Е.Ф. Шмурло
Приложения к I тому Курса русской истории:
Спорные и невыясненные вопросы русской истории
Приложение № 16
О примате Римского первосвященника

Вернуться в библиотеку

На главную


Отметим еще некоторые факты, свидетельствующие о том, как Неуклонно и последовательно росла и крепла в сознании христианского Запада идея о праве Римского первосвященника на главенство в Церкви.

1. Уже в IV веке папы Дамас и Сириций провозглашают, как правило: рукоположение во епископа действительно лишь с согласия римской Церкви; по рукоположении, епископы обязаны являться в Рим для получения паллия (омофора). Тогда же император Грациан (375-383), ревностный христианин, особым декретом признал за папами право судить епископов, сам не будучи им подсудным. Правда, в жизнь постановления эти тогда еще не вошли, но мысль была пущена в оборот и несколько позже принесла свои плоды. Византийский император Фока (еретик и нуждавшийся в поддержке пап) признал римскую Церковь главою всех Церквей, а титул "вселенского" исключительной принадлежностью римского епископа (606), так что последний, недовольный постановлениями 2-го и 4-го вселенских соборов, признавшими за ним первое место лишь по чести, теперь, действительно, получил основание претендовать и на главенство церковное.

2. Моральный авторитет пап неуклонно рос по мере того, как росли территориальные размеры их влияния, раздвигались пределы римской "епархии". Главнейшие германские племена обращены были в христианство (франки, англосаксы, германцы), арианство заменено православием (лонгобарды, вестготы). Это поставило местные церкви в варварских государствах Западной Европы в положение дочерей к римской Церкви-матери. Их создал папа, за ним и право руководить ими. Попытки местных Церквей отстоять свою независимость кончились неудачею (Франция, Милан, Равенна, Аквилея). Таким образом, Западная и Северная Европа с центральною ее частью образовали как бы одну громадную епархию под властью и верховным наблюдением римского епископа.

3. Дар Пипина Короткого (пожалование Равенского экзархата папе Стефану II) положил начало светской власти пап (756). Авторитет духовный получил поддержку в авторитете светского владыки. Но реального факта духовного примата и светской власти было недостаточно - чувствовалась потребность в идейном, юридическом оправдании этого факта. Его дали так называемый Дар Константина и Исидоровы Декреталии.

4. ДАР КОНСТАНТИНА (Donatio Constantini), иначе ВЕНО КОНСТАНТИНА - это жалованная грамота, якобы выданная Константином Великим папе Сильвестру в знак своего духовного подчинения и в благодарность за исцеление от слепоты, перед тем поразившей его. В силу этой грамоты папа признан главою над всеми остальными епископами (патриархами), кафедра апостола Петра выше всех остальных. Император уступил папе Латеранский дворец, "превосходящий все дворцы в мире", город Рим, Италию и все западные страны - короче говоря, весь Запад, себе же оставил Восток, куда и перенес свою столицу; не подобает де главе империи жить там, где живет глава Церкви. Как символ светской власти над Римом, Константин передал Стефану диадему с собственной головы.

5. ИСИДОРОВЫ, или, как их чаще и справедливее называют, ЛЖЕ-ИСИДОРОВЫ ДЕКРЕТАЛИИ - сборник постановлений разных пап за время от I до VII в. (до Григория Великого). В числе разных постановлений, писем сюда внесена и грамота - "Дар Константина". Декреталии объявились в 836 г.; папа Николай I (858 - 867) принял их за руководство, и с тех пор они получили значение канонических, т.е. обязательных для верующего и непререкаемых постановлений римской Церкви. Вот главнейшие из их положений: 1) ни один поместный собор не может законно собраться без разрешения папы; 2) окончательный суд над епископом, последнее решающее слово принадлежит одному папе; 3) право открывать новые епархии, равно и основывать митрополии, тоже принадлежит одному папе.

Происхождение Декреталий надлежащим образом не выяснено. Одни приписывают их Исидору Меркатору, монаху из Майнца; другие полагают, что источник их происхождения следует искать в галликанском (французском) духовенстве: желая де обеспечить себя от притязаний светской власти (франкских королей), последнее задумало приписать римскому епископу права, опираясь на которые, духовенство могло бы легче отстаивать свое положение и интересы.

Ложные, Декреталии не были, однако, подложными; по крайней мере, в течение всех средних веков они признавались всем католическим миром за действительные; в их достоверность верила не только простая толпа или не только те, кому, по честолюбивым мотивам, выгодно было считать их за действительные, но и ученые-богословы, как, например, знаменитый канонист Грациан (см. ниже) или Фома Аквинский, этот еще более знаменитый учитель римской Церкви. Подложность Декреталий (а вместе с ними и Константинова "Вена") выяснилась лишь в XV веке, в эпоху гуманизма и классического возрождения, с нарождением научной критики и новых материалов (греческих рукописей) для суждения. Серьезный удар Декреталиям нанес Кальвин (1509 - 1564), а "Дару Константина" - еще раньше Лоренцо Валла (1407 - 1457), доказавший его подложность в сочинении "De falso credita et ementita Constantini donatione declamatio". Восточная Церковь никогда не признавала подлинность Декреталий, так как они расходились с постановлениями Вселенских соборов, Католический же мир считал их действительными, несмотря на эти противоречия, потому что по духу, по своему направлению, они вполне подходили к воззрениям средневекового общества Западной Европы, к его представлениям о власти папы. И если Декреталии давали точку опоры этому взгляду, то и самая авторитетность их, может быть, еще в большей степени зависела от их согласованности с этими воззрениями.

6. ПАПА НИКОЛАЙ I (858-867) широко использовал и "Вено", и Декреталии, найдя в них точку опоры в борьбе своей с константинопольским патриархом. Он особенно выдвинул следующее положение: по праву вселенского судии, папа судит всех, но сам ничьему суду не подлежит. Анафема тому, кто не подчинится суду папы. Этот тезис Николай применил на деле, позвав на свой суд константинопольских патриархов Фотия и Игнатия и лишив равенского экзарха независимости. Со времени Николая I постепенно создается фикция: папство есть установление божественное, издавна вселенскою церковию признававшееся.

7. ПАПА ГРИГОРИЙ VII (1073-1085). В области церковной жизни он учил: "Римская церковь никогда не заблуждалась и не будет заблуждаться во веки веков" (Корелин). "Благодать св. Петра уничтожает человеческую свободу папы: он волей-неволей становится святым; от него отнимается возможность погрешать в области догмата Вследствие возведения на апостольский престол он не может не стать лучше: он приобретает святость ex office; и, что важнее всего, - в сфере догмата он становится непогрешимым автоматом благодаря св. Петру" (Трубецкой).

Вот еще несколько его положений: "1) правильно избранный папа свят и непогрешим; 2) один он правильно называется вселенским; 3) без его позволения никакой собор не может называться вселенским 4) без его свидетельства ни одна книга не может быть издана в свет и считаться правильною; 5) его суда никто не может отринуть, а он один может отвергнуть всякий суд; 6) судить его самого никто не может; 7) все важные дела церковные подлежат его решению; 8) епископов он может низлагать и переводить с одного места на другое без собора" (Лебедев).

В области политической жизни: 1) инвеститура (возложение на епископа перстня, в знак его епископского достоинства) принадлежит папе, а не императору; 2) папа может отлучать недостойных государей от Церкви; 3) отлученных низвергать с престола; 4) разрешать подданных от присяги такому государю; 5) поднимать подданных против них, призывать к бунту против такого, отлученного от Церкви государя.

8. БОЛОНСКАЯ ШКОЛА ЮРИСТОВ XII века выработала целую стройную систему церковного права, придав юридическую силу тому, что уже существовало в действительности. Наиболее известный представитель ее, знаменитый канонист Грациан в своем сочинении "Decretum" (1159) доказывал, что: 1) папа выше закона; 2) что могущество папы - это бездонное море, mare magnum, в котором тонут все права остальных; 3) что папа имеет право не только бичевать злых (еретиков), но и казнить их.

9. ПАПА ИННОКЕНТИЙ III (1198-1216) поднял величие и значение папства до его апогея. Император Оттон IV, короли Кастилии, Арагона, Сицилии, Венгрии признавали себя его ленниками; французский король Филипп-Август поплатился интердиктом (отлучением от Церкви) за развод свой с женою-королевою. Обаяние своей власти Иннокентий распространил и на Восток - православный и языческий (завоевание Константинополя крестоносцами и основанием Латинской империи; образование Ливонского ордена). Он утверждал:

1) в Церкви полнота власти у одного только папы, ни у кого больше; иными словами, папа выше вселенских соборов; 2) все епископы лишь его помощники, папа может их отрешать, перемещать с одной епархии на другую, вмешиваться в дела их управления и призывать к себе на суд; 3) папа есть наместник Христа и владыка мира.

10. ФОМА АКВИНАТ (1227-1274), доминиканец, величайший философ Католического мира, выработал систематическое учение о главенстве папы, ставшее догматом католической Церкви. В 1323 году папа Иоанн XXII канонизировал его, не дожидаясь от его тела чудес, как того требовали правила римской Церкви, потому что каждое де его сочинение само по себе уже есть чудо (Quot scripsit, articulos tot miraculos fecit). Его главнейшие сочинения - две "Суммы": "Summa philosophiae, de veritate fidei catholicae contra gentiles" и "Summa theologiae in tres partes distributa". Папа Лев XIII возвел Фому Аквината в доктора Церкви, а изучение его "Сумм" признал обязательным в католических школах, как образец для других богословии.

Точку опоры своему учению Фома искал и нашел в Лже-Исидоровых Декреталиях и в сборнике искаженных (или вымышленных) свидетельств восточных соборов и отцов Церкви: Златоуста, Кирилла Иерусалимского, Кирилла Александрийского, якобы признававших главенство и непогрешимость папы. Фома Аквинат учил: 1) Иисус Христос передал ап. Петру и его преемникам всю полноту своей власти, а потому не повиноваться папе - то же самое, что не повиноваться И. Христу, самому Богу; 2) не папа заимствует свой авторитет от собора, а собор его от папы; 3) папа вправе постановить новое исповедание веры (значит, изменять догматы?); 4) тот еретик, кто не подчиняется авторитету папы (Лебедев).

_______________________

Идея главенства Римского первосвященника в христианской Церкви, как явление историческое, выросла и сложилась не сразу, а на протяжении целого ряда веков и не раз встречала авторитетную оппозицию. Один из отцов Церкви, св. Ириней, епископ лионский (177) утверждал, что епископы в Галлии могут быть рукополагаемы безо всякого участия римского папы. Вообще вплоть до Карла Великого на Западе далеко не все признавали за папами право на верховную власть в Церкви.

Блаженный Августин, епископ гиппонский (354 - 430), "величайший из отцов древней Церкви христианского Запада", автор знаменитого "Града Божьего" (De civitate Dei), ту же мысль выразил еще в более резкой форме, так формулируя одно из постановлений собора Меливийского: "Кто захочет апеллировать к тем, которые находятся по ту сторону моря (т.е. в епархиях, лежащих вне Африки), тот нигде не будет принят в общение в Африке" - иными словами: христианин африканской диэцензии, передавший свое дело на суд римского епископа, будет за такой поступок отлучен от Церкви. Тот же блаженный Августин, основываясь на постановлении шестого Карфагенского собора, запретившего кому бы то ни было из епископов принимать титул "князя епископов", или "верховного епископа", настойчиво убеждал папу Целестина не принимать апелляций от африканских епископов и не посылать своих делегатов, дабы не водворять в церкви человеческую гордость.

Тот же блаженный Августин: 1) Христос дал всем без различия апостолам одинаковую власть; сами же апостолы никогда не признавали Петра наместником Христа и непогрешимым учителем Церкви, никогда и сам Петр не смотрел на себя такими глазами.

Но сторонники папского примата ссылаются на слова Спасителя: "И аз же тебе глаголю, яко ты еси Петр; и на сем камени созижду церковь мою, и врата адова не одолеют ей" (Мф. XVI, 18), понимая их в том смысле, что Церковь, основанная ап. Петром, есть основной фундамент Церкви христианской. Августин же под "камнем" понимает не самого Петра, а его исповедание, ту сильную веру в божественность И. Христа, какая его захватила, превратив в горячего последователя божественного Учителя. Именно эта вера, это чувство названо камнем, а сам исповедник - Петром, каменным человеком, Petrus; ideo Petrus a petra, nоn petra a Petra, подобно тому, как слово "христианин" произошло от слова "Христос", а не наоборот, не "Христос" от "христианина". Мысль Спасителя такая: "Не тебя, Петр-Симон, Я заложу фундаментом Своей церкви, а силу твоей веры, и на ней, на глубине, на прочности твоего чувства, которая одинаково может быть уделом всякого глубоко и сильно верующего человека, - заложу церковь".

Согласно с Августином думали и св. Кирилл Александрийский, Иоанн Златоуст, Ориген, св. Василий Великий, блаженный Феодорит.

В эпоху Великого Церковного Раскола Констанцский собор постановил: ему, как собору вселенскому, и потому получившему власть от И. Христа, подчинены все, не исключая папы (1414). Базельский собор подтвердил это постановление, добавив, что папа может погрешить, Церковь же никогда (1442). Приоритет собора над папою провозгласила впоследствии и галликанская Церковь, во главе которой стоял тогда знаменитый французский проповедник Боссюэт (1682).

На Римском соборе 1870 года, установившем догмат о непогрешимости папы, Штроссмайер, епископ загребский, выставил такие основания против примата (опускаю то, что говорилось до него и указано выше):

А. Иисус Христос не выделял Петра и совсем не думал давать ему какие-либо преимущества перед другими апостолами: а) посылая апостолов на евангельскую проповедь, Он всем им дал одинаковую власть вязать и решать; 6) Петру и прочим апостолам Он прямо запретил господствовать и стремиться к господству (Лк. XXII, 25).

Б. Не смотрели и апостолы на Петра, как на старшего: а) апостолы посылают Петра (вместе с Иоанном) в Самарию на проповедь Евангелия; решение исходит от всей коллегии апостольской. Такого коллегиального постановления не могло бы состояться, будь Петр, действительно, старшим; б) на вселенском соборе в Иерусалиме Петр присутствует на положении, одинаковом с другими апостолами. Будь он, действительно, папою, созвать собор надлежало бы ему; между тем собор был созван не им, а св. Иаковом; в) определения этого собора были опубликованы от имени апостолов, старейшин и братьев (Деяния Апост., XV), а не Петра; г) ни в одном из своих посланий ап. Павел не упоминает о первенствующем положении Петра, хотя поводов к тому имел бы достаточно.

В. Да и сам Петр ни в чем не проявил своего первенства: ни на соборе Иерусалимском, ни в Антиохии, ни в обоих своих посланиях. Более того: он прямо упрекал тех, кто говорил: "Мы Павловы", "мы Аполлоновы", "мы Петровы", т.е. являемся последователями преимущественно такого-то апостола или проповедника (Коринф., I, 12). Будь он главным, Петр не мог бы бросить такого упрека, по крайней мере, тем, кто называл себя "Петровыми".

________________________________

С вопросом о главенстве папы неразрывно связан другой вопрос - о его непогрешимости. В 1870 году католическая Церковь признала непогрешимость римского первосвященника за догмат, как один из основных канонов Церкви. Идею непогрешимости отстаивал еще Беллармин (1542 - 1621), знаменитый богослов-иезуит (главнейшие его сочинения: "Disputationes de controversiis fidei adversus hujus temporis haereticis" и "Tractatus de potestate summi pontificis in rebus temporalibus").

Папа, учил Беллармин, есть душа Церкви; без него она не более, как труп. Если папа прикажет совершить грех, то Церковь должна считать такой грех за добродетель. Но так как в действительности этого не может быть, то папа, значит, непогрешим. Он выше вселенских соборов, не подлежит ничьей юрисдикции, ибо сам есть источник Церковного правосудия, а юрисдикция епископов есть лишь простая эманация его собственной.

В папе, говорит Беллармин, надо различать два лица: обыкновенного смертного и вселенского пастыря. Как простой человек он может грешить, и не только в частной своей жизни, но и в вопросах веры и нравственности, т.е. может неправильно верить и совершать поступки, неприемлемые человеческой совестью и моралью; как таковой, он может в своих поступках идти наперекор Духу Святому, "пребывать в заблуждениях и неверии"; но когда он действует ex cathedra, т.е. как высший Представитель богоустановленной Церкви; когда из простого, частного лица превращается в Наместника Христа, то он становится непогрешимым: как скоро он начинает говорить, как вселенский пастырь, то тогда "Дух Божий движет его устами и непогрешительное ведение богооткровенной истины открывается всему миру". Вот почему постановления, сделанные ex cathedra, неизменны сами по себе, и для их действительности согласие Церкви не есть безусловная необходимость. Таким образом, порочность папы, как частного человека, не мешает ему изрекать определения по действию Духа Святого. Уж на что, казалось, порочнее папы Иоанна XXIII: Констанцский собор признал его великим грешником, еретиком и беззаконником, обвинил в человекоубийстве; между тем его акт, произведенный "с кафедры" - канонизация шведской святой Бригитты, сопричисление ее к лику святых - принят римскою Церковью, несмотря на то, что незадолго перед Иоанном другой папа, Григорий XII, изгнал Бригитту из Рима, как вредную для Церкви мечтательницу. - Не имея права низлагать государей, папа, однако (учил Беллармин), вправе отнять у них их власть, передать ее другим и объявлять гражданские законы недействительными в случае, если того потребует "спасение душ христианских".

Правильность догмата непогрешимости оспаривается не только православною Церковью, но и некоторыми католиками. Они указывают на невозможность допущения, чтобы Дух Святой говорил устами одного папы то, что потом или раньше отвергал устами другого, и чтобы лица явно преступные или поступавшие противно учению Церкви, были выразителями божественной воли.

1. Папа Виктор (192 г.) сперва одобрил монотеизм, а потом осудил его. Между тем и в том, и в другом случае он действовал "с кафедры". 2. Папа Марцелин (296 - 303) был идолопоклонником: приносил жертвы богине Весте. 3. Папа Либерии (358) принял арианство, лишь бы вернуться из ссылки и получить обратно кафедру, с которой он был низведен. 4. Папа Вигилий (538) купил папство у Велизария. 5. Тоже путем симонии получил свою кафедру и папа Евгений III (1145). 6. Папа Григорий I (578 - 590) называет антихристом того, кто титулует себя "вселенским" епископом; между тем один из ближайших его преемников, папа Бонифаций (607 - 608) сам понудил императора Фоку (отцеубийцу) дать ему этот титул. 7. Этот же Бонифаций подтвердил еретическое учение Пелагия. 8. Папа Иоанн XXII (1316 - 1334) отвергал бессмертие души и был за то низложен на Констанцском соборе. 9. Среди пап были корыстолюбцы, кровосмесители, убийцы - неужели они могли быть наместниками И. Христа? Наместничество неразрывно связано с преемственностью действий; между тем мы видим, что один папа нередко уничтожал то, что устанавливал другой (Штроссмайер).

Далее, каким мерилом можно установить, "с кафедры" или не "с кафедры" действовал папа в таких, например, случаях:

1. Папа Сикст V (1585 - 1590) собственноручно исправил перевод Библии, ввел его в употребление вместо прежнего и, под угрозой анафемы, обязал считать его наравне с подлинником. Однако с течением времени перевод оказался и был признан ошибочным, изъят из обращения и заменен другим. Очевидно, действие Сикста, как ошибочное, не могло быть "кафедральным", между тем анафема состоялась, конечно, "с кафедры".

2. Учение о Филиокве, т. е. об исхождении Духа Святого "и от Сына" (filioque) возникло в Испании в IV веке, отсюда проникло в Германию и привилось там, но не сразу. Карл Великий настаивал на внесении filioque в текст Символа веры, но встретил энергичное сопротивление со стороны папы Льва III. В целях предохранить на будущее время старую редакцию (с признанием исхождения Духа Святого только от Бога Отца) от новых посягательств на нее, папа распорядился вычеканить текст Символа веры на двух металлических таблицах и прибить последние к дверям храма. Это, однако, не помогло: другой папа, Бенедикт VIII, по настоянию другого императора, Генриха II, ввел "филиоквэ" в текст (1015), и с тех пор новая редакция Символа веры вошла во всеобщее употребление в католической Церкви, стала для нее обязательною. Спрашивается: из этих двух пап кто прав, кто ошибался, потому что, очевидно, тот или другой читал и исповедовал 8-й член Символа веры неправильно?

3. Папа Евгений IV признал постановление Констанцского собора о верховенстве соборов над папами, но позже стал утверждать, что папы выше соборов - в котором из этих двух случаев он был "кафедрален", иными словами, в каком случае его "кафедральный" акт был совершен не "с кафедры"?

4. Аналогичный вопрос возникает и по поводу ордена иезуитов: папа Климент XIV в 1773 г, закрыл его "с кафедры", а папа Пий VII, действуя тоже "с кафедры", восстановил его действия в 1814 г. В одном случае существование ордена признавалось вредным, в другом - восстановление его полезным и необходимым.

_________________________

Православная Церковь не признает и не может признать ни главенства, ни непогрешимости папы в силу тех начал, какие положены в ее основание.

1. Папа не может быть видимым главою Церкви, потому что Церковь сама по себе уже есть тело Христово, а потому у нее не Может быть иной главы, как сам И. Христос.

2. Высшая духовная власть на земле принадлежит одному лишь Вселенскому собору - ему, наравне с остальными епископами, подчинен и папа.

3. Церковь непогрешима не потому, что во главе ее стоит якобы Непогрешимый папа, через которого действует Дух Святой, а потому, что она сама по себе святая, т. е. непогрешимость ее покоится на собственной святости, отнюдь не на святости папы.

ЛИТЕРАТУРА

Бесконечно громадна. Наиболее доступное: А. Лебедев: 1) Церковь римская и византийская в их догматических и обрядовых спорах Чтения Общ. Люб. Дух. Проев. 1875, №№ 1 - 3; 2) История разделения Церквей в IX, X и XI веках. Изд. 2-е. СПб., 1905; 3) О главенстве папы, или о разности православных и папистов в учении Церкви. СПб., 1887. - Иванцов-Платонов. О римском католицизме и его отношениях к православию. М., 1870. - А.С. Павлов. Теория восточного папизма в новейшей русской литературе канонической права. Прав. Обозр. 1879, декабрь. - Мелиоранский. Разделение Церквей. Энцикл. слов. Брок. - Ефр. - Конский. Папство. Там же. - А. Готлиб. Папская власть (теория). Там же, полут. 44. С. 741. - М.С. Корелин. Важнейшие моменты в истории средневекового папства. СПб., 1901. - Кн. Е.С. Трубецкой. Религиозно-общественный идеал западного христианства в XI в. Киев, 1897. - В.И. Герье: 1) Средневековое воззрение, его возникновение и идеал Вестн. Европы. 1891, №№ 1 - 4; 2) Торжество теократического идеал:, на Западе. Папа Иннокентий III. Там же, 1892, №№ 1,2. - Свящ И. Бускэ. Греческий раскол, перев. с фр. Париж, 1925. - Watten bach. Geschichte des romischen Papstthums. Lpzg., 1876. - Roquin. La papaute au moyen age P., 1881. - Eicken. Geschichte und System der mittelalterlichen Weltanschauung. Gotha, 1887. - Strossmayerov Spomenik Svomu narodu (Govor biskupa Strossmayera). Zagreb, 1926 Есть русский перевод в "Православном календаре на 1927 год".


Впервые опубликовано: "Курс русской истории" в 3 тт. Прага, 1931 - 1935. Т. 1.

Шмурло Евгений Францевич (1853 - 1934) русский учёный-историк, член-корреспондент Российской академии наук, профессор Санкт-Петербургского и Дерптского университетов. 4-й Председатель Императорского Русского исторического общества.


Вернуться в библиотеку

На главную