В.Д. Катков
Еще о "новой" школе и упразднении Закона Божия

На главную

Произведения В.Д. Каткова


В № 200 от 7 сентября "Харьковских Ведомостей" от имени комиссии, вырабатывавшей проект школы на "новых" началах при Обществе взаимного кредита приказчиков, товарищем председателя школьной комиссии заявлено, что по убеждению комиссии закон Божий должен преподаваться в школе и весьма категорично и похвально сказано, что о необходимости преподавания Закона Божия двух мнений и быть не может: преподавать его необходимо.

На простодушного читателя, незнакомого с "тактическими приемами" господ от "освободительства", подобное заявление несомненно способно произвести желательное для них впечатление: "обвинители", де, напали на самую невинность. Закон Божий должен преподаваться. Рассуждать тут не о чем. Ничего противного не было на уме ни у комиссии, ни у докладчика...

Но не даром Евангелие предостерегает нас от волков в овечьей шкуре, а "сынам века сего" выдает удостоверение в догадливости.

Все мы знаем, что пока существует ненавистное господам освободителям "самодержавное правительство", до тех пор устроить "светскую" школу, о которой вздыхает одобренная комиссией программа (стр. 4) то есть школу, из которой изгнано преподавание Закона Божия, не удастся. Какие бы прелести ни сулило освободительное безбожие, государственная власть не соблазнится ими и не дает своего одобрения. Закон Божий должен преподаваться не по внутреннему убеждению тех господ, которые составляли доклад и программу, а "по общегосударственным условиям", как сказано в программе (стр. 4), по условиям, как объяснено там же, делающим невозможной школу без преподавания Закона Божия.



Значит убеждение комиссии, что Закон Божий должен преподаваться, означает только то, что не во власти комиссии устранить преподавание "учения о Боге и вере". Наши, де, "прогрессивные" пожелания клонятся к упразднению Закона Божия, но "самодержавное правительство", еще нами не свергнутое, мешает этому, а потому, волей-неволей Закон Божий преподавать нужно: ни учебное начальство не разрешит атеистического училища, ни дети наши не могли бы поступать из столь "передовой" школы в другие учебные заведения.

Внешнюю, формальную сторону, следовательно, соблюсти нужно. Мы назначим законоучителя (из "освободительных" батюшек или социал-демократических безбожников), известными нам путями подведем его под утверждение светского и духовного начальства (ведь были же утверждены в свое время Гапон, Тихвинский, Бриллиантов и прочие сподвижники, не исключая и того, который недавно перешел в магометанство или еврейство, не помню), а потом откроем себе путь для прогрессивного развития делишек с таким расчетом, чтобы "невозможная по общегосударственным условиям" школа без Закона Божия установилась фактически, а дети, якобы учившиеся Закону Божию, выходили из школы такими, как если бы преподавания такового там не было. Это теперь, с наступлением свободы, проделать не трудно. В аттестатах и свидетельствах об окончании курса училища значатся теперь часто изучавшимися такие предметы, о которых юнец на деле не имеет никакого представления.

В программе, ясно как Божий день, сказано (стр. 4), что в интересах воспитания и религии, Закон Божий не следует вводить в школьную программу. В интересах, конечно, воспитания социал-демократов, социал-революционеров, социал-убийц, социал-грабителей и всяких социал-насильников и социал-недоумков. А что Закон Божий не следует вводить в интересах религии, то это или противоречие (Закон Божий и есть ведь учение о Боге и вере, учение религиозное) или в виду имелась религия безбожия, так как и безбожие есть особая религия, последователи которой часто гораздо фанатичнее, чем последователи религии духовного начала и разума в мире. Для того, чтобы говорить вместе с "неправо-умствующими" в книге Премудрости Соломона (II глава): "Коротка... наша жизнь; случайно мы рождены и после будем как небывшие; дыхание в ноздрях наших - дым и слово - искра в движении нашего сердца; когда она угаснет, тело обратится в прах, и дух рассеется, как жидкий воздух; и имя наше забудется со временем, и никто не вспомнит о делах наших; и жизнь наша пройдет, как след облака, и рассеется, как туман, разогнанный лучами солнца... ибо жизнь наша прохождение тени... будем же наслаждаться настоящими благами и спешить пользоваться миром, как юностью; преисполнимся дорогим вином... и да не пройдет мимо нас весенний цвет жизни... будем притеснять бедняка-праведника, не пощадим вдовы и не постыдимся многолетних седин старца; сила ваша да будет законом... и проч. и проч... Это тоже вера: вера в бессмыслие существования, вера в господство материи над духом, вера в нелепость добродетели и в разумность одних только чувственных удовольствий. И вот в интересах такой-то религии, действительно, не следует вводить Закона Божия в школьную программу.

Не упраздняя формально Закона Божия в школе, мы, однако, можем сделать так, чтобы упразднить влияние религиозного воспитания на душу ребенка. Для этого нужно только иметь "освободительное" лицемерие: давать торжественное обещание верности Самодержцу при вступление в Государственную Думу и потихоньку плести заговоры против этого самого Самодержца, приносить служебную или общую присягу в лояльности и протягивать руку экспроприаторам и бомбометателям, лезть в первые ряды Русского собрания и потом стараться против защищаемых им принципов, когда это сделалось более выгодным...

Внешним образом ведь и заядлый кадет, глумящийся над Самодержавием и его Носителем, числится на службе этого самого Самодержца. Внешним образом и социал-убийца или социал-грабитель признает заповедь "не убий" и "не укради" и даже защищает отмену той самой смертной казни, которую он выполняет сам над людьми инакомыслящими. Внешним образом под давлением "общественных условий" можно сказать и написать: Закон Божий должен преподаваться в школе. Но это не то, что нужно для хорошей школы: для души ребенка, для его воспитания в религиозно-нравственных началах...

Закон Божий как основа религиозно-нравственного воспитания должен вноситься в школу людьми верующими и людьми, сознающими всю великую роль религии в жизни отдельного человека и народа. И в докладе сказано, что добро можно будить только добром, любовь - любовью, как огонь разводят огнем. Простое слово, сказанное от сердца, действует сильнее красивого, но не искреннего краснобайства. Бедная школа с краткими науками может сделать для религиозно-нравственного воспитания ребенка больше школы богатой, если Закон Божий введен будет там не по внешним соображениям об "общегосударственных условиях" и необходимости держать экзамен в высшее учебное заведение, а потому, что устроители и руководители школы понимают все огромное значение религии для человека и искренно заботятся о возможно лучшем преподавании доступных ребенку понятий о вере и Боге.

Что это за школа и что это за воспитание, если краеугольным камнем ее устройства является идеал светской школы, то есть школы без преподавания Закона Божия, без выработки того миросозерцания, которое только и может дать смысл вашей жизни и дать слабым силам человека каменный фундамент веры?!

Не в упразднении Закона Божия и создании "светской" школы должен быть наш идеал, а в лучшей постановке его преподавания и создании такой программы, чтобы все ее части не разрушали результатов преподавания Закона Божия, а содействовали выработке прочных нравственно-религиозных просветительных и воспитательных начал школы.

Закон Божий может быть упразднен не только внешней, формальной постановкой его в школе, но и созданием такой программы, которая упускает из виду духовную сторону человеческой природы (вопросы из жизни духа) и все сводит к материи и движению. И в современной нашей "официальной" школе преподавание Закона Божия введено в программу, а результаты этого для многих оканчивающих эту школу таковы, как будто и в самом деле у нас осуществлена уже "светская" школа. И одной из причин этого является, без сомнения, то, что сопреподаватели и со-воспитатели-законоучители не сознают всей лежащей на них ответственности и сознательно или ненамеренно разрушают то, над созданием чего трудились творцы и выполнители программы по Закону Божию.

Школьная комиссия устами товарища председателя заявляет, что Закон Божий должен преподаваться, потому что этого требует начальство. Это мы знаем. Но это не утешает нас и не устраняет наших опасений за судьбу детей, которые будут учиться в школе, созданной по миросозерцанию и программе людей, открыто заявляющих о своих симпатиях к атеистическому материализму.


Впервые опубликовано: Харьковские Губернские Ведомости. 1907. № 209.

Василий Данилович Катков (1867-1919) - русский правовед, профессор, публицист.


На главную

Произведения В.Д. Каткова

Храмы Северо-запада России