М.Н. Катков
Правильное понимание слова "орган" по отношению к газете и солидарность ведомства с тою газетой, которую оно избрало своим органом

На главную

Произведения М.Н. Каткова


"Биржевые Ведомости" в нумере, полученном здесь сегодня, напечатали следующее заявление почтового департамента:

Редакция "Московских Ведомостей" в № 227, отвечая на статью "Биржевых Ведомостей" о произвольном возвышении платы за печатание в "Московских Ведомостях" казенных объявлений, называет "Биржевые Ведомости" органом министерства почт и телеграфов, почему и обращается с просьбою к министерству проверить все показания "Биржевых Ведомостей" и затем снять с них, редакторов "Московских Ведомостей", несправедливый укор, который пытаются взвести на них "Биржевые Ведомости".

Почтовый департамент долгом считает объявить во всеобщее сведение, что "Биржевые Ведомости" никогда органом министерства почт и телеграфов не были и быть не могут как газета частного лица. Почтовое управление для целей, о которых неоднократно объявлялось печатно и которые изложены во всеподданнейшем отчете о действиях его за 1863 г., также распубликованном в "Биржевых Ведомостях", признало полезным иметь в "Биржевых Ведомостях" только свой почтовый отдел. Все печатаемые в этом отделе официяльные распоряжения почтового ведомства, приказы, объявления и т.п. относятся к почтовому управлению; все же прочее, печатающееся в "Биржевых Ведомостях", есть принадлежность редакции, на что министерство почт и телеграфов никакого влияния, ни прямого, ни косвенного, не имеет. А потому и в разбирательство полемики какой-либо газеты с "Биржевыми Ведомостями" не входит.



Из этого заявления видно, что наши слова были поняты почтовым департаментом не в том смысле, в каком были нами сказаны. Мы отнюдь не имели притязания обременять министерство почт и телеграфов "проверкой всех показаний "Биржевых Ведомостей"". Мы почтительнейше просили это ведомство о проверке наших показаний, изложенных в № 227 нашей газеты, и, конечно, позволили себе это обращение только потому, что наши показания не требовали какой-нибудь особенной проверки: что мы не возвышали цены, платимой за строчку казенных объявлений, это должно быть известно всем казенным местам, а в том числе и почтовому департаменту. Мы не имели также в виду вводить министерство почт и телеграфов в разбирательство нашей полемики с "Биржевыми Ведомостями": полемики между нами и этою газетой не было. С нашей стороны было только опровергнуто несправедливое показание этой газеты, будто мы возвысили плату за казенные объявления и таким образом присвоили себе право взыскать в свою пользу не менее 180 000 р. с своих "разоряющихся сограждан". Так как это показание имело своею целию представить нас в ненавистном виде перед читателями "Биржевых Ведомостей", а читатели даются этой газете министерством почт и телеграфов, то мы и сочли нужным указать на этот случай, свидетельствующий, что министерство почт и телеграфов может, само, конечно, не зная того, содействовать распространению клеветы и злословия вследствие того отношения, в котором стоят к нему "Биржевые Ведомости". Всем очень хорошо известно, что "Биржевые Ведомости" издаются не почтовым ведомством. Но тем не менее остается в силе тот факт, что на нас сделано нападение при содействии почтового ведомства, а следовательно, остается в силе и сделанный нами вопрос: не требуется ли справедливостью, чтобы ведомство, содействовавшее распространению неправды, оказало содействие и восстановлению истины? Этого, кажется, требует элементарная справедливость, и если правительственное ведомство, содействуя своими средствами распространению той или другой несправедливости, брани и клеветы, не имеет возможности ни предупредить, ни поправить зло, то из этого, кажется, несомненно следует, что оно находится в положении неправильном, в таком положении, которое должно быть для него самого тягостно.

Мы назвали "Биржевые Ведомости" органом министерства почт и телеграфов. Почтовый департамент заявляет, что "Биржевые Ведомости" никогда не были органом этого министерства, что это министерство держит в "Биржевых Ведомостях" только почтовый отдел, в котором печатает свои приказы, циркуляры и другие официальные сообщения. Но именно поэтому-то и говорят, что "Биржевые Ведомости" служат органом министерства почт и телеграфов. Было бы неправильно сказать, что "Биржевые Ведомости" издаются этим министерством, но сказать, что оне его орган, это совершенно соответствует тому употреблению слова орган, которое признается правильным. Точно так же год тому назад все называли эту же самую газету органом министерства финансов, хотя министерство финансов и объявляло неоднократно, что держит в ней только один отдел, а за другие отделы нисколько не отвечает. Когда то или другое ведомство избирает ту или другую газету постоянным органом для своих сообщений, то этим самым устанавливается известная солидарность между ведомством и газетой, этой солидарности нельзя избежать никакими заявлениями о невмешательстве ведомства в неофициальные отделы газеты. Чтоб убедиться в этом, стоит представить себе, что подобная газета под чертою, отделяющею ее официальный отдел от неофициального, поместила какую-нибудь циническую неблагопристойность: разве могло бы равнодушно смотреть на этот скандал то ведомство, которое печатало в этой газете свои акты? Точно так же следует сказать и относительно направления: известная солидарность и тут неизбежна. Да и может ли быть иначе? Газета, служащая органом правительственного ведомства, приобретает особенное значение для всей публики, которая видит в ней нечто более, чем частное издание, и невольно возводит ее направление к правительственным сферам, с которыми она состоит в связи. Публика совершенно права в этом случае: не может же она думать, чтобы правительственное ведомство отдало без всякого основания предпочтение одной частной газете перед другими. Еще более бывает повода к таким заключениям, если газета не только служит органом для того или другого ведомства, но и распространяется им обязательно или рассылается на казенный счет по присутственным местам. Тут уж надобно видеть не только одобрение цвета газеты, но и желание оказать ей поддержку. Печать должна быть, говорят, органом общественного мнения; это значит, что она должна опираться единственно на поддержку общества; только тогда могут получить в ней ход те мнения и чувства, которые соответствуют настроению общества. Но эта зависимость печати от общества может быть нарушаема правительственным вмешательством в пользу тех направлений, которые не находят достаточной поддержки в обществе. Это делается посредством искусственного распространения газет, покровительствуемых правительством, посредством искусственного расширения круга их читателей. Такие газеты находятся уже в солидарности не с обществом, а с правительственными ведомствами, их поддерживающими; следовательно, на эти ведомства и падает вся ответственность за их направление. Всего очевиднее эта солидарность в тех случаях, когда какая-нибудь газета вовсе не могла бы существовать без правительственной поддержки: тогда ведомство, покровительствующее газете, несет ответственность не только за предпочтение, оказываемое ее направлению, но и за дарование жизни этому направлению. Предположим, что "Биржевые Ведомости" не могли бы существовать без своей связи с почтовым ведомством: не очевидно ли, что на этом ведомстве лежала бы тогда ответственность за всякое слово, высказываемое в этой газете? А между тем в заявлении почтового департамента сказано, что министерство почт и телеграфов не имеет никакого влияния, ни прямого, ни косвенного, на то, что печатается в "Биржевых Ведомостях" вне так называемого почтового отдела. Мы позволяем себе спросить, неужели можно считать правильным такое отношение правительственного ведомства к частной газете?

Выходки "Биржевых Ведомостей" не могут оскорблять нас. Заметка наша вызвана не чувством оскорбления, а еще менее желанием сказать что-либо неприятное начальствующим лицам почтового ведомства; напротив, мы имеем основания свидетельствовать о их справедливости и доброжелательстве во всем, что составляет обязанность. Но мы сочли своим долгом воспользоваться этим случаем, чтобы показать во всей очевидности несостоятельность порядка вещей, который ставит правительственные ведомства в положение неправильное и неестественное.


Впервые опубликовано: Московские ведомости. 1865. 24 октября. № 232.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости".


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России