Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Художественные произведения
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

М.В. Гуминенко

Зарисовка первая. Аполитичность

Предисловие

Долгое время мне было не решиться подойти к такому "фундаментальному труду", как воспоминания. Во-первых, по причине собственной лени. Во-вторых (хотя это непосредственно связано с "во-первых"), написать воспоминания так, чтобы это было интересно не только мне самой - большой и достаточно тяжёлый труд. В-третьих, многие события я помню слишком плохо, на уровне эмоций, собственных переживаний или разрозненных картинок.

Скажу пару слов о чисто "технической" стороне зарисовок. Никакой хронологии я не соблюдаю и не собираюсь соблюдать. Там, где я точно помню дату события, я непременно её поставлю. Где не помню - обозначу лишь приблизительно. Некоторые зарисовки оставлю и вовсе без даты, потому что далеко не всегда точная хронология имеет значение.

Предупреждение для сторонников международной организации Greenpeace и ему аналогичных: данные мемуары содержат сцены насилия и разнообразного попрания прав и свобод "братьев наших меньших". Если вы не в состоянии переваривать подобные вещи - читать эти зарисовки строго не рекомендуется и автор за ваши морально-эстетические переживания ответственности не несёт.

***

1991-й год настиг нас (или мы его) в казачьей станице, на Кубани. Мы с подругой постигали "ковбойскую" науку, работая табунщиками на "Лабинском" конном заводе, в котором выращивали чистокровную верховую породу. Лошади, степь, жара, мухи... В общем, романтика.


А.М. Возлядовская на Конфете

На фото: "Ковбойские будни. Кубань. Лабинский конный завод. 1991 год". Здесь и далее фотографии А.М. Возлядовской и М.В. Гуминенко


Жили мы в местной гостинице, в которой обычно останавливались проезжающие шофера и им подобные. Была у нас и своя хата (обращаю внимание: именно хата, а не дом). Но переезжать в неё совершенно не хотелось. Хата наша представляла из себя мазанку примерно метров 8, если не меньше, общей площадью, разделённая на "кухню" и "комнату". В "кухне" можно было, не вставая с постели, стоящей у одной стены, топить плиту, расположенную у стены противоположной. В "комнате"наличествовали только земляной пол, кучка проросшей прошлогодней картошки в углу, оставшейся от предыдущего хозяина и крысиные ходы по низу стен, заботливо заткнутые тем же предыдущим хозяином кукурузными кочерыжками. Во время дождя через крысиные отверстия в дом заливалась вода. Имелись при доме ещё две оставленные " в нагрузку" собачонки и куча блох, что не прибавляло желания переехать на частно-собственное место жительства.

В общем, в хате мы не жили, а взяли её больше из-за 16-ти соток огорода, который плавно уходил под спуск к местной речке под названием Чехрак (да простят меня местные жители станицы, если я неправильно запомнила её именование). Нам бы и огород не понадобился, если бы легко было купить у кого-нибудь плоды их сельскохозяйственных трудов. Но два покосившихся прилавка на Базарной улице, как правило, пустовали 364 дня в году, а в местом магазине приобрести можно было только консервированный компот из черешни и мёд. Это не слишком удивительно, если учесть, что все разводили собственные сады и огороды и мало кто нуждался в покупке дополнительных овощей и фруктов. Однако, наше хождение по дворам в надежде что-нибудь купить по большей части результатов тоже не приносило. Продавать то, что выращено своими руками в расчёте на себя самих, а не на розничную торговлю, мало кто хотел. Был, правда, большой рынок в ближайшем городе Лабинске, но до него добираться пару часов на автобусе, который через посёлок проходил два раза в сутки. Поэтому мы и решились справляться с проблемой отсутствия овощей и фруктов своими силами.

Я и Конфета

До хаты и огорода можно было добраться прямо с выпаса, если подняться на холм, к посёлку, оставив табун в огромной выпасной леваде. Правда, из этой левады лошади могли перебраться на совхозное поле или уйти ещё куда-нибудь, где им находиться совершенно не было положено. Поэтому, занимаясь огородом, мы периодически поглядывали с холма, видна ли на выпасе россыпь знакомых точек, то бишь, вверенная нам сотня кобыл. И если они исчезали из поля зрения, приходилось прыгать на лошадь и мчаться через посёлок, распугивая местную живность.

Поселковые "камикадзе" - куры, гуси и утки - всегда просто жаждали кинуться под ноги скачущей карьером лошади. Не лучше вели себя и некоторые местные собаки, пользуясь тем, что табунщику некогда отвлекаться и устраивать на них охоту. Одна особенно упорная прицеплялась примерно на середине пути через посёлок и, выворачиваясь от лая, неслась почти под самыми копытами. Но табунщик - существо гордое. Ему, как знаменитому Джо из анекдота, можно "расстрелять вслед целую обойму", а он не обернётся, когда спешит на поиски своих подопечных кобыл. Так что птицы разлетались, а собака волей-неволей отставала. Я думаю, у неё не слишком хорошо получалось одновременно лаять без продыху и нестись с такой же скоростью, как табунщицкая лошадь.

Я и Конфета под казачьим седлом

За собаками, равно как и за гусями, мне приходилось гоняться при других обстоятельствах. Гуси, к примеру, обожали привалить целым скопом к лошадиным поилкам у конюшен и своим гоготом пугать лошадей. Понятное дело, у воды им было прохладнее, но ведь и лошади ничуть не меньше гусей нуждались в воде. Так что если приключалось нашествие гусей, я попросту отпускала повод своей кобылы по кличке Конфета - и она с большим энтузиазмом открывала гусиную охоту. По каким-то личным соображениям Конфета терпеть не могла мелкую живность. В отличие от остальных кобыл, которые почему-то не умели пользоваться своим превосходством в размере и предпочитали шарахаться от наглой птицы.

Когда на тебя надвигается существо в треть тонны весом, вооружённое копытами, занервничает даже самый тупой гусь. Так что, стоило мне "спустить" Конфету "с поводка" - противник ретировался с воплями и завидной скоростью, оставляя незаконно захваченную территорию.

Нелюбовь Конфеты к мелким представителям местной одомашненной фауны особенно ярко выражалась, если где-нибудь на узкой тропинке между зарослей травы нам попадалась собака. Когда такое случалось, в Конфете просыпался охотничий азарт и она мчалась за поджавшей хвост шавкой до тех пор, пока до той не доходило прыснуть с тропинки в заросли. Я полностью разделяла нелюбовь Конфеты к собакам, поэтому никогда не препятствовала развлечению. Рано или поздно жертва исчезала из поля зрения и мы ехали дальше, будто ничего и не случилось. Не знаю, что бы сделала Конфета, догони она собаку. Но почему-то я думаю, что она с радостью сплясала бы на ненавистном существе.


* * *


Жили мы на конезаводе очень аполитично. Ни газет, ни радио, ни телевизора у нас ни в гостинице, ни тем более в хате, не было. Что само по себе мне кажется большим благом, потому что не имея под рукой источников массовой информации, жить легче. Да и повседневных забот вполне хватает, чтобы не отвлекаться на всякую постороннюю дребедень. А если случается в стране что-то значительное, с моей точки зрения мы всё равно вряд ли в состоянии как-то этому воспрепятствовать. Так зачем тогда слушать и расстраиваться?

Вот, например, о попытке вооружённого переворота в Москве мы узнали совершенно случайно, от конюшенного начальства. Пригнали как-то раз табун из степи, а бригадир нам говорит:

- Вы представляете! В Москве переворот!

Мы ответили что-то типа "Ага!" - и пошли в свою гостиницу. А что тут ещё скажешь? Мы же не помчимся в Москву, чтобы предложить свои услуги по разрешению непонятного нам конфликта.

В следующую смену мы приходим и спрашиваем у того же бригадира:

- Ну как там, с переворотом-то?

А бригадир нам в ответ бросает небрежным тоном:

- Да, уже обратно перевернули...

Так мы счастливо избежали волнений из-за важного политического события, приключившегося в 1991-м году в нашей стране.



Примечание: Иногда я думаю: мне бы тогда мою современную цифровую "мыльницу"!.. Но потом эту мысль сменяет другая: а какая разница? Всё равно я понятия не имела, что фотографировать и как это будет интересно лет через 15...

Автор - М.В. Гуминенко


© М.В. Гуминенко. 2009 г.
Опубликовано: "Сибирские истоки". 2014. N 1(64), март. С. 44-45. (Под псевдонимом: Маргарита Киппари)
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru