В.В. Розанов
Пограничные запахи

На главную

Произведения В.В. Розанова


Второй раз переезжаю через коротенький мостик, переброшенный через широкую канаву, вырытую между Deutschland'oм и Россиею, и то же впечатление...

Приложитесь лицом к отверстию большого мешка с заношенным бельем, которое отдается в стирку, и вдохните всей грудью воздух: это Вержболово... Я все ходил по его сложным коридорам, каким-то ненужным, пустым комнаткам и, наконец, по большому залу, где в семь часов утра пассажиры в последний раз пьют "русский кофе". Этот "носильный запах" немытого белья, какой-то потный, какой-то удушливый, какой-то неприятный, все время преследовал меня...

Лица тусклые, серые, недовольные... Перед поездом стоят огромные, красивые жандармы. Через поезд проходит, отбирая паспорта, жандармский офицер в клеенчатой накидке, - быстро и энергично совершая окрики и жесты...

- Ваш паспорт?..

Это он обратился к пассажиру, ночью влезшему в наше купе и сейчас же улегшемуся на верхнюю лавочку. Теперь от этого пассажира, из-за шерстяного одеяла, виднелась только спина.

- Эй, вы... - повторил офицер.

Не оборачивая спины, пассажир протянул руку с паспортной книжкой. Возвращается. Пассажир все так же спит.

- Возьмите ваш паспорт, - говорил желчно офицер. Тот не шевелится.

- Вам пора вставать, - говорит он досадливо, видя перед собою вместо человеческого лица опять ту же спину.

Из-за спины этого господина послышалась скороговоркой громкая брань, в которой можно было разобрать только слова: "Это черт знает что такое. Легче готтентотскую границу переехать, чем русскую..."

Офицер прошел дальше. Пассажир не шевелился... Между тем ведь "сейчас выходить из поезда"... И все пассажиры, даже дети, стоят в пальто и шапках, в шляпах, у дверей, у окон, в проходах, встречая Германию и прощаясь с Россией.

Короткий свисток. Кондуктора встали на "подножки", и поезд тронулся.

Переходим из России в Германию.

По сторонам мостика два белые столба, наш "казенный" и тамошний "государственный". "Наш", как все верстовые, имеет черную, свившейся змейкой, кайму на себе. Но вот мост пройден: и "их" столб, короткий, белый, квадратный, - являет совсем другой вид.

Может ли быть "дух" у столба? У казенного, пограничного столба? Вообразите, - есть! Немецкий столб, именно - короткий и белый, без закругленностей и выгибов, - являет прямой дух, вместе с тем хорошо промытый и без запаха.

- Staatsrechts*... [государственное право (нем.)]

Наш...

Я обернулся назад, к убегающей родине...

"Лукавая и грязная страна"... "без границ, без определений"... "без концов и начал"...

Поезд стал. На другой стороне подан германский поезд. Встречают пассажиров уже немецкие "Trager"'ы [носильщики (нем.)]. Совсем другие лица, чем "наши". Совсем другая компоновка мяса, фигур, другая живопись движений. И на станции... совсем другие надписи на вагонах.

Ругавшийся пассажир наконец слез с постели-лавочки. Это был рыжий еще молодой еврей, и такой худой, точно волк, которому несколько суток ничего не попадало на зуб.

* * *

Таможенный досмотр...

Раскрывают чемоданы, сундуки. "Trager"'ы очень милые. Но перед высокой конторкой стоит и что-то записывает со строгим, взыскательным видом человек в форме, лет 40-45, огромного роста и красивый, с усами, как у императора Вильгельма. Совершенно такие же! И оклад лица, молодцеватый и без выражения, напоминает известное всем нам лицо, воинственное и без маски. Как это ухитряются немецкие супруги рождать мальчиков, в огромной пропорции, все "на одно личико", - я не знаю. Но вспомнил из Грибоедова:

А оттого, что патриотки.

Немцы, очевидно, не ревнуют своих жен к этому "мысленному искушению", которое, наверное, есть...

Мы перешли на другой поезд.

"Е у d t k u h n e n".

Как и в первый раз, лет шесть назад, меня обрадовали и удивили эти совершенно не встречающиеся на русских железных дорогах широкие, будто двойные, окна... Точно отодвинута часть стенки вагона, и воздух, полевой-лесной, врывается широкою струей в вагон.

Все чисто, легко дышать. Как легко вдруг стало дышать!


Впервые опубликовано: Русское слово. 1910. 2 июля. № 150.

Василий Васильевич Розанов (1856-1919) - русский религиозный философ, литературный критик и публицист, один из самых противоречивых русских философов XX века.



На главную

Произведения В.В. Розанова

Храмы Северо-запада России