М.Н. Катков
Извещение Московского Цензурного Комитета о дозволении продолжать издание "Московских Ведомостей". От издателей. Выражение благодарности профессору Любимову и лицам разных сословий, выразившим сочувствие коллективными письмами

На главную

Произведения М.Н. Каткова


Мы получили из Московского цензурного комитета следующее сообщение от 23 июня:

Вследствие предложения г. московского генерал-губернатора, на основании телеграммы г. министра внутренних дел от 22 июня московский цензурный комитет поставляет в известность гг. издателей "Московских Ведомостей" статских советников Каткова и Леонтьева, что издание означенной газеты допускается возобновить теперь же под их редакцией и при тех же разрешенных г. министром народного просвещения изменениях в их контракте с Московским университетом, о которых они, издатели, ходатайствовали в видах соглашения условий помянутого контракта с ныне действующими законами о печати.

Мы возвращаемся к нашей деятельности с новою бодростью, с новым, более чем когда-либо возвышенным чувством призвания. Затруднявшие нас недоразумения прекратились; исчезло все, что нас смущало и заставляло колебаться. После полуторамесячного перерыва мы снова за нашим делом, снова на нашем посту, снова под нашим дорогим знаменем. Только одно: да укрепит Бог наши слабеющие силы и да поможет Он нам действовать не без пользы среди обстоятельств, требующих не только преданности и усердия, но и значительных сил. Как ни больно было нам оторваться от труда, которому посвятили мы все наши силы и отдали всю нашу душу, но мы не сетуем на постигшую нас невзгоду, напротив, мы благодарим Бога за то, что нами было испытано в этот промежуток времени. Мы пережили минуты, которые бросили радостный отблеск на наше прошедшее и в которых находим мы благодатное возбуждение для будущего. Путь наш стал яснее, и шаги наши будут решительнее, тверже и спокойнее. Мы не можем быть преданнее, чем были, делу нашего служения, одушевлявшее нас чувство долга не может стать сильнее, чем было до сих пор, но оно стало радостнее и животворнее...



Вступая снова в полное обладание нашей газетой, мы считаем своею первою обязанностью выразить публично благодарность нашему доброму другу, Н.А. Любимову, который принял на себя тяжелый, неприятный и неблагодарный труд временной редакции, чтоб избавить издание "Московских Ведомостей" от продолжительного, угрожавшего ему перерыва. С его стороны это было самопожертвованием. Он дал свое имя изданию, по необходимости бесцветному, затрудненному, стесненному, пораженному в своих главных жизненных условиях. Временный редактор, выдерживая ежедневную борьбу с разными хлопотами и затруднениями своего нового и случайного положения, он мог только поддерживать существование газеты, не имея возможности вести ее соответственно усвоенному ею характеру. Она не только не могла служить органом мнения, но и не могла вполне удовлетворять своему назначению даже в простом сообщении известий. Большую половину выписанных нами заграничных журналов Московский почтамт перестал доставлять нам с того самого времени, как "Московские Ведомости" подверглись приостановке и затем поступили под временную редакцию, а которые доставлялись, те были задерживаемы для цензуры в продолжение целых суток. Так продолжалось до вчерашнего дня, и эта мера, по непонятной причине, падала на редакцию "Русского Вестника", хотя издатель этого журнала имеет право на бесцензурное получение заграничных журналов, Высочайше дарованное ему еще в 1862 г. Вот почему заграничные известия, которые имеют теперь столь значительный интерес для публики, сообщались временною редакцией не с достаточною быстротой и полнотой.

Чтобы на будущее время, пока "Московские Ведомости" находятся в наших руках, предотвратить всякую возможность перерыва в издании этой газеты, с которою соединяется множество интересов не только частных, но и казенных, и чтоб обеспечить публику от случайностей, могущих постигнуть личное положение издателей, мы ходатайствовали о дополнении заключенного нами с университетом контракта условием, которое привело бы его в необходимое для нас соответствие с ныне действующими законами о печати, не имевшимися в виду при заключении контракта в 1862 году. По контракту, до истечения означенного в нем срока мы не имеем права произвольно отказаться от издания. Только в случае устранения нас правительством можем мы, не оказываясь несостоятельными, обратно передать университету принадлежащую ему газету. По новым законам печать, кроме судебных преследований, подлежит еще так называемой карательной цензуре или административным предостережениям, заимствованным из нынешнего французского законодательства и касающимся более или менее направления издания. Мы не протестовали против этой системы административных предостережений и не искали поставить себя вне ее действия; мы только считали себя обязанными быть в готовности, не дожидаясь второго и третьего предостережения, прекратить свою деятельность на первом. Если бы при заключении нашего контракта в 1862 году с университетом имелся в виду нынешний закон о печати, то мы внесли бы в него условие, которое давало бы нам право устраниться от издания при первом административной предостережении. Теперь, по случаю известных публике обстоятельств, мы сочли своим долгом ходатайствовать о соглашении нашего контракта с ныне действующими законами и о пополнении его пунктом следующего содержания: "Буде арендаторы получат по изданию "Московских Ведомостей" административное предостережение, то они имеют право отказаться от издания на тех условиях, которые в 10-м пункте настоящего контракта определены на случай устранения их от издания правительством независимо от их воли". Этот дополнительный пункт в нашем контракте с университетом нимало не избавляет нас от возможности подвергнуться действию карательной цензуры, но он совершенно обеспечивает казну и публику от перерыва в издании этой газеты.

Посреди трудных обстоятельств нам было отрадно слышать слово сочувствия, ободрения и утешения, которое доносилось к нам из всех общественных сфер; нам отрадно было вновь удостовериться, в каком смысле разумеет нашу деятельность сочувствующая нам публика и за что она сочувствует нам. Почти каждое из полученных нами заявлений не только общественных, но и частных обращало наши взоры к Государю и ободряло нас Его дорогим именем......

Пользуемся этим случаем, чтобы выразить нашу признательность лицам разных сословий, почтившим нас коллективными письмами из Симбирска, Казани, Астрахани, Тифлиса, Симферополя, Воронежа, Орла, Шуи, Кирсанова, Липецка, из уездов: Одоевского, Чернского, Глуховского и пр. Мы не считаем удобным печатать в нашей газете все эти заявления, но они от этого не теряют своей силы, они подействовали на нас глубоко и благотворно и будут хранимы нами как драгоценность.


Впервые опубликовано: Московские Ведомости. 25 июня. 1866. № 132.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости".


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России