М.О. Меньшиков
Печать антихриста

На главную

Произведения М.О. Меньшикова


6 апреля

О ней говорят около двух тысяч лет, и никто ее не видел. Хотите видеть? глядись в зеленое лицо великовозрастного гимназиста, заучившегося студента, заморенного газетами и брошюрами интеллигента. Есть такая особая физиономия, особое кисло-горькое выражение, что отличает не умных, но книжных людей, мозги которых несколько приплюснуты книжкой. Мне кажется, это и есть печать антихриста. От пророка Даниила до господина Николая Морозова, сидевшего на Шлиссельбургском Патмосе, многие разъясняли, что апокалипсическому Зверю дано будет царствовать 3 1/2 года, не больше. Это продолжительность как раз университетского курса, если не считать государственных экзаменов.

В жизни большинства молодых людей нерабочих классов есть несколько кощунственных, фальшивых лет, когда они во имя самого высокого, что есть на свете, совершают самое низкое, что есть на свете. Во имя божественного познания они хуже чем не учатся: они плохо учатся, причем маленьких крох науки достаточно бывает только для возбуждения гордости, для помешательства в книжном величии и для усвоения совершенно антихристовой веры, будто истина, доступная человеку, в книгах, а не в его сердце. Отсюда кисло-горькая, недовольная Богом физиономия наших полуинтеллигентов. Отсюда презрение к созданной Богом жизни, как она есть. Отсюда сумасшедшее предположение, что иначе, как перевернув все вверх дном, жить человечеству не стоит и нельзя.



Не скрою от читателей, что я плохо верю в дьявола. Не то чтобы совсем не верил: такого человека трудно найти на земле. Подчас мне серьезно кажется, что дурные явления есть чья-то злая жизнь, как явления благородные - живое воплощенное добро. Пусть духи не более как символы, вроде тех удивительных сочетаний в математике, где чувствуешь закон и мысль - и, стало быть, жизнь. Непостижимо тонкая и вечная жизнь идей вне плоти управляет материей, предписывает нам, материальным, свои законы. Не отрицая в корне врага рода человеческого, не отрицая порядка вещей, который может убийственно сложиться и губить жизнь, я думаю, что печать дьявола нужно искать на наиболее мягком воске, на лицах и характерах молодой, еще слагающейся породы людей. Испорченные старики менее удобны для наблюдения. На них наложено столько печатей и так они смешались, что их не разберешь совсем.

Ничего нет глубже библейской легенды, экспроприированной евреями, как известно, у вавилонян. Ничего нет изумительнее рассказа о грехопадении. Там впервые в начале мира выступает антибог, и развертывается его роковая власть над человеком, более сильная, чем власть Творца. "Усвойте себе познание - и вы будете, как боги". Не правда ли, искушение это - точный лозунг теперешней цивилизации? Не правда ли, все мы - Европа, Америка, Австралия, Япония - имеем сейчас одного бога, от которого ждем всех возможных милостей, бога знания? Не правда ли, самые почетные храмы теперь - академии и университеты? Не правда ли, считается позволительным что угодно, только не отрицать науку? Сложился почти фанатический культ, неподвижная вера, будто спасение в науке, и только в ней одной. Однако легенда о возникновении начала жизни опровергает эту веру. Поколения самые живые и впечатлительные, слышавшие собственными ушами голос Божий, голос природы, пришли к заключению, что вера в знание есть лжевера и что Искуситель именно в этом обманул род людской. Легенда учит, что Некто Истинный изгнал человека, пожелавшего познанья, из рая и проклял Искусителя, как лжеца. В самом зачатии христианства - в вавилонском откровении - лежит проклятие знанию и последнее указано как первородный грех. Между тем халдеи были классом, посвященным знанию. Это были ученые, более замкнутые, более строгие, чем нынешние профессора. У халдеев кроме явной науки была тайная, священная, окончательная, до такой степени казавшаяся драгоценной, что ее, как сокровище, не выносили на свете. Как в скинию завета, в область внутреннего, эзотерического познания допускались только первосвященники мысли. Помните, как в иерусалимском храме первосвященники перед тем как пойти за занавес каждый раз погружались в бассейн и переодевались во все чистое? С такою же верою, благоговением и страхом Божиим мудрецы, посвященные в тайны знания, приступали к своему делу. И вот эти самые праотцы нашей цивилизации, открывшие основные законы математики, механики, астрономии, эстетики и морали - они первым иероглифом религии поставили проклятие познанию. Или рай, или знание добра и зла - вот дилемма Старого Завета. Чем это объяснить? Неужели только желанием касты отгородиться от толпы и окружить ужасом свое святая святых? Я этого не допускаю. Хочется верить более в благородные побуждения людей столь высокого склада, чем в низкие. Что жрецы всюду были обманщики - это правда, но лишь в те века упадка, которые человечество застало на своей памяти. До веков упадка были века торжественного расчета и, мне кажется, жрецы того забытого времени были истинными святыми, как воины - истинными рыцарями, как народ - истинным тружеником. Все когда-то, на заре жизни были аристократами своих занятий, иначе не сложилось бы никакой цивилизации. Стало быть, древние халдеи не лгали, полагая, что знание и рай несовместимы. Стало быть, что-то есть в познании отравляющее, что-то глубоко вредное, от чего вожди человечества хотели предостеречь потомство. Что же это такое? Глядя без предубеждения на молодое и уже зеленое, уже кисло-горькое лицо какого-нибудь студента, не чувствуете ли вы как бы fades Hypocratica, предсмертное выражение на челе переучившейся и умирающей нашей цивилизации?


Впервые опубликовано: 1908 год.

Михаил Осипович Меньшиков (1859-1918) - русский мыслитель, публицист и общественный деятель, один из идеологов русского националистического движения.


На главную

Произведения М.О. Меньшикова

Храмы Северо-запада России