Речь профессора А.А. Спасского, сказанная при гробе после чтения Евангелия

Вернуться в библиотеку

На главную


Дорогой и незабвенный учитель!

Я пришел к гробу твоему, пораженный неожиданностью твоей кончины, и эта неожиданность тем глубже взволновала меня, что лишь сегодня утром я возвратился из продолжительного путешествия по Волге и, увидев в газетах имя твое, обвитое траурной рамкой, поспешил сюда, чтобы сказать тебе последнее "прости". И это "прости" не будет состоять в каких-либо изысканных выражениях, украшенных красотами риторики: оно окажется недостаточным и для того, чтобы в полноте объять твои достоинства и заслуги... Оно будет лишь воплем сердца, потрясенного тяжкой потерей; оно начертит лишь бледный и неясный облик твой, как эти останки твои, лежащие в гробу.

Воспитанник 60-х гг., этого первого пышного расцвета русской культуры и, к несчастью, быстро увядшего, ты внес живые идеи этой эпохи в свою науку, и твоя докторская диссертация о первых четырех Вселенских соборах явилась яркой молнией, озарившей впервые дотоле мрачный небосклон богословской литературы, и мощным протестом против всякого рутинерства в науке. Знамя науки ты держал всегда высоко и не склонялся ни пред какими идолами, и в своей ученой деятельности ты охватил всю историю Восточной церкви, начиная от первых трех веков и кончая современным положением Греко-Восточной церкви под игом магометанства, не оставив ни одного уголка его необследованным.

Внимательно следя за западной научной литературой, ты знакомил русское общество со всеми новейшими результатами ее, и твои статьи принадлежали к лучшим и наиболее привлекательным отделам наших духовных журналов. Как профессор, ты умел привлекать к себе слушателей, будить в них мысль и порождать охоту к занятиям, и твое имя всегда служило светлым маяком, отовсюду привлекавшим молодое юношество в нашу Московскую Духовную академию. И в своих лекциях ты не поднимался ни в заоблачные высоты философии и не спускался в глубины мистицизма: ты предлагал лишь реальные факты, историческую истину в чистом ее виде, вне всяких сторонних тенденций и прикрас. И ты пожал успех: Московская Духовная академия в составе своих профессоров насчитывает большинство твоих учеников; Санкт-Петербургская Духовная академия и Университет также имеют среди своих представителей людей, воспитавшихся под твоим влиянием, и в плеяде доцентов Московского университета немало лиц, имеющих право гордиться именем быть твоими учениками.

Всецело отдавая свое время изучению своей науки, ты не был аскетом ни в отношении к обществу, ни по своему личному поведению. Общество ты любил, и всегда являлся желанным гостем, умеющим поднять и поддержать умный и живой разговор, и в своих частных беседах со студентами ты всегда делился своими научными и житейскими наблюдениями, действуя развивающим образом на них. Мне лично долго не забыть тех продолжительных бесед, по самым разнообразным вопросам, которые - бывало - ты сам вел со мной при прогулках по линии Сергиево-Посадской дороги и которые иногда затягивались до полуночи. И в своей личной жизни ты не отказывал себе в удобствах, но не привязывался к ним и держал себя выше их. Ученое балагурство и житейскую пошлость ты повсюду преследовал своим острым языком и всегда оставался высоконравственной личностью. В твою продолжительную жизнь немало выпало на долю твою тяжелых испытаний, но ты понес их как иго благое и легкое. Более десяти талантов было дано тебе, и на них ты приобрел сотни талантов и, как раб верный, войдешь в царствие Господа твоего.

Пусть же пребудет с тобой и твоим именем вечная память, - не та вечная память, которая еще не раз заунывным, кладбищенским мотивом пронесется над твоими бренными останками, но та, которая будет жить в сердцах твоих учеников, в твоих ученых сочинениях, и будущий историк русской культуры, поскольку теология (религия) неразрывно связана с русским национальным духом, добрым словом вспомянет твое имя. Глубоко веря в эту вечную память твоего имени, я земно кланяюсь пред твоими бренными останками, из которых так неожиданно исшел мощный и талантливый дух.


Впервые опубликовано: Впервые опубликовано в журнале "Богословский Вестник". Т. 2 № 7-8, 1908.

Анатолий Алексеевич Спасский (псевд. Сотерский) (1866 - 1916) доктор церковной истории, ординарный (1907) профессор по кафедре Истории Древней Церкви.


Вернуться в библиотеку

На главную