М.О. Меньшиков
Эпоха "Бесов"

На главную

Произведения М.О. Меньшикова


Что поделывают наши митроносные архипастыри? Как себя чувствует наш собирательный патриарх - Св. Синод? Он носит титул "святейшества", верховной власти церкви. В последние времена, что мы переживаем, казалось бы, по словам Христа, "надо продать одежду и купить меч", хотя бы меч духовный, если его можно купить. Казалось бы, митрополитам нашим, архиепископам, архиереям следовало выступить именно теперь во всеоружии святительской власти, выступить против великого потрясения духа в духовенстве, против бунта церковной школы, против нечестия, овладевающего служителями алтаря. Голосу апостольскому когда же греметь, если не теперь? Вместо того что же мы видим - глубокое молчание. Гробовое кругом, могильное молчание. Их святейшества точно воды в рот набрали, притулились у себя по кельям и не шелохнутся. Не слышно даже того шепота, что в эпоху Никанора одесского заставлял себя слышать всю Россию. Наговорив с три короба на предсоборном совещании вещей, совершенно посторонних религии и ничтожно пестрых, бюрократы церкви разъехались в своих каретах и уединились. Что они делают? Да ничего, по-видимому, ровно ничего, как и светские бюрократы. Кто-то из святителей сказал, что их дело молиться, а не вести политику. Но "молиться" не есть чья-нибудь специальность, это дело всех верующих. Специальность пастырей не молитва, а кафедра. Апостольская миссия есть благовестие, а не жречество. Молитва для себя, а для всех необходимо живое обнаружение веры, обличение, проповедь, увещание, увлечение в ту иную жизнь, которую церковь считает истинной. Что же делают их святейшества и преосвященства? Да ровно ничего. Чиновничают. Подписывают бумаги, кладут резолюции на консисторских докладах. Отвратительный монах Илиодор, фанатик крайне дурного тона, все же человек живой. Притворяется он или нет, но он нечто делает, как и столь близкие ему бомбисты красной сотни. Они кричат, все эти одержимые бесами, они беснуются, богохульствуют, но все же это не трупы, ибо они ощущают боль. А иерархи наши, по-видимому, ни малейшей боли не ощущают. Будучи почти сплошь кадетами по своей политической платформе, они вовсе не чувствуют какого-либо бедствия. Напротив. Идет "освободительное движение", чего же лучше. Сами лично архипастыри, за немногими исключениями, не идут левее кадетской оппозиции, но и правее ее им не расчет идти. Каково состояние умов у самого центра церковной власти, доказывают два характерные факта: профессор духовной академии, молодой архимандрит, объявил себя социалистом, а ректор академии, молодой епископ, отслужил студентам панихиду по лейтенанту Шмидту. Мудрено ли, что у самой раки Александра Невского объявлено слияние студентов с революционерами, объявлен новый праздник будущих архиереев - 1 мая?



Что не все высшее духовенство - кадеты, что есть еще религиозно живые люди, переживающие сейчас истому смертную, показывает деятельность Антония (Храповицкого), архиепископа волынского и житомирского. Я с интересом прочел его третью докладную записку Синоду, именно по поводу духовной школы. Сам пр. Антоний, хотя и из светской семьи и школы, но прошел все степени духовного просвещения и учительства как профессор и ректор разных духовных заведений. Человек живой и, что большая редкость, искренно одушевленный верой. В записке архиепископа говорится, что развал и разврат духовной школы давно был замечен, что об этом более 20 лет назад подавал записку еще Победоносцев. Как ни удивительно, даже Победоносцеву приходилось "подавать записки", вместо того чтобы действовать! По мнению диктатора нашей церкви, "сословно-мирской характер устава духовно-учебных заведений 1866 года, действовавший 17 лет, до крайности ослабил церковный и нравственный уровень учащегося юношества и придавил - понизил самую науку в сторону плагиатизма с протестантских систем и монографий". Да, умный Победоносцев превосходно подметил корень зла, только, будучи сам чиновником, он не умел вырвать этот корень. Корень зла именно в этом мелколиберальном обмирщении духовенства вообще и духовной школы в особенности.

Шестидесятые годы - потомство сороковых годов - были крайне возбужденные, но довольно-таки глупые годы, надо сказать правду. Даже умные люди того времени вовлекались в бурную и мутную струю идей, весенний бег которой считался движением вверх. На самом деле это было движением (во многих смыслах) вниз, в темную пропасть, к краю которой мы сейчас приблизились. Как весной, тогда в самом деле таяли какие-то заоблачные снега и льды, таяли лучезарные авторитеты, обнажались вершины, и все чему-то радовались. Неизвестно почему казалось, что вечным снегам, вместо того чтобы сиять в недоступной высоте, приличнее обратиться в жидкую лужицу и, пробежав грязное русло, пропасть совсем. Радовало крушение всего величавого, многовекового, что сложилось и отстоялось по законам самой природы. Радовало исчезновение древней культуры, в хитром узоре которой сложился талант народный, его вкус и чувство. Тогдашний нигилизм ставил не только сапоги выше Шекспира, но отрицал самую сущность организованной жизни - красоту. Все огаживалось в поганенькой мефистофелевской насмешке. Естественным считалось лишь безобразное. Такие вечно милые сердцу человека вещи, как влюбленность, красота, песня, вдохновение, героизм, совесть, считались жалкими предрассудками. Умным казался лишь хамский цинизм; под словом "жить" разумелось удовлетворять первобытные инстинкты. "Я верую в то, что я ем", - заявлял герой того времени, и он, как Марк Волохов, также просто ел чужое яблоко, как ел невинную девушку, оступившуюся в овраг, как поедал чужое имущество, чужое доброе имя. Это считалось умным в то дурацкое время. Тщетно великие наши писатели - Тургенев, Гончаров, Толстой и, в особенности, Достоевский, протестовали против жалкой глупости той эпохи. Тщетно в "Бесах" Достоевский разоблачал истинную природу тогдашнего "освободительного движения". Оно было стихийно и всесильно, захлестывая, как и теперь, самые верхи общества. Да, даже на вершинах жизни, в цитадели государственности, пошленькое либеральное верхоглядство торжествовало. Сами властители подкапывали устои общества, подводили мины.


Опубликовано в сб.: Письма к ближним. СПб., Издание М.О. Меньшикова. 1907.

Михаил Осипович Меньшиков (1859-1918) - русский мыслитель, публицист и общественный деятель, один из идеологов русского националистического движения.


На главную

Произведения М.О. Меньшикова

Храмы Северо-запада России