Скриба <Е.А. Соловьев>
Г. Спасович о г. Мережковском

Вернуться в библиотеку

На главную


Положительно я очень рад за г. Мережковского. С тех пор у него уже не будет ни малейшего основания жаловаться на то, что им занимаются и его беспокоят лишь мелкие газетные мошки, к которым он, разумеется, не мог относиться иначе, как с подавляющим презрением. Теперь разбор его литературных прегрешений перешел в высшую инстанцию и сам "Вестник Европы" поместил о нем обширную статью В.Д. Спасовича.

Правда, г. Спасович очень мало говорит о самом г. Мережковском. В его статье вы найдете много блестящего и интересного о Флобере, Кальдероне, Монтене, еще больше о Мицкевиче и Пушкине, наконец, целое самостоятельное исследование о достоверности записок А. Смирновой*, но все же заглавие над каждой страницей напоминает, что г. Спасович взялся за перо с исключительной целью писать о г-не Мережковском и его книге "Вечные спутники".

______________________

* Кстати, аргументы г. Спасовича против достоверности записок Смирновой положительно блестящи и во многом неотразимы. Он указывает массу фактических и хронологических ошибок во всем, что касается сведений о Пушкине. И больше: по его мнению, Пушкин в "Записках" не таков, каким он был в действительности. Жаль поэтому, что "Записки" вышли вторым изданием: они могут ввести в заблуждение многих, как уже ввели г-на Мережковского.

______________________

Правда и то, что в разбираемой статье г. Спасович прибегнул к методе С. Бёва. Вы, конечно, знаете, что это за метода. Заключалась она в том, чтобы хвалить писателя, но после каждой похвалы впускать в него иголку и, в конце концов, оставить о нем лишь приятное воспоминание. И здесь г. Спасович очень одобряет г. Мережковского. Он не скупится на слова: красиво, умно, талантливо, "наводит на размышления", а рядом с этим... рядом с этим он читает ему жестокие, совершенно справедливые нравоучения и говорит, что г. Мережковский сам не знает, чего он хочет, во имя чего пишет, что любит, что ненавидит. Для писателя, выступившего в роли критика, - так как "Вечные спутники" не что иное, как сборник критических этюдов и литературных портретов, - такие похвалы то же самое, что бутерброд с горчицей после деликатесного тонкого ужина.

"В психической организации г. Мережковского, - пишет г. Спасович, - я подметил четыре элемента: он прежде всего жизнерадостный язычник, с оттенком гордого аристократизма, он притом нервный, чувствительный галилеянин. У него есть сильный порыв к дикой свободе, к первобытному человеку. Он готов идейно, не на деле радоваться, когда вся современная цивилизация будет целиком взорвана на воздух".

Прибавьте к этой характеристике ядовитое замечание, что г. Мережковский-критик совершенно не разбирается в тех материалах, которыми пользуется и, например, безусловно полагается на безусловно недостоверные записки г-жи Смирновой, и что же вы получите: жизнерадостный аристократ, язычник, проклинающий культуру во имя христианской любви и готовый аплодировать пожару всех пяти частей света, и к тому же критик, лишенный главного - чутья достоверности. Отчего же не выразиться еще более символически? Например, в зеленом г-не Мережковском живет фиолетовая душа, испускающая коричневые звуки, производящие бледные впечатления.

Г-н Спасович все же надеется, что г. Мережковский исправится. "Расстаюсь, - говорит он в конце, - с его книгою, с которой я почти ни в чем не согласен, но признаю, что она прекрасно написана, что местами она увлекательна и читается легко, наконец, что она вызывает, располагает к тому, чтобы о ней думать и много, много спорить. Будем надеяться, что со временем г. Мережковский сосредоточится, сделается последовательнее и будет представлять из себя цельное лицо, а не компанию расходящихся в разные стороны противников".

Относительно компании расходящихся в разные стороны противников, верующих и неверующих, смиренных и гордых, готовых распростереться ниц и угрожающих, - я уже достаточно говорил на столбцах "Новостей" и, следовательно, с этим пунктом я согласен. Но надежды г. Спасовича я решаюсь не разделить даже в самой малой степени, и вот почему.

Во-первых. Будет очень жаль, если г. Мережковский исправится. В настоящее время мы имеем в нем редкий экземпляр совершенно развинченного импрессиониста, писателя, живущего минутными настроениями, экстренно перелетающего от Дарвина к Карлейлю, от Толстого к Ницше, от восторга к проклятию. Неужели же это не прелесть? Ведь в Париже - есть Жюль Леметр, хотя и более сосредоточенный, чем г. Мережковский, но тоже импрессионист чистой воды. А чем - quart du diable [четверть дьявола (фр.)] - мы хуже французов? Зачем где-то на чердаке в том же Париже живет Stephane Mallarme, где-то в Брюсселе - Морис Меттерлинк и т.д. Г. Мережковский для нас, русских, заменяет их всех, единовременно представляя из себя их всех. Фиолетовая душа в зеленом теле, любящее сердце, спорящее с ненавидящей мыслью, жизнерадостное язычество, смешанное с христианскими слезами... повторяю, это прелесть.

Во-вторых. Занявшись Флобером, Пушкиным и недостоверностью записок Смирновой, г. Спасович в значительной степени упустил из виду г. Мережковского. Это грустно, и, будь оно иначе, статья бы не закончилась изъявлением надежды. Нетрудно вообще видеть в г. Мережковском прежде всего неисправимого дилетанта, которому его быстрый и восприимчивый ум помогает овладевать сразу и сразу же увлекаться и теорией естественного подбора, и философией отцов церкви, а затем, драгоценный продукт восьмидесятых годов "кость от кости его и плоть от плоти его", - может он сказать про минувшее в вечность десятилетие. Никто, как он, так рельефно не отразил в своей литературной деятельности скоропалительных скачков нервной, но совсем не настойчивой и несомненно растерявшейся интеллигентной мысли. Более холодный темперамент и иное - естественнонаучное образование позволили другому восьмидесятнику г. Чехову сосредоточиться на своем "я не знаю, не верю, не понимаю - я устал". Чехов дошел до точки, г. Мережковский никогда этой точки не найдет. Он не просто "аристократ", он артистически избалованный, умственный гастроном, которому на первое блюдо подавайте кающегося грешника, а на второе - демона, проклинающего веру и любовь. В утонченности своего вкуса он доходит до виртуозности, и что же удивительного, если сегодняшний кумир Ницше завтра кажется ему пресным, а Будда - грязным и нечистоплотным старикашкой, учение которого ей-ей скучно. Чем только не уникален г. Мережковский, начиная от народничества и кончая символизмом. И что же? Пережил ли он хотя одно свое увлечение до конца, углубился ли он хотя бы в одну систему? Дал ли он хотя одно произведение, из которого вырисовывалась бы полностью его личность? Ничего такого с ним не случилось, да и случиться не могло, потому что в его библиотеке (говорю предположительно) рядом с отцами церкви стоит Дарвин, а в душе - оркестр всех настроений. Я не стану повторять пошлых фраз о том, что г. Мережковский "соприкоснулся с действительностью", получил действительную шишку от действительности. Бог с нею, с действительностью, - этим магическим словцом сороковых годов, смысл которого никому не понятен. Дело не в ней, а в том, что г. Мережковский, благополучно перешагнувший роковой сорокалетний возраст, вырос в такой обстановке, когда не было ни устойчивых настроений, ни определившихся жизненных идей. Он начал петь с голоса покойного Плещеева, но быстро сообразил, что ведь это смешно, если не глупо. Он стал петь от себя, - но в сущности все это были чужие голоса, которые он по нервной восприимчивости принимал за свои. Сказать ему - "пойте одно", "сосредоточьтесь", "надеемся, что вы сосредоточитесь" - то же самое, что - виноват за поэтическую метафору - посоветовать ласточке летать прямо или - виноват за непоэтическое выражение - флюгеру вертеться в одну и ту же сторону. Non possu-mus [Мы не можем (лат.)] и все тут. Предмет, которым очень увлекся бы господин Мережковский, должен бы сразу быть белым и черным, большим и малым, низковысоким, длиннокоротким, а система - умноглупой, христиански-языческой, любящененавидящей и логически-строгонепоследовательной. Если же это так, то такое впечатление произведет на г. Мережковского нравоучение г. Спасовича по кардинальному пункту о красоте:

"Красота в сущности тождественна с добром; в противном случае она - уродство и извращение чувства... Любовь к заведомо недостижимой, значит - к несуществующей красоте есть ведь только праздная прихоть, чувство без содержания, нечто похожее на свободу выбора у детерминистов по вопросу о свободе воли; любовь может быть только к возможному добру".

Мне кажется, что г. Мережковский мало что восчувствует, прочтя эти догматические строки и ответит на них стихами своей супруги: "я хочу, чего нет на свете" и ее вопросом: "злой дух! Неужели ты непризнанный учитель великой красоты?".

Красота - добро. Это догма. Но никаких догм нет у г. Мережковского и разве злое не может быть прекрасным? "Любовь к заведомо недостижимому - праздная прихоть!". Но разве г. Мережковский проповедует труд? "Надеемся, что он сосредоточится"! Но может ли сосредоточиться человек, выросший в умственной сумятице своей молодости, нервный дилетант и к тому же зрелый мужчина, который за тридцать два года ни на чем не успел остановиться?


Впервые опубликовано: "Русское богатство". 1897. № 3. Отд. II. С. 29-65.

Евгений Андреевич Соловьев (псевдонимы - Андреевич, Скриба и др.) (1867-1905), критик, историк литературы.


Вернуться в библиотеку

На главную