Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

М.В. Гуминенко

Крёстный отец 2

Два непреложных закона сицилийской мафии, или История о семи предательствах

* * *


Кино - очень непростой вид искусства. В кино нет мелочей, нет несущественных деталей. Всё существенно важно - начиная от сценария, работы режиссёра и актёров и до последних штрихов антуража каждой сцены. Разумеется, если иметь в виду хорошее кино. Но в фильме невозможно высказать абсолютно все мысли и идеи, которые хотел бы донести его создатель, как к примеру это можно сделать в книге - такова специфика кинематографии. Невозможно наводнить фильм мысленными высказываниями персонажей, показать предысторию каждого героя, разъяснить каждое действие. Режиссёр должен уметь без излишней детализации "набросать" общую картину так, чтобы с одной стороны она не утомила зрителя и он не заскучал, а с другой - чтобы не упустить важное и не оставить недоумения по поводу недоработанности сюжета. Динамичность и ясность - важные качества, присущие каждому хорошему фильму. Даже уличная драка на экране должна занимать именно столько места и длиться столько времени, сколько это нужно для продвижения сюжета, передачи мыслей, настроения, расстановки акцентов или представления зрителю личности или характера персонажа. И при этом драка не должна выглядеть хаосом, в котором никто ничего не поймёт. Если в реальной жизни уличная потасовка может оказаться непонятной стороннему наблюдателю, то в кино должна присутствовать строгая упорядоченность и продуманность каждой мелочи. Только тогда сцена драки будет одновременно создавать ощущение настоящей драки и при этом нести информацию о характере героя, повороте сюжетной линии, картине жизни и т.п. - и не вызывать вопрос: "А зачем вообще этот эпизод понадобился?"

В гениальном произведении каждый человек может найти созвучные своему восприятию мысли. Классик многогранен. Но как добиться этого? Нельзя же наводнить произведение тысячами мыслей и идей, как праздничный стол - закусками. Всем угодить невозможно и среди изобилия гость может не отыскать той закуски, которая лично ему больше всего нравится. Так же и в кино: если мыслей в фильме будет слишком много - их окажется невозможным разглядеть, как если бы их не было вовсе. Получится просто хаос, наподобие того, что получилось в басне С. Михалкова "Слон-художник". Настоящий художник не должен пытаться угодить каждому - он должен не изменять себе и писать правду - и именно в этом случае каждый сможет найти в его произведении нечто, созвучное себе. Поэтому и в кино гениальный режиссёр всегда знает меру и мысли свои вкладывает соразмерными порциями, исходя из сюжета и экранного времени. И одновременно с этим хорошее кино достаточно многогранно и сердце зрителя всегда усмотрит в фильме именно ту грань, которая соприкасается с ним самим.

Иногда уловить мысль автора трудно. Для этого требуются достаточно серьёзные усилия. Нужно вдумчиво и не отвлекаясь следить за всеми хитросплетениями сюжета и уметь подмечать мелкие детали, на которых акцентирует автор. Хороший фильм невозможно посмотреть бездумно, одновременно прихлёбывая коктейль и ведя разговоры с соседями - и всё понять. Как всякое серьёзное произведение, хорошее кино требует к себе достаточно серьёзного внимания.

Автор данной статьи не претендует на полное понимание знаменитой саги о семье Корлеоне. Как всякое гениальное произведение, этот фильм достаточно многогранен и содержит в себе многое, над чем можно поразмыслить и что можно разглядеть, если иметь на то время и желание. Но некоторые детали истории жизни Майка Корлеоне и его близких привлекли к себе сугубое внимание. И как раз об этих отдельных деталях будет идти речь.


* * *


Второй фильм знаменитой саги о семье Корлеоне повествует о событиях, начавшихся через семь лет после того, как Майк Корлеоне одним ударом расправился с пятью мафиозными семьями, угрожающими жизни и благополучию его собственной семьи.

Если бы человек проживал всю свою жизнь в одном неизменном состоянии - это было бы странно, а иногда и печально. Внешние обстоятельства влияют на мировоззрение и взгляды каждого из нас. Кто-то меняется быстрее, кто-то медленнее. Кто-то меняется сильно, а кто-то всего чуть-чуть. Мы приобретаем опыт, в соответствии с которым могут претерпевать метаморфозы и наш характер, и наше мировоззрение. Мы расстаёмся с иллюзиями или наоборот приобретаем их. Мы выбираем пути, ошибаемся, исправляем ошибки, или принимаем всё как есть. Каждую минуту что-то из внешнего мира влияет на нас и делает немножечко другими. Мы можем попытаться сохранить себя такими, какие мы есть и тщательно отметать какие-либо изменения в своём видении внешнего мира. Но сам мир, с которым мы взаимодействуем, меняется благодаря нам каждую секунду - и мы не можем остаться в стороне от этих метаморфоз. Как мяч, если его бросить в стену, возвращается обратно, так и наши дела и поступки всегда так или иначе возвращаются нам внешним миром - и влияют на нас снова и снова. Это неизбежно. От этого никуда не денешься.

А если человек оказывается в таких обстоятельствах, в которых остаться неизменным просто невозможно? Если его взаимодействие с миром на столько радикально, что никакими силами нельзя отгородиться от последствий? Именно так взаимодействует с миром главный герой фильма "Крёстный отец, часть II" Майк Корлеоне.

Весь этот фильм (вместе с первой частью) можно было бы назвать рассказом о семи предательствах. Потому что каждое из этих предательств меняет главного героя всё глубже и глубже.

Предательство постоянно сопровождает главных персонажей фильма. Ещё в первой части сперва семью Корлеоне предаёт телохранитель дона Вито Корлеоне - Пауло Гато, который своим предательством обрекает своего дона на смерть. Лишь волею судьбы дон Корлеоне остаётся жив, хотя и обречён на тяжёлую болезнь и не может вернуться к прежней жизни до конца своих дней. Майка Корлеоне предаёт его телохранитель на Сицилии, в результате чего гибнет первая жена Майка - Аполлония. Семью Корлеоне предаёт муж Конни - Карло Ричи, завлекая в смертельную ловушку Сантино Корлеоне. В конце первого фильма предаёт Майка Корлеоне старый друг семьи, капитан одной из ячеек боевиков - Тессио. Все четыре предательства наносят непоправимый урон семье, но всё-таки она умудряется выжить, выстоять - и отомстить, совершив вендетту.

Четыре предательства в первом фильме - и три во втором. Они как бы усугубляются с течением времени, становятся всё более роковыми.

Предательство Пауло Гато, шофёра и телохранителя дона Вито Корлеоне, едва не оборвало жизнь главы семьи и повлекло за собой кровопролитную войну между мафиозными семьями. Войну, в которую по своей воле вступает Майк Корлеоне. Тот самый Майк, который в самом начале фильма показывает, на сколько чужд семьи отца и на сколько не желает иметь с её делами ничего общего. Именно с убийства Майком Корлеоне Турка Солоцци и капитана Маклуски начинается война между мафиозными кланами. И именно с этого убийства начинается путь становления младшего сына дона Корлеоне, как будущего продолжателя дела своего отца.

Майк выполняет долг перед семьёй, потому что не может допустить, чтобы Солоццо добил раненого Вито Корлеоне. Младший сын дона Корлеоне своими руками вершит вендетту, после чего, спасаясь от официального правосудия, вынужден бежать из Америки на Сицилию. Но новые испытания ждут его даже в относительно спокойном убежище деревенской жизни.

На Сицилии Майк встречает девушку, в которую влюбляется с первого взгляда и которая становится его женой. Недолго длится его семейное счастье. Очень скоро приходит известие о том, что дома, в Нью-Йорке, убит его брат Сантино и почти сразу, благодаря предательству своего телохранителя, Майк теряет молодую жену. Удар направлен на самого Майка и Аполлония гибнет случайно, её никто не собирался убивать. Зато Майк знает теперь, что даже за океаном не скрыться от врагов его семьи. Значит, нужно защищать себя и семью. Майк возвращается в Америку и принимает дела своего отца, который болен и не может далее возглавлять "империю Корлеоне".

Но был ли выбор у Майка Корлеоне? Его старший брат Санни слишком горяч и безудержен. Даже сам Вито Корлеоне сказал про него в итоге: "Сантино был плохим доном". Средний брат Фредо и вовсе на роль дона не годится, потому что он духовно слаб и неспособен руководить. Клеменца и Тессио, хоть и были соратниками дона Корлеоне не один десяток лет, дон не ставит даже на должность консильери (своего советника). Они - хорошие капитаны, но если бы кто-то из них был способен стать доном, он уже стал бы им. Остаётся только Майк. Конечно, он может устраниться от дел, выйти из игры, чтобы больше не участвовать в делах мафии, в войнах, которые они ведут между собой. Но остальные мафиозные семьи не оставят семью Корлеоне в покое. Главе "империи Корлеоне" уже нанесён удар, враги не остановятся, пока не доведут начатое до конца. Хочешь остаться жив - продолжай бороться, отстаивая отцовское дело и защищая своих близких. И кроме Майка занять место Вито Корлеоне и принять его власть некому.

В конце первого фильма враги угрожают жизни самого Майка, его предаёт ближайший соратник отца - Тессио. И Майк поступает как настоящий дон: он уничтожает врагов и расплачивается с предателями - Тессио и Карло Ричи. Отныне он - дон Корлеоне, беспощадный, готовый всеми возможными способами оградить свою семью. Готовый покарать предателей так, как велит ему один из двух основных законов мафии - вендетта.

И вот прошло семь лет с момента, как дон Майкл Корлеоне установил своё право возглавлять семью. Действие переносится в Калифорнию. У семьи Корлеоне собственный дом, точнее было бы сказать - семейная крепость. Окружённый родными, охраняемый надёжной охраной, Майк даёт праздник в честь конфирмации (первого причастия) своего старшего сына.

Влияние Майка Корлеоне велико. Он не только хороший семьянин, он ещё и могущественный дон, а так же один из наиболее уважаемых людей штата. Блестящие поздравления, дружественные жесты, совместные фотографии с семьёй сенатора, дарение чека на круглую сумму, хор мальчиков... Казалось бы, Майк Корлеоне достиг всего, о чём только можно мечтать. Как и в первой серии, за окном веселятся гости. А в кабинете дона Майка, как и в кабинете его отца во время свадьбы Конни и Карло Ричи - просители и соратники. Однако и просители и соратники у Майка Корлеоне иные, нежели у его отца. И впереди его ждёт новое предательство, одно из трёх, окончательно изменивших главного героя саги.

В первой серии внешнюю картину праздника и всеобщего веселья нарушали агенты ФБР, списывающие номера машин гостей дона Корелоне. Всё хорошо, вот только фебеерщики "никого не уважают" и суют свои длинные носы куда не следует. Во втором фильме праздник нарушают уже не "внешние враги", а люди, которые вроде как должны быть на стороне дона Корлеоне. И первое из таких нарушений - фигура Фрэнка Пентенджелли, заменившего в Нью-Йорке безвременно почившего Питера Клеменцу. Френк - чужой среди светского веселья. Он носит на рукаве траурную повязку по своему боссу, которого заменил на его посту. И сразу же выясняется, что смерть весёлого толстяка Клеменцы - вовсе не естественного характера. Всего две вскользь проброшенные фразы не оставляют в этом сомнений. Когда брат Майкла Фредо, приветствуя Фрэнка, спрашивает о Клеменце: "Сердечный приступ?", сопровождающий Фрэнка помощник Вилли Чичи говорит прямо: "Нет! Это был не сердечный приступ". Понятно становится, что Питер Клеменца убит и именно об этом приехал говорить со своим доном Фрэнк Пентенджелли.

Второй момент, который усугубляет ощущение того, что далеко не всё так блестяще, как кажется - разговор Майка Корлеоне с сенатором. На людях сенатор всячески демонстрирует признательность и уважение к Корлеоне: фотография с рукопожатием на фоне чека на круглую сумму, которую пожертвовал штату Майк

Корлеоне, тёплые слова, сказанные сенатором в микрофон, чтоб все услышали, хор мальчиков, исполняющий кантату в честь старшего сына Корлеоне. Но оказывается, что всё это не содержит ни капли искренности со стороны сенатора. Оставшись наедине с Майком Корлеоне, сенатор заявляет, что намерен "поприжать" "грязных итальяшек", с их "масляными причёсками и шёлковыми костюмчиками". Сенатор даже позволяет себе сказать Майку: "Ваша вонючая семейка", всем своим видом показывая, на сколько он презирает таких, как Майк. Суть в том, что получив власть, сенатор уверовал в теперешнюю свою вседозволенность. В его понимании "поприжать итальяшек" - это безнаказанно получить от них себе в карман сумму, в десять раз превышающую стоимость лицензии, а вовсе не добиваться неукоснительного соблюдения закона. Майк спокоен и даже указывает сенатору, что они оба - "часть одной лицемерной системы". И разумеется, идти на поводу у сенатора и платить ему "откупного" Майк не намерен. Он - прежде всего дон и для него немыслимо оказаться в зависимости от какого-то там сенатора, вообразившего себя более могущественным.

И в семье Майка далеко не всё так гладко, как кажется. Его сестра Конни намерена в третий, а может быть четвёртый раз выйти замуж за очередного ухажёра, мечтающего сделать себе карьеру на деньгах и связях её семьи. Но Конни напрасно ожидает, что Майк безропотно выдаст ей требуемую сумму и благословит на сомнительный брак. Майк сейчас - глава семьи. Он отвечает за каждого из её членов. С первого взгляда Майк постигает истинные интересы жениха Конни и не собирается потакать ей в очередном безумном флирте. Конечно, Конни - взрослая женщина и вольна поступать так, как хочет. Но Майк предупреждает: "Если ты всё-таки выйдешь замуж - ты меня очень разочаруешь!" Становится понятно, что если Конни всё же выйдет за очередного искателя приключений - на поддержку семьи ей, маленькой некрасивой вдове, рассчитывать более не придётся.

Старший брат Фредо не может урезонить свою полупьяную супругу, кричащую во всю глотку: "Не женитесь на макаронниках! Они относятся к своим жёнам как к дерьму!" Утихомиривать красавицу приходится телохранителю дона. Да ещё недовольный Фрэнк Пентенджелли прямо говорит о том, что приехал не за столом сидеть.

Наконец долгий и утомительный день подходит к концу и Майк с женой возвращаются в свой дом. А через несколько минут их спальню обстреливают из автомата, в попытке убить дона Корлеоне.

Первое предательство состоялось. Майк не знает, кто его предал, но понимает, что это кто-то из своих. И даже догадывается, кто руководит этим ударом, кому именно служит предатель, кому нужна его смерть, кто не желает терпеть его конкуренции. Вот только сам предатель пока неизвестен. Кому можно доверять, когда в собственном доме, в своей "крепости" неожиданно оказывается находиться не менее опасно, чем на передовой? А может быть, и более опасно, потому что на передовой ты знаешь, кто твой враг, а здесь - нет.

И конечно же, тем единственным человеком, которому может доверять Майкл Корлеоне, оказывается его названый брат, верный слуга и помощник семьи Корлеоне, преданный своим благодетелям не за страх, а за совесть - Том Хаген. Майк объясняет Тому, что намеренно держал его в стороне от дел семьи, пользуясь его услугами лишь в особых случаях, потому что уважает и любит его и не хотел откровенно вмешивать в теневую жизнь организации. Поскольку сам Майк не мог позволить себе роскоши отказаться быть доном и отвернуться от дел мафиозной семьи, он по крайней мере отгородил от этого Тома. И так получилось, что теперь Том во всех отношениях единственный, кому можно доверять на все сто. Ему можно доверять потому, что он целиком и полностью предан Майку и потому, что он, отгороженный от дел, просто не мог знать, что происходит, а стало быть, не мог и предать. В трудную минуту Майк призывает Тома Хагена и поручает занять своё место, пока он решает проблему предательства и ищет виновных. Чтобы отгородить семью от новых неприятностей, Майк покидает дом, поручив Тому Хагену самое дорогое, что у него есть - свою семью: мать, жену и детей. Майк знает, что по его дому не станут стрелять, если самого Майка Корлеоне там нет.

Майк ещё не знает, что предал его родной брат Фредо. Но догадывается, от кого исходил приказ убрать его. Поэтому первым делом отправляется к "старому другу" отца и своему компаньону, вроде бы опекающему самого Майка - еврею Хаймону Роту. Майк уверен, что именно этот "благодетель" и захотел от него избавиться, как от слишком серьёзного конкурента, но как и положено хорошему мафиозо, не выдаёт своих мыслей. Напротив, чтобы усыпить бдительность Хаймона Рота, Майк говорит ему, что подозревает в покушении Фрэнка Пентенджелли, мол Фрэнк недоволен доном и даже устроил небольшой скандал во время праздника.

В свою очередь, люди Хаймона Рота пытаются убить Фрэнка Пентенджелли, потому что тот слишком рьяно выступает против людей Хаймона Рота. Майк об этом покушении ещё не знает. Как не знает и о том, что в последний момент убийцы успели сказать Фрэнку: "Привет от Майкла Корлеоне". Они пытаются навести мысли Фрэнка на то, что от него решил избавиться его собственный босс. Перепуганный, полузадушенный, Фрэнк верит этой фразе и, попав в руки полиции, тут же из мести продаёт своего босса.

Майк едет в Гавану, чтобы заключить сделку с Хаймоном Ротом. Со стороны Майка это - отвлекающий маневр. Чтобы разузнать правду и раскрыть предателя в своём доме, Майк старается создать иллюзию полного доверия к своему врагу. А Рот ожидает от него денег на то, чтобы расширить сферу влияния мафии на Кубе. Майк во-первых сомневается в успехе предприятия, потому что Куба накануне революции Фиделя Кастро и этот дух грядущих событий буквально "витает в воздухе". С привычной для настоящего дона наблюдательностью Майк отмечает заинтересовавший его факт: когда машина Майка едет по улице Гаваны, полиция на его глазах задерживает несколько "революционеров". И один из этих "революционеров" бросается в машину к полицейскому с бомбой, предпочитая взорвать себя, лишь бы убить и полицейского капитана тоже. Такая безумная самоотверженность позволяет Майку сделать предположение относительно дальнейшей судьбы Кубы. "Они могут победить," - говорит он о революционерах Хаймону Роту. Второй момент, почему Майк не хочет ничего финансировать - он знает, что именно Хаймон Рот хочет убить его, сразу после передачи денег. И тогда Майк, тоже в своей уже укоренившейся манере, решает нанести удар первым и убрать Рота во время празднования нового года.

Удар подстерегает Майка с той стороны, с которой он не ожидает. Его непутёвый брат, привезя деньги, берётся развлечь приехавших на празднование в Гавану группу американцев (сенатора и ещё каких-то важных деятелей). Майк знакомит брата с помощником Рота - Джонни Ола. Оба (и Фредо и Джонни Ола) делают вид, что видят друг друга впервые в жизни. После этого Фредо ведёт всех в какой-то экзотический клуб и когда его спрашивают, как он узнал об этом месте, Фредо отвечает: "Джонни Ола мне показал, когда я был здесь в прошлый раз". Значит, на самом деле, они давным-давно знакомы. Майк поражён, он меняется в лице, по его выражению кажется, что сейчас он упадёт в обморок. Ни экзотики кафе, ни шумной толпы более не существует для него, когда он понимает, что его брат оказывается уже давным-давно связан с Ротом и его подручным - Джонни Ола. Именно его брат Фредо оказывается предателем в доме Майка. Чуть позже Майк восклицает, обращаясь к Фредо: "Это был ты! Ты разбил моё сердце!"

Предательство Фредо сражает Майка Корлеоне. Кому можно верить, если твой родной брат, старший брат (!) предаёт тебя в руки врагов? Едва выбравшись из восставшей Гаваны, Майк тем не менее пытается отыскать Фредо и уговорить вернуться домой. Передаёт, что не сердится и всячески его успокаивает. Маневр с точки зрения дона вполне оправданный и понятный. Отец учил Майка держать друзей близко, а врагов ещё ближе. Потенциального врага, который может предать и во второй раз, просто опасаясь мести брата, нужно держать как можно ближе к себе и контролировать все его шаги.

Дома Майка ждёт новость, которая приносит ему новые страдания, хотя подоплёку этой новости ни Майк, ни принёсший её Том Хаген, пока не знают: у жены Майка был выкидыш. Она потеряла ребёнка. Майк винит себя, винит тех, кто устроил покушение. Разлад в семье только усугубляет и без того находящегося не в лучшем душевном состоянии Майка Корлеоне. Он срывается даже на Хагена. Но гораздо хуже этого короткого срыва то, что ждёт Майка впереди. Второе предательство тянется вслед за первым. Фрэнк Пентенджелли, уверенный, что Майкл Корлеоне предал его, даёт показания против своего дона во время следствия.

Сам по себе факт предательства - своеобразная палка о двух концах. Предатель так или иначе всегда платится за то, что совершает. В случае с Паоло Гато и Карло Ричи всё достаточно очевидно: они предают, но их легко вычисляют и убивают за это. Но даже если бы Паоло Гато и Карло Ричи удалось остаться безнаказанными - их не приняла бы и та сторона, которая подкупила. Потому что любой здравомыслящий человек сразу смекнёт: этот парень так легко купился, несмотря на то, что предаёт своих близких, или благодетелей. А раз он согласился предать тех, кто был ему достаточно близок, значит любой другой, если назначит приличную цену, легко его перекупит - и он предаст снова. Предатель ненадёжен и не вызывает симпатии никогда. Даже если он намерен просто взять деньги и исчезнуть с ними, где гарантия, что его не прибьют те, кто подкупил, просто чтобы не оставлять потенциального свидетеля? С какой стороны ни посмотри, а предателем быть невыгодно, если не сказать - глупо.

В случае с Фрэнком Пентенджелли всё обстоит сложнее. Он уверен, что дон его предал и приказал убить. Но это совершенно не оправдывает Фрэнка. Во-первых, он нарушает один из основополагающих законов мафии - омерту. По этому закону нельзя вступать в сговор с полицией и доносить даже на своего врага. Во-вторых, разве можно со стопроцентной уверенностью сказать, что ему не солгали, когда назвали имя его дона как человека, отдавшего приказ убить его? Запутывать врага и давать ему ложные сведения для мафии привычное дело. А если даже сам дон предал его - может быть, стоило поступить, как диктует закон омерты? Может быть, стоило сохранить верность дону и тем доказать, что его решение было неправильным? Наверняка Майк сделал бы всё, чтобы облегчить участь своему человеку, который несмотря на личную обиду и покушение на свою жизнь, оказался по-прежнему верен. Такой жест со стороны дона Корлеоне укрепил бы его позиции, показал его умение ценить преданность. Но Фрэнк предпочитает предать. Его уговаривают дать показания, обещая даже не свободу, а только то, что в тюрьме он будет жить не хуже, чем на воле. И он предаёт.

Майк оказывается в редкостно скверном для себя положении, его не только обвиняют в том, что он - руководитель мощной уголовной группировки, но и в даче ложных показаний, на основании того, что он отрицает свою вину и настаивает на своей невиновности. Как всегда ловкость Тома Хагена и изобретательность самого Майка спасают положение. Но предательство Фрэнка Пентенджелли - ещё один камень, который ложится на сердце Майка Корлеоне, всё больше и больше воздвигая невидимую стену и отгораживая дона от внешнего мира. Даже своему брату Фредо, которого Майк не хочет убивать, чтобы не огорчать мать, он говорит, чтобы тот убирался с глаз. "Если захочешь повидаться с матерью - сообщи мне заранее, чтобы я уехал из дома", - говорит Майк, расставаясь с Фредо. А своему телохранителю он говорит: "Я не хочу, чтобы с ним что-то случилось, пока мать жива". Вполне возможно, что такой косвенный приказ требуется. Ведь самым близким подчинённым Майка известно, что Фредо - предатель. А предатель, по закону мафии, может быть убит любым, в любой момент - и это не считается неправильным поступком. Жизнь Фредо без покровительства Майка не стоит ничего.

А у самого Майка остаётся только одна отдушина в жизни - его жена и дети. Но его жена Кей переменилась и Майк винит в этом себя. Он пытается наладить отношения - и получает новый, гораздо более страшный удар. Во время семейной ссоры, жена признаётся ему, что у неё не было выкидыша. Она сделала аборт. Она бросает своему мужу в лицо слова о том, что сделала это, потому что не желает больше рожать ему сыновей. Она не желает больше иметь с ним ничего общего.

Вполне возможно, что Кей - жену Майка - можно было бы понять. Она разочаровалась в муже, не может ему простить, что он - мафиозный дон. Но она знала, об этом, когда выходила за него замуж. С другой стороны, что плохого сделал лично ей Майк Корлеоне? Ведь он заботился о ней и любил её. Может быть, он был груб с ней или не давал ей всё, что только она может пожелать? Кей не знала никаких неприятностей в семейной жизни. И тем не менее, она совершает действие по отношению к своему мужу, которое иначе как предательством назвать невозможно.

Аборт - это убийство, более того - убийство своего собственного ребёнка. Как бы его ни оправдывали в современном обществе, как бы ни говорили, что зародыш двух месяцев в утробе матери - это ещё не человек, это всё равно убийство. Зародыш во чреве женщины не является ни телёнком, ни котёнком, ни обезъяной, ни каким-либо другим животным. Это именно человек, хотя этого и не хотят признавать поклонники абортов. После зачатия плоду даётся душа. Он именно человек, а ни какое-то другое существо. И уничтожение плода во чреве матери - убийство. А Кей делает это сама, по доброй воле. Её муж убивает врагов, чтобы оградить свою семью от неприятностей, защищая жену и детей. А его жена убивает не родившегося ещё ребёнка только потому, что вдруг разлюбила мужа и не хочет больше рожать ему детей. Ответить на вопрос, кто худший убийца, можно однозначно: тот, кто убивает невинного.

После такого ужасного удара, нанесённого со стороны, от которой Майк этого совершенно не ожидал, он окончательно перестаёт доверять кому бы то ни было. В том числе и Тому Хагену. Если уж и старший брат, и любимая жена оказались способны так ужасно предать его, что говорить о других людях? И Майк очень скоро выказывает своё недоверие к Тому Хагену. Когда Тому предлагают занять место директора одного из крупных отелей, а Том, как верный человек дона, отказывается, Майк в достаточно категоричной форме требует от него отчёта, подозревая, что и Том может предать его и оставить одного. Майк подчёркнуто груб с Томом, в присутствии посторонних говорит ему: "Если ты не со мной - забирай семью, жену, любовницу - и убирайся". И только после того, как недоумевающий Том говорит Майку: "Почему ты меня обижаешь? Я всегда был верен тебе. Что изменилось?" - Майк опоминается и, перейдя на итальянский, спрашивает уже более спокойно: "Так ты со мной?" "Да! - так же по-итальянски отвечает верный Том Хаген. - Что я должен сделать?" И делает всё, что нужно Майку Корлеоне.

Нужно найти человека, который убьёт возвращающегося в Америку Хаймона Рота, которого не удалось убить телохранителю Майка на Кубе в новогоднюю ночь. Рот знает о деятельности Майка достаточно много. Но Хаймона Рота надо убрать не только потому, что он много знает, а прежде всего потому, что он сам непременно убьёт Майка и один раз уже пытался это сделать. После ответного покушения на жизнь Рота все карты раскрыты. Рот знает, что они с Майком смертельные враги и выживет тот, кто нанесёт удар первым. Майк считает, что нужно нанести свой удар немедля, прямо в аэропорту. И Том Хаген находит человека, который совершает чрезвычайно рискованный поступок: на виду у всех, в том числе и у полиции, застреливает Рота. После чего не успевает уйти и погибает сам.

Рот убит. Его смерть куплена жизнью ещё одного верного человека. Однако, остаётся ещё одна угроза: судебный процесс, который смогли развернуть благодаря показаниям Фрэнка Пентенджелли. Фрэнк - не просто предатель. Он нарушил закон сицилийской омерты и попытался продать Майка властям. Это неслыханный позор для сицилийца. На суде, где должен повторить свои показания Фрэнк Пентенджелли, появляется его родной брат, приехавший в Америку из Сицилии. Он сидит рядом с Майком Корлеоне. Увидев брата, присутствующего в зале суда, Фрэнк более не произносит ни слова против Майка, отрекаясь от своих показаний. Он получил напоминание о своём долге, о сицилийской чести, которую невозможно сохранить, нарушив омерту.

Показаний нет. Суд не состоялся. Но предательство, уже совершенное Фрэнком Пентэнджели, осталось. Оно осталось на совести Пентенджелли, оно осталось в память остальных и даже в памяти его брата приехавшего из Сицилии на процесс. Пентенджелли окончательно запутался и сознаёт это. "Что мне делать?" - спрашивает он у Тома Хагена, когда тот приходит к нему на свидание на военную базу, где Фрэнка содержат под усиленной охраной, как особо ценного свидетеля. Том напоминает ему об обычае древних римлян. А древние римляне - суть предки современных итальянцев. История Древнего Рима - это история Италии. И по обычаю римлян, при неудавшемся заговоре на императора, проигравшие патриции вскрывали себе вены в ванне с горячей водой. Император в этом случае не трогал их семьи и брал над ними попечение. Прощаясь, Том говорит Фрэнку: "Всё будет хорошо" - давая понять, что дон не оставить его семью без помощи. И Фрэнк поступает так, как древний патриций после неудавшегося заговора. Охрана находит его в ванне, вода в которой смешана с его собственной кровью.

Остаётся ещё один предатель - старший брат Майка - Фредо, который по приказу Хаймона Рота провёл в дом Корлеоне убийц. Майк не отдаёт прямого приказа убить Фредо, потому что Фредо - его брат и для Майка немыслимо убить родного брата. На похоронах матери Конни уговаривает Майка помириться с Фредо. И тот, обнимая Фредо, встречается глазами со своим телохранителем Альбертом Нери. Для телохранителя Майка Фредо предатель, который жив до сих пор только потому, что Майк приказал не трогать его, пока жива мать, чтобы не заставлять её страдать от ещё одной потери. Ведь она уже утратила и мужа, и старшего сына. Теперь же, когда мама Корлеоне умерла, ничто не связывает руки соратников дона Майка Корлеоне. Они ожидают приказа убить Фредо, потому что в их глазах предатель заслуживает смерти. Тем более, предатель, который провёл убийц в дом родного брата. Но отдать приказ убить Фредо для Майка слишком мучительно. Ведь Фредо - его брат, сын его отца и его матери. Люди Майка могли бы совершить вендетту и не дожидаясь приказа хозяина. Так или иначе, но выбрав удобный момент, Фредо убивают. Вендетта совершается.

Майк, как и в финале первой серии, уничтожает всех врагов, чтобы обезопасить семью, которая по сути теперь представлена только им самим и его детьми. Его жена Кей ушла от него, потому, что больше не желала иметь с ним ничего общего. Детей он ей не отдал, потому что естественно не мог доверить их женщине, которая убивает своих младенцев.

После того, что она сделала, даже если она передумает и вернётся - Майк не примет её. Совершённое ею - худшее из предательств.

Майк остался один. С ним только переставшая наконец-то бегать по мужикам сестра и Том Хаген - ирландец, который более сицилиец, чем каждый из них.

Незадолго до того, как Майк узнаёт, что его жена сделала аборт, Он разговаривает с матерью и спрашивает у неё, каким был отец и что бы он был без семьи. А когда мать говорит ему, что без семьи его просто нет, Майк отвечает, может быть предчувствуя дальнейшие события: "Времена меняются".

Финал фильма неожиданно возвращает зрителя в прошлое. Начало войны между Америкой и Японией. Семья Корлеоне готовится отметить день рождения отца - Вито Корлеоне. Ещё все живы: и Сантино, и Вито. Ещё не предали ни Карло, ни Фредо, ни Тессио. Сестра ещё невинная девушка на выданье. Все живы, все радуются предстоящему празднику - дню рождения главы семейства. Его взрослые дети собрались за общим столом. И в разговоре, точнее возникшем споре между Майком и Санни, становится известно, что Майк записался добровольцем на фронт. Его никто не может понять, все считают, что он поступил неправильно и подобным поступком лишь наносит удар по сердцу своего отца в день его рождения. Кончается всё тем, что Майк остаётся один сидеть за столом, когда все остальные бросаются встречать вернувшегося домой Вито Корлеоне. Майк один - и, возвращаясь в настоящее, он точно так же один, сидит посреди пустого осеннего сада своего имения. Да, конечно, есть Конни, ещё преданный ему Том Хаген, есть дети. Но Майк один, потому что он расстался с последними иллюзиями на тему того, что кому-то можно верить - и не получить удара в спину.

Дон Майкл Корлеоне, может быть самый могущественный человек на всём побережье, или даже во всей Америке - абсолютно одинок.


* * *


Там, где нарушается закон омерты - в силу вступает другой непреложный закон - закон вендетты. Такова жизнь любого, кто хоть как-то связан с мафией. И это вполне закономерно, отчасти даже правильно. Если бы все эти предатели - Паоло Гато, Карло Ричи, Тессио, Френк Пентенджелли и им подобные - соблюдали закон молчания, наверняка большей части всех убийств, которые за каждым предательством следовали, просто не произошло бы. Не погиб бы Санни Корлеоне, не умер бы до времени дон Вито. И Майк Корлеоне, вернувшийся в семью после долгого отчуждения, не стал бы безжалостным доном, сердце которого неспособно больше верить людям. Конечно, мафия - это плохо, мафия - это грязь, кровь, подпольный бизнес, проституция, наркотики, жестокие убийства. Но кое-чему можно поучиться, если очень внимательно присмотреться к тому, как шаг за шагом происходит становление каждого, ступившего на путь мафиозо.

Нарушение закона омерты пробуждает другой, куда более страшный закон - вендетту. Предательство рушит не только судьбу того, кто предаёт, но и судьбу того, кого предают.


Предательство порождает смерть. Таков закон.


Автор - М.В. Гуминенко


© М.В. Гуминенко. 2008 г.
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru