В.В. Розанов
Голос малоросса о неомалороссах

На главную

Произведения В.В. Розанова


Есть что-то несчастное и жалкое, горькое и в конце концов глупое, бесталанное, в положении и затем в психологии "каинства", которая обнимает у нас некоторую долю "общественных деятелей". Разрыв громадного тяготения к центру не обходится даром: люди летят "к черту" и попросту в сумасшедший дом. В непомерной злобе "на Россию", - от которой, впрочем, России ничего не делается и никогда не сделается, - то человек набрасывается на Крылова, грубо упрекая его в обжорстве, то приравнивает "цианистому кали" поэзию и личность Тютчева, не замечая, что он, конечно, не Тютчева отталкивает от России, а сам со своими "общественными деятелями" отталкивается от Тютчева и летит куда-то "на 11-ю версту" от Петербурга, где врачи осматривают прискорбно-больных. Для оторвавшихся от России русских, полурусских и инородцев не предлежит вообще никакого пути, кроме вырождения и духовной смерти. Лично извести из себя "цивилизации" они, конечно, не могут, а старая цивилизация не координирует их шаги, и является "шаткая походка", "неверный шаг" целой биографии. Является гибель всей личности. Начавший в своем "я" судьбу Каина, ничего иного не получает, кроме трясения рук и ног, уныния, тоски и пугливого оглядывания, "не гонится ли кто за ним". Но никто за ним не "гонится", а гонит его внутренний грех и остатки своей совести.

Путь Даля и Востокова, - двух немцев и лютеран, которые настолько были преданы России, что переменили даже фамилию - на русскую (Востоков) и под конец жизни перешли из лютеранства в православие: вот путь и канон душевной жизни инородца в России. Оба, став "русскими" до такой глубины, возвеличили и имя германское, душу германскую, нравственный гений Германии. Они воистину показали всемирную перевоплощаемость и универсализм старой своей Германии. И не одна Россия держит над их головами венки особенного света, но и Германия осветилась особенным светом своей глубины, "потеряв" этих сынов. На самом же деле Германия, конечно, в отрекшихся от нее Дале и Остенеке (прежняя фамилия Востокова) получила в них так много, сколько не имеет в каком-нибудь "Михеле", в каком-нибудь безвестном профессоре или этнографисте. Здесь величие - не в филологии их, а именно в красоте особой преданности и особого национального перерождения.



И можно думать, что "Даль" чувствовал себя радостнее, чем теперешние "общественные деятели", - главная "общественность" которых заключается в том, что они в каждом ресторане подходят к буфету и выпивают рюмку водки "за гибель России". Таких очень много. Такие бегают на лекции и сами читают "рефератры"... Но, воистину, все это к гибели и унынию...

Заговорить об "инородчине" меня заставило не то, что сейчас пишется об этом вопросе в печати, а одно частное письмо... Получено оно было мною от одного малоросса-дворянина, которого я знаю лет 20 в Петербурге, и всегда любовался на то, как он радостно несет свою службу здесь, а ранее нес ее в провинции. Гармоничность всей его личности, с "государственным" оттенком, с высокой мыслью - "я служу Государю и отечеству" (чиновник лесного департамента министерства земледелия), всегда удивляла меня и как-то "подавала лучшие надежды на будущее" среди всеобщего нигилизма и отрицания... Но он любит и свою Малороссию, свою полтавскую усадьбу, - особой местной любовью. Нужно заметить, что настоящие любители России суть непременно свои специальные губернские любители, - вообще "губернские люди": без этого "губернского чувства" как-то холодно и отвлеченно, риторично и не окрашено и общерусское чувство. Только "симбирец" Карамзин мог стать великим "вообще русским"; только творец "Вечеров на хуторе близ Диканьки" - мог образовать в себе такую великую общерусскую тревогу... Без "своего уезда", без своей частной, индивидуальной родины - нет вообще настоящего русского. Это я давно замечал, - и захудание, захирение "родины своего детства", кажется, есть причина и общего "гражданского каинства" в России. Вот отчего так хочется расцвета и силы наших уездов, поярче - жизни туда, побольше детской и ученической памяти о первом, раннем своем "гнездышке". Он пишет мне:

"Простите, что я перейду к другой теме, которая меня тоже больно поразила на сих святочных днях. Это - съезд по народному образованию наших сельских учителей, и ближайшим образом та резолюция съезда об "украинском языке" в народных училищах. Я, как Малоросс (с большой буквы в письме), имею право высказать и свое мнение относительно национализации школы в пределах Малороссии. Не признаю я прав за "украинским" языком в школе, а только за общерусским языком должно считаться право преподавания наук в низшей и средней школах в Малороссии. Вся ламентация украинцев о дурном влиянии великорусского языка на малорусских детей есть пустая, заведомо предательская речь. Все выходки украинцев на съезде по поводу общерусского, т.е. великорусского, языка имеют под собою почву исключительно политическую (подчеркнуто в письме). И надо было бы украинцам зажать прямо рот, сказав им, что они клевещут на русский язык. Я удивляюсь, как на съезде никто не сумел сразить их замечанием такого рода. Малороссы вообще люди набожные, и все те, кто несколько причастны к грамоте, чрезвычайно любят читать церковные книги, которые, как известно, печатаются у нас на церковно-славянском языке. Не читают же они эти книги без разумения, т.е. так, как гоголевский Петрушка читал, - следя лишь за одними буквами. А ведь церковно-славянский язык весьма близок к общерусскому и чисто малорусскому языкам. Читайте-ка: "Отче наш, Иже еси на небесех! да святится Имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя" и т.д. Или же: "От сна востав, благодарю Тя, Пресвятая Троице, яко многая ради Твоея благости и долготерпения не прогневался на мя лениваго и грешнаго, ниже погубил мя еси со беззакониями моими" и проч. Спрашиваю я вас, какое же из приведенных слов может быть непонятным для малоросса? Все слова для них ясны по смыслу, и в целом каждая молитва.

Итак, украинцы клевещут на общерусский язык; малороссы отлично его понимают, когда говорят с ними о предмете, не выходящем за пределы их понимания. Вот истину должен я сказать все, что хохломаны выдумали (курс, в письме) сейчас такой, якобы, малорусский язык, что я, природный малоросс, не могу и 10 строчек прочесть малороссийской газеты "Рада", чтобы "ихний" новый язык не послать к дьяволу. Ничего не могу разобрать, о чем газета толкует. Словом, "украинский" нынешний язык для истинных малороссов непонятен: это не язык Тараса Григорьевича Шевченко, Котляревского и Квитко-Основьяненко, который ясен, понятен и простому мужику, и интеллигенту, а такой, какого еще никогда не было на свете. Это язык нарочито придуман, дабы разъединить русских людей, т.е. расколоть их на две половины, и чтобы, таким образом, каждая из них враждовала одна с другой. Для инородцев наших и заграничных, как-то: немцев, поляков, жидов, - ничего нет милее этой "выдумки нового украинского языка". Правительству следует стать на страже и не допускать в школе народной, в пределах Малороссии, пропагандировать этот "уродский" язык. Если же нужно дать детям начало познания грамоты на народном языке, то пусть учителя учат детей грамоте на действительно малорусском наречии и объясняются с детьми языком Шевченко и других прежних малорусских авторов. Нынешние же учителя в малорусских школах - это жидовские и австрийско-польские попыхачи. Я таких учителей презираю и не позволил бы им тереться возле малорусского народа. Дорогой В.В., вступитесь вы за право русского языка в школах на моей родине. Укажите правительству, что хохлы любят церковную грамоту, а раз они понимают ее, то тем более понимают нашу общерусскую речь и грамоту. Новый же украинский язык вон гнать в шею из школы".

Не меняю ни слова в письме. "Мову" он, природный малоросс, и, повторяю, с большим чувством своего детского гнезда, считает выдумкой, и выдумкой на политической, скверной почве. Это все усилия получить себе независимость, республику, "гетманщину" и, так как все настоящие гетманы умерли, то получить в "гетманы" из Петербурга Винавера. Перспектива наиболее правдоподобная, потому что еврей, да еще адвокат, может быть, конечно, и Пушкиным, и гетманом. Евреи уже "окрылены" ко всему подобному... Ну-с, и затем начнется беспримерно пакостное существование, от которого стошнит не одних хохлов. Благородные малороссы, как мы уверены, и благороднейшие латыши, поляки, остзейские немцы, румыны на юге, татары, чухонцы, грузины, армяне равно видят поэзию своего края и личную свою биографическую поэзию в том, чтобы дать России из себя еще Шевченка или Гоголя, дать Багратиона (армянский род) или Лазарева и вообще приложить руки и сердце к созиданию все России и России, одной России и навсегда России, как огромной неизмеримой этнографической системы, экономической системы, как громадной политической и военной мощи. "Прикладывай руки к тому, где башня уже строится", а не начинай каждый новую свою башню; выходи и живи в городе, который уже тысячу лет стоит, и не начинай одной своею избой строить новый город. Вообще, прикладывайся, став между собою и между другим "+", а не "-", связывайся, цепляйся: вот социология, культура и цивилизация. Это все евреи внушили нам (незаметно) пакостные чувства; будучи сами "вразброд" и без дара строения царства, они подтачивают наше царство и советуют свое бездарное "вразброд" и нам. Но ведь у них каждого защитит всемирный кагал, а что и кто защитит хохла с "гетманом Винавером" и латыша с правдоподобным "президентом Марголиным" - трудно сказать. Совет нам разделиться и рассеяться, конечно, очень выгоден евреям, которые природно все невидимо соединены. И войдут в "баре" тем легче, чем скорее все инородцы войдут в самостоятельную свободу. Вот уж, поистине как о женщине, так и об еврее: "cherchez la femme", "cherchez le Juif" ["Ищите женщину", "ищите еврея" (фр.)].


Впервые опубликовано: Новое Время. 1914. 19 янв. № 13598.

Василий Васильевич Розанов (1856-1919) - русский религиозный философ, литературный критик и публицист, один из самых противоречивых русских философов XX века.


На главную

Произведения В.В. Розанова

Храмы Северо-запада России