В.В. Розанов
"Только на вынос"

На главную

Произведения В.В. Розанова


Советом Министров решено допустить с 1 ноября открытие торговли пивом "только на вынос" и не более как "в одной десятой части существующих заведений", причем эти заведения будут поставлены "каждое под надзор чинов акцизного ведомства". Отеческое попечение о трезвости акцизного ведомства всем и давно известно, и все помнят, как оное ведомство всячески воздерживало народ от пития крепких напитков, отвлекая его в сторону зрелищ, театра и других культурных удовольствий. Но, странным образом, так выходило, что ведомство все отрезвляло и отрезвляло, а население все напивалось и пропивалось. Вчитываясь в мотивировку постановления Совета Министров, мы так и чувствуем в тоне ее что-то извиняющееся и оправдывающееся, - да иным тоном и не приходится говорить ввиду ясно высказанной Высочайшей воли о полном прекращении винной монополии и после окончания войны. В телеграмме на имя великого князя Константина Константиновича принцип всероссийского отрезвления высказан так бесповоротно и ясно, озабоченность полною трезвостью населения так очевидна, - что, казалось бы, помощникам и сотрудникам в лице гг. министров оставалось только исполнять и исполнять Высочайшую волю, так обрадовавшую все население, доводить ее "до точки" и закреплять "гвоздочками" мелких и подробных постановлений, мелких и подробных мероприятий поистине великое и поистине государственное решение. Так это и ожидалось... Но "питие", - не очень крепкое, а "с разбавочкой", и всего только "на вынос" - осталось... Главноуправляющие и третьестепенные агенты отеческого ведомства уйти-то ушли, но оставили ма-ле-нь-ку-ю щелочку в двери, даже без видимого просвета, а только в щелочку все-таки "продувает"... И несется через щелочку все-таки винный запах, который будет дурманить весьма ослабевшие нервы населения. Ну, а уж когда населению "очень хочется", то оно хоть ползком, а доползет до двери и еще немного ее приотворит. Время - лукаво, и время терпеливо. Кто-то думает и кто считает и рассчитывает, что фанатизм трезвости с войною пройдет, - послышатся другие слова, другие "приговоры" населения и учреждений, и Русь опять будет "веселие пити"... Русь нетрезвая сопернику не страшна. Ну, а у Руси слишком много соперников, у русского населения слишком много конкурентов на почве промышленности, торговли, всяческого труда и всех ремесл, чтобы не упало сердце у миллионов людей при повороте русского народа к трезвости... И иностранцам, и всяким "колонистам" эта трезвость угрожала приостановкой всякого "наступления" и даже грозила необходимостью "отступить". Ну, а кто же в борьбе не пытается удержать "занятых позиций"? В них, по-видимому, и скрыт корень дела. А то почему бы не исполнить волю Государя и не о вине, и не о пиве, а о трезвости - вполне и подробно.

Ничто так не утешает человеческого существования, как прекрасные рассуждения и высокая добродетель. Не нужно представлять себе министров сухими людьми. "Допущение продажи пива основано на том соображении, говорится в изложении мотивов не вовсе притворить дверь за собою, - что при полном воспрещении продажи хлебного вина, считаясь с привычками населения, приходится предоставить ему возможность потребления наименее вредного из спиртных напитков, - тем более что в противном случае имелись бы основания опасаться, как показывает опыт, усиленного распространения потребления всевозможных вредных для здоровья суррогатов спиртных напитков, вроде денатурированного спирта, эфиров и т.п.".

Рассуждение, можно сказать, совершенно семейного тона и от которого уже не пахнет ни канцелярией, ни департаментом. Между тем писалось-то оно в департаменте и, можно сказать, выражает коллективный вздох министров о "привычках бедного населения". На самом деле если государство будет действовать "по привычкам населения", то оно ничего никогда не сделает, и ему придется растворить все двери. "Привычки" бывают пакостные, "привычки" бывают болезненные; что ответило бы правительство, если бы призванный из "запаса" сказал: "Я привык не воевать - и позвольте мне оставаться вне военной службы"? Все приведенное рассуждение чисто бытового и семейного характера совершенно не вяжется с серьезным и величественным представлением государства, которое знает "добро" и "зло", "правое" и "левое" и вовсе не имеет дела ни с какими "привычками", в сущности, очень немногих и совершенно выродившихся лиц, которые, будучи споены "монополией", уже физически погибли, не имеют себе никакого исцеления, и их ожидает тот конец, который ожидает каждого больного. Оставлять в целой России пиво ради нескольких лиц, рвущихся к денатурированному спирту, - это и значит в дальнейшем плодить таких же несчастных. Нет, избави нас Бог от такого сердоболия, - и поменьше бы нам слушать из департамента таких семейственных речей. Государство есть государство. Оно - сухо, и спасает народ, и помогает народу деловитым образом, перерабатывая великие мысли в железные учреждения и "неукоснительные" мероприятия.

Совету Министров и предлежало принять ряд спасительных мер, воспользовавшись великим и всеобщим энтузиазмом к полному "непитию". С 19 августа и по сей день было выражено столько сочувствия к трезвому виду всей страны, это сочувствие было столь всеобщим, оно до того поддерживало Россию в великом труде войны, - что, казалось бы, невозможно не использовать этого великого подъема духа. Ведь подобного случая уже никогда не повторится для всеобщего движения к трезвости. Война была страшно трудна. Все почувствовали потребность собрать все силы. Поистине, "народ перекрестился", - когда грянула война, - этим "отречением от вина". И вдруг Совет Министров как бы парализует этот "святой крест", возлагаемый на себя всем народом. Какая минута! Какое странное решение! Зачем оно?

"Конечно, отнюдь нельзя усматривать в приведенном решении о допущении продажи пива каких-либо фискальных целей, - говорится далее в изложении мотивов. - Ибо с воспоследованием Высочайших предначертаний о борьбе с нетрезвостью - казна навсегда отказалась от спиртных напитков как источника усиления своих ресурсов". Таким образом, Совет Министров сам формулирует предначертания Государя как "борьбу с нетрезвостью", а не специфически борьбу против одного только вина. В таком случае совершенно непостижимо, каким образом Совет Министров предложил со своей стороны "пивную нетрезвость"? Ведь те больные, что тянутся к денатурированному спирту, тянутся именно к опьянению себя, чем бы им ни опьяниться. И очевидно, всеми способами и через все лазеечки они будут напиваться именно "допьяна", - пивом ли, чем ли, дорогим или дешевым пивом, - таща и жалованье, и заработную плату, и последнее женино платье, лишь бы "добыть влаги, от которой пьян буду", - буду пьян старым русским пьянством.

Да. Расхолодили Русь гг. министры. Был жар - и не стало его.


Впервые опубликовано: Новое время. 1914. 19 окт. № 13867.

Василий Васильевич Розанов (1856-1919) - русский религиозный философ, литературный критик и публицист, один из самых противоречивых русских философов XX века.



На главную

Произведения В.В. Розанова

Храмы Северо-запада России