О. И. и Др. за 1889 г.). Рецензия на его книгу Н.И. Веселовского в Ж.М. Н. Пр. 1890. Февраль.

______________________

Уже усердные розыски подходящих к его видам жениха и невесты показывают, до какой степени Годунов любил своих детей и заботился об их будущности. В сыне своем он, как говорится, души не чаял, воспитывал его с особым тщанием и старался обогатить его ум сведениями, полезными будущему царю России. Чтобы возбудить к нему любовь народа, Борис выставлял его иногда заступником и миротворцем. А чтобы упрочить за ним престолонаследие и показать народу его участие в правительственной деятельности, царь не только на торжественных приемах сажал сына рядом с собой, но и поручал ему иногда вместо себя принимать иностранных послов; в подобных торжественных случаях ответы царские говорились от имени отца и сына. Очевидно, Борис давал своему юному сыну значение соправителя - обычай не новый в Московском государстве, которое наследовало его еще от Византии.

Но все старания Бориса о прочности своей династии на Московском престоле оказались тщетными. У него достало ума и ловкости, чтобы подняться на эту высоту; но требовалось еще более уменья (и, прибавим, счастья), чтобы на ней удержаться. Борису недоставало тех именно качеств, которые особенно бывают любезны народу, а именно; открытого, мужественного характера, великодушия и находчивости. (Этими качествами, как известно, обладал его современник Генрих IV, родоначальник Бурбонской династии во Франции). Вместо того, чтобы постоянно помнить о своем царском достоинстве, показывать более доверия и уметь прощать, Борис все более и более обнаруживал мелочную завистливость и подозрительность, робость и суеверие. Мы видели, какими клятвенными записями он думал оградить себя и свое семейство от всяких замыслов и покушений. Нечто подобное повторяется и в его указе о заздравной чаше. Прежде чем выпить эту чашу, надобно было теперь произносить особую молитву о здоровье и счастье царского величества и его семейства, о даровании ему славы "от моря до моря", о нескончаемости его потомства на "Российском царствии" и т.п. Опасаясь постоянно козней от бывших своих соперников, знатнейших бояр, Борис хотел тщательно следить за их поступками и даже словами; а потому поощрял шпионство и доносы. А сии последние скоро настроили его к таким действиям, которые окончательно лишили его народного расположения.

В числе бояр, пострадавших от подозрительности Бориса, находился известный Богдан Бельский, когда-то его товарищ и приятель, удаленный из Москвы в начале Феодорова царствования и потом возвращенный из ссылки. Озабоченный постройкой крепостей на южной украйне против крымцев, Борис между прочим послал Бельского строить там город Борисов. Вдруг царю донесли, что Бельский щедро награждает и угощает ратных людей, а бедных оделяет деньгами, запасами и платьем; за что те и другие его прославляют. Доносили также о следующей будто бы повторяемой им похвальбе: "Борис царем в Москве, а я в Борисове". Этого было достаточно, чтобы Годунов распалился гневом на Бельского, приказал его схватить, лишить имущества и посадить в тюрьму в дальнем городе. Один иностранец (Бруссов) прибавляет, будто Годунов велел своему иноземному медику выщипать у Бельского его густую бороду, вероятно, в отместку за то, что он не любил иноземцев и был ревнителем старых русских обычаев. Пострадали при сем и те дворяне, которые находились вместе с Бельским при постройке города. В то же время свирепствовали опалы и на других знатных бояр, большей частью по доносам их слуг и холопей. Между прочим слуга князя Шестунова донес на своего хозяина. Хотя обвинение оказалось неважным и Шестунова оставили в покое, но доносчик был щедро награжден: на площади перед всем народом объявили, что царь, за его службу и радение, жалует ему поместье и зачисляет его в сословие детей боярских. Разумеется, такое поощрение доносов возымело свое действие, и слуги бояр начали часто взводить на своих господ разные обвинения; а затем и вообще доносы умножились до такой степени, что жены начали доносить на мужей, дети на отцов. Обвиняемых брали под стражу, пытали, томили в тюрьмах. Печаль и уныние распространились по всему государству. Но были и такие боярские слуги, которые, боясь Бога, не хотели клепать на своих господ и не подтверждали на суде взводимые на них обвинения. Таких людей подвергали жестоким пыткам, жгли их огнем и резали им языки, если не могли вымучить из них желаемых показаний.

В особенности Борис и его доверенные клевреты добирались до Романовых-Юрьевых, которые казались ему наиболее опасными по своей близости к последним царям Владимирова дома и по народному к ним расположению. Клевретам Годунова удалось подговорить некоего Бартенева, дворового человека и казначея одного из пяти братьев Никитичей - как их тогда называли - именно Александра. Летописец рассказывает, что Семен Годунов дал Бартеневу мешки с разными кореньями; тот подбросил их в кладовую Александра Никитича, а потом явился с доносом на своего господина, у которого будто бы припасено какое-то отравное зелье. Послали обыскать кладовую, и конечно нашли означенные мешки. Делу постарались придать большую огласку: мешки привезли на двор к патриарху и коренья высыпали в присутствии многих людей. Братьев Романовых взяли под стражу; взяли также их родственников и приятелей князей Черкасских, Репниных, Сицких и др. Их слуг подвергли пыткам, стараясь вымучить от них нужные показания, но большей частью безуспешно. Обвиненных долго судили. В июле 1601 года последовал приговор. Старшего из братьев Романовых Феодора Никитича, которого как самого даровитого и предприимчивого опасались более всех, постригли под именем Филарета и сослали в Антониев Сийский монастырь, в Холмогорском краю; жену его Ксению Ивановну, урожденную Шестову, также постригли, под именем Марфы, и сослали в Заонежье; Александра Никитича сослали в Усолье-Луду около Белого моря, Михаила Никитича в Пермский край, Ивана Никитича в Пелым, Василия Никитича в Яренск; их родственников и друзей также разослали по разным монастырям и городам. Трое из братьев не выдержали суровой ссылки и многих притеснений от своих приставов, и вскоре скончались, именно: Александр, Михаил и Василий. Остались в живых Филарет и Иван. Последний вместе с князем Черкасским возвращен был в Москву. Но Филарет Никитич оставался в заточении; к нему приставлены шпионы, которые должны были доносить о всех его речах. Филарет вначале был осторожен, и приставу Воейкову в это время не приходилось доводить до сведения царя какие-либо откровения со стороны постриженника. "Только, когда жену вспомянет и детей, - писал пристав, - то говорит: Малыя мои детки! маленьки бедныя остались; кому их кормить и поить? Так ли им будет теперь, как им при мне было? А жена моя бедная! жива-ли уже? Чай она туда завезена, куда и слух никакой не зайдет. Мне уж что надобно? Беда на меня жена и дети: как их вспомнишь, так точно рогатиной в сердце толкнет. Много они мне мешают; дай Бог слышать, чтобы их ранее Бог прибрал. И жена, чай, тому рада, чтобы им Бог дал смерть; а мне бы уж не мешали; я бы стал промышлять одною своею думою; а братья уже все, дал Бог, на своих ногах". Спустя три года (в 1605) пристав Воейков уже жалуется на сийского игумена Иону за то, что он делает разные послабления старцу Филарету. А о последнем доносит, что он "живет не по монастырскому чину, смеется неведомо чему и говорит про мирское житье, про ловчих и про собак, как он в мире жил, и к старцам жесток, бранит их и бить хочет, и говорит им: увидите, каков я впредь буду." Эта перемена в поведении Филарета вероятно находилась в связи с изменившимися обстоятельствами: в то время и на отдаленный север конечно уже достигли слухи об успехах самозванца и ожидания близкой гибели Годуновых.

К унынию, распространенному опалами, пытками, ссылками и даже казнями (вопреки обещанию, данному во время царского венчания), прибавились и физические бедствия. В 1601 году настал страшный голод вследствие чрезвычайно дождливого лета, которое не дало хлебу созреть, и раннего мороза, который его окончательно побил. Голод был до того силен, что люди щипали траву, подобно скоту, или ели сено; тайком ели даже человеческое мясо и во множестве умирали. Борис хотел милостями привлечь народ и велел раздавать деньги бедным людям. Но эта мера вызвала еще большее зло: в Москву двинулись жители окрестных областей и гибли голодной смертью на улицах или по дорогам. К голоду присоединилась моровая язва. В одной Москве, говорят, погибло около полумиллиона. Только хороший урожай 1604 года прекратил наконец бедствие. Около этого времени, чтобы дать работу черным людям, царь велел сломать деревянный дворец Грозного и на его месте возвел новые каменные палаты в Кремле. (В 1600 г. окончена им знаменитая колокольня Ивана Великого).

В связи с голодом и мором умножилось и другое бедствие: страшные разбои. Многие бояре и дворяне, не имея чем кормить слуг, распустили своих холопей; от других господ или от опальных семей холопы разбегались сами. Эти голодные, бродячие толпы составляли многочисленные разбойничьи шайки, которые особенно свирепствовали на Северской украйне. Они появились под самою Москвою, под начальством удалого атамана Хлопки Косолапа. Царь принужден был выслать против них значительное войско с воеводой Иваном Басмановым. Только после упорного боя царское войско разбило и рассеяло разбойников, потеряв при этом своего воеводу. Хлопко был взят в плен и повешен со многими товарищами. (1604 г.)*.

______________________

* Никонов. VIII. Летоп. о мятежах. Нов. Лет. Палицын. Хронографы. Буссов, Петрей, Маржерет, Масса. О холопях, покидавших бояр, в Акт. Ист. II. № 44. Дело о Романовых в Актах Истор. II. №№ 38 и 54. Обыкновенно, вслед за Карамзиным, Богдана Бельского считают "первою жертвою Борисовой подозрительности". Но из донесений пристава Воейкова Годунову видно, что ссылка Романовых предшествовала опале Бельского. Да твой же государев изменник - писал Воейков - мне про твоих государевых бояр в разговоре говорил: "Бояре мне великие недруги; они искали голов наших, а иные научали на нас говорить людей наших, я сам видел это не однажды." Да он же про твоих бояр про всех говорил: "Не станет их ни с какое дело; нет у них разумнаго; один у них разумен Богдан Бельский, к посольским и ко всяким делам очень досуж". Эта похвала Бельскому в свою очередь тоже не имела ли влияния на его опалу, при известной завистливости и мнительности Бориса? Вообще для этой эпохи см. книгу П. Павлова "Об историческом значении царствования Бориса Годунова". М. 1850. См. также Аристова "Невольное и неохотное пострижение в монашество у наших предков". Гл. III. (Древ. и Нов. Россия. 1878. № 7.). Хавский в своем "Генеалогическом исследовании о роде Романовых" (М. 1863) выводит прямое их происхождение от Рюрика по женской линии, чрез вторую супругу Никиты Романовича, суздальскую Евдокию Александровну. Но если бы и было доказано двоебрачие Никиты Романовича, то не доказано, что Федор Никитич с братьями произошел от сего второго брака, а не от первого, с Варварой Ивановной Ховриной. (А. Барсукова "Обзор источников русского родословия" Спб. 1887).

______________________

Множество недовольных, порожденное подозрительной политикой Годунова, и помянутые физические бедствия значительно подкопали прочность его престола, и подготовили умы к торжеству самозванца.

X. ЮГО-ВОСТОЧНЫЕ ОКРАЙНЫ И ПОКОРЕНИЕ СИБИРИ

Украинные оборонительные линии и военная колонизация. Степные города. - Цареборисов. - Города поволжские, - Шляхи и засеки. - Степные сторожи. - Устав о сторожевой станичной службе, - Украинное население. - Вольное казачество. - Грабежи на Волге. - Строгановы и их колонизационная деятельность. - Сибирское ханство, - Род Тайбуги и Чингизид Кучум. - Прибытие волжских атаманов в Строгановские городки. - Поход на Каменный Пояс. - Взятие стольного города Сибири. - Немилостивая царская грамота Строгановым. - Казацкое посольство в Москве. - Подкрепление. - Неудачи. - Гибель Ермака и его значение. - Вторичное завоевание Сибирского ханства. - Упорство Кучума и его судьба. - Московская колонизационная политика

Двухвековое хозяйничание татарских орд в пустынных и степных пространствах нашего юго-востока широко раздвинуло эти пространства на счет окрайных русских земель. Хотя собственные кочевья этих орд располагались в степях, примыкавших к нижнему течению Волги, Дона и Днепра, однако набеги хищников и постоянно грозившая от них опасность образовали широкую пустынную полосу земли между кочевыми ордами и населенными русскими украйнами, далеко отодвинув сии последние к северу. Но со времени освобождения Восточной Руси от ига и после упадка Золотой Орды возобновляется движение со стороны русского народа на юго-восточные пространства, и начинается весьма постепенное, медленное занятие вышеназванной пустынной полосы, частью лесной, а частью степной. Это занятие совершилось посредством колонизации, преимущественно военной. Московское государство построением городов и острожков и устройством укрепленных линий выдвигает на юг и восток свое военно-служилое сословие. Но долго еще, до самого конца XVI века, первую или внутреннюю оборонительную линию для столицы и вообще государственного центра от набегов Крымской орды и ногаев составляют река Ока и расположенные по ней или по ее притокам города: Нижний, Муром, Касимов, Переяславль Рязанский, Кашира и Серпухов. За этой внутренней выступала вторая линия, передовая или украинная, на востоке начинавшаяся от реки Суры, а на западе упиравшаяся в Десну. Эта линия шла по украйнам мещерским, рязанским и северским, большими изломами и выступами, и имела разветвления, особенно в западной своей части, т.е. в Северской украйне. Она заключала в себе города: Алатырь, Темников, Кадом, Шацк, Ряск, Данков, Пронск, Михайлов, Епифан, Дедилов, Тулу, Мценск, Новосиль, Орел, Рыльск, Путивль и Новгород Северский. За этой передней или украинкой линией начиналось упомянутое выше пустынное пространство, в котором постепенно там-сям появлялись городки и острожки; умножаясь в числе, они потом связывались в новые пограничные черты или линии, которые отодвигали далее на юг и восток прочно занятые пределы Московского государства. Так при Федоре Ивановиче возобновлены древние города Курск на Семи, Елец на Быстрой Сосне и вновь построены в области верхнего Дона и Донца Ливны, Воронеж, Оскол, Валуйки и Белгород. Эти города составили уже так наз. польскую (т.е. степную) украйну.

Достигнув престола, Борис Годунов выдвинул еще далее в степь южный угол этой польской черты построением Царева-Борисова на Осколе, почти у впадения его в Донец. Постройка города поручена была известному Богдану Бельскому и Семену Алферьеву. Сохранился наказ, данный по сему поводу названным воеводам, и другие документы, которые сообщают нам любопытные подробности о способах постройки и содержания пограничных городов в то время. А именно:

В 1599 году, за неделю до Ильина дня должны были собраться в Ливнах служилые и мастеровые люди, назначенные для основания нового города; тут были дворяне, дети боярские, станичники, стрельцы, казаки, плотники, кузнецы, пушкари и пр. Воеводы осмотрели их, снабдили порохом, свинцом, ядрами, сухарями, толокном, крупой и двинули к городу Осколу. Здесь они посадили пешую рать на суда, которые нагрузили также съестными и военными припасами. Взято было и все нужное для церковного строения - образа, антиминсы, книги, ризы. Суда поплыли Осколом, а конница пошла рядом с ними по обоим берегам, высылая разъезды в степь и всячески оберегая себя от нападения татар и черкас (украинских казаков). Придя к устью Оскола, воеводы остановились подле того места, которое заранее было осмотрено и выбрано для города двумя служилыми людьми, Чулковым и Михневым. Тут они предварительно поставили острожек, укрепленный рвом и пушками; и потом велели нарубить соснового и дубового леса и после молебствия с водосвятием приступили к постройке самого города, который должны были назвать Цареборисовым. Вновь построенный пункт оказался тщательно укрепленным. Сосновая стена собственно города или кремля заключала до 380 сажен в окружности и была двойная, в 4 сажени высоты. Отступя от нее на несколько сажен, около города шел земляной вал, насыпанный между подпорами из бревен, досок, кольев и плетня и сверх всего этого обложенный дерном; местами в нем были поставлены башни; за валом шел глубокий ров; а за ним расположены слободы стрельцов, казаков и пушкарей; около слобод срублен острог в две сажени высоты.

Этим не ограничивалось укрепление города: в 7 верстах от него в поле поставлены тройными рядами надолбы; внутри этого пространства во время опасности пасся скот горожан и могли поместиться будущие окрестные крестьяне со своими стадами. В городе воздвигли два храма, Троицкий и Борисоглебский, снабженные полным причтом. Изнутри города на случай осады выкопан тайник, ведший к реке. Гарнизон его составляли около 3000 ратных военнослужилых людей, которые в назначенные сроки сменялись партиями, приходившими из других, более безопасных украинных городов. Известно, какой печальной участи подвергся от подозрительного Бориса главный строитель этого города оружничий Богдан Бельский. После ссылки Бельского Годунов продолжал заботиться о Цареборисове, и вообще придавал ему важное значение. Но в наступившую вскоре Смутную эпоху этот город, слишком далеко выдвинутый в степь и не успевший развить собственное оседлое население, был покинут ратными людьми, и на время запустел.

Новопостроенный город, как мы видим, обыкновенно окружался разными слободами, каковы: пушкарская, стрелецкая, казачья и др.; это обстоятельство показывает, что московское правительство, выводя русскую военную колонизацию в украинных пространствах, принимало меры, чтобы эта колонизация пустила там прочные корни и утвердила центры, около которых развивались бы местное население, земледельческая и промышленная деятельность. В мирное время те же служилые люди обрабатывали отводимые им, ближайшие к городу, поля и луга. Впоследствии к ним присоединялись новые переселенцы из внутренних областей, которые строили в этой местности деревни и починки, а во время сильной военной тревоги спешили со своими семействами, имуществом и стадами укрываться за городскими укреплениями, увеличивая собою число их защитников.

Одновременно с делом русской военной колонизации на южной или польской украйне, происходило такое же колонизационное движение в восточной или Волжской полосе. Только здесь оно пока направлялось почти исключительно вдоль самой реки Волги. После покорения царств Казанского и Астраханского, московское правительство прежде всего воздвигло русские твердыни в самых их столицах, т.е. в Казани и Астрахани; а затем принялось последовательно и настойчиво возводить города по приволжским краям в видах внешней обороны и прочного закрепления за собой всего течения этой великой реки.

Построение первых городов направлено было против беспокойных инородцев бывшего Казанского царства, в особенности против мятежных черемис; в их стране на правом нагорном берегу Волги, выше Казани, между Васильсурском и Свияжском были основаны Козмодемьянск и Чебоксары. А ниже Казани, также при Иване Грозном, были построены Тетюши на правом же волжском берегу и Лаишев на Каме, недалеко от ее впадения в Волгу. Два последние города, кроме обуздания местных инородцев, имели своей задачей защиту края от набегов ногайских татар. Не представляя такой сплоченной силы, как Крымская орда, ногаи были и менее воинственны. Однако их набеги и движения причиняли немало забот московскому правительству, в особенности при их наклонности возбуждать к мятежу и подавать руку помощи бунтовавшим приволжским инородцам. Для обороны от их вторжений, оно выбрало на Волге и Каме преимущественно те пункты, где издавна существовали перевозы, т.е., где совершалась обычная переправа татар на левый берег. В таких именно пунктах и были построены Лаишев и Тетюши. При Федоре Ивановиче против ногаев строится город Самара, на левой стороне Волги, при впадении в нее реки Самары, т.е. на оконечности Самарской луки. Вслед за Самарой, ниже на Волге возникает Царицын, там, где Волга сближается с Доном, или на так наз. Переволоке, и Саратов - почти на средине расстояния между Самарой и Царицыным. Построением этих трех городов область Казанская связана с Астраханской и важный судовой путь по Волге приобрел более безопасности как от кочевых татарских орд, так и от шаек воровских казаков.

Понятно, что появление подобных укрепленных мест весьма не нравилось степным хищникам; их набеги в пределы Московского государства встречали теперь немалые затруднения; а еще более затруднений должны были они испытывать, когда возвращались из этих набегов, обремененные добычей и пленниками: московские отряды, вооруженные огнестрельным оружием, выходили из городов и преграждали им путь в каком-либо тесном месте или при переправе через реку. Когда Борис Годунов воцарился в Москве, крымский хан Казы-Гирей прислал ему грамоту, в которой убеждал его не строить городов в степи и приводил такие доводы: доселе он отговаривал турецкого султана посылать рать на Московское государство за дальностью расстояния, а теперь, когда султан узнает, что московские города подошли близко, то, пожалуй, пошлет рать; да и татар теперь трудно будет удерживать от задирания русских, так как города последних стоят недалеко. Казы-Гирею отвечали, что турецкая рать Москве не страшна, а города поставили в поле против воров черкас и донских казаков, которые грабили московских и крымских послов и гонцов. Еще прежде того, при Федоре Ивановиче, когда на Волге построена была Самара, ногайский князь Урус с своими мурзами потребовал от астраханских воевод, чтобы Самара была снесена, а иначе грозил ее разорить. Ему также отвечали, что город поставлен для оберегания самих ногаев от воровских казаков.

Так как самой естественной задержкой для татарских набегов служили речные переправы или "перелазы", то крымцы старались обходить сколько-нибудь значительные реки и для сего пользовались водоразделами. Поэтому главным путем их вторжения в Московское государство был так назыв. Муравский шлях. Он шел от Крымского перешейка или Перекопа на север по возвышенному кряжу, который разделяет сначала бассейны Донской и Днепровский, потом Донской и Окский, и. упирался в город Тулу или, точнее, в Тульскую оборонительную засеку. Засеками назывался собственно срубленный лес, наваленный вдоль оборонительной черты с проходами, которые оберегались ратными людьми; а в местах открытых и ровных эти засеки соединялись между собой рвом с валом и частоколом, в которых местами также были проходы или ворота с бойницами; речные броды и перелазы в такой оборонительной черте забивались сваями и дубовыми кольями. От Муравского шляха, как ветви, отделялись другие шляхи, а именно Изюмский и Калмиусский. Изюмский шлях начинался у верховьев Орели, пересекал Донец и шел далее по водоразделу Донца и Оскола; а Калмиусский направлялся еще восточнее. На сем последнем и были расположены помянутые выше польские или степные города Дивны, Оскол, Валуйки, и Цареборисов. Кроме этих главных дорог с юга в Россию, существовало много других, которыми также пользовались татарские хищники, особенно, когда они вторгались мелкими партиями; таковы, прозванные потом, шляхи Бакаев или Свинный, Сагайдачный, Ромодановский и др.

Чтобы наблюдать за военными движениями татар в степи и вовремя получать известия об их вторжениях, на Московских юго-восточных украйнах издавна учреждена была сторожевая, станичная и полевая служба. Начало ее восходит к XIV веку, к эпохе Димитрия Донского; а распространение к XV, особенно ко времени Ивана III. Но вполне развилась она в XVI веке при Иване Грозном. Московские сторожевые отряды рассеяны были по степям. Они выходили из украинских крепостей под начальством своих сотенных голов и располагались стоянкой где-нибудь в укрытом месте, откуда высылали разъезды по всем направлениям, высматривали степные шляхи и сакмы, добывали языков, т.е. перехватывали татар, от которых можно было получить вести, и давали знать украинским воеводам о приближении хищных крымцев, ногаев или казанцев. Эти сторожевые или подвижные станицы предшествовали построению полевых украинских городков и острожков и намечали их места; а с размножением сих укреплений, они получали в них новые опорные пункты и сами выдвигались все далее и далее в юго-восточные степи и дубровы. Около 50-х годов XVI века московские сторожи и станицы охватывали все пустынное юго-восточное пространство от Алатыря и Темнинова до Рыльска и Путивля. Благодаря им, немало крымских и казанских вторжений встретили своевременный отпор со стороны предупрежденных московских воевод.

Сторожевая и станичная служба находилась в ведении Разрядного приказа. Чтобы дать ей более порядка и лучшее устройство, Иван IV в январе 1571 года назначил главным ее начальником знаменитого воеводу князя Михаила Ивановича Воротынского; в помощники ему дал князя Тюфякина и известного дьяка Ржевского для сторожи со стороны Крымцев, а Юрия Булгакова - со стороны Ногаев. Воротынский и его помощники собрали все хранившиеся в Разряде росписи сторожам и станицам, вызывали в Москву самих станичников и делали им подробные расспросы. После того они написали новый устав для этой службы, который и был утвержден царем. Вот некоторые образцы правил, заключавшихся в сем уставе. "Сторожам стоять в местах усторожливых и ездить по урочищам направо и налево по два человека", "два раза на одном месте кашу не варить (т.е. огонь не раскладывать); а где кто полдневал, там не ночевать"; если сторожи подстерегут приход татар, то посылают своих ближайших товарищей с вестями в украинские города; сами же должны следовать за Татарами и по их сакмам (т.е. по ширине и торности конской дороги) и по станам смекать, какое их число, а потом посылать с новыми вестями других своих товарищей. Станицы в определенные сроки сменяют друг друга; если же которые не дождутся смены и уйдут, а в это время случится татарский набег, то виновным назначена смертная казнь. Сторожи, которые простоят лишнее время по неприбытию других им на смену, берут с последних в свою пользу пеню по полуполтине на человека в день. Если каких сторожей люди, посланные от воевод и голов с дозором, найдут стоящих небрежно и неусторожливо или не недоезжающих до назначенных урочищ, тех бить кнутом. Сторожи выезжали на службу с запасными конями ("о дву конь") и коней должны были иметь "добрых", а не "худых". Станичная служба начиналась с весны с апреля, продолжалась до декабря, т.е. восемь месяцев, и была разделена на 8 станиц; а так как срок для каждого караула был двухнедельный, то каждой станице приходилось выезжать на сторожу два раза в год. Кроме служилых людей, именно детей боярских и казаков, в северские сторожи прежде допускались и наемные севрюки, т.е. жители Северщины; но так как эти севрюки обыкновенно стоят неусторожливо и вовремя не усматривают приход татар или приезжают с ложными вестями и производят напрасную тревогу, то впредь запрещено принимать их в сторожевую службу*.

______________________

* Книга, глаголемая "Большой Чертеж", издан. Спасским. М. 1846. Беляева "О сторожевой, станичной и полевой службе". С приложением подробных росписей из Разрядного Архива (Чт. О. И. и Др. 1846. № 4). Те акты, которые приведены здесь из Московского стола Разрядного приказа, перепечатаны вполне и более исправно в "Актах Московского государства", изданных Академией Наук под редакцией Н.А. Попова. Т. I. Спб. 1890. Перетятковича "Поволжье в XV и XVI веках". М. 1877. Багалея "Очерки из истории колонизации и быта Степной окрайны Москов. Государства" М. 1887. (Со ссылками на столбцы Белгородского Стола в Архиве Мин. Юстиции). Его же "Материалы для истории колонизации и быта Степной окрайны Москов. Государства". Харьков. 1886. №№ I и II. О русских степных сторожах см. также известия Маржерета. "Сказ, соврем, о Димитр. Самозв.". III. 55.

______________________

Прежде нежели было закончено введение нового устава, а также сделаны проверка и более целесообразное распределение сторожевых станиц на самых местах их службы, совершилось известное нашествие Девлет-Гирея на Москву летом того же 1571 года. После него поэтому новый устав был введен с особым тщанием и сторожевая служба приведена в лучший порядок, о чем ясно свидетельствует неудачное нашествие того же Девлет-Гирея в следующем 1572 году. После опалы и смерти князя Воротынского начальником сторожевой службы Иван IV назначил своего родственника боярина Никиту Романовича Юрьева, который в свою очередь сделал в сторожевой службе некоторые сообразные с обстоятельствами перемены, усилил дозор за станичниками и выдвинул их разъезды еще далее в степи. Но так как эти слишком дальние разъезды (иногда на несколько сот верст от украинских городов) препятствовали своевременной доставке вестей, то при Федоре Ивановиче видим обратное стремление: разъезды по возможности сокращать, а занимать степи построением городков и острожков. С умножением украинских городов умножались и сторожевые станицы; ибо в каждом новопостроенном городе учреждалось известное количество сторож, которые по очереди совершали определенные для них разъезды.

Итак постепенное закрепление степной окрайны за Московским государством совершалось в XVI веке преимущественно посредством военной колонизации, т.е. посредством служилого сословия; так как мирному населению пока еще не было места в этой полосе, подверженной постоянным военным тревогам. Состав украинского служилого сословия представляется довольно разнообразный. Высший его слой составляли дворяне и дети боярские; но число их было невелико сравнительно с остальными низшими классами, каковы стрельцы, казаки, пушкари, затиньщики, воротники, засечные сторожа и пр. Так, обращаясь к помянутому основанию Цареборисова, мы видим, что с Богданом Бельским и Семеном Алферовым отправлено было 46 дворян и 214 детей боярских, а стрельцов, казаков и других разрядов около 2700 человек. Дворяне, дети боярские и часть казаков составляли конницу; из них назначались и станичные разъезды; стрельцы, и остальные казаки составляли пехоту, а пушкари, затиньщики и воротники артиллерию. Хотя правительство старалось заменить денежное жалованье раздачей всем служилым людям ближних к новопостроенному городу (и никому тогда не принадлежавших) пахотных полей, дубров, сенных покосов и других угодий на поместном праве; но, пока эти земли не могли быть обрабатываемы, украинные служилые люди получали на свое содержание денежное и хлебное довольствие. Только с построением новых городов, еще далее выдвинутых в степь, население прежних, вместе с большей степенью безопасности, получало возможность обращаться к обработке земель и высылать в окрестные места земледельческие деревни и починки, которые, благодаря плодородию почвы, скоро поднимали местное благосостояние.

В этой русской колонизации, в этом обратном движении Русского народа на юго-восточные украины, когда-то занятые славянскими племенами, но отнятые у них половцами и татарскими ордами, весьма важную роль играет казачество.


Начало казачества на Руси восходит ко временам татарского ига, если не ранее (так как предшественниками его можно считать древнерусские вольные дружины бродников). Но самое имя его несомненно перешло к нам от татар, у которых казаками называлась, в противоположность большим и знатным родам, наиболее бедная часть народа, обреченная на бесприютное скитальческое существование; вообще оно означало низший разряд ордынцев. Это имя связывалось у нас с бездомками, бобылями, чернорабочими ватагами и т.п. людьми; но главным образом оно сосредоточилось на известном военнослужилом классе, представлявшем легковооруженный и наиболее подвижной отдел войска. Впервые такое военнослужилое сословие встречается около половины XV века на Рязанской украйне, вооруженные копьями, рогатинами и саблями. А в XVI веке мы видим его распространенным уже по всем южно-русским украйнам. Оно составляет часть гарнизона в украинских городах и отправляет службу отчасти пешую, отчасти конную; последнюю особенно в качестве сторожевых разъездов или станиц. Это так называемые городовые казаки, которые получают за свою службу от правительства денежное и хлебное жалованье, а иногда и земельные наделы. Рядом с этими городовыми вскоре появляются и вольные казаки. То были люди, ушедшие далеко в степь, полуоседлые и не признававшие над собой никакой государственной власти. Они соединялись в отдельные ватаги или станицы, которые располагались преимущественно по берегам рек, обильных рыбой, и заводили некоторое хозяйство. Управлялись они своими выборными ватаманами и своим общинным кругом (род древнерусского веча). Ватаги вольных казаков наполнялись самыми смелыми людьми, которых тянуло в степное приволье или которым почему-либо тяжело было оставаться на родине. Тут были люди разных состояний, преимущественно из тех же городовых казаков, а затем беглые крестьяне и холопы, искавшие личной свободы. Но, выдвигаясь на самые крайние пределы пустынной полосы в близкое соседство с татарскими ордами, вольное казачество естественно должно было вооруженной рукой отстаивать от них свое существование, а при удобном случае оно само переходило в наступление и нападало на отдельные отряды или становища татарские, грабило их и разоряло. Таким образом вольное казачество являлось самым передовым оплотом и вместе двигателем русской колонизации в южных степях.

Это казацкое колонизационное движение с самого начала приняло два главных направления: с одной стороны на нижний Дон и Волгу, с другой на нижний, Днепр. Относительно движения на Дон имеем любопытный наказ, данный Иваном III в 1502 году великой княгине рязанской Агриппине (управлявшей по малолетству своего сына Ивана), по поводу обратного проезда турецкого посла чрез рязанские земли. Великий князь московский наказывает ей дать послу провожатых сотню и более; а ее деверь удельный рязанский князь Федор должен был выставить еще 70 человек. "Да на сотню десятка три своих казаков понакинь", говорит наказ. Это, очевидно, рязанские городовые казаки, которые тут же далее противополагаются коренному военнослужилому сословию: "и ты бы у перевоза десяти человекам ослобонила нанявшись казакам, а не лучшим людям". Провожатые должны были сопутствовать послу только до Рясской переволоки, заключавшейся между притоками Оки и Дона. "А ослушается кто и пойдет самодурью на Дон в молодечество, их бы ты, Аграфена, велела казнити" - прибавляет Иван III. Ясно, что тут под молодечеством разумеется вольное Донское казачество, в которое уходили преимущественно городовые казаки и другие ратные люди, вероятно те, которые были недовольны тягловой службой или убегали от наказания за какую-либо вину. К концу XVI века вольное казачество своими поселками или станицами охватило уже среднее и нижнее течение Дона, и главным его средоточием, по-видимому, является укрепленный городок или станица Раздоры, расположенная при впадении Донца в Дон*.

______________________

* О наказе Ивана III рязанской в. княгине Агриппине см. в Актах, относящ. до рода дворян Голохвастовых. М. 1848. стр. 25. (из Чт. О. И. и Др.) и в моей Истории Рязанск. княжества (Сочи. Т. I. стр. 202). О присуждении Ивана Кольцо за разбои к смертной казни ссылка на Ногайские дела № 10 в Арх. М. Ин. Д. у Соловьева к Т. VI. прим. 128. Значение Самарской луки в Волжских разбоях указано у Перетятковича "Поволжье в XV и XVI вв." стр. 312, с такой же ссылкой.

Относительно фамилии Строгановых главные источники: во-первых, Акты Арх. Эксп. I. № 94. Здесь Лука Строганов упоминается в выписке из судейских списков о Двинских землях. Во-вторых, грамота царя Василия Шуйского от 1610 года; она говорит о выкупе Василия Темного из татарского плена с помощью Строгановых (сохранилась в их фамильном архиве). Далее, грамота, данная внукам Луки Строганова на участок Вондокурской волости, Устюжского уезда, Акты Арх. Эксп., I, № 163. Грамоты Ивана IV: Григорию Аникиеву Строганову, 1558 года, на Прикамскую полосу земли; ему же разрешение варить селитру для огнестрельного снаряду и о принятии в опричнину; Якову Аникиеву, 1568 года, на прибавку земли и льготная грамота, 1574 года, на поселение за Уралом на р. Тоболе. См. в Акт. Арх. Эксп., I, № 254 и Дополн. к Акт. Истор., №№ 117-120. Некоторые из приведенных грамот впервые были напечатаны Г.Ф. Мидлером в его "Описании Сибирского царства", Спб., 1750. Часть этих грамот приводится в так называемой "Летописи Сибирской" (Строгановская и Есиповская), изданной Спасским, Спб., 1821 г. О колонизаторской деятельности Строгановых говорят: Соликамский летописец в книге Василия Верха "Путешествие в города Чердынь и Соликамск", Спб. 1821 г. А. Крупенина "Краткий исторический очерк заселения и цивилизации Пермского края" (Пермский Сборник" I, М, 1859 г.). Н.А. Фирсова "Обзор внутрен. жизни инородцев перед временем вступления их в состав Москов. госуд." Учен. Зап. Казан. Унив. 1864. Вып.1. Смышляева "Источники и пособия для изучения Пермского края", Пермь, 1876 г. Мозеля "Пермская губерния", Спб., 1864 г. (материалы для географии и статистики России). Штиглица "Пермская губерния", Спб., 1875 г. (списки населенных мест). Шишонко "Пермская летопись". 3 кн. Пермь. 1881-1884 (Отчет о ней в Ж. М. Нар. Пр. 1886. Январь).

Важнейшее пособие для истории сей фамилии представляет монография проф. Устрялова "Именитые люди Строгановы". Спб., 1842 г. Здесь он отрицает предание о происхождении Строгановых от крещеного татарского царевича, у которого будто бы хан велел сострогать тело до костей - предание, приводимое голландцами Массою и Витзеном в XVII веке, потом повторенное историками нашими Г. Ф. Миллером и кн. Щербатовым в XVIII. По еще прежде Устрялова Карамзин назвал это предание басней (к т. IX прим. 651). Устрялов производит Строгановых от новгородского рода Добрыниных. Наиболее замечательные рецензии на его книгу принадлежат Строеву ("Северная Пчела", 1843 г., № 50) и Погодину ("Москвитянин", 1843 г., № 4). Затем: "Исторические сведения о гг. Строгановых", помещенные в "Пермских Губернских Ведомостях" за 1876 и 1877 гг., спустя двадцать лет после смерти их автора Волегова, управлявшего имениями Строгановых. Его изыскания совпадают большей частью с выводами Устрялова. Он указывает на существование новгородской фамилии Строгановых, помимо Дубровиных, и не отрицает их купеческого происхождения. Об этом и других трудах того же автора см. исследование преподавателя пермской гимназии А.А. Дмитриева "Ф.А. Волегов как историк Строгановых" (Перм. Губ. Вед. и отдельно, 1884 г.). Того же Дмитриева "Пермская Старина", выпуск 1. Пермь. 1889 г. В этом сборнике представлен свод известий и разысканий по истории и географии Великопермского края до XVII века, и обстоятельно указано постепенное расширение Строгановских владений. Между прочим любопытно его указание на то, что земли, отведенные Строгановым в Прикамском крае, не были совсем пусты, а уже имели русских поселенцев или "отхожих людей" чердынских и усольских, которых земельные участки они захватили в свое владение, благодаря жалованным царским грамотам и не без подкупа нужных для того лиц (стр. 98-100).

В Александроневской летописи под 1563 годом сказано: "Сентября 16 отпустил царь и великий князь Едигерова посла Чигибеня по Измаилову челобитью. Пришел он из Сибири с данью и задержан в Москве потому: после его приходу сибирские люди царю и великому князю изменили, дани государевым даньщикам давать не учали и взяли к себе на Сибирь царевича Едигеря князя; государьского даньщика Едигерь царевич казанский убил". В последних словах явная путаница и неверности, происшедшие от ошибок переписчиков. Карамзин метко указал на них и поправил приблизительно таким образом: "и взяли к себе на Сибирь царевича (Шибанского), и Кучум, царевич Шибанский, государева даньщика Едигера князя убил" (к т. IX прим.257 и 643). Небольсин вместо казанский читает "казацкий царевич" (т.е. киргиз кайсацкий), и вообще дает Кучуму происхождение то киргизское, то ногайское ("Покор. Сибири" гл. III). Но проницательный историограф оказался ближе к истине. Его догадку подтвердил Вельяминов-Зернов, который представил наиболее вероятные соображения о родословии Едигера и Кучума, соображения, основанные на сличении всех известных русских и татарских свидетельств об отношениях рода Тайбуги к Шейбанидам ("Исслед. о Касимовских царях и царевичах". II, 386-399. В той же книге см. его соображения о происхождении Киргиз-Кайсацкой орды). Он искусно распутывает запутанное и сбивчивое родословие сибирских царей и князей, заключающееся в летописях Есиповой и Строгановской. Почти те же, как у Вельяминова-Зернова, родословные выводы, приблизительно согласные с генеалогией Кучума у Абульгази, находим и в рассуждении И.Я. Словцова "Кто был Кучум?". Миллер принимал баснословное предание о том, что Кучум был сын Бухарского хана. ("Истор. Сиб." Спб. 1750, стр. 50); Фишер считает его киргизом ("Сибирская История". Спб. 1774, стр. 98). Соловьев, подобно кн. Щербатову, обошел вопрос о Кучуме; но по-видимому следует Карамзину.

О послах Едигера в Москве, его подчинении Ивану IV и сибирской дани в Никон. Лет. стр. 228, 274-275 и 291. В грамоте царя Федора Ивановича Кучуму в 1597 г. говорится, что отец Едигера Казый и дед Мамед (убивший Ибака) платили дань великому князю московскому Василию Ивановичу (С. Г. Г. и Д. II, № 68). Конечно, тут речь идет не о постоянной дани, а о дарах, иногда присылавшихся. Относительно Кучумова деда Ибака см. у Вельяминова-Зернова II, стр. 238-240; а Кучумова отца Муртазы ibid. стр. 394. Грамоты, касающиеся сношений Кучума с Иваном IV, которому он обязывается быть данником, в С. Г. Г. и Д. II. №№ 42 и 45 под 1570 и 1571 гг. Кучум и его предки тут именуются царями (ханами) сибирскими, тогда как Едигер, его отец и дед князьями (беками). Московское правительство, очевидно, знало различие в происхождении этих двух родов. Кучуму посылаются из Москвы царские грамоты зазолотой печатью. А сам Кучум в своих посланиях употребляет высокий, поистине восточный, тон. Как бы введением к этим грамотам служат речи пермского воеводы князя Никиты Ромодановского, воротившегося из Перми в марте 1570 г. (Помещены в Ак. Ист. I, № 179). По его словам, некто Ивашка Поздеев, взятый в плен на Чусовой сибирскими людьми, воротился от сибирского царя с известием, что царь этот собирает дань для государя московского и хочет послать к нему послов, но что пока мешает ему война с каким-то казацким (т.е. киргизским) ханом (вероятно, союзником Тайбугина рода). Эта война, конечно, и заставляла Кучума пока смиряться перед московским царем.

Любопытно разногласие источников относительно царевича Магмет-кула: по одним он является братом Кучума (напр., в жалованной грамоте Строгановым 1574 года, у Миллера, стр. 87), по другим сыном (Сибирские летописи и письмо Абдул-Хаира, назвавшего его своим братом, в С. Г. Г. и Д. II, № 67), по третьим племянником (помянутая выше грамота царя Федора Ивановича 1597 года. Ibid. № 68). По некоторым соображениям, последнее сообщение едва ли не самое верное.

В хронографах наших сохранился любопытный рассказ о путешествиии двух казачьих атаманов Ивана Петрова и Бурнаша Булычева, посланных в 1567 году царем Иваном Васильевичем посмотреть земли за Сибирью. Они видели Монголию и Китай. См. Карамз. к т. IX прим. 648 и "Изборник" Андр. Попова. 430-437. Но совершенно сходное с сим описание путешествия казака Петлина в 1620 г. напечатано Спасским в "Сбор. Историч. свед. о Сибири". Карамзин полагает, что это описание просто списано с донесения атаманов Петрова и Булычева. В старых рукописных сборниках русских встречается еще сказание "о человецех незнаемых в восточной стране". Тут собственно передаются разные баспословные слухи и поверья о сибирских народцах. По поводу сего сказания см. обстоятельное исследование Д.П. Анучина "К истории ознакомления с Сибирью Ермака" (Древности Моск. Археол. Общ. Т. XIV. 1890 г.).

______________________

Дон сделался рассадником казачества по всему юго-восточному пространству; отсюда оно распространилось на Терек и на Волгу, а с Волги потом и на Яик. Считаясь большей частью номинально в подданстве Москвы, а в сущности не признавая над собой никакой государственной власти, Донское и Волжское казачество нередко занималось разбоем и потому сделало небезопасным торговые пути, как сухопутные, так и в особенности судовые. Причем оно не разбирало татарские, персидские и бухарские караваны от русских и грабило даже московских послов, отправляемых в мусульманские страны. Своими речными походами оно напоминало древних новгородских повольников. Московское правительство при случае пользовалось казацкой силой в борьбе с кочевниками; подарками и наградами старалось привлечь атаманов на свою службу; а когда крымцы или ногаи приносили жалобы на грабежи и нападения казаков, отвечало, что они ему неподвластны и воюют на свой страх. Так казаки однажды взяли и пограбили ногайский городок Сарайчик на Яике, а в другой раз пограбили турецко-татарский город Азов. Когда же казацкие грабежи становились слишком дерзки, обращаясь отчасти на царские караваны, и вызывали горькие жалобы союзных Москве ногайских князей, то выведенное из терпения московское правительство посылало воевод с значительными отрядами для того, чтобы ловить и вешать грабительские шайки.

Во вторую, бедственную половину царствования Ивана IV, в семидесятых годах XVI столетия, особенно усилились казацкие грабежи на Волге, так что этот важный торговый путь сделался тогда крайне небезопасным. Обыкновенно казацкая шайка где-либо в укрытом природой месте поджидала подходящие по Волге караваны и потом неожиданно нападало на них на своих легких ладьях. Такими удобными притонами наиболее славилась тогда Самарская лука с ее береговыми утесами и пещерами, закрытыми дремучим бором. Поперек этой луки течет на север небольшая речка Уса, которая в южной части луки сближается с Волгой. Тут при устье речки с вершины волжских утесов казацкие сторожевые наблюдали приближение судовых караванов, шедших сверху. Завидев караван, казаки или тотчас бросались на него, или переплывали по реке Усе на южную сторону луки и успевали переволакивать свои челны в Волгу, пока караван огибал луку. Из казачьих атаманов, занимавшихся такими грабительскими подвигами, особенно сделался известен Иван Кольцо. Государь Иван Васильевич, разгневанный дерзкими грабежами царских караванов и послов, от правил на разбойников рать и велел казнить их смертью. Воеводы действительно захватили многих казаков и перевешали. Но часть их с некоторыми своими атаманами успела уйти вверх по Волге и по Каме; в числе этих атаманов были Ермак и Кольцо. Здесь, на Каме, они вошли в связи с Строгановыми, богатыми пермскими промышленниками и землевладельцами.

Предки Строгановых, по всей вероятности, принадлежали к тем новгородским фамилиям, которые когда-то колонизовали Двинскую землю, а в эпоху борьбы Новгорода с Москвой перешли на сторону последней. Они имели большие владения в Сольвычегском и Устюжском крае и нажили великие богатства, занимаясь здесь соляным промыслом, а также ведя торговлю с соседними инородцами Пермяками и Югрою, у которых выменивали дорогие меха. Главное гнездо этой фамилии находилось в Сольвычегодске, в соседстве с Зырянами Малой Перми. О богатствах Строгановых свидетельствует известие, что они помогли Василию Темному выкупиться из татарского плена; за что в свою очередь получили от великих князей московских разные пожалования и льготные грамоты. При Иване III известен Лука Строганов; а при Василии Ивановиче внуки этого Луки Строганова получают дозволение населить один пустынный участок в Устюжском уезде. Продолжая заниматься соляным промыслом и торговлей, Строгановы в то же время являются самыми крупными деятелями на поприще заселения северовосточных земель. В царствование Ивана IV они распространяют свою колонизационную деятельность и на Прикамский край, т.е. на Великую Пермь, которая были присоединена к Московскому государству при Иване III. В то время главой сей замечательной семьи является Аникий, внук помянутого Луки; но, вероятно, он уже был стар, и деятелями выступают собственно его три сына: Яков, Григорий и Семен. Они выступают уже не простыми, мирными колонизаторами закамских стран, но с правами иметь свои военные отряды, строить крепости, вооружать их собственными пушками, и на свой счет и страх отражать набеги враждебных инородцев, ногайских и сибирских Татар, Вогуличей, Остяков, Башкир и т.п. Таким образом Строгановы представляли род феодальных владельцев на нашей восточной окраине. Московское правительство, только что покорившее Казань и Астрахань и озабоченное тогда на юге борьбой с Крымцами, а на северо-западе начавшейся войной с Ливонией, охотно предоставляло предприимчивым людям все льготы и права на оборону северовосточных пределов.

В 1558 году Григорий Строганов бьет челом Ивану Васильевичу о следующем: в отчине государя в Великой Перми по обеим сторонам Камы реки от Лысвы до Чусовой лежат места пустые, леса черные, реки и озера дикие, острова и наволоки, необитаемые и никому не отписанные. Челобитчик просит пожаловать Строгановым это пространство, обещая поставить там город, снабдить его пушками, пищалями, пушкарями и воротниками, чтобы оберегать государеву отчину от ногайских людей и от иных орд; просит дозволения в этих диких местах лес рубить, пашню пахать, дворы ставить, людей неписьменных и нетяглых призывать, варницы заводить и соль варить. Царь велел навести справки, и оказалось, что места сии действительно лежат впусте и доходу в казну никакого не приносят. Тогда грамотой от 4 апреля того же года царь пожаловал Строгановым земли по обеим сторонам Камы на протяжении 146 верст от устья Лысвы до Чусовой, с просимыми льготами и правами, и позволил заводить слободы, населяя их людьми нетяглыми, исключая воров и разбойников; освободил их на 20 лет от платежа податей и от земских повинностей, а также от суда пермских наместников; так что право суда над слобожанами принадлежало тому же Григорию Строганову, а сам он является подсудным только суду царскому непосредственному. Эта царская грамота любопытна еще тем, что на ней подписались окольничие Федор Иванович Умного и Алексей Федорович Адашев. Отсюда можем догадываться, что энергичная деятельность Строгановых на нашей северовосточной украйне является не без связи с деятельностью лучшего советника первой половины сего царствования. Григорий Строганов построил городок Канкор на правой стороне Камы, при впадении в нее речки Пастырки. Спустя шесть лет, он испросил позволения построить другой городок, на 20 верст ниже первого на Каме же, на Орловском наволоке, наименованный Кергеданом (но впоследствии он назывался Орлом). Эти городки были обнесены крепкими стенами, вооружены огнестрельным нарядом и имели гарнизон, составленный из разных вольных людей: тут были русские (в том числе казаки), литовцы, немцы и татары. Когда учредилась опричнина, Строгановы просили царя, чтобы их города были причислены в опричнину, и эта их просьба была исполнена.

В 1568 году, старший брат Григория, Яков Строганов бьет челом царю об отдаче ему на таких же основаниях всего течения реки Чусовой и двадцативерстное расстояние по Каме ниже устья Чусовой. Царь согласился на его просьбу; только льготный срок был теперь назначен десятилетний (следовательно, он кончался в одно время с предыдущим пожалованием). Яков Строганов поставил острожки по реке Чусовой и завел слободы, которые оживили этот безлюдный дотоле край. Вскоре начались и военные их действия для обороны края от соседних инородцев. Так в 1572 году в земле Черемисской вспыхнул бунт; толпа черемис, соединясь с остяками и башкирами, вторглась в Прикамский край, разграбила на Каме суда и побила несколько десятков торговых людей. Строгановы послали на черемис своих ратных людей, которые и усмирили бунтовщиков. Но черемис поднимал против Москвы сибирский хан Кучум; он же запрещал остякам, вогулам и югре платить ей дань. Посему, в следующем 1573 году, племянник Кучума Магметкул приходил с войском на реку Чусовую, и побил много остяков, московских даньщиков; причем убил и царского посла (Чабукова), ехавшего в Киргиз-Кайсацкую орду. Однако он не посмел напасть на Строгановские городки и ушел обратно на Каменный пояс (Уральский хребет). Извещая о том царя, Строгановы просили разрешения распространить свои поселения за Поясом, построить городки по реке Тоболу и его притокам, и заводить там слободы с теми же льготами, которые им даны на Каме и Чусовой, а они, с своей стороны, обещали не только оборонять московских даньщиков остяков и вогулов от царя Кучума, но воевать и подчинять государевой дани самих Сибирских татар. Грамотой от 30 мая 1574 года, Иван Васильевич исполнил и эту просьбу Строгановых, на сей раз с двадцатилетним льготным сроком, причем дозволил разыскивать медную, свинцовую и горючую серу.

Но такое дело, как перенесение военных действий за Уральский хребет и покорение Сибирского царства, уже превышали собственные средства братьев Строгановых. Около десяти лет их намерения с этой стороны оставались одними намерениями, пока на сцену действия не явились помянутые выше казацкие вожди с своей дружиной.

Царство Сибирское является одним из многих осколков обширной империи Чингиз-хана. Оно выделилось в особое ханство из среднеазиатских татарских владений довольно поздно, по-видимому, не ранее XV века - в ту же эпоху, когда слагались особые царства Казанское и Астраханское, Хивинское и Бухарское, особые орды Ногайские и Киргиз-Кайсацкие. Сибирская орда, по-видимому, находилась в ближайшем родстве с Ногайской ордой. Она называлась прежде Тюменской, Ишимской и Шибанской. Последнее название указывает на то, что здесь господствовала та ветвь Чингизидов, которая происходила от Шейбани, одного из сыновей Джучи и следовательно Батыева брата, и которая властвовала в Средней Азии или Туркестане. Одна отрасль этих Шейбанидов основала особое царство в степях Ишимских и Иртышских и распространила его пределы на север и восток до Уральского хребта и реки Оби. При Иване III, как мы видели, шейбанский хан Ивак, подобно крымскому Менгли-Гирею, враждовал с золотоордынским ханом Ахматом и даже был его убийцей; следовательно, является также союзником московского князя. Но Ивак, в свою очередь, был убит своим соперником в собственной земле. Дело в том, что от Шибанской орды, еще прежде того, отделилась часть Татар под предводительством одного знатного бека Тайбуги. В малом виде тут повторилось то же, что было в великой Волжской орде, от которой отделилась Ногайская, с потомством Эдигея во главе. Но так же, как в Ногайской орде, преемники Тайбуги назывались не царями или ханами, а только князьями, т.е. беками; ибо и тут право на высший титул принадлежало только потомству Чингизову, т.е. Шейбанидам. Преемники Тайбуги удалились со своей ордой далее на север на берега Иртыша, где средоточием ее сделался городок Сибирь, лежавший пониже впадения Тобола в Иртыш, и где она подчинила себе соседние земли остяков, вогулов и отчасти башкир. Ивак был убит одним из преемников Тайбуги. Между сими двумя родами шла жестокая вражда, и каждый из них искал себе союзников между сильными соседями, именно: в Бухарском царстве, в Киргизской и Ногайской ордах и, наконец, в Московском государстве.

Этими внутренними междоусобиями и объясняется та готовность, с которой князь Сибирских татар Едигер, потомок Тайбуги, признал себя данником московского царя Ивана IV. В 1555 году, послы Едигера явились в Москву, и, поздравив Ивана IV со взятием царств Казанского и Астраханского, били челом, чтобы он принял Сибирскую землю под свою защиту и брал бы с нее дань. Ясно, что Едигер искал у Москвы поддержки в своей борьбе с Шебанидами. Иван Васильевич действительно принял сибирского князя и его землю под свою руку, наложил на него дань по тысяче соболей в год и отправил к нему Димитрия Непейцина, которому велел привести к присяге жителей Сибирской земли и переписать черных людей; число их, по донесению сибирских послов, простиралось до 30700 человек. В последующие годы со стороны Москвы возникло неудовольствие на то, что определенная дань не была доставлена сполна; хотя Едигер оправдывался тем, что его воевал шибанский царевич, который много людей увел в плен. Этот шибанский царевич был некто иной, как столь известный Кучум, внук хана Ивака. Получив помощь или от киргиз-кайсаков, или от ногаев, Кучум одолел соперника, убил самого Едигера и брата его Бекбулата и завладел Сибирским царством (около 1563 года). Вначале он также признал себя данником московского государя и учинил присягу на верность перед московским посланцем. Московское правительство признало за ним титул царя (хана), как за прямым потомком Шейбанидов. Но потом, когда он прочно утвердился в Сибирской земле и распространил магометанскую религию между своими татарами, Кучум не только перестал платить дань, но и начал ряд враждебных действий против нашей северовосточной украйны; причем принуждал соседние с ней поколения остяков, вместо Москвы, платить дань ему самому. По всей вероятности, происходившие в то время тяжелые и неудачные для нас войны на западе за Ливонию не остались без влияния на сию перемену отношений на дальнем северо-востоке.

По словам одной Сибирской летописи, в апреле 1579 г. Строгановы послали грамоту к казацким атаманам, разбойничавшим на Волге и Каме, и приглашали их к себе в Чусовые городки на помощь против Сибирских татар и других восточных инородцев. Братья Яков и Григорий Аникиевы около того времени умерли. Место их заступили их сыновья: Максим Яковлевич и Никита Григорьевич. Эти-то двоюродные братья или, по крайней мере, Максим Яковлевич и его дядя Семен Аникиевич обратились с помянутой грамотой к волжским казакам. На их призыв откликнулись пять атаманов: Ермак Тимофеев, Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан и Матвей Мещеряк, которые и прибыли к ним с своими сотнями, летом того же года. Главным вождем этой казацкой дружины явился первый из названных атаманов, Ермак, которого имя вскоре приобрело такую громкую известность, наравне с его старшими современниками, Кортецом и Пизарро.

Наши скудные источники не дают точных сведений о происхождении и предыдущей жизни этого замечательного исторического лица. Имеем только одно темное, хотя, может быть, и не лишенное исторической основы, предание о том, что дед Ермака был посадский человек города Суздаля, занимавшийся извозом и по обстоятельствам удалившийся из своего родного города; что сам Ермак, в крещении Василий (по другим Герма), родился где-то в Прикамской стране, отличался телесной силой, отвагой и даром слова; в молодости работал в стругах, ходивших по Каме и Волге, а потом пошел в разбой и сделался атаманом шайки*. Во всяком случае нет никаких прямых указаний на то, чтобы Ермак принадлежал собственно к Донскому казачеству; скорее, это был уроженец северо-восточной Руси, хорошо знавший ее пути, промыслы и население, закаленный в борьбе с суровой северной природой, своей предприимчивостью, опытностью и удалью вполне воскресивший тип древнего новгородского повольника. Такими же качествами обладало и большинство его товарищей.

______________________

* Предание о суздальском происхождении Ермака встречается в так называемой Черепановской летописи, составленной ямщиком Черепановым в Тобольске в XVIII веке и хранившейся в Академии Паук. Оно приведено у Карамзина в прим. 664 к т. IX. О нем и о летописи Черепанова упоминает Г. Спасский в предисловии к изданному им "Списку с чертежа Сибирския земли" по рукописному сборнику XVII века. (Времен. О. И. и Др. кн. 3). Так как помянутое известие уже встречается в этом сборнике, следовательно оно уже существовало в XVII веке. Карамзин отвергает это известие как вымысел. Против него возражают Небольсин ("Покорение Сибири". Спб. 1849) и Пуцилло ("К вопросу, кто был Ермак Тимофеевич". Рус. Вест. 1881. Ноябрь). Проф. Никитский в своей "Заметке" об имени Ермака (Ж. М. Н. Пр. 1882. Май), вслед за Карамзиным, известие Черепановской летописи называет вымыслом. Броневский, неизвестно на основании каких источников, называет Ермака уроженцем Качалинской станицы на Дону и говорит о назначении его на юго-восточную пограничную службу, откуда он бежал и предпринял разбой по нижней Волге и Каспийскому морю. ("История Донского войска". Т. I). Еще прежде Броневского в прошлом столетии Ригельман в своей "Истории о Донских казаках" выводит Ермака "с Дону", и также голословно (Чт. О. И. и Др. 1846. № 3). Во всяком случае приведенные доселе в известность и наиболее достоверные источники нигде не указывают на связи Ермака с Доном и не раз к его имени прибавляют прозвание Повольского, а товарищей его называют Волским и атаманами и казаками. (Летописи Савы Есипова и Строгановская. Так называемая "Неизвестная рукопись" в приложении к книге Небольсина. Ремизовская, изданная Археогр. Комиссией в 1880 г.). Точно так жеВолскими называет их и царская грамота от 16 ноября 1582 года. (Дополн. к Акт. Истор. I. 184). Правда, один хронограф конца XVII века, называя Ермака "поволзским атаманом", прибавляет: "сей убо Ермак не от славных быст, но от простой чади, вселися на Дону с прочими своими сверстники и многие пакости деяху по Волге реке". (Изборн. Андр. Попова 399). Но тут Дон привлечен очевидно по собственной догадке автора; так как весь его рассказ о Ермаке представляет сокращение из сибирских летописей. Что касается до имени Ермак, летопись Черепанова объясняет его прозвищем, будто бы означавшим или "дорожный артельный таган" или "жерновой ручной камень". Другие летописцы и историки производили его как полуимя, кто от Германа, кто от Еремея или Ермолая. Профессор Никитский, в указанной выше заметке своей, согласно с мнением Миллера, имя Ермак производит от Ермолая и ссылается на писцовые новгородские книги, где это имя встречается также в уменьшительной форме Е р м а ч к о. Г. Буцинский в своем сочиненими "Заселение Сибири и быт первых ее насельников" (Харьков. 1889) в первом прим., вслед за Никитским (не упоминая о нем) также производит имя Ермак от Ермила, т.е. Ермолая, и приводит примеры география, названий, происшедших от сего имени. Но, справедливо отвергая мнение Костомарова, будто Ермак в качестве донского атамана находился в московском войске под Могилевым в 1581 году, сам без достаточного основания говорит, что Ермак "до похода в Сибирь казаковал на Дону". Ссылка на челобитную одного казака, который говорит, что он до похода в Сибирь "двадцать лет служил с Ермаком в поле" - нисколько не указывает на Дон.

В Новочеркасске недавно решили воздвигнуть памятник Ермаку как донскому казаку и покорителю Сибири. В виду этого предприятия, считаю долгом указать на то обстоятельство, что исторический Ермак является казаком волжским, а не донским. Конечно, считая Дон главной колыбелью и рассадником вольного казачества в Московском государстве, можно привести Ермака в некоторую связь и с Доном. Но пусть во всяком случае предприниматели памятника знают настоящее состояние вопроса о происхождении Ермака. Не лишним считаю прибавить, что и подлинного изображения этого героя мы не имеем и что распространенный на Дону и в Сибири так называемый портрет его есть изображение какого-то немецкого ландкнехта.

______________________

Казацкие атаманы пробыли два года в Чусовых городках и в это время помогали Строгановым обороняться от беспокойных инородцев. Так, когда мурза Бекбелий с толпой вогуличей напал на Строгановские деревни и починки, то казаки разбили их и взяли в плен самого Бегбелия. В течение этого времени казаки сами предпринимали разные поиски против вогуличей, вотяков и пелымцев, и таким образом приготовили себя к последующему большому походу на Кучумово ханство.

Трудно сказать, кому именно принадлежал главный почин в этом предприятии. Одни летописи всецело приписывают его Строгановым, которые будто бы послали казаков покорять Сибирское царство. Другие говорят, что казаки, с Ермаком во главе, по собственному замыслу, самостоятельно предприняли этот поход; причем угрозами заставили Строгановых снабдить их всеми нужными для того запасами, съестными и огнестрельными. С вероятностью можно предположить, что почин был обоюдный, но со стороны казаков более добровольный, со стороны же Строгановых более вынужденный обстоятельствами. Казацкая дружина, прибывшая в Чусовые городки, была не такого характера, не таких привычек, чтобы долгое время могла спокойно нести скучную сторожевую службу, покорно подчиняться местным купцам-землевладельцам и довольствоваться скудной добычей в соседних инородческих краях. Много требовалось искусства и терпения сдерживать эту буйную толпу от обид и грабежей, которые она причиняла самим местным жителям. По всей вероятности, она скоро сделалась бременем для собственного края. А между тем преувеличенные известия о широком речном раздолье за Каменным Поясом, о богатствах, собранных Кучумом и его татарами с слабых, невоинственных сибирских народцев, и, наконец, жажда удалых подвигов, которыми можно было бы смыть с себя тяжкие прошлые грехи - все это возбудило сильное желание идти в малоизведанную страну и попытать там счастья. Подобным настроением, конечно, руководились в особенности атаманы и более всех Ермак Тимофеевич; судя по его последующей предводительской роли, он-то, вероятно, и был главным двигателем всего предприятия и склонил самих Строгановых способствовать ему. Последние избавлялись таким образом от беспокойной толпы казаков и приводили в исполнение давнюю мысль свою собственную и московского правительства: о перенесении борьбы с Сибирскими татарами в их собственную землю за Уральский хребет и наказании хана, переставшего платить дань Москве*.

______________________

* Из Сибирских летописей так называемая Строгановская приписывает почин казацкого похода Строгановым; но другие летописи, именно Есипова и Ремизова, выставляют его почти самостоятельным делом Ермака с товарищами. Карамзин держался первого взгляда. Небольсин старается опровергнуть этот взгляд и подкрепить второй, отдавая решительное предпочтение показаниям летописи Есипова ("Покорение Сибири". Глава IV.). Против него вооружился Соловьев и довольно подробно разобрал аргументы Небольсина, отстаивая большую сравнительно степень древности и достоверности летописи Строгановской. ("История России" Т. VI. Дополнение). При всей логичности и обстоятельности сего разбора, нельзя однако согласиться с тем, что Ермак с товарищами, предприняв покорение Сибири, явился только послушным орудием в руках Строгановых. Соображая все обстоятельства и все известия, мы полагаем, что сибирский поход был предпринят хотя с одобрения и с помощью Строгановых, однако главный почин едва ли не принадлежал самим казацким атаманам, и в особенности Ермаку Тимофеевичу.

Карамзин и последующие историки почти отвергают показания так называемой Ремизовой или Кунгурской летописи, которая составлена в конце XVII века тобольским боярским сыном Ремизовым; тогда как Строгановскую они относят к началу этого столетия, а Есиповскую к первой его четверти. (Содержанием своим обе эти летописи близки друг другу). Но в конце Есиповской прямо указывается на происхождение основной Сибирской летописи вообще: она составилась по почину первого тобольского архиепископа Киприана, занимавшего сию кафедру с 1620 по 1624 г. То же говорит и Ремизова летопись. Следовательно, самое начало сибирского летописания относится не ранее как к концу первой четверти XVII века, а Строгановская и Есиповская возникли еще позднее. Миллер же в своей "Сибирской истории" более всего пользовался именно летописью Ремизовской, отличающейся от названных двух многими своими подробностями. Хотя эти подробности часто носят характер легендарный и обилуют чудесными видениями и знамениями, однако совершенно отвергать показания сей летописи едва ли справедливо. Черпая из местных преданий и легенд, составитель ее, по-видимому, имел под рукой некоторые записи или пользовался первоначальным, т.е. Киприановым, собранием этих записей; на что (кроме обилия благочестивых знамений, предрекавших водворение христианства в тех краях) намекает его более подробная, чем в других, и более точная хронология, именно по отношению к числам и месяцам (но не годам, которые у него иногда явно перепутаны). На эту черту Ремизовской летописи указал Л.Н. Майков в своем историко-хронологическом рассуждении по поводу трехсотлетней годовщины присоединения Сибири (Жур. Мин. Нар. Просв. 1881. Сентябрь). Он сопоставляет Строгановскую летопись с Ремизовской (Есиповскую же вслед за Карамзиным и Соловьевым считает только "риторической переделкой" Строгановской), берет исходным пунктом царскую грамоту от 16 ноября 1582 года и приходит к такому выводу: поход был предпринят 1 сентября 1581 года; город Сибирь занят 26 октября 1581 года, а Кольцо прибыл в Москву в конце января 1583 года. Остановим внимание на этих датах, особенно на второй.

Кунгурская или Ремизовская летопись местами представляет ход событий более естественным и вероятным, чем Строгановская; а именно, первая говорит о зимовках, тогда как последняя их опускает. Так в Строгановской летописи выходит, что казаки, предприняв поход в сентябре 1581 года вверх по Чусовой, в октябре этого года вошли в Иртыш и 26 октября взяли город Сибирь. Есть ли хотя какая-либо вероятность, чтобы приблизительно в полтора месяца они проплыли все это пространство, да еще переволоклись в то же время через Уральский хребет? Подобная скорость невозможна была бы и в наше время для мирного речного путешествия (конечно, без паровой силы); а для военного похода, когда нужно было подвигаться вперед ощупью, борясь и со всякой нуждой, и с природой (в виде волоков, порогов, мелей и т.п.), и с туземными племенами, когда, перевалив Уральский хребет, приходилось вновь строить и снаряжать себе струги - эта быстрота немыслима. (С какими затруднениями сопряжено плавание по одной только Чусовой и притом не вверх, а вниз по реке, дает понятие "Поездка на реку Чусовую" Е. Янишевского. Пермь. 1886). Такой невероятный факт без всякой критики принимался Карамзиным, Соловьевым и другими, касавшимися первого завоевания Сибири, в том числе и Небольсиным, по-видимому, столь критически относившимися к Строгановской летописи! Нет, показания Ремизовской летописи, что казаки зазимовали где-то около Уральского волока, потом все следующее лето провели в походе по сибирским рекам, и только к осени достигли Иртыша - это показание гораздо достовернее. Невероятно также, чтобы, заняв город Сибирь, они целый год медлили посылкой известия о своем подвиге Строгановым и в Москву. Заняв Сибирь в октябре 1582 года, они, конечно, вскоре затем отправили вести, и тем более, что очень нуждались в подмоге для удержания завоеванного. Тогда понятна нам царская грамота с укором Строгановым, от 16 ноября 1582 года. (Она приведена в Строгановской летописи и перепечатана в Дополн. к Акт. Ист. I. № 128). Конечно, в это время в Москве еще не могли быть получены вести о завоевании Сибири. Что касается донесения Пелепелицына о нападении Пелымского князя и самовольном отпуске казаков в Сибирь Строгановым, и это донесение принималось без достаточной критики. Напрмер, на его основании полагали, что Пелымский князь пришел на Пермь в тот же день, в который Ермак выступил в поход, т.е. 1 сентября 1581 года. Но можно ли каким-либо одним числом определить нашествие толпы дикарей на пустынный, обширный край? Выражение грамоты "в тот же день" никак нельзя принимать буквально. Видно только, что нашествие вогулов случилось приблизительно одновременно с сибирским походом Ермака. Еще за год до этой грамоты, именно от 6 ноября 1581 года, из Москвы послано в Пермь распоряжение воеводе Пелепелицыну о сборе ратных людей с пермских волостей и Соли Камской, человек 200, которые должны помогать острожкам Семена и Максима Строгановых, а эти в свою очередь должны помогать пермским и усольским местам, в случае нападения вогулов. Никите Строганову велено помогать своим родственникам, так как Семен и Максим приносили на него жалобу. (Дополн. к Акт. Ист. 1. № 126). Эту грамоту тоже связывают с нападением Пелымского князя; но едва ли справедливо. Вероятно, здесь имеется в виду предыдущее нападение мурзы Бегбелия.

Что касается времени, когда казацкое посольство прибыло в Москву, если приурочивать его к январю 1583 года (собственно 1582 г.; ибо мы имеем дело ещ