М.Н. Катков
Нападки на "Московские Ведомости" журналов "Journal des Debats", "Le Nord", "Современника" и "Голоса" за обсуждение интересов России с русской национальной точки зрения

На главную

Произведения М.Н. Каткова


Борьба против "Московских Ведомостей", против ультрарусской, ультрамосковитской партии или, короче сказать, против нынешнего патриотического настроения русского общества и против серьезной и самостоятельной политической печати в России, начатая в марте месяце, продолжается с энергией и настойчивостью, достойными лучшей цели. Мы вели свое дело по-прежнему, не понижая, но и не поднимая тона, чему доказательства налицо в нашей газете; в марте месяце вдруг что-то произошло или что-то задумано, мы не знаем, и вот, повинуясь таинственному побуждению, люди и направления, переносившие до тех пор наше существование, сочли нужным повести против нас генеральную атаку. Читателям известно, что в марте месяце сделано по нас несколько крупных выстрелов с помощью и без помощи заграничной печати; вслед за тем открыт мелкий огонь, под которым мы и теперь находимся, вместе с мнимою ультрамосковитскою партией и русским патриотизмом. Сущность нападений остается все та же: не полонизм, не социализм, не нигилизм, не вообще какие бы то ни было формы государственной измены грозят величайшею бедой русскому обществу и русскому государству, а патриотизм и обсуждение интересов России с русской национальной точки зрения. Вот какой мотив разыгрывается в настоящее время на все возможные лады, а в некоторых газетах, как "Journal des Debats" и "Le Nord", даже злоумышленное покушение 4 апреля приводится в прямую связь с нынешним патриотическим настроением умов в России. Нас хотят во что бы то ни стало уверить, что там-то, где вся наша сила, и кроется наша гибель, а напротив, там, где наша язва и наша отрава, мы чуть ли не должны исключительно искать нашего спасения. На этот раз удовольствуемся кратким очерком этих курьезов.



"Journal des Debats" почти ежедневно посвящает "Московским Ведомостям" то целую статью за подписью г. Сен-Марка Жирардена, то более или менее обширные тирады своих передовых статей, хотя и за подписью секретаря редакции, но с заметным петербургским пошибом. В одной из последних парижско-петербургских тирад этого рода, от 2 мая, мы читаем, что не мешает нарядить следствие над нашим умственным состоянием, так как мы открыли новых соучастников злодея, покусившегося на жизнь Царя, и число этих открытых нами соучастников так велико, что вся Европа предается нами обвинению. Пусть не тревожится этот почтенный журнал, позорящий свое старое доброе имя службой позорнейшей интриге, - пусть не тревожится ни за состояние наших умственных способностей, ни за всю Европу, обвиняемую будто бы в соучастии с злодеем 4 апреля. Г. де Мазад, г. Сен-Марк Жирарден с теми лицами, которые доставляют им сведения о делах России, а также петербургские корреспонденты "Силезской Газеты", открывшие уже 2 апреля заговор старорусской партии в нашей столице, или петербургский корреспондент (уполномоченный) "Le Nord", употребляющий все усилия, чтобы доказать, что пробуждение общественного мнения в России и патриотическое настроение его прямо ведут к революции, к ниспровержению законного порядка, к злодеяниям, подобным тому, какое было совершено 4 апреля, - все эти господа далеко не целая Европа. Даже кажущаяся многочисленность их никого не может ввести в обман. Разве не говорят они одного и того же? разве не вторит "Современнику" "Revue des Deux Mondes", а петербургский корреспондент газеты "Le Nord" - г. Сен-Марку Жирардену? От кого может укрыться, что все они поют с одного и того же, и притом более или менее чужого голоса и что одна и та же ловкая рука водит их перьями? Подобные явления видали мы и прежде. Не то же ли было и в пору польского мятежа, когда точь-точь так же, как теперь, раздавались целые залпы ложных, с известною целью выдуманных известий или фальшивых, к известному результату направленных суждений и когда точно так же, как теперь, замечалось удивительное согласие между известными органами русской и прямо враждебной к России иностранной журналистики? Что не удалось тогда, того надеются достигнуть теперь и таким образом подготовить в самой России полное торжество всех наносных, враждебных ей стихий. В Европе могут быть и люди, и партии, которые от души порадовались бы и сами готовы были бы содействовать всем невзгодам России; но корень зла, которое серьезно грозит ей, находится в ней самой, и мы так мало склонны винить за это зло всю Европу, что даже и статьи гг. де Мазада и Жирардена приписываем не им самим, а русско-польским изменническим внушениям.

Странным образом "Journal des Debats" находит совершенно неуместным в России то, что обыкновенно делается и в Англии, и во Франции, и в целой Европе и что делал всегда и сам "Journal des Debats" как при Лудовике-Филиппе, так и при императоре Наполеоне. Совершается страшное политическое преступление, которое притом является делом не одного безумца, - преступление, которое приводит в величайшее движение целый народ, которое подает повод к бесчисленным толкам и в том числе к толкам явно злоумышленным, и "Journal des Debats" желал бы осудить русскую политическую печать на совершенное безмолвие по этому событию, так чтоб она не смела указывать ни на характер и вероятные источники преступления, ни на связь его с некоторыми предшествовавшими и последовавшими обстоятельствами, ниже противодействовать злоумышленным толкам, имеющим целью вооружить одно сословие против другого и вообще причинить смуты в стране. Везде, в целом образованном Mipe печать в подобных случаях поспешает на помощь к правительству и старается истолковать истинное значение факта с различных точек зрения; только у нас в России и правительство должно быть оставляемо в одиночестве, и общественное мнение должно быть предоставляемо в жертву всем возможным и самым нелепым, самым злоумышленным толкам: иначе тотчас воздвигается обличение, что рядом с официальным следствием производится со стороны какой-то газеты следствие неофициальное, самовольное и нестерпимое.

Впрочем, и вообще существование серьезной и независимой политической печати в России оказывается делом ненавистным для всех тех интересов, которые находят себе поборников в гг. Мазадах и Сен-Марк Жирарденах, в "Современнике" и в "Голосе", в "Отголосках Русской Печати" и в петербургском корреспонденте "Le Nora", обозначающем себя буквою X. Газета "Голос" (в № от 24 апреля) уже рассчитала, и сколько времени осталось нам издавать "Московские Ведомости", и сколько штрафных денег придется нам заплатить за три месяца, и взяла на себя совершенно излишний труд доказывать то, в чем мы и сами уверены, именно что дни наши изочтены, и то, о чем "Голосу" предстоит спорить с своими союзниками, будто бы министерское распоряжение от 26 марта направлено не против нашей деятельности, а только против одной нашей статьи (макулятной, как названа она в "Голосе", вдруг заговорившем по латыни), тогда как даже по свидетельству самого Шедо-Ферроти (см. № 33 "Отголосков") в этой статье не было ровно ничего, что бы тысячекратно не повторялось в "Московских Ведомостях" с того самого времени, как эта газета перешла в руки нынешней ее редакции (rien de particulierement saillant, rien qui differat du ton habituel de la "Gazette de Moscou"). И какая вдруг ученость и начитанность в латинских классиках взялась у "Голоса", этого ненавистника классического образования! Статья павлинится стихами из Виргилия, из Персия и даже заключается стихом последнего, приведенным, чтобы лучше выразить радостное ожидание латиниста, подарившего "Голос" своею статьей, ожидание, что с переходом "Московских Ведомостей" в другие руки наступит лучшая пора. Лучшая? - Не спорим. Вопрос весь только в том - для кого лучшая?

Не знаем, упоминать ли еще о родственных между собою статьях г. Сен-Марк Жирардена (в "Journal des Debats" от 29 апреля) и петербургского корреспондента "Le Nord" (от 4 мая)? Статьи эти требуют более обстоятельного обсуждения; но пока довольно будет сказать, что первая из них косвенно, а вторая прямо приводит в связь покушение 4 апреля с влиянием "Московских Ведомостей" на умы России. До сих пор всякий с своей точки зрения видел в этом гнусном покушении дело государственной измены в России, состоящей в связи с польским делом, может быть, с социализмом и нигилизмом, пожалуй, даже со всесветною революцией; но вот теперь, по словам этих мудрецов в "Journal des Debats" и в "Le Nord", оказывается, что злодей 4 апреля решился на свое злодеяние из побуждений патриотизма, то есть из преданности Государю и России, - чем, как всякому известно, исчерпывается все направление "Московских Ведомостей", - что составляет всю силу их в русской публике, - что возбудило против них столько вражды во враждебных к России партиях. Впрочем, наши мудрецы сами почувствовали, что это обвинение было бы чересчур дерзкою насмешкой над здравым смыслом и сочли за лучшее смягчить его значительно. Г. X даже прямо говорит, что "Московские Ведомости" отстаивали интересы России против полонизма, против сепаратизма, против социализма и нигилизма, против космополитизма, - словом, против всего, в чем выражалась или измена, или равнодушие к России; но тем не менее все-таки долой "Московские Ведомости"! долой их, потому что держат умы в напряженном состоянии, распаляют страсти и тем самым порождают такие ужасающие катастрофы, как задуманная на 4 апреля. "Это покушение, - по мнению г. Сен-Марка Жирардена, - есть одна из тех внезапных вспышек, которые в уме слабом и склонном к насилию порождает общая горячность мнений". Точь-в-точь то же, только другим стилем, высказывается в "Le Nord". Мы не станем разбирать теперь всю эту путаницу слов: мы желали выставить на вид только тот факт, что все усилия направлены теперь против существования в России серьезной политической печати и преимущественно против "Московских Ведомостей" в нынешнем их виде. Свойство этих усилий лучше всего определяется тем, из каких источников они проистекают и к какому лагерю принадлежат журналы и лица, которые подвизаются на этом поприще. Здесь мы видим прежде всего г. де Мазада и г. Сен-Марка Жирардена, известных друзей польского дела, которые усердно ратовали за польский мятеж 1863 года и из коих последний состоит членом франко-польского комитета в Париже; затем является на сцену иммакулятный "Голос" с новым сотрудником-латинистом; далее является "Современник" с целым запасом социалистических статей и учений, и между ними красуется фигура незнакомого знакомца, г. X, в "Le Nord". Итак, долой "Московские Ведомости"! Надобно же дать наконец полный простор социализму, нигилизму и полонизму в России, а то им становится уже тесненько от возбуждения русского национального чувства!


Впервые опубликовано: Московские Ведомости. 1866. 27 апреля. № 89.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости".


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России