Речь профессора А.И. Покровского, сказанная на могиле А.П. Лебедева

Вернуться в библиотеку

На главную


Дорогой учитель!

Перед твоей свежей, еще не засыпанной могилой позволь и мне, одному из твоих позднейших учеников по Академии и твоих младших сотрудников по Университету, сказать несколько прощальных слов, как дань высокого уважения к твоим заслугам и сердечной благодарности за твои теплые личные отношения ко мне.

Смерть каждого человека составляет назидательный урок для нас, как то грозное memento mori, которое заставляет нас очнуться от обычной сутолоки повседневной жизни, посерьезнее осмотреться кругом и поглубже заглянуть в самих себя.

Но особенно поучительна смерть более видных и выдающихся людей. В этот последний прощальный момент своего физического расставания с нами они снова как бы во весь свой рост восстают пред нашим духовным взором, и всей своей жизнью и деятельностью красноречиво преподают нам свои прощальные заветы.

В лице почившего Алексея Петровича мы, несомненно, теряем одного из таких выдающихся людей - талантливого профессора и знаменитого церковного историка и публициста, которого, по обилию его научных работ и по силе его идейного влияния на русскую церковно-историческую науку, можно до известной степени сравнивать с Гарнаком.

Так что у гроба почившего нам есть чему поучиться.

Какие же прощальные заветы шлет нам почивший историк из своей еще не засыпанной могилы?

Содержательна и полна была жизнь почившего ученого, и многому она нас учит. Она учит, прежде всего, неустанному, энергичному и бодрому труду. Почивший всю свою жизнь, до самой гробовой доски, был неутомимым и продуктивным работником на ниве церковно-исторической науки, оставив всем нам пример, достойный подражания. Он учит нас, далее, не быть только черствыми специалистами избранной области науки, но и посильно служить живой жизни, с ее насущными потребностями и запросами...

Но среди этих и подобных им заветов, которые оставил почивший Алексей Петрович своим последователям и ученикам, громче и яснее всех для меня в этот момент звучит один, важнейший из всех его заветов: "Будьте честны, искренни и правдивы в науке. Работайте всегда в интересах только чистой истины, не увлекаясь никакими посторонними видами и целями и не страшась за это никаких преследований и гонений. Знайте, что истина не боится света и в конце концов она должна препобедить. Потому выше всего ставьте идеал чистой научной истины и одинаково бойтесь как угождать сильным мира сего, так и льстить мимолетным вкусам толпы".

И Алексей Петрович имел право так говорить. У него это были не пустые слова и не благие только пожелания, а суровая жизненная правда, выстраданная им на самых фактах его жизни. Для примера достаточно указать хотя бы на ту опалу духовной цензуры, которая долгое время тяготела над более важными сочинениями Алексея Петровича за их будто бы вредный, рационалистический дух. Но вот, в последнее время, идеи, проводимые Алексеем Петровичем, приобретают почти общее признание, и некогда опальные сочинения Алексея Петровича, значившиеся в числе "вредных" книг, теперь в тех же семинариях, откуда они изгонялись, считаются полезными и выдаются в качестве "наградных книг".

Не менее гражданского мужества проявлял Алексей Петрович и в борьбе с различными предрассудками общественного мнения. Он слыл за либерального ученого. Но это нисколько не мешало ему отмечать достоинства и искренно хвалить таких далеко не либеральных деятелей, как митр. Филарет и К.П. Победоносцев. И никто не думал ставить ему это в вину. Все видели, что чистая, бескорыстная истина дороже Алексею Петровичу как начальственного благоговения, так и партийных интересов. В силу этой отличительной своей черты, Алексей Петрович одинаково не боялся как срывать маски со "слепых вождей"*, так и идти наперекор общественному мнению, если только этого требовали интересы беспристрастной и неподкупной истины.

______________________

* Заглавие одного из последних церковно-публицистических сочинений А.П. Лебедева: "Слепые вожди. Четыре момента в исторической жизни Церкви".

______________________

Постараемся же получше внять всем этим заветам почившего ученого, и сделаем усилия возможно ярче и полнее осуществить их и в своей жизни.

Прими, дорогой наставник, низкий земной поклон и лично от меня за твои неизменно дружественные и благожелательные отношения ко мне, которого ты приблизил к себе за последнее время в качестве одного из своих младших сотрудников.

Да будет же светла и чиста память о тебе! И пусть горит она ярким светочем для всех последующих русских работников на тернистой ниве церковно-исторической науки!


Впервые опубликовано: Впервые опубликовано в журнале "Богословский Вестник". Т. 2 № 7-8, 1908.

Александр Иванович Покровский (1873 - 1940) российский богослов, деятель обновленческого движения.


Вернуться в библиотеку

На главную