В.В. Розанов
Культурные сближения

На главную

Произведения В.В. Розанова


По поводу немногих строк, не дышащих враждою к полякам, мы получили несколько польских писем, выражающих не только полное согласие с мыслью о необходимости для славян впереди всех союзов искать сближения между собою, но и содержащих кое-что новое. Один корреспондент пишет: "Позвольте мне преклониться с уважением перед идеями, высказываемыми в статьях ваших касательно сближения славян между собою и призыва к участию в этом сближении и поляков. В одном только возражу вам и всем, с вами одинаково мыслящим, словами знаменитого писателя: "Вы - сильны, мы - слабы и угнетены, и вы должны первые протянуть руку...". Люди благородные, как вы, меня поймут, а в момент, когда поймет это весь русский народ, осуществятся ваши и наши идеалы. Да, историческая роль русских государей - сделаться из "собирателей русской земли" "собирателями славянских земель", и мы все, славяне, должны ожидать своего "славянского Бисмарка-Объединителя", которого, естественно, должна произвести Россия. Поляк".

Автор письма не полно понял нашу мысль. Россия имеет слишком много внутренних этнографических вопросов, чтобы перебрасывать мысль вожделения свои за границы собственной территории, и говоря "о сближении между собою всех славян, а в том числе и поляков", мы разумели, кроме нашего внутреннего польского вопроса, нравственную солидарность славян между собою и с Россиею, не прибегая к металлическим бряцаниям, которые так склонно переходят в металлическое пустозвонство. Бисмарк, создавший эпоху "крови и железа", последние годы провел "не у дел", и его насильственно-объединительные идеи заменились мирнообъединительными. Если мы и можем иметь в виду зарубежное славянство, предлагая им кой о чем подумать в линии "сближения", то не в ином смысле, чем, напр., как австрийские немцы, ищущие культурного сближения с немцами Германии. Вот аналогичное движение к культурному, нравственному, научному и литературному сближению с Россиею могли бы выразить и чехи, и русины, и поляки зарубежные, ища такого же идейного центра в свободной, самостоятельной и великой России. В этом смысле пожелания, выраженные в приведенном письме, найди они широкое и стойкое распространение в польском обществе и печати, были бы тем "первым шагом с польской стороны", который и психологически и всячески облегчил бы России ее шаги и мероприятия в линии охранения и поддержки славянства.

Во всяком случае и без "славянского Бисмарка из России" может быть много сделано на путях внутреннего, умственного и сердечного сближения славян между собою. Упомянем пока об одной мере, которая, как нам кажется, наиболее сбивает поляков в замкнутую группу нервно и самолюбиво приподнятых людей, отгораживающихся от нас. Это - закон о детях от смешанных браков, чтобы непременно они были "господствующего вероисповедания". И мы, конечно, желаем, чтобы они были притом все нашего русского вероисповедания. Но еще более хотелось бы, чтобы этих смешанных браков происходило численно больше, нежели теперь; чтобы не в одном проценте, как сейчас, а в десяти процентах, как до сих пор не бывало, русские женились на польках, а поляки на русских. У нас русского населения море неисчерпанное. Теперь возьмем польскую семью, строгую и католическую, но в роде которой, положим, была бабка православная. Вы думаете, эта православная, дети которой остались по отцу католиками, умерла для православия?! О, нет! Она уже ввела, и притом в самый католицизм, в его чистую, так сказать, культуру, православную струю, неуничтожимую и неумирающую. Разве же внуки не будут помнить свою бабку? Ее милую ласку, ее доброту, ее ухаживание во время болезни, и около всего этого и темную неизвестного письма икону, с горящей перед нею лампадою?! И вот эти католики по памяти к своей бабке, которую не могут же, органически не могут ненавидеть, перестанут ненавидеть и православие. В душе их, в темном уголке души забьется понимание и сочувствие к простой вере седой доброй бабушки. А нет у них отчуждения и вражды к доброй вере великой русской родины, - посмотрите, правнук католик этой, по-видимому, потонувшей в католичестве русской души, без предубеждения женится на русской, женятся два-три ее правнука, и выйдет же замуж за русского внучка. И душа русская, там похороненная, вернется к нам удесятеренною. Как только падет опасение за веру, и притом столь щекотливое для самолюбия - иметь детей обязательно крещеными не в свою, а, положим, в женину веру - так слияние пойдет быстрее, и оно в общем пойдет склоняясь в русскою сторону. И можно поверить, что в местах смешанного населения и теперь особенно много и особенно горячо вспыхивают романы именно на линии разнородной крови, т. е. на линии русско-польской. Но теперь, по понятному чувству гордости, поляки все усилия употребляют, чтобы не жениться на русских, а русские, видя их столь замкнутыми, сами избегают жениться на "злых польках". Суеверие это стеной стоит между племенами и отделяет их самым худшим отделением, семейным, бытовым. Смешанные браки научили бы разные племена понимать друг друга, понимать не отвлеченно, а в высшей степени конкретно, а на почве такого понимания выросли бы и всякие другие формы сближения, - сближения и слияния... А что русские через эти смешанные с поляками браки вдруг начнут исчезать, таять, православная русская вера рушиться, то на это, только вспомнив русскую карму и вспомнив же, до чего русский при всей доброте и простоте своей упорен именно в чертах этой доброты и никак и никогда не сумеет заразиться ни немецкою сухостью, ни польскою кичливостью, - вспомнив все это, говорим мы, на приведенное опасение можно только рассмеяться. Они будут у нас черпать стаканами, а мы у них ведрами. И это просто потому, что нас больше, да и общий-то мировой уклон мысли, конечно, будет работать в русскою сторону, в сторону "собирания" около России славянской семьи.


Впервые опубликовано: Новое Время. 1902. 30 янв. № 9306.

Василий Васильевич Розанов (1856-1919) - русский религиозный философ, литературный критик и публицист, один из самых противоречивых русских философов XX века.



На главную

Произведения В.В. Розанова

Храмы Северо-запада России