М.Н. Катков
Общественное мнение должно приучаться к трезвости и ясности взгляда

На главную

Произведения М.Н. Каткова


Судьба всякого дела зависит не только от тех элементов, которые существенно свойственны ему, но и от разных посторонних условий, которые имеют на него влияние. В человеческих делах могущественное влияние имеют те чувствования, воззрения и понятия, которыми дела сопровождаются и которые к ним примешиваются. Все зависит от того, совпадают ли наши воззрения с действительностью и в какой мере совпадают, или же они вносят в дело чуждый ему элемент и производят через то какую-нибудь комбинацию, заключающую в себе внутреннее противоречие, от которого неизбежно страдает и, наконец, гибнет самое дело. В жизни мы на каждом шагу встречаемся с подобными случаями. Возьмем что-нибудь покрупнее и появственнее для примера. Вот два человека, соединенные между собою полным согласием всех своих существенных интересов; но между ними, как говорится, пробежала черная кошка, и вот, вопреки действительности, они мало-помалу приучаются смотреть друг на друга как на соперников, как на противников и, наконец, как на врагов. Существенные элементы их взаимных отношений не изменяются, их интересы остаются те же самые и по-прежнему направлены в одну и ту же сторону. Но к ним примешивается роковое недоразумение, и вот в группе этих интересов возникает противоречие, которое ведет их к расстройству и губит их вконец.

Все слыхали об ипохондриках, о мнимо больных, и всякому более или менее случалось самому быть таким больным. Никакого органического изменения не произошло, но человек тем не менее серьезно чувствует себя больным. В его руке, в его ноге нет никаких элементов для чувства боли, а чувство боли тем не менее развивается, и человек чувствует боль, вносимую в здоровый член его воображением. Эта воображаемая боль может приобретать все степени энергии и становится наконец непобедимою силой. Какая польза от того, что в действительности нет никаких повреждений в органе? Фальшиво внесенная в него боль тем не менее действительно чувствуется, человек тем не менее страдает, и мнимая болезнь тем не менее ведет его и может вести к последствиям, может быть, еще более пагубным, чем действительная болезнь.



Не такое ли же точно явление представляют суждения наши, в которых данный факт освещается группою совершенно не относящихся к нему понятий? Суждение бывает правильно и верно только тогда, когда наши понятия вполне соответствуют тому, о чем мы судим, когда в них сосредоточены существенные признаки факта, когда в них нет никакой чуждой им примеси. Но очень часто мы судим о вещах несоответствующими им понятиями, и очень часто наши суждения представляют явление, весьма сходственное с теми болезненными случаями, о которых мы говорили выше. Исполненные внутреннего противоречия, эти суждения вносят смуту и расстройство в нашу жизнь, в отношения людей между собою, в их интересы и их дела. Вот почему, решаясь судить и действовать по рассудку, мы должны оглядываться на наши понятия и испытывать их силу, чтобы не попасть впросак и не сделать того, чего мы вовсе не хотим сделать. В частной жизни каждый сам отвечает за последствия своих фальшивых суждений; но в общественной жизни они могут сопровождаться общественными бедствиями. Вот почему общественное мнение, пробуждающееся и вступающее в силу, должно быть очень осмотрительно и заботливо проверять запас своих понятий. Оно должно быть настороже против тех болезненных и уродливых комбинаций, в которых с данными в действительности условиями сочетаются понятия, выработанные из иных условий и не имеющие с ними ничего общего. Общественное мнение должно приучаться к трезвости и ясности взгляда и более всего опасаться, чтобы в его воззрениях не появлялись так называемые субъективные цвета.

Недоразумения обладают неограниченною способностью разрастаться и плодиться. Недоразумение, возникшее в одном, непременно вызывает свойственные себе последствия в другом заинтересованном человеке и от него с новою силой возвращается к первому, с тем чтоб снова и с новым ядом совершить обратный путь. Между людьми разрастается наконец целый лес недоразумений. Только твердая решимость взглянуть на дело в истинном свете может дойти до корня недоразумений и, поразив его, пресечь эту зловредную плодучесть. Твердая решимость есть признак мужества, зрелой воли и зрелого ума; но освободиться от недоразумений люди могут тем легче и тем успешнее, чем менее недоразумения имели времени укорениться и разростись в их среде.

Недоразумения, которыми страдает наше общественное мнение, слава Богу, не имели еще времени слишком глубоко укорениться и слишком широко разростись. Судить об общественных предметах начали мы еще очень недавно, и несмотря на множество нелепостей, которые появлялись в нашей литературе, эти нелепости не могли получить значительной силы, и в нашем общественном мнении еще не могли образоваться непреодолимые навыки в сочетании и применении понятий. Все эти более или менее нелепые суждения, которые возникали на поверхности нашего общества, не имеют в нем корней, и понятия, которые в них входили, не могут даже и назваться понятиями. Это не понятия, выработанные жизненным процессом собственной мысли, которые могли бы стать страшною силою в фальшивых применениях и в несвойственных сочетаниях, - это не понятия, а призраки понятий, налетавшие с разных сторон благодаря бездействию собственной мысли и готовые исчезнуть при ее первом серьезном движении. Мы несравненно легче может выходить из наших общественных недоразумений, чем другие народы, которые гордятся перед нами своею давностью и богатством цивилизации. У других европейских народов именно вследствие их давней цивилизации образовалось много воззрений, которые составляют действительную силу и в добре, и в зле общественной жизни, а потому зло фальшивых сочетаний не так легко искореняется там, где вошли в него действительные силы, как там, где оно ограничивается одною болтовнею с чужого голоса. Но мы не должны убаюкивать себя этою легкостью, не должны медлить: чем скорее разделаемся мы с нашими недоразумениями, тем лучше, потому что с течением времени от навыка и повторения бессильное и ничтожное может затвердеть и войти в силу, от которой после трудно будет отбиться. К тому же и самая тень есть своего рода действительность: она действует, скрадывая предметы, помрачая наше зрение и сбивая нас с толку.


Впервые опубликовано: Московские Ведомости. 1864. 12 февраля. № 35.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости".


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России