В.В. Розанов
К кончине П.А. Столыпина

Вернуться в библиотеку

На главную


Киев. Переждав полчаса, пока семья П.А. Столыпина уединенно молилась около гроба в передней части лаврского собора, задернутой во всю ширину стеклом, я вошел почти вслед за митрополитом Флавианом и в 8 час. 5 мин. вечера возложил венок на гроб убиенного. Надпись на венке: "Петру Аркадьевичу Столыпину от "Нового Времени". Помолясь за усопшего, поцеловал у него руку, простреленную пулею. Рука страшно распухла, сине-багровая. Лицо прекрасно и вполне спокойно, без всякого следа страдания. Бровь - полная мысли. Сложение рта - полное власти. Впервые видя П.А., удивился красоте. Многочисленная семья тут же молилась. Лица грустные, без слез, - нельзя 24 часа плакать. Все впечатление благородное и грустное. Чудно неслось в прекрасном соборе пение митрополичьего хора полных смысла древних славянских молитв. При слушании чувствовалось ярко, на что поднял руку нигилизм, коего террор - естественное отродье.

* * *

Киев. Встреченный случайно А.И. Гучков в мелькающем и вне преднамерения разговоре высказался о ближайшем будущем как о болоте и ряде болот, в которых можно только вязнуть и, может быть, совсем увязнет Коковцов, ближайший очередной премьер. Я заметил, что капитал и финансы вне нации и истории и человек финансов наверху положения обещает не политику направления, а политику без направления по линии наименьшего трения и ближайших удобств. Он согласился. Еще он заметил, что горе в отсутствии вообще ярких людей на горизонте, что и угрожает нумерацией зауряд-министров. На мои слова, что следовало бы ускорить созыв Думы, образованной именно для помощи государству в таких экстраординарных случаях и для воодушевления власти на энергичную борьбу, А.И. ответил, что это было бы необыкновенно, а мы можем ждать только обыкновенного. О Столыпине Гучков сказал, что в нем русское было центром всего. Его последняя забота в уединенном разговоре с Гучковым, накануне отъезда в Киев, была о законопроекте на счет пенсии увечным нижним чинам армии. П.А. усердно просил Гучкова как можно способствовать ускорению в Думе движения этого проекта.

* * *

Киев. У Адриана Викторовича Прахова передали поразительный факт со слов хирурга Дитрихса, русского и православного, который почему-то полюбился Столыпину и был при нем непрерывно в больнице. П.А. говорил ему о стрелявшем: "Какой он бедный, он думал дать счастье России, - я видел по его бледному лицу и горящим глазам". И П.А. хотел непременно просить Курлова за него. Это такое откровение психики человеческой, что растериваешься. По словам А.И. Гучкова, постоянная поговорка П.А. была: "На легком тормозе непрерывно вперед". По словам служебно-близкого ему лица, он любил народное представительство, потому что в его инстинкте была потребность общаться с массою, говорить с массой, убеждать ее, выслушивать отпор от нее. И чем масса бывала больше, тем сильнее он разгорался и точно становился счастливее.


Впервые опубликовано: "Новое Время". 1911. 9 - 11 сент. № 12749, 12750, 12751.

Василий Васильевич Розанов (1856 - 1919) - русский религиозный философ, литературный критик и публицист, один из самых противоречивых русских философов XX века.


Вернуться в библиотеку

На главную