Н.А. Некрасов
Признания труженика

На главную

Произведения Н.А. Некрасова






      По моей громадной толщине
      Люди ложно судят обо мне.
      Помню, раз четыре господина
      Говорили: «Вот идет скотина!
      Видно, нет заботы никакой —
      С каждым годом прет его горой!»
      Я совсем не так благополучен,
      Как румян и шаровидно тучен;
      Дочитав рассказ мой до конца,
      Содрогнутся многие сердца!
      Для поддержки бренной плоти нужен
      Мне обед достаточный и ужин,
      И чтоб к ним себя приготовлять,
      Должен я — гулять, гулять, гулять!
      Чуть проснусь, не выпив чашки чаю,
      «Одевай!» — командую Минаю
      (Адски глуп и копотлив Минай,
      Да зато повязывать мне шею
      Допускать его я не робею:
      Предан мне безмерно негодяй...)
      Как пройду я первые ступени,
      Подогнутся слабые колени;
      Стукотня ужасная в висках,
      Пот на лбу и слезы на глазах,
      Словно кто свистит и дует в ухо,
      И, как волны в бурю, ходит брюхо!
      Отошедши несколько шагов,
      Я совсем разбит и нездоров;
      Сел бы в грязь, так жутко и так тяжко,
      Да грозит чудовище Кондрашка
      И твердит, как Вечному Жиду,
      Всё: «Иди, иди, иди!..» Иду...
      Кажется, я очень авантажен:
      Хорошо одет и напомажен,
      Трость в руке и шляпа набекрень...
      А терплю насмешки целый день!
      Из кареты высунется дама
      И в лицо мне засмеется прямо,
      Крикнет школьник с хохотом: «Ура!
      Посмотрите: катится гора!..»
      А дурак лакей, за мной шагая,
      Уваженье к барину теряя,
      Так и прыснет!.. Праздный балагур
      Срисовать в альбом карикатур
      Норовит, рекомендуя дамам
      Любоваться «сим гиппопотамом»!
      Кучера по-своему острят:
      «Этому,— мерзавцы говорят,—
      Если б в брюхо и попало дышло,
      Так насквозь оно бы, чай, не вышло?..»
      Так, извне насмешками язвим,
      Изнутри изжогою палим,
      Я бреду... Пальто, бурнусы, шляпки,
      Смех мужчин и дам нарядных тряпки,
      Экипажи, вывески, друзья —
      Ничего не замечаю я!..
      Наконец... Счастливая минута!..
      Скоро пять — неведомо откуда
      Силы вдруг возьмутся... Как зефир,
      Я лечу домой, или в трактир,
      Или в клуб... Теперь я жив и молод,
      Я легок: я ощущаю голод!..
      Ах, поверьте: счастие не в том,
      Чтоб блистать чипами и умом,
      Наше счастье бродит меж холмами
      В бурой шкуре, с дюжими рогами!..
      Впрочем, мне распространяться лень...
      Дней моих хранительная сень,
      Здравствуй, клуб!.. Почти еще ребенок,
      В первый раз, и сухощав и тонок,
      По твоим ступеням я всходил:
      Ты меня взлелеял и вскормил!
      Честь тебе, твоим здоровым блюдам!..
      Если кто тебя помянет худом,
      Не сердись, не уличай во лжи:
      На меня безмолвно укажи!
      Уголок спокойный и отрадный!
      Сколько раз, в час бури беспощадной,
      Думал я, дремля у камелька:
      «Жизнь моя приятна и легка.
      Кто-нибудь теперь от стужи стонет,
      Кто-нибудь в сердитом море тонет,
      Кто-нибудь дрожит... а надо мной
      Ветерок не пролетит сквозной...
      Скольких ты пригрел и успокоил
      И в объеме, как меня, утроил!
      Для какого множества людей
      Заменил семейство и друзей!..

              1854


Впервые опубликовано: Современник. 1854. № 11. «Литературный ералаш». С. 103—110.

Николай Алексеевич Некрасов (1821 — 27 декабря 1877 ст.ст. / 8 января 1878 н. ст.) — русский поэт, прозаик, публицист.


На главную

Произведения Н.А. Некрасова

Храмы Северо-запада России