В.В. Розанов
Дармоеды или не дармоеды?

На главную

Произведения В.В. Розанова


Когда чиновник представляется к первому ордену, как равно и ко всем последующим, и получает его, то при ордене прилагается патент, который и составляет существо награждения за службу. В патенте этом неизменно прописывается, что "чиновник такой-то" награждается орденом Станислава или Анны, как и прочих всех, "за отлично-усердную службу". Без этого нет награды. А так как чиновники все получают ордена, то они предполагаемо и обязательно и несут "отлично-усердную службу", и иначе как "отлично-усердной службы" и нет никакой, не предполагается никакой, раз дело идет не о службе частной, а о службе государственной.

Но, увы, на частной службе, решительно всякой, без всяких орденов и чинов, без пенсии и эмеритуры действительно "отлично усердно служат", и чтобы, например, в каком-нибудь частном банке клиенту сказали раз: "Придите за квитанцией завтра", а в действительности назавтра эту квитанцию не изготовили, сказали то же в другой раз, в третий, и он все ходит, а квитанция, которую "изготовить" требуется не более 5-10 минут времени, все не готова: такой нелепости и представить себе нельзя! Конечно, этого нигде не бывает... кроме казенной службы, где по патентам к орденам "отлично усердно служат", а на самом деле лодырничают с папиросками, за чаем, за разговорами об удовольствиях вчерашнего вечера или за сборами сегодня у кого-нибудь из товарищей "повинтить". Эта картина, что клиенту казенного учреждения назначают: "Придите тогда-то", он приходит, и ему отвечают: "Еще не готово, придите в другой раз", кому же из обывателей не знакома? "Все "ждут", все "ждем". Между тем если пять часов чиновника в учреждении стоят казне 5-10 руб., то ведь и каждый час обывателя ему стоит то рубль, то два; только это платит не казна за него, а он сам платит из кармана или недополучает этот рубль. И вправе ли учреждение, назначив срок для получения документа и не приготовив его к сроку, в сущности, штрафовать обывателя на 2-3-5 руб., смотря по лицу клиента и работоспособности его? Штрафы налагаются мировыми судьями или полициею, по суду и за вину. И то, что такие штрафы налагают без исключения все наши казенные учреждения на обывателей ни в чем не повинных, кроме того, что они русские граждане и что над "учреждениями" никакого, в сущности, суда нет, это все является возмущающим душу зрелищем, тем более что оно везде и постоянно!!

Вот отчего имеет очень принципиальное значение протокол, который через позванную полицию составил чиновник ссудного отделения Государственного банка в Москве г. Никольский: он услышал слово, сказанное не ему, а соседу, но о нем, одним измотанным клиентом: "Этакие дармоеды". Он, видите ли, находился "при исполнении служебных обязанностей" и изображал собою священную персону. А что он несколько раз заставлял клиента приходить за ничтожной квитанциею, назначая сам сроки и не изготовляя к ним ее, - это с "исполнением служебных обязанностей" не расходится, и с "отлично-усердной службою"?!! Какая же защита для клиента, которого штрафуют временем, рублем и измором! Медики скажут, что "нервы раздражаются", и вправе они раздражаться не только от речения: "Этакие дармоеды", но и от ходьбы или от тряски на конке или на извозчике семь раз по одному делу! Нужно бы для удовлетворения клиентов завести какие-нибудь простенькие "суды чести" во всех учреждениях, канцеляриях или какие-нибудь "жалобные книги", вообще что-нибудь, чтобы оградить клиентов и вообще русского обывателя от юпитерствующих Иванов Ивановичей, которые при "исполнении служебных обязанностей" пьют кофе, болтают, вспоминают, мечтают, конечно, тоже и работают, но никогда не до поту, а с прохладцей, и только приходят в раж, когда клиенты перебрасываются между собою: "Это какое-то лодырничанье, а не государственная служба".

Ну, а как же сказать, объясните, господа чиновники? И как вы называете сами того курьера, который нес да не донес бумаги, булочника, который то доставит, то не доставит в нужный час утра булки, кухарку, которая не доварила обеда? И еще одно, чтобы оправдать этого клиента и вообще клиентов: как господа чиновники объяснят знаменитую поговорку, не о них, а у них, внутри их департаментов и канцелярий сложившуюся: "Дело не медведь, в лес не убежит". Кстати, г. Никольский, может быть, опубликовал бы в газетах, сколько же времени требовалось ему на изготовление любопытной квитанции и что это была за квитанция, сколько строк в ее тексте? Вопросы интересные и для обывателя, и для службы.


Впервые опубликовано: Новое Время. 1906. 4 мая. № 10825.

Василий Васильевич Розанов (1856-1919) - русский религиозный философ, литературный критик и публицист, один из самых противоречивых русских философов XX века.



На главную

Произведения В.В. Розанова

Храмы Северо-запада России