В.В. Розанов
Неверие XIX века

На главную

Произведения В.В. Розанова


В августовской книжке прекрасного философско-богословского журнала "Вера и Разум", издающегося в Харькове, известный проф. Т. Буткевич напечатал окончание интересной статьи: "Неверие XIX века". Статья посвящена разбору механического воззрения на природу, которого родоначальником следует считать в европейской философии Декарта, и доказательству, что живые и жизненные явления выходят из схемы механических отношений и требуют для объяснения себе Бога Промыслителя и Управителя мира. Это - мысль многих ученых; но между ними никто так много не работал над нею, как Лейбниц в своем учении о предустановленной гармонии и о монадах. Г. Буткевич приводит имена Ньютона, Кеплера, Галилея, Бойля, Эйлера, Галлера, Ампера, Паскаля, Либиха и из наших ученых - Иноземцева, Боткина, Пирогова, Данилевского, которые все были очень религиозны, т.е. они все чувствовали в мире и его явлениях - Бога. Сам г. Буткевич много вращается в области физиологических явлений, из которых, собственно говоря, ни одно не может быть вполне, до дна разъяснено механикой и химией. Нам давно хочется обратить внимание на огромное недоразумение, которое замечается во всех подобных спорах и ускользает вовсе от спорщиков. Ведь г. Буткевичу, с его специальной точки зрения и в специальных задачах православной апологетики, нужно доказать не то вовсе, что Бог есть в мире, но что есть Премудрый Бог, т.е. вне, за пределами мира, существующий и миром управляющий... конечно, механически. В противном случае, т.е. ведя аргументацию так, как он ведет, он ничего не доказывает, кроме божественной сущности разлитой в самых явлениях мира, в ткани мира, в сложении мира; но это есть точка зрения Гёте, за которую от протестантских богословов он был прозван "великим язычником". Профессору русской духовной академии нельзя быть менее точным, чем протестантские богословы, и нельзя, восстановляя языческую пантеистическую философию, думать, что отстаиваешь свою специальную, специально в духовных академиях проходимую догму. Последовательное учение христианства представляет обратный полюс пантеизму и, признавая, что Бог сотворил мир, однако, точно определяет и способ сотворения: "Сотворил словом". Через повеление же Божие произошли и законы природы, которые легли в мир внешним, т.е. конечно и непременно в таком случае, механическим регулятором. Ибо силы, действующие внешним способом, суть механические; а действующие внутренно, суть органические. И как, по христианскому воззрению, все в мире зависит от Бога, а Бог внешен для мира, то, конечно, и способ действия Божия даже в организме есть непременно механический, и только он кажется нам, по незнанию, внутренним и субъективным. С этим совершенно прямым и непререкаемым воззрением наших догматиков, безусловно, согласны тенденции новых ученых найти механическое объяснение жизненных, живых явлений. Таким образом, входя в чужой и именно языческий храм для совершения в нем научных жертвоприношений, г. Буткевич изгоняет из православного храма механическую теорию, которая совершенно неразделима с основным догматом нашей Церкви - о премирности Бога. Каким образом ученый богослов и очень сведущий философ может до такой степени путаться между разными религиями, для нас это остается каким-то странным недоразумением.


Впервые опубликовано: Русский труд. 1899. 23 окт. № 43. С. 21.

Василий Васильевич Розанов (1856-1919) - русский религиозный философ, литературный критик и публицист, один из самых противоречивых русских философов XX века.



На главную

Произведения В.В. Розанова

Храмы Северо-запада России