В.А. Нащокин
Записки

Вернуться в библиотеку

На главную


СОДЕРЖАНИЕ

Петр I

Екатерина I

Петр II

Анна I

Елисавета I


Петр I

Родился Василий Нащокин от Александра Федоровича, матери Ульяны Васильевны в 1707 году, генваря 7 числа, в первом часу дня, в четверток, в Москве.

Был я шести лет от рождения своего, однако очень помню, как в Москве был большой пожар и подорвало гранатный двор в 1712 году, мая 13 дня.

В том же году, вскоре после пожара, большая сестра Дарья Александровна замуж шла за подполковника Федора Климонтовича Чихачева.

В 1713 году, в генваре месяце, родилась меньшая сестра Анна Александровна, и тогда, после пожара, одна светличка была построена. А тезоименитство ее февраля 3 числа.

В 1714 году брат большой Петр Александрович поехал в Малороссию и там записан в драгуны в корпус Петра Матвеевича Апраксина.

В 1715 году, осенью, не стало кронпринцессы, супруги царевича Алексея Петровича, и погребена [она] в Петербургской крепости под соборной колокольнею Петра и Павла.

На исходе того же года братья мои большие Федор, Григорий, Иван повезены батюшкой в Петербург на смотр и определены в Академию.

В 1716 году и я приехал в Петербург и был в школе.

В этом же году в Петербурге весьма было малолюдно и полков, кроме гарнизона, ничего не было, а были все с государем в немецких краях, а прочего знатного в Петербурге ничего не происходило.

В начале 1717 года государь изволил быть в немецких краях и во Франции.

Того же года, в марте месяце, из Академии выбрано в гардемарины знатное шляхетство, в том числе взят брат мой Федор Александрович и того же марта месяца определен в Ревельскую эскадру, а поехал в Ревель с князем Михаилом Белосельским, и служил на лице кампанию на корабле Перле, и были при Готланде, и взяли на море шведскую шняву.

В том же году, октября 21 дня, государь изволил с государыней из Франции возвратиться в Петербург. А при первом его величества приезде на яхте из Кронштадта, как приблизился рекою Невою, тогда из пушек пальба была с города и Адмиралтейской крепости. И по приезде изволил, не много мешкав во дворце, пойти в Адмиралтейство, где довольно по работам изволил ходить, а за ним мастера корабельные и Иван Михайлович Головин.

И я тогда имел счастье видеть своего государя монарха впервые, и хотя и молод был, однако с несказанным порадованием остался, увидев своего государя и слыша довольно славного монарха великие дела. И зело нас много было тогда малолетних дворян, и как мы по детскости не однажды заходя смотрели в очи его величества, и его величество спросил полковника Герасима Ивановича Кошелева, увидя нас немалым числом, который доносил о нас, что дворяне приехали к смотру, а другие определены в Академию.

А из Адмиралтейства уже ночью его величество изволил идти во дворец, и за ним поехал Иван Михайлович Головин.

Государь тогда был в платье синем шведского покроя и в картузе; волосы имел маленькие и зачесаны маленькой косой гребенкой; и как сперва увидели, дивились той первой моде, что гребешок у государя в волосах.

По прибытии государя из Франции, 13 декабря, опубликован указ, чтобы золота и серебра не носить, что всеми и было прекращено.

Того же месяца лейб-гвардии Семеновского полка майор князь Волконский расстрелян близ церкви Живоначальной Троицы за некоторое преступление, что тогда было указом объявлено.

В 1718 году государь изволил быть в Москве, и привезен был царевич Алексей Петрович из немецких краев, и тогда производились немалые розыски, а в апреле месяце казнены за преступление Степан Глебов и Александр Кикин, который прежде был в великой милости у государя.

Из Академии другой выбор был во флот в гардемарины; взят тогда брат Иван Александрович и в том же году пошел в первую кампанию на лице.

В 1719 году, 10 марта, я, Василий Нащокин, записан в солдаты в дивизию генерала и кавалера барона фон Галарта, в Белогородский пехотный полк.

В том же году весною было погребение с великим церемониалом покойному первому российскому генерал-фельдмаршалу, Св. Апостола Андрея и Мальтийского орденов кавалеру Борису Петровичу Шереметеву, и тело его для погребения из Москвы привезено, и от двора его в препровождении до Александро-Невского монастыря его императорское величество, всемилостивейший государь, сам трудиться изволил идти пешком со всеми министрами. А пред гробом шли два полка лейб-гвардии, Преображенский и Семеновский. И при погребении все убрано было глубоким трауром, и погребен [он] в оном монастыре при отправлении церковной процессии. Окончилось то погребение троекратною пальбою из мелкого ружья. В том же монастыре по высочайшему указу погребен генерал-аншефт и кавалер Андреевского ордена Адам Адамович Вейд.

И при гробах оных персон портреты на знаменах.

В том же году, мая 29 дня, пополудни, в Петербурге, на Фонтальной речке, близ дома генерал-адмирала и кавалера Федора Матвеевича Апраксина, утонул брат мой большой Григорий Александрович, купаючись в оной речке, а при том несчастливом случае я сам случился быть. Найдено тело его на другой день, пополуночи в 9 часу. От рождения ему было 18 лет. Погребен на Выборгской стороне, у церкви Сампсония странноприимца. После погребения на другой день брат Федор Александрович от батюшки наследником учинен во всем недвижимом имении по указу 1714 [года].

В том же году государь с флотом корабельным и галерным изволил ходить в Швецию до Ламеланта, а оттуда возвратиться изволил с флотом корабельным в Ревель. А генерал-адмирал граф Апраксин на галерах ходил с гвардией и с другими полками далее в Швецию за Стекголм до Никопина (Ничепинга).

А близ Стекголма, на сухом пути, у шведов баталия была с нашим небольшим корпусом, которым с российской стороны командовал полковник за бригадира князь Иван Федорович Борятинский, где хотя с нашей стороны с немалым уроном находились, однако же шведов сбили, за которую баталию все штаб- и обер-офицеры переменены чинами, а унтер-офицеры и солдаты награждены жалованием, а князь Борятинский пожалован бригадиром.

В то же время генерал-поручик Лесси с корпусом ходил галерами в Умы (Умео) за Стеколной, где многие местечки взял; деревни же разоря пожгли и возвратились: адмирал - в Ревель, а Лесси - в Абов.

В начале 1720 года английский флот, которым командовал адмирал Норис, приходил к Наргин (Нарген) острову, что от Ревеля недалеко, и к самому Ревелю и быв несколько на рейде, имел с российским генерал-адмиралом и кавалером графом Апраксиным письменную переписку и возвратился в Англию без всякого действа.

Тогда же кавалерия российская великое движение имела, и шли со всяким поспешанием к Риге от Смоленска, а осенью паки в Малороссию и в другие места возвратились по квартирам.

В том же году, июля 27 дня, генерал-аншефт и ордена Св. Андрея кавалер князь Михаиле Михайлович Голицын имел морскую баталию в Финляндии при Гренграме. С несколькими галерами атаковал один шведский корабль, на котором был шуит-бенакт (шаут-бенахт), и взял сильной атакой 4 фрегата, а корабль ушел, получа многие раны. С этой ведомостью к государю в Санкт-Петербург отправлен был генерал-адъютант князя Голицына Никита Михайлов сын Шипов, и оный за привоз той счастливой ведомости пожалован полковником и возвращен в Финляндию. А бывший при той баталии генералитет особливые милости от государя получил: штаб-офицерам на цепях золотых жалованы медали золотые же, которые чрез плечо носили, а обер-офицерам - золотые же медали на голубой неширокой ленте, которые прикалывая к кафтанной петле носили; унтер-офицерам и солдатам серебряные патреты на банте голубой ленты, приколотые к кафтанной же петле, нашивали с надписью на тех медалях о той баталии.

Оные взятые в полон 4 фрегата от князя Михаила Михайловича Голицына отправлены за российским конвоем со всеми взятыми на них служителями в С.-Петербург и приведены в августе месяце к самой пристани на Петербургскую сторону, против церкви Живоначальной Троицы и Сената; с этих фрегатов, по обычаю военному, шведские флаги спущены вниз, что значило военное пленничество. А против Сената сделана была великая перемида, на которой изображено было надписью взятие на море галерами четырех фрегатов, точное действие всей оной атаки, и значило на той перемиде, как фрегат нашел на галеру Троицкого пехотного полка поперек и потопил ее, только люди с оной все спаслись и большой азарт приняли от потопления, полезли на шведский фрегат, а другие на близ идущие галеры свои спаслись и тотчас оный фрегат взяли.

А при приводе оных фрегатов к пристани поставлены были на пристани, по обе стороны дороги, два лейб-гвардии полка, Преображенский и Семеновский, к церкви Троицкой, и с фрегатов пленные сведены были на пристань и, по учреждению его императорского величества самого, как идти за пленными конвою, оный полон веден в С.-Петербургскую крепость. Впереди шел взвод Преображенский, за ним часть пленных, позади взвод Семеновский, и таким порядком несколько взводов один за другим, а между них пленные, в самую крепость маршировали, и по приводе для содержания оных пленных принял в гарнизон той крепости комендант Яков Кирсан-тьевич сын Бахниотов.

Когда оных пленных вели и, как выше явствует, сам государь, будучи в мундире гвардии, учреждал конвой, и как идти с пленными до крепости, а лейб-гвардии Семеновского полка капитан старший Петр Иванов сын Вельяминов в то учреждение своим представлением вмешался, которого государь при всей той оказии бил тростью.

Того же дня ввечеру в Сенате был бал, и солдатам близ той перемиды, где военное действие написано, выставлен погреб, дабы о том счастливом взятии все подданные веселились.

В том же году князь-папа, Петр Иванов сын Бутурлин, женился. Свадьба его была курьезная: в машкарацком были платье. Государь в том машкараде был в черном бархатном матросском платье и голландской шляпе, а шел с барабаном, изволил бить бой барабанный. В таком же уборе и с барабаном светлейший князь Меншиков шел. На оной свадьбе выбраны были трое скороходов, весьма претолстые люди: Петр Павлович Шафиров, Иван Федоров сын Бутурлин, Иван Степанов сын Собакин, офицер Семеновского полка. И все убранство было весьма странное: чрез реку шлюпки обвиты были зеленым хвощом; плот, сделанный из бочек и обвитый хвощом же, был буксирован, на котором князь-папа ехал. А подклеть молодых была в перемиде, сделанной на площади, что, как выше упомянуто, сделана была для торжества счастливого взятия четырех фрегатов. На берег вышед, ездили поезда цугами на медведях, на собаках, на свиньях, и ездили по большим улицам, чтобы мог весь народ видеть и веселиться, смотря на курьезные уборы и что на зверях и на скоте ездят, которые так обучены были, что весьма послушно в запряжке ходили.

В 1721 году, в феврале, по именному его императорского величества указу, в С.-Петербурге, против Адмиралтейства, растерт был на реке Неве лед и спущен корабль, которому дано звание "Фри-дер-макер".

В этом же году государь пожаловал из гардемаринов российского дворянства во флот 60 человек в подпоручики. В то время и брат мой Федор Александрович был пожалован.

В том же году весной государь с государыней пошел в Ригу и там весну изволил продолжаться, и обучались при его величестве полки армейские экзерциции на песках; командовал генерал-аншефт Репнин. А оттуда изволил возвратиться в Ревель, а из Ревеля государь пошел морем в Кронштадт, а государыня сухим путем - в Петербург.

Того же года, августа 30 числа, в Нейштате, неподалеку от Абова, будучи на конгрессе, российские полномочные министры Яков Вилимович Брюс и Андрей Иванович Остерман заключили вечный мир с шведскими министрами между российской и шведской коронами; и с оной ведомостью прислан был от министров лейб-гвардии Преображенского полка капрал Иван Обрезков. Этою ведомостью наш всемилостивейший монарх зело обрадован был, и о том публиковано было в С.-Петербурге, ездя по всем улицам, давая знак на трубах. А помянутый Обрезков из капралов в этот же Преображенский полк за ту ведомость в прапорщики пожалован и послан с объявлением того вечного мира в Сибирскую губернию и тамо получил в бытность губернатора князя Алексея Михайловича Черкасского денег тысяч до семи да золотую шпагу, у которой как эфес, так и клинок, было все золотое.

Тогда же велено г-ну генерал-аншефту и кавалеру князю Голицыну со всем корпусом из завоеванных городов, изо всего княжества Финляндского, выступить и прибыть в С.-Петербург, который галерным флотом и пришел в октябре месяце, и на Неве-реке пришед оный корпус построился на галерах в три колонги, и, по благодарении Богу в церкви Живоначальной Троицы, учинено было в Сенате того мира торжество октября 22 числа. И сделан был великий фейверок, на котором сделаны были растворенные ворота, а как зажжен был фейверок, то сделаны были подобия монархов, которые с обеих сторон затворяли ворота, то есть знак заключения мира. И за счастливый мир в то торжество великая была перемена чинов; многие жалованы деревнями и винным освобождение. О всем том происхождении любопытный может видеть из выданной тогда реляции, которая в печатной книге 1721 года, и какое при оном торжестве государю от сенаторов принесено благодарение, и просили всем Сенатом, чтобы государь изволил восприять императорский титул, который от того времени всемилостивейше и принят. По поздравлении же какие наш всемилостивейший монарх говорил речи к сенаторам, сии суть ниже изъявлены:

1) Зело желаю, чтобы наш весь народ прямо узнал, что Господь Бог прошедшею войною и заключением сего мира нам сделал.

2) Надлежит Бога всею крепостию благодарить, однакож надеясь на мир, не надлежит ослабевать в воинском деле, дабы с нами не так сталось, как с монархией греческой.

3) Надлежит трудиться о пользе и прибытке общем, который Бог нам пред очьми кладет, как внутрь, так и вне, от чего облегчен будет народ.

А с объявлением того мира во все губернии посланы заслуженные в ту войну гвардии и морские офицеры, которые за то награждение подарками в губерниях при объявлении мира получили.

А вышедшие из Финляндии полки пошли той же осенью по винтерквартирам.

В то же самое время в С.-Петербурге зело великая вода была, которую я засвидетельствую, что по Морской и Переведенской и другим улицам ездили в шлюпках и лодках в первый день большой воды, а приходу оной воде было по три дня, только по два дня гораздо мельчей приходило, и как начнет приходить, тогда бьют в колокола и в барабаны тревогу, чтоб люди убирались; однако тогда скота великое множество потонуло и немалый убыток от разорения водного причинился.

А еще в то время, в самую глубокую осень, гвардия пошла в Москву и государь со всей высокой фамилией в декабре туда же изволил идти и собравши под Москвой, в Тресвятском, с двумя полками гвардии, вступали в Москву в великом триумфе о мире со шведской короной. Сам государь изволил идти перед Преображенским полком в полковничьем месте; ружье несли по окончании войны с поля Тверскою улицею и в Кремль.

И с таким весьма благополучием оный счастливый мир 1721 года с великой государству славой и пользой окончился, за что Россия вся должна благодарить Бога и своего монарха, что все то излияние милостию Всевышнего Творца и неусыпными трудами в той долголетней войне окончилось в пользу России, всемилостивейшего нашего императора Петра Первого, отца отечества, государя всемилостивейшего.

С начала 1722 года его императорское величество изволил быть со всею высокой фамилией в Москве, и еще о мире Шведском учинено в Москве торжество. Фейверок был сделан за Москвой-рекой на лугу, что слывет Царицын луг; и с начала генваря и в феврале ездили по Москве машкарадом, какого никогда не бывало, на сделанном корабле, который вожен был по большим улицам и для которого Тверские ворота проломаны были, а у Воскресенских ворот вниз глубоко прорыто было, чтобы ворот старинной работы не попортить, а оному кораблю со всей оснасткой свободный ход был, на котором сидели люди. В машкараде же были и другие суда устроены и за кораблем ездили, и тако многому тогда веселию и весьма гражданам курьезному делу, что немалый корабль со всей оснасткой и с пушками зело устроен был изрядно и легко был вожен, что великое всем удивление и приохочивание к смотрению было.

Потом настал Великий пост. Его величество трудиться изволил, разбирал все отставное дворянство: годных определяли к делам, а другим, за старостью, вольные пашпорты даваны для житья в домах, с увольнением от всех дел. Тогда же недорослей, по силе указа, немалое число явилось; определены были в разные службы.

В этот же Великий пост велено от некоторых армейских полков идти по батальону в города, кои по Волге-реке, в Тверь, Ярославль, а в Нижнем Новгороде главное рандеву было, и приготовили в вышеозначенных местах суда.

Его величество после праздника Святой Пасхи их высочеств государынь цесаревен Анну Петровну и Елисавету Петровну, великую княжну Наталью Алексеевну, государя великого князя Петра Алексеевича и царевен Екатерину Иоанновну и Прасковью Иоанновну изволил в Москве оставить, а герцогиня Курляндская Анна Иоанновна поехала в свою резиденцию в Курляндию.

А его величество с государыней изволил из Москвы идти, гвардии Преображенского и Семеновского полков с батальонами да с полками Ингермоландским и Астраханским, которые всегда были при гвардии, а оные при гвардии полки укомплектованы были из вольницы, холопей боярских, лучшими людьми. И на Москве-реке в учрежденные суда сели и поплыли вниз до Нижнего, и оттуда его величество изволил вступить в поход для военных действий всем собранием за Астрахань, в персидские границы, для распространения земли и взятия городов персидских к приращению Российского государства. И о том походе и о военных действиях, где надлежит, хранятся журналы, а я едино для памяти записывал то состояние, что мог узнать и сведем быть, ибо я в том походе сам не был, а при отправлении всего был.

По отсутствии его императорского величества из Москвы при высокой его величества фамилии остался светлейший князь Меншиков. В то время я от генерала и кавалера фон Галарта отправлен в Нарву в полк Белогородский, при котором служил, а в мае месяце, в последних числах, от генерал-поручика Бона отпущен был в дом мой на шесть месяцев; тогда встретил государынь царевен и всю его величества фамилию, едущих в С.-Петербург, и при них его светлость князь Меншиков, в селе Городне, от Твери в 30 верстах, а Сенат в Москве остался.

Итак, оное лето, как довольно известно, было зело в трудном воинском походе препровождено; и взят старинный город персидский Дербент его величеством, и там впредь для военных действ оставлен генералитет с армией.

В том же году государь с теми полками, с которыми изволил из Москвы идти, возвратился из персидского похода в Астрахань, а из Астрахани изволил идти в Москву, и в декабре, в последних числах, его величество, не въезжая в Москву, изволил пребывать, пока все сберутся из похода, в подмосковной Строгоновой, что слывет Мельница, и вступали в Москву из оного персидского похода триумфом: лейб-гвардия ехала верхами и везли публично от города Дербента ключи от ворот.

И начало 1723 года изволил государь быть в Москве, и некоторое веселье в машкарадах по торжестве о благополучном возвращении происходило.

А в феврале его величество изволил идти чрез город Ярославль на Олонец к марциальным водам для пользования своего дражайшего здоровья, и быв тамо, в С.-Петербург его величество прибыл последним зимним путем.

Той же весной весь корабельный флот был вооружен и чинена была военная экзерциция у Красной горки всем флотам; такой славной экзерщщии целым флотом, где было 23 корабля линейных, кроме фрегатов, никогда не бывало, и с оным флотом изволил идти в Ревель.

И будучи в Ревеле случилось мне видеть, что государь изволил быть у ревельского мещанина на свадьбе, и по окончании свадьбы был чрезвычайный дождь. Его величество вышел в самый большой дождь, сел верхом, надев синий плащ, распустя шляпу, и поехал, а за ним господа некоторые намерены были сесть в коляски, но видя своего монарха верхом невзирая на дождь, и они поехали верхами и без епанечь. Государь, смотря на них, изволил смеяться и говорил, что от дождя не развалятся, и изволил ехать его величество в гавань и во флот, а на другой день весь флот в море пошел, и его императорское величество во флоте изволил присутствовать и ходили для гулянья к острову Дагерорту.

Я тогда случился в Ревеле быть присылай из Нарвы с денежной казной, которая казна отправлялась в Стекголм по мирному трактату со шведской короной двухмиллионной суммы.

Тем же летом, как его императорское величество возвратиться изволил в Ревель с флотом и пошел сухим путем в Нарву, к прибытию его императорского величества изготовлена для караула Бело-городского пехотного полка рота со знаменем, капитан Алексей Иванов сын Мещеринов с надлежащим числом офицеров, а я, возвратясь из Ревеля, был при том карауле сержантом. Его величество, прибыв в Нарву, изволил кушать у коменданта Михаила Андреевича Сухотина и того же дня его величество изволил отправиться в Петербург.

Потом ехал князь Меншиков, и тому рота со знаменем была командирована. Оный, ночевав, поехал.

Великий канцлер и кавалер граф Гаврила Иванович Головкин прибыл в Нарву, ужинал у коменданта и паки отправился в путь свой.

В том же 1723 году осенью его императорское величество изволил прибыть в Кронштадт с государыней, и все были министры; заложить указал крепость, и начало той работы сам его величество, лопатку взяв, несколько земли положил; при том все знатные то же чинили и вся гвардия употреблена была в работе.

В 1724 году его императорское величество изволил идти в Москву и в мае месяце, по высочайшему соизволению, вселюбезную супругу, нашу всемилостивейшую государыню Екатерину Алексеевну, изволил короновать, при которой коронации выбраны были из армейских полков обер-офицеры, лучшие люди, числом 60 человек, которые были конницей в супеверсах, в богатом мундире, все были в белых поруках, с ружьем, который выбор наречен Кавалергардский корпус, а после коронации все распущены в полки.

Знатные многие в торжество коронации пожалованы чинами. Князь Никита Иванович Репнин - генерал-фельдмаршалом и кавалером ордена Андрея Первозванного и в Военную коллегию определен президентом. Павлу Ивановичу Ягужинскому пожалован орден Св. Андрея. Награждены некоторые деревнями.

В том же году, июня на 9 число, не стало в Москве отца моего Александра Федоровича Нащокина, и погребен [он] в Петровском монастыре.

Из Москвы государь изволил идти чрез город Ярославль на Олонец к марциальным водам для пользования от болезни, ибо тогда его императорское величество, как мне довольно случилось видеть его величество в Москве, весьма от болезни слаб был. И быв у вод тем же летом, в августе, изволил прибыть в С.-Петербург.

Того же августа 30 числа мощи св. Александра Невского во имя его построенный монастырь в С.-Петербурге, на берегу Невы-реки, принесли, которые от Шлюшенбурга в Петербург везены водою, и как к берегу пристали, тогда подняли мощи лейб-гвардии старшие капитаны и несли до места, и для встречи мощей великое собрание было, и тако перенесение мощей из города Володимера в С.-Петербург 1724 года августа 30 дня.

Того же года, осенью, придворному кавалеру Вильму Монсу, которого государь жаловал, за преступление голова отсечена, о чем указом опубликовано. Сестра его родная, генерал-майора Балка жена, кнутом сечена, и другие при том в наказании были.

И тако оный 1724 год течением закончился.

1725 год началом своим зело неблагополучие России оказал: 28 генваря, по воле всемогущего Бога, всепресветлейший, державнейший и самодержец всероссийский, отец отечества, государь всемилостивейший Петр Великий чрез двенадцатидневную жестокую болезнь от сего временного в вечное блаженство отыде. Я не могу от неискуства пера моего описать, как при толиком общенародном неблагополучии видим был общий плач; старые сетуют, почто Петра Великого пережили; молодые говорили: блаженны отцы наши, что жили во дни Петра Великого, а мы только его видели, чтоб о нем плакать! Домашние его рыдали день и ночь. По погребении его приходили великим множеством на гроб его: всяк хотел образ его помнить. Везде неутешная печаль в России на лицах всех изо-бразует. Но распространяться о толикой печали недостаток моего сложения прекращает, ибо о том печальном времени свидетельствуют истории на разных языках, а на российском диалекте от проповедников говорено в день погребения Петра Великого Феофаном Про-коповичем, епископом Псковским, в день же годичного препоми-новения в Петропавловской церкви, где его величества гроб, от архимандрита Троице-Сергиева монастыря Гавриила, которые проповеди в печать преданы, из чего довольно видно, какова была тогда ужасная печаль России.

Екатерина I

1725

По кончине его императорского величества славной памяти престол самодержавства Российского коронованная при жизни его величества вселюбезнейшая супруга, наша всемилостивейшая государыня императрица и самодержица всероссийская Екатерина Алексеевна, с Божиею помощью восприять изволила, и для поминовения его императорского величества многие милости оказаны: которые офицеры не по порядку, без заслуг, были произведены князем Матвеем Гагариным и губернаторами, и за то написаны были в гвардию в солдаты, и оные от солдатства освобождены и прежние чины им возвращены.

А оный 1725 год во всем государстве, в Москве и в С.-Петербурге все ходили в глубоком трауре, знатные по классам носили плюрезы на обшлагах, а их домы были убраны трауром и люди; одним словом, такой был глубокий траур, что генерально ходили как дворянство, офицерство, приказные чины до последнего члена, так и купечество, но самые бедные дворяне и их служители и купечество малоторговое без траура были, а священство в обеих резиденциях, как в Москве, так и в С.-Петербурге, без изъятия все ходило в черном.

О погребении его величества здесь, для памяти, в сей моей записке не упоминаю, ибо тогда я при том в Петербурге быть не случился, а отправился вскоре после кончины его величества для дел в военную контору в Москву.

Того же года, мая 18 дня, по высочайшему соизволению ее императорского величества, в С.-Петербурге опубликовано о браке учиненного сговору при жизни его величества блаженного и вечнодостойного памяти государя Петра Великого супружественного трактата между ее высочеством Анной Петровной, цесаревной всероссийской, и его королевским высочеством герцогом Голштейн-Готторпским; намерение восприять изволила оный брак в месяце мае, при помощи Вышнего, совершить, и о том браке чрез офицеров с трубачами и литаврами во всем С.-Петербурге публиковано, и назначен тому браку день 21 мая, то есть в пятницу. А церемониал того брака издан печатно, который напечатан в типографии в С.-Петербурге 30 июня 1725 года и с которого при моих книгах точная копия.

А по окончании этого брака в торжество ее императорское величество, наша всемилостивейшая государыня императрица и самодержица всероссийская, всемилостивейше изволила жаловать чинами: князя Михаила Михайловича Голицына - в генерал-фельдмаршалы, Вейсбаха - в полные генералы, и прочие получили чины, а другие - кавалерии ордена Св. Андрея. В оное же торжество жалованы и кавалериями нового ордена Св. Александра Невского на пунцовом банте. Которые того ордена первые суть кавалеры, о именах их в сей моей записке изъявляю:

генерал-лейтенантам Бону, Лессию;

генерал-майорам Ивану Головину, Григорию Чернышеву, Михаилу Волкову, Андрею Ушакову, Ивану Дмитриеву-Мамонову, князю Григорию Юсупову, Семену Салтыкову, Антону Дивиеру;

бригадиру Лихареву;

царевны Анны Петровны обер-гофмейстеру Нарышкину;

вице-адмиралам Сиверсу, Змаевичу;

шаутбенахту Науму Синявину;

двора его королевского высочества герцога Голштейн-Готторпского гофканцлеру Штамкену, гофмаршалу Платому (Платену), обер-егермейстеру Алефелту, обер-камергеру графу Бондию.

В том же году во всей армии великая перемена чинам была и произведены, а долговременно которые служили, получили, по желанию, отставку. Я тогда был в Белогородском пехотном полку, и сколько есть в полку штаб- и обер-офицеров, все переменены чинами, кроме полковника.

Того же году в исходе вся армия вступила в расположенные квартиры, где были построены штабные дворы, и с дистриктов положенные подушные деньги определено сбирать; от тех сборов стали жалованье получать.

Гранодерские пехотные полки, которые именовались Галартов, Лессиев, Кампенгаузенов, первый и второй гранодерские, итого пять полков, по роте, по полкам раскасованы; так же и от кавалерии гранодерские полки, и с того времени в армии гранодерские полки отставлены.

В начале 1726 года вся армия в движении была: изнутри государства пришли в Остзею, и лето того года пришед стояли корпусами в С.-Петербурге немалым лагерем, на Васильевском острове, при Риге, Ревеле и Выборге.

Тем же летом обер-офицеры, которые были из полков армейских выбраны для коронации в кавалергардский корпус 1724 года, оным велено явиться в С.-Петербург в Военную коллегию, и оные все определены в корпус кавалергардский, и от того времени учрежден был настоящий корпус; офицеры были выбраны лучшие и собою весьма великорослые и достаточные иждивением.

Тем же летом флот английский к Ревелю приходил и стояв без всякого действа, возвратился.

Тем же летом князь Меншиков и с ним некоторое число корпуса кавалергардов посланы были в Ригу, а из Риги Меншиков ездил в Митаву к государыне герцогине Курляндской Анне Иоанновне. Тогда был в Митаве польского короля Августа побочный сын граф Мориц и о Курляндском герцогстве имел претензию и приезжал того искать, а по прибытии князя Меншикова оный граф Мориц из Курляндии немедленно ретировался, а князь с кавалергардами в Петербург возвратился.

В то самое время в Риге генерал-фельдмаршал и Военной коллегии президент и кавалер ордена Св. Апостола Андрея князь Никита Иванович Репнин умре. Во время его службы генералом великое несчастье от шведов под Головщиным имел, где знамена и пушки отбиты были, за что он написан был из генералов в гвардию, в гранодеры, а после паки пожалован полковником и генеральство получил. Был женат на трех женах, а после держал даму и прижил незаконных детей, которые имеют фамилию Репнинских; так от незаконнорожденных наречена новая фамилия от князя Репнина - просто Репнинские, а мать Репнинских была девка Полька.

В том же году я вместо гранодерской роты из Белогородского полка с ротой перешел в Углицкий полк, которому после звания первого гранодерского полка новое наречено - Углицкий.

Того же года, в сентябре месяце, к Выборгу на галерах пошли и там определено зимовать.

Той же осенью была в С.-Петербурге большая вода, только прежней 1721 года меньше, за тем, что каналы везде были поделаны и у Невы, на Московской дороге, берега подняты и обиты сваями, и того ради [вода] на берег так не взливалась.

В начале 1727 года князь Меншиков объявлен был рейхсмаршалом.

Стоящие около С.-Петербурга, верстах в ста и больше, полки армейские генваря к 6 числу, то есть ко дню Богоявления Господня, собраны были в С.-Петербурге. Ее императорское величество изволила на водоосвящении присутствовать. Гвардии оба полка, трехбатальонный Ингермоландский полк, который под именем князя Меншикова, яко того полку полковника, весьма полк хороший, и прочих, всего с 30 тысяч, в том параде поставлено было с гвардией, полевыми и гарнизонными полками; учрежден был на Неве-реке батальон-каре, зачав от Васильевского острова, по обе стороны берегов Невы-реки, даже до Охтенской слободы окружностью поставлены были. Государыня изволила идти из дворца; половина корпуса кавалергардского впереди, другая - позади ее величества кареты, шли до самой Ердани, где оный корпус впервые вывез того корпуса штандарт. Князь Меншиков сел верхом на уборной лошади, имев на себе, по слабости своей, что был весьма болезнен, кафтан парчовый серебряный на собольем меху и обшлаги собольи. При нем немалое число генералитета, и командовал всем тем корпусом. А на другой день, которые приходили из разных мест полки, паки туда же пошли,

Того же года, февраля 15 дня, я в аудиторы пожалован в тот же Углицкий полк.

Того же года, как и в прошлом 1726, армия вся в лагере стояла в тех же местах, а кавалерия на Украине, при которой был генерал-фельдмаршал князь Голицын, а при нем генерал Вейсбах; в Ревеле генерал Бон, в Риге Лесси, над С.-Петербургским и Выборгским генерал-лейтенант Волков, а всей ее императорского величества армией командовал рейхсмаршал Меншиков.

В апреле месяце тайного действительного советника графа Петра Андреевича Толстого в ссылку послали.

Генерал-полицмейстера, государева генерал-адъютанта и ордена Александровского кавалера Дивиера разыскивали и, наказав, в Сибирь послали.

6 мая, в 9 часов пополудни, всепресветлейшая, державнейшая, великая государыня императрица и самодержица всероссийская Екатерина Алексеевна от сего временного в вечное блаженство отыде, а о принятии всероссийского престола подписанною духовною ее величество собственною рукою утвердить изволила вселюбезнейшему внуку, государю великому князю, о чем 7 дня мая от его императорского величества выданным манифестом в народ опубликовано.

Петр II

1727

Того же года князь Меншиков генералиссимусом объявлен, и дочь его большая сговорена за его императорское величество и несколько времени была сговоренною невестою, а после того опубликован указ сентября 8 дня, чтоб нигде за его, Меншикова, рукою посылаемых указов не слушать, и в скором времени он, Меншиков, послан в ссылку с фамилией в Ранебург, которое местечко его бывало, а оттуда в Сибирь, где и умре в заточении и в самой бедности, которое место за Тобольском, называемое Березов.

Долгорукий князь Алексей, весьма нехитрого разума, с сыном своим князем Иваном пришел в великую знатность, и род Долгоруковых пред всеми больше усилился, а князь Алексей ничем больше, как псовой охотой и частыми ездами на поля, всех знатных фамилий отдалил наставлением от других роду своего; паче многих того роду был человек весьма умный князь Василий Лукич. И так государя от всех удалили, что не всегда можно было его видеть, и его императорское величество с псовой охотой того же года осенью продолжать себя изволили в С.-Петербурге в угодных местах для оной псовой охоты.

В начале 1728 года его величество, прибыв в Москву, короноваться изволил по обычаю предков своих великих государей и продолжался его величество в Москве, отъезжая от Москвы в угодные места с псовой охотой.

В том же году в ноябре месяце пожалован я подпоручиком и определен в Лефортовский полк.

В исходе того года великой княжны государыни Натальи Алексеевны не стало в Москве, и погребена [она] в Вознесенском монастыре.

Так же и в 1729 году изволил государь быть в Москве и ходил в Тулу для смотрения ружей нового мастерства.

И того же года в Москве лейб-гвардии полки Преображенский и Семеновский стояли в лагере близ Донского монастыря, а корпус армейский - под командой генерал-фельдмаршала князя Долгорукова; генерал-аншефты Бон и Матюшкин при той команде обретались и прочий генералитет. И стоял оный корпус армии в лагере на речке Ходынке, от Всесвятского и до Хорошевской дороги.

Тем же летом его императорское величество изволил указать лейб-гвардии и армейским трем полкам, Бутырскому и двум Московским, быть в параде близ Донского монастыря, и чинили экзерцицию по полкам с пальбою, два полка гвардии сведя в батальон-каре. Армейскими тремя во фрунте командовал генерал-майор Борятинский.

Того же года, ноября 19 числа, его императорское величество изволил назначить себе невесту, князя Алексея Григорьевича Долгорукова дочь. После того числа публичное было обручение в Головинском дворце, при котором обручении была бабка его величества, царица Евдокия Федоровна. Обручал архиепископ Новгородский Феофан Прокопович, которую церемонию я сам довольно видел, будучи при том на ординарции за генерал-фельдмаршалом князем Долгоруким.

В начале 1730 года, генваря 6 числа, лейб-гвардии полки и стоявшие в Москве пехотные полки собраны были в парад; и от Красных ворот его императорское величество перед Преображенским полком в строевом убранстве изволил идти в полковничьем месте. И полки пошли в Кремль для освящения воды, а государь возвратился во дворец и от того дня занемог оспою; в том же году, генваря 19 дня, его императорское величество, самодержец всероссийский, наш милостивейший государь, в вечное блаженство отыде.

Анна I

1730

И в Верховном тайном совете духовные, весь генералитет и знатное шляхетство собрано и, по общему согласию, при собрании полков объявлена на российский престол государыней герцогиня Анна Иоанновна и титулована ее императорским величеством.

И с известием из Верховного тайного совета отправлены в Курляндию: князь Василий Лукич Долгоруков, князь Михаиле Михайлович меньшой Голицын, Михаиле Иванович Леонтьев и прочие с прошением для прибытия ее императорского величества в Москву.

А когда всемилостивейшая соизволила прибыть в Москву с публичным восшествием, тогда подана была князем Алексеем Михайловичем Черкасским челобитная от всего шляхетства, чтобы ее императорское величество изволила принять самодержавство так, как предки ее величества, что от того времени и восприято, и все подданные поздравили.

И тогда же ее императорское величество изволила указать генерал-прокурора Павла Ивановича Ягужинского из-под ареста освободить, который арестован был от Верховного тайного совета и посажен под крепкий караул за тайное отправление от себя писем после отбытия князя Василия Лукича Долгорукова в Курляндию, с Петром Спиридоновым сыном Сумороковым, чтоб он, Сумороков, те письма тайно в Курляндии подал ее императорскому величеству, что он и учинил, а после известно стало, что в оных писано было, дабы ее императорское величество не изволила подписывать доно-шения от помянутого князя Долгорукова, ибо российское шляхетство желает ее императорское величество самодержавнейшею быть на российском престоле; однако оный Сумороков от Долгорукова взят был под караул и бит жестоко и содержался, пока освобожден [был] Павел Иванович.

И того же года, апреля 28 числа, ее императорское величество, по древнему обыкновению предков своих, изволила короноваться в Москве, а в мае месяце великим церемониалом изволила идти в Измайлово и оного года лето тако изволила продолжаться.

И под селом Измайловым поставлен был лагерь кавалергардский и убран по воинскому порядку. Гвардии полки Преображенский и Семеновский по другую сторону дворца в лагере стояли и непрестанно в экзерциции были. Армейские полки Бутырский, первый и второй Московские по полку привожены были перед дворец и чинили экзерцицию.

Того же лета Семеновского полка майор Хрущов послан был на Украину на линию, которому велено набрать из ландмилицких полков лучших людей, трехбатальонный полк и одну гранодерскую роту, которые в сентябре месяце и приведены в Москву, и по именному ее императорского величества указу именован оный полк лейб-гвардии Измайловским, которому в ранге и в жаловании быть против лейб-гвардии полков, а в содержании комплекта людей - против Семеновского трехбатальонного полка и одной гранодерской роты.

А в оный полк объявлен полковником генерал-майор, его императорского величества, блаженной памяти государя Петра Великого генерал-адъютант граф фон Левенвольд, подполковником - генерал-майор Ямес (Джемс) Кейт; майоры: из премьер-майоров Азовского драгунского полка Иосиф Гампф, из флигель-адъютантов от генерала Бона капитанского ранга Иван Шипов, из польской службы из капитанов Густав Бирон.

С начала учреждения полка и я, по именному ее императорского величества указу, пожалован из подпоручиков армейских в оный лейб-гвардии Измайловский полк в адъютанты, а обер-офицеры определяемы были по выбору и представлению полковника графа фон Левенвольда из разных команд и из служб других наций. Шляхетства курляндского и лифляндского немалое число определено было в унтер-офицеры и капралы, а российских унтер-офицеров из полков армейских определяли. И на оный полк мундир и амуниция построена того же времени.

А в исходе 1730 года генерал-фельдмаршал лейб-гвардии Семеновского полка полковник князь Михаиле Михайлович Голицын умре и погребен с великим церемониалом, по его высокому характеру, в Богоявленском монастыре. Зело был в войне счастлив и в делах доброго распорядка и любим подкомандующими в армии, а будучи в войне генерал-аншефтом, в княжестве Финляндском, на сухом пути и на море, имел знатные баталии против шведского войска и находился в великих выигрышах, а особливо приводом его в Польше корпус разбил под Добрым; в Финляндии под Вазами великую же одержал баталию; при Гренграме на море галерами взял 4 шведских фрегата, о чем и выше сего на своем месте упомянуто.

Февраля 17 дня 1731 года весь полк лейб-гвардии Измайловский собран был за Москвой-рекой на лугу, что слывет Царицын, и все чины присягали перед знаменами о верной службе ее императорскому величеству, и служен был молебен, освящена вода и окроплены святою водой знамена, и отнесены были знамена в дом ее императорского величества при препровождении всего полка. И после того полк во всегдашней был экзерциции, и в службу вступил для отправления караулов ко двору ее императорского величества, и сменил стоявших лейб-гвардии Семеновского полка мая 28 дня 1731 года.

Весною того же года все полки гвардии перед ее императорским величеством за Донским монастырем полками чинили экзерцицию и палили, а потом все три полка сведены в батальон-каре, и по три патрона выпалено в том же каре залпом, при чем были иностранные послы и посол турецкий Сайдефендий (Саидеффенди).

В том же году июня 9 дня не стало большой сестры моей Дарьи Александровны: больна была горячкою; погребена в Москве в Петровском монастыре.

Того же лета сказан поход в С.-Петербург всех гвардии полков по два батальона, а в Москве осталось всех полков четыре батальона.

Тем же летом государыня изволила перейти в новопостроенный дом, который именован Аннингофом, и оставшие батальоны стояли при Аннингофе лагерем.

А осенью для близости ко дворцу поставлены в кантонир-квартиры: Преображенского два батальона в Лефортовской, а Семеновский и Измайловский в Вороньей слободах близ Андроникова монастыря, и с того времени караульную команду начали майоры водить, а до сего не важивали, а ходили одни капитаны.

В том же году учреждена Конная гвардия, а приверстан в Конную гвардию лейб-регимент.

В том же году корпус кавалергардский раскасован и бывшие кавалергарды в разные места определены, а иные вовсе от службы отставлены.

В том же году осенью не стало государыни царевны Прасковьи Иоанновны.

В том же году учреждены кирасирские полки: выбраны лучшие люди из кавалерии.

В исходе 1731 года за некоторое преступление генерал-фельдмаршал князь Василий Володимерович Долгорукий послан в ссылку, а племянник его гвардии Преображенского полка капитан князь Юрий Долгорукий того ж времени наказан и послан в Сибирь.

С нового 1732 года лейб-гвардия учреждена по новому штату и прибавлено жалованье против рангов, и учреждены от того времени секунд-майоры и какое число содержать комплекта всех чинов и жалованья против рангов получать; гранодерским ротам быть при всех ротах мушкетерских, только в строю сводить вместе, а оставшие за комплектом обер- и унтер-офицеры отосланы в Военную коллегию.

Ее императорское величество того же года генваря 7 числа изволила идти в С.-Петербург и после того в Москве не бывала.

В том же году граф Миних пожалован генерал-фельдмаршалом, и от того времени переменены в армии бой барабанный и экзерциция и учинены для смотрения в армии экзерциции и всякие добрые порядки, и чтоб военные служители надлежащее получали в свое время, инспекторы, из генералитета выбранные, и первый был определен генерал-майор и гвардии подполковник Кейт и прочие, и с сего времени в армии наилучшее завелось во всем исправление.

В 1733 году Петр Павлович Шафиров заключил мир, будучи в Персии, и бывшему в низовом корпусе российскому войску велено вступить в Россию.

В том же году российское войско в Польшу вступило для возведения на престол польский бывшего польского короля Августа сына его и для изгнания Лещинского, которого поляки вторично короновали королем польским, однако он, хотя в том имел французскую помощь, точно принужден был от войска российского ретироваться в вольный город Гданск.

В 1734 году генерал-фельдмаршал граф фон Миних оный город Гданск атаковал и приступил к крепости, которая называется Га-гецберг, где войско российское претерпело немалый урон, а крепости той не взяло.

Того же года к Гданску на помощь Лещинскому пришли морем французы на кораблях, которые и засели в крепости Вексельминде, и по прибытии к Гданску флота российского французских 7 кораблей ретировались от Гданска. А войско французское в оной крепости, не стерпя наших бомб, учинило против войска российского вылазку, и при том главный их командир убит, а бригадир Деламот с оставшимся войском французским разбиты и взяты в полон, которые флотом привезены в С.-Петербург. Оный Деламот и штаб-офицеры представлены были перед ее императорским величеством и всемилостивейше жалованы к руке и богато трактованы в доме обер-гофмаршала и ордена Св. Апостола Андрея и других кавалера графа фон Левенвольда. А когда ее императорское величество изволила смотреть по полкам гвардию и учинена была экзерциция, тогда он, французский бригадир, и штаб-офицеры были и зело хвалили войско, что экзерцировано хорошо.

В том же году глубокой осенью отправлено морем все взятое французское войско в отечество, а город Гданск сдался на капитуляцию с обещанием удержания знатной с короля Лещинского суммы денег. А Лещинский в самой малой свите и зело подло из Гданска ушел и ретировался в прусский город Кенигсберг и в оном продолжался до отбытия во Францию к зятю своему королю французскому.

И от города Гданска приезжали депутаты в Петербург, которым дана была аудиенция, и оные перед ее императорским величеством слезно о всем городе милосердия просили, и для взятия с города положенного числа денег послан с оными депутатами Ингермоландского полка полковник барон фон Икскуль.

В 1735 году обер-шталмейстер, лейб-гвардии Измайловского полка полковник, ордена Св. Апостола Андрея кавалер, ее императорского величества генерал-адъютант граф фон Левенвольд, который был в Польше полномочным послом и посылай был к цесарю; он же и полк Измайловский привел в изрядный регулярный порядок и в лучшую от других полков экзерцицию; по многих его к государству трудах из немецких краев в С.-Петербург возвратился в тяжкой болезни и просил всемилостивейшую государыню, чтоб отпущен был в деревню его Дерптского уезда, в мызу Ряпину. А при отъезде призвал он всех штаб- и обер-офицеров, со всеми прощался и поехал в последнем состоянии своего здоровья, а по прибытии в свою деревню, как было известно, все домовое распорядя, добропорядочно того же года в апреле месяце умре. Человек был великого разума, имел склонность к правосудию; к подчиненным, казалось, был строг, только в полку ни единый человек не штрафован приказом его, а все в великом страхе находились, и такой человек, как оный граф Левенвольд, со справедливыми поступками и зело с великим постоянством, со смелостью, со столь высокими добродетелями редко рожден быть может. Он же при жизни его императорского величества, блаженной памяти государя Петра Великого, был его величества генерал-адъютантом и много употреблен бывал от его величества в посылки. В жизни своей оный граф фон Левенвольд имел охоту к ружью и охотник был до лошадей. И так я об оном описал, как подлинное мое есть примечание бесстрастно, ибо я у него в особливой милости не был и чрез его рекомендацию никакой милости в авантаж свой не получал, только писал в сей моей записке из почтения, видя в жизни моей такого достойного человека, который, паче своей славы, общее добро, то есть правдолюбие, наблюдал, что мне случилось видеть и сим засвидетельствовать.

И когда оный Левенвольд был шталмейстером, тогда общим проектом с обер-камергером фон Бироном да генералом Волынским представили государыне императрице Анне Иоанновне, чтоб в государстве конские заводы размножить, и потому немалое число жеребцов и кобыл куплено в немецких краях и определено по заводам и конские покои по проекту Артемия Петровича Волынского построены. Сим лучший порядок при заводах учрежден, и с 1734 года повелись в государстве лучшие лошади. Оные Левенвольд, Бирон и Волынский великие были конские охотники и знающие в оной охоте. И с того времени знатные господа граф Николай Федорович Головин, князь Куракин и другие немалым иждивением собственные конские заводы завели, а до сего великая была скудость в России в лучших лошадях верховых и каретных.

Того же года российский корпус, тысяч до 30, под командою генерал-аншефта фон Лессия и генерал-поручика и гвардии Измайловского полка подполковника Кейта отправился в цесарскую помощь против французов, и пришли в команду принца Евгения, генералиссимуса цесарской Римской империи, и были под командой его при реке Рейне.

Того же года ее императорское величество изволила повелеть ее величества генерал-адъютанту, лейб-гвардии Измайловского полка подполковнику Густаву фон Бирону, выбрать из четырех полков гвардии знатное дворянство и паче достаточных содержанием в лучшем экипаже, и с оным Густавом фон Бироном отправлены были к той войне на Рейн волонтирами, которые были при команде оного принца Евгения.

Того же года война между цесарской Римской империей и Францией прекращена и как генерал фон Лессий с корпусом, так и оный Густав фон Бирон с волонтирами в отечество свое возвратились.

Августа 15-го ее императорское величество изволила объявить себя полковником в Измайловский полк, чего ради со знаменами собран был полк на Васильевском острове в лагерь, и объявил [об этом] лейб-гвардии подполковник Ушаков.

В конце того года генерал-аншефту и кавалеру ордена Св. Апостола Андрея фон Вейсбаху велено с корпусом вступить в Крым, который перед тем походом умре, а после его смерти генерал-поручику Леонтьеву, который от местечка Цариценки и вступил в степь; но не дойдя Крымской Перекопи за поздним временем, без всякого воинского действа возвратился.

В 1736 году генерал-аншефт Лессий пожалован генералом-фельдмаршалом и с цесарским корпусом пришел для атаки города Азова, а генерал-фельдмаршал граф фон Миних весной взял Крымскую Перекопь и ходил в Крым и столичный город Бахчисарай разорил, а Лессий чрез несколько недель город Азов в великое разорение привел, и принуждены были турки на капитуляцию отдаться, а жители и военные люди отпущены в Царьград, и такими выигрышами в первый год турецкой войны счастливые действа оказались.

Тем летом в Санкт-Петербурге жестокий пожар был, где Морская улица и гостиный двор сгорели; от того времени в оных улицах каменное строение началось.

И в исходе того года оба генерал-фельдмаршала, Миних и Лессий, позваны в Санкт-Петербург для консилии о военных действиях против турок.

В 1737 году лейб-гвардии Преображенского, Семеновского и Измайловского полков, трем по батальонам, сказан поход к армии, в команду генерал-фельдмаршала и кавалера графа Миниха, и Конной гвардии три роты. Оной лейб-гвардии деташемент был под командой лейб-гвардии Измайловского полка подполковника и ее императорского величества генерал-адъютанта барона фон Бирона.

Перед тем походом была перемена в чинах; я тогда из адъютантов пожалован в капитан-поручики генваря 22 дня 1737 года; адъютантом был 6 лет и 4 месяца, и командирован в поход.

Оный деташемент выступил в поход генваря 27 дня и продолжались в походе до рандеву мая по 11 число. Рандеву было за Днепром, недалеко от местечка Переволочны, при новосделанной крепости, которая именована по тому месту Мишурный рог, и по собрании армии выступили в поход к турецкому городу Очакову. Тогда регулярного войска было 110 тысяч да нерегулярных казаков донских, запорожских и малороссийских немалое число.

И как лейб-гвардия по сделанному на барках мосту чрез реку Днепр перешла к армии, тогда генерал-фельдмаршал граф Миних, генерал-фельдцейхмейстер принц Гессен-Гомбургский и многие генералитеты выехали смотреть, как гвардия к армии имеет марш. Тогда вел гвардию майор Гампф и как увидел генерал-фельдмаршала, велел гвардии знамена ему уклонить до земли, чего не надлежало и противно воинскому уставу, и как после подполковник Бирон прибыл, за то майору чинил выговор, и после того никогда гвардия знаменами не укланивала, и никому, кроме государя, не должно.

Того же года, мая 29 числа, в Москве был великий пожар: в Кремле и в Китае горело, и в Белом городе; многое число дел в коллегиях погорело, а особливо в Вотчинной; также Божиих церквей многое число погорело.

Вскоре после того в Санкт-Петербурге, на адмиралтейской стороне, в Миллионной улице, еще великий пожар был.

Приходя к городу Очакову, как перешли реку Буг, марш был зело трудный, потому что шли безводными местами, сженною степью, и от великих жаров чрезвычайно армия в трудах находилась и скот в слабости был.

Верст за 40 до города, в степи, двух турок поймали наши легкие войска, то есть 28 июня, которые показали, что в оном городе гарнизон великий, более 20 тысяч человек военных.

В день праздника Св. Апостолов Петра и Павла, то есть 29 числа, неприятель армию встретил конницей в немалом числе, которой весьма храбро начал военное действие, однако скоро от армии отбит и ретировался в город, а наши легкие войска с резервом регулярных до самых ворот тех храбрых учтиво проводили. Оный неприятель обыкновенно увозит мертвые тела, но гораздо за учтивость российского оружия и обычай свой переменить принужден был, и множество тел в степи осталось.

И вся наша армия зело с тяжким трудом на вечер стала к городу приближаться, и виден был форштадт в Очакове. Турки оный зажгли, где их всех загородные дворы с преизрядными садами и гульбищами сгорели. А наша армия с темнотою ночною к городу придя, обступила город кругом, и как пришли, в ружье остановились, несмотря на салютацию с города из пушек, и так до света в ружье пребыли.

Июня 30-го вся армия в лагерь вступила от залива морского, что слывет лиман, и до Черного моря, и того числа к лагерю вылазка была, но турки отбиты с уроном.

На 1 число июля в ночи для делания шанцев 10 тысяч человек нашего войска да для закрытия 10 же тысяч пошли к городу, а поутру турецкие вылазки начались, и в непрестанном сражении чрез оружие были, а на вечер неприятель крепко сел в городе, и того же 1 числа и лейб-гвардия в готовые шанцы вступила.

Со стороны российской непрестанно началось бомбардирование, и от того во время ночи не однажды в городе загоралось, однако всегда тушено было. А как часто от наших бомб стало загораться и всегда пожар тушили, тогда генерал-фельдмаршал принял резолюцию, чтоб из шанцев выступить и приступить к палисаднику, дабы неприятель, оставя город пожару, сам для обороны города в бой вступил, что и учинилось: на первом часу дня жестокая баталия происходила, где со стороны нашей 3 700 человек побито и немалое число ранено; убиты лейб-гвардии два капитана: Толстой и Лавров; генерал-поручик Кейт жестоко ранен в ногу, и много генералитета ранено.

И армия наша по-прежнему в шанцы вступила, а между тем от наших бомб подорвало в городе порох, и такой сильный пожар учинился в городе, что народ принужден был из города бежать в море и укрываться от стрельбы в воде; и как после еще подорвало от бомбы стену, тогда города Очакова командир Ягия сераскир-паша принужден был выслать чауш-башу, то есть плац-майора, просить генерал-фельдмаршала о времени для написания капитуляции, которому отказано и накрепко ему приказано, чтоб сдались на дискрецию, а буде мешкать станут, то силою оружия без пощады к тому принуждены будут; и как скоро оный возвратился в город, тогда сераскир-паша со многими знатными людьми, не стерпя в городе великого от пожара зноя, вышел и принят пленником, и при нем с будущими, в дивизию генерал-аншефта Румянцева, а другие на близстоящие у городской стены галеры посели: одна галера ушла в море, а другая пробита была из наших полевых пушек и с людьми потонула.

И тако город Очаков взят 2 числа июля месяца 1737 года, то есть в субботу, во 2 часу пополудни, и к вечеру турецкое войско выведено, а 3 и 4 числа убирались в городе, и генерал-фельдмаршал отправил с ведомостью к ее императорскому величеству в С.-Петербург, а 4 числа вся армия была в параде: в церкви лейб-гвардии был благодарный молебен, троекратно для оной виктории стреляли беглым огнем.

И оный сераскир со всеми знатными был отдан в лейб-гвардию, к которому для караула определен я бессменно, да бессменно же в команду мою - лейб-гвардии полков Семеновского поручик Иван Майков и Преображенского подпоручик Алексей Татищев и еще пять человек гвардии офицеров, которые сменялись.

А 5 числа, оставя в городе надлежащий гарнизон, армия в поход вступила и продолжен был марш всею армией вместе до реки Буг, а перешед Буг, генерал Румянцев и гвардии полковник Густав фон Бирон отпущены от армии с деташементом, где и гвардия вся, и кавалерии часть, и весь полон, который и приведен в границы российские, а из города Нежина с оным сераскиром и знатными турецкого войска служителями отправлен я 26 сентября в С.-Петербург, и велено ехать с поспешанием, и 26 октября приехал с оным в Петербург.

А 4 ноября, по именному ее императорского величества указу, отправлен я из Кабинета в турецкую землю к верховному визирю, где он обретается, а со мною от пленного сераскира отправлены письма и по военному обращению нужнейшие дела.

И как я приехал в Киев, то услышал, что к городу Очакову приходило войско турецкое и город атаковали, точию с превеликим уроном от города отбиты, а в городе сидел генерал-майор фон Штофельн. Я наехал на оное турецкое войско, марширующее к Белогородской орде, за рекою Днестром.

5 декабря приехал я на Дунай, где турки меня приняли, яко поляка, понеже я тогда был в польском убранстве того ради, чтоб в пути турки не учинили вреда. А как за Дунай переехал, тогда командиру турецкому объявил, что я российский присланный, который препроводил меня в город Сакч (Исакчи), где был верховный визирь, и по докладу верховному визирю объявлено мне, что 6 декабря ввечеру будет мне аудиенция.

И в город я ввезен за турецким конвоем ночью, и тогда же, на 6 число, в ночи верховный визирь присланными из Царьграда взят под караул и перевезен в Царьград: известно было за то, что не взял Очакова; команда же подунайская до времени приказана сераскир-паше Кончаку, который обретался в городе Хотине, с 400 верст расстоянием от Сакчи, к которому меня и повезли; по привозе ввезен я был в город ночью же. Он имел со мною по двое суток конференцию и сбирал консилиум: отправлять ли меня в Царьград; а после объявлено мне при собрании многих пашей, чтоб я письма отдал, а сам ожидал ответа в городе Хотине. Мне тогда паче всего нужда была ведать, пойдут ли зимою татары к российской линии, что с Божией помощью уведав, донес российскому Кабинету. Ведомость моя, что 40 тысяч татар и 8 тысяч арнаут идут с 10 числа декабря к российской линии, пришла в Петербург 12 генваря, и по той ведомости осторожность учинена от линии и, не допустя, неприятельский корпус разбит и с великим уроном ретировался. За ту ведомость пожалован я заочно старшим капитаном в 1738 году генваря 18 дня, а возвратился в Петербург марта 3 числа, и как приехал, всемилостивейшая государыня пожаловала мне 400 червонных, кои у меня остались.

И паки в турецкую войну я возвратился к команде в Украину и едучи чрез Москву, помолвил жениться на вдове Титовой, а по отцу Головцыной, Анне Васильевой дочери, и тот же день из дома от нее в путь отправился, как выше явствует, в турецкую кампанию.

Господа генерал-фельдмаршалы граф Миних и Лессий для консилии от армии призваны были в Петербург и по последнему зимнему пути поехали к армиям.

Графа Миниха команда в начале весны собралась на Мишурном рогу и пошла в поход. Чрез несколько дней до реки Буга дошла, а неприятель не показывался, а как за реку Буг перешла, вскоре о неприятеле слух получен, а 8 числа июля тысячах в 60 пришел к российской армии, но отводные караулы, собравшись на пределы оного, отпор учинили; потом вскоре подспешили наши гусары, лейб-гвардия пехотная и армейские полки и немедленно в бой вступили, и неприятель вскорости ретироваться начал и отдалился в степь, а неприятель был конный. Урон с обеих сторон не весьма большой был: наших гусаров поручик Стоянов ранен да писарь ранен и от раны умре; гусаров побито на месте 18 человек.

И от того времени неприятель часто около армии показывался и непрестанно ее утруждал в разных местах тревогами и зело мешкал идти; в походе, особливо при переправах, чинил великую остановку, и от времени до времени скот, который от медленного похода и от того, что всегда был в запряжке, а когда отпрягут, то неприятель начнет тревожить, приведен в крайнюю слабость, и так принуждены были держать его всегда в батальон-каре. Когда же прошли польское местечко Соврань и стали приближаться к реке Днестру, тогда неприятель зело частые тревоги начал производить и всегда были в частом сражении. А как пришли к реке Днестру, жары были великие и частое утруждение от неприятеля, от чего немалая слабость в армии стала показываться, а паче скот весьма ослабел. А на другой стороне реки Днестра видим был турецкий лагерь.

В ночи от нашей армии несколько тысяч командировано к реке Днестру, и пришед намерены делать шанцы, точию берег был зело крепкий, по большей части камень и земля весьма крепкая, и за тем делание шанцев оставлено и начали турецкий лагерь бомбардировать, от чего турки перенесли его далее. А как стало рассветать, командированные наши возвратились в лагерь, а к полудню всею армией назад марш восприят, а к Бендерам, видя в армии слабость, поход отложен.

Тогда турки близ речки Билочи жестокое нападение учинили, и конница, посадя пехоту за собою на лошадей, подвозила, однако всегда отбиты были. С нашей стороны неприятель непрестанно в полон брал не силою, но крадучи, где увидит слабо или безоружейных. И от того времени зело тяжкий поход армия имела, потому что неприятель от нее не отлучался, которым проводникам мы не очень рады были и от непрестанных тревог зело утруждены, а паче наше фуражирование нужное происходило. Однажды на фуражиров второй дивизии команды генерал-поручика Загряжского нападение учинено и людей до 700 побито и в полон взято, за что генерал предан был воинскому суду и полковник Тютчев, который командовал фуражирами; и, по воинскому суду, генерал написан в драгуны, а полковник расстрелян. И паче непрестанные нападения неприятельские были; из гвардии несколько солдат неприятель нечаянно побрал, и моей роты один взят был.

Возвратный поход армии от часу труднее становился: полтретья дня она маршировала к Польше лесами, чрез великие дефилеи, безводными местами, от речки Билочи до речки Каменки; но за великою трудностью и от того, что скот слабел, всей армией не могли дойти; принуждены остановиться в безводном месте, и за водою тысяч 12 командировали, и оная команда едва не атакована была от неприятеля, с великой поспешностью прибыла к армии и воды зело мало привезла.

Того же числа раздав людям необходимо воды и напоив скот, с нуждою поход восприят; с половины дня и всю ночь марш продолжался до речки Каменки, и как пришли к речке Каменке, тогда удовольствовались водою. А от вышеписанной нужды немалое число скота пропало, чего ради несколько провианта да от артиллерии ящиков и амуничных вещей за слабостью скота, что везть не в состоянии, пожжено, а ядра в землю зарывали.

И отдохнув несколько при оной речке Каменке, маршировали близ Польши и до самой реки Буга в трудном марше обретались, а неприятель всегда провожал нас и, подходя к реке Бугу, он нечаянно напал на табуны и немалое число в полон побрал, а после того наши донские казаки и гусары имели с неприятелем сражение и, побив немалое число неприятеля, в лагерь возвратились.

И дошед до реки Буга и переправясь чрез оную, марш продолжался до самых границ благополучно.

И пришед к реке Днепру, у местечка Канева на приготовленных судах переправились чрез Днепр и пошли по винтерквартирам: батальоны Преображенский в Батурин, Семеновский в Борзну,

Измайловский в Нежин, а Конной гвардии три роты в местечко Короб, в винтерквартиры вступили.

И осенью был отпуск в домы до 1 числа апреля 1739 года. Тогда и я отпущен в Москву и приехав, на назначенной невесте вдове Титовой 10 декабря публично сговорил жениться.

Генваря 7 дня 1739 года я женился на ней, а венчался в церкви, что слывет Сергия на трубе, и благополучно окончив брачное веселье и исправясь своими нуждами, поехал из Москвы в Украину, где батальон винтерквартиру имеет, в Нежин, марта 10 числа, и с женою.

А прибыв в Нежин, 14 апреля в поход пошли к Киеву и придя в Киев, стояли несколько в лагере по тракту в Польшу, в местечке пограничном Васильково, в урочище Левахах, откуда я жену отпустил в Москву, а сам при армии в Польшу в поход пошел. Тогда жена моя первой дочерью Настасьей была брюхата.

Армия имела поход чрез Польшу, и оный поход весьма благополучен был. Пройдя знатный в Польской Подолии город Каменец, который и слывет Подольский, армия переправилась чрез Днестр на сторону Волошского государства и, отойдя от реки Днестра, стала в лагерь.

Июля 22-го турецкий сераскир Кончак-паша с лучшим турецким войском напал на наших фуражиров. Лейб-гвардия, от армии придя в сикурс им, в жестокий бой вступила, и происходила с обеих сторон баталия: взят тогда мурза татарский в нашу сторону в полон, у которого нога была отбита из пушки, и оный же в третий день умре. При том случае урон немалый на обе стороны был.

А армия от того места продолжала марш волошскими деревнями к турецкому городу Хотину. В марше были весьма тесные места, где армия с трудностью проходила, особливо артиллерия и экипажи. Пропитание волошскою землею весьма было довольно от того, что непрестанно к армии скота множественным числом пригоняли и самый лучший вол или хорошая корова ценою в рубль продавалась, а баран в гривну, а самый лучший в четыре алтына. Скоту полевого корма и воды всегда было довольно, и тако в оной изобильной земле во время марша никакой нужды не имели.

Августа 14-го показался неприятель от Хотина, а 15-го, то есть в праздник Успения Божией Матери, на первом часу дня отслушали литургию, понеже ввечеру приказ был, чтоб готовились к делу, и некоторые по должности христианской приобщились Святых Тайн.

Армия вступила в марш рано, а перед полуднем неприятель показался, и армия стала в лагерь. До самой ночи легкое наше войско в непрестанном находилось сражении с неприятелем, а 16 числа поутру рано армия в марш вступила и около полудня неприятеля догнала, который от наших пушек и бомб был принужден взять ретираду, а на вечер стал видим быть на прохождающей дороге по горе к городу Хотину великий турецкий лагерь при деревне Тоуча-нах, и не доходя до оного на перестрел пушечный, российская армия в лагерь стала часа за четыре до ночи.

Турки начали из пушек стрелять, однако ядра не доставали, а наш генерал-фельдмаршал граф фон Миних и генерал-аншефт Ле-вендаль турецкий лагерь и построенные их батареи довольно обсер-вовали, а ввечеру отдан был приказ, чтоб к оным батареям и к лагерю на приступ были готовы. А поутру рано к батареям учинена была фальшивая атака, и как турки увидели, что против батарей идут готовы к атаке, к тому месту все силы приумножили. А по усмотрению генерал-фельдмаршала велено маршировать прямо к турецкому лагерю у реки Прут на неукрепленный фланг Карлу Би-рону, а за ним пошли туда же те, которые были к атаке готовы, и как скоро турки оный промысл предусмотрели, то оборотили глаза свои на то место, повезли пушки и начали делать батарею, но то усмотрение их стало поздно. А российская армия построилась против того места в ордер-баталии, и видя, что и турецкая пехота к баталии готовится, тотчас начала действовать наша артиллерия, которой командовал артиллерии полковник князь Дадьян зело с добрым распорядком, и немедленно новозачатая турецкая батарея со всем от наших пушек разорена, и турки, видя то место безнадежным, что свободный в лагерь вход наша артиллерия учинила, учредя пехоту янычар, яко их лучшее войско, в три колонги, а с флангов конница, на нашу армию прямо пошли. Тогда я имел честь служить капитаном и командовал лейб-гвардии Измайловского полка третьей ротой. И янычары пришли против лейб-гвардии к самым рогаткам, и с обеих сторон жестокий огненный бой начался, однако турки не стерпя побежали, оставя немало побитых, а российская армия с великим авантажем, подняв рогатки, пошла за ними к лагерю и без всякого сопротивления взошли на высокую гору и овладели лагерем турецким и всеми батареями и на них пушками, а неприятель с великою торопностью побежал прямо к реке Пруту, оставя и город Хотин без защищения.

Турецкая армия оный укрепленный лагерь расстоянием от Хотина за 10 верст имела и обнадежилась в оном российскую армию остановить и к Хотину не допустить, но в том обманулась.

Поляки, как наши соседи, тогда смотрели, от кого будет выиграна баталия, и позади польского войска до 40 тысяч собрано было. Сохранил нас Господь и дал великий авантаж над неприятелем, а думать было надобно, ежели б турки выиграли, то и поляки им помогли.

И тако Божией милостью и разумным распорядком нашего полководца та генеральная баталия в поле выиграна и лагерь взят со всем, что в нем находилось, и то славное дело 1739 года, августа 17 дня, в пятницу, после полудня благополучно окончилось, и с нашей стороны зело мало урону было.

Когда к турецкой армии шли 16 и 17 числа поутру, встав из лагеря к самому воинскому делу пошли, который день генеральною баталией турецкая война окончилась, то в оные числа орлы перед армией российской не быстро, но плаванием в обои вышесказанные числа летали, и яко предводители оказывались вперед летанием. Сие сам я довольно видя засвидетельствую, и хотя я в том суеверного примечания не имею, только и сие почитаю древних историй сходно, ибо в примечании, как и точно в 4 книге Курция, в главе 59, на странице 483 о том примечании пишется.

И тако на 18 число в том лагере мы ночевали, а поутру, в 9 часу пополуночи, оставя обозы с довольным прикрытием, к Хотину пошли, однако не дойдя, предусмотря довольный корм и воду, ночевать остановились. А дорогою от разогнанной турецкой армии везде побросаны пушки, порох и ядра, и множество возов с провизией и с прочим. А 19 числа, часу в 10 пополуночи, пошли мы к городу Хотину, и как на поле вышли, то увидели турок, которые высланы от сераскира Кончака-паши с прошением, чтоб он в городе с малыми людьми остался и сдать город обещает; ибо-де, для защищения города, бывший при армии сераскир Вели-паша не устоял и со всем войском ушел.

Того же дня, когда к городу пришли, то он, паша, и сам к фельдмаршалу выехал и со всеми военными людьми на дискрецию ее императорского величества отдался, прося, чтоб жен их и детей отпустить в турецкую землю, что и учинено; 20 числа город российским караулом принят и все пленные выведены к Днестру-реке.

На другой день, то есть 21 августа, армия была в параде; взятые пушки и бунчуки привезены были лейб-гвардии к полковой церкви; по окончании литургии отправлялся благодарный молебен и троекратно армия из мелкого ружья стреляла беглым огнем, и из турецких пушек стреляли же трижды.

Оный Кончак-паша с генерал-фельдмаршалом кругом всей армии объехали, и Кончак-паша говорил: "Ежели бы сие войско не так хорошо было, то б сераскиры турецкие в российском лагере не находились". Генерал-фельдмаршал фон Миних оные слова велел перевести вслух, чтобы присутствующим слышно было.

В оном городе Хотине российское войско немалое число в добычу получило разных вещей, и того дня лейб-гвардии штаб- и обер-офицеры,в городе обедали у генерал-фельдмаршала.

И на вечер лейб-гвардия и от армии два полка пехотных, Вели-колуцкий и Ярославский, и несколько драгунских командированы за Днестр в конвой за пленными турками, и оный деташемент под командой лейб-гвардии подполковника фон Бирона чрез Польшу к Киеву в марш вступил.

А генерал-фельдмаршал граф фон Миних с армией, оставя гарнизон в Хотине, пошел в поход в Волошское государство к Яссам, которыми без противности от неприятеля овладел, и с армией из Волошской земли возвратился в последних числах ноября в Россию.

А мы с показанным деташементом и с полоном турецким пришли в Киев в сентябре, оттуда пошли в Нежин, и несколько быв в Нежине, гвардии батальоны и конная команда пошли в октябре в Москву.

В том же 1739 году, в октябре месяце, не стало брата моего большого Петра Александровича, и погребен в Москве в Петровском монастыре.

Ноября 8-го пришла гвардия в Москву, и велено ей быть в Москве до указу.

Декабря 18-го родилась у меня первая дочь Настасья, пополудни в 1 часу: крестил оную Александр Григорьевич Строгонов с княгиней Екатериной Григорьевной Троекуровой.

И после того чрез две недели гвардии батальоны и конная команда пошли в Петербург.

В начале 1740 года, генваря 27 дня, лейб-гвардия по прибытии из турецких походов имела поход в С.-Петербург, которую вел гвардии подполковник Густав фон Бирон. Штаб- и обер-офицеры, так как были в войне, шли с ружьем, с примкнутыми штыками; шарфы имели подпоясаны; у шляп сверх бантов за поля были заткнуты ку-карды лаврового листа, чего ради было прислано из дворца довольно лаврового листа для делания кукардов к шляпам, ибо в древние времена римляне с победы входили в Рим с лавровыми венцами, и то было учинено в знак того древнего обыкновения, что с знатной победой над турками возвратились. А солдаты такие же за полями примкнутые кукарды имели, из ельника связанные, чтобы зелень была.

Марш начался от Московской Ямской ко дворцу. Тогда, во весь марш, с начала зимы чрезвычайные морозы были, паче обыкновенных зим, и тот день, как был вход, был мороз и зело с жестоко проницательным ветром. И оный марш продолжался мимо дворца, а против дворца к Адмиралтейству сделан был в знак студеной зимы ледяной дом высокой работы и с преизрядными в нем фигурами, и около оного поставлены были пушки, мортиры, все ледяное, и сделан был ледяной слон, что весьма была курьезная фигура. И мимо того дома походная гвардия маршировала и, обойдя по берегу Невы-реки кругом дворца, у дворцовых ворот свернули знамена и распустили по квартирам, а штаб- и обер-офицеры позваны ко двору и как пришли во дворец, при зажжении свеч, ибо целый день в той церемонии продолжались, тогда ее императорское величество, наша всемилостивейшая государыня, в средине галереи изволила ожидать, и как подполковник со всеми в галерею вошел, нижайший поклон учинили. Ее императорское величество изволила говорить сими словами: "Удовольствие имею благодарить лейб-гвардию, что, будучи в турецкой войне в надлежащих диспозициях, господа штаб- и обер-офицеры тверды и прилежны находились, о чем я чрез генерал-фельдмаршала графа Миниха и подполковника Густава Бирона известна, и будете за свои службы не оставлены".

Выслушав то монаршеское слово, паки нижайше поклонились и жалованы к руке, и государыня из рук своих изволила жаловать каждого венгерским вином по бокалу, и с тем высокомонаршеским пожалованием отпущены.

И того же генваря 27 дня объявлен был ввечеру Турецкий мир и палили из пушек, а 28 и 29 числа все походные штаб- и обер-офицеры трактованы во дворце богато за убранными столами, и по два дни обедали и потчиваны довольно; в 30 же число соизволила государыня всемилостивейше указать всем прибывшим из похода турецкого гвардии унтер-офицерам и капралам ко двору быть и жалованы к руке, и оные за ту военную службу от своего государя монарха получили благодарение и указано оных потчивать гофмаршалу Шепелеву.

После того трактованья назначено, по именному указу, походных штаб- и обер-офицеров послать с объявлением о Турецком мире, объявя всемилостивейше в указах, где будут объявлять оный мир; то за верную службу и храбрые против неприятеля поступки, кого сколько подарят, то, во удовольствие за службу, могут получить. Я тогда послан был в Нижегородскую губернию и, будучи при том объявлении, получил 1350 рублей.

А в ту турецкую войну два капитана гвардии, Измайловского полка Толстой и Преображенского Федор Лавров, убиты при атаке города Очакова, о которых государыня изволила довольно жалеть, и указано: женам их, Толстого, до возрасту детей его, никаких исковых по деревням дел не вчинять, а Лавровой, хотя она осталась бездетна, в род деревень не отдавать, а владеть ей ими по смерть.

Ваканции, которые были в походах, те наполнены переменою чинов из походных офицеров, а не из тех, кои не были в походе, хотя и старшинство перед некоторыми имели, в знак особливой за службу милости, также унтер-офицеры и капралы походные переменены.

Да того же 1740 года была курьезная свадьба. Женился князь Голицын, который тогда имел новую фамилию Квасник, для которой свадьбы собраны были всего государства разночинцы и разно-язычники самого подлого народа, то есть вотяки, мордва, черемиса, татары, калмыки, самоеды и их жены и прочие народы с Украины, и следующие стопам Бахусовым и Венериным в подобном тому убранстве и с криком для увеселения той свадьбы. А ехали мимо дворца: жених с невестою сидел в сделанной нарочно клетке, поставленной на слоне, а прочий свадебный поезд вышеписанных народов с принадлежащею каждому роду музыкалией и разными игрушками следовал на оленях, на собаках, на свиньях. Также курьезные были сделаны сани наподобие зверей и рыб морских, а некоторые в образе птиц странных. А подклеть молодых была в вышеупомянутом ледяном доме, который сделан был в знак отменной от других зим весьма студеной зимы, но при том ледяном доме для оной свадьбы и молодого с молодою сделана была ледяная баня: наподобие бревен оточен был лед и с углами, как бревенчатому быть надлежит; внутри - печь с каменкою; вместо каменья оточеный лед; полки, лавки и принадлежащая к бане посуда - все ледяное, и как во льдяных покоях молодых положили, тогда баню затопили соломой; одним словом, оная свадьба была убрана великим курьезом, что было всем в удивление. Поезд странным убранством ехал так, что весь народ мог видеть и веселиться довольно, а поезжане каждый показывал свое веселье, где у которого народа какия веселья употребляются, в том числе ямщики города Твери оказывали весну разными высвистами по-птичьи. И весьма то было во удивление, что в поезде при великом от поезжан крике слон, верблюды и весь упоминаемый выше сего необыкновенный к езде зверь и скот так хорошо служили той свадьбе, что нимало во установленном порядке помешательства не было.

В оном же году кабинет-министр Артемий Петрович Волынский да с ним Андрей Хрущев и Петр Еропкин взяты под караул; люди были славные своим разумом, которые несколько времени следованы и 27 июня месяца казнены смертью.

Того же лета гвардия была непрестанно в экзерциции и государыня всегда сама присутствовала при экзерцициях, а в Петергофе была сделана земляная крепость, к которой атакою приступ был, и такая чинена экзерциция, как натурально неприятельский город атакуется и обороняться должен.

В оном же году зачаты строить в С.-Петербурге гвардейские слободы.

После того государыня из Петергофа прибыла в Петербург, и лейб-гвардии полкам перед ее императорским величеством чинена последняя экзерциция с пушечной пальбой.

А в октябре месяце государыня заболела и 17 того же октября, изволением Всевышнего Творца, от временного сего жития отыде в вечное блаженство.

По кончине же ее императорского величества в правлении государства следовали многие перемены, даже до 1741 года ноября по 25 число.

1741

В начале 1741 года я продолжался у набора рекрут в городе Ярославле и, по особливому указу, набрал в лейб-гвардию несколько великорослых, и с оными, дабы в пути не утрудить, велено идти водою, с которыми я и пришел в С.-Петербург 12 июля.

В том же году июля 30 на первом часу дня родилась вторая у меня дочь Елисавета, которую крестил брат мой родной Федор Александрович с дочерью своей Аленою в С.-Петербурге.

Того же года августа 15 дня объявлена против Швеции война, и первая баталия происходила под шведским городом Вилманстрандом, где генерал-фельдмаршал Лессий счастливо выиграл и немалое число побил и в полон взял генерал-майора Врангеля и многих штаб- и обер-офицеров. И от того до коих чисел продолжалась война, на своем месте означено будет.

Елисавета I

1741

В оном году ноября 25 числа Божиим изволением ее императорское величество, наша всемилостивейшая государыня Елисавета Петровна восприяла наследственный самодержавный отеческий престол, судьбами Царя царствующих, яко же писано есть в книге Даниила пророка, глава V, стих 21: "Владеет Бог Вышний царством человеческим, и емуже хощет, даст е." И ее императорскому величеству, по неизреченному слову Божию, тако восшествие исполнилось.

И вскоре после того по следствию над бывшим генерал-адмиралом и кабинет-министром графом Остерманом, генерал-фельдмаршалом Минихом и кабинет-министром Головкиным учинено публичное наказание: выведены были для экзекуции и объявлена им ссылка в дальние города, в Сибирь, с отобранием всех чинов и имения, а обер-гофмаршал граф фон Левенвольд послан также в ссылку к Соли-Камской.

В начале 1742 года ее императорского величества вселюбезный племянник, государыни цесаревны и герцогини Голстино-Готторпской сын, в Петербург прибыл благополучно.

От того времени орден Святой Анны в России оказался: в день его высочества рождения, февраля 10 дня, пожалован многим.

Того же года зимою изволила государыня в Москву идти, и приготовление было к коронации; 25 апреля того же года ее императорское величество, по древнему предков своих обычаю, изволила короноваться, и отправлялась церемония с великим великолепием, как обыкновенно, причем многие получили милости в награждении чинов, а в лейб-гвардии произведены капитан-поручики во все роты, как по старому штату бывало. Во всей же гвардии перемена на порожние ваканции произведена, и потом машкарацкое веселье происходило.

Того же года июля 31-го родился у меня сын в Москве, в 12 часу пополудни, которому наречено имя Доримедонт, а отец велел звать Воином. Оного изволили крестить всемилостивейшая государыня с его королевским высочеством герцогом Голстинским, с любезным ее величества племянником, а крещение было в придворной церкви Аннингофского дворца августа 11 дня, в 10 часу пополудни, при чем случился быть французский полномочный посол Шетарди. Всемилостивейшая государыня изволила пожаловать крестнику 500 рублей.

Октября 1 дня ее императорское величество всемилостивейше изволила пожаловать меня деревнями, в Орловском уезде сельце Подзавалово и Пирожково, за бытность мою в некоторой комиссии, и в том же месяце послан на них в посылку и для исполнения даны указы за подписанием руки ее величества.

В ноябре месяце того же года опубликовано, что ее императорского величества вселюбезнейший племянник титуловаться будет великим князем и всея России наследником.

В начале 1743 года государыня изволила быть в Петербурге, и оный год изволила продолжаться в Петербурге неотлучно.

В том же году июня 18 дня, во 2 часу дня, родился у меня второй сын Петр в сельце Шишкине Костромского уезда. Крестил его поручик лейб-гвардии Преображенского полка Егор Матвеевич Замятнин с Матреной Васильевной Овцыной.

В начале 1744 года государыня изволила прибыть в Москву, и в оном же году, в день Святых Апостолов Петра и Павла, в соборной Успенской церкви было духовное обручение: его высочество государь князь Петр Федорович изволил обручаться с ее высочеством принцессой Ангальт-Цербской, и после обедни, в то торжество, многие жалованы чинами и орденами. А ее высочеству, по миропомазании в вере кафолической, наречено имя Екатерина Алексеевна.

Июля 15 числа торжествован был мир со шведской короной, и при том торжестве также жалованы чинами, и графскими титулами, и деревнями. Некоторые из придворных и из гвардии посланы были с объявлением мира.

Июля 27-го изволила государыня идти в Киев, а возвратясь из Киева, по первому зимнему пути изволила из Москвы идти в Петербург.

Того же года декабря на 9 число, в исходе 12 часу пополудни, родилась у меня третья дочь, которой наречено имя Евгения, а родилась едучи в Москву, на Переславской дороге в деревне Дубне; крестил ее брат Федор Александрович с Матреной Васильевной Овцыной.

На дороге С.-Петербургской, в Хотиловском яму, государь великий князь занемог оспой, чего ради ее императорское величество изволила возвратиться из Петербурга в оный Хотиловский ям, и пока его высочество освободился от оспы и пришел в настоящее здравие, изволила пребыть в оном яму до февраля месяца, и купно прибыли в С.-Петербург в начале 1745 года.

В эту зиму опубликовано было о свадьбе его императорского высочества государя великого князя, а летом, то есть августа 21 числа, в высоком великолепии и зело богатым убранством свадьба его высочества была. При том поставлены были полки гвардии и армейские в парад и ее императорское величество изволила наперед шествовать мимо полков в пребогатой карете церемониально, имев при себе в оной же карете напротив великого князя Петра Федоровича и обрученную Екатерину Алексеевну, а за каретой ехали все по классам в богатых каретах. А венчался его высочество в церкви Казанской Богоматери, что на большой перспективе, в присутствии ее величества государыни императрицы, и обратно такой же церемонией изволила возвратиться в новый Зимний дворец, который подле Адмиралтейства. Я при том параде был за майора.

Того же года осенью мать государыни великой княгини принцесса Ангальт-Цербская, герцогиня Саксонская, изволила из Петербурга отъехать к супругу своему в Берлин.

В 1746 году ее императорское величество изволила продолжаться в Петербурге, отъезжая в увеселительное приморское место Петергоф и в село Сарское, которое место особливо изволит жаловать.

Апреля 24-го брат мой Иван Александрович занемог, будучи в городе Костроме, а 5 числа мая скончался и погребен 10 мая в городе Костроме, в Богоявленском монастыре.

Июня 21-го, в исходе 5 часа пополуночи, в пятницу, родилась четвертая дочь, которой наречено имя Ольга, в С.-Петербурге, в Измайловской слободе, в светлицах 12 роты; крестил ее Николай Нащокин, да большая ей, Ольге, сестра Настасья. Оная во младенчестве умре.

Июля 3 дня ее императорское величество изволила отбыть с его высочеством государем великим князем и государыней великой княгиней в Ревель и при отбытии изволила того же числа пожаловать генерал-кригс-комиссара Апраксина в генералы полные. И быв государыня в Ревеле, изволила быть в Рогервике и осматривать гавань, которая зачата была делать при государе императоре Петре Великом, и оттуда изволила прибыть в С.-Петербург.

Того же июля 29 числа изволила пребывать в Петергофе, а в Петербург изволила прибыть в первых числах сентября.

Сентября 5-го, в день тезоименитства ее императорского величества, полки гвардии и армейские были в параде и по окончании службы Божией палили из пушек, а полки стреляли троекратным беглым огнем.

И того дня два брата Шуваловы пожалованы в графы. Генералитеты трактованы обедом во дворце и гвардии старшие капитаны. Ввечеру был бал и иллюминация при дворе и во всем городе.

Того же года вся армия собрана была к Риге, кроме Сибирского корпуса; там были и гусарские полки и несколько легкого войска, донских казаков и малороссийских, и калмыков, которые в разных лагерях летовали. Главный лагерь был у Риги, по сю сторону Двины-реки и за Двиной, а некоторые близ Пернова и около Пскова, а все под командой генерал-фельдмаршала графа Лессия, который квартиру имел в Риге, а с ним генерал-аншефт Кейт, генерал-поручик Бриль и прочий генералитет. При командах были: при Перновской генерал-майор Братке, при Псковской генерал-поручик граф Петр Семенович Салтыков.

В С.-Петербурге, Кронштадте, Петергофе и в других ближних местах 11 полков армейских стояли в лагере и употреблялись в работу, из которых в сентябре месяце 4 полка пошли на галерах в Рогервик под командой бригадира Ивана Пашкова, и оным велено зимовать в Рогервике.

Обретающиеся при С.-Петербурге полевые полки были в команде генерал-аншефта Ушакова.

В первых числах октября, по учрежденной диспозиции, несколько полков кавалерии пошли на винтерквартиры в Малороссию, а инфантерии и гусаров ничего внутрь России не отпущено, а введены в винтерквартиры в Лифляндию, Эстляндию около Пернова и на остров Езель, около Пскова и Великих Лук, и в прочих местах Остзеи и близлежащих мест, около С.-Петербурга и в самом Петербурге. А которые полки выше упоминаются в Сибирском корпусе, те по-прежнему от 1745 года обретаются около Тобольска под командой генерал-майора Киндермана, а именно: три полка пехотных и четыре кавалерии.

В том же году весь корабельный флот был вооружен и ходил в море до Рогервика и далее. Во флоте линейных кораблей было 26, кроме фрегатов. Галерный флот был также вооружен в немалом числе, только этим летом никуда не ходил, кроме, как выше явствует, с четырьмя полками несколько пошли в Рогервик, при которой галерной команде был капитан Иван Обрютин.

Октября после 20 числа уведомлено в С.-Петербурге, что отправившийся в Рогервик бригадир Пашков с четырьмя полками на галерах шел от Кронштадта до Березовых островов благополучно, а от оных, за поздним осенним временем, непрестанно в марше терпел от противной погоды штормы и с немалой трудностью, не дойдя до Фридериксгама, который город в последнюю шведскую войну завоеван в подданство ее императорского величества, далее за погодою идти не мог, а принужден был пристать к финляндскому берегу и рапортовал о том обстоятельстве в С.-Петербург. И оной команде велено расположиться по квартирам во Фридериксгамском уезде, а для оной команды на галерах провианта мукою взято было довольно, а к галерному флоту от той команды надлежащий караул определен, и галеры поставлены для зимования в удобном месте. Сие был случай, войска куда были командированы, а погодою занесло их в другое место; тут им зимовать нужно было для предопасности от Швеции.

Того же времени из С.-Петербурга поехал ко двору прусскому бывший здесь прусский посол Мардафелд, который в России был более 20 лет.

Тогда же посланы из Петербурга лейб-гвардии Преображенского полка прапорщик Дмитрий Матюшкин и еще один Семеновского да двое Конной гвардии офицеров в Швецию, которым велено быть при учрежденном от российского императорского двора полномочном после г. Корфе в свите посольской дворянами посольства, а понеже в Швеции назначен рейстаг, то есть государственный съезд, и при том будет вышеобъявленный российский полномочный посол.

В том же году в Польше сейм в Варшаве, при котором от российского двора министр граф Михаиле Петрович Бестужев-Рюмин.

В исходе сего года я именным указом отпущен в дом свой.

В генваре месяце 1747 года известие было о российском полномочном после господине Корфе, который при собрании в Стекголме сейма обретается, что оный живет в Стекголме весьма славно и пребогатый имеет стол, при котором непрестанно обретается шведской нации немалое число шляхетства и офицерства. Об оном после некоторые шведской нации разглашают, будто бы он то чинит для приглашения в партию свою, о чем от него ко двору шведскому о таковых пригласителях протестовано было, на что политически от двора шведского ответствовано: "Понеже он посол союзнического двора и шведский двор признает его так, как доброжелателя к короне шведской, то никакого сумнения о нем, российском после, не имеет". А на кого тот протест следовал, как следствия не произведено, то и оставлено без сатисфакции, а после один генерал-майор шведский и другие различных чинов разглашают то же и по днесь, якобы российский посол немалую сумму денег употребляет, прибирая партию, чтоб были с его стороны на сейме. Какой от сего произойдет впредь случай, на своем месте означено будет.

Того же года [1747 г] февраля 7 числа приехал я в Ярославль с моею фамилиею и стал в квартире содержателя полотняной фабрики г-на Дмитрия Максимовича Затрапезного, а 8 числа обедал у бывшего в России регента Курляндского и Семигальского герцога фон Бирона, который в Ярославле со своей фамилией живет в аресте. Оный герцог подарил меня буланым жеребцом ценою рублей до ста, весьма годным к заводу, и февраля 10 числа мы с герцогом обедали в доме г. Затрапезного, а после обеда отправился я в свою костромскую деревню, в сельцо Шишкине.

С начала сего года указом ее императорского величества, великой государыни императрицы Елисаветы Петровны, велено со всего государства с написанных по переписи в подушный оклад собирать подать по новой ревизии, а по старой ревизии до сего году платеж кончился.

В том же году издан ее императорского величества указ, чтоб с начала года набирать рекрут со 121 души, и в том указе вначале напечатано, что ее императорское величество, наша всемилостивейшая государыня и самодержица Елисавета Петровна, о приращении империи какое попечение всемилостивейше имеет, о том каждому известно, и в таком благонамеренном виде указано армию умножить 50 тысячами человек. И оный указ о наборе рекрут и умножении армии получен в город Кострому, так же и о сборе по новой ревизии с души драгунских и подъемных лошадей, февраля 18 дня.

Февраля 23 дня в село мое Шишкине приехал епископ Костромской и Галицкий Селивестр: оный родом малороссиец от фамилии Кулябко, а с ним архимандрит Костромского Богоявленского монастыря Феодосии; при том костромской воевода Александр Иванов сын Кайсаров с секретарем прозванием Сербии да города Ярославля полотняной фабрики содержатель Иван Затрапезный и другие, а из купечества Костромского магистрата президент Степан Белый с прочими. И оного числа обедали, и за столом, когда поздравления ради за государское здоровье пили, тогда немалое число брошено шлагов, и так оный день в веселии препровожден, а ввечеру на воротах и в других пристойных местах зажжены были фонари, а среди двора поставлены были высокой перемидою бочки со смолой и к вечеру зажжены, и не однажды метали шлаги.

А 24 числа поутру преосвященный епископ ездил на погост, который от двора моего расстоянием 440 саженей, и осматривал ветхость церкви, притом от меня подано прошение, чтобы мне строить церковь каменную во имя Спаса Преображения Господня близ дома моего - усадьбы Шишкина. И по приеме оного прошения паки со всеми возвратился в дом мой и обедали, а после обеда все разъехались. Я тогда весьма был рад, что благословлено строить церковь близ самой усадьбы моей, означенного Шишкина.

А 28 февраля его преосвященство епископ Селивестр из консистории своей о строении церкви, по прошению моему, благоволил и указ прислал при благословенном письме своем ко мне.

В том же году в продолжение мое в усадьбе Шишкине при отправлении всенощного бдения 17 числа мая, в день недельный, пришед со святыми иконами на назначенное место, где быть строению церкви соборной во имя Спаса Преображения Господня и другим в трапезе приделам, первый - во имя Божией Матери Покрова, а второй - Великого Святителя Василия; еже при отправлении водоосвящения, прося Его вышнего благословения, священническими руками начат ров копать, а при том я с женой и детьми моими, дочерьми Настасьей и Елисаветой, с сыновьями Воином и Петром, и со всеми дома моего домочадцами последовали копанию рва, и с означенного числа подрядчиком с каменщиками началась производиться работа фундамента к строению церкви.

Каковы писаны письма к преосвященному епископу Селивестру Костромскому и Галицкому и к архимандриту Костромского Богоявленского монастыря Феодосию, с оных прилагается здесь копия.

И по вышеписанным письмам 28 дня мая, по благословению его преосвященства, для закладу церкви архимандрит Феодосии к обедне к погосту Спаса Преображения приехал и служил литургию, а по отпуске литургии со святыми иконами шел со священиками в сельцо Шишкине, где и быть церкви; на оное придя место, обыкновенное служение при закладывании церкви отправлял и заложил кирпичи во всех углах, а где быть престолам поставил кресты. И при оной службе Божией наречено быть престолам: в соборной во имя Спаса Преображения Господня; в трапезе, в правую сторону, Покрова Божией Матери, а в левую - Василия Великого Кесарии-Каппадокийского. И тако заложили церковь в день вышеписанного 28 числа мая 1747 года, в четверток, в день праздника Вознесения Господня и памяти того дня преподобного епископа Никиты Халкидонского.

После закладывания церкви архимандрит Феодосии, города Костромы воевода и штаб- и обер-офицеры приезжие обедали и, благодаря Бога, радуясь, с довольным угощением, на вечер того же дня поехали. Видимо было той ночи немалое число сторонних разных деревень мужеска и женска полу, кои усердствуя церкви Божией, производили всю ночь работу ношением кирпича.

Июня 18-го в Костромском уезде, в усадьбе Шишкине, как строилась каменная церковь и выделано было по окошки, в четверток, пополудни в 5 часу, родился у меня сын, которому наречено имя дядино Ивана Александровича, а моего любезного брата для лучшей памяти и того же Ангела торжество тезоименитства июня 24 числа. Оный сын Иван родился с великой трудностью, паче многих, рожденных прежде его.

Июля 4-го новорожденный сын Иван крещен. Восприемником был преосвященнейший Селивестр, епископ Костромской и Галицкий: крест положил золотой с мощами, преизрядной работы; восприемницею своячина моя Матрена Васильевна Овцына. И того дня в усадьбу Шишкине приехали из города воевода, штаб- и обер-офицеры и канцелярские служители и оного числа обедали, и того дня по обеде преосвященный поехал, а прочие остались и пребыли до 6 числа июля и, обедав, разъехались.

Июля 9-го поутру в костромской деревне, в усадьбе Шишкине, получено из Москвы письмо от брата Федора Александровича, что не стало матушки нашей Ульяны Васильевны июня 25 числа во втором часу пополудни, и погребена 27 числа в Петровском Высоком монастыре, что близ Петровских ворот.

Августа 15-го из села Шишкине поехал я к сроку в Петербург. Приехал того же августа 30 числа и в тот же день, получив отсрочку до генваря 1748 года и пашпорт, поехал из Петербурга 1 числа сентября в костромскую свою деревню, в село Шишкине, куда приехал 12 сентября.

Сентября 14-го, в день праздника Воздвижения Честного Креста Господня, поставлен крест на трапезе на новостроящейся церкви при селе Шишкине.

Сего года набраны вновь батальоны, которые и мундированы и определены к полкам, и от сего времени учреждены в армии трех-батальонные полки.

Сего же года армия по большей части около Риги и Ревеля и по Лифляндии лагерь имела, и по винтерквартирам по границе и внутрь государства введены.

В Риге генерал-фельдмаршал фон Лессий и генерал-аншефт князь Василий Никитич Репнин.

Обретающийся корпус около Тобольска под командой генерал-майора Киндермана по-прежнему был в Сибири.

Генерал-аншефт, лейб-гвардии Измайловского полка подполковник и орденов Св. Апостола Андрея и Александра Невского кавалер Кейт, который в российскую службу вступил при втором императоре в 1728 году, чрез рекомендацию полномочного бывшего при российском дворе испанского посла дука де Лирии, который тогда славою богатства и знатною природою превосходил всех обретающихся послов и жил в Москве превосходно, и дом его в уборах и расходах великою обширностию состоял, а Кейт из полковников принят генерал-майором и с того года получил в России означенные чины, а сего 1747, в июле месяце, взял абшид и поехал в Англию, служа 19 лет при российской армии. Он был подчиненными весьма любим и человек немалого искусства и всегда с доброю резолюцией был.

Российский полномочный посол г. Корф до сего обретается в Стекголме при шведском дворе, и от стороны шведской новости никакой нет.

И сего года российский флот, корабельный и галерный, были вооружены и к походу готовы, точию далее своих берегов никуда не ходили.

В ноябре месяце в Москве известие получено по взятии абшида из российской службы генерала Кейта, как он чрез прусскую землю ехал в свое отечество; прусский король призвал его в свою службу, и при армии прусской пожалован генерал-фельдмаршалом.

И тако новостей более сего года не происходило знатных случаев, только в конце года, декабря 5 дня, государственная кунсткамера в С.-Петербурге горела, где и многие знатные вещи сгорели.

Генваря 1 числа 1748 года всемилостивейшим именным ее императорского величества указом произведены лейб-гвардии:

в Измайловский полк: в подполковники из премьер-майоров, генерал-майор и ордена Св. Анны кавалер Иосиф Гампф, в генерал-майоры и в тот же полк. В премьер-майоры из секунд-майоров того же ордена кавалер Гурьев, а на место его в секунд-майоры из капитанов Василий Нащокин, а был капитаном десять лет. Да в секунд же майоры из капитанов Таврило Рахманов;

в Преображенском: из секунд-майоров в премьер-майоры и в генерал-майоры Федор Ушаков. В секунд-майоры Андреян Лопухин да князь Александр Меншиков, того же полка из капитанов;

в Конной гвардии: Федор Головин, Иван Салтыков из секунд-майоров в генерал-майоры и посланы к армейской команде;

Семеновского: капитан Григорий Полозов в армию в бригадиры.

А прочие из лейб-гвардии полков офицеры, по поданным докладам, произведены все вышеписанного числа на порожние ваканции.

А в армию произведено генералитета и в полковники немалое число, а сколько в новый 1748 год произведено, при сем прилагается печатная ведомость для подлинного известия.

По полученным ведомостям известно, что во Франции произведено генералитета немалое число для приготовления к войне 1748 года, а в Голландии произведено: генералов полных от кавалерии 4; генерал-поручиков от кавалерии 12; от инфантерии 30; генерал-майоров от кавалерии 11; от инфантерии 47; от гвардии подполковник и генерал-поручик; гвардии же майоры; генерал-майоры.

Такая великая перемена чинам в Европе редко бывает, или когда и бывает сие произвождение, то для военной операции.

Февраля 10-го я по прибытии из Москвы в Петербург благодарил в Зимнем дворце всеподданнейше ее императорское величество за новопожалованный чин гвардии майорский, причем ее величество всемилостивейше спрашивать изволила, каков я в своем здоровье, на что от меня донесено о болезни, которую имею от давних лет, и временем бывает лучше, а временем тяжелее. На сие сподобился слышать освященное монаршеское слово: "Будь здоров. Я тебе желаю больше чину". Сим обрадованный, я раболепственно поклонился к ногам ее освященного величества, всемилостивейшей государыни.

Сего же февраля, 21 числа, я вступил в должность майорского правления при полку и принял дежурство от генерал-майора и гвардии майора Ивана Гурьева.

В феврале же месяце в помощь к цесарскому войску и союзным державам Англии и Голландии против французского войска пошло в поход российского войска чрез Польшу 37000, тремя колоннами, и при том генералитет: шеф князь Василий Никитич Репнин; генерал-поручики Юрий Ливен, Василий Лопухин; генерал-майоры Штуарт, Броун да генерал-майоры и гвардии майоры Федор Головин, Иван Салтыков и при том в комиссариатском правлении генерал-майор Орлов; при той же команде еще определен генерал-майор Воейков.

Для какого прошения и резонов оное войско послано в помощь к союзным державам, при сем для достоверного известия печатная ведомость.

Мая 10-го из Москвы в Петербург получена ведомость, что того числа жестокий пожар был: начиная от Лубянки, где церковь Гребенской Богородицы, горело до Яузских ворот и за Яузу до Андроникова монастыря. После же того беспрестанные письма подтверждали, что в разных местах ежедневно и чрез день были жестокие пожары, от чего жители в великий страх пришли и принуждены из домов в поля выезжать, пока такое несчастье кончилось. Последний пожар был 26 мая. Для предосторожности от пожаров и сыску о зажигалыциках послан из Петербурга с именным указом генерал-майор и лейб-гвардии Преображенского полка майор и кавалер Федор Ушаков.

Июля 3 дня командирован я был от всех гвардии полков с командою в Петергоф для бытности там ее императорского величества и 4 числа со всей командой на галерах пришел и с надлежащим караулом ко двору, а прочая команда в лагерь вступила. Конной гвардии команда пришла берегом и поставлена в дворовые квартиры. По расположении всего велено мне у двора обедать. Тогда я имел счастье при столе ее императорского величества обедать при высочайшем ее величества присутствии, а потом рекомендовано было от обер-гофмаршала, чтобы я обедал с кавалерами за столом маршальским.

Того же года в 14 день июля, в полдень, в стоящем при Петергофе с командою лагере видимо было всеми солнце в затмении, от чего луч светила отменною темнотою был подобен, как бывает близ ночи при закате, или еще темнее, и свет солнечный не весьма ясен был. Таковое затмение продолжалось близ трех часов пополудни, и оное случилось мне в жизни моей в первый раз видеть, и всем, обретавшимся тогда при том, и для достопамятного известия в журнал не оставил внесть.

В то же продолжение в Петергофе в собственном приморском дворце, от Петергофа в трех верстах, 25 июля в присутствии всемилостивейшей государыни освящена была церковь.

В Петербург возвратился я с командой 28 июля.

Августа 14-го в С.-Петербурге получено от обретающейся в немецких краях российской армии известие, что июля 27 числа гене-рал-фельдцейхмейстер и над оною армией главный шеф князь Василий Никитич Репнин заболел, а 29 того же июля скончался параличною болезнью. Человек был весьма умный и ученый, особливо инженерству и фортификации, только нрава был горячего и имел честное правосудие, за что многими нелюбим был.

В этом же году в Малороссии чрезвычайная была саранча и как хлеб еще на корню, так и траву, а в болотах тростник - все без остатку поела, от чего произошла крайняя нужда в хлебе и в скотском корме.

В том же году, в августе месяце, писано, что в немецких краях, а паче в Шлезии, чрезвычайно ужасными стадами летела саранча и все поела, чего ради печатные газеты для уверения в будущее время при сем прилагаются.

Граф Кирила Григорьевич Разумовский пожалован лейб-гвардии в Измайловский полк подполковником сентября 5 дня.

При сем состоявшийся указ о чинах штаб-офицерских в лейб-гвардии, о том прошение было мое, будучи секунд-майором, да Преображенского полка майора Лопухина, и по оному имел старание и докладывал генерал-аншефту лейб-гвардии Семеновского полка подполковник и кавалер Степан Федорович Апраксин.

В исходе сего же года декабря на 16 число, в 1 часу пополуночи, всемилостивейшая государыня императрица Елисавета Петровна из С.-Петербурга в Москву идти изволила, и государь великий князь с государыней великой княгиней туда же изволили идти.

А по отсутствии лейб-гвардии полков по одному майору и по одному от полка батальону в Москву пошли. Тогда я с Измайловским батальоном выступил в оный поход 28 декабря, тем течение 1748 года кончилось.

В Москву батальон пришел 23 генваря 1749 года.

Марта 4 дня поутру скончался в Москве генерал-аншефт, сенатор, лейб-гвардии Преображенского полка подполковник и кавалер орденов Св. Андрея Первозванного и Александра Невского граф Александр Иванович Румянцев, который служил сначала в Преображенском полку с 1704 года, из дворян небогатых, кинешемский помещик, произошел из солдатства всеми нижними чинами. В царствование великого императора Петра Алексеевича он употреблен был в разные и нужные посылки и был его величества генерал-адъютантом. По милости своей к нему женить его изволил на сенаторской дочери графа Матвеева, а за то, что он небогат, пожаловал его в тот же Преображенский полк майором и в 1718 году пожаловал его описанными после Кикина немалыми деревнями, потом бригадиром и генерал-майором, а в 1724 году послан был с знатною свитой полномочным послом в Царьград, откуда и в Персию проехал и продолжался до 1730 года, а в 1731, в начале царства государыни императрицы Анны Иоанновны, в Москву приехал и пожалован в Преображенский полк подполковником и генерал-адъютантом при ее величестве. В том же 1731 году впал в несчастье с отобранием всех чинов и со всею фамилией послан в свои деревни жить безвыездно, причем и караул был, а в 1736 году прощен и пожалован в Казань губернатором, откуда посылай был с командою в башкиры для прекращения бунта от башкирцев. В 1737 году все чины и орден Св. Александра Невского отданы, и был он генерал-аншефтом при дивизии в походе турецком и при взятии города Очакова, и во всю турецкую войну, во всех походах, первым генерал-аншефтом, а в 1740, по замирении с турками, послан полномочным послом в Царьград с великою свитою, и дано было ему знатное иждивение, и жил он там, как известно, весьма славно. А при вступлении на престол государыни императрицы Елисаветы Петровны пожалован орденом и, после, гвардии в Преображенский полк подполковником и послан был в Финляндию на конгресс шведский главным, а по возвращении оттуда и по окончании конгресса с полезным миром возвратился и при торжестве Шведского мира пожалован графством и немалыми деревнями в Лифляндии, и был сенатором, а вышеписанного числа умре 69 лет и погребен в Москве в Златоустовском монастыре с великим церемониалом. При погребении был батальон лейб-гвардии Преображенского полка и два полка пехотных. Жизнь оказывал приятную к людям и паче касающееся до компании; человек сложения веселого и так честно окончил жизнь. А по беспристрастному рассуждению о нем, более был счастлив, нежели к таковым высоким делам способен. В генеральском чину был без диспозиции, только имел смелость доброго солдата; а посол с добрым легационс-секретарем; сенатор, что другие, то и он; что прошло в долголетнее его житие, памятно умел рассказать, и то более простого обхождения. В турецких походах, где я сам был, в концилиумах на той стороне совет свой утверждал, где был главный начальник. В том походе от генерал-фельдмаршала нелюбим был.

Полки, кои были в помочи цесарской, возвратились к границе весною сего года; тамо будучи, военное действие нигде не произведено.

Июня 4-го всемилостивейшая государыня изволила идти к Троице, по высочайшему усердию, пешком, расположа по пяти верст в день.

Июня 11-го по приложенной при сем диспозиции учение было, которую диспозицию учения и по оной представлена была экзерциция и происходила без помешательства, и для ведома о происхождении сообщается диспозиция при сем.

Июля 5-го, в среду, в Москве родился сын четвертый, пополуночи в 4 часу, которому наречено имя Александр. Празднование тезоименитства его августа 30 дня, в тот же день празднуется пренесение мощей Александра Невского.

Июля 29-го новорожденный мой сын крещен. Восприемником был граф Михаил Ларионович Воронцов, государственный вице-канцлер, действительный камергер, лейб-компании поручик, орденов Александра Невского, Св. Анны, польского Белого орла и прусского Черного орла кавалер. При том восприемницей присутствовала графиня Екатерина Ивановна Разумовская, супруга президента Десиенц Академии, лейб-гвардии Измайловского полка подполковника, действительного камергера, орденов Александра Невского, Св. Анны и польского кавалера Кирилы Григорьевича Разумовского, по отцовской фамилии дочь Ивана Львовича Нарышкина.

По окончании крещения обедали, и при том присутствии граф Кирила Григорьевич пожаловал пасынка моего Федора Титова из капралов фурьером, которому от роду 14 лет, а детей моих Воина и Петра капралами, которым от роду Воину 7 лет, а Петру 6, да племянника Николая Овцына 13 лет в капралы же.

Августа 15-го получена в Москве чрез газеты ведомость из Некепинга, что на острове Масе в Ютландии, близ Западного моря, четверо рыбаков в ночь на 12 число оного месяца, будучи на рыболовном промысле, поймали против чаяния так называемую сирену, или морскую женщину. Оное морское чудовище походит сверху на человека, а снизу - на рыбу; цвет на теле желто-бледный; глаза были затворены; на голове волосы черные, а руки заросли между пальцами кожею так, как гусиные лапы. Думают, что то животное живо было. Как рыбаки приметили, что в сеть особливое нечто попалось, то вытащили ее на берег с великим трудом, причем всю сеть изорвали. Туточные жители сделали чрезвычайную бочку и, налив ее соленой водой, морскую женщину туда посадили; таким образом надеются сберечь от согнития. Сие в записку внесено потому, что хотя о чудах морских многие фабулы бывали, а сие за истину уверить можно, что оное морское чудовище есть так удивительное поймано.

Октября 13-го, в четверток, построенную в селе Шишкине Костромского уезда каменную церковь во имя Преображения Господня святил оной епархии преосвященный Селивестр Кулябка; да в той же новопостроенной церкви два придела освящены в тот же день.

Декабря 14-го его высочество государь великий князь с великой княгиней изволил идти из Москвы в Петербург пополуночи в 11 часу.

Декабря 15-го ее императорское величество изволила отъехать из Москвы в Петербург пополуночи в 12 часу.

Того же числа опубликован в Москве указ, чтоб во всем государстве соль продавать по положенной с сего времени указной цене, по 35 копеек пуд.

Того же 15 числа декабря указ о продаже горячего вина во всем государстве одной же ценой, ведро по 1 р. 88 копеек, а с чарки ведра по 1 р. 98 копеек.

И тем 1749 год заключен.

Генваря 1-го, в день нового 1750 года, в С.-Петербурге все знатные особы, российские и иностранные, съехались пополуночи в 10 часов в зимний императорский дом для поздравления с новым годом. Ее императорское величество изволила слушать обедню в придворной церкви, а после литургии, прибыв в апартаменты, принесено от всех ее величеству поздравление и жалованы к руке, и потом, кому надлежало по классам, при дворе обедали.

Генваря 17-го скончался генерал-фельдмаршал, сенатор и орденов Св. Апостола Андрея и Александра Невского кавалер князь Иван Юрьевич Трубецкой, 84 лет от рождения своего. Первого вступления в войну со свейской короной 1700 года, под Нарвой был он генерал-майором и лейб-гвардии Преображенского полка подполковником, а определен к тому воинскому делу из наместников Новгорода, который чин вместо губернатора управление имел, а в древние времена знатного роду в наместники Новгородские посланы были, и столь оный чин был знатен, что с шведским королем о всяких делах письменную корреспонденцию имели. При вышеобъявленном воинском случае у Нарвы всей армии российской, как началось регулярное войско, первая была практика с неприятелем регулярную войну начать, но за необыклость российскому войску неудачный случай произошел и между прочим генералитетом он, князь Иван Юрьевич Трубецкой, от шведского войска, где присутствовал сам король вторый на десять Карлус, взят был, еще будучи в молодых летах, в полон и отвезен в Стекголм со многими генералитетами и, будучи в Стекголме, прижил побочного сына, который и слывет Иван Иванов сын Бецкой; оный воспитан с преизрядным учением и дошел, по знатности отца своего, не имея в службе никаких знатных оказий, до немалого чина генерал-майора и за слабой его комплекцией отставлен от всех дел и живет свободно. А после прижития его приехала из России в Стекголм его сиятельства княгиня с детьми своими и продолжалась в Стекголме, а 1718 года, 24 ноября, освободясь из полона, его сиятельство приехал в Петербург и с ним генерал Автомон Головин. И определен он, князь Иван Юрьевич, губернатором в Киев, а после пожалован генерал-фельдмаршалом и, будучи в Москве, имел команду над полками недолговременно, а в 1733 году, в июле месяце, взят в Петербург и определен в Сенат; потом отставлен за старостью от всех дел, и дана была пенсия, а в 1741 году при восшествии на престол государыни императрицы Елисаветы Петровны определен паки в Сенат, только при своей старости слабый и редкий выезд имел. А более в регулярной службе после начатия, что случилось при Нарве, нигде при военных делах не бывал. Жития был человек воздержного и добродетельный. По кончине погребен в Александро-Невском монастыре 19 генваря с надлежащей процессией по его знатному характеру.

Февраля 23-го действительный тайный советник, Коммерц-коллегии президент, ордена Александра Невского кавалер князь Борис Григорьевич Юсупов определен сенатором и над кадетским шляхетным корпусом директором.

Февраля 24-го при дворе был от 5 часу пополудни метаморфоз, то есть одеты были мужеск пол в платье женском, а женск в мужеском, в котором кавалеры были до генерал-майора, придворные все и оных особ супруги.

Марта 7-го из Москвы ведомость получена, что марта 1 числа Москва-река прошла, что весьма не без удивления, что так чрезвычайно рано. И отвсюду известия подтверждают о ранней весьма весне, что и суда по Волге и Тверце рекам к Петербургу пошли с Гжати в первых числах марта, а из Твери - от 20 того же марта.

Апреля 4-го объявлен в Малороссию гетманом родом малороссиянин граф Кирила Григорьевич Разумовский.

Мая 3-го. В сей день ее императорского величества соизволение было, и всемилостивейше изволила за обеденным кушаньем в зимнем доме в С.-Петербурге присутствовать за столом всей лейб-гвардии с штаб-офицерами. Стол поставлен был фигурою наподобие короны. В средине изволила сидеть всемилостивейшая государыня, всех лейб-гвардии полков г. полковник. Господа подполковники сидели по нумерам старшинства своего:

1) Преображенского, его императорское высочество государь великий князь.

2) Лейб-гвардии Конной, генерал-поручик, ордена Александра Невского кавалер Юрий Ливен.

3) Семеновского, генерал-аншефт, ордена Александра Невского кавалер Степан Апраксин.

4) Измайловского, генерал-майор, ордена Св. Анны кавалер Иосиф Гампф.

5) Лейб-гвардии Конной, обер-егермейстер, лейб-компании капитан-поручик, действительный камергер, ордена Св. Апостола Андрея и других орденов кавалер граф Алексей Разумовский.

6) Измайловского, войск малороссийских гетман, Десиенц Академии президент, действительный камергер, орденов Польского, Александра Невского и Св. Анны кавалер граф Кирила Разумовский.

7) Преображенского, генерал-аншефт, сенатор, ее императорского величества генерал-адъютант и ордена Александра Невского кавалер Александр Бутурлин.

Лейб-гвардии полков господа майоры:

1) Преображенского, действительный тайный советник, генерал-прокурор, орденов Св. Апостола Андрея и Александра Невского кавалер князь Никита Трубецкой.

2) Лейб-гвардии Конной, генерал-майор и ордена Св. Анны кавалер князь Петр Черкасский.

3) Семеновского, генерал-майор и Анненского ордена кавалер Никита Соковнин.

4) Измайловского, генерал-майор и Анненского ордена кавалер Иван Гурьев.

5) Того же полка, Василий Нащокин.

6) Преображенского, Андреян Лопухин.

7) Того же полка, князь Александр Меншиков.

8) Измайловского, Гаврила Рахманов.

9) Семеновского, Иван Майков.

10) Того же полка, Андрей Вельяминов.

И от того стола поставлены четыре стола в четыре луча, за которыми сидели по старшинству полков офицеры, а столы по номерам, и каждый чин сидел по старшинству:

1 Преображенского.

2 Измайловского.

3 Лейб-гвардии Конной.

4 Семеновского.

И тако старший 1, и по нем старший в замке 4 номера.

При том обеденном кушанье с пушечной стрельбою пили: первый покал за здоровье всемилостивейшей нашей государыни, второй, при стрельбе же из пушек, здоровье гвардии штаб- и обер-офицеров.

И по окончании того обеденного кушанья ее императорское величество изволила идти в летний дом, и его высочество, а штаб- и обер-офицеры при отдании всеподданейшего благодарения разъехались по домам.

При сем описании стола ее императорского величества, за которым сидели и штаб-офицеры, и четырем столам по полкам, которого полку обер-офицеры сидели, прилагается рисунок.

А особливого того числа торжества ни о чем не было, точию лейб-гвардии штаб- и обер-офицеры трактованы за обеденным кушаньем по особливому ее императорского величества соизволению, а приказано было быть в собственном платье, чего ради все штаб-офицеры в богатом платье были, и обер-офицеры, а в мундирах некоторые офицеры были по необходимости, не имея собственного парадного платья.

Для ведома впредь полученные иностранные ведомости, каким образом о выборе гетмана происходило, при сем журнале приобщаются. По справке, те ведомости иностранные оказались неправильными и для того из сего журнала истреблены.

Июня 3-го, в праздник Живоначальной Троицы, обедали лейб-гвардии Измайловского полка штаб- и обер-офицеры у его сиятельства графа Кирилы Григорьевича Разумовского, того полка подполковника и кавалера. При том случае дети мои, Воин, из капралов, от роду своего 7 лет 10 месяцев, пожалован фурьером, и Петр, 6 лет 11 месяцев, в то же время пожалован фурьером же.

Июля 25-го в Ранибоне (Ораниенбауме) у великого князя, государя Петра Федоровича, в новопостроенном доме оного числа присутствовала ее императорское величество на вечернем кушанье, и были четырех первых классов. Всемилостивейшая государыня на новоселье великому князю пожаловать изволила 60 тысяч рублей.

Того же вечера объявлено, что малороссийских войск гетману графу Разумовскому дан чин генерал-фельдмаршала, и по нем будущим гетманам иметь тот чин и с фельдмаршалами старшинством считаться, и кто старее, тот иметь будет и преимущество.

Состоялся именной указ, чтоб гетманской резиденции быть в городе Батурине, где строить город и дом гетманский. От 1709 года гетманская резиденция в Батурине впусте продолжалася по 1750 год до состоявшегося указа, итого 41 год.

Сентября 8-го армия ее императорского величества, имея около Риги и в других местах в своей границе лагерь, по учрежденной диспозиции в зимние квартиры вступила со всяким от всех сторон благополучным миром.

Сентября 9-го из прусского столичного города Берлина в ведомостях объявлено: "Генерал-фельдмаршалу прусского войска г-ну Кейту, который ныне того столичного города Берлина генерал-губернатор, а прежде служил в российском войске генерал-аншефтом, имея ордена Св. Апостола Андрея и Александра Невского, ныне дан ему, г-ну Кейту, чин члена Академии Прусского королевства".

(За сим следует известное А. П. Суморокова преложение в стихи LXX псалма, в конце которого приписано собственною рукою Нащокина):

Писал на псалом 70, кафисмы 10, Александр Сумороков, 1750 году сентября 25-го, в С.-Петербурге, и для оного преизрядного толкования внесен в памятный журнал.

Октября 14-го в С.-Петербурге была свадьба графа Гаврилы Ивановича Головкина и производилась в немалом великолепии и во множественном собрании, в присутствии ее императорского величества с высокою фамилией. Иностранные министры, российские сенаторы и обретающиеся в С.-Петербурге генералитет и лейб-гвардии штаб-офицеры к тому собранию званы с фамилией. В 5 часов пополудни началось оное собрание с невестиной стороны при дворе ее императорского величества, а с жениховой - в доме князя Никиты Юрьевича Трубецкого, который при церемонии оной свадьбы присутствовал маршалом с определенными шаферами, и дом его учрежден был для отправления той свадьбы. Оный граф Головкин по объявлении от маршала с обыкновенною ассистенцией в 8 часов пополудни поехал ко двору и в придворной церкви венчался с девицей, дочерью графа Александра Ивановича Шувалова, и от двора по обвенчании с великим препровождением в оный князя Трубецкого дом приехал, где вечерний, пребогато устроенный трактамент готов был. В 11 часу пополудни ее императорское величество, всемилостивейшая государыня изволила прибыть в оное собрание и всемилостивейше благоволила при вечернем кушанье оказывать свое всемилостивейшее присутствие. А при том вечернем кушанье в саду зажжена была иллюминация из разных огней: в средине оной иллюминации поставлена была великая картина, а на дворе и к большой улице, к реке Мье, фигурами уставлены плошки с обыкновенным огнем. Оный вечерний трактамент продолжался до 2 часу пополуночи, а после ужина начался бал, причем на хорах играли итальянцы на музыке и кастрат пел, при этом итальянец буфон пел разные и по обыкновению своему приличные, как буфоны должность отправляют с шуткою, смешные песни. И оный бал продолжался до 6 часа пополуночи, а 15 числа паки вечерний был трактамент и званы прежние гости, и после окончено балом.

В окончании сего года для достопамятства внесть в журнал более пристойного не находится, как в последнем месяце российский министр г. Грос от берлинского двора отозван и в Петербург приехал, а того двора министр, обретающийся при российском дворе, в отечество выехал.

На исходе того же последнего месяца двора его высочества, наследника российского престола, государя великого князя камергер князь Александр Юрьевич Трубецкой по продолжению чахотной болезни скончался в Москве. Человек как природы был знатной, так и воспитан с преизрядным учением, острый имел разум и благосклонность в обхождении; достоинство его оказывало по продолжении лет быть знатнейшим министром и придворным человеком. От роду ему было 27 лет.

Генваря 1-го, в новый 1751 год, обыкновенный при дворе съезд в 10 часов поутру для поздравления, а ввечеру бал и ужин. Знатные иностранцы, гвардии майоры, армейские полковники и гвардии капитаны трактованы были.

Генваря 2-го при дворе был машкарад.

Генваря 24-го в прибавлении к газетам объявлены прусского двора оказательные поступки против полномочного российского министра г. Гроса, еже несколько оному отменных и непристойных поступков оказано при дворе прусском, где он в дворских обхождениях и приемностях по своему характеру пред других дворов министрами неприязненную отличность имел, чего ради по указу ее императорского величества и отозван без абшида, и от того оных дворов соседственная дружба, пока Божие благоволение будет в союз, развращена, о чем печатными листами в С.-Петербурге сего текущего генваря 29 числа всем для известия объявлено, а после, что из того несогласия произойдет, в своем месте объявится.

В 28 день при дворе ее императорского величества была свадьба: женился бывшего генерал-фельдмаршала князя Михаила Михайловича Голицына сын, лейб-гвардии Измайловского полка капитан князь Дмитрий, на дочери покойного волошского господаря князя Кантемира, который пришел со всею фамилией в подданство в 1711 году во время турецкой акции, княжне Екатерине Дмитриевне. Оная свадьба, по изволению ее императорского величества, всею церемонией отправлялась при дворе ее величества с великим великолепием, где в присутствии ее императорского величества с высокою фамилией были чужестранные министры, генералитет, гвардии майоры и тех рангов дамы, а 29 числа при дворе же на 200 персон был ужин и балом окончено.

Февраля 20-го. В газете под номером 17 из Транесбурха (Страсбурга) о принесении тела покойного маршала Франции Морица, графа Сакса, с великолепным убранством и почтением, яко наизнатнейшему в свое время герою, провождение его тела до церкви, где погребено будет, описана оная церемония в газете, которая в особой книге 1751 году под вышеозначенным номером. Внизу оной газеты отрезан угол.

Февраля 22-го: газеты под номером 16 в С.-Петербурге, а при оных прибавление 18 февраля: усмотрено, что бывший здесь прусского двора посланник Варендорф из Кенигсберга писал к российскому канцлеру его сиятельству графу Бестужеву-Рюмину письмо, которое за непристойное и принять рассуждено, и чрез почт-директора обращено не рассматривая обратным путем, которого материя известна чрез амстердамские газеты, по чему явно значит, что обоих оных дворов союзный узел к развязыванию оказательства в свет пустил, о чем еще надлежит происхождения ожидать впредь, а обстоятельства того происхождения довольно явствуют в том прибавлении, кои в особой книге при газете означенного номера сообщены сего 1751 года с надрезкою сверху угла, о дворе прусском касающиеся известия.

Марта 4-го в С.-Петербурге, по докладу малороссийского гетмана, лейб-гвардии Измайловского полка подполковника и разных орденов кавалера графа Разумовского, того же полка майор Василий Нащокин за болезнью отпущен, по именному указу, на год в дом свой.

На 8 число, пополуночи в 3 часу, из Петербурга выехал с фамилией. За бездорожицею продолжались, едучи на ямских подводах, 11 дней до Твери, а как приехали в Тверь, Волга пошла 18 числа и в ночи остановилась, а 19-го, в 10 часу пополуночи, только могли с экипажем пробраться льдом чрез реку тем местом, что затерло версты на две, а после перехода, меньше четверти часа минуло, пошел лед с великою быстротою.

Марта 5-го. Оного числа приветствован я с фамилией к архиерею Тверскому обедать, и до 28-го в Твери продолжались, где повседневно приветствован был к архиерею, и отправился вниз рекою Волгою до Костромы, а в пути по городам, в Угличе, в слободах Рыбной и Борисоглебской, в городе Ярославле, от тамошних правителей изрядно приветствован, и чинено из учтивости вспоможение на судно работными людьми.

Апреля 3-го в дом свой я приехал, Костромского уезда, в село Ново-Преображенское, и праздник Св. Пасхи был в том селе своем, что слыло до построения новой церкви усадьбой Шишкина.

Апреля 7-го генерал-аншефт, сенатор и ордена Св. Апостола Андрея кавалер Василий Яковлевич Левашов в день праздника Пасхи, в обеденный благовест, скончался, который имел в Москве, в небытность ее императорского величества, главную команду. Он был в глубокой старости, лет восьмидесяти. В Персии главным командиром обретался с 12 лет. Подчиненные, во всю его бытность в том нужном и бедственном краю, паче от тяжкого воздуха и всегда в осторожности с неприятелем, его благосклонною командою были довольны и с крайнею благодарностию о имени его хвалу произносили. Всю же службу более 50 лет беспорочно продолжал, наконец от утеснения старостью слаб весьма был и от молодых генералов, которые от Бога такого таланта не сподобились, а зависти ради, презираем был. Жизнь имел от молодых лет воздержную и весьма всегда трезв был, и в сущей старости достиг последних дней и с тихостию умре, погребен с обыкновенною честию по его знатному характеру.

Апреля 24-го получено известие из Москвы, что король шведский минувшего марта 20-го умре. Сей король от фамилии был Гессен-Кассельский и ландграф. По календарю ему 75 лет. Королевствовал после бывшего короля шведского Каролуса XII самодержавнейшего в парламенте с 1718 года. Во всю его жизнь государство Шведское войны не имело ни с кем до 1741 года, а в оном с Россией, которая война им была весьма разорительна, ибо 1743 году шведское войско под предводительством генерала Левенгаупта, потеряв города Вилманстранд и Фридрихсгам и оставя все княжество Финляндское, с российскими пашпорты принуждено все войско тесную ретираду получить, и окончено миром во удовольствие России. И оному первому шведского войска предводителю генералу Левенгаупту и генералу по нем Буденброку в Стекголме парламентом, почитая слабые их поступки, публично оным бедным генералам головы отсечены.

А по умершем короле принял наследство свейской короны Адольф-Фридерик, герцог Голштинский, который сего 1751 года марта 26-го от Сената поздравляем был, и он присягал, чтоб быть в парламенте, как и прежний король Фридерик.

Мая против 20 числа в селе Ново-Преображенском в бытность мою пошел немалый снег, которого беспрерывно шло 29 часов, и напал на ровном месте по мере в 9 вершков с половиною глубины, чего ради по 24 мая принуждены скот держать на дворе, а в кормах тогда был великий недостаток, в чем крайняя нужда происходила; до того числа ярового в посеве было немного, а ячмень и льны по большей части не посеяны были. После снега в полях великая грязь, а на низких местах воды довольно было, за чем и сев остановили и принуждены дожидать способного времени для последнего севу, чего ради досевали последний овес 29 и 30 мая, а ячмень и льны сеяли до 10 июня; ибо от того снегу долго большая вода не сбыла, а рожь вся пожолкла, однако после выправилась. Такое приключение немалого снега в необыкновенное время я в жизни моей видел впервые, ибо от того сельским жителям и добрым земледелателям великая прискорбность происходила, и ежели бы еще далее так снег со стужею продолжился, то скот от бескормицы принужден был в короткое время по толикой нужде, как был очень слаб, погибнуть, а чрез четыре дня в худом состоянии находился. А от позднего времени севу, каков будет хлеб урожаем яровой, надлежит примечание иметь и описать для памяти будущих времен, каково оного будет окончание.

Июля 10-го приехал я в Москву.

18 числа начали копать рвы для закладывания фундамента под палаты, которые начались строиться: длина 12, ширина 7 сажен. Подряжен построить подрядчик за 300 р. да запасу на 50 р. И так началось палатное строение в доме моем на Петровке, в Белом городе, в приходе Рожества, что слывет в Столешниках; началось сего настоящего 1751 года означенного 18 июля.

Августа 22-го, будучи в Орле, купил я землю у двух братьев Луниных, в Корчевском стану, 388 четвертей, а дано 388 рублев, за пошлины 38 р. 80 копеек, за перенос из Белогорода межевого дела 16 рублев. По справке в Вотчинной коллегии явилось на две части продавцов 559 четвертей.

Сего 1751 года в Костромском, Ярославском и в Ростовском уездах хлебы ржаные были весьма худы, а яровые и того хуже, и жители весьма нужду претерпевают, а за Москвою, в Орле и в прочих украинских городах, того же году хлебы родились весьма сильные. Оный год сначала был мочливый, а земли иловатые и оттого недород, а после была засуха, и так вся земля истрескалась, а в Орле чернозем как сушь, так и мокроту мог снести, ибо в нем природный сок, а не так, как иловатые земли, которые теплоту имеют от одного только навоза и неумеренной погоды понести и такова дать плода не могут.

Сентября 5-го орден Св. Апостола Андрея пожалован: малороссийскому гетману графу Разумовскому; генерал-аншефту, сенатору гвардии Преображенского полка подполковнику ее императорского величества генерал-адъютанту Бутурлину; вице-канцлеру, действительному тайному советнику, камергеру, лейб-компании поручику графу Михаилу Романовичу Воронцову; действительному тайному советнику, сенатору, шляхетного кадетского корпуса директору князю Борису Григорьевичу Юсупову; генерал-аншефту и лейб-гвардии Семеновского полка подполковнику Степану Федоровичу Апраксину.

Того же года армия введена внутрь России по винтерквартирам; которые стояли на границе около Риги, Курляндии и Ревеля, кавалерии полки поставлены: в Костроме Пермский, в Ярославле Астраханский. А того года в оных уездах, как выше означено, великий неурожай хлеба и еще оттого в поставлении фуража обыватели крайнюю нужду сносить принуждены, и для того полки, не простояв зимы, выведены в хлебные места, в Шацк и в другие способные. А которые пехотные полки расположены были в квартиры от Твери по городам близлежащим, по Волге, но из тех за дороговизною фуража выведены в Москву: Бутырский, первый Московский и Вятский. И тем знатное примечание 1751 года кончилось.

Генваря 1 дня 1752 года, в новый год, обыкновенный приезд был в Петербург с поздравлением ее императорского величества поутру, и ее императорское величество в придворной церкви изволила слушать обедню, и его императорское высочество с государынею великой княгинею, а ввечеру при дворе ее императорского величества паки было собрание и бал, а потом зажжен был фейверок и весь город иллюминован.

Февраля 10-го рождение его императорского величества государя великого князя; обыкновенный поутру ко двору был съезд для поздравления, а ввечеру был ужин для пяти первых классов мужеска и женска полу и гвардии майоров.

Марта 4-го ее императорское величество чрез генерал-адъютанта Александра Ивановича Шувалова всемилостивейше изволила указать в полк лейб-гвардии Измайловский объявить, чтоб в отпуску бывшему того полка майору Нащокину еще отсрочить до зимнего первого пути 1752 года, о чем за его рукою послано в полк сообщение.

Того ради, для исправления экономии, поехал я мая 14-го в орловские деревни, и купленные дачи того уезда в Корчевском стане отказаны, и межевать июня 2-го начали, а 19-го того же месяца межевание между землями г. генерала Левонтьева и капитана гвардии Сергея Нарышкина окончено на 388 четвертей, в урочищах от устья речки Мелынки по нижнюю сторону и чрез Мелынку вверх Мхова болота, Реутовской дачи и чрез Мхово болото, и от вершин того ж болота и до деревни, и чрез деревню и речку Мелынку к починному столбу, от Мхова болота, Полянской дачи, что по писцовой книге, Домны Воненой и Семенихиной продажи, от починного столба кругом к нему ж 11 верст 54 сажени, да за рекою Орлом, той же продажи, от реки Орлицы вверх по речке Мотыке, по левую сторону, до верхушки оной Мотыки и, поворотя от Корчевского лесу, чрез запущенный лес и чрез дорогу из Орла, что ездят в Корчев, и рощею старою к реке Орлу и к починному столбу. Но что на реке Орле и на устье реки Орлицы против старинного городища, та округа, число верст и сажень, да за рекою Орлом в урочище за государынено сельце, столько десятин. И хотя многие в межевание от стороны Нарышкиной к наряду драк озорничества происходили, но все предприятие пресечено без произвождения ссоры, и градским порядком усмирено, и без препятствия отмежевано, и межевые книги и план за руками геодезии капитана Зурова и межевщика хоронжего Пожогина-Отрошкевича поданы тож и в Вотчинную коллегию.

Июля 27-го на московском дворе моем подряжен старый пруд вычистить, а к Неглинной вновь прибавить за 55 рублей 10 четвертей муки, 2 четверти круп, пуд масла коровья, и вышеписанного числа начали работать.

Получено в Москве известие, что 29 июля в присутствии ее императорского величества, нашей всемилостивейшей государыни, государя великого князя и великой княгини, при чем были иностранные министры и пятого класса российские, обретающиеся в Петербурге, означенного числа в Кронштадте док, который начат при государе императоре Петре Великом, всею работою в нынешнем 752 году окончен и спущена вода при высочайшем ее императорского величества присутствии вышеписанного июля 29 числа, при чем были приезжие, как иностранные, так и пяти классов российские, в одном платье: белые кафтаны с зелеными камзолами. И сие славное дело чрез немалое число лет окончилось, а при строении оного дока главный директор был г. генерал-аншефт Люберас, которому за порядочное исправление пожалован орден Св. Андрея и 15 000 в награждение денег. А после вышеписанного известия получено в Москве 25 августа известие о г. Люберасе, что он после полученного счастья вскоре занемог горячкою и умре со всем своим счастием, по слову пророка Давида, книги 3 Царств, главы II: Отшел в путь всея земли. Оный г. Люберас был великий инженер и механик, который в России служил немалое число лет. Славное его дело - работа означенного дока в Кронштадте. Он был первый директор шляхетного кадетского корпуса, как оный учрежден по указу государыни императрицы Анны Иоанновны; оный корпус во время содержания его был в великом порядке.

Более знатности для достопамятства вносить в записку в оном 1752 году нечего, кроме, что ее императорское величество, всемилостивейшая государыня из Санкт-Петербурга в Москву прибыть изволила 20 декабря и прежде всего изволила в начале 12 часа пополуночи придти в Успенский собор и быв, оттуда благополучно во дворец к обеденному кушанью, а 22-го ввечеру ко двору был московских жителей съезд, и некоторых первых пяти классов мужеска и женска полу изволила всемилостивейше жаловать к руке, и тем 1752 год кончился.

В новый 1753 год был ко двору всех знатных особ для поздравления ее императорского величества и высокой фамилии с новым годом обыкновенный приезд.

От 4 марта прошлого 1751 года майор Нащокин за болезнью отпущен был в дом свой, а в 1753, хотя от болезни не освободился, но указом именным велено ему ехать в Петербург и быть при полку, и по тому именному указу февраля 13 числа в полк приехал.

Июля 26-го убило громом в Санкт-Петербурге профессора Рихмана, который машиною старался о удержании грома и молнии, дабы от идущего грома людей спасти, но с ним прежде всех случилось при той самой сделанной машине. И что о нем, Рихмане, чрез газеты тогда издано, при сем прилагается: любопытный да чтет. С ним, Рихманом, о мудровании сходно произошло, как в древности пишется об афинейском стихотворце Евсхилии (Есхиле), что и оный чрез астрономию познал убиение себя вержением сверху, и для того изыде из града и в пустом месте седяше на ясне; орел же, на воздухе носяй желвь, иска камение, да с высоты разбиет, а у Евсхилия глава была лыса; по случаю орел опусти желвь и паде на главу. И так нечаянный конец вымыслу и оного Рихмана, как и Евсхилии получи. А о Евсхилии пишется в книге Ифике и Иерополитике, на листе 183.

Учиненный план экзерциции, произведенной октября 5 числа лейб-гвардии Измайловского полка состоящих в параде половина роты гранодер и двух батальонов мушкетеров с четырьмя пушками и одной гаубицей.

Метание артикула по барабану.

По заряде ружья бит был раш, почему четвертая шеренга вступила в передние три, и как гранодеры, так и пушки, следовали в свои места.

У первого дивизиона с правого фланга первый плутонг гранодер и первая пушка. У второго дивизиона с правого же фланга второй плутонг гранодер и вторая пушка. У третьего с левого фланга третий плутонг и третья пушка. У четвертого с левого четвертый плутонг гранодер и четвертая пушка, а между двух батальонов гаубица.

Три залпа без стрельбы пушечной командировано голосом.

В аванзире, сигналом из пушки:

По 1 выстрелу всякому к своему плутонгу приступить для команды.

По 2-ударен поход и всем фруктом вперед 6 шагов выступить.

По 3 первой шеренге стать на колени и начинать плутоножную пальбу по 6 патронов и, окончив, встать.

По 4 маршировать, как и прежде, 6 шагов и остановиться в ордер же баталии.

По 5 производить плутоножную пальбу по 6 патронов, причем пушками скорострельно палить и гаубице на то приготовленные шлаги бросать в параллель, а за последним патроном гранодерам метать шлаги.

По 6 бита ретирада, почему, поворотясь всем вдруг направо кругом, маршировать назад 6 шагов, потом налево кругом и поровняться во фрунт.

По 7 палить 6 патронов плутонгами, а притом пушки и гаубица действуют пальбою, а гранодеры мечут шлаги.

По 8 направо кругом идти до своего места и пришед, оборотиться налево кругом.

По 9 палить по 6 патронов плутонгами; пушки, гаубица и гранодеры по вышеписанному.

Итого 24 патрона и 3 шлага.

По окончании сигнальной экзерциции голосом командировано дивизионам от капитанов по два патрона.

По 9 голосом командировано: залп, два патрона! а при залпах и между зарядов беспрерывно огонь происходил из пушек, и из гаубицы метание шлага.

И окончена чрез барабанную дробь во всех местах.

По 10 сигнальному выстрелу бита во все барабаны тревога для завождения в батальон-каре, который заводить со всякой тихостью, дабы никто нимало отнюдь разговоров не имел, но каждому примечать, что за чем производить надлежит, чтобы от конфузных поступок не могло произойти какого помешательства.

А как заводить начнут, тогда гаубицу оттянуть в средину и на элевацию бросать шлаги, дабы конфузить нападающих, а оборонять в самое то время, когда вся команда в движении.

В оном батальон-каре голосом командированы 4 залпа с непрестанною из пушек пальбою и метанием шлагов, и тем экзерциция пальбою кончилась; потом во все барабаны бить поход и разведены на свои места.

И вся вышепредписанная экзерциция кончится маршированием по полам рот. В авангарде и арьергарде следовали гранодеры, а пушки две за авангардом, гаубица в средине; и две пушки пред арьергардом.

А по окончании того марша мимо фельдшанца, где для экзерциции смотрено будет отдание комплимента от всех офицеров, на том вся вышеприведенная экзерциция произведется.

По вышеписанному плану, диспозиция дана от майора Нащокина и им учение произведено, ибо тогда в С.-Петербурге при тех батальонах он был главным, и для памяти впредь в памятный журнал внесено и подписано моей рукой: В. Нащокин.

Октября 15-го в С.-Петербурге из сенатской конторы получен указ лейб-гвардии Измайловского полка в полковую канцелярию и при оном печатный штат за подписанием собственной ее императорского величества руки о учреждении морского кадетского корпуса, которому быть в С.-Петербурге по тому учрежденному штату, а в Москве, что была школа на Сухаревой башне, которая учреждена в 1701 году, оной не быть. На содержание же того морского шляхетного кадетского корпуса положена сумма 46 561 р. 75'/2 коп., и по тому штату для оного корпуса быть надлежит особливому дому, а содержание кадетов в 360 человек положено быть. И сего 1753 года вышеписанного 15 числа о учреждении того корпуса во все места публиковано, чего ради и в сей журнал, яко знатнейшее то учреждение в государстве, для достопамятства внесено, что в царствование всемилостивейшей великой государыни императрицы Елисаветы Петровны то преполезное дело к распространению морского флота учреждено на таком твердом основании, дабы к флоту люди ученые всегда и всегда были готовы.

Октября 19-го по апробованному от ее императорского величества, всемилостивейшей государыни, к церковному строению лейб-гвардии в Измайловском полку плану новой деревянной во имя Св. Троицы церкви, по представлению того полка от майора Нащокина и на посланный план от него же донесено было полковнику графу Разумовскому, что оный высочайшею апробацией всемилостивейшей государыни апробован, и вышеписанного 19 числа обратно резолюция получена, велено церковь строить, и с сего числа надлежащее приготовление в канцелярии к подряду определением воспоследовало и по публикациям о строении с подрядчиком петербургским купцом Воротниковым построить все из его материала, кроме внутреннего убора, за 3800 руб. и контракт заключен.

Выписка из газет 1753 года о обучении военной экзерциции прусской армии для примечания в журнал внесть надлежит, чтоб будущим впредь рассматривать, как в мирное время пользует войску экзерциция, и от того в самом воинском деле какие окажутся впредь успехи, что в примечании иметь должно. И все того прусского войска происхождение экзерциции по числам нижеследующим порядком происходило.

По описанию военных действий, делаемых корпусом королевской армии в лагере между Спандавским амтом и деревнею Гатовскою, состоял оный корпус из 49 батальонов, 1 эскадрона гвардии, 25 эскадронов кирасирских, 28 эскадронов драгунских, 10 эскадронов гусар и 1 батальона артиллерийского с 60 пушками, которые все по присланным к ним ордерам поход свой таким образом учредили.

1 числа сего сентября месяца в лагерь вступили тремя колоннами.

2 числа отведывали делать известное в древние времена у римлян и карфагенян и в столь великой чести у них состоявшее учреждение войска при атаках, называемое свиная голова. Того ради положено было, якобы неприятель стоит между деревнями Зебургом и Станкеном таким образом, что правое свое крыло примыкает к помянутому Зебургу, а левое позади деревни Станкена к небольшой реке и всем фруктом расположился на ровном месте с небольшими лощинами. К учреждению так называемой "свиной головы" взято было 24 батальона из первой линии да 6 батальонов гранодерских с флангов, а к подкреплению оной употреблено было 5 эскадронов конницы с левого крыла первой линии да позади поставлено было 5 эскадронов гусар таким образом, что тыл "свиной головы" был свободен. Сей в четыре минуты с половиной построенный сильный корпус маршировал наилучшим порядком против средины неприятельской первой линии, дабы там силою пробиться, чему эскадроны конницы с стоящими на флангах гранодерскими батальонами немало способствовали. Действие сих обращений все присутствующие и в военной науке искусные весьма похвалили и для употребления впредь при случае прилежно наблюдали.

3 сентября несколько пехотных и конных полков делали разные небольшие повороты, а после был им смотр и приемы с наилучшим порядком и проворностью чинимы были.

4 числа переходило войско чрез реку в виду неприятеля по двум мостам, в одно время наведенным. Положено было наперед, что неприятель стоит с равносильным корпусом в 800 шагах по ту сторону реки, чрез которую переправиться надлежало на весьма удобном месте, чего ради к сему предприятию взято было из каждой линии по 10 батальонов и по стольку же эскадронов с каждого крыла обеих линий да 5 эскадронов гусар с левого крыла второй линии. Сей корпус, состоящий из 20 батальонов пехоты, 40 эскадронов конницы и 5 эскадронов гусар, собрался на рассвете пред срединою лагеря, и как оный командующим генерал-лейтенантом поставлен в надлежащий порядок, то происходил марш двумя колоннами так, что два эскадрона кирасир с 20 батальонами пехоты составляли колонну по правую руку, 20 эскадронов драгун с 10 батальонами - левую колонну, а 5 эскадронов гусар шли в средине, следуя с задними батальонами в равной линии. Как скоро сей корпус взошел на гору, недалеко от деревни Долгофской, откуда увидел неприятеля, по ту сторону реки стоящего, то командующий генерал приказал тотчас остановиться и построился около 600 шагов от реки на помянутой горе: колонна по правую руку составляла первую линию, а 5 эскадронов гусар поставлены были позади средины второй линии. Как таким образом сей корпус стал в две линии, то подвинулся вперед до подошвы горы на 200 шагов от реки, чрез которую переправляться надлежало. Подле обоих крыл на горе сделаны были немедленно две батареи, каждая о 12 пушек, с которых тотчас вкось стрелять начали, прикрывая таким образом делаемые со всяким поспешением оба моста. Как скоро мосты наведены были, то войско перебралось по оным в наилучшем порядке, и хотя неприятель показывал вид, что хочет противиться переправе и для того вывел несколько батальонов и эскадронов, однако же особливым добрым порядком и расположением, какое сначала наблюдаемо было при переходе первых эскадронов и учреждении оных к правому крылу, вовсе остановлено было неприятельское намерение, так что весь корпус без всякого препятствия в 17 1/2 минуты чрез оба моста переправился и на другой стороне реки построился.

Сентября 5-го чинены были паки некоторые небольшие обращения пехотою и конницей, а по окончании того был смотр оным полкам.

6 числа происходило фуражирование, а именно: накануне того дня при отдании пароля приказано было, чтоб с каждого эскадрона обеих линий командировать для фуражирования по 50 лошадей с 50 артиллерийскими лошадьми, которые все, не считая офицерских, составляли 2490 лошадей, и притом позволено было для взятия фуража на весь генералитет присоединить 50 телег. К фуражирам для прикрытия отправлены были 4 батальона из второй линии, с каждого крыла первой линии по 5 эскадронов кирасирских да с каждого крыла второй линии по 5 эскадронов драгунских с 500 человеками гусар со обоих флигелей. Сей прикрывающий корпус с фуражирами и телегами должен был собраться на рассвете против средины лагеря, откуда марш происходил одною колонною следующим порядком: 2 эскадрона кирасирских да 2 эскадрона драгун шли наперед, после следовали 400 человек фуражиров, у которых в средине было 10 телег, потом шел 1 батальон пехоты, 2 эскадрона конницы да 2 эскадрона драгун, 200 человек фуражиров и 1 батальон пехоты, которые, как и все последующие, разделены были на разные малые корпуса, причем всегда за несколькими эскадронами и фуражирами следовал опять один батальон; в замке шли 290 человек фуражиров с одним батальоном, одним эскадроном конницы, одним эскадроном драгун и двумя эскадронами гусар. Все сии батальоны и эскадроны, которые должны были малыми корпусами и плутонгами между фуражирами и телегами по обе стороны маршировать, пришли и, пробравшись счастливо чрез лощину между Зебургом и Дебрицем, построились на низком месте в одну линию, после чего командующий генерал сделал цепь к прикрытию фуражиров с таким приказанием, чтоб все батальоны и эскадроны взаимно себе помогали, ежели и на них от неприятеля в каком-нибудь месте учинено будет нападение. По окончании фуражирования вся цепь с фуражами и телегами собралась опять на вышеозначенном месте при Зебурге, и потом командующий генерал, в прежнем порядке, возвратился назад в лагерь. При сих обращениях найдено, что фуражирование, сим образом производимое, бывает наибезопаснейшее и способнейшее.

Сентября 8-го представлено было прикрытие конвоя, из 600 телег состоящего, который провожали 4 батальона и 5 эскадронов кирасирских. Сии 600 телег с помянутым прикрытием под командою генерал-майора должны были на рассвете собраться перед деревнею Дебрицем, дабы препроводить конвой в лагерь. Командующий генерал-майор получил перед походом своим известие, что в той стороне стоит корпус неприятельский и намерен препятствовать ему в походе, а понеже надлежало ему проходить разными буераками, то он для лучшей безопасности учинил свою диспозицию следующим образом: впереди шел поручик с 30 гранодерами да ротмистр с 80 рейтарами, после капитан со 100 человеками и, наконец, 100 телег; потом шла достальная команда первого эскадрона и прочие плутонги первого батальона, после следовали 100 телег, один эскадрон со 100 же телегами, за ними один эскадрон и один батальон да 100 телег; за сими половина батальона и 100 телег, потом один эскадрон и другая половина батальона со 100 телегами и, наконец, один эскадрон и четвертый батальон в арьергарде. Все сии эскадроны и батальоны должны были малыми корпусами маршировать по обеим сторонам и между телегами. Таким порядком прошли чрез буераки при Зебурге, где оказалось несколько деташементов конницы и пехоты, которые, от правой стороны идучи, хотели напасть на арьергардию. Подполковник, командующий задним батальоном, состоящим токмо из 300 человек, потому что достальные, как выше объявлено, шли подле телег малыми корпусами, приказал тотчас сим 300 человекам стать батальоном-каре и нападающего неприятеля, который всячески старался вломиться в каре, так удерживал, что марш свой мог вышеписанным порядком продолжить до самого лагеря.

Сентября 9-го делано было обращение, о котором маршал Депюйзегюр в известной своей книге о военной науке упоминает с великою похвалою, а именно: 12 батальонов с обеих линий с 5 эскадронами гусарскими с левого крыла, выступя на рассвете перед фрунт армии, разделились на 3 колонны, каждая о 4 батальонах, которые на 400 шагов между собою отстоят, и поход свой склоняли между Зебургом и Штапеном прямо к Долгофу; 5 эскадронов гусарских заняли место на обоих крылах колонн в промежках, а именно на каждом месте по эскадрону, а третья примкнулась позади средней колонны; но понеже во время похода от вышеписанных гусарских патрулей получено было известие, что сильный неприятельский корпус, в 30 эскадронах состоящий, оказался позади Долгофа и по всему виду марш его склоняется на корпус 12 батальонов, то командующий генерал приказал тотчас остановиться и из каждой колонны, состоящей из 4 батальонов, сделать циркуль по образцу и повороту, который ясно изображен в книге маршала

Депюйзегюра. Сии три циркуля, которых фрунт наподобие батальон-каре к неприятелю обращен был, поставил он в виде треугольника, дабы они друг друга защищать могли; от одного циркуля до другого оставлено было по 200 шагов промежек, где стали 3 эскадрона гусарских, дабы пехотою тем лучше прикрытым быть; четвертый и пятый эскадроны стали для такого же намерения в средине трех промежек, где и безопасны находились. Едва только построились помянутыми тремя циркулями, что учинено было в 4 минуты с наилучшим порядком, как увидели уже неприятельскую конницу, с долгофской стороны идущую, которая построилась по ту сторону болота на пригорке шестью корпусами, каждый по 5 эскадронов; потом первые десять эскадронов поскакали вправо около болота и построились там против одного циркуля из четырех батальонов; прочие 20 эскадронов поворотились несколько влево и, став четырьмя корпусами, хотели в такой диспозиции равномерно атаковать циркули и в них ворваться, но им учинен был везде такой отпор, что не возмогли ничего выиграть, ибо всегда один циркуль защищал другой. Пять эскадронов гусар во время атаки стояли на своих местах тихо, потому что они при том никакого дела не имели. Как неприятельская конница увидела, что невозможно ей пробиться в циркули, хотя и всякую хитрость употребляла к исполнению своего намерения, то оставя сие предприятие, пошла назад таким же порядком, как пришла. При сих действиях примечено, что корпус пехоты, хотя бы он и сильным корпусом атакован был, таким образом против конницы весьма способно обороняться может, несмотря на тех, которые возражают, якобы стоящий циркулем корпус не может ни маршировать, ни даже с места сойти, но здесь противное тому самым делом доказано.

Сентября 10-го чинены были опять разные малые действия и атаки пехотою, конницей и гусарами, а после некоторые полки делали экзерциции со стрельбою и смотрены были.

Сентября 11-го с наибольшею частью армии предпринято было некоторое главное действие, а именно: положено было наперед, будто неприятельская армия стоит в двух милях на горе и обоими крыльями придвинулась к рекам, имея деревню Долгоф позади, а перед правым крылом лес, который занят был двумя батальонами, и поджидает к себе спокойно вступившую в поход противную неприятельскую армию. Понеже командующий генерал сей последней армии имел перед собою в средине много лощин и оными наперед пробираться должен был прежде, нежели мог дойти до того места, где намерен был учинить диспозицию своей атаки, то приказал он всему корпусу маршировать таким образом, что обе крайнейшие колонны, состоявшие каждая из 20 батальонов, а средняя из 40 эскадронов, как скоро дошли до такого расстояния, что ясно можно видеть неприятеля, перед собою стоящего, он приказал тотчас остановиться и построил обе свои линии таким образом, что каждая из них из одной колонны пехоты состояла, а обе колонны конницы разделил на четыре равные части, и каждая составила один флигель. Десять эскадронов гусарских, которые во время похода делали пятую колонну и шли между обеими колоннами конницы, стали при учинении ордера баталии в средине обеих линий, и в таком порядке приказал командующий генерал всей армии идти вперед при игрании музыки. А понеже левое крыло при приближении к лесу, где оба неприятельских батальона в закрытии стояли, жестоким огнем от оных обеспокоивано было, то он приказал тотчас атаковать помянутый пост 20 эскадронами левого крыла обеих линий, которые сильною своею атакой не токмо из места выбили оба означенные батальона, но и принудили их в великом непорядке бежать назад к правому крылу, от чего конница помянутого крыла пришла в такое замешательство, что прежде объявленные 20 эскадронов, которые следовали еще лесом, напали на неприятельскую конницу с такою жестокостью, что она с превеликим поспешением принуждена была ретироваться и прогнана была до второй линии. Как таким образом неприятельскую конницу обратили в бег, то сии победившие 20 эскадронов, поворотя влево, напали с тыла на пехоту первой неприятельской линии таким образом, что она с места тронулась. Стоявшие в средине обеих линий 10 эскадронов гусарских, приметя сей счастливый успех 20 эскадронов левого крыла, обратились тотчас налево и поскакали к левому крылу, куда они в самое то время, как конница напала с тылу на неприятельскую пехоту, прибыли и ее же спереди атаковали, а тем все правое крыло неприятельской пехоты привели в такое замешательство, что оно принуждено было ретироваться с великим уроном и в превеликом непорядке, чего ради сказать можно, что кроме 20 эскадронов конницы одержание сей победы должно, по справедливости, приписать десяти эскадронам гусарским.

Сентября 12-го смотр был еще некоторым полкам, и вся армия вступила того дня в поход и следовала тем же порядком, как собралась, из лагеря назад в свои гарнизоны.

Из Москвы получено на почте в Петербург известие, что ноября 1 числа, в 3 часа пополудни и в самые вечерни, загорелось во дворце, что слывет Головинский, на Яузе-реке, и пожар размножился так, что весь дворец при отпуске почты в пламени огня был и близ пяти часов продолжался, а что спасено от пожара оного дворца и от какого приключения произошло такое несчастье, еще на будущей почте ожидается пространнейшее известие. И при том прискорбном и весьма сожалительном состоянии, как пишут, ужасный во всех церквах Москвы был тревожный в колокола звон, как обыкновенно бьют в набат.

По получении из Москвы почты от 4 ноября о случившемся пожаре, который 1 ноября был, подтверждается, яко то пожарное несчастье произошло во дворце от нижней печи под залом. Тогда караул был при дворе лейб-гвардии от Семеновского полка, а те дворцовые печи под дирекцией состояли обретающегося при строении дворцовом генерал-майора Давыдова. Всемилостивейшая государыня после пожара изволила перейти во дворец в село Покровское, а его высочество великий всероссийский князь и наследник российского престола для житья от того пожара изволил перейти в слободу, что слывет Немецкая, в дом г. Чеглокова.

И в С.-Петербурге до сего те две ведомости получены.

Еще из Москвы от 11 ноября уведомляют, что село Перово близ Москвы, где построен был немалый дом, оный на место сгорелого велено перевезть, а к тому еще готовые дома способные, приказав взять за деньги, построить. А последним известием окончилось тем, что по высочайшему ее императорского величества соизволению на всем старом фундаменте сгорелого дворца велено строить дворец, который бы в непродолжительном времени построен был, а для наискорейшего успеха то строение поручено князю Никите Юрьевичу Трубецкому и Петру Ивановичу Шувалову и определены гвардии офицеры к оному строению, и ожидать надлежит, что оный дворец построится скоро, ибо великое множество всяких мастеровых людей собрано как вольным наймом, так и казенных всяких мастерств.

В письме г. барона Григория Николаевича Строгонова к Василию Нащокину от 16 декабря написано, что 10 числа того декабря всемилостивейшая государыня в новопостроенный дворец перейти изволила в немалом собрании при пальбе из пушек, а где будет торжествован высочайший ее императорского величества день рождения, то известие ожидается.

И всего удивительнее, что 1 ноября немалое число покоев во дворце без остатку сгорело, а в новопостроенном на том же фундаменте дворце, как известно, более 60 покоев и зал, 16 сажен 2 аршина длина и 12 сажен с одним аршином ширина, и все построено и великолепно убрано в один месяц и 16 дней от сгорения прежнего дворца, что почитаю, оное предивное исправление для достопамятности ведения в журнал записать всеконечно нужно есть, ибо 10 декабря ее императорское величество, наша всемилостивейшая государыня изволила в новопостроенный дворец перейти при пальбе из пушек, причем все знатные были и с пришествием ее императорского величества в новый дом поздравили.

И того же дня ввечеру, по высочайшему ее императорского величества соизволению, при дворе сговор был: камергер и кавалер граф Скавронский с дочерью статского действительного советника и кавалера барона Николая Григорьевича Строгонова контесою Мариею Николаевною обручался.

Декабря 18-го, в день всевысочайшего торжества рождения ее императорского величества всемилостивейшей государыни, обыкновенный знатных ко двору приезд был, пополуночи в 10 часу и после обедни все ее императорское величество всеподданнейше поздравили с днем высочайшего торжества, и по докладу от Правительствующего Сената о перемене рангов всемилостивейше пожалованы и в разные места определены, а другие от службы с награждением ранга отставлены, и того дня после обедни пожалованных разными чинами 217 персон.

Да того же числа ввечеру, когда ее императорское высочество, всемилостивейшая государыня изволила выйти в вечерний бал и пожалованных изволила из высочайшей всемонаршеской милости жаловать к руке, тогда, по докладу лейб-гвардии Конного полка г. подполковника, рейхсграфа и разных орденов кавалера Разумовского, пожалован того же полка майор Григорий Корф в генерал-майоры.

Того же часу и я всемилостивейше пожалован генерал-майором, и хотя ни в докладе и ни от кого предстательством о имени моем упомянуто не было, и я был заочно, и на мысль мне самому не приходило, и ни к кому о том не писал, а по неизбежному от Всевышнего благоволению и от помазанницы Божией, нашей всемилостивейшей государыни, я напомнен, и пожаловать соизволила изустным указом, всемилостивейше соизволила о пожаловании моем объявить Малороссии и обеих сторон Днепра гетману, лейб-гвардии Измайловского полка подполковнику, Десиенц Академии наук президенту, действительному камергеру и разных орденов кавалеру графу Разумовскому, а оный о том всемилостивейшем пожаловании объявил мне письмом, которое оригинально при сем прилагается.

Того же торжества высочайшего ее императорского величества дня рождения пожалованы: в генерал-поручики архангелогородский губернатор Степан Алексеев сын Юрьев; в генерал-майоры бригадир и Военной коллегии член Василий Суворов; в генерал-майоры же бригадир Алексей Жилин и в Астрахань губернатором. Да лейб-гвардии в полках, по докладам, всемилостивейше апробованным от всех четырех полков произведены чинами и с награждением рангов в отставку отставлены, всего 263 человека.

Того же 1753 года, 18 декабря, в день всевысочайшего ее императорского величества рождения, дети мои Воин и Петр лейб-гвардии Измайловского полка из каптенармусов пожалованы в сержанты.

Генваря 25 числа 1754 года при письме действительного тайного советника Правительствующего Сената генерал-прокурора, лейб-гвардии Преображенского полка майора и разных российских орденов кавалера князя Никиты Юрьевича Трубецкого прислана с именного ее императорского величества указа копия о пожаловании обоих нас с Корфом в генерал-майоры, и для памяти впредь с того указа копия, а письмо оригинально прилагается.

И того же 25 числа из Правительствующего Сената в сенатскую контору тот ее императорского величества указ о объявлении нам чинов и о приводе на новые чины к присяге ведением сообщен и, таким образом, чин генерал-майора от ее императорского величества, всемилостивейшей государыни получил я, будучи командиром при оставшихся в С.-Петербурге лейб-гвардии Измайловского полка двух батальонах.

Генваря 28-го лейб-гвардии секунд-майоры Конного - Григорий Корф, Измайловского - Василий Нащокин в С.-Петербург Правительствующего Сената в контору призваны, которым объявлен пожалованный от ее императорского величества чин, и в церкви кадетского шляхетного корпуса присяга учинена на новопожалованный чин генерал-майора.

В С.-Петербурге в ведомостях напечатано из Москвы от 28 генваря, что 23 числа генваря ее императорскому величеству, всемилостивейшей государыне именем всего российского купечества за высочайшее ее императорского величества к верноподданным, особливо всероссийскому купечеству, оказанное высокомонаршее милосердие увольнением от платежа внутри государства таможенных сборов, как о том известно из опубликованного в народе ее императорского величества указа от 20 декабря 1753 года, принесено всеподданнейшее и достодолжное благодарение, причем ее императорскому величеству от всего купеческого корпуса всенижайше поднесены в дар: камень алмаз весом в 56 крат без 32 доли ценою в 53000 рублей на золотой тарелке высокой работы да 10000 червонных иностранных на трех серебряных блюдах высокой же работы и рублевою монетою 50000 рублей, который дар от ее императорского величества принят весьма милостиво.

В газетах от 18 февраля за надобность сие примечание почитается, какое в Царьграде турецкое министерство о резиденции при европейских дворах рассуждение имело. Хотя, по древнему их обычаю, кажется в небесполезное министерское рассуждение для государственного покоя и только собственно себя содержат, но в случае, когда вникнут в европейское обхождение, статься может, что и то переймут, что прочие дворы какие обстоятельства имеют, и судилось мне для будущих впредь времен того турецкого министерства рассуждение для памяти тот артикул внесть в журнал, яко следует под сим.

Из Константинополя от 5 генваря. На сих днях в Диване, по повелению султана собранном, паки предложено было: не надлежит ли Оттоманской Порте всегда содержать министров при иностранных дворах? О чем как каждый паша, так и все прочие члены Дивана должны были дать свое мнение. Некоторые из них представили, что того делать не должно прежде, пока основательно окажется, что сие Оттоманскому государству к славе и пользе касаться может. Что принадлежит до пользы, то не видно, чтоб Порта от точнейших обязательств с другими дворами больших выгод надеяться могла, наипаче надлежит думать, что оной Порте могут быть весьма вредны, ибо тогда Порта, взирая на своих соседей, поступать, а может быть и в происходящих между ними несогласиях участие принимать должна будет, без чего она, однако, обойтись может, когда министров при иностранных дворах содержать не будет.

Весьма великое премилосердие монархини, нашей всемилостивейшей государыни императрицы, как из опубликованного ныне указа во всенародное известие примечено было, что верноподданные в великом порадовании за столь превысочайшую императорскую милость, что Ладожский канал совсем от пошлин освобожден как с запасов, следующих из России, так сена и всяких плотов бревен и дров, но только на достройку оного канала положено по два процента с рубля с тех товаров, которые отпускаются в продажу за море, да и то платить при отпуске у порта, а не в канале, и такое оное отпущение платежа санктпетербургским жителям, которые привозным довольствуются, и Новгородской губернии великая польза учинена.

По состоявшемуся ее императорского величества указу, хотя в провозе Ладожским каналом всяких съестных товаров, с дров и бревен положено было с рубля по два процента, а ныне, по выданному в народ печатному указу февраля 22 числа 1754 года, все те пошлины отставлены и никакого сбору при том канале не будет и провозить все припасы беспошлинно, а которые товары тем каналом везены будут в отпуск за море, с тех товаров по два процента с рубля брать при порте в С.-Петербурге, которым указом жителям в С.-Петербурге как от привозу всяких запасов, так дров и бревен и сена из России весьма великий открыт способ по щедрой милости нашей самодержавнейшей, великой государыни императрицы, и верноподданнейшим здешней столицы жителям оказана полезнейшая милость, что и следует для достопамятства внесть в записку.

Мая 25-го, пополудни в 7 часу, ее императорское величество, наша всемилостивейшая государыня, к несказанной радости всех жителей здешней императорской резиденции, благополучно прибыла сюда в летний дворец из Сарского села при пушечной пальбе с крепости и Адмиралтейства и при несказанном множестве собравшегося по улицам народа, по всей дороге въезжающего С.-Петербург. А при отъезде из Москвы всемилостивейшая государыня к народной пользе указы подписать изволила, которые и в народ публикованы.

1) Об уничтожении древних крепостей на людей и крестьян, по которым, за давним их временем, ябедники, рушители общего покоя пользовались как подбором имен, так и прочими злодейскими вымыслами, от чего по разным обстоятельствам, за недостатком к своему утверждению, неповинные не токмо притесняемы были и страдали, но и всего имения своего лишились. Напротив того, по новому установлению, по которому не токмо вышеписанные злодейства пресечены и великое число дел умалится, но без сомнения всяк свое себе утверждать и неправых челобитчиков испровергать будет в состоянии. Тут же и о насильном завладении людей и крестьян положение учинено, которого доныне не было.

2) О размежевании всего государства для пресечения доныне происходимых насильств и разных вымыслов к отнятию одному от другого земель и имения, от чего множество ежегодно драк и убийств, а по оным следствий происходило и по большей части как Вотчинная коллегия, так губернские и прочие им подчиненные канцелярии наполнены доныне делами, которое зло чрез сей способ совершенный конец возымеет.

3) Об учреждении государственного банка для дачи денег взаймы дворянству со взятием в год по шести процентов, а при том запрещение, чтоб во всей области ее императорского величества свыше шести процентов всякого звания люди брать не отваживались под штрафом лишения того капитала, с которого выше шести взято будет.

4) Об учреждении казенного банка при С.-Петербургском порте для российского купечества.

Сентября 5-го, день всевысочайшего ее императорского величества тезоименитства, торжествован был в летнем ее величества доме. Лейб-гвардии полки пехотные, состоящие с гранодерскими ротами, и лейб-гвардии Конный полк, и армейские полки были в параде, а какое число гвардии и армейских полков и как учреждены были в параде, при сем для достопамятного известия прилагается план с показанием полков по званиям и сколько числом.

В 10 часу того дня пополуночи ко двору был съезд иностранных и российских знатных особ обоего полу пяти первых классов для поздравления. Ее императорское величество, всемилостивейшая государыня в 12 часу изволила идти к обедне в придворную церковь при множественном числе знатных особ. По окончании службы Божией говорена проповедь преосвященным Тверским и Кашинским епископом и членом Святейшего Синода Григоровичем, а по окончании изволила ее императорское величество ретироваться в покои и придя от всех всемилостивейше изволила принять поздравление.

В Петропавловском соборе при собрании всех архиереев и архимандритов по окончании литургии отправлен благодарный молебен.

Потом с крепости С.-Петербургской и с Адмиралтейства, и с трех яхт, украшенных флагами, стоящими на якорях на Неве-реке, происходила стрельба от стоящих в параде гвардии и армейских полков беглым огнем троекратно. Оным корпусом командовал генерал-аншефт, гвардии подполковник и кавалер Апраксин с присутствующим генералитетом и лейб-гвардии штаб-офицерами. По окончании троекратной стрельбы беглым огнем все полки в свои места распущены.

Ее императорское величество с великим князем и наследником всероссийским кушать изволила под троном, и трактованы первых четырех классов обоего пола обеденным кушаньем, при том происходила итальянская музыка и кастрат пел. За столом, при пушечной стрельбе, за всевысочайшее ее императорского величества здравие и за здравие великого князя пили по пукалу, а третий пукал происходил благополучию всего Российского государства, и тем обеденное кушанье кончилось.

А в 7 часу пополудни всем был во дворце съезд и начат был бал, который в присутствии всемилостивейшей государыни продолжался до 12 часу пополудни, и в оном часу разъехались.

Сентября 20-го. О рождении его императорского высочества и о всем, что происходило, при сем печатная ведомость прилагается.

Сентября 25-го повещено было первым пяти классам съехаться в 10 часов ко двору, ибо в тот день назначено крестить новорожденного великого князя.

В 12 часу всемилостивейшая государыня при провождении знатных в великой свите из залы летнего дома изволила идти в придворную церковь, а за ее величеством несен ко крещению новорожденный великий князь Павел Петрович, которого несла вдовствующая генерал-фельдмаршала принца Гессен-Гомбургского супруга, ее светлость княгиня Настасья Ивановна, и держана под руки, по правую обер-гофмаршалом и кавалером Св. Апостола Андрея Шепелевым, а по левую обер-гофмейстером и кавалером того же ордена бароном фон Минихом. И по принесении в придворную церковь и по восприятии

Св. крещения с такою церемонией препровожден во внутренние покои, и по окончании молебна с крепостей С.-Петербургской и Адмиралтейской происходила пушечная пальба. И того дня более ничего не происходило.

Сентября 26-го состоялся указ и объявлен из Правительствующего Сената о пожаловании для рождения ее императорского величества внука Павла Петровича в награждение деньгами всем солдатам и матросам: гвардии по два рубля, а прочим по одному рублю.

Октября 7-го, каков указ состоялся о титуле новорожденного великого князя, при сем прилагается печатный оригинал.

Октября 9-го о рождении его императорского высочества великого князя Павла Петровича в С.-Петербурге в летнем доме происходило торжество.

Пополудни в 7 часу велено ко двору съехаться четырех классов обоего пола. С 9 часу начался бал. Ее императорское величество из своих покоев при свите придворных кавалеров изволила выйти в зал, а в 11 часу зажжен был фейверок, который учрежден был при дворе; и в начале 12 часа всемилостивейшая государыня ретироваться изволила в почивальню, а государь великий князь с иностранными министрами и четырех классов дам и кавалеров российских изволил идти ужинать в галерею, что перед придворной церковью, и за столом продолжались до 2 часов пополуночи, причем как пальбы из пушек, так и ни за какое здоровье покалами не пили, и по окончании ужинного кушанья разъехались.

А после того во всю неделю определено препроводить время весельем, и происходили при дворе оперы, комедии, а 12 числа машкарад был, а 16, то есть в воскресенье, машкарадом окончено.

Представлены были великолепные иллюминации. Аллегорическое представление на главном плане фейверка было следующее:

Россия в отверзтом круглом храме, где в средине представлено было здание Чести с щитом имени ее императорского величества под короною, стояла на коленях пред жертвенником, а подле ее Верность и Благодарность во образе младенцев, которые побуждали ее принести жертву и фимиам своих желаний вознести на небо, с подписью внизу: Единаго еще желаю.

После явилось с высоты на легком облаке великим сиянием окруженное Божие Провидение с новорожденным Принцем на пурпуровой бархатной подушке с надписью: Тако исполнилось твое желание.

Изъяснение сего представления содержится в следующих стихах:

И так уж Божия десница увенчана,
Богиня! все, чего толь долго Ты желала!
Чего ж желала Ты? лишь счастия граждан,
Благополучия Тебе подвластных стран!
Благополучием их так Ты веселишься,
Что большего искать веселия не тщишься!
И так уж Ты на верх утех возведена!
Россия! небесам любезная страна!
И верность подданных, и благодарность купно
Просили Господа с Тобою неотступно.
Услышал Он мольбы с святыя высоты
И все исполнил то, чего желала Ты.
Он Промыслом своим довольно уверяет,
Что Он Твоей мольбы отнюдь не презирает.
Исполнилось Твое желание теперь:
Россия счастлива и с ней Петрова дщерь.

После сего торжества знатные особы в С.-Петербурге в домах своих делали для машкарада богатые трактаменты с представлением великолепных иллюминаций, где присутствовать изволила всемилостивейшая государыня, и чрез всю ночь веселие в танцах препровождалось, а после делали вольные машкарады.

Из многих остзейских городов получены были ведомости о рождении великого князя Павла Петровича, по благодарении Бога, публичные торжества с представлением иллюминации.

Ноября 1-го. О трясении земли в Царьграде, каков получен из письма экстракт с ведомостью, в газете под № 87 объявлено. Оный артикул для достопамятного впредь ведения в сей ведущийся журнал внесено.

Экстракт письма из Константинополя от 18 сентября. Второго числа сего месяца было здесь жестокое трясение земли, которое около 7 минут продолжалось; по тому городу слышны были плач и вопль, и все находились в крайнем страхе своего живота. На рассвете оказалось, сколь много мечетей, гостиных дворов, бань, палат и других публичных строений повреждено сим трясением. Видимы были целые улицы, в которых домы обвалились и которых развалинами побито было множество людей, не упоминая о тех, которые в учинившиеся в разных местах в земле расселины с домами и со всем провалились. Все бежали вон из города и искали спасения своего на поле. В серале не меньше было страху и беспокойства; разные строения, из которых оный дворец состоит, чрезвычайно великий вред претерпели; потрясло и часть покоев женских, и две большие киоски, или каменные беседки в саду, которые на крайнем конце садов стояли, совсем опрокинуло. Муфти, верховный визирь и все министры Порты собрались к великому султану, ожидая следствия сего несчастливого приключения.

Третьего числа было вторичное трясение, но не столь сильное, а четвертого трясение было нарочито жестоко и которым несколько домов опрокинуло, которые в первый раз только потрясло. Прежнюю Софийскую церковь, остаток великолепия греческих императоров, где ныне мечеть, сим трясением чрезвычайно повредило.

Пятого числа сделалась ужасная буря с молнией и громом, которая во весь день продолжалась. Сия бурная погода стояла всю следующую ночь до утра, и мы надеялись, что избавимся от нового трясения, однако напрасно тем себя ласкали, ибо трясение продолжалось то с большею, то с меньшею силою до 14 числа сего месяца, до 5 часов утра, в которое время почувствовали мы жестокий удар и, спустя полчаса, другой такой же удар и наконец еще третий, но поменьше. Первые два удара причинили великий вред, а особливо в квартирах янычар, в арсенале и на большой улице серальской.

Третьего дня великий султан в провождении верховного визиря и знатнейших офицеров Порты поехал из столичного города в один из своих загородних дворцов, на берегу большого канала лежащих.

Как скоро из первых ударов приметили трясение земли, то граф Дезалиер, посол французский, г. Портер, посол английский, барон Гашепие, посланник Генеральных штатов, посол венецианский и господа Пенклер и Обрезков, министры императорских дворов, венского и российского, приняли намерение выехать из своих домов на поле, где живут они по большой части в палатках, пока совсем утишится трясение земли и можно будет им войти опять в свои домы.

Вред, который учинился в некоторых местечках и деревнях около города, также и вдоль канала, очень велик: считают уже около 3000 человек жителей, которые с начала сего несчастья погибли; многих вынули из-под развалин, но многих других спасти невозможно было. В трех частях города Константинополя и больше никто не живет, ибо все жители разбежались оттуда по уезду.

Третьего дня в 4 часу пополудни слышан был от Тофаны подземный стук, подобный грому, при этом казалось, будто вода в канале превеликое движение имела. Вчера было опять почти трясение, но не очень сильно.

И более в примечании вышеозначенного года не происходило.

Генваря 1 дня 1755 года в С.-Петербурге ко двору ее императорского величества был обыкновенный приезд и с новым годом поздравление ее императорскому величеству и ее величества фамилии.

Генваря 24-го выданным указом публиковано об учинении университета и при нем гимназии в Москве, чего ради, для достопамятного ведома впредь, при сем о том знатнейшем по высочайшему ее императорского величества соизволению учреждении точный печатный указ прилагается.

Февраля 2-го в Петербурге известие получено, в котором хотя нужда не обстоит, но для примечания к достоинству такой редко бываемый рода человеческого натуры случай происходит, и для того нижеследующее случение внесть подобает в журнал. В Московскую губернскую канцелярию рапортом 1754 года написано: "Шуйского уезда, вотчины Николаевского монастыря Введенского у крестьянина Якова Курилова с первою женой 21 брюхо, в том числе 4 четверни, 7 тройни, 10 двойни, всего 57 человек; с другой женой 7 брюх, все по двойне, в том числе 1 тройня, итого 15 человек. Всех было 72 человека, а вышеписанный крестьянин Курилов, по известию, и ныне жив, лет ему 70".

Апреля 24-го. Присланному от Порты Оттоманской посланнику, который прислан с грамотой о восшествии нового султана, аудиенция была в летнем ее императорского величества доме в С.-Петербурге. Ее императорское величество изволила быть под троном: статс-дамы и фрейлины в богатом платье рядом по старшинству стояли в галерее по правую сторону трона, а пяти классов генералитет и придворные кавалеры по левую сторону, также в богатом платье. По сторонам кресел, на которых ее императорское величество изволила присутствовать в пребогатом голубом платье с серебром, стояли по правую сторону обер-егермейстер и лейб-компании капитан-поручик и кавалер рейхсграф Разумовский, по левую обер-гофмейстер и кавалер барон Миних. По подании от посланника грамоты принял ее для поднесения всемилостивейшей государыне великий канцлер, сенатор и разных орденов кавалер Бестужев-Рюмин и по поднесении ее императорскому величеству положил на приготовленный по правую сторону столик и, отшед из-под трона по степеням задом, приступя к посланнику, ответ говорил именем ее императорского величества вкратце. А что касалось речи от посланника, то переведено было на русский диалект и читано прежде подания грамоты пред ее императорским величеством от генерал-майора и генерал-рекетмейстера Дивова. И тою церемонией аудиенция окончена.

Вне двора ее императорского величества поставлена была команда армейских полков по обе стороны дороги в две шеренги под командою генерал-майора и кавалера Салтыкова, а внутри двора ее императорского величества фруктом в четыре шеренги при одном белом знамени лейб-гвардии полков гранодер и солдат 400 человек, в средине мушкетеры и знамя, а по флангам гранодеры с принадлежащим числом обер-офицеров, также и унтер-офицеров, капралов и прочих чинов, а командовал оными генерал-майор и лейб-гвардии Измайловского полка майор Нащокин.

По прибытии ее императорского величества из зимнего дома в летний в церемониальном штате означенною командою ее императорскому величеству оный Нащокин со стоящим всем фруктом сказал на караул со уклонением знамени и в барабан бить поход.

А как турецкий посланник шел церемонией, то как вне двора армейские, так и внутри двора ее величества гвардии полков команда держала ружье у ноги без отдания комплимента.

Апреля 25-го торжество коронации было в зимнем доме. Лейб-гвардии и армейские полки около дворца были в параде и по окончании службы Божией палили из пушек и из ружья беглым огнем трижды, и был обеденный трактамент пяти классов обоего пола.

Июня 13-го, во вторник, сын мой меньший Иван, от рождения своего имея 8 лет, отправлен из С.-Петербурга в новоучрежденный университет при учителе того университета второго класса г-не Михельсоне.

Июня 14-го турецкий посланник имел равным образом при дворе аудиенцию для возвращения своего в отечество.

Июня 29-го, в день Св. Апостолов Петра и Павла, в тезоименитство государя наследника великого князя и его высочества сына великого князя Павла Петровича, объявлено было от двора, чтоб после полудня были пяти классов обоего пола и иностранные министры в Ранинбом, где при зажжении иллюминации был бал, а после вечернее кушанье. А при всем том торжествовании его высочество государь великий князь и с великой княгиней присутствовать изволили, откуда приезжающие из С.-Петербурга разъехались в два часа пополуночи.

Для примечания. От Петрова дня, то есть во весь июль месяц и августа по 17 число, редкий день, чтоб дождя не было, отчего сену великий вред причинился: большая часть покошенного сена от дождя погнила, и от того градским жителям не без нужды; к тому же сей год умножено в Петербурге полков для дворцовой работы да лейб-кирасирский полк приведен, и по тому умножению цена сену против прежних цен превосходит.

Сентября 5-го обыкновенный всех знатных ко двору приезд и с тезоименитством ее императорского величества поздравление, и по трактовании обедом и вечерним балом то торжество кончилось.

Сентября 20-го, день рождения государя великого князя Павла Петровича. При оном торжестве лейб-гвардии полков поданные доклады о произвождении в тех полках офицеров и унтер-офицеров в офицеры, и выпуск в армию и в отставку во все, и к делам, от ее императорского величества конфирмованы, а на вечернем бале пожалованы из генерал-поручиков в генерал-аншефты: Юрий Ливен, Вилим Фермер, а по окончании, бала старее оных генерал-поручик принц Голштейн-Бек заочно пожалован генералом же аншефтом, которые в том пожаловании старшинство свое имеют по прежним чинам, как состояли.

Ноября 15-го в С.-Петербурге в новопостроенный деревянный зимний ее императорского величества дом на реке Мье и по большой перспективой дороге, что к Адмиралтейству, ее императорское величество пополудни часу в 8 перейти изволила со всею высочайшею фамилией.

Декабря 25-го о генералитете, которые вновь произведены в армию, и великая перемена всей армии конфирмована, и немалое число в отставку к штатским делам и вечно в до мы отпущено; по рассмотрению Военной коллегии с генерал-аншефтами и по многой отставке досталось в армии немалому числу из майоров в полковники.

В 1 день генваря 1756 года обыкновенный был поутру приезд ко двору, и ее императорское величество с новым годом иностранные министры и российские всех классов знатные обоего пола поздравляли; также и ее императорское высочество государя великого князя и великую княгиню поздравляли, а вечером был бал и фейверок зажжен, при нем огненные фигуры наподобие перемид, и вертелись перемиды огненные самого белого огня фигуры, которых было множество, и ракет верхних и нижних, швермеров употреблено было множество.

От начала нового года зима происходила весьма слабая с великими ветрами и часто с прибылою с моря водою и всевременно с переменною погодою.

Генваря 6-го у нового ее императорского величества зимнего дворца против окон, подле зеленого моста на реке Мье, учреждено было для Ердани место, и от церкви Казанской Богоматери приходили с крестами, а полки у дворца и по берегам оной реки с обеих сторон стояли.

В начале сего года небеззнатное дело вдруг оказалось, что о том отнюдь слуха не было, а 6 февраля в полученных газетах между прочими ведомостьми из Лондона в одном артикуле напечатано, что нечаянный случай весь народ привел в радостное движение, а именно: минувшего генваря 16 числа ввечеру был великий совет в Сен-джамсе, в котором подписан трактат между дворами английским и прусским, а в каком состоянии, о том в книге газетной точно явствует в артикуле под № 11 из Лондона от 23 генваря, а под номером 12 из Берлина от 5 февраля, и того года газетная книга февраля месяца в моей библиотеке при журнале собрана. А более для того, что ожидается, какой случай между Францией и английским двором произойдет: война или мир? в том будет участие иметь прусский двор, как означилось в учиненном между оными дворами трактате.

Апреля с 29 на 30 число, пополуночи в первом часу, начался дождь с громом, и от молнии в третьем часу пополуночи зажгло Петропавловский шпиц, который горел с час и свалился; как оный шпиц, так и на соборной церкви купол сгоря свалился же, от чего и в церкви иконостас повредился. После того вскоре именным ее императорского величества указом велено канцелярии от строений учиня проект, строить, которая и начата в месяце мае строиться.

Мая 10-го при высочайших ее императорского величества домах от дежурного генерал-адъютанта, лейб-гвардии Преображенского полка премьер-майора и кавалера Александра Борисовича Бутурлина во все лейб-гвардии полки сообщено, что ее императорское величество из высочайшей милости повелеть соизволила: всем лейб-гвардии господам майорам завтрашнего числа в 9 часов быть в село Царское, а при полках команду поручить старшим капитанам. Того ради о вышеписанном для надлежащего исполнения чрез сие сообщается, а егда в оном полку кто из господ майоров находился болен, о том сей час к дежурству прислать записку. У подлинного подписано: Иван Касагов.

И по сему высочайшему ее императорского величества соизволению мая 11 дня, в 9 часов, всех лейб-гвардии полков майоры в Царское село съехались к дежурному генерал-адъютанту, а потом пошли с обер-егермейстером, лейб-компании капитан-поручиком и разных орденов кавалером, его сиятельством рейхсграфом Алексеем Григорьевичем Разумовским в палаты верхнего апартамента для смотрения новопостроенной церкви, украшенной великолепием, и прочих палат, преукрашенных великолепно разными художествами. А оттуда пришли в покои, где ее императорское величество присутствовать изволила, а когда ее императорского величества выход был, тогда приезжие гвардии майоры за всевысочайшую ее императорского величества милость всеподданнейше благодарили, что удостоены были приездом в село Царское.

Того же числа, пополудни во 2 часу, ее императорское величество изволила идти в новопостроенный Царского села Эрмитаж с несколькими статс-дамами и придворными кавалерами, а при этом указано в присутствии ее величества быть у стола и приезжим гвардии майорам, которые по высочайшей императорской милости имели честь при обеденном кушанье за столом ее величества кушать, а после обеда с всеподданейшим благодарением допущены к руке ее величества, а потом обратно в Петербург следовали.

По вышеписанному же высочайшему соизволению удостоились быть: генерал-аншефт и кавалер, лейб-гвардии Конного полка премьер-майор князь Петр Черкасский; генерал-лейтенант и кавалер, лейб-гвардии Преображенского полка премьер-майор Касагов; генерал-лейтенант и кавалер, лейб-гвардии Преображенского полка премьер-майор Федор Ушаков; генерал-лейтенант и кавалер, лейб-гвардии Семеновского полка премьер-майор Никита Соковнин; генерал-лейтенант и кавалер, лейб-гвардии Измайловского полка премьер-майор Иван Гурьев; генерал-майор и кавалер, лейб-гвардии Конного полка секунд-майор Григорий Корф; генерал-майор, лейб-гвардии Измайловского полка секунд-майор Василий Нащокин; генерал-майор, лейб-гвардии Преображенского полка секунд-майор князь Меншиков; генерал-майор, лейб-гвардии Измайловского полка секунд-майор Гаврила Рахманов.

Мая 16-го Настасью, большую дочь, сговорил я замуж за сына генерал-поручика Ивана Афанасьевича Шилова, лейб-гвардии Измайловского полка подпоручика Михаила Ивановича Шилова, в Петербурге.

Июня 1-го ее императорское величество, всемилостивейшая государыня указать соизволила новопостроенную в слободе лейб-гвардии Измайловского полка деревянную на каменном фундаменте церковь во имя Святой Троицы и в ней придел во имя Иоанна Воина освятить, что того 1 числа июня и учинено, и священа архиепископом С.-Петербургским и Шлюшенбургским, архимандритом Алек-сандро-Невской лавры, членом Святейшего Синода Сильвестром с освященным причтом.

В опубликованном из Правительствующего Сената указе между прочим в нижеписанных пунктах напечатано. В первом, для внесения в сей журнал нужде не состоит. Во втором, которые из обучающихся в Московском университете действительно в воинской и гражданской службе записаны и впредь будут записаны же, а лета и склонность их дозволяют им обучаться наукам, таким для обучения дозволять при университете остаться для вышесказанных лет возраста их, а чтоб они не могли чрез то потерять свое произвождение, оных как в воинской, так и в гражданской командах, где они в службу записаны, в повышениях старшинством не обходить и про-извождение им чинить по указам. В третьем: а которые из оных в Московском университете, будучи в 20 лет возраста их, окажутся склонными и способными к обучению высших наук и для того нужно будет им остаться при университете далее тех 20 лет их возраста, о таковых с изъяснением о их науках Московскому университету представлять Правительствующему Сенату, по чему и надлежащие определения чинены будут. Мая 18 дня 1756 года. У подлинного подписано тако: обер-секретарь Иван Ермолаев. Секретарь Иван Васильев. Регистратор Борис Сахаров.

По получении вышесказанного указа Василий Нащокин о сыне своем Иване, что записан в Московский университет, подал записку чрез камергера и орденов российского Александра Невского, польского Белого орла и Св. Анны кавалера и Московского университета куратора его превосходительства Ивана Ивановича Шувалова, а в какой силе подано, при сем сообщается:

"Василия Нащокина сын, Иван Нащокин, в прошлом 1755 году, в июле месяце, написан в Московский университет, а сего 1756 года, мая 18 дня, по состоявшемуся ее императорского величества указу велено: ежели из таковых записанных в университет для службы записываться будут в разные места, и в тех местах числить их в университете до урочных лет, а за учение их по линии старшинства с прочими производить. И по тому ее императорского величества указу, из высочайшей ее величества милости просил, чтоб его написать в солдаты лейб-гвардии в Измайловский полк, и до указных лет быть для обучения в университете".

И по докладу, каково ее императорского величества, всемилостивейшей государыни воспоследовало повеление, при сем впредь для ведения, а особливо сыну моему Ивану, как о нем производилось, сообщается:

"Ее императорского величества от дежурного генерал-адъютанта лейб-гвардии в Измайловский полк. Ее императорское величество из высочайшей своей монаршеской милости указать соизволила: оного полка г. майора Нащокина сына его Ивана Нащокина, который находится с прошлого 1755 года, июля месяца, в Московском университете, записать в объявленный лейб-гвардии Измайловский полк в солдаты и в том полку числить его до указных лет для обучения в оном университете. О чем оное ее императорского величества именное повеление чрез сие ко исполнению и сообщается". У подлинного подписано тако: граф Александр Шувалов.

Посему отданным в полк приказом оного июня 1 числа сын мой Иван и написан в комплект в 4 роту, и велено ему быть до урочных лет в университете.

Июля 1-го. В Стекголме учинена экзекуция, как явствует в полученных сего 1756 года газетах, что хотели короля учинить суверейном, о чем донесено Сенату, и названы те главные особы возмутителями и помешателями государственного общего покоя. Оные же особы были фамилии знатной: барон Горн и граф Браге со товарищи, которые за то их преступление июня 23-го казнены смертию отсечением глав. Любопытный же может читать о той экзекуции в газетах 1756 года, а именно под номерами 60, 62, 64, 65, в которых обстоятельно описано. Сей колокол будет звонить надолго и, следовательно, тем примером не скоро отважится кто на счастье, чтоб чрез такой же случай учинить себе фортуну.

При газетах означенного 13 числа прибавление получено о приезде чрезвычайного российского посланника ко двору турецкого султана, статского действительного советника князя Сергея Долгорукова и о аудиенции его, которая происходила 12 числа мая сего года.

Для обстоятельного же известия оное печатное прибавление при сем прилагается.

Октября 18-го Василий Нащокин отпущен из С.-Петербурга в Москву именным указом без вычета по окладу генерал-майора жалованья.

Ноября 2-го в Москву благополучно приехал.

Ноября 8-го выдал дочь свою большую Настасью замуж за Ми-хайла Ивановича Шилова, который служит лейб-гвардии Измайловского полка подпоручиком. Приданого дано 3000 р. денег да на 4000р. платья и алмазных вещей.

Ноября 19-го из Москвы поехал в деревни свои ростовские и костромские и, возвращаясь чрез город Ярославль, между Ростовом и Переславль-Залесским, приезжая к селу Петровскому, на 30 число ноября, пополуночи часу в третьем, в левом плече такая чрезвычайная началась боль и во всю руку непрестанная ужасная стрельба, что с великим страданием происходило, и 40 верст, хотя с великою поспешностью везен из города Переславля-Залесского, где в самом от болезни худом состоянии пущена того же 30 числа кровь, и продолжался тут двое суток, потом в Москву везен с несказанным трудом от приключения той жестокой болезни, где до окончания сего года пользован доктором Монси, который признавал в вышнем градусе ревматизм от простуды, ибо тогда, 21 ноября, начались жестокие морозы и продолжались до окончания года, а потом по пользовании в Москве несколько стало легче, только рука с болью и нимало владеть не могла.

Декабря 28-го поехал я с нуждою на срок, и привезен в Петербург в великой от руки болезни 31 декабря, пополудни в 11 часу, и такая чрезвычайно мучительная болезнь продолжалась в болезненном беспокойстве от нестерпимой боли чрез несколько месяцев.

Чрез получение в разных месяцах и числах сего 1756 года газет наполнены у всех уши о происходившей баталии между войсками королевы венгерской с прусским королем в Богемии 20 сентября, при Либошице, и что прусский король овладел Саксонией, о чем здесь распространять за ненужное нахожу, ибо любопытный может о произвождении усильств короля прусского дому курфирста Саксонского и всей Саксонии ясно видеть из приходящих сего года ведомостей, как то выше объявлено, сколько гласно оное произвождение есть. Ожидать надлежит новых произвождении в 1757 году, какие дела, как между оных войск, так и о субсидии оной разоренной саксонской земле мощные сикурсы будут, а сей год тем окончен, что усилия Саксонии во всем продолжаются и прусское войско в Саксонии не точию во всяком удовольствии, но и непрестанно вербует король свое войско саксонскими людьми и деньгами наполняет свою казну, собирая саксонские определенные доходы, и сверх того тяжкие налагает контрибуции и, как выше описано, с оной изобильной Саксонии свой интерес наполняет без помешательства, так и своих генералов и офицеров обогащает пребогато.

В конце же сего года к российской многочисленной армии, стоящей неподалеку от прусской границы, то есть в Курляндии и около Риги, отправлен генерал-фельдмаршал, гвардии подполковник Степан Федорович Апраксин и, как дано знать по ведомостям, что прибытие его в Ригу происходило с особливым от граждан почтением и встречею, а во дни высоких торжеств были у него богатые трактаменты и балы.

И теми оказательными случаями сей 1756 год кончился.

Генваря 1 дня 1757 года в Петербурге ко двору ее императорского величества со всеподданнейшим поздравлением в обыкновенном часу все знатные обоего полу приезжали.

Генварй 21-го в газетах из Парижа от 7 генваря, к бесславию нынешнего века и к крайнейшему омерзению всего христианского рода, должно объявить, что, против всякого чаяния, нашелся во Франции другой зломерзкий Равальяк, который 14 мая 1610 года умертвил короля Генриха IV, а ныне, сего генваря 5 числа, пополудни в 6 часу, его величество король французский, будучи у своих детей, принцесс французских, при провожании дофина, выйдя, хотел внутри двора версальского вступить в карету, но неусмотрением гвардии протерся богомерзкий плутец до кареты и таким образом короля в намерении умертвить ранил, о том с точного письма из Франции при сей записке прилагается копия, а о продолжении всего чрез весь сей месяц генварь в газетах наполнены известия, и ими значится по сыску оного подлого злодея впредь для памяти в сей журнал записать должно, чем то злодейское дело окончится, и не явится ли кто, по показанию оного злодея, в том богопротивном умышлении сообщником, окажет время, чего ожидать надлежит.

Более ничего о том знатного не оказалось, как оного злодея чрез немалое время розысков казнью жестокою умертвили, растерзанием лошадьми, о чем в газетной книге сего 1757 года значится именно.

Полученная в Петербурге в июле месяце партикулярно копия с письма короля прусского к фельдмаршалу его Кейту, которого он именует милордом, после проигранных баталий против австрийцев 18 июня 1757 года:

"Гранодеры цесарские и войско весьма похвальное, сто рот обороняло одну гору, которую моя пехота взять не могла. Фердинанд ею командовал и атаковал семь раз, но без успеха. Первою атакою взял он батарею, но удержать ее не мог. Неприятель имел перед нами выигрыш множественною и преизрядно действующею артиллерией, которая делает честь Лихтенштейну, командующему ею, и с которой только Пруссия одна спорить может. Я имел мало пехоты, а конница хотя тут и была, но почти без действа. Я ее с жандармами и несколькими драгунами отдал Фердинанду: он атаковал без пороху; но напротив того неприятель своего не жалел; имел же себе неприятель в пользу горы, ретраншементы и превеликую артиллерию. Многие из моих полков совсем поражены. Генрих делал чудеса. Я вперед дрожу о любезных моих братьях: они лишне храбры. Фортуна от меня в тот день отвратилась, чего мне и ожидать было от нее надобно: она женщина, а я к ним не склонен; она взяла сторону женщин, которые против меня воюют. В самом деле, мне надобно было взять больше пехоты; успех, мой дорогой милорд, обнадеживает иногда вредительно: двадцати трех батальонов не довольно было сбить 60 тысяч человек с такого полезного места: впредь мы лучше сделаем. Что вы думаете о таком собрании? цель, только ежели б видел марку Бранденбургский, дед мой, удивился бы, видя внука своего в войне с русскими, с австрийцами, почти со всею немецкой землей и со ста тысячами вспомогательного французского войска. Я не знаю, будет ли мне стыдно не устоять, а знаю, что нет славы и меня победить".

Сего года вступила ее императорского величества армия под командой генерал-фельдмаршала Апраксина действительно чрез Польшу, имея марш до города Польского Ковни, и оттуда, переправясь чрез Неман-реку в Пруссию, марш производит. Известия об оном марше при газетах выдаются в прибавлениях, которые сего года в газетную книгу собираются.

А с особливым корпусом чрез Курляндию к Мемлю, первому городу прусскому, с войском отправился г. генерал Фермер, который по прибытии к оному городу с моря и с сухого пути атаковал и счастливую того города по штурмовании сдачу получил.

Августа 18-го по собрании в доме ее императорского величества шести классов воинских и штатских чинов объявлен манифест, а в газетах под номером 66, в артикуле напечатано, какова от короля прусского декларация и на оную от двора ее императорского величества ответ будет в книжной лавке продаваться, которые собраны и при сем прилагаются, а при том и публикованный манифест.

Августа 27-го от главной армии, что обретается в Пруссии под командою генерал-фельдмаршала Апраксина, в Царское село того числа вечером приехал генерал-майор Панин с известием о одержанной баталии над прусским войском, о чем в присутствии ее императорского величества в Царском селе того же часа отправлен благодарный молебен, а 28 числа в С.-Петербурге о том дано знать чрез стрельбу из 101 пушки с города пополуночи в 5 часу, а в 10 часов того же утра повещено собраться в Петропавловский собор, где объявлена была присланная реляция и, по прочтении оной, отправлен был благодарный молебен и стрелено с крепости из пушек. А как оная баталия происходила, при сем прилагается копия с письма, полученного от генерал-фельдмаршала Апраксина с генерал-майором Паниным и чтенного 28 августа в Петропавловском соборе, и печатная реляция со всеми при том обстоятельствами о происшедшей баталии.

А что сего же году между армиями королевы богемо-венгерской и короля прусского и от помощной армии короля французского происходит, любопытный да чтет и увидит ясно в книге, собираемой сего года газет и к тем прибавлений.

Прусский генерал-фельдмаршал Левальд, как из укрепленного места к российской армии намерен был выйти и дать баталию, тогда, каковую дал всей армии диспозицию о произведении баталии и как к тому распоряжен был генералитет и действовать полкам, при сем прилагается с оной диспозиции перевод с немецкого языка и план учрежденной прусской армии в ордер-баталии, которые найдены у побитого при баталии прусского генералитета и у прочих командиров неприятельского войска.

Августа 30-го. Сей день, празднуемый в С.-Петербурге, в монастыре Троицы, пренесения мощей благоверного князя Александра Невского ее императорское величество со всеми ордена Александра Невского кавалерами изволила прибыть к Божественной литургии, и все кавалеры были в одинаком, по тому ордену положенному, платье.

Еще до обедни от ее императорского величества всемилостивейше пожалованы лейб-гвардии майоры в генерал-лейтенанты Григорий Корф, Василий Нащокин, то есть я, удостоился получить от великой государыни всемилосердное пожалование, и князь Александр Меншиков, и оные чины при дворе объявлены да в генерал-майоры Семеновского полка секунд-майор Федор Вадковский.

А по отшествии службы Божией в Невском же монастыре, в соборной верхней церкви, всемилостивейше пожаловать соизволила орденом Св. Александра Невского гвардии же майоров, которые генерал-лейтенантами, князя Петра Черкасского, Ивана Касагова, Никиту Соковнина, Федора Ушакова, Ивана Гурьева да пожалованных того же числа в генерал-лейтенанты Григория Корфа, Василия Нащокина и князя Александра Меншикова, которые по неизреченной монаршеской милости чинами и вышеобъявленным орденом со старшими равно получить удостоились. И оный орден на всех из высокомонарших рук надет, и они с прочими того ордена кавалерами в присутствии ее императорского величества в оном монастыре обедали при пальбе из пушек, о чем для памяти в сей журнал такое монархини своей всемилостивейшее благоволение описано.

Напоследок вскоре армия российская, поворотясь, маршировала под предводительством оного господина Апраксина из Пруссии, и завоеванный генералом Фермером город Тильзит с уездом оставлен, в который Левальд вступил. Российская армия в марше за поздним временем немалую трудность претерпела, и многие вещи пожжены, а напоследок в октябре месяце оный Апраксин по высочайшему указу отозван от армии, а главная команда над всем тем знатным корпусом поручена, высочайшим же указом, для произведения военных действий г-ну генерал-аншефту и орденов Белого орла и Александра Невского кавалеру Фермеру, а пред ним старший в том корпусе был генерал-аншефт Ливен; оный за болезнью от того корпуса отпущен в свои деревни.

По отзыве же от армии генерал-фельдмаршал Апраксин, следуя в Петербург и не доезжая до оного за 145 верст, в городе Нарве, по партикулярному известию, и до сего времени, то есть окончания сего года, продолжается в Нарве.

Впрочем, окончание сего года вышеписанными особливо о войне в Европе известиями, как то в публичных ведомостях довольно значится, о чем любопытный да чтет книгу собраний сего года газет.

И сия книга тем кончится, а для собственного моего журнала новая начнется с 1758 года, генваря с 1 числа.

1758

В день нового (1758) года обыкновенный был ко двору приезд для поздравления, и ввечеру равным образом был съезд же и был бал; после бала зажжен фейверок, а потом за вечерним кушаньем присутствовал его высочество государь великий князь, иностранные министры и российские четырех классов обоего пола персоны.

Генваря 6-го. При зимнем доме в Санкт-Петербурге на реке Мье у Зеленого моста поставлена была Иордань. Полки гвардии и артиллерии, лейб-кирасирский полк и армейские были в параде, и после водоосвящения производилась пушечная стрельба и троекратно выпалено от стоящих полков из ружья беглым огнем.

Что касается о движении российской армии из границ под главной командою генерал-аншефта и кавалера фон Фермора, то оная в исходе 1757 года, в последних числах декабря, в самые жестокие морозы к прусскому городу Кенигсбергу пошла и оным без всякого от неприятеля супротивления, что уже прежде прибытия российской армии прусское войско все ретировалось, овладели, как Кенигсбергом, так и всей Кенигсбергской губернией.

Фельдмаршал Апраксин из Нарвы взят, и определено ему жить на большой от Петербурга к Москве дороге, в урочище Трех рук.

Что же принадлежит до военного произведения сего года русской армии, как выше объявлено, под командой генерала фон Фермора, любопытный честь имеет увидеть в газетной книге с прибавлениями, где именно напечатано, какие военные действия происходили, и не токмо о российской, но и высоких союзников о действии армиях.

Сего же года польского короля третьего Августа сын его Карл приехал в Петербург в апреле месяце, перед праздником Пасхи, который от ее императорского величества, всемилостивейшей нашей государыни принят был всемилостивейше и продолжался здесь с великим удовольствием и многими жалован от ее императорского величества презентами. Он продолжал весеннее время в забавах, летом отправился к родителю своему в Варшаву.

В апреле же месяце, пред тем же праздником Пасхи, в Петербург пришел турецкий посланник с объявлением на престол нового султана, который с обыкновенною церемонией принят, а летом имел аудиенцию в Петергофе как прибывшую, так и отъезжую.

И оный принц Карл из Варшавы не мешкав к российской армии поехал, которая тогда приходила к прусскому городу Кистрину, и продолжался, присматривая воинские действия, при российской армии, а как атакован был Кистрин и от бомбардирования выжжен потом, чего ради оставлена атака, и как 14 августа, Кистрин прошед, между войск ее императорского величества и короля прусского под предводительством генерала фон Фермора, а прусская самим королем, происходило, явствует точно о всем происшествии сего года в газетной моей книге, в приложенных при том реляциях и прибавлениях.

Фельдмаршал Апраксин продолжался по приезде из Нарвы беспременно в урочище Трех рук, не въезжая никогда в Петербург, и при нем продолжался лейб-компании вице-капрал Суворов до самой его, Апраксина, смерти неотлучно. Смерть его последовала 6 августа параличною болезнью. Погребен он в Невском монастыре, в по-гребательном обыкновенно с прочими, а не в отличном месте, где погребались высоких чинов люди, то есть в соборной каменной церкви, при одной духовной церемонии, и военного параду при его погребении не было. Он жил счастливо, умел находить друзей и великих людей для своего только благополучия и скоро их дружбу оставлял, когда ему нет нужды; всему по его счастью служило его правило, а права он ни во что вменял; для славы производил своих искателей и обман ни во что вменял: его честолюбие всему у него правилом служило.

Октября 13-го. При сем журнале описанием, по собственному знанию, примечание о генерал-фельдмаршале Кейте, который убит в баталии, как значит в газете сего года под № 85.

Баталия происходила 13 октября между войсками австрийскими и прусскими при местечке Гохкирх в Лузации. В каком же состоянии и счастливо австрийцами выигранной баталии происходило, пространнее в газете под вышеобъявленным номером усмотреть можно, а между прочего в одном артикуле напечатано сими словами: "Урон с обеих сторон еще неизвестен, а из знатных найден между побитыми генерал-фельдмаршал Кейт", о котором сего журнала писатель имеет довольное примечание изъяснить.

Оный Кейт родом англичанин, а именно из Шотландии, где фамилия их от 1060 года в прямой линии от отца до сына наследство знатного чина, лорд маршальский королевства Шотландии, имело, почему он той фамилии весьма знатной. Партии был большой его брат известный, что касается до претендента. Затем они принуждены были с братом, оставя отечество, искать счастья где возможно.

Убитый генерал-фельдмаршал Ямес (Джемс) Кейт, отдалясь от отечества, начал служить в гишпанском войске и был капитан, которым чином быв в баталии, имел тяжелую рану в лопатке правой стороны, которую получил в Африке в городе Цето; случилось оную получить будучи на валу, а оный город осажден был арапами.

В 1728 году он выехал в Россию с полномочным гишпанским послом дуком Делери (Делирия), и хотя он из гишпанской службы абшид имел чина полковника, но тем чином не служил, а был в гишпанской службе не больше, как капитан. А приехал он в царство императора Петра II, который, по рекомендации упоминаемого полномочного посла, принят в службу российскую генерал-майором и определен был к полевым полкам, которые тогда в Москве и около Москвы обретались, и так неподвижно был в Москве с 1728 года.

А в 1730 году, когда третий полк лейб-гвардии учрежден и именован Измайловским (оное учреждение было в первый год государствования императрицы Анны Иоанновны), тогда в оный полк упоминаемый г. Кейт пожалован подполковником и был в Москве неотлучно при гвардии и полевых полках.

А в 1732 году избран по его достоинству в воинские инспекторы и весь тот год объезжал по экспедиции своей стоящие внутри государства полки и осматривал.

После того как он окончил сию по должности инспекторской врученную ему и весьма трудную экспедицию, в которой более 5000 верст переездил, в 1733 году возвратился в Петербург и был при гвардии же.

В том же году возвратился в Москву, а в августе отправился к полкам в Малороссию и по смерти польского короля Августа II, когда из Малороссии пошли полки в Польшу, он с теми полками командирован, где и обращался.

А в 1735 году при генерале полном фон Лесси командирован в Цесарию и был на Рейне против французов.

Оттуда возвратясь генерал-поручиком, в 1737 году в очаковском походе против турок и на приступе под Очаковом тяжко ранен в ногу; от оной раны долговременно был болен, и до границы малороссийской несли его больного, близ смерти будучи, в носилках, и прибыв в местечко Переволочню, возвратился его большой брат милорд Кейт, который из гишпанского города Сивилля, услыша о его тяжкой ране, видеть его приехал. На оном был орден английский на зеленом банте. И с ним он, как стало несколько от раны легче, отправился в Петербург и довольно в Петербурге от оной раны пользовался, но излечиться совершенно не мог. Потом испросил от государыни императрицы для пользования себя отпуск во Францию в Момполие (Монпелье) к водам; ему тогда пожаловано было десять тысяч денег для пользования. Оттуда в исходе 1739 года возвратился, свободясь от той раны, только нога немного короче стала. Рана его была в правой ноге выше колена, и под коленом жилы повело, однако ходил без нужды, имея всегда трость в вспоможение и приступая больше на пальцы по причине того, что он неравного каблука для малой короткости ноги никогда делать не хотел.

По выезде его из Франции скоро отправлен он за гетмана в Малороссию и был в резиденции малороссийской в городе Глухове, где его правосудною бытностью и разумным распорядком малороссийский народ весьма был доволен.

В 1741 году оттуда он отозван указом в Петербург для шведской войны, в которой он с похвалою продолжался до окончания оной, а после той войны со знатным корпусом войск ее императорского величества, с одним генерал-поручиком графом Петром Семеновичем Салтыковым и с двумя генерал-майорами Василием Абрамовичем Лопухиным и Штуартом для вспоможения против датских войск отправлен галерным флотом в Швецию, и в Стекголме он сам зимовал, а войско по винтерквартирам. Он же, будучи в Стекголме, и должность по делам полномочного посланника отправлял.

В 1744 году летом оттуда галерным же флотом возвратился и был главным командиром в Ревеле. Потом из Ревеля для свадьбы его императорского высочества государя великого князя Петра Федоровича в 1745 году приезжал ко двору и в церемонии при свадьбе был с богатым экипажем. В последние ж был ко двору призван из Ревеля того же года осенью для воинских дел и больше у двора не бывал, отправившись тогда в Ревель, а из Ревеля в Ригу к команде.

Он по справедливости был человек, наполненный честью и весьма из учтивости скромный. Несчастье с ним произошло, что он непристойные выговоры получил от Военной коллегии, в которой тогда главным членом был полный генерал и гвардии подполковник Апраксин; ему был невеликий приятель, особливо имея довольно друзей, несколько его уничтожал; большая тому страсть была, что пред ним Кейт был старший. Изо всего было видно, что г. Кейт по просвещенному своему разуму, предусмотря Апраксиных друзей знатных людей, отдалиться принужден и просил абшид, который ему в 1747 году и дан.

По получении абшида в Риге, как отъезжал на корабле в Копенгаген, то по его в российской службе двадцатилетней бытности и по его к солдатству склонности, разумного по всяким делам распорядка от всех в войске крайне много был любим, и приходили к нему штаб- и обер-офицеры прощаться. Зело было удивительно, что иностранец такую заслужил честь, что с ним со слезами прощались; напротив того, и он от слез удержаться не мог.

Приехав он в Копенгаген, после того скоро оказалось, что он принял новую службу у короля прусского, и в оную принят генерал-фельдмаршалом, а после вскоре учрежден берлинским генерал-губернатором. Притом оный, по его искусству и благоразумию, честь имел именоваться Берлинской Академии членом. Наконец он в прусском войске служил по 13 октября 1758 года и во всех войнах был, а убит при баталии с австрийской армией, как и выше о том упомянуто, которого тело найдено между убитыми, и войск ее императорского королевина величества генерал-фельдмаршал Доун приказал учинить погребение, сходное с заслуженною честью г. Кейта.

При всем том описатель сего принудил себя о сем честном человеке по справедливости беспристрастно описать, что с толикими от Бога дарованиями редко в рождении человек бывает, сколько в нем можно было по продолжении его в службе в общих с ним часто бывших обращениях приметить. Он был храбр без горячности, неустрашим при самом военном случае; герой без сторопности, и перемены в нем приметить было не можно; правосуден с разумным рассмотрением; учтивые его подчиненным за преступление выговоры так приводили в страх и в исправление, что он великое счастье в том имел; его любили подкомандующие беспристрастно, как отца. Он жизнь препровождал не скупо, но всегда с умеренностью; доходы его были почти одни, что получал жалованье; чего ему иногда недоставало, кредит имел брать в долг и получа, со всеми заплату скорую производил. Весьма был не сребролюбив. Честных людей, которые в службе ревностны к своим должностям, без особливого в нем искания любил; равным образом любил таких и чинами награждать. В компаниях его тихость с приятною веселостью всеми была любима.

В изъяснении сих обстоятельств нестрастен был писатель чертить сии строки об оном честном человеке, которого достаточно знал, но тем еще больше почитает недостаток сил своих, что неискусство пера не могло всего к похвале его достоинства описать и всеконечно тем увеличить сего по достоинству честного человека поступки, сколько б он природою и заслугами от искусного описателя похвален быть мог.

Оному покойному г. Кейту в его достоинстве в доказательство служить может, что он будучи в российской службе, как о том выше упомянуто, с 1728 года по 1747, всего его продолжения 20 лет, в знак монаршей милости и удовольствия за его службу награжден был орденами российскими Св. Апостола Андрея Первозванного на голубом и Св. Александра Невского на пунцовом бантах.

Ноября 25-го всемилостивейшая государыня пожаловать изволила детей моих лейб-гвардии в Измайловский полк прапорщиками, из которых большому, Воину, 17 год, а Петру - 16.

Того же числа ввечеру среднюю свою дочь Елисавету сговорил, а при сговоре обручали духовным порядком, за Михаила Васильевича Дурова.

И того же числа меньшой мой сын Иван, который сначала определен в Московский шляхетный университет, ныне по полку пожалован в подпрапорщики.

Ноября 30-го я с оными пожалованными прапорщиками удостоился великую государыню благодарить и детей своих пред ее величество представить. Причем всемилостивейше изволила спрашивать: который ее величества крестник? и о том от меня всеподданнейше донесено, что крестник Воин и он большой сын. На что всемилостивейше изволила милосердно сказать, что меньшой моего крестника перерос. И с такою я неизреченною милостью от всеавгустейшей государыни и великой монархини из дворца поехал с несказанным обрадованием, благодаря Предвечное Божество за столь сказуемые мне от Бога и монарха милосердия щедрости.

Кончился 1758 год.

Начало 1759 года происходило с обыкновенным ко двору поздравлением и прочее, равно и прочие высоких торжеств дни были обыкновенно же празднованы.

А сего мая 8 числа графу Петру Семеновичу Салтыкову объявлен из Конференции именной ее императорского величества указ, что ему быть при главной ее величества армии главным командиром, а графу Фермеру при его команде.

На 25 число мая в ночь получен ордер от дежурного при дворе ее императорского величества генерал-адъютанта и кавалера Бутурлина, чтоб мне быть без очереди по именному ее императорского величества всемилостивейшей государыни соизволению всех полков с командированными лейб-гвардии Конного и пехотными ротами в Петергоф и около 25 числа конечно выступить, что и последовало.

Мая 27-го по прибытии в Петергоф расположена Конной гвардии команда в квартирах, а пехотные роты - в лагере.

Июня 3-го именным указом велено мне в Петергофе быть за генерал-адъютанта и жить во дворце и обедать за маршальским столом.

Июня 10-го к вечернему кушанью в присутствии всемилостивейшей государыни указано мне за столом ужинать.

Июня 15-го к вечернему же столу в присутствии ее величества, где был польского короля Августа III сын Карл, и все знатные особы в том присутствии были, причем и я по изустному ее императорского величества соизволению вечернее кушанье ужинал.

Сего года июля 22 дня в Петергоф от армии ее императорского величества, вступившей в Шлезию, коя продолжая поход из Польши, следуя за армией короля прусского, которая вступя в Польшу, ретировалась обратно в Шлезию, приехал курьером гвардии поручик граф Иван Салтыков пополуночи в 10 часу с радостною ведомостью от командующего российской армией генерал-аншефта и орденов российских Св. Апостола Андрея и Александра Невского кавалера графа Петра Семеновича Салтыкова о случившейся баталии между войск ее императорского величества и короля прусского. Ее императорское величество, всемилостивейшая государыня тогда изволила продолжаться для лучшего летнего времени в Монплезире, где поставлена лейб-гвардии Семеновского полка полковая церковь. Соизволила ее величество повелеть о той радостной ведомости дать знать чрез пушечную стрельбу, и потому собрались все бывшие в Петергофе обоего пола знатные и из стоящего в лагере деташемента с командующим штабом генерал-поручиком лейб-гвардии Измайловского полка майором и ордена Святого Александра Невского кавалером Нащокиным все гвардии господа офицеры в оную полковую церковь, и в присутствии ее императорского величества чтена присланная реляция, что помощию победодавца Бога 12 июля месяца была баталия, где прусская армия совсем разбита, с которой реляции здесь прилагается от слова до слова копия.

А по прочтении оной начат благодарный молебен, и по окончании оного от всех поздравлена ее императорское величество с дарованною от Бога над неприятелем победою. При чем производилась пушечная стрельба.

Того же числа в 5 часу пополудни ее императорское величество изволила указать правящему при дворе ее императорского величества дежурство за генерал-адъютанта г-ну генерал-поручику, действительному камергеру, Московского Императорского университета куратору и орденов Белого орла и Св. Александра Невского и Св. Анны кавалеру Ивану Ивановичу Шувалову ту присланную реляцию объявить в вышеозначенном лейб-гвардии стоящем в лагере при Петергофе деташементе, которое объявление следующим порядком происходило.

1. Команда вся сведена во фрунт, а его превосходительство генерал-поручик и кавалер Иван Иванович Шувалов, приехав к команде, объявил, что он, по указу ее императорского величества, имеет в том лейб-гвардии деташементе публиковать полученную от армии о разбитии прусского войска реляцию.

2. По чему и сделан его превосходительству всею командою на караул комплимент, а потом бито было у стоящего перед фруктом майора в барабан надлежащий бой; то же бито и в ротах во все барабаны, чтоб от рот сошлись господа офицеры пред знамена.

3. После того как господам офицерам о объявлении реляции дано знать, приказано им идти к своим ротам, чтоб роты, по командированию от майора, примыкали фланги к знаменам, а другие фланги заводили справа и слева, и как в порядке построились, тогда от его превосходительства генерал-поручика и кавалера Шувалова приказано было читать реляцию, притом держали солдаты ружья на караул.

4. По прочтении оной реляции и при держании ружья на караул сказано было: знамена из чехлов! а потом команде с флангов направо и налево кругом и велено идти в прежние места. И как стали во фронт по-прежнему, тогда во все барабаны бито было под знамена, чтобы гг. офицеры шли по-прежнему с ружьем, а как сошлись, сказано было на караул с уклонением знамен и бить во все барабаны поход с игранием музыки для отдания ее императорскому величеству решпекта и всеподданнейшего поздравления о счастливой победе над неприятелем.

5. По окончании вышеписанного роты вступили к перемидам и, положа ружье, построены были парадно в ротных улицах.

6. Потом его превосходительство г. генерал-поручик Шувалов знак радостной ведомости усердно оказать не оставил, как штаб, так и обер- и унтер-офицеров, капралов, гранодер и солдат, с тою полученною радостью благосклоннейше всех поздравил, чем, а наибольше милостью ее императорского величества, все отлично обрадованы были, что тое знатную ведомость указать всемилостивейше соизволила при оном лейб-гвардии деташементе объявить.

Оный же г. генерал-поручик и кавалер Шувалов прошен был от командующего при лагере в палатку, куда следовал со всеми гвардии господами офицерами, и притом в знак истинной радости ее императорского величества и всего отечества изъясняя, о той благополучной победе благосклоннейше всех приветствовал.

7. В присутствии же его превосходительства в лагере, как он только от командующего майора пошел, тогда во всех ротах и все брося шляпы вверх, трижды кричали виват нашей всемилостивейшей государыне императрице.

Его превосходительство упоминаемый г. генерал-поручик и пр. Шувалов, предусмотря солдат о полученной победе сказуемую радость и к своей всемилостивейшей государыне горячую усердность, подарил солдатам сто червонных, кои как в то время, так и после два дня с благодарением веселились.

Присланный с тою радостною ведомостью сын генерал-аншефта и кавалера графа Салтыкова, бывши гвардии поручик, от ее императорского величества сего же июля 24 числа пожалован ко двору ее величества камер-юнкером.

Владения короля прусского по взятии Франкфурта присланная от генерал-аншефта графа Петра Семеновича Салтыкова печатная реляция при сем прилагается.

После вышеписанного полученная от оного же г. генерал-аншефта Салтыкова о баталии при Франкфурте с прусскою армией реляция, где столь счастливо выиграна баталия, что одних пушек взято нашими 176, также пленных многое число и прочего в знак победы, о чем в приложенной при сем печатной реляции обстоятельнее значится.

Августа 22-го от двора ее императорского величества в Петергофе чрез генерал-адъютанта генерал-поручику, гвардии майору и кавалеру Нащокину приказано, чтоб привезенные прусские знамена и штандарты, всего 28 (которые взяты в знак победы в 1 день августа при Франкфурте и находились по привозе из армии сперва в Конференции), взяв оттуда, с надлежащей командой принесть ко двору ее императорского величества, ибо покои Конференции в Петергофе находились в кавалерской линии, кои нижеследующим порядком несены.

Впереди шла гранодерская команда в 12 человек, за оной капитан-поручик с надлежащим числом офицеров и 80 человек мушкетеров. Оные знамена несены в средине команды в две шеренги солдатами на правом плече под током вверх; знамена касались концами к земле и яко победительные волочены. В замке шли 12 же человек гранодер, и принесли оные пленные знамена пред покой, откуда всемилостивейшая государыня в окно смотреть изволила; команда в то время построена во фронт, и как ее императорское величество к окну приступить изволила, тогда генерал-поручик Нащокин, вынув шпагу, командовал для отдания ее императорскому величеству всеподданнейшего решпекта сим порядком: мушкет на караул! пленные знамена к ноге положи! Потом, при держании ружья на караул, бит в барабаны поход. А как сказано: мушкет на плечо! знамена к ноге! знамена за плечо!, так как прежде несены были. Потом, учредя вышеписанное, понесены в верхние апартаменты дворца и поставлены в старой зале, строения славной памяти великого государя императора Петра I.

В то самое время, как скоро оные пленные знамена поставлены, ему, генерал-поручику Нащокину, ее императорское величество указать всемилостивейше соизволила при своем присутствии за столом обедать.

Того дня ввечеру был куртаг, и его императорское высочество благоверный государь великий князь Петр Федорович из большой новопостроенной аванзалы, где собрание было куртага, изволил водить всех иностранных послов и посланников в оную Петра Великого старую залу для смотрения вышеписанных победительных знаков.

Августа 30-го, в день праздника Св. Александра Невского, указано того ордена кавалерам быть вечером в Петергофе, а как съехались, с 9 часу пополудни продолжался бал. По окончании бала кавалеры позваны были в старую залу строения Петра Великого, где дожидали выхода ее императорского величества, а по выходе всемилостивейшая государыня жаловать изволила всех кавалеров к ручке, потом пошли все за ужин и садились по старшинству ордена.

Всемилостивейшая государыня изволила быть в короне, в кавалерском цветном платье, как того ордена обыкновенный бывает мундир, о котором здесь, вперед для памяти, обстоятельно описывается. На всех кавалерах единственный того ордена был убор: кафтаны белые суконные с гасом серебряным, по борту в два ряда и по всем швам подбой; камзол, обкладенный серебряным же гасом; пунцовые обшлага разрезные сбоку с пуговицами, сверху клином, гар-нитуровые, обложены гасом; штаны белые же суконные; чулки пунцовые шелковые; башмаки ординарные; шпаги серебряные разных калибров; шляпы без обшивки с красным плюмажем; на левой стороне крест гранитуровый.

Сие для того больше обстоятельно описано, что по пожаловании Нащокину сего ордена он чрез два года первый случай в оном платье при дворе имел быть.

Сентября 4-го ее императорское величество, всемилостивейшая государыня отбытие свое из Петергофа в Петербург иметь соизволила 4 числа пополудни в 9 часу. При самом же отъезде ее величество указать соизволила генерал-поручика Нащокина призвать к карете, причем всемилостивейше ему объявлять соизволила свое монаршее удовольствие за бытность его, Нащокина, с командою в Петергофе.

Команда же лейб-гвардии полков, находившаяся в Петергофе, маршировала по сему:

Во-первых, указано было двум ротам, то есть Преображенской и Измайловской, следовать в Петербург, кои и отправились в марш того же дня поутру в 4 часа, еще до отбытия всемилостивейшей государыни; потом, когда, как выше значит, ее величество соизволила отбыть, то и Семеновская рота, которая оставлена была при дворе на карауле, в марш отправилась поутру 5 числа.

Документы, приложенные В.А. Нащокиным к "Запискам"


Мемуары были опубликованы: Записки Василия Александровича Нащокина. СПб., 1842.

Василий Александрович Нащокин (1707 - 1759) - генерал-лейтенант и майор лейб-гвардии Измайловского полка.


Вернуться в библиотеку

На главную