Е.Ф. Шмурло
Приложения к I тому Курса русской истории:
Спорные и невыясненные вопросы русской истории
Приложение № 4
Прародина славян

Вернуться в библиотеку

На главную


Вопрос о прародине славян имеет громадную литературу. Гипотез, Догадок всякого рода, высказывалось много. Целый ряд ученых выводил славян со Среднего Дуная, с южных склонов Карпат; видели их в Германии, между Эльбой и Вислой; на Балканах, в Италии, на побережье Адриатического моря, даже в Бретани, в Пиренеях, Греции и Малой Азии. Новейший свод этих гипотез см. у Нидерле в его: 1) "Slovanske Staro2itnosti Oddil I. Svaz. I. IV". 2) "Manuel de l'Antiquite Slave. Tome I. Paris. 1923". Интересующийся вопросом найдет там ценную руководящую нить: указание на литературу и изложение самих мнений. Выводы Нидерле приняты нами и внесены в текст книги. Здесь мы ограничимся немногим, остановившись главным образом на гипотезе Шахматова, как выдающегося русского ученого, к тому же резко разошедшегося в своих домыслах с построениями других исследователей.

______________________________

P.J.Safarik. Slovanske starozrtnosti, v Praze. 1837; p. пер. Бодянского: "Славянские древности". М., 1848, 2-е изд. Два тома. Прародину славян Шафарик видит в Среднем Дунае и в Прикарпатье. "Нам ничего больше не остается, как только признать, что (следуя древнейшему отечественному преданию, сохраненному Нестором) древние славяне в незапамятное время были вытеснены кельтами или влахами из Подунайских земель и что значительная часть их удалилась за Карпаты к родственным себе народам". Хотя сказание Нестора еще нуждается в подтверждении, но можно признать, что оно основывалось на действительном событии (Т. I. С. 394, 398, 405). "Уже на самом рассвете Североевропейской истории, лишь только первые лучи бледного света ее начинают озарять Пред- и Закарпатские края, мы находим ветви славян под именем венедов от моря Адриатического до Балтийского, от Одры по Днепр" (Т. I, кн. II. С. 409).

По следам Шафарика идут: Беляев. Русская земля перед прибытием Рюрика в Новгород. Временник Общ. ист. и др. Рос. VIII (1850). С. 4; Бестужев-Рюмин. Русская история. Т. I. С. 2 (автор опирается, кроме того, на топографическую номенклатуру Надеждина); Ключевский. Курс русской истории. Т. I. С. 126; Голубовский. История Смоленской земли. Киев, 1894. С. 42.

Шахматов прародину славян ищет на побережье Балтийского моря, от низовья Немана до низовья Западной Двины. См. Шахматов: 1) К вопросу о финско-кельтских и финско-славянских отношениях. Известия отд. р. яз. и сл. Рос. Акад. Наук. 1911, №№ 9, 10; - 2) Очерк древнего периода истории русского языка. СПб., 1915. - 3) Древнейшие судьбы русского племени. СПб., 1919. Его взгляд можно передать в такой схеме:

1. Славяне с незапамятных времен живут у Балтийского моря, составляя одно целое с семьею балтийских народов (литва, латыши).

2. Нексколько веков спустя это единое целое распадается на две самостоятельные группы: Славянскую и Балтийскую. Они продолжают жить на прежней территории, занимая: Славянская группа - западную ее половину, Балтийская - восточную. Славяне в эту пору соседят на западе с племенами германскими. К юго-востоку от них, занимая Поднепровье и Полесье, живут финны. Побережье Балтийского моря было первою прародиной славян.

3. Появление в Южной России Иранского племени отбросило финнов к северу, где их соседями с юга оказались сперва скифы, а потом сменившие их сарматы.

4. В Повислинье издавна жили венеды. В противность установившемуся в науке взгляду, Шахматов видит в них не славян, а кельтов. Этих венедов сменили пришедшие с севера готы, а когда и готы, в конце II или в начале III века, покинули Повислинье, то туда двинулись славяне и заняли их места. Повислинье, вплоть до Карпат, стало второю их прародиной.

5. Появление гуннов (375) кладет конец державе готов: последние уходят на Балканский полуостров. Недолго на местах готов удержались и гунны. Падение Гунской державы в середине V века открыло дорогу славянам на юг.

6. В Повислинье как раз к этому времени произошло первое дробление славян: часть их (предки Западных славян) осталась на месте, а остальные передвинулись на восток и юго-восток, на покинутые готами и гуннами места, к Дунаю и границам Византийской империи. Это случилось в VI, самое раннее, в конце V века

7. В начале VI века в области нижнего Днестра и нижнего Дуная происходит новый распад: на словен и антов. Словене (Σκλαβηνoι Прокопия), предки болгар, сербов, хорват, словинцев, переходят на Балканский полуостров; Анты ('Aντoι), предки русского народа, устраиваются меж Днестром и Днепром, по нижнему течению этих рек, доходя вплоть до Черного моря, и уже отсюда двигаются на север к Днепру и Десне (недаром же эту последнюю реку они назвали Десною: будучи левым притоком Днепра, Десна, для славян, шедших с юга, лежала вправо от их пути).

8. В 558 году появляются авары и подчиняют себе антов.

9. В 799 году Аварская держава разрушена Карлом Великим.

10. Изгнанные из Паннонии авары обрушились на дулебов, потеснили их (летопись: "примучиша дулебы") и, двигаясь по направлению к востоку и северо-востоку, заставили два ляшских племени, радимичей и вятичей, перейти на восток и осесть в Белоруссии и далее, в бассейне верхней Оки, у Волги. Сюда же, несколько позже, пришли и русские племена, поглотили их, зато сами подверглись, лингвистически, их влиянию, сохранив ляшские следы в своем языке (наречии).

11. Северяне и вятичи колонизуют средний и нижний Дон, проникая на берега Азовского моря (Тмутаракань).

12. Тогда же, в XVIII ст., юго-восточные русские племена подпадают под власть хазар, а на севере появляются скандинавы. С этой поры начинается "исторический" период русской истории.

Ильинский. Проблема праславянской прародины в научном освещении А. А. Шахматова. Известия отд. р. яз. и сл. Рос. Акад. Наук. Т. XXV (1920), в корне оспаривает построение Шахматова: ни лингвистический материал, привлеченный Шахматовым, ни этнографическая среда, как он понимает ее, ни показания классических писателей не подтверждают, по мнению Ильинского, этого построения. Правильнее утверждать, что в непрестанной тяге к морю славяне продвинулись из Прикарпатского края "так далеко, что финны принуждены были отступить перед ними на восток, а балтийцы частью на юго-восток (ятвяги), частью же на север (литовцы), частью на северо-запад (пруссы). В II в. по P. X. славяне уже были хозяевами юго-восточных берегов Балтийского моря, которое поэтому Птолемей не напрасно называет "венедским", т.е. "славянским". Что же до картины, нарисованной Шахматовым, то "она передает действительность в совершенно ложном освещении" (436).

Также в самых основах расходится с Шахматовым и Бузук, "Взгляды акад. Шахматова на доисторические судьбы славянства. Известия отд. р. яз. и сл. Рос. Акад. Наук. 1918 года (СПб., 1921). Т. XXIII, кн. 2.

Нидерле - в последнем выпуске своих "Славянских Старожитностей" (отд. I, вып. IV, 1925 г.) продолжает оставаться на своей прежней позиции. Где сидели славяне во 2-м или 3-м тясячелетии до Рождества Христова - можно лишь гадать; но в первом тысячелетии до P. X. они сидели на Висле, и то, что Шахматов называет их "второю" прародиной, была их первая (и единственная) прародина. Таким образом, колыбель славянства - область вислинско-днепровская. Точно так же, в противность Шахматову, Нидерле утверждает, что задолго до прихода готов в места нынешней России - там уже сидели славяне и что они не пришли туда лишь в III или IV ст., но раньше, еще до них. Восточные границы славянской прародины доходили до Днепра и Десны, и славяне еще до P. X. двинулись по Днепру на север и юг. Тем не менее, поэтому, может быть, принято мнение Ростовцева, будто славяне заняли бассейн Днепра лишь в V - VI ст., после ухода готов. Центром прарусских славян был бассейн Днепра с нижней Припятью и Десною. Здесь была колыбель России.

В частности: данные филологии убеждают Нидерле, что праславяне первоначально с финнами не соседили, но были отделены от них полосою литовских поселений, которую впоследствии прорвала старая Русь.

Оспаривая Пича (J. L. Pic Staroifitnosti zieme ceske, прародину славян он определяет между Лабой и Вислой), Самоквасова (Северянская земля. М., 1908), Филевича (Угорская Русь и связанные с нею вопросы и задачи русской исторической науки. Варшава, 1894. - Очерк Карпатской территории. Ж. М. Н. Пр., 1895. - История Древней Руси. Варшава, 1896), Нидерле говорит: славяне не вышли из страны гетов и даков (Самоквасов), археологические доводы Пича (равно как и лингвистические Шахматова) о появлении славян на Днепре лишь после ухода готов, неубедительны (стр. 7 - 15).

Rostafiriski. О pierwotnych siedzibach i gospodarstwie slowian w przedhistorycznych czasach. Sprawozdanie Akad. Um Wydzial histor.-filozof. Krk. 1908, находит прародину славян в бассейне Припяти и далее на восток.

J. Peisker. Neue Grundlagen zur slavischen Altertumskunde. Stuttg. 1910, опираясь на результаты ботанико-географических исследований Ростафиньского (праславяне не знали у себя на родине дерева бук), определяет прародину славян в русско-польском Полесье (бассейн Припяти, от Бреста на восток, бассейн верхнего Немана и нижней Березины). Нидерле (Слав. Старож., отд. II, вып. I. С. 37 - 38) оспаривает этот взгляд: сам де Ростафиньский, хотя и включает Полесье в первоначальные места славян, но, кроме него, указывает также и на области, лежащие восточнее: на верхнее течение Десны и Сейма. Полесье же, и в настоящее время обильное громадными болотистыми пространствами, малонаселенными и мало удобными для жизни, в ту пору, вероятнее всего, являлось сплошным озером.

В другом, более позднем труде (J. Peisker. Kdo byli nasi predkove а со jisme po nich v sob zdelili, v Praze 1921), Пейскер развивает далее свои мысли: в болотах Припятского края славяне не знали ни земледелия, ни скотоводства; они жили рыболовством и возделывали растение glyceria fluitans, зернами которого питались. Долговременное существование под игом германским и тюрко-татарским внесло существенные этнические перемены и наложило отпечаток на самый характер славян, воспитав их в раболепстве и трусливости, лишив чувства патриотизма. Взгляд Пейскера нашел себе суровую оценку в лице Л. Нидерле, беспощадно ("это все одни фантазии") разбивающую его доводы и соображения (L. Niederle. Des theories nouvelles de Jan Peisker sur les anciens slaves. "Revue des etudes slaves". II. faktet 2. 1922).

См. еще: Rozwadowski Kilka uwag do przedhistor. stosunkow Wschodniej Europy Rocznik Slawistyczny" VI (прародина: бассейн Западной Двины, вплоть до озера Ильменя). - Janko. О praveku slovanskem. v Praze. 1912. - L. Niederle, статья в "Cesky Casopis historicky". 1915, вып. I (разбоор новейших теорий). - I. Mikkola. L'avance des slaves vers la Baltique. "Revue des etudes slaves", t. I (1921). - Ф.А. Браун. Варяги на Руси. "Беседа", кн. 6/7. Берлин, 1925.


Впервые опубликовано: "Курс русской истории" в 3 тт. Прага, 1931 - 1935. Т. 1.

Шмурло Евгений Францевич (1853 - 1934) русский учёный-историк, член-корреспондент Российской академии наук, профессор Санкт-Петербургского и Дерптского университетов. 4-й Председатель Императорского Русского исторического общества.


Вернуться в библиотеку

На главную