М.Н. Катков
"Общество улучшения народного труда"

На главную

Произведения М.Н. Каткова


<1>

Москва, 4 июня 1881

Добрая мысль почтить память в Бозе почившего Государя учреждением "Общества улучшения народного труда" вступает уже в период осуществления. Записка, излагающая основания, на которых предположено организовать задуманное общество, удостоилась одобрения Государя Императора, и учредителями уже получено формальное разрешение приступить к организации общества и к сбору пожертвований на составление капитала. Устав общества еще не выработан в подробностях, но за этою формальною стороной дела остановки не будет: ею, конечно, не замедлит заняться комитет учредителей, который имеет открыть свои действия в недолгом времени. Параллельно с разработкой устава будет приступлено к самой организации общества и его местных отделов, которые должны покрыть своею сетью всю Россию. Сбор пожертвований для составления капитала общества также имеет быть открыт вскоре, не дожидаясь окончательной выработки устава и утверждения его обычным порядком. В этом отношении новому обществу будет оказано содействие правительственных учреждений, и в таком же содействии, конечно, не откажут ему и разные общественные управления.



Цель новоучреждаемого общества и основная мысль, которою предположило оно руководиться, таковы, что нельзя не пожелать ему полного успеха. Делать все возможное для развития производительных сил страны посредством улучшения народного труда и расширения его сферы, вот цель учреждения: можно ли не сочувствовать ей? Но успешно и широко исполнять подобную задачу не могло бы ни бюрократическое учреждение, ни частное общество без деятельного участия правительства. Между правительственными учреждениями нет ни одного, которое могло бы взять на себя эту задачу во всей ее полноте, - ни одного, которое могло бы преследовать ее, не отвлекаясь другими делами. Но если б и нашлось такое учреждение, официальное служение постановленной задаче скоро облеклось бы в неизбежный формализм, и самое дело легко могло бы получить одностороннее направление. Этот последний исход грозил бы и в том случае, если бы за обширную задачу, обнимающую всевозможные виды народного труда, взялось какое-либо частное общество, составляющееся обыкновенно из лиц, заинтересованных не всеми, а лишь некоторыми отраслями хозяйственного быта народа. Но если бы частному обществу и удалось избежать всякой в этом отношении односторонности, от его деятельности нельзя было бы ожидать ощутительных результатов уже по самой ограниченности средств, которыми оно может располагать. Безрезультатность работы неизбежно охлаждает усердие тех, кто ею занимается, и отталкивает от дела. "Общество улучшения народного труда" надеется создать живое практическое дело привлечением к нему, с одной стороны, возможно большего числа частных лиц, близко знакомых с положением и нуждами различных местностей и с разнообразными отраслями народного труда; с другой - обеспечив ему серьезную поддержку правительства. Эта последняя цель достигается, без постановки общества в какие-либо официальные отношения к правительственным ведомствам, вступлением в него возможно большего числа административных лиц на одинаковых основаниях с частными лицами. Те и другие будут действовать совокупно в интересах одного и того же дела, вне условий бюрократической подчиненности. Указания на различные нужды и потребности общего и местного характера при осуществлении задуманной организации общества будут непосредственно доходить до правительственных лиц, имеющих возможность дать им практический ход. Всестороннее разъяснение касающихся народного труда вопросов при таком условии будет не академическим только, а прямо ведущим к цели. Результаты разработки разных вопросов будут усвояться лицами, которые могут прямо принимать их к делу. Проектированная организация устанавливает непосредственные сношения и совещания правительства в лице министров и других государственных деятелей с частными лицами, непосредственно знакомыми с положением и ходом дел. Эти сношения, предоставляя членам общества полную возможность доводить до сведения правительства все касающееся общей им задачи, делать в ее интересах разные указания и давать таким образом ход каждой полезной мысли, не ставят правительство и людей из общества в положение двух лагерей, не вносят в обсуждение вопросов чуждых делу побуждений и взаимного недоверия.

Обстоятельная программа деятельности новоучреждаемого "Общества улучшения труда" в надлежащей полноте ее, конечно, не могла еще выработаться. Эта программа, как должно полагать, будет результатом заявлений местных отделов общества, людей, знакомых с нуждами, потребностями и бытовыми условиями разных местностей. Но частью эта программа намечена в шести пунктах, изложенных в ходатайстве об учреждении общества. Вот ближайшие поставленные учредителями цели: 1) Разработка и установление общих приемов, могущих способствовать развитию и усовершенствованию народной производительности, как то: устройство в городах и селах ремесленных, земледельческих, технических, промысловых школ, учебных мастерских, образовательных чтений и курсов, музеев, выставок, сберегательных касс и других вспомогательных учреждений. 2) Определение, где какое учреждение и в каком именно виде наиболее полезно. 3) Представления правительству и заявления земским и городским учреждениям о мероприятиях, могущих способствовать общей цели. 4) Приготовление полезных для означенных учреждений деятелей: руководителей, преподавателей, учителей, мастеров и др. 5) Содействие земским, городским и другим местным и общественным управлениям, а также частным обществам и лицам, желающим открыть те или другие из указанных учреждений, сообщением необходимых сведений и руководств, рекомендацией полезных деятелей и денежными средствами и 6) открытие на свои средства означенных учреждений и наблюдение за ними, где местная инициатива и средства окажутся недостаточными.

Какие из пунктов приведенной программы получат наибольшее развитие в деятельности учреждаемого общества, какие меры будут признаны вернее ведущими к поставленной им себе цели, это определится лишь впоследствии, по заявлении местных условий людьми, знающими их непосредственно, живущими в них. Сообразно с этими заявлениями, надо полагать, программа будет изменена для приведения ее в возможно большее соответствие с интересами общенародного дела, которому новоучреждаемое общество будет посвящать свои труды и средства. Во всяком случае, указанною программой отнюдь заранее не регламентируется предстоящая обществу деятельность. Излишняя регламентация противна основной мысли учредителей, желающих создать живое дело, а не декорацию.

Успех дела, само собою разумеется, будет зависеть от степени сочувствия, которое оно встретит в стране. Дай Бог, чтоб от участия в разработке поставленной задачи не уклонились серьезные люди и тем не отдали бы его в руки фразеров. Было бы очень прискорбно, если важное дело, так хорошо постановленное в принципе, потерпит фиаско. Можно надеяться, что этого не случится. Вот имена учредителей:

Митрополит Новгородский и С.-Петербургский Исидор, митрополит Московский и Коломенский Макарий, генерал-адъютанты: граф Н.П. Игнатьев (министр внутренних дел) и Н.В. Исаков, статс-секретарь М.Н. Островский (министр государственных имуществ), тайный советник К.П. Победоносцев (обер-прокурор Святейшего Синода), генерал-лейтенант И.М. Гедеонов, тайный советник П.А. Марков и действительные статские советники Е.Н. Андреев и П.А. Мясоедов (который и возбудил первую мысль об этом учреждении).

<2>

Москва, 5 июня 1881

Мысль учредить Общество для улучшения народного труда с центральным управлением в Петербурге и с разветвлениями, охватывающими всю Россию, мысль здоровая и плодотворная.

Земля наша, как говорили наши предки, велика и обильна, но мы не умеем пользоваться ее богатствами. Наш земледелец терпит не от недостатка земли, а от дурного хозяйства, от плохого инвентаря, и живого, и мертвого; у него первобытные земледельческие орудия, и впрягаются в них животные слабосильные и выродившиеся. Говорят, что у крестьян нет средств завести лучший инвентарь. Положим, что нет средств, но умение хозяйничать и помогает добывать средства, в которых, впрочем, не всегда бывает и недостаток у крестьян. Если бы кто теперь и снабдил их новейшими машинами, то какой бы из этого вышел прок, когда они не умеют обращаться с ними и когда для малейшей починки надо ехать за сотню верст? В каком положении у нас скотоводство, эта основа земледелия? Говорят: земли мало, нечем кормить скот. Но и тут опять недостаток уменья распорядиться землей и обратить в пользу то, что есть под рукой. У нас немногие помещики, не говоря уже о крестьянах, знают, как превращать всякие сорные травы, остатки овощей и даже прибрежный камыш в хороший для скота корм. Умеет ли крестьянин как следует ухаживать за скотом и извлекать наибольшую пользу из скотоводства? Крестьянский скот у нас крайне плох, и первою задачей Общества для поднятия сельского хозяйства было бы улучшение породы скота и вообще скотоводства. Примеры быстрого улучшения скота и поднятия скотоводства, а чрез то и земледелия, у нас на глазах. Крестьянская лошадь в Пензенской губернии находилась в самом жалком состоянии, но благодаря инициативе губернатора устроены были по всей губернии случные пункты с хорошими производителями, и в непродолжительное время порода лошадей обновилась, и во время последней войны губерния безнедоимочно выставила не только все требуемое количество за себя, но и за соседнюю Симбирскую губернию, откуда прежде сама получала лошадей; мало того, выставленные лошади были далеко выше того сорта, какой требовался по инструкции военного министерства. Давно ли России приходилось помогать Финляндии и спасать ее от голода? Но с тех пор как финляндское правительство, правильно поняв, что скалистая природа этого края благоприятствует более пастбищам, чем нивам, и что улучшение скотоводства поведет и к улучшению полеводства, обратило особенное внимание на первое и достигло того, что теперь отдельные дворы продают столько масла, сколько десять лет тому назад продавал целый приход. Финляндия снабжает теперь скотом, сыром, маслом, даже молоком Петербург и отпускает молочные продукты за границу. Благодаря обилию удобрения поднялось земледелие, и в Финляндии уже не бывает голодных годов. Распространение сведений о правильном ведении скотоводства и ознакомление крестьян с лучшими способами производства масла и сыра и ведение более правильного полеводства, - все это достигнуто устройством в стране одиннадцати молочных школ, рассылкой по деревням ученых маслоделок, которые, переезжая с одного места на другое, обучали хозяев более правильному кормлению скота, более выгодному способу приготовления и сохранения масла и устройству малых молочен по голштинской, а в особенности по шварцевской методам; выдачею беспроцентных ссуд фермам на их устройство и учреждением восьми сельскохозяйственных школ, где ученики, дети крестьян, обучаются делу практически, сами управляя машинами.

Пора понять, что экстенсивность в сельском хозяйстве, еще возможная у нас на южной и восточной окраинах, должна замениться в большей части России интенсивным хозяйством. Помочь этому естественному, но медленному переходу, облегчить и ускорить его, - вот насущная потребность времени.

Другая потребность - помочь крестьянину употребить с пользой остающееся за окончанием полевых работ свободное время, в особенности в районах, где нет фабрик, отхожих промыслов и кустарной промышленности, а такова у нас большая часть России. Здесь дело стало тоже за недостатком уменья. Между тем каждая местность непременно дает тот или другой материал для развития кустарной промышленности. Укажем для примера на Самарскую губернию, где довольно много высевается льна не для волокна, как на севере, а для семени. В настоящее время льняная солома или оставляется на полях как вещь, не имеющая никакой цены, или идет на отопление. Между тем исследования показали, что если волокно этой соломы не годно для выработки тонкой пряжи, то для грубых сортов вполне хорошо. Но, к сожалению, крестьяне совершенно незнакомы с приемами выработки волокна, между тем как переработка его в ткань и шитье из последней хотя бы простых мешков для хлеба дало бы им большое подспорье в хозяйстве. Если наши юг и восток вовсе лишены кустарной промышленности, то средняя и северная полосы, как уже имеющие довольно развитую, но падающую кустарную промышленность, требуют ей помощи и поддержки. Промышленность эта падает потому, что остается при первобытных приемах и орудиях производства, вследствие чего непроизводительно затрачивается много труда без соответственного совершенства работы, и потому кустарным промыслам трудно конкурировать с фабриками, которые вооружены всеми новейшими изобретениями и усовершенствованиями. На кустарную промышленность стоит обратить серьезное внимание; она может иметь будущность. В производствах сложных, требующих дорогих машин и большого основного и оборотного капиталов, конечно, невозможна конкуренция кустарей с фабриками; но в производствах более простых кустарная промышленность, вооруженная большим, недели теперь, уменьем и лучшими орудиями производства, может выдержать борьбу. Причина тому - крайняя дешевизна труда, возможная только потому, что это занятие для крестьян, не оставляющих хлебопашества, есть дело второстепенное, так они могут при нем довольствоваться малою заработного платой. В Московской губернии, где особенно развита кустарная промышленность, в большей части случаев крестьяне-кустари не только не бросают земледелия, но смотрят на него как на главное основание своего благосостояния, и именно в этих округах оно идет лучше и скота у них больше. Кустарные промыслы имеют то важное преимущество, что, давая крестьянину заработок в свободное от занятий земледелием время, не отрывают его от семьи. Лучшие из крестьян хорошо сознают нравственный вред фабрик и, видя упадок некоторых отраслей кустарной промышленности, со страхом говорят: "Не будет работы, придется посылать детей на фабрики, а там уж что хорошего!"

Поднять сельское хозяйство, поддержать существующие и завести новые кустарные промыслы - задача смелая и трудная, тем более что всякая отдельная местность имеет свои особенности, к которым надо приноравливаться. Но если дело станет на твердую почву и первые организаторы, как можно надеяться, отнесутся к нему не формально, но вложат в него душу живу, то найдутся и работники, люди дела. Как заметили мы во вчерашнем нумере, общество это может дать нам именно то, чего до сих пор недоставало: имея центр в правительстве и расходясь радиусами по всем концам России, оно может привести к живому непосредственному сношению правительства с народом, и его нужды, не преломляясь по различным инстанциям, не окрашиваясь в разные цвета по уездным и губернским собраниям, где они часто служат только для прикрытия целей, чуждых им, дойдут прямо не искаженными до тех, кому о них ведать надлежит. От подобного живого, постоянного и непосредственного общения могут быть только выгоды для обеих сторон.

Люди, действительно желающие добра народу, болеющие о нем не на словах только, а душой и сердцем, найдут обширное поприще для своей деятельности, примкнув к "Обществу улучшения народного труда в память Царя-Освободителя Александра II".


Впервые опубликовано: Московские Ведомости. 1881. 5, 6 июня. № 154, 155.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости", основоположник русской политической журналистики.


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России