М.Н. Катков
Необходимость сокращения кабаков

На главную

Произведения М.Н. Каткова


Со всех сторон, от людей самого разнообразного общественного положения получаем мы массу отзывов, заявлений и целых статей посвященных вопросу о пьянстве, которых мы коснулись в №№ 200, 205 и 209 Московских ведомостей. Некоторые из этих присланных нам статей, как, например, "Письмо к Издателю" отца протоиерея Д.Г. Богоявленского, "Крестьянский быт и кабаки" почетного гражданина Морокина, "К вопросу о кабаках и корчемстве" Землевладельца, "Голос из Деревни" И.П., уже известны нашим читателям. Общее впечатление всех этих и других подобных им статей одно и то же. Все они наглядно и неоспоримо свидетельствуют, что кабацкий вопрос окончательно созрел и требует безотлагательного решения. Как в былое время все ждали освобождения от крепостного права, так в настоящее время все ждут не дождутся освобождения от кабака. Здесь исходный пункт всех благих начинаний на пользу народа, который испытал на себе все гибельное влияние размножения кабаков и встретил бы всякие направленные против них меры как величайшее и истинное для себя благодеяние. Крестьяне не пишут статей и корреспонденции, не участвуют в создании того, что называется "общественным мнением", но в тех случаях, когда они имеют возможность искренно высказаться, они прямо указывают на соседство кабаков как на главную и величайшую язву своего быта. "Соберите крестьян любой местности и спросите их, почему они бедствуют. Все вам скажут, что их губят кабаки и разделы. И мы уверены, что большинство было бы искренне радо уменьшению кабаков. Мало того, пусть только правительство предпишет, чтобы кабак от кабака в деревнях был не ближе 15 верст и недостающую цифру дохода разложить на тех же крестьян, и тогда мы вполне убедимся, что народ, бесспорно обладающей здравым смыслом, с благодарностью внесет новую подать за право не подвергаться соблазну и улучшить свое благосостояние и здоровье", - вот общий вывод, к которому привели землевладельца Крапивенского уезда практические наблюдения над деревенской жизнью. Много подобных заявлений слышал протоиерей Богоявленский, свидетельствующий, что простолюдины не раз обращались к нему с просьбою заявить в газетах, что ничто в такой мере не могло бы содействовать их благосостоянию, как сокращение кабаков и противодействие народному пьянству. "Уменьшение податей дело для народа благодетельное и в высшей степени желательное; но если под боком у крестьянина останутся соблазнительный питейные заведения с вывеской распивочно и на вынос, то податной денежный остаток у крестьян пойдет опять на обогащение кабатчиков", вот вывод, к которому привели отца Богоявленского его собеседования с простым людом. Хлебный торговец, наш постоянный елецкий корреспондент, изъездив недавно по своим делам вдоль и поперек целый уезд, имел возможность во многих жестах толковать с крестьянами о предполагаемом сокращении кабаков, и всюду крестьяне одинаково оканчивали свои речи заявлением, что "великое благодеяние будет оказано крестьянству закрытием большинства кабаков. Крестьяне всюду единогласно предпочитают сокращение кабаков уменьшению платежных сборов, - вот другой вывод, сделанный елецким хлебным торговцем из его беседы с крестьянами. Какие могут быть еще более сильные протесты со стороны крестьян против одолевающего их разорительного и развратительного кабацкого соблазна?



Недавно этот народный протест против пьянства и кабаков выразился еще в новой форме, в форме письма, поданного министру внутренних дел графу Игнатьеву и покрытого целым рядом подписей. Подписались под ним трое почетных граждан, в том числе один потомственный, 11 мещан, один солдат и 28 крестьян разных волостей, в том числе один волостной старшина и один сельский староста. Вот что, между прочим, пишут они в своем адресе:

"Мы, нижеподписавшиеся сельские жители, любим Россию и нашего дорогого Государя, желаем силы и славы Царю и Отечеству. В силу этого дорогого и сердечного чувства берем на себя смелость подать голос, по нашему крайнему разумению, о необходимейшей из всех нужд России. Эта настоятельная нужда России заключается в уменьшении пьянства. Благомыслящее люди скорбят и болеют об этом народном биче, в конец подрывающем экономические условия и, еще хуже того, нравственные силы народа. Кабак есть рассадник не только пьянства, но и воровства, и поджогов, и всякого разврата. Желательно уменьшение этих вертепов, а с ними всевозможных преступлений, чего горячо желает вся Россия; к этому мы считаем своим долгом дополнить, что полумеры не помогут вылечить эту гангрену. Нужны сильные средства, то есть весьма значительное сокращение кабаков. Ни война, ни мор, ни голод, не могут сравняться по своим гибельным последствиям с бедствиями, проистекающими от пьянства; то беды скоропреходящи, а эта беда точит как червь и постепенно разрушает благосостояние, нравственность и здоровье простолюдина, то есть ослабляет силы России. Ваше сиятельство, убедительно просим вас обратить на эту насущную нужду милостивое и правду любящее око Государя... Спасите будущее поколение России, пока еще не поздно. О судьбе его страшно и подумать. Спасите бедствующих и голодающих детей. Спасите от пьяных побоев жен, матерей и отцов. Спасите поля России от истощения... Спасите нравственность, веру в Бога, которая в народе начинает быстро иссякать в районе около кабака. Наконец, можно безошибочно предполагать, что преступные противогосударственные замыслы крамольников будут искать себе почвы для привлечения к себе простого народа тоже в кабаке".

Все выраженное в приведенных строках адреса, поданного министру внутренних дел, есть в настоящее время общая мысль, общее чувство всей России. Не разделяют их только враги русского народа и люди, служащие им орудиями.

Да, при настоящем положении страны, во всей финансовой и экономической сфере нет вопроса, который по своему государственному значению мог бы хотя приблизительно равняться с вопросом о сокращении пьянства. Всякие стремления отодвинуть этот вопрос на задний план, отсрочить его решение, заслоняя его указатель на другие финансовые реформы и постановкой их на ближайшую очередь, могут быть объясняемы только непониманием действительных нужд России или неспособностью сделать для нее то, что требуется, если не прямым противодействием тому, что было бы истинно полезно государству.

Это противодействие, как во многих других, так и в данном случае, любит облекаться в форму любви к народу, заботе об его благополучии. Раздается усиленный плач о податном обременении народа, о расстройстве денежного обращения, причиненном обесцениванием кредитного рубля, то есть собственно упадком вексельных курсов. Употребляются всевозможные гласные и негласные средства на то, чтобы побудить правительство сосредоточить главную свою деятельность на этих двух пунктах. Рисуется в перспективе, какую заслугу оказало бы оно, облегчив податную тягость лежащую на народе и дав стране правильное металлическое денежное обращение. Но при всем этом почти постоянно оставляется в тени то обстоятельство первостепенной важности, что при оставлении неприкосновенным кабацкого пьянства в его нынешних условиях и размерах ни облегчение податей, ни металлическое денежное обращение не поведут к подъему народного благосостояния, не обогатят народа, не сделают его более способным выносить бюджетные тягости и, стало быть, не создадут прочного основания для улучшения финансов. Народу не будет легче от того, что он будет пропивать не бумажные, а металлические деньги, и пропагандируемая денежная реформа отзовется на нем лишь сокращением его заработков вследствие того общего народно-хозяйственного кризиса, который был бы неизбежным результатом осуществления подобной реформы не путем постепенного подъема народного хозяйства, исправления международного расчетного баланса и развития внутренних оборотов, а посредством искусственных финансовых операций. Народу не будет легче и от сокращения податей, если все, что не будет взыскано в виде прямого налога, будет взято с него через кабак как налог косвенный. Но серьезные меры для облегчения податной тягости и особенно всякие искусственные меры к подъему денежной валюты должны сильно обременить бюджет, и в этом обременении явится новый предлог усиленно настаивать на отсрочке винно-акцизной реформы, то есть именно той, от которой народу действительно стало бы лучше и легче жить, которая повела бы к его обогащению, стало быть, создала бы прочное основание к улучшению всего нашего и народно-хозяйственного, и финансового положения... Пропагандируются реформы, от которых народ мало или вовсе не выиграет, и пропагандируются в прямой ущерб именно той реформе, которая одна способна коренным образом изменить к лучшему весь народный быт и совершение которой было бы делом, не уступающим по важности даже отмене крепостного права.


Впервые опубликовано: Московские ведомости. 1881. № 228. 18 августа. С. 2.

Катков Михаил Никифорович (1818-1887) - русский публицист, издатель, литературный критик.


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России