Л.А. Тихомиров
К расследованию вопроса о ритуальных убийствах

Вернуться в библиотеку

На главную


Мы уже говорили в № 250 "Московских ведомостей" по поводу дела об убийстве Андрюши Ющинского и поднявшихся по этому случаю ожесточенных споров о ритуальных убийствах, что необходимо специальное правительственное исследование этого вопроса по существу.

Суд имеет дело с отдельным частным случаем и не может входить в исследование целостного явления, притом же только подозреваемого по отдельным загадочным злодействам в разных местностях и в разное время. Общее расследование их совокупности может быть совершено только какою-либо специальной комиссией, вооруженной должными средствами и полномочиями - уже не для суда, а для изучения.

Оставлять эти подозрительные случаи в той смутной неизвестности, как ныне, - невозможно. Для государства унизительно постоянное бессилие отыскать и покарать виновников злодейских убийств этого типа. Недозволительно и терпеть в недрах населения столь опасные элементы, если они существуют. Наконец, для государства крайне вредна ожесточенная вражда между разными группами населения и периодически повторяющиеся обвинения самих агентов власти в том, что они, будто бы закупленные еврейским золотом, являются укрывателями еврейских злодеяний. Со всем этим нельзя мириться и нужно покончить неотложно.

Мы, безусловно, устраняем возражения евреев и их слишком страстных приверженцев, будто бы самая постановка вопроса о ритуальных убийствах составляет оскорбление еврейства и даже будто бы постыдна для России ввиду якобы давно состоявшегося опровержения "кровавого навета". Что "кровавый навет" не опровергнут, видно уже из того, что он до сих пор повторяется и не только "в невежественных" массах, а и вполне образованными людьми в Европе, как и у нас. Во-вторых, если случаи ритуальных убийств никогда не были доказаны с точностью, убедительной для потомства, то эти таинственные убийства время от времени постоянно констатируются и вселяют в огромном числе вполне образованных людей неискоренимые подозрения против евреев.

Для того чтобы эти подозрения против евреев исчезли, нужно не "веровать" в прогрессивные фразы, а знать факты. Только расследовавши их можно определить, кто в них виноват, и такое расследование ничего оскорбительного для евреев не может представлять. Когда являются преступные секты среди христиан, как хлысты, скопцы, их расследование не оскорбляет ни русских, ни православия, ни Священных книг, на извращении которых развратники оправдывают совершаемые ими гнусности. Точно также расследование ритуальных убийств не задевает чести ни еврейства, ни Талмуда. В каждой среде может зарождаться очень разнообразная гадость, и самые святые книги можно лжеистолковывать.

Впрочем, расследование ритуальных убийств не должно основываться лишь на расследовании книг или на изучении исторических свидетельств. Дело не в том, что было, а в том, что есть. Если бы оказалось, что во оны времена ритуальные убийства существовали, а затем исчезли, то это явление может интересовать историка культуры, но не государственную власть. Напротив, если бы оказалось, что ритуальных убийств никогда прежде не бывало, а теперь они появились, то государственная власть должна была бы немедленно вступиться в расследование и искоренение зла.

Точно так же не определяется вопрос и содержанием учения современных или древних раввинов. Нас, христиан, учат не красть, не развратничать, не убивать. Однако у нас составляются грабительские ассоциации и развратные секты. Так и у евреев, чему бы ни учили их раввины, могут являться всякие преступники и извращенные люди. Обязанность государства - не книжки читать, а удостовериться с точностью, не существует ли чего-либо подобного в данной среде, чтобы иметь возможность задушить зло. Прямая обязанность евреев, коих честь страдает от неопределенных подозрений, помочь государственной власти в этой задаче.

Мы уже не первый раз повторяем это потому, что у нас нет подозрений против целостного еврейства. Но мы считаем почти несомненным существование в среде евреев какой-то страшной секты. Приговор Киевского суда по первому вопросу подтверждает это предположение. Между прочим, заметим, что со стороны евреев очень нехорошо и непрактично так рьяно утверждать, будто бы вероучение у них у всех одно. Кому же неизвестны, например, хасиды? Сами же еврейские исследователи обрисовывают хасидизм как раскол и секту. Читатели могут найти это не дальше, как в статье господина Дубнова (еврея) в Энциклопедическом словаре Бронгауза-Ефрона. Как характеризуют хасидов сами евреи?

В 1772 году раввинская кагальная коллегия Вильны провозгласила анафему (наложила херим) против хасидов и циркулярно предписала всем евреям бороться против этой "безбожной секты". В 1781 году съезд раввинов в Зельве, Гродненской губернии, постановил искоренить "гибельное учение Бешта" (первого пророка хасидов) и также циркулярно предписал не вступать с хасидами ни в какие сношения и даже не хоронить их. В 1797 году евреи-талмудисты доносили русскому правительству о хасидах, как об опасных расколоучителях, и вызвали гонения против них. Правда, наша власть скоро оставила их в покое, а в 1804 году Положение о евреях узаконило, что "если возникнет разделение сект и раскол" между евреями, то обеим сторонам разрешается устраивать для себя особую синагогу.

Здесь же теперь сотни раввинов играют словами, утверждая торжественно будто бы в еврействе нет сект? Это только возбуждает более острые подозрения.

Даже и в смысле вероучения хасидизм отстоит очень далеко от учения Торы и Талмуда. Притом же хасидизм, по организации своей, представляет какую-то федерацию независимых общин, в каждой из которых самодержавно властвует цадик, не подчиненный другим цадикам и в то же время пользующийся безграничной властью над своей паствой, как живое проявление божества, весьма, между прочим, отличного от Иеговы, которому поклоняемся мы вместе с евреями, чтущими Тору (заменить на поклоняются евреи, чтущие Тору). Мудрено ли предположить, что в какой-нибудь общине изуверного цадика заведется такое конспиративное зловредное сообщество, что о нем не скоро узнают даже раввины, не говоря уже о рядовом еврействе. А хасидизм, развившийся из Каббалы, с ее магией, может легко дать почву для самых больных и извращенных явлений.

Мы, впрочем, указываем на хасидов только в качестве примера того, что у евреев существует секты. Возможно существование и других. И потому-то расследование, о котором мы говорим, должно пересмотреть еврейство в разных слоях его современного быта. В этом нет ничего оскорбительного, не говоря уже о том, что обязанность государства состоит не в любезностях перед евреями, а в том, чтобы все население и самих евреев уметь предохранить и от действительных опасностей, и от ошибочных "наветов". Для этого же нужно узнать с полной точностью еврейскую среду и отделить в ней овец от козлищ. Это задача, в которой все еврейство, сохраняющее веру в Моисеев закон и в Иегову, Творца мира и единого Сущего самобытно, - такое еврейство должно не мешать, а помогать усилиям правительственной власти.


Впервые опубликовано: "Московские ведомости" № 252, 1 ноября, 1913 год.

Тихомиров Лев Александрович (1852 - 1923) - политический деятель, публицист, религиозный философ.


Вернуться в библиотеку

На главную