В.В. Розанов
Откуда "злые мачихи"?

На главную

Произведения В.В. Розанова


Воображение народное как похвалою, так и порицанием прилепляется не к чему-нибудь воображаемому, а всегда к действительному. И если чего-нибудь оно невзлюбило, возненавидело, заклеймило именем, которое из обыкновенного нарицательного имени превратилось в кличку дурного человека, значит, в долгих веках глаз народный подсмотрел тут недоброго человека и недоброе явление. Таково слово "мачиха". Сколько легенд и сказок приурочено к этому имени? Между стареющею мачихою и юною падчерицею образуется ненависть, которую кончает нередко темная могила последней. Между мачихою и пасынком нередко возникает страсть, которая приводит к сыноубийству. Насколько есть религии и поэзии, тепла и света в матери - воплощении любви и самоотвержения, настолько тьмы и злобы живет в мачихе, этом воплощенном эгоизме. Да и винить особенно, чрезмерно нельзя: жизнь так близка, а между тем связи по крови нет, и есть соперничество материальных интересов. Дети от первой жены едят хлеб детей второй, участвуют в их наследстве. Я должен сказать ради справедливости, что встречаются и прелестные мачихи, а есть и положительно несчастные, забиваемые пасынками и падчерицами, которые думают, что она отняла у них любовь отца. Но антагонизм вообще возникает. Если дети первой жены уже взрослые, победа бывает на их стороне; если они крошки - побеждает мачиха.

"Где любовь - там и Бог". Ясно, что эта сторона семейного быта устроена так, что в ней скорее поселяется, призывается диавол.

Мне приходилось знать одну полурусскую, полунемецкую семью. Семья, обильная и сыновьями и дочерьми, не имела отца. Сыновья были еще холостые, и вот одна из дочерей выходит замуж за молодого ученого. Брак был вполне счастлив, но продлился только четыре года. В полном расцвете сил молодая женщина умерла, оставив мальчика и дочь, и совершенно молодого мужа. Зять был замечательно хороший человек, открытый, смелый, несколько новых понятий, но отличный семьянин, и его горячо любила вся семья покойной его жены. Он очень тосковал о жене, но не было и сомнения, что он вступит во второй брак, потому что ему не было еще тридцати лет. Тогда ему предложила теща взять в замужество другую ее дочь: влюблен он в нее не был, но вся семья жены покойной ему была дорога, и, кажется, без особенных затруднений они обвенчались. Теперь у них есть свои дети. Замечательно, что и у сестры в отношении к покойной сестре, и у мужа в отношении к покойной жене образовалось нечто вроде религиозного культа. Они сберегают все ее карточки, ездят на могилу, - она как бы невидимо живет между ними. И дети первой, совершенно не разделяясь, растут с детьми второй. Мачиха-тетка любит их так, как имеют талант любить только деды внуков и тетки или дяди - племянников и племянниц.

Мне приходилось говорить о так называемом "свойстве" с людьми высокого духовного образования, и они мне сказали, что это есть застарелое понятие, возникшее в ту пору, когда люди почти не умели считать по пальцам, сообразить, что ведь родственность есть общность в происхождении крови, так сказать, единство кровяных шариков в моих и чьих-нибудь жилах. И например, сестра жены или брат мужа только фиктивно, а не кровно суть родственники сестриного мужа или мужниного брата, ибо общей крови в их жилах не течет. Тут образуется прекрасная атмосфера духовной близости, духовной связанности, духовного доверия, та почва, на которую если падет зерно брака, то вырастет обильно и здорово. Рассмеявшись, мой собеседник сказал мне:

- Не только запрещать нет основания браков в свойстве, но следовало бы запретить, в случае молодого вдовства мужа или жены, брак иной, нежели с сестрою жены или братом мужа. Ибо это есть лучшее обеспечение счастья детей от первого брака, да и вообще согласия и мира в доме.

Мысль, которую сам я давно имел, и мне было приятно ее услышать от богослова, очень авторитетного в науке. Подведу к мыслям моего собеседника только общий фундамент. Так называемые степени родства и свойства, препятствующие браку, тем обильнее исчисляются в каждом законодательстве, чем это законодательство подозрительнее и отчужденнее смотрит вообще на брак. Дело в том, что отношения к сестре жены или к брату мужа устанавливаются всегда в высоко идеальном тоне. Тут и есть близость, и нет ее; единства крови нет, а единство духа - чистое и оживленное. Образуется большею частью родственное дружелюбие, в то же время как-то даже предупреждающее развитие страсти. Заметив эту особенную чистоту атмосферы духовной, считая ее почти святой и вместе с тем не любя супружество и считая его чем-то порнографическим, аскеты старого времени изрекли вообще формулу, что "брак марает свойство, пачкает родство". Между тем, каким же образом он "пачкает", если по их же определению "брак чист и ложе не скверно"?! Само собою разумеется, что чистое и ищет чистого. И, как в приведенном мною случае, вырастает брак с каким-то религиозным культом в себе.

Вспомним Викторию, королеву Англии, этот классический пример материнства и супружества: как благословил чадородием Бог ее брак. И отчего бы эту степень родства, допущенную у англичан, не допустить и у нас. Английская семья ведь примерная в Европе. А качества семьи всегда отраженно несут в себе последствия законов о семье.

Вспомним также, что во "Второзаконии" допущены браки с сестрою жены, с братом мужа, и в степени того родства, в каком находились Виктория и Альберт.

Вот что навевают мысли о "злых мачихах". Сколько бы зла избыл русский народ, если бы вместо их мы дали русским сиротам-детям природно-добрых вторых матерей, невольно добрых.


Впервые опубликовано: Новое время. 1903. 28 июля. № 9840.

Василий Васильевич Розанов (1856-1919) - русский религиозный философ, литературный критик и публицист, один из самых противоречивых русских философов XX века.



На главную

Произведения В.В. Розанова

Храмы Северо-запада России