В.В. Розанов
Женский педагогический институт

Вернуться в библиотеку

На главную


Преобразование женских педагогических курсов, которые стояли в тени около высших женских курсов (бывших Бестужевских) и женского медицинского института, в законченное высшее специальное заведение представляет собою многоразличный интерес и важность. С исторической точки зрения это есть возобновление или повторение Педагогического института, но только на этот раз с питомицами-слушательницами, а не с питомцами-слушателями. Закрытие в 60-х годах Педагогического института, давшего России несколько знаменитых имен (напр. Н. Данилевского, Н. Страхова, Н. Добролюбова) и множество честных тружеников на важнейшем педагогическом поприще, едва ли не было крупною ошибкою министерства народного просвещения. Единственное в России специальное заведение, готовившее учителей гимназии, и вообще специально культивировавшее педагогическую область, было закрыто как раз перед учебною реформою, которая и осталась без наставников-исполнителей, за недостатком которых пришлось обратиться к пресловутым "чехам". Тип учителя несомненно понизился у нас в последнюю четверть минувшего века, сравнительно с тем, каков он был раньше. Здесь дело заключается не в одной выработке известного контингента учителей, но в том, что подобное специальное заведение вообще развивает в стране известный уровень педагогических требований и готовностей, развивает педагогические вкусы, взгляды, не дает угаснуть педагогическим интересам и проч. Стране нужны не только медики, но и медицина, не одни агрономы, но и цикл сельскохозяйственных наук и сельскохозяйственного образования. Учебное заведение вообще не только готовит человека к чему-нибудь, не только дает стране профессионалов-работников: оно развивает в себе и вокруг себя необыкновенно живительную и воспитательную атмосферу интересов избранного направления. Факультеты университета готовят специалистов науки, филологов или математиков, но они не занимаются и не могут заниматься, иначе как в ущерб своим задачам, педагогическою стороною преподаваемых наук и педагогическими способностями студентов. Нельзя, разъясняя возникновение народного эпоса, его филологическую и мифическую сторону, в то же время делать побочные экскурсии в гимназическую программу VI класса; нельзя, читая дифференциалы, отвлекаться критикою арифметических задачников. Словом, нужно признать и навсегда помириться с тою элементарною истиною, что университет ни малейше не готовит и не может готовить учителей средних учебных заведений; и ожидать этого так же странно, как требовать от шкуры определенного зверя качеств шкур всех других звериных пород. Министерство народного просвещения, осуждая (в 1870-1899 гг.) университеты за недостаточную или неумелую подготовку учителей гимназии, судило лишь себя за попытки жать там, где не сеяло. Оно хотело поправить дело основанием знаменитой Лейпцигской филологической семинарии, но из этого вышел только смех и никакого толка: получились какие-то "чехи в квадрате", "чехи туземного русского приготовления", и ни одного настоящего педагога, настоящего филолога.

Преобразовываемый с осени нынешнего года, из частных курсов зыбкого характера и судьбы, женский педагогический институт поправит, хотя и не полно, эту нашу историческую ошибку. Инстинкт русского общества оказался дальновиднее и правильнее взглядов министерства народного просвещения, как они сложились в последнюю треть прошлого века. В то самое время, как министерство закрыло единственное у себя высшее педагогическое заведение, стали открываться частные курсы педагогического характера, - и между ними - преобразуемые ныне в институт. Таким образом, общество поддержало своими одинокими усилиями ту традицию культивирования педагогических интересов, перерыв которой был бы опасен и во всяком случае чрезвычайно неприятен для государства. В настоящее время, когда учебно-воспитательные вопросы выдвинуты на первый план и сознаны в своей чрезвычайной важности государством, оно, естественно, возвращается к давно помянутому плану высшего специального педагогического заведения. И будем надеяться, что женский педагогический институт получит существование более стойкое и счастливое, чем бывший мужской главный педагогический институт в Петербурге, готовивший также историков, словесников и математиков для гимназий.

Это - сторона общегосударственная. В то же самое время женский педагогический институт, становясь около женского медицинского института, выводит как бы второе крыло мало-помалу формирующегося женского университета в России. "Курс института - четырехлетний; в нем остаются два отделения: словесно-историческое и физико-математическое. В каждом из них первые два курса посвящаются исключительно теоретическим занятиям, состоящим в слушании лекций и главным образом в самостоятельных работах, направленных к расширению образования слушательниц; с третьего учебного года преобладающее значение получают практические педагогические занятия". Это - части двух факультетов университета, только с педагогическим приспособлением или дополнением. Произнеся слово "женский университет", мы, конечно, ни мало не настаиваем на термине, ценя более сущность дела. Очень важно, что весь круг высших научных знаний, связанных с именем университета и до XIX века бывший исключительно предметом мужских занятий, мало-помалу становится доступен и женщине. Несомненно, женский педагогический институт, как и медицинский женский институт, ставит русскую женщину, русский женский талант перед очень высокими задачами и призывает к очень высокому долгу.

До сих пор женщина русская трудилась исключительно на низшем педагогическом поприще: как учительница сельских и городских начальных училищ и как преподавательница в низших классах женской гимназии. Недостаток высшего научного образования, именно недостаток для женщины соответственных частей университетского преподавания, не пускал ее далее. Учительский персонал женских гимназий был поэтому крайне пестрый: начинали гимназисток учить учительницы, - сами со средним гимназическим образованием, - а кончали их учить учителя, большею частью имеющие уроки в женских гимназиях, как побочное пополнение главного своего заработка в мужских гимназиях. Не было строго определенного и устойчивого контингента преподающих в женской гимназии. Между тем женская гимназия в численности своей сравнялась давно с мужскою, а когда открылся женский медицинский институт уже с задачами государственными, обширными, - к женской гимназии, естественно, предъявились и требования преподавания приблизительно столь же строгого, точного и обширного, как и к питомцу мужской гимназии, готовящемуся в высшее заведение. Таким образом, подготовка учительского персонала специально для женских гимназий стала задачею времени. И раз женщине открыто вообще высшее образование, не было причины не подумать об университетском и вместе педагогическом подготовлении учительниц для всех классов этих учебных заведений. Можно думать, однако, что как женские гимназии не будут вовсе "очищены" от мужского учащего персонала с университетскою подготовкою, так равно женщины с университетским же, в сущности, подготовлением к преподаванию предметов математических, исторических и словесных, будут иногда или вообще допускаться к исполнению учительских обязанностей во всех классах мужских гимназий. Не разделяются же и не предполагаются к разделению мужчины-врачи и женщины-врачи у кроватей пациентов. Мужскому труду открыт необозримый почти простор чиновной службы всех рангов и наименований; позволительно не часть только педагогического труда, но большую его часть в стране передать или возложить на женщин. Государство начинает много делать для женщины, женщина должна ответить за это благодарною службою.

Почетный попечитель женского педагогического института, назначаемый Высочайшею властью из членов Императорской Фамилии, будет избирать по усмотрению своему директора института, его начальницу и двух ее помощниц, т.е. весь воспитательный персонал, а также пользуется правом определения и увольнения лиц педагогического персонала, каковыми могут быть только профессора высших учебных заведений или женщины, имеющие равный ученый ценз. Нужно заметить, что таковых было и есть у нас несколько: вспомним Софью Ковалевскую, которая понесла свой математический талант и знания в Швецию, хотя могла бы и оставить все это для России, или г-жу Балабанову, которая по знанию кельтических языков и наречий представляет редкое явление учености, если даже взять последнюю в европейском масштабе. Это высокое положение почетного попечителя института, равно как учреждение в нем конференции для дел учебной части и воспитательного комитета для обсуждения и решения дел воспитательного характера указывают на самую высокую постановку вновь организуемого женского заведения. В нем завершается пирамида женского педагогического труда, как и вообще возводится вершина женских учебных заведений. Он будет, несомненно, господствовать и над женскими гимназиями, и над женскими институтами, как рассадник их учителей и воспитателей. Особо высокое назначение почетного попечителя бесспорно связывается с традиционным строем женского институтского у нас воспитания, всегда находившегося под особым покровительством Императорской Фамилии.

И строй, и история этого нового высшего учебного заведения обещают быть очень интересными.


Впервые опубликовано: "Новое время". 1903. 17 июля. № 9829.

Василий Васильевич Розанов (1856 - 1919) - русский религиозный философ, литературный критик и публицист, один из самых противоречивых русских философов XX века.


Вернуться в библиотеку

На главную