П.А. Столыпин
Циркуляр Председателя Совета министров 14 сентября 1906 г.

Вернуться в библиотеку

На главную


Циркулярно
Г.г. министрам и главноуправляющим

Высочайшие манифесты 6-го августа и 17-го октября 1905 года и последовавшие в развитие их законоположения, предоставившие российским подданным право непосредственного участия в законотворчестве и признавшие за ними, в установленных законом пределах, свободу совести, слова, собраний и союзов, внесли в общественные отношения глубокие изменения и открыли населению широкий доступ в закрытую для него ранее область политической деятельности; в возникшей при этом политической борьбе партий и в открытой критике правительства, подчас даже в противогосударственной агитации, заметное участие приняли у нас не только частные лица, но и служащие в государственных учреждениях.

Должностные лица, становящиеся в ряды противников того самого правительства, от которого они получают свои полномочия и именем которого действуют, - явление недопустимое и ни в каком государстве не допускавшееся. Не подлежит никакому сомнению, что закон, даровавший населению политические права, как закон общий, не мог отменить тех основных начал, коими устанавливаются служебные отношения рассматриваемых лиц к государству. Эти лица могут участвовать в политической жизни страны лишь постольку, поскольку сие совместимо с их особо подчиненным государству положением и не противоречит требованиям служебного долга и служебной дисциплины. В соответствии с этим основным началом, 11 января текущего года Совет министров преподал ведомствам надлежащие по сему предмету общие указания, разъяснив, что хотя принадлежность к той или иной партии есть дело личного убеждения каждого, но участие в партиях, стремящихся к ниспровержению существующего государственного строя, недопустимо. Затем, так как прямой долг служащих в правительственных учреждениях добросовестно блюсти Государеву волю и исполнять усердно обязанности по службе, налагаемые на них законом, то, независимо от той или иной программы партии, занятие политикой не должно ни в чем препятствовать честному по долгу присяги исполнению служебных обязанностей. Стоящие же во главе самостоятельных частей управления или отдельных местных учреждений лица, которым принадлежит ближайшим образом оценка деятельности чиновников и определение, соответственно вышеизложенному, границ участия чинов правительственных учреждений в активной деятельности политических партий, не могут выступать в руководящей роли вожаков партии и быть председателями и членами различных партийных бюро и комитетов. В еще более ограничительном смысле должен быть разрешен вопрос об участии чинов в политических союзах, представляющих собой сплоченные организации, преследующие собственные, нередко враждебные государству, цели и проявляющие по отношению к своим членам такую власть, которая не может не ослабить лежащих на должностных лицах уз служебной дисциплины и иерархической подчиненности. Притом же, как показывает опыт, подобные союзы, приобретая значительное влияние именно в силу участия в них должностных лиц, приносят иногда стране огромный вред, нарушая правильное течение государственной и общественной жизни. Очевидно, что при таких условиях участие должностных лиц в политических союзах может быть допускаемо лишь в виде исключения по отношению к таким организациям, деятельность коих ни явно, ни скрыто не направлена к разрушению основ государственности и монархического строя.

Наконец, всем состоящим на военной или на военно-морской службе, как то офицерам всех рангов, чинам жандармского корпуса и пограничной стражи, гражданским и медицинским чинам военного ведомства, в том числе и вольнонаемным, военному духовенству и всем нижним чинам воспрещается вообще всякое участие в каких бы то ни было союзах, организациях, товариществах, партиях и т.п., образуемых с политической целью, а равно присутствовать в разного рода собраниях, обсуждающих политические вопросы (Высочайше утвержденное 16 декабря 1905 г. Пол. Сов. Мин.; прик. по воен. вед. 19 декабря 1905 г. №804).

Обращаясь затем к способам борьбы с отмеченным явлением, Совет министров находит, что ожидать в этом отношении успеха исключительно от действия полицейского и судебного аппарата не представляется возможным. В данном случае полицейские меры и меры судебного преследования недостаточны, ибо служебные отношения представляют собой такую своеобразную область, где грани пользы и вреда, дозволенного и запрещенного, проводятся иначе и более строго, чем в отношении к остальному населению. Ввиду этого, соблюдение устанавливаемых в интересах государственной службы требований должно обеспечиваться, прежде всего, постоянным наблюдением начальствующих лиц за своими подчиненными и твердым применением, в случае нарушения ими этих требований, предоставленной начальству дисциплинарной власти, вплоть до увольнения служащих без прошения на основании статьи 788 Устава о службе гражданской (Св. Зак., т. III, изд. 1896 г.). Против же изобличенных в таком незакономерном образе действия лиц судебного ведомства, пользующихся правом судейской несменяемости, должны быть принимаемы особые, указанные в законе, меры воздействия. Такой порядок должен быть применяем, без сомнения, ко всем лицам, служащим в правительственных учреждениях, независимо от того, находятся ли они на действительной государственной службе или служат по вольному найму, так как лица и той и другой категории состоят в служебных к государству отношениях, налагающих на них обязанность всемерно поддерживать существующий государственный строй.

Вышеизложенные меры могут принести действительную пользу только в том случае, если они будут применяться с одинаковой строгостью во всех ведомствах и ко всем служащим, ибо обнаружившееся у нас противодействие правительству со стороны самих его агентов представляет собой такое вопиющее зло, которое в большей или в меньшей степени присуще самым разнообразным отраслям государственной службы. Понятно, что борьба с ним должна вестись по всем ведомствам и на одинаковых основаниях, иначе она будет приписана исключительно личным склонностям и пристрастиям начальствующих лиц и поведет не к укреплению служебной дисциплины, а к еще большему ее падению.

Исходя из приведенных соображений, Совет министров признал необходимым преподать ведомствам к руководству следующие указания:

1. Должностным лицам, как состоящим на государственной службе, так и вольнонаемным, воспрещается всякое участие в политических партиях, обществах и союзах, не только явно революционных, но и таких, которые, хотя и не причисляют себя открыто к революционным, тем не менее в программах и в других проявлениях своей деятельности обнаруживают стремление к борьбе с правительством или призывают к таковой борьбе население.

2. Стоящие во главе самостоятельных частей управления или отдельных местных учреждений начальствующие лица не могут выступать в качестве руководителей каких бы то ни было политических партий и быть председателями или членами различных партийных бюро и комитетов.

3. Относительно всех лиц, состоящих на военной или военно-морской службе, сохраняют полную силу ограничения, установленные в Высочайше утвержденном 16-го декабря 1905 года положении Совета министров, объявленном в приказе по военному ведомству 1905 года, за № 804.

4. Должностные лица и служащие в правительственных учреждениях по вольному найму, принимающие участие в организациях, враждебных правительству или в противогосударственной агитации, подлежат немедленному увольнению от службы, а относительно тех из упомянутых лиц, кои не могут быть уволены в административном порядке, должны быть приняты другие указанные в законе меры для удаления их с государственной службы. Независимо от сего, в тех случаях, когда означенные в сей статье проступки предусматриваются уголовным законом, против совершивших их лиц должно быть возбуждаемо судебное преследование.

5. Наблюдение за точным исполнением служащими настоящих указаний возлагается на обязанность главных начальников ведомств, генерал-губернаторов, губернаторов и подлежащих начальствующих лиц, стоящих во главе местных учреждений.

6. Министрам и главным начальникам ведомств поручается преподать, в соответствии с указанными выше руководящими началами, надлежащие по подведомственной им части подробные указания.

Об изложенном имею честь уведомить Ваше <пропуск> для сведения и исполнения.

Председатель Совета министров (подписал) П. Столыпин.
Верно: Старший адъютант штаба Отдельного корпуса жандармов, полковник Маас.
14 сентября 1906 г.


Столыпин Пётр Аркадьевич (1862 - 1911) - государственный деятель Российской империи. В разные годы занимал посты уездного предводителя дворянства в Ковно, гродненского губернатора, саратовского губернатора, министра внутренних дел, премьер-министра.


Вернуться в библиотеку

На главную