М.П. Погодин
"Евгений Онегин", роман в стихах, сочинение Александра Пушкина, песнь 4 и 5

На главную

Произведения М.П. Погодина


(СПб., в типографии Департамента народного просвещения. 1828. В 16 долю, 92 с.)

4 и 5 песни "Онегина" составляют в Москве общий предмет разговоров: и женщины, и девушки, и литераторы, и светские люди встретясь, начинают друг друга спрашивать: читали ли вы "Онегина", как вам нравятся новые песни, какова Таня, какова Ольга, каков Ленский и т.д. - Мы подслушивали разные суждения и расскажем их, вместо собственных, нашим читателям:

* * *

Татьяна имеет все голоса в свою пользу, - некоторые даже желали бы, чтоб вся вышедшая часть романа (то есть 5 песней), названа была "Татьяной Лариной", а не "Евгением Онегиным". - Один молодой человек так живо представил себе эту милую дочь русской природы, что на вопрос своего приятеля, на бале, как ему нравится одна девушка? - отвечал: очень - она похожа на Таню.

* * *

Характером Онегина недовольны, или лучше, его не любят, хотя судьи поблагоразумнее говорят, что этот характер надобно рассматривать, хвалить, порицать, осуждать, объяснять, только в психологическом отношении, как явление нравственное, а в художественном - советуют смотреть только на его изображение, не противоречит ли он сам себе и т.п.; - здесь не надобно, говорят они, вдаваться в рассуждение, хорош ли этот характер или нет, а только как он изображен: точно как в портрете, - смотрите, похож ли он на свой подлинник, хорошо ли написан, а не распространяйтесь о том, что нос широк, а брови густы.

* * *

Одни говорят, что Онегин изображен не в ясных, не в резких чертах, что нельзя себе представить его личности (индивидуальности), как Дон-Жуана Байронова, как некоторые лица Вальтер Скоттовы; другие напротив бьются об заклад, что по полученным данным, они отгадают все будущие решения Онегина, как станет он действовать в тех или других обстоятельствах. "Ну примет ли он вызов Ленского?" - спросил атлет из первой партии одного из своих противников. Тот задумался, но, наконец, отвечал: это может зависеть от разных посторонних обстоятельств; вероятно Онегин употребит усилие для того, чтоб кончить распрю. Впрочем, может быть и примет вызов. "Изверг! Изверг", - воскликнули все присутствующие дамы. Многим сделалось дурно, и бедная насилу очнулась, и то выливши по склянке eau de Cologne на виски.

Дамы вообще в ужасном негодовании на Пушкина за то презрение, которое он к ним при всяком случае обнаруживает в стихах своих, за злость, с которою придирается. Это - Leze-Majeste, нашептывают им их чичисбеи, и мы не знаем, каково будет жить поэту на свете, если могущественные дщери Евы внемлют духу мести.

* * *

Вызов Ленского называют несообразностию. Il n'est pas du tout motive, все кричат в один голос. Взбалмошный Онегин на месте Ленского, мог вызвать своего противника на дуэль, а Ленский - никак. Да и за что было Онегину бесить его?

* * *

Жалеют, что Ленский только описывается, а не представляется в действии.

* * *

В Ленском находят вот еще какую несообразность: он, идеалист, поэт, никак не мог сказать Онегину, начав с ним говорить об Ольге:

"Ах, милый, как похорошели
У Ольги плечи, что за грудь".

Tout au plus, заметил один молодой поэт, Ленский мог говорить о глазах Ольгиных, а о груди, плечах - никак. Другие стали было оправдывать эти слова тем, что Ленский хотел приметиться к Онегину, но безуспешно.

* * *

Пятой песни отдается преимущество перед четвертою, которую автор заметно хотел наполнить чем-нибудь, и заговаривается, хотя и очень мило.

* * *

Нить повествования ведена лучше в первых трех песнях, чем в последних двух, замечают также многие. Читатель по прочтении четвертой и пятой остается в каком-то тумане: прекрасные подробности и эпизоды слишком развлекают его внимание.

* * *

Кстати о бланмаже. Для классиков очень соблазнительным кажутся стихи:

Между жарким и бланмаже
Цымлянское несут уже.

А романтики в последнем стихе находят какую-то аналогию с неловким подчиванием провинциалов.

* * *

"Онегин", сказал некто, родился под звездою Дон-Жуана, но в нем много русской правды.

* * *

Иные вовсе отказались видеть в "Онегине" что-нибудь целое. Пусть поэт надает нам приятных впечатлений, все равно - мелочью или гуртом. У нас будет несколько характеров, описания снов, вин, обедов, времен года, друзей, родных людей, и чего же больше? Пусть продолжится Онегин a l'infini. Пусть поэт высказывает нам себя и в эпизодах, и в не эпизодах.

* * *

"Создать такой характер, как у Онегина, невозможно, - сказал один. - Чтоб описать его, надобно самому быть им". Согласен с вами, отвечал другой, может быть автор - Онегин, но только не в святые минуты вдохновения, по будням, а не в праздник,

Когда не требует поэта
К священной жертве Аполлон.

В таком случае, сказал третий, гораздо лучше верить самому автору. Вот что говорит он об этом:

Всегда я рад заметить разность
Между Онегиным и мной,
Чтоб насмешливый читатель,
Или какой-нибудь издатель
Замысловатой клеветы,
Сличая здесь мои черты,
Не повторял потом безбожно,
Что намарал я свой портрет,
Как Байрон, гордости поэт;
Как будто нам уже невозможно
Писать поэмы о другом,
Как только о себе самом (см. гл. 1).

* * *

До чего простирается разность в суждениях! Одним очень нравится небрежность, с которою пишется этот роман: слова льются рекою, и нет нигде ни сучка, ни задоринки. Другие свысока видят в этой натуральной небрежности доказательство зрелости Пушкина: поэт, говорят они, уже перестает оттачивать формы, а заботится только о проявлении идей; третьи - каково покажется? - небрежность эту называют неучтивостию к публике. Пушкин зазнался и проч. - Четвертые толкуют о порче вкуса.

* * *

Сном Татьяны восхищаются все - и охотники до бреду, и охотники до истины, и охотники до поэзии. Был однако ж один, который утверждал, что такого сна систематически уродливого видеть невозможно. Впрочем, слава Богу, отвечал другой, что мы наяву увидали его. В театре видит же публика сны вместо спящих героев пиесы.

* * *

Многим очень нравится также описание Я:

Кого ж любить? Кому же верить?
Кто не изменит нам один?
Кто все дела, все речи мерит
Услужливо на наш аршин?
Кто клеветы про нас не сеет?
Кто нас заботливо лелеет?
Кому порок наш не беда:
Кто не наскучит никогда?

* * *

Все с большим удовольствием приняли тонкую похвалу Жуковскому:

Татьяна по совету няни,
Сбираясь ночью ворожить,
Тихонько приказала в бани
На два прибора стол накрыть:
Но стало страшно вдруг Татьяне...
И я - примысли о Светлане
Мне стало страшно. Так и быть...
С Татьяной нам не ворожить.

Удачно воспоминание о чужом толке Дмитриева.

Припомни, что сказал сатирик.
Чужого толка хитрый лирик -
Ужели для тебя сносней
Унылых наших рифмачей?

Были однако ж недогадливые, которым должно было растолковать, что толка хитрый лирик значит хитрый лирик, представленный в чужом толке.

* * *

Ответ Онегина Татьяне совершенно в его характере. Он не мог поступить иначе. По этому ответу однако ж подозревают некоторые, не бывал ли Онегин на Кавказе?

___________________________

Кстати - пометим здесь несколько строк о 2 песни "Онегина", присланных к нам покойным Д.В. Веневитиновым чрез несколько времени после появления ее в свете, для помещении в "Вестнике".

"С "Онегиным" давно познакомились все русские читатели, и нам некоторым образом уже поздно говорить о нем; но, как издатели журнала, мы обязаны прибавить свой голос к голосу общему и сказать о нем хоть несколько слов. Вот наше мнение.

Вторая песнь, по изобретению и изображению характеров, несравненно превосходнее первой. В ней уже совсем исчезли следы впечатлений, оставленных Байроном; в "Северной пчеле" напрасно сравнивают Онегина с Чайльд-Гарольдом. Характер Онегина принадлежит нашему поэту и развит оригинально. Мы видим, что Онегин уже испытан жизнию; но опыт поселил в нем не страсть мучительную, не едкую и деятельную досаду, а скуку, наружное бесстрастие, свойственное русской холодности (мы не говорим русской лени). Для такого характера все решают обстоятельства. Если они пробудят в Онегине сильные чувства, мы не удивимся; - он способен быть минутным энтузиастом и повиноваться порывам души. Если жизнь его будет без приключения, он проживет спокойно, рассуждая умно, а действуя лениво. О стихах ни слова. - Если мы опоздали говорить о самом Онегине, то хвалить стихи Пушкина и подавно поздно".


Впервые опубликовано: Московский вестник. 1828. Ч. 7. № 4.

Михаил Петрович Погодин (1800-1875) русский историк, публицист, прозаик, драматург.


На главную

Произведения М.П. Погодина

Храмы Северо-запада России