М.О. Меньшиков
Научение злу

На главную

Произведения М.О. Меньшикова


Следует ли верить великим людям? Я полагаю, это нужно делать с некоторой осторожностью. И Будде, и Толстому нужно верить не в большей мере, чем возможно их понять, а я не думаю, чтобы Будда и Толстой были хорошо поняты. Читая великих авторов, приходишь иногда к дерзкой мысли, что они сами плохо понимали себя. То прекрасное и светлое, что лилось из сердца их, было не более, как трель соловья. "Певец любви, певец своей печали", поет, как известно, "без заранее обдуманного намерения" и объяснить пропетое предоставляет какому-нибудь Пушкину или Фету.

Таланты строят потому, что сама жить есть процесс постройки. Гении разрушают потому, что процесс этот должен быть непрерывным. Если бы предоставить жизнь талантам, они отстроили бы ее раз навсегда, и тем самым остановили бы ее. Храм жизни обратился бы в склеп ее. Раз установившиеся познания, как бы они не были громадны, потеряли бы для человечества цену. Жизни слишком сложные знания просто не нужны и неинтересны. В лице гениев своих человечество чувствует, что раз цивилизация завершена, душе человеческой уже нечего делать в ней. Как архитектор, построивший все дома, готов их разрушить, чтобы строить вновь, свободный дух человеческий вспоминает анархию своей молодости, то страшно далекое время, когда можно было творить и изобретать. Отрешитесь поэтому от знаний, чтобы иметь наслаждение приобрести их вновь. На безобразных римских обедах пирующие обжоры очищали желудок рвотой, чтобы вновь быть способными есть и пить. То же с цивилизацией, слишком сложной. Рай ума и чувства - в свежести их, а поэтому великим людям хочется бросить цивилизацию, чтобы начать ее снова. Искуситель, заставляющий спешить с познанием, приближает старость, приближает смерть расы.



Мне кажется, первые строители цивилизации, халдеи, ужаснувшись результату своей мудрости - скуке, создали легенду о первородном грехе из сострадания к народу. Они думали: счастье вовсе не в знании, а только в стремлении к нему. Поэтому нужно не давать народу возможности достигать знания. Достигнутое - не интересно. Необходимо поддерживать дух народный в состоянии юношеской впечатлительности, а для этого нельзя давать знания слишком много. Кормить и физически, и умственно нужно впроголодь, иначе исчезает первое условие питания - аппетит. Может быть, по этой причине древний строй общества замыкал ученость в особую касту. Познание, как власть, было облечено тайной. Подобно воинам, обрекавшим себя одних на страдания боя, ученые одних себя обрекали на мученичество слишком сложной мысли. Держа народ на некоторой ступени невежества, они тем оберегали его счастье. Нынче, когда усилиями гениальных людей - от Руссо до Толстого - разбита цивилизация, и все христианство охвачено анархией, все хотят быть образованными, стремятся к учености. В результате безоглядочного поглощения книжных мыслей получается ранняя пресыщенность, потеря умственной впечатлительности, равнодушие и томление духа. В сущности, как мало у нас учатся и как рано устают, и как быстро становятся умственно развращены! Каждый год тысячи школ выпускают юношей и девиц, но где у них румянец и блеск глаз? Где пытливость и восторг перед природой и человечеством?

Проклятие познания в том, что оно есть познание не одного добра, но и зла. Нельзя знать добро, не понимая, что такое зло. Но ознакомление с всевозможными видами зла само по себе несчастье, и именно оно отравляет собою все выгоды познания добра. Если, бесспорно, просвещает человека познание блага, то познание зла в состоянии лишь омрачать. Есть множество вещей, которые нужно знать, если желаешь быть образованным. Но есть великое множество вещей, знакомство с которыми только расстраивает образ духа, роняет его с высоты. Для питания организма необходим хлеб, полезны овощи и плоды. Но для того же питания, безусловно, опасны яды, и некоторые из них смертельны во всякой дозе. В мире духовном, как подсказывает инстинкт матерей, существуют познания ненужные, губительные, ядовитые, от которых всеми мерами нужно беречь детей. Аристократия - мать народа - обязана с такою же тщательностью беречь и нацию от вредных знаний. И если не успеет оберечь, что вот вам печать антихриста на молодых и уже озлобленных и развращенных лицах.

Вы спросите: кто может взять на себя власть решить за народ, что добро, что зло? Мне кажется, это может всякий человек, не слишком испорченный, и каждый вправе решать этот вопрос за всю нацию. В течение долгих веков человечество вырабатывало свой ум и вкус. Основные определения добра и зла даны в заповедях всех народов. Остается придержаться их. Древней аристократии удалось к концу исторического периода отучить народ от многих видов зла, но теперь они снова входят в обычай. Например, убийство, ложь, клятвопреступление, измена отечеству, воровство, насилие над женщиной и пр. Эти пороки были в некоторых странах чрезвычайно ослаблены, сведены на нет. Установилась более или менее строгая нравственная культура, познание добра, одного добра. Множество людей не знали греха, потому что не видели его примеров. Говорят, нынешние английские девушки высших классов не умеют лгать, у них это не добродетель, а просто непривычка ко лжи. Из хорошо поставленных институтов, где девочек оберегают от дурных примеров, дурных понятий и слов, выходят женщины точно другой расы - до такой степени они выгодно отличаются от девушек, "все" узнавших. Мне кажется, истинный метод воспитания один, ухаживаете ли вы за растением, животным, человеком или народом. Давать простор полезным влияниям и охранять от вредных. Если народ так счастлив, что на заре жизни у него явится героическая аристократия, если ему будет дана одна священная книга, вроде Библии или Илиады, народ становится просвещенным. Постепенно он делается все более невежественным во зле и все более наученным в добре. Наоборот, упадок аристократии, наплыв низких влияний, разврат и соблазн в два-три поколения губят нацию. Постепенно народ делается невежественным в отношении добра и сведущим в пороках. У нас в течение веков евангелие и жития святых (через старцев и подвижников) воспитали кротость народную и ту естественную философию, которая так восхищает в хороших русских типах. Но когда полуинородческое правительство принизило церковь, когда хлынули чужеродные, нигилистические явления, древние источники нашего просвещения отошли назад. Народ стал быстро дичать. Почти одновременно (под предлогом увеличить доходы духовенства) были закрыты многие церкви и открыты десятки тысяч кабаков. Посмотрите же, как за одно десятилетие народ опустился и озверел. Гнусная проповедь Горького и его школы, открытый призыв его к убийству, насилию, грабежу и разврату - все это могло явиться лишь в эпоху, когда о воспитании народном перестали думать. Весьма высокопоставленные сановники восхищались "новым словом", которое принес с собою босяк-писатель. Это новое слово - "не бойтесь греха!" и "человек есть скот" - зачеркивает собой культуру и возвращает нравы народные к состоянию ниже скотского. Скоты в сравнении с апостолами новой школы отличаются, во-первых, абсолютной трезвостью, не проповедуют убийства для убийства и не доводят сладострастия своего до психопатии.

Стремление к познанию добра и зла заканчивается у нас, как в древних культурах, пренебрежением к добру и сосредоточением духа на пучинах зла. Процесс этот захватывает не всех и не всех сразу, но "печать антихриста" видна уже на слишком многих.


Опубликовано в сб.: Письма к ближним. СПб., Издание М.О. Меньшикова. 1908.

Михаил Осипович Меньшиков (1859-1918) - русский мыслитель, публицист и общественный деятель, один из идеологов русского националистического движения.


На главную

Произведения М.О. Меньшикова

Храмы Северо-запада России