М.Н. Катков
О международной выдаче заговорщиков

На главную

Произведения М.Н. Каткова


Вопрос о международном соглашении против революционной пропаганды и для преследования шайки убийц, именующей себя политическою партией, стал наконец очередным вопросом в европейской политике. Заслуживает внимания, между прочим, публичное заявление германского посла в Лондоне графа Мюнстера на банкете общества вспоможения нуждающимся иностранцам, о котором известил нас вчера телеграф. Граф Мюнстер выразил надежду, "что честные люди всех стран подадут друг другу руку для истребления гидры, порождающей дела, подобные петербургскому злодеянию, равно как для того, чтобы по мере сил каждого содействовать поддержанию общественной нравственности и христианских начал". Сознание необходимости такого международного единения проникло, по-видимому, и в английскую печать, но не столько вследствие ужасающего события в России, сколько ввиду обнаруженного на днях покушения взорвать на воздух резиденцию лондонского лорд-мера. Вот, наконец, и Англии пришла пора подумать о собственной безопасности. На первых порах некоторые газеты как в Лондоне, так и в Берлине поспешили выразить мысль, что как ни гнусны деяния русских нигилистов, Европе нечего опасаться подобных мерзостей вне пределов России, так как между русскими нигилистами и западными социалистами-революционерами есть-де большое различие: нигилисты действуют под влиянием бессмысленного озлобления, стремящегося к убийству и разрушению безо всякой определенной цели, не думая о последствиях. Но вот под одним из окон Маншн-Гауса подложена адская машина, взрыв которой был предотвращен лишь благодаря мужеству и присутствию духа одного полицейского. Этот взрыв стоил бы жизни многим людям, спокойно работавшим поблизости. Кому принадлежит этот замысел и с какою целью был он задуман? Лондонский лорд-мер не играет политической роли, и если это есть дело ирландских заговорщиков, борющихся теми же средствами тайного убийства, что и прочие революционеры нашего времени, то какая могла быть надобность направить адский замысел против главы лондонского муниципалитета, чья политическая роль ограничивается банкетами, которые он по временам дает министрам и прочим именитым особам? Вспомнили при этом, что еще весьма недавно подобное же "бессмысленное" покушение было обнаружено в Сальфорде, где неизвестные злоумышленники пытались взорвать динамитом тамошнюю казарму. И вот призадумались недавние ярые защитники "священного права убежища", коим кичились английские теоретики либерализма, фарисейски прикрывавшего коварство политики Англии. "Daily News", газета радикальная, пришла наконец к убеждению, что английское пристанодержательство небезопасно для самой Англии. "В английской жизни, - замечает названная газета, - стал проявляться в недавнее время новый и зловещий элемент". Революционная пропаганда и слепая злоба учения, проповедующего разрушение для разрушения, возымели-де свое пагубное действие и в Англии. Члены партии разрушителей издавна находили безопасное убежище в Англии; но радикальная газета наивно сознается, что общественная совесть в Англии не возмущалась охраной, которою пользовались чужие заговорщики на английской почве, и даже гордилась этим. Ужасное значение фактов, обнаруженных в последние дни, заключается, по мнению "Daily News", главным образом в том, что они показали, что англичане напрасно считали себя застрахованными от безумных злодеяний революционеров. "Подонки континентальной крамолы, этой чумы, заразившей Европу, собираются и встречаются в Лондоне, и неудивительно поэтому, что кому-либо из них вздумалось здесь разыграть роль, к которой был подготовлен своею дрессировкой".



Английские газеты пока еще не решаются высказаться открыто и решительно в пользу международных мер против заговорщиков и убийц и за отмену позорного (а не святого) права убежища злодеям. Более решительно вопрос этот поставлен в письме анонимного иностранца, напечатанном в "Journal de St.-Petersbourg" от 10 марта. Указав на то, что убийство и покушения против глав государства совершались и в прежние времена, но что прежде подобные преступления вызывали всеобщее и единодушное негодование, между тем как в наше время являются защитники гнусных злодеяний, имеющие дерзость публично выражать свое сочувствие беспримерному в истории преступлению, автор письма спрашивает: "Неужели ввиду подобного открыто выражаемого презрения к самым святым чувствам, подобного извращения самых основных начал общественной нравственности правительства имеют право оставаться спокойными зрителями столь гнусных явлений? Невозможно допустить, чтобы в странах, считающих себя во главе цивилизации, продолжали терпеть открытое существование истинных школ злодеяния. Подобная терпимость равносильна сообщничеству. Почему правительства спешат соединить свои усилия, когда дело идет о предотвращении какой-либо эпидемии, чумы или холеры? Неужели менее необходимо предпринять что-либо для того, чтоб остановить еще более опасную нравственную борьбу, порождаемую учениями, которые возводят преступление в добродетель и стремятся к ниспровержению всего общественного порядка?"

Но пока все эти заявления глубоко возмущенной общественной совести приведут к каким-либо практическим результатам, международные разбойники продолжают являть собою зрелище поистине позорное для нашего "цивилизованного" века...

Прямые участники и сообщники петербургского злодеяния, пребывающие в самом центре Европы, в Женеве, открыто заявляют о своей прикосновенности к делу и рассказывают, как был устроен смертоносный снаряд, умертвивший Русского Царя. Другие члены нигилистической шайки, Драгоманов, Крапоткин и Дурасов, вступают в полемику с Рошфором, упрекая его в том, что он содействует русской полиции, печатая в своей газете письма, где заключаются указания на заграничных участников преступления. Все эти протесты и препирательства находят себе место в других, нереволюционных органах, как будто бы речь шла о самых простых и обычных делах...

Так дела оставаться не могут. Промежутки держав должны быть очищены от убийц, которые прикрывают свои нечистые замыслы, свое презренное честолюбие политическими прикрасами и социальными утопиями. В этот международный мip надобно, наконец, так или иначе внести закон и порядок. Внутри цивилизованного государства разбой и всякое насилие есть преступление, тяжко караемое, которое бывает печальным исключением, не нарушающим нормального течения жизни. Чем цивилизованнее государство, тем более обеспечены в нем и жизнь, и честь, и собственность людей, тем труднее грабителям или убийцам промышлять своим делом. Люди - существа хрупкие; они могут причинять друг другу всякий вред и смерть самым легким способом. Везде есть дурные люди, везде бывают безумные, и, однако, в благоустроенном государстве люди безопасно ходят и ездят не только по городским улицам, но и по глухим местам, ограждаемые могущественным порядком от всяких возможных покушений. Грабители и убийцы прячутся в норах и боятся выказать себя, да и сами под сильным гнетом нравственного порядка, посреди общества, которое отнюдь не воздает чести убийцам и грабителям, сами они если не стыдятся себя, то смущаются в себе отражением суда других. Почему же в промежутках цивилизованного мipa злоумышленники, не признающие никаких правил нравственности, ругающиеся над всяким законом, и человеческим, и божеским, люди разврата и растления, но с кокардою политического преступника, должны считаться неприкосновенными, пользоваться правом убежища и даже почестями? Вот последствия той коварной, фарисейски безнравственной политики, которой и до сих пор еще держатся иные правительства, считая дозволительным потворствовать смуте в чужих государствах, даже способствовать чужим злоумышленникам и своим признанием экзальтировать их, поднимать их дух. Завелась, таким образом, международная шайка злоумышленников всякого рода, солидарных между собою и гордящихся титулом политических преступников; образовалась даже градация почета: чем злодейство значительнее, чем безнравственность глубже, чем обман омерзительнее, тем большим почетом пользуются в своей среде герои этой международной шайки. Нет сомнения, что такое положение длиться не может, и та страна, которая более всех злоупотребляла так называемым правом убежища и обманывала мip, заставляя всех верить в "святость" этого постыдного злоупотребления, Англия, которой приходится теперь разделываться с ирландскою революцией, вступившею, как и польская, в союз с международными злоумышленниками, почувствует на себе всю силу созданного ею международного зла. Будем же надеяться, что недалек тот день, когда международный мip будет так же очищен от злоумышленников, как и внутренний быт в благоустроенном государстве.


Впервые опубликовано: Московские Ведомости. 1881. 14 марта. № 73.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости".


На главную

Произведения М.Н. Каткова