А.Н. Муравьёв
Святой Кирилл, епископ Туровский

Вернуться в библиотеку

На главную


Мало сохранилось сведений из жизни сего святителя первенствующей Церкви Российской, процветавшего в XII веке и прозванного Златоустом от современников за красноречивые беседы свои и молитвословия, которым долго удивлялось потомство. Все, что о нем известно, извлечено из краткого жизнеописания, ему современного, которое еще в более сокращенном виде напечатано в прологе. Родился он в городе Турове на Волыни от богатых и знаменитых родителей и там по влечению сердца своего постригся в иноческий образ, ибо не любил богатства, ни тленной славы мира сего, но с юных лет наипаче прилежал к чтению божественных книг и глубоко изучал Священное Писание; духом его проникнуты все творения Кирилла, которые известны были в древности под скромным именем мниха, или священноинока Туровского, более нежели под именем епископа, ибо в тишине келейной истекли они из глубины его сердца.

Недалеко от места родины искал он для себя уединения; приняв ангельский образ в самом Турове, сделался Кирилл истинным монахом, не преступая черты родного своего города, ни ограды своей обители, но паче всех иноков работал Богу, постом и молитвою удручая тело свое, и сделался чистым приятелищем Святого Духа. Многим на пользу служил он в обители, поучая братию быть в послушании игумену, ибо чернец, непокорный своему обещанию, не может спастись. Здесь написал назидательные свои творения, обращенные к инокам, которые имели предметом значение подвижнической жизни; нравственные его наставления запечатлены зрелостью высокого подвижника, изложение просто и безыскуственно; так выражается он в сказании своем о чине черноризцев, избранном от ветхого и нового закона:

"Внимай своему образу и житию, о мних, подобно ветхозаветным агнцам, какие закалались в пустыне на Пасху, ты принес себя в жертву Богу; будь же подобен сим агнцам без порока и недостатка. По ветхому закону вольный обет, великий и малый, должен быть приносим Богу от чистого сердца; да не будет и в твоих мыслях порочного колебания; ты, как свеча, волен в себе до церковных дверей, а потом не смотри, как и что из тебя сделают; ты как одежда: знай себя до тех пор, пока не возьмут тебя в руки, а потом не заботься, если разорвут тебя и на куски. Имей свою волю только до вступления в монастырь, а по принятии монашеского образа всего себя отдай в послушание и не сохраняй в себе ни малейшего своевольства. Не будь нерадив к своему обету, чтобы не сбылось на тебе слово Писания: лучше бы не познать пути правды, нежели, познав, уклониться от него (2 Пет 2:21). Бог сказал Моисею: изведи из Египта людей моих в Израиль... Израильтяне поспешно вышли из Египта и взяли с собою кости Иосифовы; перешедши чрез Чер-мное море, они без труда питались манною, и ризы на них сохранились старые, пока они не пришли к Синайской горе; и ты, о брат, желая последовать Христу, ведущему тебя на небо, помышляй в уме своем, для чего ты удалился из мира, мысленного Египта. Если пожелает старец и больной, близкий к смерти, то надлежит постричь его в иночество: это кости Иосифовы, которые принесли евреи в землю обетованную. Перейди море верою, то есть забудь дела житейские, и как манну принимай от келаря хлеб, над которым ты не трудился; не люби богатой и мягкой одежды, но сохраняй старую разными заплатами, пока не дойдешь до горы боголюбезной добродетели". В заключение назидательного слова своего святой Кирилл говорит: "Вот и ты, о инок, избрал для себя ангельское, священное и чистое житие, держись же его не на словах только, но укрась и добродетелию. Tbi носишь на себе весь образ священных риз Аароновых, обложив себя грехами преступления Адамова, постарайся чрез терпение Христово сделаться сыном Божиим... Твердо подвизайся, переноси мужественно всякие скорби, ревнуя мученикам, пролившим кровь свою за Христа, да и ты будешь наследником части преподобных, ангельского венца и небесного царства. Я говорю тебе не от себя, а от св. книг; если кто мудрый иначе истолкует все сие, мы не станем противоречить. Мы не жнецы, а класособиратели и не хитры в деле книжном; мы, грубые, всего более от вашего старейшинства требуем святой молитвы во Христе Иисусе, Господе нашем".

Смиренномудрие Кирилла выразилось в этом послании, обращенном вообще к инокам, но есть и другие два его послания о монашеской жизни, из коих одно в виде притчи о белоризце, другое же о схиме, или великом образе, обращены были к Печерскому игумену Василию, с которым находился он в дружественных отношениях; из них видно глубокое его уважение к первоначальнику пещер киевских Феодосию, ради коего прославил Господь место сие паче всех обителей, так что и мирские вельможи преклоняли главу пред иноками, воздавая им достойную честь как угодникам Божиим; видно и униженное о себе мнение самого писателя, ибо он часто упоминает о слабости и бедности своего ума и о грубости своего слова, а еще чаще о том, что не от себя пишет, но от священных книг. "Когда ты хочешь созидать духовную храмину, - говорит он, - то положи в основание ея веру, и на нем зижди надежду и любовь, как плиту; брение твоего тела смешай с водою, с целомудрием, чтобы душа твоя возвышалась, как храм. Поставь ей опору, как столб, - Божию помощь, чтобы, если и сойдут на нее какого бы то ни было рода дожди и реки, она пребыла непоколебимою, как наковальня, ни от добрых, ни от худых людей".

И на такой столб уединился блаженный Кирилл, желая себе больших подвигов и показав из себя образец первого столпника в земле Русской, которому подражали впоследствии многие другие. Несколько лет провел он в затворе на этом столбе, паче прежнего истомляя себя постом и молитвою и во время сей подвижнической жизни много изложил божественных писаний, ибо вся его мысль была обращена к Богу. К этому времени должно отнести молебный канон Кирилла грешного, в котором так жестоко обличает он грешную душу, и те молитвы на каждый день недели, которыми воодушевлял молящихся в тишине келейной. "Аз есмь обличитель сущих во мне злых деяний, - взывает Кирилл с высоты уединенного столпа своего, - если же прогневал Христа, все Того преступив заповеди, то все ныне Писанию предал помыслы мои, словеса же и дела, скверны все и беззакония на слышание всему миру. Доколе увязаешь, убогая душа, объятая телесными страстьми, обидою и немилосердием, гордынею и пьянством? Сии суть вражий тенета, которые сведут тебя живою до ада, но возопий покаянием: о Христе мой! Расторгни мой греховный союз и спаси меня".

Канон сей напоминает Великий канон покаяния Андрея Критского чувствами покаяния, но св. Кирилл составил на столпе и другой канон, совершенно по образцу Критского, расположенный по буквам алфавита, который, однако, не дошел до наших времен. Молитвы Кирилла, числом до двадцати двух, сохранились во многих рукописных сборниках XVI века; они расположены по порядку дней седмицы и по нескольку молитв на каждый; так, для воскресения положены четыре молитвы: пред заутренею, после часов, пред вечернею и после вечерни. Содержание их соответствует церковному назначению дней: так, в понедельник первая молитва обращена к ангелам, во вторник к предтече, в среду и пяток кресту, в четверг апостолам и святителю Николаю, в субботу Матери Божией, в воскресенье же к самому Господу Иисусу. Они могут служить образцами благочестивого чувства наших предков, которое было в них воспитано христианскою верою и выразилось молитвенным обращением к Богу и святым его. Древний, не искаженный язык славянский вполне выражает всю красоту сих богодухновенных молитв, за который справедливо усвоено священноиноку Туровскому название Русского Златоуста. Вот образчик одной из них:

"Слава тебе, Христе Боже мой, яко сподобил мя еси видети день преславного воскресения Твоего, в он же свободам еси сущая во ад связанные праведных души. Тоя свободы, Владыко, и аз желаю, да разрешиши мя, связанного многими грехи, и да воссияет свет благодати Твоея во омраченной душе моей. Ведаю, бо бесчисленные Твоя щедроты и неизреченное Твое человеколюбие: яко от небытия в бытие сотворил мя еси и своего образа подобием украси мя, словесем и разумом превыше скота вознесе мя и твари всей владыку устроил мя еси; сведый времена и лета живота моего, от юности и до ныне пекшеся о мне, дабы спасен был и, прекрасного лика Твоих ангел соглагольника хотя имети, заповедь предал ми еси, духовное дело в чистоте совершите повелел ми еси. Аз же, окаянный, запят быв умом к своему хотению, люблением плотским, ввергох себе в смрадную тину греховную, и далече ся сотворих от Твоея благодати; Твой сын, быв порождением купели духовные, раб явися греху. И того ради стеню из глубины сердечные и слежу болезнию душевною, судный час помышляю, весь изнемогая. Како обрящуся тамо, кое слово изреку за грехи мои и кий ответ будет ми от судии? Где ли скрыю беззаконий моих множество, яко несть помогающего ми, ни избавляющего, и что сотворю, Господи мой, Господи, не ведая, кому приближуся, да спасена ми будет душа! Время живота моего мало, но поне отныне пригвозди страхом Твоим плоть мою, да не наг обрящуся от добрых дел. Се бо, яко детище, занят бых от врага моего, в последнюю погибель впадох, ин человек не бысть от века грешен яко же аз: злых бо ради дел моих прогнах хранителя души моея ангела и приях губителя, неподобная возлагающа на мое сердце. Но не остави мене до конца погибнути, Иисусе, сладкое имя, от земли создавый мя и живот давый ми! Призри на смирение мое: аще бо без числа согреших, но невоздех руку моею к Богу чуждему, не отчаяхся отнюдь, помышляя образ Твоего человеколюбия, еже имаши ко грешником и прочее".

Прославив имя свое святостью жизни, преподобный Кирилл обратил на себя внимание князя Туровского и всех граждан, и по убедительному их молению святой отшельники и столпник рукоположен был во епископа города Турова митрополитом Киевским. Не более, однако, шести лет управлял своею паствою святой Кирилл, жизнь подвижническая на столпе ослабила его силы; бодрый духом, неусыпно пекся он не только о своей пастве, но и вообще о делах церковных всея Руси и писал много посланий князю Андрею Боголюбскому, от словес евангельских и пророческих и поучения, которые читались не только в Турове, но и в Боголюбском соборе Владимира.

Благим своим влиянием на державного князя Андрея, который питал к нему глубокое уважение, успел поколебать святой Кирилл пагубное на него влияние епископа Ростовского Феодора, человека жестокого и неблагоговейного, которого по укоризне современники называли Феодорцем. Святитель мечом духовным евангельского слова обличил заблуждения его о постах, которые разрешал он вопреки вселенских уставов; Кирилл был главною виною удаления из Ростовской епархии сего недостойного пастыря, который восприял конечное себе осуждение на патриаршем суде в Царьграде. Много написал святитель Туровский душеполезных словес на праздники Господни и оставил их в назидание своей церкви, которую просвещал и утешал красноречивым словом. Нам сохранилось еще восемь таких слов: в неделю цветную, на Пасху, в неделю Фомину, о мироносицах, о расслабленном, о слепце, на Вознесение Господне и на Собор св. отцов Никейских и еще одно в виде притчи о хромце и слепце; начиная с XIII века они помещались в древних рукописных сборниках вместе с беседами знаменитейших витий церковных, Григория Богослова, Василия Великого и Иоанна Златоустого, и читались в церквах для поучения народного наравне с творениями сих трех святителей, ибо они действительно исполнены были того же духа и витийства.

"Слова евангельские, - говорит святитель, - которые Христос многократно изрекал ради человеческого спасения, суть пища душам нашим. Его славный и честный дом, Церковь, имеет искусных строителей: патриархов, митрополитов, епископов, игуменов, иереев и всех церковных учителей, которые чрез чистую веру сделались ближними Богу и благодатью Духа Святого приемлют различные дары учения и исцеления по мере даяния Христова. Потому и мы, убогие, взимая крупицы от той же трапезы, наслаждаемся ими, ибо всякий раб своего господина хвалит". Посему и блаженный Кирилл в слове на святых отцов Никейских молитвенно прославляет их как мужественных воинов, крепко стоявших за своего царя и подвизавшихся за Сына Божия. О богоблаженные отцы, верные хранители правоверные веры, недремлющие стражи святой Церкви, за которую вели вы брань даже до крови против врагов, добрые пастыри Христова стада, за которое положили вы души свои, и делатели блаженные богонасажденного винограда, вы реки разумного рая, напоившие весь мир учением спасения и омывшие греховную скверну струями ваших наставлений; земные ангелы, присно предстоящие престолу Божию, просите мира всему миру и благоверным князьям нашим здравия и душевного спасения".

Посему и писатель жития его, в немногих словах сказав, что блаженный Кирилл, благочестиво упасши врученное ему стадо, преставился в вечный покой (апреля 28-го, вероятно, 1183 года), заключает также молитвенным к нему воззванием, в котором выражается и бедственная эпоха, когда писал он: "Приидите днесь, братие, похвалим сего святителя, взывая: радуйся, святитель честный и другой златословесный учитель, паче всех в России нам воссиявший; радуйся, светлым учением своего богоразумия просветивший концы российские. Молимся и мы, принося тебе малые словеса сии, моли о нас Вседержителя, которому ныне предстоишь с дерзновением, дабы избавиться нам от предстоящих бед и от безбожных агарян, присно мучащих нас, и получим молитвами твоими отпущение грехов и в оном веке присносущных благ наслаждение".


Впервые опубликовано: Впервые опубликовано: Муравьёв А.Н. Жития святых Российской Церкви, также иверских и славянских, 1859.

Муравьёв Андрей Николаевич (1806 - 1874) камергер российского императорского двора; православный духовный писатель и историк Церкви, паломник и путешественник; драматург, поэт. Почётный член Императорской академии наук (1836).


Вернуться в библиотеку

На главную