Д.И. Иловайский
Очерки и рассказы из всеобщей истории
Новая история

На главную

Произведения Д.И. Иловайского


СОДЕРЖАНИЕ



ОБЩИЙ ВЗГЛЯД НА НОВУЮ ИСТОРИЮ

Переход от истории средневековья к новой истории отмечен рядом событий, которые имели огромное влияние на дальнейшее развитие народов. Первое место среди этих событий занимают открытие Америки и Реформация. Открытие Америки, вместе с открытием других земель и морского пути в Ост-Индию, чрезвычайно расширило поприще Истории. Если раньше торговые и другие сношения между тремя частями Старого Света шли исключительно по Средиземному морю, то теперь главным водным путем сделался Атлантический океан; торговля европейцев приобретает всемирное значение, их колонии и христианская цивилизация мало-помалу распространяются по всему земному шару. В то же время церковная Реформация, связанная с изобретением книгопечатания и эпохой Возрождения (наук и искусств), производит громадный переворот в области духовных интересов и общественных отношений самой Европы.

Из других событий, ознаменовавших переход к новому времени (XV в.), можно назвать следующие: водворение турок-осман на землях Византийской империи и южнославянских государств; освобождение Северо-Восточной Руси от монгольского ига и объединение ее под властью великих князей московских; объединение Франции династией Валуа; изгнание из Испании мавров и начало единой Испанской монархии.

По характеру и направлению событий новая история распадается на три главных периода: первый продолжается до Вестфальского мира (1648), второй - до начала Французской революции (1789) и третий - до нашего времени*.

______________________

* Автор заканчивает третий период новой истории 1882 г.

______________________

Первый период может быть назван по преимуществу периодом Реформации. Он наполнен борьбой протестантизма с католицизмом и возникшими отсюда религиозными войнами. Кроме того, этот период ознаменован установлением в Европе Системы политического равновесия. Она состоит в том, что государства Европы начинают деятельно следить друг за другом и стараются не допускать излишнего усиления какой-либо державы за счет других. Главный толчок к развитию этой системы дан был попыткой французов завоевать Италию; попытка эта вызвала вмешательство в итальянские дела со стороны немцев и испанцев и целый ряд вооруженных союзов. Потом объединение многих земель под властью Карла V Испанского, грозившее политическому равновесию, породило упорную борьбу французских королей с Габсбургским домом. Такое соперничество первостепенных держав должно было предохранить малые государства от поглощения большими и обеспечить им самобытное развитие. В тот же период, наряду с распадом Германской империи* на отдельные самостоятельные части, возникает в Средней Европе сильная Австрийская монархия из объединения наследственных владений Габсбургов с Богемией и Венгрией и ставит предел дальнейшему расширению Османской империи на Дунае.

______________________

* Священной Римской империи германской нации.

______________________

Второй период отличается по преимуществу развитием абсолютной (неограниченной) монархии и государственной централизации на Европейском континенте. Абсолютизм и централизация способствуют, в свою очередь, развитию более плотных, более определенных национальностей. Впереди других на этом поприще идет Франция, которая при Людовике XIV занимает по могуществу своему первое место (подобно тому как в предыдущий период это место занимала Испания); честолюбивые замыслы Людовика вызывают образование союзов, или коалиций, со стороны других держав, которые успевают восстановить политическое равновесие в Европе. В истории цивилизации этот период ознаменован преобладанием французского влияния. Благодаря развитию морского и колониального могущества выдвигаются вперед сначала Голландия, а потом главным образом Англия, которая упрочивает у себя представительные учреждения в этот период, преимущественно абсолютистский в Европе. Конституционное устройство в Англии развилось благодаря ее островному положению: будучи ограждена морями, она не имела нужды усиливать централизацию и содержать большую регулярную армию, а обратила главное внимание на флот. (Парламент ее, строго и прочно организованный, приобретает характер абсолютного правительства и таким образом не противоречит общему ходу истории.) В то же время на историческую сцену выступают две новые державы: во-первых, Русская монархия, преобразованная трудами Петра Великого и докончившая свое национальное единение благодаря политике Екатерины II. Она становится могущественной представительницей славянского мира вместо Польши, которая потеряла свою самобытность, потому что не последовала общему ходу истории на Европейском континенте (то есть развитию абсолютизма, централизации и регулярной армии) и потому не выработала к этому времени плотной, сильной нации. Во-вторых, Пруссия - младшая из первостепенных европейских держав, но весьма важная по своему значению, как главная носительница будущего германского единства после разложения средневековой Германской империи. Фридрих II Прусский является самым видным представителем так называемого просвещенного абсолютизма в Европе.

Третий период новой истории знаменует главным образом борьбу третьего, или среднего, сословия против абсолютизма и аристократических привилегий. Он начинается грандиозным переворотом, известным как Французская революция. Непосредственным плодом этой революции были военный деспотизм Наполеона I и нарушение им политического равновесия Европы. Коалиции других держав снова спасают европейское равновесие. Венский конгресс восстанавливает почти прежнюю систему государств с преобладанием аристократических сословных институтов и упрочивает в Европе пентархию - господство пяти великих держав (России, Англии, Франции, Австрии и Пруссии). Пентархия обеспечивает почти сорок лет непрерывного мира между европейскими государствами. Но внутри государств Западной и Средней Европы со стороны так называемого либерального направления происходит то глухая, то открытая борьба против крайностей централизации и бюрократии и совершается переход от монархии абсолютной к конституционной. В то же время на первый план выступают интересы и стремления по преимуществу национальные. Национальности немецкая и итальянская обнаруживают стремление к своему объединению, которого и достигают в конце этого периода. Между западными и южными славянами также пробуждаются идеи о самобытном национальном развитии, в связи с так называемым Восточным вопросом. Освободительная война, предпринятая императором Александром II в защиту болгар и сербов от турецкого ига, значительно подвинула Восточный вопрос к его благополучному для славян разрешению, вопреки противодействию других держав (главным образом Англии, Австрии и Германии).

Из новых изобретений и открытий сила пара по преимуществу приобретает огромное влияние на экономическое развитие народов, на их взаимное общение и вместе с тем на всю историю цивилизации.

В конце третьего периода в Западной Европе либеральное направление, возобладав над началами консервативными (охранительными), в свою очередь приводит к крайнему развитию демократизма, которое выражается в распространении социализма, коммунизма и даже анархизма, то есть противообщественных, разрушительных движений, на борьбу с которыми История призывает все лучшие силы обществ и государств. Этот крайний демократизм вызывает на историческую сцену так называемое четвертое сословие - простонародье.

I. ВЕЛИКИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ И ОТКРЫТИЯ
1455-1521

Бумага и книгопечатание. Иоганн Гутенберг. Компас и порох. Открытия португальцев. Васко да Гама. Колумб. Открытие Америки. Судьба Колумба. Кортес. Завоевание Мексики. Писарро. Завоевание Перу. Европейские колонии и последствия открытия Америки. Торговля неграми

БУМАГА И КНИГОПЕЧАТАНИЕ

Конец средних веков и начало нового времени ознаменованы великими изобретениями и открытиями, которые имели важное значение в дальнейшей истории человечества. Среди них главное место занимают изобретение тряпичной бумаги, книгопечатания, компаса, пороха и открытие новых стран.

В древности употреблялись для письма разные материалы: вырезали слова на каменных досках (скрижали), потом на медных (законы Двенадцати таблиц в Риме); писали на листьях или на коре растений, на коже животных. Египтяне приготовляли из папируса род бумажных листов, а в малоазийской области Пергам из кожи, очищенной от волоса, делали писчий материал, известный под названием пергамена (или пергамента). Пергамент употреблялся и в средние века, но он стоил дорого, поэтому книги, написанные на нем, продавались за большую цену. От арабов европейцы впервые научились делать хлопчатую писчую бумагу, но она была непрочна и неудобна для скорописи. Поэтому к ней начали примешивать льняные ткани и, наконец, стали делать бумагу из тряпок. Эта тряпичная бумага, по своей крепости, дешевизне и удобству для письма, вошла во всеобщее употребление (к концу средних веков); число рукописных книг умножилось, и цена их значительно понизилась. Без тряпичной бумаги и само книгопечатание не могло бы иметь таких огромных успехов.

Честь изобретения книгопечатания приписывается Иоганну Гутенбергу (ок. 1399 - 1468). Он родился в городе Майнце, на берегах Рейна, и принадлежал к патрицианскому роду, к высшему сословию. Во время междоусобия ремесленных цехов с патрициями в Майнце семейство Гутенберга разорилось и вынуждено было переселиться в Страсбург, где Иоганн Гутенберг поддерживал свое сушествование мастерством резчика, делая оттиски картинок и книг с матриц, вырезанных на дереве. Тогда-то и пришла ему мысль вырезать каждую букву отдельно и уже из таких подвижных букв складывать слова для печати; на эти опыты Гутенберг тратил свои скудные заработки. Между тем он возвратился в Майнц.

Не имея собственных денег для заведения типографских приспособлений, он объединился с богатым золотых дел мастером Фаустом, который обязался дать деньги на типографию, а прибыль от печатания книг решено было делить пополам. Первая книга, напечатанная Гутенбергом в этой типографии, была латинская Библия (1455). Таким образом, труды его над подвижными буквами увенчались успехом; оставалось только сделать еще один шаг: деревянные буквы заменить металлическими, которые были гораздо прочнее, а оттиски их красивее и отчетливее. В это время в товарищество Гутенберга и Фауста вступил Шёффер, также бывший золотых дел мастер, человек очень ловкий. Фауст близко с ним сошелся, выдал за него свою дочь и решил, вероятно, что теперь Гутенберг ему больше не нужен. Он завел с ним тяжбу, требуя возвратить деньги, выданные на типографию, и при помощи подкупа выиграл дело; суд приговорил отдать Фаусту всю типографию Гутенберга. Мастер остался в печальном положении, однако впоследствии с помощью одного богатого человека он снова завел собственную типографию. Но тут опять случилось несчастье. При взятии Майнца войсками архиепископа Адольфа фон Нассау часть города была сожжена; типография Гутенберга погибла, наборщики разбежались, и Гутенберг в очередной раз разорился. Архиепископ Майнцский Адольф, однако, принял его в число своих камер-юнкеров, но почти без жалованья. Изобретатель книгопечатания умер в бедности, не оцененный современниками (1468).

Между тем работники типографии Фауста и Гутенберга разошлись в разные стороны и распространили тайну книгопечатного искусства. Быстро появились типографии в других германских городах, откуда это искусство перешло и в соседние страны. (Книги, напечатанные до 1500 года, называются инкунабулы*)

______________________

* Колыбель (лат.).

______________________

Книгопечатание чрезвычайно увеличило число книг и сделало их несравненно дешевле, чем прежде, доступнее для народа. А вместе с распространением книг быстрее начали распространяться и разные знания, то есть скорее пошло вперед просвещение человечества.

КОМПАС И ПОРОХ

Изобретение компаса было очень важно для мореплавания. Прежде корабли обыкновенно не пускались в открытый океан, чтобы не сбиться с пути, они держались берегов, а ночью направляли плаванье по положению звезд. Во время крестовых походов европейцы впервые употребили магнитную стрелку для указания пути в море. В XIV веке некто Флавио Джойо, из города Амальфи (в Южной Италии), усовершенствовал снаряд, снабженный магнитной стрелкой.

С тех пор моряки могли предпринимать далекие плавания, не опасаясь заблудиться в океане, что повело за собой открытие новых, неизвестных стран.

В то же время изобретение пороха произвело большие перемены в военном искусстве. Начало этого изобретения в точности неизвестно. Еще Роджер Бэкон, ученый английский монах, живший в XIII веке, судя по некоторым местам его сочинений, умел составлять порох; он был заподозрен в ереси и колдовстве, подвергся преследованию и много лет провел в тюрьме. Мы видели, что уже в середине XIV века, в сражении при Креси, у англичан были пушки. Поэтому изобретение пороха несправедливо приписывалось немецкому монаху Бертольду Шварцу, который жил в XIV веке. (Предание рассказывает о его изобретении следующее: однажды он высекал огонь возле ступы, в которой находилось немного серы, селитры и угля, истолченных в порошок; вдруг искра попала в ступу - смесь мгновенно воспламенилась и подбросила вверх лежавший на ней камень. Шварц сначала испугался, но потом повторил опыт, и опять произошел взрыв; таким образом он открыл производство пороха, а потом изобрел огнестрельный снаряд.) Сначала огнестрельный снаряд и похож был на ступу - состоял из широкого короткого жерла (мортира); в него клали порох, а сверху каменное ядро, порох зажигали через особое узкое отверстие. Потом стали удлинять жерло, и образовались пушки. Далее начали делать узкие жерла с тонкими стенками, так чтобы человек мог носить с собой такой снаряд: это мушкеты, из которых при дальнейшем усовершенствовании образовались нынешние ружья. Впоследствии к ружью привинтили острый штык; таким образом одно и то же оружие стало и огнестрельным и холодным.

Изобретение огнестрельных снарядов имело очень важные последствия. Главную силу в сражениях составили теперь артиллерия и регулярная пехота, а рыцарская конница мало-помалу утратила свое первенство, потому что железная броня не могла устоять против пуль и картечи. Рыцарские замки и укрепленные города также должны были смириться, когда стены их начали падать от бомб и ядер или взлетать на воздух действием подкопов. Таким образом, порох во многом помог европейским государям усмирить феодалов и городские общины и утвердить монархическую власть. В то же время порох дал решительный перевес развитым народам в их борьбе за выживание. С помощью пороха европейцы одолели народы всех других континентов и утвердили свое господство на всем земном шаре. Следовательно, компас помог открыть Америку и прочие земли, а порох помог их покорить. С другой стороны, огнестрельное оружие потребовало больших издержек и постоянных упражнений в искусстве им владеть; оно способствовало заведению регулярных армий и больших кораблей, вооруженных пушками; вместе с тем должны были увеличиться государственные налоги на покрытие этих издержек.

ОТКРЫТИЯ ПОРТУГАЛЬЦЕВ

Главным поводом к открытию новых земель в конце средних веков послужило стремление отыскать морской путь в Индию, о богатствах которой издавна ходили баснословные рассказы. Арабы и другие магометанские купцы доставляли индийские товары сухим путем к берегам Средиземного моря; отсюда венецианцы и генуэзцы развозили их на своих кораблях в европейские гавани. Проходя разные государства, товары эти оплачивались пошлинами и потому были очень дороги. В Западной Европе зародилась мысль проложить в Индию морской путь вокруг Африки. Первыми начали стремиться к тому португальцы; будучи стеснены в своих пределах испанскими владениями, португальцы обратились к мореплаванию. Португальский принц Генрих Мореплаватель (названный так за свою страсть к морским предприятиям) снарядил в первой половине XV века несколько экспедиций, одну за другой, на юг Атлантического океана. Португальцы постепенно открыли западные берега Африки и соседние с ними острова (Мадера, Азорские, Канарские, Зеленого Мыса). С берегов Гвинеи они начали вывозить золото, слоновую кость и черных туземцев, которых бесчеловечно продавали в рабство; с тех пор началась постыдная торговля неграми. Во второй половине XV века некто Диаш Диаш Бартоломеу (ок. 1450 - 1500) - португальский мореплаватель, первый достиг южной оконечности Африканского материка; она была названа мысом Доброй Надежды, то есть надежды открыть отсюда прямой путь в Индию. Эта надежда вскоре оправдалась.

В царствование португальского короля Эммануила Великого Мануэл I Счастливый - в современной историографии, отважный мореплаватель Васко да Гама обогнул Южную Африку и после трудного плавания пристал в Калькуттской гавани (1499). Магометанские купцы, опасаясь соперников в индийской торговле, возбудили в туземном владельце подозрение против португальцев, так что Васко да Гама едва избежал плена и поспешил возвратиться в отечество. Король после того отправил в Индию целый флот. Португальцы оружием утвердились на берегах Индии и соседних островах; они завели там свои колонии и начали вывозить в Европу дорогие индийские товары (пряные коренья, ткани, драгоценные камни и прочее). Открытие морского пути в Индию подорвало восточную торговлю Венеции и Генуи и прославило небольшое Португальское королевство. Его столица Лисабон на некоторое время сделалась средоточием всемирной торговли.

Между тем соседи португальцев, испанцы, открыли и завоевали целую часть света - Америку.

КОЛУМБ

Еще в X веке норманнские мореходы-викинги из Исландии плавали к берегам Гренландии и Северной Америки. Но впоследствии, вероятно по причине северных льдов и других препятствий, об этих плаваниях в Европе забыли, так что честь открытия Америки по справедливости принадлежит Колумбу. Христофор Колумб был родом из Генуи. Образование свое он получил в Павийском университете; любимыми его науками были география, геометрия и астрономия. С ранних лет он начал принимать участие в морских экспедициях и побывал почти во всех известных тогда морях. Он женился на дочери португальского моряка, от которого осталось много географических карт и записок времен Генриха Мореплавателя. Колумб тщательно изучил их. Он также задумал искать морской путь в Индию, но не мимо Африки, а прямо через Атлантический ("Западный") океан. Колумб был один из тех, кто читал сочинения древних философов и географов и находил у них мысли о шарообразности Земли (особенно у Эратосфена и Птолемея). Вместе с некоторыми учеными он полагал, что, отправившись из Европы на запад, можно будет достигнуть восточных берегов Азии, где лежали Индия и Китай. Колумб и не подозревал, что на этом пути встретится целый огромный материк, неизвестный европейцам.

Решившись предпринять плавание через океан, он обратился сначала к родному своему городу - Генуе с просьбой снарядить корабли для исполнения его плана. Но генуэзцы назвали его пустым мечтателем; так же неудачно хлопотал он у португальского короля. Отсюда Колумб отправился в Испанию, где тогда правили Фердинанд II Арагонский и Избелла Кастильская. Колумб представил Фердинанду II свой план, король отдал его на рассмотрение комиссии из духовных лиц. Члены комиссии назвали этот план еретическим, противным Библии и отцам Церкви. Но главное препятствие заключалось в том, что все внимание и средства Фердинанда II были обращены тогда на войну с Гранадским эмиратом. Колумб долго и тщетно хлопотал при испанском дворе; он уже готовился отправиться в Англию, но друзья уговорили его подождать. Наконец Гранада сдалась, и война с маврами прекратилась. Покровители Колумба склонили в его пользу королеву Изабеллу, и она решилась за свой счет снарядить экспедицию. Таким образом, целых восемь лет провел Колумб в Испании, пока добился своей цели. Он заключил с испанским правительством договор, по которому заранее признавался наместником всех открытых им земель и островов и получил право на десятую часть всех доходов.

ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ

3 августа 1492 года, при большом стечении провожающих, Колумб вышел из Палосской гавани (в Андалусии) на трех небольших кораблях со ста двадцатью матросами; отправляясь в далекое и опасное плавание, экипажи накануне исповедались и причастились. До Канарских островов моряки плыли довольно спокойно, потому что этот путь был уже известен, но затем они очутились в беспредельном океане. По мере того как корабли с попутным ветром неслись все дальше и дальше, матросы начали впадать в уныние и не раз поднимали ропот против своего адмирала. Но Колумб, благодаря неизменной твердости духа, умел усмирять непокорных и поддерживать в них надежду. Между тем показались разные признаки, предвещавшие близость земли: прилетали неизвестные птицы, с запада плыли древесные ветви. Наконец, после шестинедельного плавания, однажды ночью с передового корабля заметили вдали огни. Раздался крик: "Земля, земля!" Моряки обнимали друг друга, плакали от радости и пели благодарственные псалмы. Когда взошло солнце, перед ними открылся живописный зеленый остров, покрытый густой растительностью. Колумб в парадном адмиральском костюме, со шпагой в одной руке, со знаменем в другой, высадился на берег и объявил эту землю владением испанской короны и заставил своих спутников присягнуть себе как королевскому наместнику. Между тем на берег сбежались туземцы. Совершенно нагие, краснокожие, безбородые, островитяне с удивлением рассматривали белых бородатых людей, покрытых одеждами. Они называли свой остров Гванагани, но Колумб дал ему имя Сан-Сальвадор (то есть Спаситель); он принадлежит к группе Багамских, или Лукайских, островов. Туземцы оказались мирными, добродушными дикарями. Заметив жадность пришельцев к золотым кольцам, которые были у них в ушах и в носу, они знаками показали, что на юг лежит земля, изобилующая золотом. Колумб отправился далее и открыл берега большого острова Кубы, который он принял за материк, именно за восточный берег Азии (откуда и произошло ошибочное название американских туземцев - индейцы). Отсюда он повернул на восток и пристал к острову Гаити.

Испанцы везде встречали тех же дикарей, которые охотно меняли свои золотые бляхи на стеклянные бусы и другие красивые безделки и, когда их спрашивали о золоте, постоянно указывали на юг. На острове Гаити, названном Испаньолой (Малой Испанией), Колумб построил крепостцу. На обратном пути он едва не погиб от бури. Корабли пристали в той же Палосской гавани. Везде в Испании на пути к королевскому двору народ встречал Колумба с восторгом. Фердинанд и Изабелла приняли его очень милостиво. Весть об открытии Нового Света быстро распространилась, и явилось много охотников отправиться туда с Колумбом. Он предпринимал еще три путешествия в Америку.

Между тем несчастья начали преследовать великого человека. Испанские переселенцы надеялись без труда добывать груды золота; когда же увидели, что надо вложить много труда, чтобы облагородить эти прекрасные, но дикие страны, они поднимали ропот и нередко отказывали Колумбу в повиновении. У Колумба появилось много недоброжелателей, которые завидовали его славе, старались очернить его в глазах подозрительного Фердинанда II, нашептывая, будто он замышляет основать себе в Новом Свете независимое государство. Во время третьего путешествия Колумб открыл берега Южной Америки у устья реки Ориноко. Тем временем на Испаньолу прибыл испанский сановник Бовадилья с поручением от короля расследовать жалобы колонистов на своего наместника и, если найдет его виновным, отстранить от управления. Сановник без всякого следствия взял Колумба под стражу, заключил в оковы и отправил в Испанию. Король велел освободить Колумба, но не возвратил ему наместничества. Старость и печаль вскоре свели Колумба в могилу (1506). Сын положил с ним в гроб и некогда надетые на него цепи. Неблагодарные современники отняли у Колумба даже честь назвать его именем открытый им Новый Свет. Флорентийский мореплаватель Америго Веспуччи посетил в то время Вест-Индию и издал описание своего путешествия; по его имени новооткрытая часть света получила название Америки.

Испанское правительство продолжало посылать корабли и солдат для открытия и завоевания новых земель, также разрешая и частным лицам снаряжать экспедиции за свой счет. Многие смельчаки, особенно из бедных испанских дворян, устремились в Америку с надеждой отыскать там много золота. Сначала заняты были Вест-Индские острова, потом испанцы проникли на Американский материк. Тут они встретили племена более воинственные и менее дикие, чем на островах. От береговых жителей они узнали о существовании на западе двух больших государств - Мексики и Перу. Слухи об их богатствах возбудили в испанцах намерение во что бы то ни стало покорить эти страны.

ЗАВОЕВАНИЕ МЕКСИКИ

Первым пало государство ацтеков, находившееся на территории Мексики. В правление Карла V (преемника Фердинанда II) испанский наместник острова Кубы, Веласкес, отправил экспедицию на материк под начальством одного из своих офицеров, Эрнана Кортеса, человека чрезвычайно даровитого и храброго. Отряд Кортеса состоял из пятисот пехотинцев, нескольких всадников, нескольких небольших пушек и сотни матросов. Пристав к твердой земле, Кортес заложил испанскую колонию Веракрус и оставил здесь гарнизон, а с остальным войском отправился внутрь страны. По пути он победил воинственных обитателей горной области Тласкалы, искусно воспользовавшись их враждой с мексиканскими ацтеками и получив от них в помощь несколько тысяч воинов. Туземцы повсюду с любопытством смотрели на неведомых дотоле пришельцев, на их бледные, суровые лица, черные бороды и железное вооружение; предметом же особого удивления служила для них конница (железо и лошади были неизвестны американцам). Ружейные и пушечные выстрелы казались им небесным громом и приводили в трепет.

Испанцы, со своей стороны, были приятно удивлены после жалких поселений вест-индских дикарей найти здесь обработанные поля и многочисленные, хорошо построенные города.

Ацтеки известили своего правителя Монтесуму о приходе белых воинов, и тот не раз присылал Кортесу богатые подарки с просьбой удалиться. Но Кортес называл себя посланником испанского короля, говорил, что ему необходимо самому видеть Монтесуму, и продолжал поход. Наконец испанцы с горных круч спустились в долину, в которой находилась столица ацтеков Теночтитлан (современный Мехико). Это был большой город с белыми каменными домами и храмами, живописно расположенный на острове посреди озера Тецкуко и соединявшийся с твердой землей несколькими плотинами. Монтесума сам встретил Кортеса, сидя на красивых носилках под балдахином, окруженный своими придворными, которые были одеты в хлопчатобумажные мантии, с перьями на голове. Правитель ласково приветствовал испанцев и назначил им для жительства обширный каменный дом. Кортес немедленно укрепился в нем и принял все военные предосторожности против внезапного нападения. Но робкий Монтесума не решился действовать оружием; он даже, по убеждению Кортеса, перешел в дом, занимаемый испанцами, и отдался под их охрану. Ацтеки, подстрекаемые жрецами, осадили дворец, занятый испанцами. По желанию Кортеса, Монтесума показался на стенах цитадели, уговаривая мятежников разойтись; но те упрекали его в малодушии, называли изменником и пускали в него град стрел и каменьев; через несколько дней он умер от ран. Испанцы вынуждены были оставить город; они отступили глухой ночью, но им пришлось пробиваться сквозь многочисленные толпы ацтеков, и тут их погибло больше половины. Испанцы, захваченные в плен, принесены были в жертву богам. (Религия ацтеков отличалась мрачным идолопоклонством, подобно финикийской; человеческие жертвы были у них в большом употреблении; обыкновенно обреченного на жертву клали на большой плоский камень, жрец острым каменным ножом вырезал у него сердце и бросал в огонь, горевший перед идолами.)

Кортес, однако, не потерял присутствия духа. Он подкрепил свои силы новыми испанскими выходцами и несколькими тысячами тласкаланцев, возвратился на берег озера, построил суда и осадил Теночтитлан. Здесь правил племянник Монтесумы, мужественный Гватемозин. После неимоверных усилий столица была взята приступом (1521). Испанцы обошлись с побежденными чрезвычайно жестоко. Не довольствуясь большой добычей, они еще подвергли пытке знатных мексиканцев, добиваясь признания, где спрятаны их сокровища. В числе пытаемых был и Гватемозин - положенный на раскаленные угли. Записи говорят, он молча переносил свои страдания, тогда как один из его друзей под такой же пыткой стонал и горько жаловался на судьбу. "А разве я лежу на розах?" - заметил ему Гватемозин.

После падения столицы покорились испанцам все области государства. Император Карл V утвердил Кортеса наместником и генерал-капитаном завоеванной страны, которая получила название Новой Испании. Судьба Кортеса похожа на Колумбову. Впоследствии он был отстранен от управления, уехал в Испанию и умер там в забвении и бедности. Главными памятниками разрушенной им державы ацтеков служат многочисленные холмы, видом своим похожие на египетские пирамиды; на вершинах их некогда стояли мексиканские храмы и идолы, а у подножия находились жилища жрецов.

Во время завоевания Мексики совершено было первое морское путешествие вокруг света португальцем Магелланом, который, находясь на испанской службе, взялся открыть путь в Ост-Индию, минуя южные берега Америки (1519).

ЗАВОЕВАНИЕ ПЕРУ

Завоевание государства инков Государство Туантинсуйу (XV - XVI вв.) для испанской короны осуществил Франциско Писарро. Он был простого происхождения, необразован, груб и жесток, но, как большинство конкистадоров, отличался мужеством и силой характера. Писарро объединился с другим искателем приключений, Диего Альмагро, предварительно выхлопотав у Карла V титул наместника той страны, которую завоюет. Надежда на богатую добычу собрала вокруг него до двухсот соратников. С этой небольшой дружиной он пустился (1531) на завоевание обширной территории государства инков: так называлась царствующая здесь династия. Благоустройством своим оно превосходило страну ацтеков, Мексику. Испанцы с удивлением находили здесь прекрасно обработанные поля, прочно построенные из камня дороги, водопроводы, великолепные храмы и дворцы. Но, за исключением столицы, здесь не было больших городов. Жители отличались тихим, кротким нравом, религия их не осквернялась человеческими жертвами, как у ацтеков. И инки оказали менее храброе сопротивление пришельцам.

Испанцам помогло еще то обстоятельство, что в Перу происходило тогда междоусобие двух братьев-наследников инков: отец завещал им разделить государство между собой. Писарро обещал свою помощь одному из братьев, а другого, по имени Атагуальпу, вызвал на свидание для переговоров. Атагуальпа явился с блистательной свитой, в богатом наряде, на золотых носилках; за ним следовало до 30 000 войска. Монах, сопровождавший испанцев, начал излагать перед инком христианское учение и убеждать креститься. Атагуальпа спросил через переводчика, откуда монах взял это учение; последний показал ему на Библию. Атагуальпа взял книгу и приложил ее к уху, но, видя, что она молчит, бросил на землю. Тогда монах крикнул испанцам, чтобы они отомстили нечестивым собакам за оскорбление святыни. Писарро подал знак: воины его бросились на свиту, изрубили ее и схватили самого Атагуальпу; войско его рассеялось, испуганное громом выстрелов. Атагуальпа для своего выкупа велел подданным привезти огромное количество золотых вещей, но Писарро все-таки приказал задушить его. После того испанцы завладели столицей государства, Куско. Их успехи привлекли много новых испанских выходцев, которые основали здесь несколько колоний; Писарро построил для своей резиденции приморский город Лиму. Между тем Альмагро прошел с отрядом на юг и открыл страну Чили. Все земли, покоренные испанцами, Карл V разделил на два вице-королевства: Мексику и Перу; впоследствии между ними образовалось еще третье - Новая Гранада.

ЕВРОПЕЙСКИЕ КОЛОНИИ И ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКРЫТИЯ АМЕРИКИ

Вслед за испанцами и другие европейские переселенцы устремились в Америку. Португальцы завладели огромным пространством земли, известным как Бразилия; англичане открыли берега Северной Америки и впоследствии завели там свои колонии; рядом с ними обосновались и французские поселения.

Туземные племена везде должны были покориться европейцам или уходить далее на запад, в первобытные леса и степи. Обращение европейцев с покоренными народами было очень жестоким, особенно в испанских владениях. Колонисты обратили их в рабов и угнетали тяжелыми работами на своих хлопчатобумажных и сахарных плантациях или в горных рудниках, откуда с особой ревностью принялись добывать драгоценные металлы. Из-за хрупкого сложения и непривычки к тяжелому труду индейцы во множестве гибли на этих работах, а другие - от разных инфекционных болезней, особенно от оспы, занесенной европейцами в Америку и истребившей целые селения индейцев. Вследствие этого на главных вест-индских островах медно-красное туземное население в короткое время почти все исчезло. Тщетно некоторые миссионеры, старавшиеся распространить между туземцами христианство, убеждали испанцев обходиться с ними человеколюбивее. Конечно же покоренные платили своим притеснителям страшной ненавистью. Например, рассказывают следующий случай. При завоевании острова Кубы один индейский кацик (старшина) за свое храброе сопротивление осужден был сгореть на костре. Перед казнью монах хотел обратить его в христианство и описывал ему блаженство в раю. "А есть ли там испанцы?" - спросил тот. "Есть, - отвечал монах, - но только добрые". - "Самые лучшие из них никуда не годятся, - возразил кацик, - и я не хочу быть вместе с ними".

Самым усердным защитником индейцев был испанский проповедник Бартоломе Лас Касас. Он хлопотал, чтобы правительство освободило их от рабства. Главное затруднение состояло в том, что - освободи их - некому было бы работать на плантациях и в рудниках, поэтому Лас Касас посоветовал заменить индейцев африканскими неграми, которыми португальцы уже давно торговали. Негры действительно оказались крепче индейцев и способнее к работе. Совет его был принят. Торговля неграми сделалась весьма выгодной. Европейские корабли ходили в Африку, покупали у тамошних владетелей их подданных или пленников и отвозили на продажу в американские колонии. Это обстоятельство, однако, не спасло меднокожих индейцев, которые продолжали исчезать из тех мест, где селились европейцы. Между тем торговля африканскими рабами приняла скоро огромные размеры.

С появлением европейцев в Америке там мало-помалу образовалось смешанное население, различающееся по цвету кожи. Более или менее чистые потомки европейских колонистов стали называться креолами; от смешения с индейцами произошли метисы, с неграми - мулаты.

Открытие Америки и других земель имело чрезвычайно важные последствия для Европы. Во-первых, расширилась ее морская торговля. Прежние морские государства (Венеция, Генуя, Ганзейские города) должны были уступить первенство на море западным державам, которые завели у себя сильные военные флоты для защиты своей торговли и отдаленных колоний (сначала Испания и Португалия, потом Голландия и Англия). Во-вторых, из других частей света в огромном количестве вывозились так называемые колониальные товары (хлопчатая бумага, кофе, сахар, табак и тому подобное); мало-помалу они вошли в Европе во всеобщее употребление и породили новые виды промышленности. (В пище народной впоследствии видную роль стал играть картофель, перевезенный в Европу из Америки.) Драгоценные металлы, вывозимые из Нового Света, увеличили количество денег и произвели большие изменения в ценах на товары. Сношения между народами усилились, и, следовательно, ускорилось заимствование разных изобретений. Для Европы открылась теперь возможность переселять избыток своего населения в другие части света и вместе с тем распространять христианство и европейскую образованность (цивилизацию) по всему земному шару.

II. БОРЬБА ЗА ИТАЛИЮ. ВОЗРОЖДЕНИЕ НАУК И ИСКУССТВ
1494-1525

Поход Карла VIII в Италию. Савонарола. Людовик XII и Фердинанд Католик. Баярд. Александр Борджа. Франциск I и Карл V. Мариньянская битва. Их соперничество. Плен Франциска I. Новые войны. Эпоха Возрождения. Живопись. Леонардо да Винчи. Микеланджело. Рафаэль. Литература. Романтические поэмы. Тассо. Макиавелли

ПОХОД КАРЛА VIII В ИТАЛИЮ

Людовик XI оставил французский престол сыну своему Карлу VIII (1483 - 1498). Подозрительный отец держал его вдали от двора, и Карл получил очень скудное образование, так что едва умел читать. Он воспитывался на чтении рыцарских романов, и голова его была наполнена мечтами о славе и завоеваниях, поэтому он воспользовался первым удобным предлогом, чтобы осуществить свои мечты.

В Неаполитанском королевстве прекратилась французская династия, основанная Карлом Анжуйским. Ближайшими наследниками были французские короли, но неаполитанскую корону захватила испанская Арагонская фамилия. Карл VIII предъявил свои права на неаполитанскую корону. По легкомыслию Карл задумал не только завоевать Неаполь, но и возобновить крестовые походы, изгнать из Европы турок и освободить Святую землю от неверных. В Италию он вступил с шестидесятитысячной армией (1494). Тут были: отличная швейцарская пехота и немецкие ландскнехты, малорослые, но чрезвычайно храбрые гасконцы, превосходная французская кавалерия и значительное число пушек. Эта армия при своем вторжении не встретила почти никакого сопротивления. Флорентийский правитель Пьетро Медичи (сын Лоренцо Великолепного) находился в союзе с папой и Неаполем, но первый обнаружил робость: выйдя навстречу Карлу, он отступил и сдал ему некоторые крепости. Флорентийцы были так возмущены его нерешительностью, что изгнали из города семью Медичи. Папа Александр VI при появлении французов заперся в замке Святого Ангела, и Карл беспрепятственно вступил в Рим. Так же удачен был и дальнейший поход: неаполитанское войско обратилось в бегство при первой встрече с французами; король неаполитанский удалился в Испанию. Карл вступил в Неаполь при радостных криках народа, осыпаемый цветами, как избавитель от арагонских тиранов. Но радость неаполитанцев была непродолжительной. После такого легкого похода французы стали смотреть на итальянцев с презрением, позволяли себе наглые оскорбления и грабежи. Скоро неаполитанцы уже копили ярость против пришельцев и сожалели о своем изгнанном короле. В то же время завоевание Неаполя французами вызвало в других державах опасение за политическое равновесие (французские короли могли сделаться слишком могущественными и, следовательно, опасными для своих соседей). Испанский король Фердинанд Католик, германский император Максимилиан I, папа, Венеция и Милан составили между собой лигу (союз) против Франции. Тогда Карл VIII поспешил оставить Неаполь и возвратиться домой. Завоевания его были утрачены, и Арагонский дом опять воцарился в Неаполе. И тем не менее поход Карла VIII имел важные последствия: он познакомил соседние народы с богатыми промышленными городами Италии, с ее роскошью и в то же время обнаружил ее внутреннюю слабость. Соседи начали смотреть на эту страну как на привлекательную и легкую добычу; отсюда последовали новые вторжения иноземцев, и началась между ними долгая борьба за Италию.

САВОНАРОЛА

В это время всей Италии стал известен своими проповедями Иероним Савонарола. Он был приором, или настоятелем, доминиканского монастыря во Флоренции и замечательным мистиком. В своих проповедях Савонарола обличал роскошь итальянцев, их чрезмерную любовь к удовольствиям и особенно недостойный образ жизни духовенства. Проповеди его отличались пламенным красноречием и производили сильное впечатление. Современники свидетельствуют, что он за несколько лет до похода Карла VIII предсказал вторжение иноземцев в Италию, и, когда предсказание исполнилось, он приобрел славу пророка. После изгнания Пьетро Медичи из Флоренции Савонарола силой своего слова получил решительное влияние на дела республики и ввел в городе строгий образ жизни. Самые ревностные последователи Савонаролы довели его учение до крайности и начали преследовать все удовольствия: например, они ходили по домам, отбирали картины и книги легкого содержания, игральные карты, музыкальные инструменты, потом складывали из этого на площади костер и сжигали при пении псалмов. Против Савонаролы действовала партия аристократов и духовенства. Папа Александр VI, встревоженный его проповедями, попытался сначала заполучить его молчание милостями и предложил ему красную шапку (то есть сан кардинала). Савонарола сан отверг и ответил, что не желает другого венца, кроме мученического. Между тем сами флорентийцы скоро начали тяготиться скукой, однообразием и строгостью постов, которые ввел Савонарола. Враги составили заговор и воспользовались первым удобным случаем, чтобы его свергнуть. Один монах францисканского ордена вызвал другого монаха, доминиканца, на публичное испытание огнем, чтобы доказать несправедливость учения Савонаролы. Наступил день, назначенный для этого испытания: на площади приготовили два больших костра, между которыми должны были пройти состязавшиеся монахи; вся площадь и кровли соседних домов покрылись народом, который с нетерпением ожидал испытания. Но между монахами двух орденов произошли споры о том, как начать и производить испытание; наступила ночь, и народ, обманувшийся в своих ожиданиях, разошелся, недовольный Савонаролой. На следующий день заговорщики напали на монастырь Савонаролы, связали его и отвели на суд синьории (высшее присутственное место республики). Та же самая толпа, которая недавно считала его вдохновенным пророком, теперь осыпала бранью. Папа объявил Савонаролу еретиком, и вместе с двумя ревностными последователями он был сожжен на костре, подобно знаменитому чешскому реформатору Яну Гусу (1498).

ЛЮДОВИК XII И ФЕРДИНАНД КАТОЛИК

Карл VIII после Итальянского похода вскоре умер. Французскую корону наследовал его ближайший родственник герцог Орлеанский, под именем Людовика ХII (1498 - 1515). Последний был известен ранее как человек легкомысленный, преданный удовольствиям; но, сделавшись королем, он своим добродушием и облегчением налогов заслужил народную любовь. Подобно своему предшественнику, Людовик XII задумал утвердиться в Италии и возобновил свои родовые притязания на Неаполь. Опасаясь соперничества Фердинанда Испанского, Людовик XII заключил с ним договор, по которому они условились разделить между собой неаполитанские владения. Однако Фердинанд Католик поступил в этом случае крайне вероломно. Он вызвался помочь неаполитанскому королю против французов, и тот позволил испанцам занять несколько своих крепостей. Когда же приблизилась французская армия, испанцы соединились с французами и низвергли неаполитанского короля. Но вслед за тем Фердинанд Католик обманул и своего союзника Людовика XII: он рассорился с ним при разделе неаполитанских владений. До какой степени нравы были еще грубы и вероломство в политике считалось делом обыкновенным, показывает пример двух упомянутых государей, Людовика XII и Фердинанда Католика. Первый обвинял второго, что тот обманул его дважды; услыхав о том, Фердинанд заметил: "Лжет он, пьяница, я обманул его десять раз". Между французами и испанцами началась война, в которой последние одержали верх, благодаря таланту испанского полководца Гонзальва Кордуанского. Французы, несмотря на отдельные подвиги своих рыцарей (Добиньи, Лапалиса, Баярда и других), должны были уйти из Южной Италии, и все Неаполитанское королевство досталось Испании (1505).

Из французских рыцарей наибольшую славу в Италии стяжал Баярд. Но слава эта была основана не столько на его воинских подвигах, сколько на его честности, бескорыстности и верности правилам рыцарства. В то время эти качества были уже так редки, что Баярд заслужил удивление современников и был назван "рыцарем без страха и упрека". Верный слуга Баярда (оставшийся неизвестным) написал прекрасную, простодушную биографию своего господина; в ней он рассказывает, между прочим, эпизод, напоминающий подвиг римского "рыцаря" Горация Коклеса. Однажды вся французская армия была обязана Баярду своим спасением. Оба неприятельских войска стояли в виду друг друга на противоположных берегах Гарильяно, которые соединялись только узким плохим мостом. Заметив беспечность французов, один из испанских предводителей с сильным отрядом пошел вниз по реке, как бы отыскивая брод. Между тем как на него устремилось все внимание французских военачальников, двести испанских всадников понеслись к мосту, оставленному без охраны. Один только Баярд заметил это движение и бросился им навстречу. Испанцы могли идти по мосту только по три в ряд; этим обстоятельством воспользовался Баярд и защищал мост до тех пор, пока к нему не подоспела помощь. За этот подвиг король дал Баярду девиз: "Unus vires agminis habet (у него одного сила целого войска)". Бескорыстие Баярда равнялось его бесстрашию. Добычу, захваченную на войне, он обыкновенно раздавал своим подчиненным, а сам оставался беден до конца жизни.

Между тем папа Александр VI умер. Он был из рода Борджа и сделался известен потомкам главным образом своими пороками, в которых превзошел всех предшественников. Сын его Чезаре Борджа и дочь Лукреция в этом отношении не уступали отцу. Папа старался составить для Чезаре особое княжество из мелких феодальных владений Церковной области; отец и сын преследовали эту цель всевозможными средствами: духовные и светские владельцы без пощады истреблялись ядом или кинжалом наемных убийц для того, чтобы можно было воспользоваться их имуществом и землями. Однажды Александр VI вместе с сыном хотели отравить за своим обедом нескольких богатых кардиналов. Но слуги по ошибке переменили кубки, и отравленное вино досталось на долю папы и его сына. Александр VI умер немедленно (1503), а Чезаре Борджа хотя и выздоровел после тяжкой болезни, но должен был от своих врагов бежать в Испанию.

Из преемников Александра VI на папском престоле достоин внимания Лев X, происходивший из рода Медичи. Он отличался мягким характером, был прекрасно образован и, по традиции своей фамилии, был щедрым покровителем искусств.

ФРАНЦИСК I И КАРЛ V

После смерти Людовика XII французский престол наследовал ближайший его родственник Франциск I (1515 - 1547). Это был статный, красивый молодой человек, искусный во всех рыцарских упражнениях, но легкомысленный и тщеславный. Он любил дорогие постройки, праздники, турниры и военные предприятия. Расточительность его повела за собой умножение государственных налогов. Франциск I ревниво оберегал королевскую власть, усиленную трудами его предшественников; но он нередко подчинялся советам любимцев, которые умели льстить его тщеславию.

Первым делом короля Франциска был поход на Милан. Он заключил союз с Венецией и во главе блестяще подготовленной шестидесятитысячной армии перешел Альпы. Миланский герцог выставил наемное швейцарское войско; оно было вдвое малочисленнее французского, но с обычным своим мужеством встретило неприятеля возле города Мариньяно. Вооруженные длинными пиками швейцарцы сражались плотной массой, наподобие македонской фаланги; ни опустошительное действие пушек, ни атаки тяжелой французской кавалерии не могли разорвать монолит этой пехоты. В первый день перевес остался за швейцарцами; по страшным усилиям с обеих сторон это сражение названо "битвой гигантов". Оно возобновилось на другой день и шло с прежним успехом; вдруг швейцарцы услышали позади себя крики: "Сан-Марко!" То подходила венецианская армия, явившаяся на помощь своим союзникам-французам. Тогда швейцарцы отступили и ушли в горы, впервые поколебав славу своей непобедимости. Франциск I, храбро сражавшийся при Мариньяно, повелел Баярду посвятить себя в рыцари на месте битвы. Победа осталась за французами. Следствием этой победы было завоевание Миланского герцогства.

Франциск I вскоре, однако, нашел себе могущественного соперника в лице Карла I Испанского (1516 - 1556). Сын императора Максимилиана I, Филипп Красивый, вступил в брак с Иоанной, дочерью Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской - от этого брака родился Карл. Большую часть юности он провел на своей родине, в Нидерландах, которые достались Филиппу Красивому в наследство от его матери (Марии Бургундской)*.

______________________

* Максимилиан I. Жена его Мария Бургундская (дочь Карла Смелого). Филипп Красивый. Жена его Иоанна Безумная (дочь Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской).
Карл V - От него испанская ветвь Габсбургов.
Фердинанд I - От него австрийская ветвь.

______________________

Когда Филипп Красивый умер, Карл наследовал богатые Нидерланды. (Мать Карла, Иоанна, страстно любившая мужа, после его смерти помешалась от горя и известна в истории под именем Иоанны Безумной.) В 1516 году умер Фердинанд Католик, и все испанские земли достались также Карлу. Таким образом, он стал самым могущественным из европейских государей; ему принадлежали: Нидерланды, Испания, Неаполь с Сицилией и огромные испанские владения в Новом Свете. Но и сам Карл как личность замечателен. Молодой человек с бледным, задумчивым лицом, слабого здоровья, он скоро обнаружил чрезвычайный ум и деятельный характер, способность быть тонким политиком в своем кабинете и вместе храбрым вождем на ратном поле.

После смерти его деда, Максимилиана I, три сильнейших короля изъявили желание получить корону германского императора, а именно: Генрих VIII Английский, Франциск I Французский и Карл I Испанский. Генрих VIII жалел денег на подкупы и потому скоро устранился; остались два соперника:

Франциск и Карл. Франциск хлопотал весьма усердно; послы его с мешками золота ездили от одного германского князя к другому и покупали голоса.

Карлу помогало его происхождение из рода Габсбургов и нерасположение немцев к французам. Когда курфюрсты съехались во Франкфурте-на-Майне для избрания императора, большинство голосов оказалось на стороне Карла. Он с обычной пышностью был коронован в Ахене (1520) и как германский император стал называться Карлом V. Самолюбие Франциска было оскорблено; с тех пор возникла между ним и Карлом V вражда. В поводах к войне не было недостатка: Французское королевство почти на всех своих сухопутных границах соприкасалось с владениями Карла. Последний объявил притязание на герцогство Бургундское, захваченное Людовиком XI после смерти Карла Смелого, и, кроме того, хотел изгнать французов из Милана, который считался леном Германской империи. Франциск I, со своей стороны, должен был всеми силами бороться против Карла V, могущество которого грозило независимости соседних государств.

ПЛЕН ФРАНЦИСКА I

Когда, наконец, развязалась война в Италии, то Карл V, более дальновидный и более искусный в дипломатии, сумел приобрести себе несколько союзников против Франции, именно: папу, английского короля и Венецианскую республику. Мало того, он нашел союзника в самой Франции в лице коннетабля Карла Бурбона. Последний был родственником королевской фамилии и имел во Франции обширные феодальные владения; но когда у него отняли часть его земель, он бежал из отечества и поступил на службу к Карлу V. Бурбон был храбрый, искусный полководец, с его прибытием в армию германского императора перевес решительно склонился на сторону Карла V, и французы были изгнаны из Милана. (Во время их отступления они потеряли знаменитого Баярда, которого сразила пуля немецкого стрелка.) Тогда сам Франциск I во главе многочисленного и прекрасного войска вошел в Италию и снова занял Милан. Императорские войска, гораздо меньшие числом, отступили на север и скрылись в Альпах. (Некоторое время о них ничего не было слышно, так что в Риме один остряк объявил большую награду тому, кто отыщет пропавшую имперскую армию.) Недальновидный Франциск часть своей армии послал для завоевания Неаполя, а сам занялся осадой Павии. Между тем Бурбон отправился в Германию, заложил все свои драгоценности и нанял свежие отряды немецких ландскнехтов. Войско Карла V, предводимое Бурбоном, Пескарой и Ланнуа, двинулось на освобождение Павии. Французская армия занимала невыгодное для битвы местоположение, но Франциск I, вопреки советам опытнейших из своих полководцев, считал отступление постыдным и дал сражение. Во время этого сражения гарнизон Павии вышел из города и ударил по французам с тыла; они были разбиты наголову. Франциск I, окруженный неприятелями, долго защищался, не желая сдаться, наконец был ранен и сбит с коня, тогда он потребовал вице-короля неаполитанского (Ланнуа) и только ему согласился отдать свой меч; вице-король принял от него меч, преклонив колени (1525). Из плена Франциск I написал письмо своей матери Луизе Савойской, которая в его отсутствие правила королевством; он извещал о своем несчастье и говорил, что ему остались только честь и жизнь. Эту фразу впоследствии французы переиначили, считая, что король написал слова: "Все потеряно, кроме чести".

Франциска I, по его собственному желанию, перевезли в Мадрид, однако он ошибся, думая уладить дело личным свиданием с Карлом V. Последний оказывал пленнику внешние знаки почтения, но держал его под строгим присмотром и соглашался на мир только при самых тяжких условиях для Франции: себе он требовал Бургундию, а герцогу Бурбону возвращение всех его владений. Франциск грозил отказаться от престола и остаться в плену простым рыцарем. Однако после нескольких месяцев плена он так соскучился по дому, что подписал все условия, которые от него требовали, заранее решившись их не исполнять.

Франциск I действительно отказался потом от статей Мадридского договора, объявив, что присяга этому договору была у него получена насилием; и папа Климент VII (из фамилии Медичи) разрешил его от присяги. Вследствие того возникли новые войны между Франциском I и Карлом V. Они вели еще три войны, которые шли с переменным счастьем и окончились миром в Крепи (1544).

Хотя Карл превосходил Франциска и умом и обширностью своих земель, но его земли были разбросаны в разных странах и не имели между собой тесной связи. Императорская корона не добавляла Карлу мощи для борьбы с Францией: германские князья почти не принимали в ней участия, и главная тяжесть войн пала на Испанию. Напротив, владения Франциска I представляли сплошную заселенную страну, в которой он пользовался почти неограниченной властью, поэтому, несмотря на многие ошибки и неудачи, он отстоял целостность Французского государства и сумел расстроить попытки Карла единолично господствовать во всей Европе. В этой борьбе Франциску I помогали и его союзники-турки и движение германских протестантов. Карл V вынужден был одновременно защищать Германию со стороны могущественной Османской империи, где правил тогда знаменитый султан Сулейман Великолепный* последний завоевал большую часть Венгрии и осаждал даже саму Вену. С другой стороны, смуты, возникшие в Германии вследствие Реформации, также отвлекали силы Карла. И тем не менее борьба за Италию окончилась в пользу Карла V.

______________________

* Сулейман I Кануни (1520 - 1566).

______________________

ЭПОХА ВОЗРОЖДЕНИЯ

В конце средних и начале новых веков Италия была самой образованной и цветущей страной в Европе. С XIV века там начало распространяться изучение греческого языка и знакомство с сочинениями великих писателей Древней Греции. Этому знакомству во многом способствовали образованные греки, которые переселились из завоеванной турками Византийской империи и занимались в Италии преподаванием греческого языка; многие греческие ученые нашли убежище в Италии и принесли с собой большое количество греческих рукописей. Вместе с тем пробудилась повсеместная любовь к памятникам древнего греческого и римского искусства, которые в течение многих столетий были заброшены, забыты и подвергались истреблению: древние здания, статуи, картины, утварь и прочее.

Теперь их тщательно разыскивали, откапывали из земли, так были найдены знаменитые статуи: Аполлон Бельведерский и скульптурная группа "Лаокоон".

Итальянские художники усердно старались им подражать. Папы, герцоги, графы и другие итальянские владетели начали покровительствовать ученым и художникам; заводили академии, библиотеки, музеи или собрания древностей; строили изящные здания, заказывали дорогие статуи и картины. Самыми щедрыми покровителями искусства в XV и в начале XVI века стали флорентийские Медичи: Козимо, Лоренцо Великолепный и папа Лев X. Это время называется в истории эпохой Возрождения наук и искусств.

При постройке храмов и дворцов средневековый готический стиль уступил место подражанию древним греческим и римским зданиям. Образцовым архитектурным произведением эпохи Возрождения является знаменитый собор Св. Петра в Риме, увенчанный великолепным куполом Браманте. (Постройка собора начата архитектором Браманте при папе Юлии II, преемнике Александра Борджа.)

ЖИВОПИСЬ

Из всех искусств наибольшего расцвета в это время достигла живопись. По характеру рисунка и по месту деятельности ее созидателей итальянская живопись разделилась на несколько школ.

1. Ломбардская школа, во главе которой стояли Леонардо да Винчи и Корреджо. Леонардо был родом из Флоренции, но работал преимущественно в Милане. Из его произведений самое знаменитое "Тайная вечеря", фреска на стене трапезной миланского монастыря*. (От сырости она почти осыпалась.) Рассказывают, что во время этой работы он долго отыскивал человека, с которого мог бы нарисовать лицо Иуды-предателя. Приор монастыря, человек суровый и ограниченный, побуждал Леонардо окончить скорее картину и упрекал его в лености; живописец исполнил его желание, но взял его самого прототипом для своего Иуды. Леонардо был также отличный инженер и механик. По поручению герцога Франческо Сфорцы, он занимался постройкой мостов, каналов, водопроводов и даже укреплений. Антонио Корреджо (Аллегри) был бедным художником из городка Корреджи (откуда и получил свое прозвище). Его картины отличаются особенной нежностью лиц и мягкостью освещения; замечательнейшая из них - "Ночь", где изображается поклонение пастухов новорожденному Спасителю.

______________________

* Санта Мария делле Грацие.

______________________

2. Флорентийская школа, процветавшая под покровительством рода Медичи. Представителем ее был Микеланджело Буонарроти. Этот гениальный художник равно владел всеми тремя видами искусства: живописью, ваянием и архитектурой. В юности он обратил на себя внимание Лоренцо Великолепного и учился в основанной им академии живописи. О его ваятельском искусстве рассказывают следующее. Еще будучи очень молодым человеком, он сделал прекрасную статую спящего Амура и, по совету друзей, зарыл эту статую в Риме, а потом отрыл ее, как будто нашел произведение античного искусства; для большего сходства он предварительно отбил у нее руку (так как статуи, находившиеся в римских развалинах, обыкновенно не сохранялись в целости). Действительно, все приняли ее за античную статую, и один кардинал дал за нее большую цену. Представленная потом рука доказала, что статуя была работы Микеланджело; с тех пор начала расти его известность. В качестве архитектора он принимал участие в постройке храма Св. Петра, а из его живописных произведений самое значительное - фреска "Страшный суд" на стене Сикстинской капеллы папского дворца Ватикана. По смелости рисунка и выразительности фигур эта картина вполне соответствовала энергичному, беспокойному характеру художника; жизнь его вообще была бурная и тревожная, умер он в 1564 году.

3. Венецианская школа высшей степени своего развития достигла в творчестве Тициана. (Другим замечательным представителем этой школы был Паоло Веронезе.)

4. Римская школа. Главой ее был Рафаэль Санти, величайший из всех живописцев мира, сын бедного художника из города Урбино. Рафаэль очень рано превзошел своего учителя (Пьетро Перуджино) и стал отовсюду получать заказы для храмов и княжеских дворцов. Папа Юлий II поручил ему украсить настенной росписью многие залы Ватикана, и здесь Рафаэль создал целый ряд монументальных картин, преимущественно исторического содержания: "Духовный собор"*, "Афинская школа" и прочие. Преемник Юлия II, Лев X, также покровительствовал Рафаэлю. Отличительный характер его произведений - это соединение верности природе с идеальным ее выражением, земного с небесным. Такова знаменитая "Сикстинская мадонна"; она была написана Рафаэлем для одного из итальянских храмов, а теперь находится в Дрезденской картинной галерее. Сама наружность Рафаэля носила на себе печать идеальности; характера он был кроткого и скромного. Он рано умер, на тридцать седьмом году жизни, от истощения сил (1520). Около его гроба в слезах собрались все лучшие люди Рима, все художники, его многочисленные ученики и друзья; у изголовья было выставлено последнее произведение его кисти: "Преображение". Из его любимейших учеников наиболее известен Джулио Романо. К концу XVI века эти школы ушли в подражание своим великим мастерам и измельчали. Тогда образовалась новая школа, болонская, которая старалась заимствовать и объединить лучшие их стороны; замечательнейшие представители болонской школы в XVII веке - Гвидо Рени и Доминикино.

______________________

* "Диспута".

______________________

Рядом с этой школой так называемых эклектиков появляется в итальянской живописи еще школа натуралистов - художников, которые стремились к простому подражанию природе. К последним принадлежит знаменитый неаполитанский живописец и поэт Сальватор Роза, живший также в XVII веке. Содержание своих картин он любил заимствовать у дикой итальянской природы, изображая мрачные ущелья с нависшими над ними облаками, с группами пастухов, солдат, бандитов.

В области итальянской скульптуры наибольшее влияние имел Микеланджело. Из его последователей особенно известен флорентиец Бенвенуто Челлини.

ЛИТЕРАТУРА

Возрождение наук и искусств сопровождалось расцветом итальянской поэзии. Особенного развития достигли в то время так называемые романтические поэмы. Содержание их заимствовалось преимущественно из средневековых народных сказаний; в них описывались легендарные приключения рыцарей и их дам, выводились на сцену феи, волшебники, великаны. Самым богатым источником служили сказания о Карле Великом и о Роланде. Так в конце XV века Баярдо сочинил полную удивительных приключений поэму под названием "Влюбленный Роланд". После его смерти, в начале XVI века, другой поэт, еще более даровитый, Ариосто, написал продолжение этой поэмы под названием "Неистовый Роланд". Баярдо и Ариосто находились на службе феррарских герцогов д'Эсте. Эта фамилия в покровительстве искусствам старалась подражать дому Медичи и также окружала себя художниками и поэтами. При феррарском дворе некоторое время жил и самый знаменитый из итальянских поэтов XVI века Торквато Тассо. Он написал великолепную поэму "Освобожденный Иерусалим", где поведал о подвигах и приключениях рыцарей, принимавших участие в первом крестовом походе. Судьба Тассо была довольно печальна: он навлек на себя гнев герцога д'Эсте, и тот последние семь лет продержал его в заключении под видом сумасшедшего. Страдания и душевные тревоги истощили силы Тассо; вскоре после освобождения он умер (1595), именно тогда, когда папа призвал его в Рим, чтобы короновать в Капитолии лавровым венком (подобно тому, как был коронован Петрарка).

Из итальянских писателей эпохи Возрождения видное место принадлежит также флорентийцу Никколо Макиавелли, который жил в конце XV - начале XVI века и считается проповедником вероломства.

Во время изгнания Медичи из Флоренции он был секретарем Флорентийской республики. Когда приверженцы Медичи взяли верх над республиканской партией и призвали их снова во Флоренцию, Макиавелли в числе других республиканцев подвергся преследованиям. Его обвинили как участника заговора, подвергли пытке и бросили в тюрьму. Получив свободу, он должен был удалиться из Флоренции и жить в сельском уединении. В то время он написал свое знаменитое сочинение "Государь". Макиавелли был горячий патриот, он с ненавистью смотрел на иноземцев, которые со всех сторон вторгались в Италию и делили ее между собой (французы, испанцы, немцы). Он понимал, что политическая слабость Италии происходит от ее раздробленности. Поэтому самое заветное его желание состояло в том, чтобы Италия объединилась в единое государство. В упомянутом сочинении Макиавелли дает наставление, каким образом должен поступать тот из итальянских государей, который захочет объединить Италию под своей властью. Он советует для этого пользоваться всеми средствами: прибегая и к вероломству, истребляя своих противников ядом, кинжалом тайного убийцы. (Думают, что он в этом случае брал за образец Чезаре Борджа.) Книгу "Государь" Макиавелли посвятил управлявшему тогда Флоренцией Лоренцо II Медичи, но тот не обратил на нее особого внимания. Впоследствии сочинение Макиавелли приобрело в Европе большую известность, и всякую вероломную политику стали называть "макиавеллизмом". Макиавелли, кроме того, написал несколько образцовых книг по флорентийской истории.

Из Италии искусства и науки Возрождения мало-помалу перешли и в другие страны Европы, преимущественно во Францию, Германию и Англию. Войны за Италию близко познакомили соседние народы с итальянской культурой, а недавно изобретенное книгопечатание во множестве экземпляров распространяло по Европе драгоценные сочинения древних.

III. РЕФОРМАЦИЯ В ГЕРМАНИИ 1517-1555

Гуманисты. Рейхлин. Эразм. Гутен. Индульгенции. Мартин Лютер и начало Реформации. Вормский сейм. Меланхтон. Восстания дворян и крестьян. Церковные реформы и союз протестантов. Шмалькальденская война. Мориц Саксонский. Аугсбургский мир и отречение Карла V. Цвингли и Кальвин. Германская культура. Коперник. Нравы

ГУМАНИСТЫ

Люди, изучавшие в XVI веке классическую литературу (греческую и римскую), получили название гуманистов. Они превозносили сочинения древних философов и начали нападать на недостатки своих современников, особенно доставалось католическому духовенству; против них восставали старые ученые, или схоласты, доказывая, что гуманисты распространяют вредные мысли. А последние называли этих закоренелых схоластов обскурантами (что значит темные люди - такие, которые защищают умственный мрак или невежество). Несмотря на противодействие обскурантов, гуманисты приобретали все больше и больше последователей среди молодых людей. Они вели очень деятельную жизнь, много сочиняли, переписывались с учеными разных стран, путешествовали. Из немецких гуманистов начала XVI века следует назвать знаменитейших: Рейхлина, Эразма Роттердамского и Ульриха фон Гутена.

Иоганн Рейхлин был отличный знаток языков, не только латинского и греческого, но и еврейского. Когда-то доминиканские монахи в Кёльне испросили у императора Максимилиана I указ, чтобы предать огню все противные христианству еврейские книги. Власти, не зная, как поступить, обратились к Рейхлину как к знатоку еврейского языка. Рейхлин написал сочинение, в котором доказывал, что совсем не следует жечь еврейские книги. Доминиканцы за это обвинили Рейхлина в ереси, но за него вступились другие гуманисты и даже некоторые германские князья; таким образом возник горячий спор между гуманистами и обскурантами. Последние не ограничились еврейским языком, а напали и на греческий, как на источник ереси. Наконец папа велел прекратить этот спор, в котором победа очевидно была на стороне гуманистов.

Эразм Роттердамский, обладавший огромной ученостью, был также врагом монахов и обскурантов. Он сочинял учебники, издавал и переводил греческих и римских писателей и вообще много способствовал возрождению наук в Германии. В то же время он писал сочинения, в которых разоблачал недостатки католического духовенства.

В этом отношении наиболее замечательна его сатира "Похвала глупости": глупость представлена здесь царицей большого государства; она воздает самой себе похвалы и хулит все сословия, особенно же едко - духовенство. Но Эразм Роттердамский любил мирную, спокойную жизнь и не был расположен в пользу крутых реформ в Католической церкви; он был сторонником постепенного улучшения духовной среды и потому не принял сторону Лютера.

Ульрих фон Гутен был в дружбе с Рейхлином и Эразмом Роттердамским. Он происходил из рыцарской фамилии. Отец предназначал его к духовному званию, но Гутен бежал из монастыря и тем навлек на себя гнев отца. Он вел жизнь странствующего рыцаря, ученого и поэта, - жизнь, наполненную приключениями и превратностями; он участвовал в итальянских войнах, писал едкие сатиры против обскурантов. Самой остроумной сатирой на обскурантов считаются "Письма темных людей" (Epistolae obscurorum virorum). Они сочинены несколькими гуманистами; Гутен также принимал в них участие. Эти письма написаны испорченным латинским языком (каким писали средневековые монахи) и адресованы к одному кёльнскому профессору теологии от имени приверженцев старой церковной системы; рассуждения их исполнены обычных схоластических тонкостей в соединении с чрезвычайным невежеством. Сочинители так искусно подделали характер и тон обскурантов, что при первом появлении писем доминиканцы приняли их за произведение своих сторонников и восхищались их содержанием. Когда же истина сделалась известной, обманувшиеся доминиканцы стали предметом всеобщего осмеяния. Когда начал проповедовать Лютер, Гутен открыто стал в числе его последователей.

Деятельность гуманистов подготовила умы к реформации Католической церкви. Уже давно злоупотребления папской власти и духовенства были осуждаемы благомыслящими людьми, но эти люди объявлялись еретиками и по большей части гибли на костре (Гус, Савонарола). Между тем с распространением просвещения вера в непогрешимость пап постепенно угасала. Особенно много недовольных было в Германии. Народ тяготился поборами на содержание духовенства; рыцари и бароны с завистью смотрели на богатство и роскошную жизнь прелатов (духовных сановников), а немецкие князья желали избавиться от вмешательства духовной власти в их правление.

ИНДУЛЬГЕНЦИИ

Поводом к началу Реформации послужили индульгенции, или отпущение грехов за деньги. В христианских странах издавна вошло в обычай, чтобы люди, кающиеся в грехах, делали денежное пожертвование на нужды Церкви и богоугодных заведений. Впоследствии папы, присвоившие себе власть разрешать от грехов, начали продавать индульгенции. Папа Лев X довел продажу индульгенций до крайности. Нуждаясь в деньгах на свой роскошный двор и на постройку церквей и дворцов, он поручил Майнцскому архиепископу открыть эту продажу в Германии. Архиепископ отправил для этого в Саксонию доминиканского монаха Тецеля, и последний начал поступать там с удивительным бесстыдством. Он разъезжал по Саксонии с двумя большими ящиками: в одном находились отпустительные папские грамоты, или ярлыки, на всевозможные грехи, прошедшие, настоящие и будущие, а в другом - вырученные за них деньги. Многие суеверные люди сбегались к нему и иногда отдавали последние гроши, чтобы избавить себя и своих покойных родственников от мук чистилища. Князья с неудовольствием смотрели, как Тецель обирал их поселян, но пока не решались поднять голос против этой постыдной торговли. Рассказывают, что однажды был и такой случай: дорогой, в лесу, нагоняет Тецеля рыцарь и покупает себе индульгенцию на тот грех, который он намерен совершить. Получив ярлык, рыцарь отнял у Тецеля ящик с деньгами и ускакал. Тогда выступил с обличением индульгенций монах-августинец Мартин Лютер.

МАРТИН ЛЮТЕР И НАЧАЛО РЕФОРМАЦИИ

Лютер родился в саксонском городе Эйслебене (1483) и был сыном рудокопа. Он вырос в нужде и лишениях, много претерпел от сурового обращения в родительском доме и особенно в школе, где в те грубые времена беспощадно били и секли учеников. Потом он поступил в Эрфуртский университет и по желанию отца начал изучать право, чтобы сделаться юристом. Но Лютера влекло к монашеской жизни и к наукам философским. Он последовал этому влечению, получил степень доктора философских наук и поступил в монастырь Августинского ордена, к великому огорчению своего отца. (Рассказывают, что Лютер перед тем долго колебался, но смерть друга, убитого разбойниками, и страшная гроза, заставшая его однажды в горах, произвели на него такое сильное впечатление, что он перестал колебаться и сделался монахом.) В то же время саксонский курфюрст Фридрих Мудрый основал в своей столице Виттенберге университет. Начальник Августинского ордена рекомендовал ему Лютера в число профессоров, и он был приглашен занять кафедру богословия. Одновременно Лютер был проповедником в одном из виттенбергских приходов; проповеди его привлекали много слушателей. Он был еще усердный католик и на папу смотрел как на истинного наместника Христова. Раз ему случилось по делам своего ордена отправиться в Рим. С большим благоговением приближался он к этому священному городу; но совершенно разочаровался, когда собственными глазами увидел роскошь и порочные нравы папского двора, неуважение духовенства к молитве и ко всему святому. "Едва, - рассказывал он, - я отслужу одну мессу, как у них кончено уже более десяти".

Когда Тецель появился в окрестностях Виттенберга и народ поспешно раскупал его индульгенции, Лютер был возмущен этой торговлей и пытался действовать против нее своими проповедями. Но проповеди не помогали; тогда Лютер решился на очень смелый шаг. Он прибил к церковным дверям 95 тезисов (положений), в которых доказывал вред, происходящий от продажи индульгенций и их недействительность для отпущения грехов (1517). Тезисы и сам виттенбергский проповедник быстро сделались известны всей Германии. Некоторые ученые доминиканцы заступились за Тецеля и написали опровержение тезисам Лютера.

Лютер им ответил. Благодаря книгопечатанию, ответы его читались везде и производили сильное волнение. Дворянство, духовенство, города и университеты разделились на партии: одни (преимущественно Северная Германия) приняли сторону Лютера, другие были на стороне его противников. Он нашел себе могущественного покровителя в саксонском курфюрсте Фридрихе Мудром. Один из противников Лютера, доктор Экк, весьма ученый богослов, вызвал его на публичный диспут (что было в обычаях того времени).

Лютер принял вызов. Диспут происходил в Лейпциге, в присутствии многих знатных лиц, профессоров разных университетов и толпы студентов в течение семнадцати дней и касался папской власти, чистилища и отпущения грехов. Каждая сторона приписывала себе победу, и спорщики разошлись еще большими врагами. После этого Экк выхлопотал в Риме папскую буллу, которая повелевала сочинения Лютера сжечь, как еретические, а самому автору грозила проклятием, если он не покается. Булла эта прибивалась к стенам домов, и в некоторых городах действительно сочинения Лютера были сожжены; но в Лейпциге папскую буллу закидали грязью. А в Виттенберге Лютер, сопровождаемый профессорами и студентами, вышел за город и сжег на костре папскую буллу с некоторыми книгами канонического церковного права (1520). Таким поступком он торжественно отделился от Католической церкви. Это было вскоре после смерти Максимилиана I, когда Фридрих Мудрый до избрания нового императора был наместником императорского престола, а он покровительствовал Лютеру и не соглашался выдать его в руки врагов.

Когда Карл V был избран германским императором, он, по обычаю, созвал имперский сейм, который на этот раз происходил в городе Вормсе (1521). Здесь кроме других важных дел империи предложено было заняться и делом Лютера. Молодой император потребовал его на сейм и выдал ему охранную грамоту. Друзья Лютера не советовали ему ехать, напоминая об участи Гуса. Но Лютер поехал. На всем пути народ стекался к нему во множестве, чтобы увидеть смелого реформатора и услышать его проповедь. Недалеко от Вормса он получил от своих доброжелателей предостережение, что лучше бы ему возвратиться и не въезжать в город. Лютер отвечал: "Если бы там было столько же дьяволов, сколько черепиц на кровлях, то и тогда я поехал бы". В самом Вормсе толпы народа ждали Лютера; чтобы избежать встречи, его провели на сейм садами и задними пристройками. Однако, когда в первый раз ему пришлось явиться пред лицом императора, окруженного многочисленным и блестящим собранием князей, графов и баронов империи, Лютер был бледен и смущен. На вопрос, остается ли он при том же мнении, которое содержится в его сочинениях, или отрекается от него, он попросил время для размышления. Ему дали подумать до следующего дня. На другой день он смело отвечал на вопросы и твердо объявил, что остается при своем мнении до тех пор, пока ему не докажут противного самим Священным Писанием. Лютера увещевали отказаться от своего учения, но напрасно. Вопреки желаниям ревностных католиков, император не нарушил своей охранной грамоты и отпустил Лютера из Вормса, однако издал эдикт, которым Лютер и его последователи объявлялись еретиками.

На обратном пути из Вормса, в лесу, Лютер был схвачен замаскированными всадниками. Это похищение было организовано по приказу его покровителя Фридриха Мудрого, чтобы укрыть его от врагов, грозивших ему со всех сторон. Лютера отвезли в замок Вартбург, где он и прожил около года в глубоком уединении под видом рыцаря. В этом уединении он начал свой знаменитый перевод Библии на немецкий язык. Между тем распространился слух, что Лютер погиб. Только самые близкие друзья знали, где он, и с успехом продолжали начатое им дело. В числе его последователей был и Меланхтон, профессор греческого языка в Виттенбергском университете. Характером своим он не походил на Лютера: как последний был дерзок, горяч и скор в решениях, так Меланхтон был кроток и осторожен. Ученостью он превосходил Лютера, однако питал к нему глубокое уважение и был самым усердным его помощником. Но некоторые последователи Лютера не были так осторожны в мнениях, как Меланхтон, и скоро впали в крайность: они начали проповедовать уже отмену всех обрядов католического богослужения, выбрасывать из церквей иконы, оскорблять монахов. Следствием этого стали смуты и беспорядки. Когда Лютер услыхал об этом, он не смог больше оставаться в уединении и поспешил в Виттенберг; тут он восемь дней подряд проповедовал против всяких крайностей и насилия, и силой слова ему удалось восстановить спокойствие в Виттенберге.

ВОССТАНИЯ ДВОРЯН И КРЕСТЬЯН

Волнение, произведенное проповедями Лютера, распространилось и в других частях Германии. На западе немецкое дворянство восстало против духовных властей - епископов и архиепископов. Предводителем дворян стал Франц фон Сикинген. Он был поборником старого феодального рыцарства, которое не признавало над собой никакой власти. Сикинген сделался ревностным приверженцем Реформации, так же как его друг Ульрих фон Гутен. Движение объединяло многих рейнских и швабских рыцарей, и они начали войну против Трирского архиепископа. Но за архиепископа выступили некоторые германские князья; они осадили Сикингена в его родовом замке и начали разрушать стены огнестрельными снарядами. Сикинген был смертельно ранен и капитулировал. Таким образом, вольное рыцарство было побеждено и должно было смириться перед властью светских и духовных князей. Преследуемый Ульрих фон Гутен бежал в Швейцарию и там вскоре умер, на острове в Цюрихском озере (1523).

Едва закончилось восстание рыцарей, как началась крестьянская война. Крестьяне были угнетены непомерной барщиной, всякого рода поборами и жестоким обращением светских и духовных господ. Еще и прежде они не раз восставали против притеснений, но эти мятежи происходили разрозненно, не имели между собой связи и были легко усмиряемы. Реформация вызвала общее движение. Те же необузданные проповедники, которых Лютер изгнал из Виттенберга, разошлись по другим областям Германии и везде возбуждали простолюдинов, проповедуя им евангельское равенство людей. Крестьяне поднялись сначала в Юго-Западной Германии (в Швабии); отсюда мятеж распространился и по другим землям и сопровождался большими жестокостями: разрушением и грабежом замков, монастырей и избиением дворян. Например, крестьяне взяли швабский замок Вейнсберг и, найдя в нем семнадцать рыцарей, всех их предали смерти (1525). Некоторые рыцари сами приставали к крестьянам, другие по принуждению. Так они заставили принять над собой начальство Гёца фон Берлихингена, по прозванию Железная Рука (он потерял в сражении руку и заменил ее железной). Это был один из последних представителей феодального рыцарства, подобно Сикингену, Гёц не признавал над собой никакой власти, кроме грубой силы, проводил жизнь в мелких войнах с другими феодалами или с горожанами и не гнушался грабежом купцов по дорогам. (Рассказывают, что однажды, выехав на подобный промысел, Гёц встретил волков; он приветствовал их словами: "Здравствуйте, товарищи!"

Лютер начал с проповедей против милости и снисходительности к крестьянам; во время мятежа их варварские поступки против дворян вызвали у него негодование, и он объявил, что мятежников надо убивать, как бешеных собак. Следует признать, что Лютер со времени рыцарского и крестьянского восстаний совершенно перешел на сторону князей и сделался их покорным слугой. Объединенные силы князей и городов (Швабского союза) скоро справились с плохо вооруженными толпами крестьян. Восстание было усмирено, и крестьяне наказаны самым кровавым образом; положение их после восстания сделалось еще хуже, зависимость от господ еще тяжелее. Однако волнение, поднятое пророками евангельского равенства, успокоилось не скоро. С особенной смелостью действовала секта анабаптистов (то есть перекрещенцев), которые, называя крещение детей недействительным, требовали вторичного крещения; они отвергали духовный сан и проповедовали раздел имуществ поровну между верующими. Эта секта имела успех преимущественно в Вестфалии, в городе Мюнстере, откуда Реформация изгнала духовенство и епископа. Но при помощи других германских князей епископ Мюнстерский взял штурмом город и казнил проповедников "мюнстерской коммуны". Секта анабаптистов не исчезла, она рассеялась по разным странам. Голландский священник Меннон в том же XVI веке преобразовал ее и сообщил ей более умеренный характер. Последователи его, или меннониты, отрицают крещение детей (то есть требуют его совершения только для взрослых), присягу, военную службу; вообще отличаются строгим образом жизни и любят преимущественно заниматься земледелием; их особенно много в Северной Америке.

ЦЕРКОВНЫЕ РЕФОРМЫ И СОЮЗ

ПРОТЕСТАНТОВ

В это время Лютер жил в Виттенберге и под покровительством курфюрста занимался устройством преобразованной Церкви. Он учредил богослужение на немецком языке, отменил многочисленные богослужебные обряды, заменив их молитвой и пением гимнов, написал свой катехизис, ездил по Саксонии и осматривал приходские церкви и школы. В этих трудах ему помогал Меланхтон. Отрицая монашество и безбрачие духовенства, Лютер сам подал пример: снял монашескую одежду и женился на бывшей монахине. Князья охотно уничтожали монастыри и секуляризировали их имущество - отбирали в свою пользу.

Из таинств лютеране признали только два, крещение и причащение. Последнее предлагалось всем под обоими видами, а покаяние совершалось без устной исповеди. Высшие духовные чины - кардинал, архиепископ и епископ - были отменены; надзор за церковными делами поручен консисториям и суперинтендантам. Лютер признавал зависимость духовенства от светского правительства.

Из Саксонии Реформация распространилась по всей Северной Германии (Бранденбург, Померания, Мекленбург, Брауншвейг, Гессен). Светские и духовные князья, строго державшиеся католицизма (Баварский, Австрийский, Майнцский), старались помешать успехам Реформации. На имперском сейме в городе Шпейере (1529) они постановили просить императора, чтобы тот созвал Вселенский собор для уничтожения раскола, запретил лютеранам распространять их учение и защитил имущество духовенства. Северные князья и некоторые имперские города протестовали на том же сейме против этого решения; отсюда приверженцы Реформации получили общее название протестантов. Для решения религиозной распри Карл V созвал имперский сейм в Аугсбурге (1530). Протестанты представили сейму изложение своего вероучения, составленное Меланхтоном. (Это так называемое Аугсбургское исповедание веры.) В следующем году протестантские князья заключили между собой союз в городе Шмалькальдене, чтобы оружием защищать Реформацию, если католики захотят употребить силу (1531). Карл V редко бывал в Германии; занятый войнами с французами и турками и нуждаясь в помощи германских князей, он долго не принимал решительных мер против Реформации. Наконец, когда прекратились его войны с Франциском I, он решился смирить непокорных протестантов. А папа (Павел III) в то время созвал против них духовный собор в тирольском городе Триденте. Члены Шмалькалъденского союза также приготовились к войне. (Лютер умер перед самым началом Шмалькальденской войны в своем родном городке Эйслебене, в 1546 году.) Но главы этого союза, курфюрсты саксонский Иоанн Твердый (брат и преемник Фридриха Мудрого) и ландграф гессенский Филипп Великодушный, действовали очень вяло. Притом даровитейший из протестантских князей, саксонский герцог Мориц, родственник саксонского курфюрста, изменил своей партии и перешел на сторону Карла V. Протестанты были побеждены (1547); оба предводителя попали в плен и были осуждены на заключение, а герцог Мориц в награду получил от императора Саксонское курфюршество. Но следует сказать, Карл умеренно обошелся с побежденными протестантами. (Когда он вступил в Виттенберг, один епископ предложил ему вынуть из могилы тело еретика Лютера и сжечь. "Я не веду войны с мертвыми, - отвечал Карл. - Он уже нашел своего судию".)

АУГСБУРГСКИЙ МИР И ОТРЕЧЕНИЕ КАРЛА V

Однако торжество императора продолжалось недолго. Его могущество сделалось опасно для германских князей, а испанские и итальянские войска обременяли Германию. Тот же Мориц Саксонский (тщетно просивший Карла V об освобождении своего тестя Филиппа Гессенского) явился решительным защитником протестантизма и княжеской самостоятельности. Он тайно заключил союз с французским королем и совсем неожиданно двинулся в Тироль, где находился тогда император, следивший за совещаниями Тридентского собора.

Карл V едва не был захвачен в плен и с трудом спасся бегством через Тирольские горы. Он не имел под рукой запасных войск и вынужден был заключить с протестантами перемирие. А спустя три года состоялся религиозный мир на имперском сейме в городе Аугсбурге (1555). По Аугсбургскому миру протестанты получили свободу вероисповедания. Но право менять религию предоставлялось лишь князьям, подданные должны были держаться одного исповедания со своим князем (cujus regio, ejus religio - какова власть, такова и религия). Католики настаивали, чтобы духовные князья в случае перемены религии лишались своего сана и своих доходов; но протестанты не соглашались, и этот пункт (названный reservatum ecclesiasticum - свободный для обсуждения) остался нерешенным.

В следующем году Карл V отрекся от престола. Уже давно он страдал подагрой и другими болезнями; притом у него была заметная наклонность к меланхолии. В последние годы эта меланхолия усилилась от разных неудач. Карл решился провести остальное время жизни в тихом монастырском уединении. Свои обширные владения он разделил между братом Фердинандом и сыном Филиппом. Фердинанд, король Венгрии и Богемии, еще прежде получил от него наследственные земли Габсбургского дома (Австрийское герцогство, Тироль, Каринтию, Штирию), он же был избран преемником Карла V. Все другие свои владения Карл передал сыну Филиппу. Обряд отречения от престола совершился в Брюсселе, в блестящем собрании нидерландских чинов. Карл явился в зал собрания, опираясь на плечо молодого принца Оранского, Вильгельма; императору было пятьдесят шесть лет, но болезни изнурили его тело, и он казался гораздо старше. Он был одет в траурное платье, и единственным украшением служила ему великолепная цепь ордена Золотого Руна на шее. Карл произнес прощальную речь; затем обратился к Филиппу и увещевал его любить своих подданных, соблюдать справедливость и оберегать католическую религию. Все собрание было тронуто и прослезилось. Филипп преклонил колени и обещал отцу неукоснительно исполнить его заветы. Карл избрал своим убежищем монастырь Св. Юста (в испанской провинции Эстремадура), отличавшийся чистым воздухом и расположенный посреди живописных холмов, кедровых и померанцевых рощ. Для него построили здесь красивый домик, и император прожил еще около двух лет, занимаясь садоводством, механикой, посещением церковной службы. Однако по привычке он усердно следил за политикой, получал от сына подробные известия о государственных делах и снабжал его своими советами, так что курьеры беспрерывно скакали от отца к сыну и обратно. Он умер в 1558 году.

Таким образом, Габсбургская династия разделилась на две линии: австрийскую и испанскую. Из австрийской линии постоянно избирались германские императоры. Правление императоров Фердинанда I (1556 - 1564) и особенно сына его Максимилиана II (1564 - 1576) прославилось осторожной и благоразумной политикой. Они больше всего заботились о сохранении спокойствия внутри Германии и не употребляли силу оружия против протестантов. Поэтому Реформация свободно продолжала распространяться и проникла в самую сердцевину наследственных земель Габсбургов - в Австрию, Каринтию, Штирию, а также в Венгрию и Богемию (в последней гуситы большей частью стали протестантами).

Земли же Венгрии и Богемии перешли во владение Габсбургов следующим образом. Когда умер в Богемии король Георгий Подибрад (1471), чехи выбрали на престол польского королевича Владислава, сына Казимира IV. Венгры, после смерти Матвея Корвина (1490), выбрали того же Владислава, и он, уже как Владислав II Ягеллон, соединил обе короны. Владислав вступил в двойной родственный союз с Габсбургами: сына своего Людовика он женил на Марии, внучке императора Максимилиана I, а дочь Анну выдал за Максимилианова внука Фердинанда. Владислав умер в 1516 году. Сын его, Людовик, тоже был королем Венгрии и Богемии. Но он еще молодым погиб в битве с турецким султаном Сулейманом Великолепным, при Мохаче; спасаясь бегством после поражения, Людовик завяз в болоте и утонул (1526). Тогда богемские чины выбрали королем зятя Людовика, эрцгерцога Австрийского Фердинанда. Венгры последовали их примеру и выбрали того же Фердинанда. Таким образом, Габсбургский дом объединил под своей властью разноплеменные земли, которые составили Австро-Венгрию.

ЦВИНГЛИ И КАЛЬВИН

В одно время с Лютером в Швейцарии проповедовал Цвингли, бывший священник из Цюриха. Он еще больше, чем Лютер, стремился подражать обычаям первоначальных христиан и вводил еще большую простоту в богослужение, так что приказывал выносить из церквей иконы, свечи, органы. Часть швейцарских кантонов приняла учение Цвингли, но так называемые лесные кантоны (Швиц, Ури, Унтервальден и Цуг) поднялись на защиту католицизма; произошло междоусобие, и Цвингли погиб в битве при Капелле, недалеко от Цюриха (1531). После него Реформация в Швейцарии была окончательно утверждена французским проповедником Кальвином. Он ушел из Франции от преследования католиков в Женеву; здесь проповеди его так понравились народу, что женевцы попросили его остаться в городе. Кальвин исполнил их желание; мало-помалу силой своего слова, неутомимой деятельностью и необыкновенной твердостью воли он приобрел большую власть не только в церковных, но и в политических делах Женевской республики и сохранил эту власть до самой своей смерти (1564). Кальвин также отвергал иконы, органы и другие внешние принадлежности церковной службы, в духовенстве признавал только сан священника и высшее управление духовными делами поручил синоду, составленному из старших священников. Главное отличие его догматов от лютеранских заключалось в учении о предопределении; Кальвин следовал мнению, что судьба людей заранее предопределена: одних - к вечному спасению, а других - к вечной гибели. Ведя сам чрезвычайно строгую жизнь, Кальвин требовал того же от других; он запрещал народу даже такие удовольствия, как театр, танцы и тому подобное. (Испанец Серведа был сожжен в Женеве как еретик только за то, что не согласился с учением Кальвина о предопределении.)

Из Швейцарии учение Кальвина распространилось во Франции (где его последователи сделались известны как гугеноты), в Нидерландах, в Англии и Шотландии (где они стали называться пуританами) и в Западной Германии. В последней это исповедание создало так называемую Реформатскую церковь. Таким образом, германские протестанты разделились на лютеран и реформатов, и обе партии нередко находились во вражде друг с другом.

ГЕРМАНСКАЯ КУЛЬТУРА

В эпоху Реформации и Возрождения немецкая культура добилась значительных успехов. Число университетов и школ заметно умножилось. Главными центрами германского просвещения были тогда университеты Виттенбергский (у лютеран) и Гейдельбергский (у реформатов). Виттенбергский университет особенно возвысился трудами Меланхтона, который после смерти Лютера остался главным наставником протестантов.

Он с огорчением смотрел на вражду между лютеранами и реформатами и вообще на споры, возникшие между германскими протестантами о догматах веры, причем обе стороны отличались взаимной нетерпимостью. Частые религиозные споры поощряли к занятиям теологией, и наука эта продолжала господствовать в школах, как и в средние века. Но и другие науки в то время сильно подвинулись вперед.

Особенно значительные успехи сделала астрономия, главным образом благодаря трудам Коперника. Он был поляк, родом из прусского города Торна, входившего тогда в польские владения; учился в Краковском университете, потом в Болонском и приобрел славу отличного математика. После возвращения в отечество он получил место каноника в городе Фрауенберге. (Канониками назывались члены капитула, или духовной общины, при соборной церкви.) Ведя здесь тихую, спокойную жизнь, Коперник предался астрономическим наблюдениям и написал свое бессмертное сочинение "Об обращениях небесных сфер". До тех пор считалось, что Земля есть центр Вселенной и что вокруг нее вращаются Солнце и звезды. Коперник доказал, что именно Земля вместе с другими планетами вращается около Солнца. Сочинение свое, над которым он работал более тридцати лет, Коперник издал только перед смертью (1543). Его систему вращения небесных тел развил далее другой знаменитый германский астроном, Кеплер, который жил в конце XVI - начале XVII века. Медицина и химия в XVI веке обязаны своим развитием трудам швейцарца Парацельса. Но он был мечтатель и увлекся модными в то время алхимией, магией и астрологией, пытаясь открыть способ получать золото из свинца, составлять жизненный эликсир, угадывать по звездам будущее и тому подобное. (Сами государи не брезговали этими науками и держали при себе алхимиков и астрологов.)

Искусство Германии XVI века представлено именами трех великих мастеров: Ганса Гольбейна, Альбрехта Дюрера и Луки Кранаха. В эту эпоху богословских споров германская поэзия находилась в упадке. Рыцарская поэзия миннезингеров уступила место поэзии ремесленников-мейстерзингеров, процветавшей в богатых городах среди мастеров и ремесленников разных цехов; они учились искусству петь и слагать песни (преимущественно духовные) по известным правилам. Знаменитейшим мейстерзингером в XVI веке был Ганс Сакс, нюрнбергский башмачник, один из самых плодовитых поэтов в мире: он сочинил несколько тысяч песен и несколько сот драматических произведений, комедий и трагедий. Драматические представления нового времени произошли из средневековых мистерий. Эти мистерии представляли в лицах сюжеты Священной истории; потом мало-помалу начали разыгрывать сцены из живой жизни. Особенно любимы народом были комические сцены с шутками и фарсами ("Fastnachtsspiel" - карнавальные представления накануне Великого поста).

Нравы германские в эпоху Реформации были еще недалеки от грубости средних веков. Главное развлечение дворян составляли охота, вино и карты. В образе жизни феодального дворянства развилась привычка к роскоши: бархатным кафтанам, золотым цепям и кольцам, серебряной посуде, - многочисленности коней и прислуги. Но роскошь дворян не могла сравниться с блеском патрициев в богатых имперских городах. Самым богатым городом считался Аугсбург. Здесь заправляла купеческая семья Фуггеров, у которой были свои конторы и товары во всех главных торговых пунктах Европы; дома их имели вид дворцов, изобилующих мраморными колоннами, позолотой, дорогими картинами и другими произведениями искусства.

Грубость нравов и господство суеверии отразились в многочисленных процессах о ведьмах. Поводом к обвинению в колдовстве очень часто были: редкое безобразие или дивная красота, необыкновенные добродетели или пороки, загадочная болезнь, какое-нибудь неосторожное слово - все могло служить поводом для обвинения женщины в сношениях с дьяволом. Злонамеренные люди, из мести или из желания овладеть имуществом ближнего, нередко пользовались этими суевериями. Обвиняемых подвергали пытке и нестерпимыми муками заставляли признаваться в колдовстве. Затем несчастных жгли на костре, а иногда целыми десятками вдруг. В течение XVI и XVII веков погибло таким образом множество людей. Судопроизводство в то время, вместе с заимствованием статей из римского права, утратило прежнюю устность и гласность; оно сделалось тайным и письменным. (Только в Англии сохранилось древнегерманское учреждение - суд присяжных.)

IV. КАТОЛИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ. ИСПАНИЯ. НИДЕРЛАНДЫ
1540-1640

Лойола и основание иезуитского ордена. Тридентский собор. Италия в эпоху Реформации. Сикст V. Галилей. Филипп II. Эскуриал. Инквизиция. Лепанто. Нидерланды. Реформация. Гёзы. Герцог Альба. Вильгельм Оранский. Утрехтская уния. "Непобедимая армада". Голландская республика. Упадок Испании. Сервантес

Успехи Реформации вначале были быстры и неожиданны. Но католический мир мало-помалу собрался и выставил для борьбы такие силы, которые не только удержали продвижение Реформации, но и возвратили многие народы, зараженные ее идеями, в лоно Католической церкви (иезуиты, инквизиция, папа Павел IV, Филипп II Испанский, Рудольф II, Фердинанд II и Леопольд I Австрийские, Сигизмунд III Польский). Такое обратное движение в истории называется реакция. Обыкновенно после быстрого движения вперед наступает реакция, которая действует с большей или меньшей силой, смотря по обстоятельствам.

ЛОЙОЛА И ОСНОВАНИЕ ИЕЗУИТСКОГО ОРДЕНА

В то время, когда идеи Реформации стали распространяться по Европе, в лоне Католической церкви родилась организация, которой суждено было сделаться самым опасным врагом любых церковных реформ. Это был орден иезуитов.

Основатель иезуитского ордена, Игнатий Лойола, принадлежал к старинному дворянскому роду в Испании и первоначально, как это было принято, посвятил себя военной службе. При взятии французами города Памплоны Лойола отличился храбростью, но получил тяжелое ранение в обе ноги. Во время долгого и трудного лечения от скуки он занялся чтением священных книг, и скоро это чтение его увлекло, особенно жития святых, они произвели чрезвычайное впечатление на его пылкое воображение. Он решился прожить свою жизнь, подражая их подвигам, и едва получил возможность ходить, предпринял путешествие в Иерусалим. В одной из часовен Богородицы он повесил свой щит и меч, оделся в рубище и, питаясь подаянием, отправился по морю в Италию, а оттуда в Святую землю. Каждый день он подвергал себя бичеваниям; его впалые сверкающие глаза, бледное, изнуренное лицо и смелые обличительные проповеди везде привлекали к нему людей. Однако проповедовать в Палестине ему не удалось и пришлось возвратиться в Испанию. Тут у него родилась мысль основать новый духовный орден, который мог бы оказать пользу Католической церкви. Он понимал, чтобы господствовать над людьми, нужно превосходить их своими знаниями; с этой целью он принялся за учение и тридцати трех лет от роду сел за латинскую грамматику. Лойола слушал лекции в Саламанкском университете, потом в Парижском (в Сорбонне) и, терпя крайнюю бедность, неутомимо изучал богословские науки. Он нашел несколько усердных сторонников своего плана и отправился с ними в Италию - просить папу Павла III утвердить их общество. Тот сначала отказал; но когда к трем обычным монашеским обетам (бедности, смирению и целомудрию) Лойола прибавил четвертый - безусловное повиновение папе, Павел III согласился (1540). Вновь основанный орден был назван Обществом Иисуса, отчего члены его стали известны под именем иезуитов. Лойола был его первым начальником или "генералом". При нем и его преемниках (из которых особенно известны Лайнез и Аквавива) орден получил окончательный регламент устройства.

Генерал ордена жил в Риме, он избирался братией; других орденских начальников назначал и менял он сам, своей волей. В члены, или братья, ордена принимались только люди, выдержавшие продолжительный искус, во время которого за ними тщательно наблюдали. Главной добродетелью считалось слепое подчинение старшим; иезуит должен был исповедовать им не только все дела свои, но и все помыслы; братия следила друг за другом, и кто оказывался неискренним, того немедленно изгоняли из общества. Цезуиты не вели строгого монастырского образа жизни. Судя по способностям, начальство назначало их на разные должности. Самых хитрых и ловких старались устроить духовниками при знатных особах и особенно при дворах владетельных лиц: и они приобретали большое влияние на своих духовных детей, преимущественно на женщин, направляя их в делах Церкви сообразно своим целям, Самые ученые из них определялись наставниками в школы, где старались воспитывать молодежь в безграничной преданности католицизму и в ненависти ко всякой ереси. Самые красноречивые становились проповедниками, чтобы нести слово Божие в народ: из них наиболее неустрашимые выбирались в миссионеры и посылались в отдаленные страны. И действительно, иезуитские миссионеры, презирая лишения и опасности, проникали в пустыни Южной Америки, в Индию, Китай, Японию, и везде проповедь их имела успех. Благодаря такому устройству и неутомимой деятельности, орден скоро приобрел во многих странах большое влияние и собрал огромные богатства. Главные же усилия он обратил на борьбу с протестантизмом.

В ряду событий, возникших в ходе борьбы католичества с Реформацией, видное место занимает Тридентский собор, который с 1545 года с перерывами продолжался двадцать лет. Решения Тридентского собора повлекли некоторые изменения в Католической церкви: было установлено более строгое церковное благочиние и более строгий надзор за нравами духовенства; в то же время он подтвердил главные догматы католичества, а именно: непогрешимость пап, безбрачие священников, учение о чистилище, об отпущении грехов. Этот собор окончательно придал католичеству характер неподвижности и единства (под абсолютномонархической властью пап) и, таким образом, сделал еще более невозможным примирение с протестантизмом. Одним из самых влиятельных лиц на Тридентском соборе был генерал иезуитского ордена Лайнез. (Он страдал перемежающейся лихорадкой, и заседания собора прерывались в дни пароксизма болезни.)

ИТАЛИЯ В ЭПОХУ РЕФОРМАЦИИ

Идеи Реформации распространились не только в Средней и Северной Европе, они проникли и в Южную - в Италию и Испанию. Но тут они не нашли сочувствия в народе и скоро были истреблены жестокими мерами духовных и светских властей. Папы учредили с этой целью в Риме инквизицию. Наибольшей свирепостью отличился во главе инквизиции кардинал Караффа, впоследствии папа Павел IV. Инквизиторы отыскивали людей, зараженных ересью, отнимали у них имущество, бросали их в тюрьмы и сжигали на кострах. В числе погибших был и известный мыслитель Джордано Бруно (1600). Подобное рвение распространяло страх и трепет: дороги, ведущие из Италии в Швейцарию и Германию, наполнились беглецами, которые спасались от преследования инквизиции. В то же время духовенство ввело "цензуру книг", строгий надзор за тем, чтобы запрещенные сочинения не могли проникать в католические земли. Такими мерами в Италии была сохранена целостность католической религии, но вместе с тем задержано и народное просвещение. После блистательных успехов итальянского Возрождения в XV и первой половине XVI века Италия на долгое время впала в умственное усыпление и страдала под игом чужеземных и собственных тиранов. При бедности и забитости простонародья находились все-таки смелые люди, они уходили в леса и горы и становились бандитами. Народ назвал их bravi и даже оказывал им сочувствие. Князья, вельможи, даже духовные лица нередко нанимали этих брави, чтобы совершить убийство ради мщения или получения наследства. Шайки бандитов были особенно многочисленны в Неаполитанском королевстве, которое находилось под жестоким управлением испанских наместников.

Знаменитейший из пап того времени - Сикст V (1585 - 1590). Он носил фамилию Перетти и в детстве был свинопасом. Один францисканский монах устроил юношу в монастырь; здесь он показал быстрые успехи в науках, обратил на себя внимание красноречивыми проповедями, впоследствии сделался одним из инквизиторов и кардиналом. Предание рассказывает, что он хитростью достиг папского престола. Перетти ходил сгорбясь, говорил слабым голосом, постоянно кашлял, жаловался на свои болезни и вообще показывал величайшее смирение; кардиналы считали его хилым, слабым стариком, которым легко можно будет управлять по их воле. Когда умер папа Григорий XIII (известный исправлением календаря, который по его имени назван Григорианским и принят всей Западной Европой), коллегия кардиналов избрала вместо него Перетти. Тогда этот хилый старик вдруг выпрямился и заговорил таким сильным голосом, что привел в трепет присутствующих. Его пятилетнее правление было весьма деятельным и энергичным. Сикст V ограничил расточительность папского двора, заботился о строгом правосудии и без пощады казнил бандитов, так что, пока он был жив, Церковная область наслаждалась спокойствием и безопасностью. Он также любил искусство; при нем был завершен купол храма Св. Петра, и на площади перед этим храмом его повелением был поставлен огромный египетский обелиск, который был извлечен из мусора и один только сохранился в целости из обелисков, украшавших древний Рим. Он покровительствовал промышленности и земледелию и заботился об очистке нездоровых Понтийских болот. Вступив на престол, Сикст V нашел папскую казну пустой, а умирая, оставил в ней 3 000 000 скуди (5 000 000 рублей серебром)*. Однако народ Рима был недоволен Сикстом V за его строгость и увеличение налогов, а после смерти разбил его статую в Капитолии.

______________________

* По курсу конца прошлого века.

______________________

В каком положении находилась наука в Италии во времена католической реакции, показывает судьба знаменитого итальянского ученого Галилео Галилея. Он был профессором математики в Пизанском университете и пользовался покровительством великого герцога тосканского Козимо II Медичи. Галилей усовершенствовал "зрительный снаряд" (телескоп) и, занимаясь астрономическими наблюдениями, сделал открытие нескольких новых планет. Он был усердным защитником Коперниковой системы. Но эту систему католическое духовенство объявило ересью на том основании, что она противна Священному Писанию. После смерти Козимо II Галилей был призван папой в Рим на суд инквизиции. После заключения в тюрьме он согласился исполнить требование инквизиторов - на коленях, положив руку на Евангелие, отречься от своего учения о движении Земли вокруг Солнца. Но едва кончился обряд отречения, как Галилей тут же топнул ногой и сказал: "А все-таки она вертится", - за что поплатился новым заключением. В последние годы жизни он ослеп и оглох, но не переставал заниматься научными изысканиями. Он умер в 1642 году.

Из видов искусств в эту эпоху в Италии процветает музыка. Рядом с духовной музыкой (оратория) многие даровитые композиторы начинают сочинять и светскую, оперную. Первый оперный спектакль был поставлен на венецианской сцене, в первой половине XVII века. Из Италии опера распространилась в другие страны, и впоследствии почти все европейские дворы старались иметь в своих столицах итальянскую оперу.

ФИЛИПП II

Наиболее ревностным поборником католицизма в XVI веке стал испанский король Филипп II (1556 - 1598). При вступлении на престол он был самым могущественным государем в Европе. Кроме Испании он наследовал от отца Нидерланды, Неаполь, Милан, Сицилию и неизмеримые земли стран Нового Света с богатыми золотыми и серебряными рудниками. Многочисленные флоты делали Испанию первой морской державой, а сухопутные войска, под предводительством полководцев школы Карла V (Филиберт Савойский, Альба, Эгмонт), создавали перевес и на материке. Но в течение своего сорокалетнего правления Филипп II довел Испанию до бедности и слабости. Он неуклонно преследовал две главные цели: сохранение католической религии во всех своих владениях и уничтожение старых прав и привилегий областей и безоговорочное подчинение их своей неограниченной власти.

В противоположность своему отцу Карлу V, Филипп не любил участвовать в походах, ездить по провинциям и лично надзирать за их управлением. Всегда скрытный и молчаливый, он почти все время проводил в своем кабинете, неутомимо работая над бумагами; он повсюду рассыпал приказы и наставления и требовал от своих агентов подробных донесений из провинций. Любимым местопребыванием его стал дворец Эскуриал. В начале своего царствования Филипп II вел войну с французским королем Генрихом II. Она происходила преимущественно на границах Нидерландов и была удачна для испанцев. Его военачальник принц Филиберт Савойский выиграл главное сражение этой войны (при Сен-Кантене) в день св. Лаврентия. В память этой победы Филипп II и построил Эскуриал, части которого связаны между собой как звенья решетки, так как св. Лаврентий был замучен на раскаленной железной решетке. Это огромное здание, построенное из серого гранита, состоит из семнадцати отдельных корпусов, между которыми заключены двадцать два двора; оно расположено в нескольких милях от столицы, в печальной, пустынной местности. Эскуриал выполнял функции вместе и дворца и монастыря; тут же находилась погребальная капелла испанских королей, с бронзовыми вызолоченными дверями искусной работы. Вообще здание это хотя и богато украшено, но в целом имеет тяжелый, мрачный колорит, совершенно сходный с характером самого Филиппа II.

Для искоренения всякой ереси в Испании Филипп усилил суды инквизиции с ее шпионами, пытками и страшными аутодафе. "Я сам принесу дров для костра, чтобы сжечь собственного сына, - говорил Филипп, - если бы он оказался еретиком". Благодаря таким средствам и ревности испанского народа к католической религии, скоро исчезли в Испании все следы протестантизма. (Сын Филиппа, инфант, или наследник престола, дон Карлос, болезненный и вспыльчивый молодой человек, настроил против себя любимцев и советников короля, был обвинен в каких-то преступных замыслах, подвергся суду инквизиции и умер в заключении (1568).

На Средиземном море испанцы вели войну с турками и барбарийскими пиратами - северного побережья Африки, называвшегося Берберийским или Барбарским. Когда султан Селим II отправил многочисленный турецкий флот к острову Кипр, чтобы отнять его у венецианцев, Испания, Венеция и папа заключили против турок Священную лигу и выслали свои корабли под начальством дона Жуана Австрийского (побочного сына Карла V). Соединенный флот опоздал, Кипр был уже завоеван, но дону Жуану удалось в морской битве при Лепанто одержать блестящую победу над турецким флотом (1571). Эта победа ослабила могущество турок на Средиземном море; других последствий она не имела, потому что подозрительный Филипп II не мог допустить, чтобы дон Жуан продолжил войну, и Священная лига распалась. В Португалии в то же время прекратилось потомство Эммануила Великого (молодой король Себастьян погиб в Африке, в войне с Марокко). В числе претендентов на португальский престол объявил себя и Филипп II (как внук Эммануила Великого по матери). Герцог Альба вступил с испанским войском в Португалию и легко завоевал ее (1580).

Излишняя ревность Филиппа II к сохранению Католической церкви и нарушение старинных привилегий областей повлекли за собой восстание нидерландских провинций.

НИДЕРЛАНДЫ

Само название - Нидерланды - показывает, что страна низменная. Она лежит в устьях рек Рейна, Мааса и Шельды и по своему местоположению часто подвергалась наводнениям со стороны моря. Обитатели ее еще с древних времен старались оградить себя от наводнений плотинами и осушали почву каналами, которые при этом сделались удобным средством сообщения. Постоянная борьба с природой развила в жителях энергичность и привычку к упорному труду. В начале XVI века Нидерланды были богатейшей страной в Европе, со многими цветущими городами, в которых кипела торговая и промышленная деятельность (Антверпен," Брюгге, Брюссель, Гент, Амстердам). Город Антверпен, как говорят, в течение месяца имел торговый оборот больший, нежели Венеция в два года. Каждый день в гавани его, на Шельде, приставало до трехсот судов, и каждую неделю до двух тысяч возов с товарами приходили сухим путем из Германии и Франции. Во главе нидерландских провинций (штатов) стояли штатгальтеры, но сословия в своих внутренних делах пользовались значительной самостоятельностью: например, подати налагались не иначе как с согласия провинциального собрания, состоявшего из духовенства, дворянства и городских представителей; иностранцы не допускались здесь к государственным должностям.

Благодаря торговым сношениям из соседних стран проникли в Нидерланды лютеранство и кальвинизм.

Филипп II потеснил привилегии Нидерландских штатов и решился энергичными мерами истребить здесь Реформацию. Обер-штатгальтером, или правительницей Нидерландов, он назначил свою сестру, Маргариту, герцогиню Пармскую, умную, энергичную и образованную женщину, и расставил гарнизоны из наемных испанских отрядов, вопреки старым нидерландским правилам, по которым иностранные войска не допускались в города. Протестанты начали подвергаться заключению, пыткам и торжественному аутодафе. Но народ встретил аутодафе иначе, чем в Испании. Суеверные испанцы сбегались на это зрелище, как на праздник, а нидерландцы смотрели на него с ненавистью. Введение инквизиции было решительным нарушением нидерландских привилегий. Нидерландские дворяне по большей части оставались верными католицизму, но они ненавидели инквизицию и решили противиться ей всеми силами. Они составили между собой союз, члены которого известны под названием гёзов, то есть нищих. Это название произошло по следующему случаю. Однажды несколько сот дворян съехались в Брюссель и в торжественной процессии отправились ко дворцу правительницы, чтобы подать ей просьбу об отмене строгих мер против еретиков. При виде такого числа просителей Маргарита смутилась. Тогда один из ее советников заметил ей, что нечего бояться "этих нищих". Дворяне узнали об этом и с тех пор сами стали называть себя гёзами. Во главе недовольных находились принц Вильгельм Оранский и граф Эгмонт, которые занимали места штатгальтеров. Вильгельм Оранский принадлежал к княжеской германской фамилии (Нассауской) и в молодости был любимцем Карла V, который умел ценить его ум и силу характера. Он отличался большой скрытностью, так что получил прозвище Молчаливого. Эгмонт прославился как храбрый полководец и характером совсем не походил на своего друга, Вильгельма Оранского: веселый, беспечный, приветливый, он был любимцем народа.

Реформация продолжала распространяться в Нидерландах, и строгости только раздражали народ, так что в некоторых местах чернь принялась выбрасывать из церквей иконы и ломать католические часовни (1566). Услышав о том, Филипп II решил усилить преследования. (Он неоднократно говорил, что лучше совсем не будет царствовать, нежели царствовать над еретиками.) Вместо Маргариты Пармской он сделал правителем Нидерландов герцога Альбу, отличного полководца, но вместе с тем человека с мрачным и крайне жестоким характером. Альба привел с собой в Нидерланды новое испанское войско. Вильгельм Оранский, предвидя опасность, удалился в свои немецкие владения; его примеру последовали многие другие дворяне. Граф Эгмонт не захотел послушать предостережений своего друга и остался. Действительно, Альба велел его схватить, обвинил в государственной измене и торжественно казнил, вместе с несколькими вельможами. Везде на площадях были расставлены виселицы и зажжены костры. Жадные испанцы бесцеремонно расправлялись с богатыми гражданами, чтобы воспользоваться их имуществом. Тогда многие тысячи нидерландцев бежали в соседние области Германии, составили там отряды и объявили войну испанцам, пригласив военачальником Вильгельма Оранского. Последний постоянно терпел поражения от герцога Альбы, но не терял бодрости; он умел скоро оправляться от поражения и возобновлял войну. В то же время некоторые из беглецов спаслись за морем, в Англии, собрали небольшой флот и под именем морских гёзов начали досаждать испанцам с моря. Мелководье и песчаные дюны нидерландских берегов не позволяли свободно действовать большим тяжелым кораблям испанцев против легких кораблей гёзов. Испанцы начали терять приморские города. Видя, что от жестоких мер восстание только усиливается, Филипп отозвал герцога Альбу в Испанию (1573).

ГОЛЛАНДСКАЯ РЕСПУБЛИКА

Преемники Альбы с переменным успехом продолжали борьбу против восставших. Наконец Александр Пармский (сын Маргариты) искусно воспользовался племенным различием южных и северных провинций и сумел разъединить их. Десять южных, или бельгийских, штатов (Брабант, Фландрия и другие) оказались более склонны к сохранению католицизма и остались под испанским владычеством, заключив Аррасскую унику, а семь северных (Голландия, Зеландия, Фрисландия, Утрехт и прочие) приняли протестантизм и заключили Утрехтскую унию (1579). Душой этого союза был Вильгельм Оранский, и мстительный Филипп II назначил большую награду тому, кто добудет голову принца Вильгельма. Произошло несколько покушений на его жизнь; все они были не удачны, и Вильгельм не обращал на них внимания, не принимал мер предосторожности. Наконец один молодой фанатик, привлеченный иезуитами, под чужим именем вступил в свиту Вильгельма и, улучив минуту, убил его выстрелом из пистолета (1584). Убийца был схвачен и казнен; иезуиты причислили его к лику мучеников, пострадавших за веру, а Филипп II возвел его фамилию в дворянское звание. Однако со смертью Вильгельма Оранского испанцы ничего не выиграли; сын его, Мориц Нассауский, человек храбрый и энергичный, был провозглашен голландским штатгальтером и успешно продолжал борьбу. Вновь образовавшееся государство, Голландская республика, получило помощь от английской королевы Елизаветы.

Чтобы наказать англичан и одним ударом раздавить Голландскую республику, Филипп с большими издержками и усилиями вооружил огромный флот, который заранее назван был "Непобедимой армадой". "Армада" вышла из Лисабонской гавани (1588) и направилась в Британский канал*. На пути корабли пострадали от бури; и опять же огромные, похожие на крепости, они не могли двигаться с таким проворством, как мелкие английские и голландские. "Армада" терпела одну неудачу за другой, и наконец часть ее была сожжена англичанами. Главнокомандующий, испанский адмирал герцог Медина Сидона, принужден был возвратиться назад вокруг северных берегов Британии; тут флот попал в бурю и разбился о скалы, так что он привел в Испанию только жалкие остатки "Непобедимой армады". Со страхом предстал Медина Сидона перед королем, ожидая жестокого наказания. Но Филипп II (как и при известии о Лепантской победе) не изменил своей гордой неподвижной осанки; он встретил герцога с наружным спокойствием и сказал: "Я посылал вас сражаться с англичанами, а не с бурями и скалами; да будет благословенно имя Господне!"

______________________

* Пролив Ла-Манш.

______________________

Борьба Испании с голландскими штатами продолжалась с некоторыми перерывами и после смерти Филиппа II. Наконец независимость республики была признана Вестфальским миром (1648). В это время ее торговля была первой в мире, и голландские корабли можно было встретить на всех морях; голландцы основали свои колонии и фактории в Америке, Африке и особенно на ост-индских островах, откуда они вывозили разные пряности. Они проникли даже в Японию и там завязали торговые отношения. В самой Голландии процветала промышленность. Многие предметы голландского производства приобрели славу во всем мире (голландские полотна, сыр, сельди). Внутри республики происходила борьба двух главных партий: Оранской и Республиканской. Первая партия стремилась сохранить звание штатгальтера за Оранским домом и укрепить его власть, а вторая отстаивала республиканский образ правления. Приобретенная внешняя независимость и внутреннее благосостояние сопровождались процветанием наук и искусств. В начале XVII века, когда к изучению классической древности стал падать интерес в Италии, он с особой силой возродился в Голландии. Голландия в эту эпоху славилась своими университетами и учеными: филологи Скалигер и Липсий, историк Гуго Гроций, философ Спиноза. Философы и писатели, гонимые за свои воззрения в других странах, нередко находили в Голландии безопасный приют и свободно печатали свои сочинения. Гуго Гроций считается основоположником международного права. В своем сочинении "О праве войны и мира" он доказывает необходимость взаимного уважения заключаемых договоров (то есть предлагает политику, противоположную Макиавеллиевой). Из искусств в Нидерландах того времени наибольшее развитие получила живопись. Как в политическом отношении Нидерланды распались на две части, так и в живописи образовались две школы: Фламандская и Голландская. Фламандская школа отличалась сочностью красок (представители ее Рубенс и ученик его Ван Дейк). А Голландская, напротив, придавала своим картинам очень умеренное освещение; главой ее считается Рембрандт. Все три художника жили в XVII веке.

УПАДОК ИСПАНИИ

Между тем Испания неблагоразумным правлением Филиппа II и деятельностью инквизиции была доведена до истощения. Торговля ее совсем расстроилась из-за преследования жителей, наиболее занятых этим родом деятельности, евреев и морисков*, ибо сами испанцы относились к ней презрительно. Дворяне испанские (гидальго) гордились своим благородным происхождением и не любили заниматься мирным трудом; они или поступали на военную службу, или наполняли собой испанские монастыри, число которых при Филиппе II размножилось до чрезвычайности, а монахи испанские были самым праздным сословием. Обширные американские владения с их неистощимыми золотыми и серебряными рудниками не обогатили Испанию. Корабли, нагруженные драгоценными металлами, часто попадали в руки английских и голландских каперов (захватывающих корабли неприятеля на море); а золото, привозимое в Испанию, скоро уходило от нее в другие земли на покупку товаров, потому что в самой Испании промышленность была очень незначительна. (Тогда еще не понимали ясно, что главное богатство страны заключается не в количестве драгоценных металлов, а в трудолюбии жителей и развитии промышленности.) Филипп II наследовал самую богатую и обширную монархию на свете, но, вследствие истощения Испании и разорительных войн, он в конце жизни терпел большую нужду в деньгах и оставил после себя огромные долги. Умер Филипп II от страшной болезни, весь разъедаемый язвами, но и во время страданий остался верен своему характеру, перенося их с непоколебимой твердостью и облегчая их лишь чтением о страданиях Спасителя.

______________________

* Мориски - остатки арабского, мусульманского населения, насильственно обращенного в христианство.

______________________

Преемники его, сын Филипп III и внук Филипп IV, были слабые, ленивые государи, которые предоставили управление страной своим любимцам (герцоги Лерма и Оливарес). Состояние Испании при них еще более ухудшилось. Португалия при первом удобном случае восстала против ненавистного испанского ига. Все испанцы были изгнаны. Португальские кортесы собрались в Лисабон и провозгласили своим королем Иоанна, герцога Брагансского*, который и начал новую династию (1640). Колонии также его признали. Но португальские колонии и торговля уже не могли оправиться от вреда, причиненного им испанским владычеством.

______________________

* Жуана IV Браганса.

______________________

СЕРВАНТЕС

Правление Филиппов и католическая реакция задержали развитие испанской культуры. Классическая литература и естественные науки находились в пренебрежении; в университетах господствовала схоластика, в школах давалось очень скудное образование, а латыни учили только для приготовления к занятиям богословием и законоведением. В лучшем состоянии находились поэзия и искусство. Из художников испанских непревзойденные мастера Веласкес и Мурильо, а из писателей - Лопе де Вега, Кальдерон, Сервантес.

В молодости Сервантес служил солдатом и отличался храбростью, он участвовал в Лепантской битве, где потерял левую руку, однако и после этого продолжал службу. Однажды он был захвачен в плен морскими разбойниками и продан невольником в Алжир, где в течение нескольких лет перенес много страданий, пока родственники и друзья его не выкупили. Потом он вел тихую семейную жизнь и полностью посвятил себя поэзии. Произведения его, впрочем, были мало оценены современниками, и Сервантес много сил отдал борьбе с нуждой. (Он умер в 1616 году и, как говорят, в один день с Шекспиром.) Из его произведений всемирную известность приобрел сатирический роман "Дон-Кихот". В XVI столетии, когда рыцарство уже отжило свой век, в Европе в большой моде были рыцарские романы; они наполнялись необыкновенными приключениями, и рыцари изображались там в самом привлекательном виде. Сервантес в своем "Дон-Кихоте" с чрезвычайным остроумием осмеял страсть современников к рыцарским романам.

Что касается Португалии, то она в XVI веке явила миру великого поэта Камоэнса, творца героической поэмы "Лузиада": она воспевает первое плавание португальцев (или лузитан) вокруг Африки и открытие Васко да Гамой морского пути в Индию.

V. ТОРЖЕСТВО КАТОЛИЦИЗМА И МОНАРХИИ ВО ФРАНЦИИ
1572-1643

Гугеноты. Генрих II. Франциск II. Карл IX. Екатерина Медичи. Религиозные войны. Варфоломеевская ночь. Генрих III. Осада Парижа. Генрих IV. Успокоение Франции. Сюлли. Смерть Генриха IV. Людовик XIII. Мария Медичи. Ришелье и Мазарини. Политика Ришелье. Фронда. Успехи французской культуры. Корнель, Мольер, Декарт

ГУГЕНОТЫ. ГЕНРИХ II

Во время борьбы с Карлом V Франциск I вступал в союз с германскими протестантами, но в собственном государстве он заодно с духовенством строго преследовал отступников от католической религии, смотрел на них как на мятежников против королевской власти и жег на кострах. Преследования особенно усилились в последние годы его царствования, когда Франциск сделался суров и подозрителен. Тогда подверглись жестоким казням и остатки средневековой религиозной секты вальденсов, которые жили в Альпах Прованса и Дофине и представляли собой мирное, трудолюбивое население. Такой же политике в отношении Реформации следовал и сын Франциска Генрих II (1547 - 1559). Однако число протестантов увеличивалось. Во Франции распространилось преимущественно учение Кальвина; французские протестанты стали известны под названием гугенотов - может быть, потому, что во время гонений они собирались слушать проповеди в скрытых, уединенных местах, преимущественно ночью, как это было, по рассказам, во времена легендарного короля Гугоне, который любил странствовать по ночам; некоторые же производят это название от немецкого слова Eidgenossen - союзники. Новое учение находило наибольшее число последователей в дворянском сословии. Дворяне помнили еще свою феодальную независимость и с неудовольствием смотрели на усиление королевской власти, которую поддерживало католическое духовенство. Значительная часть воинственного дворянства, перешедшая в кальвинизм, готова была с оружием в руках защищать свободу своего вероисповедания. Но простой народ крепко держался католической религии; другая часть дворянства была также на стороне католичества. Между протестантами и католиками назревала борьба не на жизнь, а на смерть. Поводом к ней послужила смерть Генриха II, погибшего вследствие несчастного случая на турнире.

Он воевал с Филиппом II Испанским. Эта война окончилась миром (в Като-Камбрези) и родственным союзом с Филиппом II, который женился на Елизавете, дочери Генриха II. В то время при дворах были еще в обычае рыцарские турниры, а Генрих II очень любил блистать на них своей ловкостью. Празднуя мир и свадьбу дочери, он, между прочими увеселениями, устроил блестящий турнир. Уже в конце турнира король вызвал против себя капитана своей гвардии, графа Монгомери, достойного себе соперника. У обоих противников от сильного удара сломались копья, но граф не успел опустить оставшийся у него в руках осколок копья: король напоролся на него на всем скаку глазом. Спустя одиннадцать дней Генриха II не стало.

Престол наследовал его старший сын, Франциск II, женатый на шотландской принцессе Марии Стюарт. Первое место при дворе заняли герцоги Гизы, потому что Мария Стюарт приходилась им племянницей по матери. Соперниками Гизов стали Бурбоны и Конде, принадлежавшие к младшей линии дома Валуа и перешедшие в протестантизм. Принц Конде стал во главе французских гугенотов вместе с адмиралом Колиньи, который пользовался общим уважением за свои военные заслуги и честный, прямой характер. Гизы побуждали молодого короля к решительным мерам против гугенотов, но Франциск II не успел вмешаться, он скоро умер.

РЕЛИГИОЗНЫЕ ВОЙНЫ. ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ

Место Франциска занял на престоле следующий за ним брат, Карл IX (1560 - 1574), несовершеннолетний, и управление государством перешло в руки его матери Екатерины из рода Медичи. Это была хитрая, честолюбивая итальянка, вполне усвоившая себе правила макиавеллизма. Она не пренебрегала никакими средствами, когда хотела избавиться от опасного врага, и искусно удерживала за собой власть среди противоборств сильных партий.

Во Франции начался период междоусобных войн, продолжавшийся более тридцати лет. Война между католиками и протестантами началась так. Однажды герцог Франсуа Гиз, проезжая через Шампань, остановился в селении Васси. Несколько сот протестантов собрались неподалеку совершать свое богослужение, так что звуки их псалмов долетали до герцога. Свита его сочла это за оскорбление и приказала протестантам разойтись, а когда те не послушались, напала на них с оружием в руках. Безоружные протестанты защищались камнями; удар камнем в лицо получил и герцог; тогда разъяренная свита перебила и ранила более двухсот протестантов, не разбирая ни пола, ни возраста (1562). Это событие послужило сигналом к восстанию гугенотов. Войны эти велись с большим ожесточением и сопровождались пожарами, грабежами и убийствами. Часто в одной и той же семье были и протестанты и католики, и обе стороны питали друг к другу смертельную вражду. Воюющие партии два раза заключали мир, но вскоре нарушали его и снова брались за оружие. Предводители обеих сторон, герцог Гиз и принц Конде, погибли. Главой гугенотов стал молодой Генрих Бурбон, наследник небольшого Наваррского королевства (которое находилось тогда в руках испанцев). Он вступил на военное поприще под руководством старого адмирала Колиньи.

Екатерина Медичи в третий раз заключила мир с гугенотами (Сен-Жермен, 1570 год), по которому они получали свободу вероисповедания. Чтобы скрепить мир, решено было выдать за Генриха Наваррского сестру Карла IX Маргариту. Вскоре после этой свадьбы и совершилось страшное событие, известное в истории под названием Варфоломеевской ночи (1572).

На свадьбу Генриха Наваррского собрались в Париже многие дворяне-гугеноты во главе с адмиралом Колиньи. Откровенность и прямота старого адмирала так понравилась Карлу IX, что он начал следовать его советам; король уже задумал вместе с гугенотами предпринять войну против Филиппа II для освобождения Нидерландов, где тогда свирепствовал герцог Альба. Екатерина Медичи была встревожена этими планами, опасаясь потерять свое влияние на сына. С помощью Гизов и других католиков она начала внушать королю подозрение против Колиньи и всех протестантов; она убеждала его, что трон Франции непрочен, пока гугеноты не истреблены. Слабый, болезненный Карл IX, доведенный этими наветами до раздражения, согласился одним ударом уничтожить у себя Реформацию. Составился заговор: были назначены день и час, в Париж введены войска; парижане охотно приняли участие в заговоре, так как в большинстве были католики. Чтобы отличаться от гугенотов, католики перевязали себе руки белым платком. В ночь на 24 августа (праздник св. Варфоломея) в условленный час ударил набат; католики повсеместно бросились на спящих гугенотов, и началась страшная резня. Одним из первых погиб адмирал Колиньи, убитый в своем доме и выброшенный из окна на поругание черни. Сам король, увлеченный кровавыми сценами, пришел в какое-то опьянение, схватил аркебузу и из окна Лувра начал стрелять в бегущих мимо протестантов.

Своего зятя Генриха Наваррского он под страхом смерти принудил отказаться от протестантизма. В то же время произошло избиение нескольких тысяч гугенотов и в других городах Франции.

Но далеко не все протестанты были истреблены. Оставшиеся в живых с отчаянием снова взялись за оружие и упорно защищались в своих укрепленных городах (Ним, Монтобан, Ла-Рошель и другие). Карл IX, мучимый угрызениями совести, зачах и умер спустя два года после Варфоломеевской ночи. Престол перешел к его брату Генриху III (1574 - 1589). Незадолго до того Генрих был избран польским королем, но, получив известие о смерти Карла, тайно бежал из Польши. В царствование этого беспечного, изнеженного короля дела Франции пришли в полное расстройство. Между тем религиозные войны с гугенотами продолжались; во главе гугенотов встал Генрих Наваррский, снова обратившийся в протестантизм. Ревностные католики, недовольные слабыми действиями короля против гугенотов, образовали для охраны католичества союз, или так называемую Священную лигу. Во главе нее выступала фамилия Гизов. К этой Лиге примкнул и Филипп II Испанский (которому вообще приписывают большое влияние на ход религиозных войн во Франции). Сам Париж открыто восстал против короля. Тогда Генрих III, отлученный папой от Церкви, вступил в союз с гугенотами и вместе с Генрихом Наваррским осадил Париж. Во время осады Парижа молодой доминиканский монах Жак Клеман, как свидетельствуют хроники, настроенный иезуитами, пробрался к королю и нанес ему смертельный удар кинжалом. Клеман был тотчас убит.

ГЕНРИХ IV

Со смертью Генриха III прекратилась старшая линия дома Валуа, и ближайшее право на престол принадлежало теперь Бурбонам, в частности, Генриху Наваррскому. Протестанты провозгласили его французским королем; но католики его отвергли. Париж, несколько раз осаждаемый Генрихом, голодал, но ни за что не хотел сдаться еретику. Филипп II Испанский поддерживал католическую лигу войском и деньгами. Не видя другого средства покорить Париж, Генрих решился во второй раз сделаться католиком. И в одно прекрасное утро он отправился со своей свитой к мессе в собор городка Сен-Дени, отрекся от ереси и был принят в лоно Католической церкви (1593). Тогда Париж сдался. Своим остроумием и добродушием Генрих IV скоро привлек к себе симпатии народа. Когда король вступил в столицу, вспомогательный испанский отряд должен был удалиться и маршировал мимо Лувра.

"Прощайте, - кричал Генрих в окно, - кланяйтесь вашему господину и больше никогда не возвращайтесь". Когда глава католической лиги герцог Майенский (один из Гизов) сложил оружие и явился к новому королю, последний принял его ласково и пригласил прогуляться, начав скорым шагом ходить с ним по саду. Майен был очень толст, пот катился с него градом; наконец, задыхаясь от усталости, он попросил позволения отдохнуть.

"Вот, - сказал король, - это моя единственная месть в отношении вас". Вообще находчивость Генриха равнялась его храбрости и не раз помогала ему в критические минуты. Однажды в битве с католиками (при Иври) армия его поколебалась и начала отступать.

"Друзья, - воскликнул Генрих, - обернитесь и посмотрите, как я буду умирать". С этими словами он бросился в самую сечу: гугеноты воодушевились и выиграли битву.

Вступивший на престол Генрих IV (1593 - 1610) нашел Францию в самом бедственном состоянии. Государство было обременено неоплатными долгами (более 300 миллионов ливров); более миллиона народу погибло во время религиозных войн, торговля почти прекратилась, земледелие запущено, везде бродили шайки разбойников. Дуэли между дворянами участились до крайности и истребляли цвет молодежи. Внутреннее управление представляло безурядицу, внешнее могущество Франции было унижено. Генрих IV деятельно принялся за исправление положения. Во-первых, он успокоил гугенотов Нантским эдиктом (1598), по которому они получили свободу вероисповедания, и в их руках было оставлено несколько городов, где они могли иметь свои гарнизоны. Далее, Генрих обратил главное внимание на государственные доходы: заведование финансами он поручил товарищу своей боевой жизни, герцогу Сюлли, человеку умному и честному. Сюлли ввел строгую бережливость в расходы; он заботился о земледелии, уменьшал крестьянские налоги, осушал болотистые местности. Мануфактурной же промышленности он не благоприятствовал, находя ее вредной для народного здоровья и нравственности (так как земледельческие работы производятся на открытом воздухе, а мануфактурные - в душных помещениях). Но Генрих в этом был с ним не согласен и покровительствовал промышленности. При дворе своем он не следовал примеру расточительных предшественников и вел умеренный образ жизни. Дворяне со времен Франциска I начали покидать свои мрачные замки, чтобы вести веселую, роскошную жизнь при дворе. Генрих же советовал им возвратиться в деревню, заниматься сельским хозяйством и заботиться о своих крестьянах. Забота его о простом народе видна из следующих слов. "Я желал бы, - говорил он, - чтобы каждый французский крестьянин мог по праздникам иметь у себя на столе курицу".

И простой народ действительно был привязан к королю. Но многие вельможи не любили его, потому что он не осыпал их подарками и не позволял им своевольничать. Духовенство католическое было к нему враждебно за его веротерпимость. Вторая супруга короля, Мария Медичи, также принадлежала к числу недовольных. Генрих IV умер от руки убийцы. Устроив дела внутри государства, он задумал возвратить Франции ее величие и решился возобновить борьбу с Габсбургами, вмешавшись в дела Германии. Во время своих приготовлений к походу Генрих проезжал по улицам Парижа в открытой карете, без охраны с несколькими придворными кавалерами. На узкой улице карета встретилась с возами и должна была остановиться; в ту же минуту некто Равальяк вскочил на колесо и нанес королю два смертельных удара кинжалом. Генрих IV тут же скончался. Несмотря на страшные пытки, Равальяк не признался, что побудило его к этому преступлению; он подвергся самой мучительной казни. (Подозревают, что и его, так же как убийцу Генриха III, настроили иезуиты.)

РИШЕЛЬЕ И МАЗАРИНИ

Преемник и сын Генриха IV Людовик XIII (1610 - 1643) был еще очень юн, и государством некоторое время управляла мать его, Мария Медичи. Но вскоре она должна была уступить свое место кардиналу Ришелье. Людовик XIII был государь добродушный, воздержанный, но не любивший умственного напряжения. Его пугало бремя правительственных забот, поэтому хотя он не питал особой привязанности к Ришелье и даже тяготился его опекой, но, видя, что в руках кардинала дела идут хорошо, доверял ему управление государством до самой смерти.

Главной заботой Ришелье было укрепление королевской власти и подчинение всех частей государства непосредственному надзору верховного правительства, то есть централизация. Он окончательно усмирил гугенотов и отобрал у них крепости, а последнее их убежище, город Ла-Рошель, завоевал после упорной борьбы. Впрочем, он не отнял у гугенотов свободы вероисповедания, дарованной Нантским эдиктом. С особой энергией преследовал Ришелье беспокойную французскую аристократию, которая не хотела забыть своих феодальных прав и при всяком удобном случае заводила крамолы и мятежи. Строгость кардинала навлекла на него ненависть вельмож; против него организовывалось несколько заговоров. Но Ришелье поступал с заговорщиками как с государственными изменниками и без пощады казнил их на эшафоте; в числе погибших были некоторые члены знатнейших фамилий (Шале и Монморанси). Последний заговор был организован молодым Сен-Маром, любимцем короля, и даже, как говорят, с его ведома; но когда предприятие не удалось, Людовик XIII отступился от своего любимца и пожертвовал его головой. Ришелье прекратил во Франции обычай собирать на сейм государственные "чины", то есть представителей дворянства, духовенства и горожан, для совещания о важнейших государственных делах. Во внешней политике он продолжил соперничество Франции с Габсбургским домом и поддержал протестантов в Тридцатилетней войне.

Людовик XIII пережил кардинала только на несколько месяцев и оставил престол шестилетнему сыну своему Людовику XIV (1643-1715).

Регентство, или управление государством, перешло в руки Анны Австрийской, матери Людовика XIV, а первым ее министром стал кардинал Мазарини. Он был итальянец, отличался красивой наружностью и хитрым изворотливым умом; во внутренней и внешней политике старался следовать примеру своего великого учителя Ришелье. Аристократия восстала против первого министра; к ней присоединился и Парижский парламент, или высшее судебное учреждение в государстве. Это последнее сопротивление дворянства известно под названием Фронда. Хотя регентша и Мазарини два раза вынуждены были бежать из столицы, но борьба все-таки окончилась их победой: аристократия и парламент должны были смириться, навсегда. Мазарини удачно продолжал начатую при Ришелье войну с австрийскими и испанскими Габсбургами. Война с Австрией окончилась Вестфальским миром 1648 года, а с Испанией протянулась до 1659 года, когда был заключен так называемый Пиренейский мир; по этому миру Франция получила графства Руссильон и д'Артуа с несколькими нидерландскими городами. Мир, кроме того, был закреплен браком Людовика XIV с испанской инфантой Марией-Терезией. Мазарини умер в 1661 году - и Людовик XIV сам вступил в управление государством.

УСПЕХИ ФРАНЦУЗСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Походы в конце XV - начале XVI века познакомили французов с культурой Италии, где в то время происходило возрождение наук и искусства. Влияние Италии отразилось преимущественно на произведениях архитектуры. Средневековый готический стиль начал уступать стилю Возрождения, вместо остроугольных сводов и резных украшений появляются закругленные арки, греческие колонны и настенная живопись. Искусство процветало во Франции, так же как и в Италии, под покровительством государей, стремившихся придать блеск своему двору. Особенно заботился о наружном великолепии Франциск I, он приглашал на службу итальянских художников и щедро платил за их произведения. Благодаря ему предпринят целый ряд изящных построек. Лучшими памятниками французского стиля Возрождения служат увеселительные королевские замки Шамбор, Фонтенбло и дворец Тюильри (сожженный коммунарами в 1871 году). Жилище королей в Париже, средневековый замок Лувр, был перестроен Франциском I также во вкусе Возрождения. Несколько позднее стала развиваться во Франции живопись, утвердившая себя и прославившая произведениями Никола Пуссена, творившего в первой половине XVII века.

Из Италии пришло во Францию также и увлечение классической литературой. Латинский язык вошел в моду до такой степени, что знатные женщины изучали его и свободно на нем говорили. Знакомство с классической литературой вызвало к жизни подражательное творчество, стремление следовать образцам писателей, особенно греческих трагиков (Софокла и других); само содержание и действующие лица французских драм часто заимствовались из греческой и римской истории или мифологии. Это литературное направление известно под названием классицизм.

Замечательнейшим поэтом и драматургом этой эпохи был Пьер Корнель. Самая известная его трагедия "Сид" основана на испанских преданиях и написана под влиянием испанских трагиков, но следующие его пьесы ("Гораций", "Полиевкт" и другие) - подражания древним. Он начал свое поэтическое поприще под покровительством кардинала Ришелье, который сам имел притязание на писательство и заботился о процветании изящной словесности. С этой целью Ришелье учредил (1635) так называемую Французскую академию "бессмертных", или собрание ученых, которые, получая от правительства хорошее содержание, должны были стать судьями литературных произведений. Академические требования окончательно утвердили во французской поэзии господство классицизма.

Величайшим французским комедиографом был современник Корнеля Мольер*. С ранней молодости он обнаружил страсть к театру, многие годы провел в труппе странствующих актеров, испытал нужду; потом завел собственную труппу и приехал с ней в Париж. Здесь представления его так понравились молодому Людовику XIV, что он принял его труппу ко двору. Сначала Мольер также подражал древним, но впоследствии сделался самобытным писателем и содержание своих комедий брал из жизни французского общества. Лучшая его комедия "Тартюф", в которой он выставил на обозрение образец лицемерной набожности, или ханжества своего времени.

______________________

* Жан Батист Поклен (1622 - 1673).

______________________

В числе литературных знаменитостей XVI века занимает не последнее место сестра Франциска I, Маргарита Наваррская, писательница и ученейшая женщина своего времени. Она написала ряд остроумных рассказов в духе новелл Боккаччо. Современником Маргариты Наваррской был и Рабле. Он отличался беспокойной натурой: был то францисканским, то бенедиктинским монахом, то профессором медицины, то проповедником. Бессмертную славу Франсуа Рабле составил сатирический роман "Гаргантюа и Пантагрюэль", в котором он осмеивает современные ему нравы, особенно монахов и вельмож, и легковерие народа.

Французский двор в эту эпоху сделался самым блистательным и самым веселым во всей Европе. Роскошные пиры, концерты, карусели, маскарады, игры в карты, в мяч и тому подобные увеселения сменяли друг друга. Королевская охота также получила характер веселого празднества; в ней принимали участие и придворные дамы. И вообще женщины в то время начали играть при дворе большую роль.

Наиболее глубокими и оригинальными мыслителями того времени являются Декарт и Паскаль. Рене Декарт, или Картезий, сначала посвятил себя военной службе и участвовал в Тридцатилетней войне; потом оставил военное поприще и удалился в Голландию, где с большей, чем в католической Франции, свободой мог заниматься философией. Впоследствии, по приглашению шведской королевы Кристины, он переселился в Стокгольм, где и умер (1651). Декарт считается отцом так называемой умозрительной, или спекулятивной, философии. (Его исходным пунктом было следующее положение: "Cogito ergo sum" - "Я мыслю, следовательно, существую". Из человеческого мышления, или разума, он выводит также доказательства бытия Божия, свободы и бессмертия души; иначе и сами эти понятия не могли бы существовать у человека.) Блез Паскаль принадлежал к янсенистам. Так назывались в первой половине XVII века последователи епископа Янсена, который боролся против вредного влияния иезуитов на общественную нравственность, особенно против их учения о том, что хорошая цель оправдывает дурные средства. Паскаль выступил самым красноречивым проповедником янсенизма в своих "Письмах к провинциалу". Декарт и Паскаль, кроме того, были глубокими знатоками математики и своими трудами оказали важные услуги этой науке.

В первой половине XVII века во Франции появилась первая газета, в которой печатались известия о событиях внутри страны и за ее пределами. Кардинал Ришелье принял ее под свое покровительство, он сам нередко присылал статьи, если желал распространить известия о чем-либо по всей Европе. Впоследствии по образцу этой газеты появились и другие; таким образом, во Франции и в других европейских странах утвердилась периодическая, или "журнальная", литература.

Замечательные успехи искусства, литературы и культуры общежития французов XVI и XVII веков, вместе с политическим могуществом их страны, подготовили последующее французское влияние на остальную Европу; другие народы начали во многом им подражать; при европейских дворах и в высших классах начали распространяться французский язык, французские обычаи и моды.

VI. АНГЛИЯ ВО ВРЕМЕНА ТЮДОРОВ И СТЮАРТОВ 1532-
1688

Генрих VIII и церковные реформы. Епископальная церковь. Мария Тюдор. Елизавета и Мария Стюарт. Реформация в Шотландии. Судьба Марии Стюарт. Шекспир и Бэкон. Великая английская революция. Яков I. Карл I. Долгий парламент. Междоусобная война. Кромвель. Республика. Последние Стюарты и революция 1688 года. Карл II. Виги и тори. Яков II. Вильгельм III. Культура Англии. Нравы. Мильтон. Ньютон

ГЕНРИХ VIII И ЦЕРКОВНЫЕ РЕФОРМЫ

Генрих VII (1485 - 1509), первый король из фамилии Тюдоров, сумел успокоить Англию после продолжительных войн Алой и Белой розы. Феодальная аристократия, ослабленная и разоренная этими войнами, должна была смириться под его твердым правлением. Своей бережливостью и конфискациями имущества провинившихся дворян Генрих скопил значительные суммы, так что не нуждался в новых налогах, на которые требовалось согласие парламента; поэтому и сам парламент собирался при нем довольно редко. Таким образом, он оставил своему сыну Генриху королевскую власть, усиленную до такой степени, какой она давно не достигала в Англии. Генрих VIII (1509-1547), отличавшийся красивой наружностью и приветливым обращением, приобрел в первые годы своего царствования искреннее народное расположение. Он также показал себя в начале правления усердным католиком и написал против учения Лютера книгу в защиту семи таинств; за эту книгу папа Лев X дал ему титул "защитника веры". Но потом Генрих сам провел в Англии Реформацию. Поводом к такой перемене взглядов послужило следующее обстоятельство.

Генрих VIII был женат на испанской принцессе Екатерине Арагонской, дочери Фердинанда II Католика. Прежде она состояла в супружестве с его старшим братом; а когда последний умер, Генрих наследовал престол и вместе с ним - руку Екатерины. Около двадцати лет они жили мирно. Тем временем Екатерина постарела, стала еще набожнее, чем прежде; Генрих же, напротив, любил рассеянный образ жизни и удовольствия. Ему приглянулась живая, прелестная Анна Болейн, фрейлина королевы. И тогда он вспомнил, что брак их с Екатериной по правилам Церкви незаконен, так как она была прежде женой его брата. Генрих начал хлопотать в Риме о разводе. Но папа Климент VII, боясь оскорбить императора Священной Римской империи Карла V, племянника Екатерины Арагонской, медлил с решением. Тогда Генрих VIII самовольно развелся с Екатериной и женился на Анне Болейн (1532). В то же время он, с согласия парламента, объявил Англиканскую церковь независимой от папы, а себя ее главой. Папа написал ему об отлучении, но послание не произвело никакого действия; Генрих отвечал на папские проклятия уничтожением католических монастырей, огромные богатства которых и земли он отбирал в свою пользу или раздавал придворным.

Англиканская церковь не приняла учения ни Лютера, ни Кальвина, а явила свой особый вид Реформации. Она отвергла власть папы, монашество, безбрачие священников; приняла богослужение на английском языке и причащение под обоими видами, но удержала сан епископа и большую часть католических обрядов при богослужении. Поэтому Англиканская церковь иначе называется Епископальной. Реформация в Англии не встретила большого противодействия со стороны народа: власть папы здесь была гораздо слабее, чем в Юго-Западной Европе, и в народе уже давно распространялись разные мнения, несогласные с католичеством (например, учение Виклифа и идеи гуманистов).

Со времени английской Реформации, всю вторую половину своего царствования, Генрих VIII действует как тиран. Он, не дрогнув, казнил вельмож, навлекавших на себя королевское неудовольствие, жены его не избежали той же участи. Анна Болейн за свое легкомысленное поведение погибла на плахе. После нее Генрих был женат еще четыре раза.

Смерть Генриха VIII, как и следовало ожидать, принесла Англии смутное время. Сын его от третьей супруги, Дженни Сеймур, болезненный Эдуард VI, царствовал около шести лет. Эдуарду наследовала старшая дочь Генриха от Екатерины Арагонской, Мария I Тюдор (1553 - 1558). После смерти Эдуарда VI самый сильный из английских вельмож, герцог Нортамберлендский, возвел на престол родственницу королевского дома Дженни Грей, которая была женой его сына. Эта молодая и прекрасно образованная женщина сделалась королевой против воли и царствовала только десять дней. Мария свергла ее, и Дженни поплатилась головой вместе со своим мужем и герцогом Нортамберлендским. Мария пыталась восстановить католичество и начала казнить протестантов; брак ее с Филиппом II Испанским вовлек Англию в войну с Францией. Во время этой войны англичане потеряли город Кале, последний остаток своих владений по ту сторону Ла-Манша. Но царствование Марии (прозванной за свою жестокость Кровавой) продолжалось не более пяти лет.

ЕЛИЗАВЕТА И МАРИЯ СТЮАРТ

На престол вступила вторая дочь Генриха VIII (от Анны Болейн) Елизавета I Тюдор (1558 - 1603). Почти отвергнутая отцом (после казни матери), Елизавета большую часть молодости провела в уединении и лишениях; за это время она приучилась к твердости и бережливости, а чтением книг развила свой ум. Елизавета умела выбирать себе помощников - талантливых государственных людей; Уильям Сесил, получивший титул лорда Бёрли, сорок лет был ее первым министром. Но любимцам своим она не давала много власти и умела охранять свои верховные права. (Наибольшим ее расположением пользовался граф Лайчестер.) Она добилась окончательного утверждения Англиканской церкви, подобно своему отцу, равно тесня и католиков и "диссидентов" (то есть протестантов, не принадлежащих к Епископальной церкви). Англия в ее время достигла процветания в промышленности и торговле. Многие нидерландцы, спасаясь от религиозных гонений Филиппа II, поселились в Англии и способствовали улучшению здешних мануфактур (особенно полотняных, шерстяных и металлических изделий). Морская торговля англичан распространилась почти на все известные моря. Английские моряки совершили целый ряд славных экспедиций, отыскивая новые пути и основывая колонии (Форбишер, Джон Дейвис*, Фрэнсис Дрейк, объехавший вокруг света, и Уолтер Рэли**. Последний основал колонию в Северной Америке, которую назвал Виргиния в честь своей королевы, так как Елизавета навсегда отказалась от замужества и считалась девицей, по-латыни virgo).

______________________

* Искал пути прохода в Северо-Западной Арктике, его именем назван пролив.
** Фаворит Елизаветы I, разгромил "Непобедимую армаду".

______________________

Отношения Елизаветы I и шотландской королевы Марии Стюарт стали достоянием театральной сцены.

Мария Стюарт осталась ребенком после смерти отца, Якова V; мать ее, сделавшись правительницей государства, отправила Марию ко французскому двору, на попечение своих братьев Гизов. Здесь она получила блестящее по тому времени воспитание. Мария любила поэзию, сама сочиняла стихи, говорила на нескольких языках, между прочим и на латинском, ее красота, грация и живость характера не оставляли равнодушными никого из окружающих. Она стала женой Франциска II; но он, как известно, царствовал год с небольшим. После его смерти восемнадцатилетняя Мария Стюарт удалилась в свое наследственное королевство Шотландию.

"Прощание со страной, где Мария провела свои самые счастливые годы, было трогательным. Целых пять часов королева оставалась на корабельной палубе, опершись на корму, с глазами, полными слез и обращенными к удалявшемуся берегу, повторяя беспрестанно: "Прощай, Франция!" Наступила ночь; королева не хотела сойти с палубы и велела сделать себе постель на том же месте. Когда рассвело, вдали на горизонте еще виднелись берега Франции, Мария воскликнула: "Adieu chere France! je ne vous verrai jamais plus!" - "Прощай, прекрасная Франция!"

Корабль пристал в гавани шотландской столицы Эдинбурга. Дикая северная природа, бедность жителей и их суровые лица произвели тяжелое впечатление на молодую королеву. Верховые лошади, приготовленные на берегу для ее свиты, были так некрасивы и плохо убраны, что Мария невольно вспомнила о роскоши и великолепии, которыми была окружена во Франции, и залилась слезами. Она остановилась в королевском замке Голируд. Народ встретил ее радушно. Ночью под ее окнами собралось несколько сот граждан - и пропели ей длинную серенаду; но они играли на дурных скрипках и так нескладно, что помешали только уснуть бедной королеве, утомленной путешествием" (мемуары Брантома).

Воспитанная в преданности католицизму, Мария видела свое призвание в борьбе с Реформацией, которая утвердилась в Шотландии во время короткого регентства ее матери. Шотландское дворянство было одно из самых непокорных; оно постоянно вступало в конфликт с королевской властью за свои феодальные права; большая часть дворян приняла протестантизм, который распространился здесь в виде сурового кальвинизма, более других учений подходившего к шотландскому характеру; Главным проповедником Реформации стал смелый, красноречивый Джон Нокс, ученик Кальвина. Шотландские протестанты составляли так называемую Пресвитерианскую церковь, потому что признавали только один духовный сан - священника (пресвитера); наиболее строгие из них сделались известны как пуритане. Католическая партия получала поддержку из Франции, но протестантские бароны вступили в союз с Елизаветой I Тюдор и при ее помощи победили католиков еще до прибытия в Шотландию Марии Стюарт. Молодая королева, кроме приверженности к католицизму, настроила против себя народ и своим легкомысленным поведением. Она вступила в брак с лордом Дарнлеем; от этого брака родился сын Яков (впоследствии король Англии и Шотландии). Но вскоре Мария разошлась с мужем, и он был найден мертвым в саду. Подозрение пало на Ботвеля, человека буйного характера, которому вслед за тем королева отдала свою руку. Тогда бароны объединились, разбили войско королевы и взяли ее в плен. Ей удалось бежать в Англию, где она искала убежища у Елизаветы. Но та уже давно питала к ней неприязнь. Причин было много. После смерти Марии I Тюдор Мария Стюарт, как родственница Тюдоров, объявила свои права на английский престол и даже приняла титул английской королевы; но главное, как говорят источники, все-таки в том, что Елизавета, притязавшая на звание красавицы, ненавидела Марию, как свою более счастливую соперницу. Мария Стюарт была взята под стражу, и над ней учреждено следствие по обвинению в убийстве лорда Дарнлея. Целых восемнадцать лет провела она в заключении. Католики, тогда еще довольно многочисленные в Англии и подстрекаемые агентами Филиппа II Испанского, приняли ее сторону; открыто было несколько заговоров, имевших цель свергнуть Елизавету и освободить Марию Стюарт. Наконец, после одного из таких заговоров (Бабингтона), несчастная шотландская королева была приговорена к смерти и обезглавлена в зале Фотэрингеймского замка (1587).

"Непобедимая армада", снаряженная Филиппом II в следующем году, должна была отомстить Елизавете и за помощь нидерландским протестантам, и за смерть Марии Стюарт. Разгром "Армады" нанес сильный удар могуществу испанцев на море; Англия же с тех пор стала обретать степень первой морской державы. Последние годы Елизаветы были отравлены казнью ее любимца, графа Эссекса. Этот молодой вельможа начал злоупотреблять доверием королевы, явно оказывал ей неповиновение и затеял даже бунт, за что сложил голову на плахе. Елизавета отличалась большой бережливостью и потому мало зависела от парламента в делах финансовых. Она вела скромный, умеренный образ жизни, двор ее был просвещеннее и строже в нравах, чем другие европейские дворы, а потому оказывал на народ более благотворное влияние.

ШЕКСПИР И БЭКОН

Возрождение наук и искусств в Италии распространилось и на Англию. Изучение древних языков вошло в такую моду, что здесь, как и во Франции, многие дамы высшего круга говорили на латыни и даже по-гречески. Вместе с тем началось зарождение светской английской литературы, в особенности драматической. При Елизавете I построены в Лондоне первые постоянные театры. (До тех пор представления происходили лишь на временных сценах странствующими актерами.) В ее же время жил и великий Уильям Шекспир (1564 - 1616). Он родился в городе Страффорде на Эвоне, в семье ремесленника. В молодости Шекспир не избежал разных излишеств и увлечений. Он рано женился; потом оставил жену и детей и ушел в Лондон, где сделался актером. Потом и сам начал сочинять пьесы для театра; пьесы имели успех, снискали ему милость королевы и знатных особ. Главным покровителем его был граф Соутгемптон (друг несчастного графа Эссекса). В последние годы жизни Шекспир удалился в родной Страффорд и здесь, среди семейства, мирно закончил свой земной удел. Знаменитейшие из его трагедий - это "Макбет", "Отелло" и "Гамлет", содержание которых взято из народных преданий. Всемирное признание получило его гениальное искусство раскрывать самые сокровенные движения человеческой души и изображать развитие какой-либо страсти. В "Макбете" мы видим, как честолюбие и стремление к власти мало-помалу доводят героя до страшных преступлений. В "Отелло" представлено постепенное развитие ревности, которая совершенно ослепляет героя и кончается убийством невинной жены. В "Гамлете" он изображает человека, богато одаренного от природы, но которого мучают сомнения и нерешительность. (Эта трагедия написана под очевидным влиянием классического мифа о судьбе Агамемнона.) Вообще трагедии Шекспира изобилуют кровавыми сценами; это соответствовало вкусу его современников, когда нравы были еще довольно грубы и зрители любили сильные ощущения. Кроме трагедий из давних времен, им написаны замечательные драмы, заимствованные из недавних событий: войны Алой и Белой розы - "Генрих IV", "Ричард III".

Современником Шекспира был гениальный ученый и философ Фрэнсис Бэкон (1561 - 1626). Он считается отцом так называемой опытной (эмпирической) философии, признающей единственный путь к достижению истины через наблюдение над природой, исследование действительности. Ученые заслуги принесли Бэкону глубокое уважение современников; преемник Елизаветы возвел его в звание государственного канцлера. Но при всех своих талантах и сведениях Бэкон не отличался высокой нравственностью: он любил почести и деньги и решился даже торговать правосудием. Парламент назначил комиссию, чтобы исследовать состояние судопроизводства в Англии. Комиссия донесла, что в судах Англии нет правды, что правосудие можно покупать и что главным покровителем злоупотреблений был сам канцлер. Над Бэконом учредили следствие. Он был приговорен к тюремному заключению и большому денежному штрафу; король даровал ему помилование. Остальные годы Бэкон провел в удалении, под бременем своего позора, и умер жертвой любознательности. Переезжая зимой из своего поместья в Лондон, Бэкон вздумал выйти из экипажа и набить снегом только что убитую птицу, чтобы посмотреть, как долго может она сохраниться при воздействии холода. Этот опыт стоил ему смертельной простуды.

ВЕЛИКАЯ АНГЛИЙСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Со смертью Елизаветы I прекратилась династия Тюдоров. Преемником своим она назначила сына Марии Стюарт, Якова, который таким образом мирно соединил под одной короной оба соседних государства, Англию и Шотландию. Яков I (1603 - 1625) был государем недалекого ума, робкого характера, и между тем претендующим на самую беспредельную королевскую власть. Английские католики ожидали, что он, как сын Марии Стюарт, облегчит их положение, но они ошиблись. Диссиденты (пуритане, индепенденты и другие секты) также обманулись в своих расчетах на Якова как на короля, воспитанного в Шотландии, где господствовало пуританство. Он явил себя усердным поборником Епископальной церкви, преследовал пуритан, так же как католиков, и даже пытался ввести Епископальную церковь в самой Шотландии. В то же время своей расточительностью и стремлением к неограниченной власти Яков восстановил против себя английский парламент. Только смерть короля притушила в народе уже начинавшее разгораться недовольство.

Сын Якова Карл I (1625 - 1649) отличался добродетелями семьянина и умел держать себя с истинно королевским достоинством; народ встретил его царствование с радостью и надеждами. Но скоро оказалось, что дальновидностью Карл I не превосходил своего отца. Он затеял войны с Испанией и Францией и, нуждаясь в деньгах, несколько раз созывал парламент, чтобы тот, по обычаю, утвердил налоги на все время его правления. Но парламент не захотел их утверждать до тех пор, пока король не отменит своих злоупотреблений властью, так как Карл своевольно распускал парламент, производил денежные сборы без его согласия и без суда бросил в тюрьмы многих граждан. Гонение на диссидентские секты продолжалось как и прежде. Таким образом, все более и более усиливался раздор между правительством и народом. Еще со времени Якова многие шотландцы и англичане, преследуемые за политические и религиозные убеждения, начали покидать отечество и переселяться в Северную Америку. Правительство Карла I обратило наконец внимание на эти переселения и указом запретило их. На Темзе в то время стояло несколько кораблей, уже готовых к отплытию в Америку, и в числе переселенцев находился Оливер Кромвель. Только благодаря этому запрещению он остался в Англии и вскоре принял самое деятельное участие в свержении Карла I.

Первыми восстали против короля шотландцы, у которых он пытался ввести епископальное богослужение. Затем в Ирландии, угнетаемой англичанами, вспыхнуло возмущение католиков. Чтобы получить денежные средства на содержание войск, Карл вынужден был опять созвать парламент. Но этот парламент начал действовать решительно. Опираясь на лондонское простонародье, парламент захватил в свои руки верховную власть и решил не расходиться вопреки воле короля. В истории он получил название Долгого парламента. Не имея постоянной армии, Карл покинул Лондон и призвал под свое знамя всех верных ему вассалов (1642). К нему примкнула большая часть знатного дворянства, которое с неудовольствием смотрело на притязания горожан и опасалось за свои привилегии. Королевская партия, или роялисты, получила название кавалеров, а парламентская партия - круглоголовых (по причине коротко остриженных волос). В начале междоусобной войны перевес был на стороне кавалеров, как более привычных к оружию, но Карл не сумел воспользоваться первыми успехами. Между тем парламентские войска, состоявшие преимущественно из горожан и мелкого дворянства, постепенно усиливались, приобретая опытность в военном деле. Победа окончательно перешла на сторону парламента, когда во главе его армии стали индепенденты. (Так называлась протестантская секта, которая не признавала никакого духовного сана и стремилась к республиканскому образу правления.) Вождем индепендентов был Кромвель.

КРОМВЕЛЬ

Оливер Кромвель (1599 - 1658) происходил из незнатного дворянского рода, молодость свою провел бурно, предаваясь разного рода излишествам. Но потом в нем произошла перемена: он стал набожен, начал вести умеренный образ жизни и сделался добрым отцом семейства. Будучи избран в члены нижней палаты, Кромвель не отличался как оратор; голос его был хриплый и монотонный, речь растянутая и запутанная, черты лица грубые, а одевался он небрежно. Но под этой непривлекательной наружностью скрывались талант организатора и железная воля. Во время междоусобной войны он получил от парламента позволение набрать свой особый конный полк. Кромвель понял, что храбрости кавалеров и их чувству чести может противостоять только религиозное воодушевление. Он набрал свой отряд преимущественно из людей набожных, твердых характером и ввел у себя строжайшую дисциплину. Воины его проводили время в лагере за чтением Библии и пением псалмов, а в битвах проявляли безоглядное мужество. Благодаря Кромвелю и его отряду, парламентское войско одержало решительную победу при Мерстонмуре; с тех пор Кромвель обратил на себя всеобщее внимание. Карл I был снова разбит (при Нэсби) и, переодетый в крестьянское платье, бежал в Шотландию. Но шотландцы выдали его англичанам за 400 000 фунтов стерлингов. По требованию индепендентов, король был предан суду, приговорен к смерти как государственный изменник и обезглавлен в Лондоне перед королевским дворцом Уайтхолл (1649). Исправленный несчастьями, Карл I показал в последние минуты истинное мужество - смерть его произвела глубокое впечатление на народ и во многих пробудила сожаление.

Англия была объявлена республикой, но в сущности не переставала быть монархией, потому что у Кромвеля, носившего титул протектора, власть была почти неограниченной. Так как Долгий парламент (собственно, остаток его, или так называемый румпфпарламент) не хотел полностью подчиняться протектору, то Кромвель в один из дней явился с тремястами мушкетерами, собрание разогнал и велел запереть здание. Потом он созвал новый парламент из людей, ему преданных, из индепендентов, которые значительную часть заседаний проводили в молитвах и в речи свои беспрерывно вставляли тексты из Ветхого Завета. Военные действия Кромвеля сопровождались постоянной удачей. Он усмирил в 1649 - 1652 годах восстание ирландцев и шотландцев (которые призвали к себе королем Карла II, сына Карла I). Потом он начал войну с Голландской республикой. Поводом к ней послужил изданный парламентом "Акт мореплавания", который дозволял иностранным купцам привозить в Англию на собственных кораблях только товары, производившиеся в их стране, все другие товары должны были ввозиться на английских судах; этот акт сильно подрывал голландскую торговлю и благоприятствовал развитию английского торгового флота. Голландцы были побеждены и должны были признать "Акт мореплавания" (1654). Таким образом Англия возвратила себе славу первой морской державы, которую она приобрела при Елизавете I и утратила при Стюартах.

Внутреннее управление страной отличалось при Кромвеле деятельностью и строгим порядком. Все его боялись, но не любили. Наиболее решительные республиканцы открыто роптали на его деспотизм; а когда они заметили у него желание присвоить себе королевский титул, то организовали на него покушения. Хотя эти покушения были неудачны, однако они послужили главной причиной его смерти. Кромвель сделался очень беспокойным, всегда опасался тайных убийц и принимал всевозможные предосторожности: окружал себя стражей, носил под одеждой броню, редко спал в одной и той же комнате, ездил чрезвычайно быстро и не возвращался назад той же дорогой. Постоянное напряжение привело его к изнурительной лихорадке, от которой он и умер (1658).

ПОСЛЕДНИЕ СТЮАРТЫ И РЕВОЛЮЦИЯ 1688 ГОДА

Народ, утомленный долгими смутами, жаждал покоя. Поэтому партия роялистов скоро взяла верх над другими партиями с помощью старого генерала Монка. Новый парламент, созванный благодаря его влиянию, вошел в сношение с Карлом II, жившим тогда в Голландии, и наконец торжественно провозгласил его королем. Таким образом Великая английская революция окончилась реставрацией Стюартов.

Карл II (1660 - 1685) был встречен в Англии с восторгом, но не оправдал надежд, возлагаемых на него государством. Он был легкомыслен, предавался удовольствиям, склонялся к католицизму и окружал себя дурными советниками. В его царствование возобновилась борьба парламента с королевской властью. В то время в Англии образовались две главные политические партии: тори и виги, продолжившие уже возникшее в стране размежевание на кавалеров и круглоголовых. Тори стояли за монархическую власть; к ним принадлежала часть аристократии и большинство сельских дворян. А виги отстаивали народные права и старались ограничить власть короля в пользу парламента; на их стороне находилась другая часть аристократии и население больших городов. Иначе партию тори можно назвать консервативной, а вигов - прогрессивной. Благодаря усилиям вигов, в это царствование был издан знаменитый закон, утвердивший личную неприкосновенность английских граждан. (Он известен под названием Habeas corpus.) В силу этого закона англичанин не мог быть арестован без письменного приказа властей, а после ареста должен быть представлен суду не позже трехдневного срока.

Карлу II наследовал его брат Яков II (1685 - 1688), упрямый и ревностный католик. Презирая неудовольствие англичан, он ввел в своем дворце католическую мессу и до того подчинился влиянию Людовика XIV, что мог считаться его вассалом.

Побочный сын Карла II герцог Монмут, живший тогда в Голландии, задумал воспользоваться народным волнением; с небольшим отрядом он высадился на берег Англии, чтобы отнять корону у дяди. Но это ему не удалось. Монмут был разбит и захвачен в плен; напрасно этот красивый, блестящий принц на коленях просил помилования у короля - он сложил голову на эшафоте. Яковом были открыты чрезвычайные суды для наказания всех, замешанных в восстании. Особой свирепостью отличался главный судья Джефрис, который со своими палачами объезжал Англию и на месте производил казни. В награду за такую ревность Яков сделал его великим канцлером. Думая, что народ вполне устрашен этими мерами, он начал явно стремиться к утверждению неограниченной королевской власти и восстановлению католицизма в Англии: вопреки прежним уставам, государственные должности раздавались исключительно католикам.

Народ еще оставался спокойным в надежде, что смерть Якова прекратит начатую им политику: так как он не имел мужского потомства, престол должен был перейти к его старшей дочери Марии или, собственно, к ее супругу, голландскому штатгальтеру Вильгельму Оранскому, усердному протестанту. И вдруг разнеслась весть, что у короля Якова родился сын, который сразу после рождения получил титул герцога Валлийского, или наследника престола; не было сомнения, что он будет воспитан католиком. Неудовольствие в стране возросло до крайней степени. Предводители вигов, давно находившиеся в тайных сношениях с Вильгельмом Оранским, пригласили его в Англию. Вильгельм высадился с голландским отрядом и пошел к Лондону. Яков остался в одиночестве; войско также ему изменило, даже другая дочь, Анна, с супругом своим, датским принцем, держала сторону сестры. Яков совсем потерял голову, бросил государственную печать в Темзу и, переодетый, бежал из столицы. Вильгельм и Мария торжественно въехали в Лондон. Вильгельм был признан королем и подписал Билль о правах. Билль закреплял все главные права, приобретенные английским парламентом и народом во время революции, а именно: король давал обещание созывать парламент периодически, в определенные сроки, не держать постоянного войска в мирное время, не собирать податей, не утвержденных парламентом.

Таким образом династия Стюартов была свергнута навсегда. Этот переворот известен под названием Революция 1688 года; впрочем, он имел мирный характер, потому что совершился без пролития крови. С того времени начинается новый период английской истории, период конституционного, или парламентского, правления. Вильгельм III (1688 - 1702) добросовестно выполнял подписанные им условия; поэтому, несмотря на свои непривлекательные манеры и сухой, необщительный характер, он успел приобрести преданность народа. Среди тори еще долго существовали так называемые якобиты, которые не покидали надежды на возвращение наследников Якова Стюарта в Англию.

КУЛЬТУРА АНГЛИИ

Развитие образования и искусства в Англии замедлилось по причине затянувшихся смут. Долгий парламент, состоявший преимущественно из пуритан, предписывал пуританские обычаи и запретил даже театральные представления. Республиканское однообразие в образе жизни и недостаток развлечений наскучили англичанам, и, когда произошла реставрация Стюартов, стремление к удовольствиям обнаружилось с особой силой. Театры были открыты вновь, но вместо Шекспира англичане обратились к французским образцам и недостатки их доводили до крайности. Театральные представления, особенно комедии, переходили все пределы приличий и впадали в грубый цинизм, хотя женские роли в это время впервые в Англии начали исполняться не мужчинами, а женщинами. Порядочная дама не решалась идти в театр, не узнав заранее о содержании пьесы, а если любопытство преодолевало стыдливость, то, отправляясь в театр, женщины надевали маску. XVII век явил Англии замечательных поэтов Джона Мильтона (1608 - 1674) и Джона Донна (1572 - 1631). Мильтон был усердным сторонником республики и пуританской партии. При Кромвеле он занимал должность государственного секретаря, но потерял зрение и был вынужден оставить службу. Тогда он обратился к своему любимому занятию, к поэзии, и произведения свои диктовал дочерям.

После него осталась величественная религиозная поэма "Потерянный рай", содержанием которой послужил библейский рассказ о грехопадении первых людей. Поэма появилась в свет во время реставрации Стюартов, когда пуризм подвергался осмеянию, и потому была принята современниками довольно холодно.

Джон Донн также написал мистическую поэму "Путь души", но поэзия его, жизнерадостная, идущая к человеческому сердцу (элегии, сатиры, эпиграммы), открывая новые пути английской поэзии барокко, не оставляла равнодушными и современников.

Английские ученые и мыслители следовали преимущественно практическому направлению Бэкона, то есть ставши на первый план опыты и наблюдения над миром внешним; такое направление во многом способствовало успехам естественных наук. Первое место здесь принадлежит Исааку Ньютону (1643 - 1727). Он учился в Кембриджском университете, где потом был профессором математики, и стал основателем классической физики; Вильгельм III сделал его начальником монетного двора (умер он восьмидесятипятилетним старцем, президентом Лондонского королевского общества). Ньютону приписывают открытие закона всемирного тяготения. Предание рассказывает, что однажды яблоко, упавшее с дерева, навело Ньютона на мысль о тяготении всех тел к центру Земли. (Из этого же закона объяснялось и устройство планетарной системы: меньшие небесные тела тяготеют к большим, Луна к Земле, а Земля и другие планеты к Солнцу.)

Из других английских мыслителей, развивавших идеи Бэкона, особо следует отметить Джона Локка. Главное его сочинение - "Опыт о человеческом разуме", в котором Локк доказывает, что люди не имеют никаких врожденных понятий, а все свои знания и понятия получают посредством внешних впечатлений, посредством опыта и наблюдений. В то же время в английской литературе образовалась школа философов, известных под названием деисты (Шефтсбери, Болингброк): они доходили до крайности и впадали в атеизм. Из новых протестантских сект, появившихся в Англии в XVII веке, примечательны квакеры, существующие и поныне. Они отрицают церковные обряды и собираются на молитву в простой зал. Здесь квакеры сидят с покрытой головой, опустив глаза в землю, и ждут, пока кто-нибудь из них, мужчина или женщина, получив вдохновение свыше, скажет проповедь. Если никого не посетило вдохновение, они молча расходятся. В обыкновенной жизни квакеры отличаются строгими, простыми нравами и удалением от светских удовольствий (подобно немецким менонитам).

VII. СКАНДИНАВИЯ, ПРУССИЯ, ПОЛЬША И ТУРЦИЯ
1520-1572

Кристиан II и Густав Ваза. "Кровавая баня". Реформация в Швеции. Преемники Густава. Кристина. Карл X. Великий курфюрст и возвышение Пруссии. Последние Ягеллоны в Польше. Люблинская уния. Польская образованность. Выборный король. Стефан Баторий. Сигизмунд III. Церковная уния, отделение Малороссии и liberum veto. Сулейман Великолепный

КРИСТИАН II И ГУСТАВ I ВАЗА

Объединение трех скандинавских государств Кальмарской унией было непрочно: шведы едва терпели господство датских королей, не раз отрекались от них и выбирали собственных правителей. Датский король Кристиан II (1513 - 1523), получив престол, постарался сделать монархическую власть неограниченной и упрочить тем самым единство трех государств. Но своей жестокостью, с которой проводил эту политику, он скоро стал ненавистен и шведам и своему датскому дворянству. Подавив возмущение шведов, Кристиан решил еще и казнями устрашить патриотическую партию в Швеции. Он приказал схватить ее предводителей, членов самых знатных и богатых фамилий, а всего девяносто пять человек, и предать их суду, который поспешно приговорил их к смерти. Осужденных возвели на эшафот, окруженный густыми рядами датских войск, и, к ужасу народа, всем отрубили головы. Эта казнь известна в истории под названием "Стокгольмской кровавой бани" (1520). Не замедлил явиться и мститель за эту "кровавую баню" - им стал Густав Ваза.

Густав Ваза (1523 - 1560) принадлежал к древней шведской фамилии, родственной королевскому дому, и потому был взят Кристианом в числе заложников. Ему удалось бежать из Дании в соседний ганзейский город Любек, а оттуда - в Северную Швецию. В одежде простого крестьянина, испытывая многочисленные опасности и приключения, он долго укрывался от датских сыщиков. Здесь, среди народа, Густав начал призывать к свержению ненавистного ига датчан. Несколько сот далекарлийских рудокопов пошли за Густавом; вскоре около него собралось значительное войско. С ним он разбил датчан и осадил Стокгольм. В это время в самой Дании произошел переворот: Кристиан II, прозванный Северным Нероном, был свержен датской аристократией, а на престол возведен его дядя Фридрих. Тогда шведский сейм провозгласил Густава Вазу своим королем, и Стокгольм открыл ему ворота.

Наиболее важным делом правления короля Густава I Вазы было проведение Реформации. Главным побуждением к этому послужило желание сугубо мирское - отобрать у церквей и монастырей их обширные земли и имущество. Королю было необходимо пополнить истощенную государственную казну, не трогая сильного дворянства и не обременяя народ новыми налогами. Он действовал в этом случае умно и осторожно. Сначала он позволил лютеранским проповедникам (братьям Олаву и Лаврентию Петерсонам) исподволь знакомить шведов со Священным Писанием и богослужением на их родном языке; устраивал открытые диспуты лютеран с католиками, а дворянам позволял судебным порядком отыскивать земли, которые перешли в руки духовенства. Таким образом шведский народ, на который и прежде папы не имели большого влияния, был подготовлен к отпадению от Рима. Наконец на сейме в городе Вестеросе, несмотря на сопротивление духовенства, король убедил государственные чины провозгласить Лютеранскую церковь господствующей, а земли духовенства - принадлежащими государству (1527).

ПРЕЕМНИКИ ГУСТАВА

Густав умер в преклонном возрасте, после долгого, счастливого царствования. Ему наследовали его сыновья (сначала полупомешанный Эрих XIV, потом Иоанн). Младший из них, Иоанн, был женат на польской принцессе из рода Ягеллонов, и она воспитала своего сына Сигизмунда в католической религии. Сигизмунд был избран на польский престол, а после смерти отца наследовал и шведскую корону. Но так как он не хотел изменять католической религии, то шведы решили провозгласить королем его дядю, третьего сына Густава Вазы, Карла IX (1600). Сигизмунд начал было войну с дядей, но она была неудачной для Польши и послужила к дальнейшему возвышению Швеции, особенно при сыне Карла IX, Густаве II Адольфе (1611 - 1632). Тот отнял у поляков Лифляндию, а у русских - берега Финского залива (Ингрию).

Дочь и преемница Густава Адольфа, Кристина (1632 - 1654), была известна своей склонностью к наукам и искусствам. Она обладала многосторонними познаниями и замечательным остроумием и любила блистать ими в обществе ученых, которых приглашала в Стокгольм из разных стран Европы (например, при ее дворе жил философ Декарт). Вообще привычками и образом жизни она старалась походить на мужчину и отличалась многими странностями в своем поведении. Когда лютеранство ей наскучило, Кристина вздумала перейти в католицизм; но так как с переменой религии нельзя было сохранить шведскую корону, то она отреклась от престола в пользу своего двоюродного брата Карла.

После этого Кристина покинула Швецию, путешествовала по Франции, Нидерландам, Италии и последние годы своей тревожной жизни провела в Риме. Карл X (1654 - 1660) обнаружил воинственные наклонности и стремился еще больше расширить пределы Швеции за счет других держав. Поэтому все его непродолжительное царствование наполнено войнами с Польшей, Россией, Данией. Особенно тяжкие удары Карл нанес полякам, некоторое время шведы занимали даже Варшаву и Краков. Польшу спасли одновременные неприятельские действия против Швеции со стороны других держав - Дании, Пруссии и России. Войны Карла утвердили за Швецией значение первенствующей державы в Северо-Восточной Европе, но зато обошлись очень дорого этой малонаселенной стране и сильно расстроили ее финансы.

Норвегия осталась в унии с Данией. В Норвегии и Дании также утвердилась Реформация.

ВЕЛИКИЙ КУРФЮРСТ И ВОЗВЫШЕНИЕ ПРУССИИ

Прусское государство сложилось главным образом из земель Бранденбургского курфюршества и Прусского герцогства. Во время Реформации Лютера духовнорыцарский немецкий (Тевтонский) орден преобразовался в светское владение (такое преобразование называется секуляризацией). Магистр этого ордена Альбрехт Бранденбургский принял в Пруссии Реформацию и был возведен в титул герцога (1525). Пруссия находилась в то время в вассальной зависимости от Польши. (Около ста лет спустя мужское потомство Альбрехта прекратилось, и Прусское герцогство по наследству перешло во владение родственной бранденбургской династии Гогенцоллернов.)

Во время Тридцатилетней войны курфюрст бранденбургский Георг Вильгельм хотя и был одним из главных протестантских князей, но по слабости характера не играл в ней значительной роли. Земские чины отказывали ему в деньгах и войсках, поэтому владения его были сильно опустошены обеими воюющими сторонами - и католиками и протестантами. В таком положении наследовал государство сын Георга Вильгельма Фридрих Вильгельм, названный современниками "великим курфюрстом" (1640 - 1688). Этот государь был истинным предтечей прусского могущества.

Фридрих Вильгельм вырос среди военных бурь. Герой Тридцатилетней войны Густав Адольф произвел на него сильное впечатление и сделался для него предметом подражания. Кроме того, часть своей юности Фридрих Вильгельм провел в Голландии. Здесь, в Лейденском университете, он с любовью изучал историю и языки и в то же время наблюдал деятельность великих государственных людей республики; тут же он получил первые уроки военного искусства, приняв участие в войне Голландии с Испанией. Видя цветущее состояние Голландии, он мечтал улучшить хозяйственное положение и собственного государства, которое при скудости песчаных почв было вконец разорено еще и продолжительными войнами.

Главное внимание свое Фридрих Вильгельм обратил на учреждение постоянного войска; он ограничил права земских чинов и сосредоточил власть в своих руках, уничтожил свою ленную зависимость от Польши (в качестве прусского герцога). Располагая довольно значительными по тому времени военными силами (26 000 человек и 72 пушки), великий курфюрст занял дипломатически выгодное положение во время войны шведского короля Карла X с Польшей. Смотря по обстоятельствам, он становился на сторону то одного, то другого противника. Потом великий курфюрст принял участие в войне Германской империи с Людовиком XIV. Чтобы отвлечь его от этой войны, Людовику пришлось направить против него шведов и послать им значительные денежные вспоможения. Шведы из своей провинции, Померании, вторглись в Бранденбург и сильно опустошили его, в то время как курфюрст находился с войском во Франконии. Быстрыми переходами Фридрих Вильгельм поспешил в свои владения и явился здесь в то время, когда шведы считали его войско еще очень далеко и не успели приготовиться к битве. При Фербелине он встретил войско неприятеля, вдвое многочисленнее, чем его, и нанес ему решительное поражение (1675). В этой битве Фридрих Вильгельм показал замечательное личное мужество и распорядительность. Предание прибавляет, что, когда он на своем белом коне приблизился к неприятельским орудиям, все выстрелы были направлены на него; верный шталмейстер предложил ему поменяться конями и, едва сев на его лошадь, был убит. Шведы считались в то время самым сильным народом Северо-Восточной Европы, поэтому победа над ними и завоевание у них некоторых земель (в Померании) во многом подняли значение Пруссии в системе европейских держав.

Остальное время царствования Фридрих Вильгельм посвятил заботам о внутреннем благе своей страны: основанию фабрик, путям сообщения (был построен канал, соединяющий реку Шпрее с Одером), сельскому хозяйству, просвещению народа. Он охотно принимал в свои малонаселенные владения тех, кто терпел гонение за веру: так в Пруссии поселились многие гугеноты, бежавшие из Франции, диссиденты, преследуемые в Польше, евреи, изгнанные из Австрии, и многие другие.

ПОСЛЕДНИЕ ЯГЕЛЛОНЫ В ПОЛЬШЕ

Польское королевство в начале нового времени было самым сильным в Восточной Европе. Оно состояло из двух частей: владения Польской короны и Великое княжество Литовское (в последнем собственно Литва занимала только небольшую часть, а все остальные области были русские: Белоруссия, Волынь и Украина). Каждая часть сохраняла характер особого государства, и связующим началом для них служила только общая династия Ягеллонов, которая владела Литвой как своим наследственным княжеством.

Наиболее спокойное и счастливое время Польша переживала в царствование умного и дальновидного Сигизмунда I (1506 - 1548), который умел сдерживать своеволие шляхты и сохранять добрые отношения с соседями. Только с московским государем Василием III Сигизмунд вел довольно продолжительную войну, окончившуюся для Польши потерей Смоленска, который наконец отошел к Москве. В последние годы царствования Сигизмунда внутренний мир был нарушен раздорами в шляхетском сословии. Эти раздоры увеличивались интригами королевы Боны, супруги Сигизмунда I; она, родом итальянская принцесса, отличалась беспокойным, властолюбивым характером и вызывала неудовольствие шляхты. Это неудовольствие перешло и на короля, который нередко подчинялся влиянию Боны. Тем временем молдавский и валахский господарь вторгся в Подолию, но сейм отказал королю в деньгах на содержание войска. Тогда Сигизмунд созвал посполитое рушение, то есть поголовное шляхетское ополчение. Полтораста тысяч конной шляхты собралось в окрестностях Львова, но вместо похода на неприятеля поднялся рокош, бунт: шляхта предъявила целый ряд жалоб на самого короля, королеву, сенат и на магнатов. После нескольких недель бесплодных и шумных совещаний престарелый Сигизмунд с огорчением должен был распустить ополчение по домам (1537). Это событие, в насмешку, названо было Куриной войной, потому что собравшаяся армия истребила всю домашнюю птицу в окрестностях Львова. С тех пор начался в Польше пагубный обычай шляхты создавать конфедерации - вооруженные союзы - против правительства.

Сын Сигизмунда I, Сигизмунд II Август (1548 - 1572) был государь добродушный, но получил от своей матери Боны изнеженное воспитание. На нем прекратилось мужское потомство Ягеллонов, и, следовательно, прервалась главная связь Литвы с Польшей. Поэтому поляки склонили Сигизмунда формальным актом укрепить единство двух государств. Литовские магнаты, особенно Радзивиллы, долго тому противились, но король настоял на своем. На государственном сейме в городе Люблине издан был акт объединения, известный в истории под названием Люблинской унии (1569). В силу этого акта Польша и Литва составили одно государство - Речь Посполитую (республику); сенат (собрание сановников) и главный сейм теперь были общие. Последний должен был собираться в мазовецком городе Варшаве, которая занимала срединное положение в государстве. Во многом прочем Литва и Польша сохраняли еще самостоятельное управление: например, высшие сановники в каждой были особые (канцлеры, маршалы, гетманы и прочие).

Благодаря близкому соседству с немцами и веротерпимости Сигизмунда Августа, в Польшу и Литву также проникла Реформация и приобрела многих последователей в шляхетском сословии. Вообще польская образованность в это время достигла значительной степени развития: здесь появилось много ученых, поэтов и писателей; латинский язык сделался разговорным языком духовенства и дворян. Главным рассадником науки в Польше служил Краковский университет: в числе его воспитанников был и знаменитый Коперник (которого поляки по справедливости оспаривают у немцев). Но образование это было поверхностное и ограничивалось только высшим сословием. Горожане были в значительной части иноплеменники (немцы и евреи), а крестьянское население все более и более теряло личную свободу и впадало в тяжкую крепостную зависимость от своих господ, от шляхты. В образ жизни знатных фамилий постепенно внедрялись разнузданная роскошь и склонность к праздности. Им подражали менее знатные и богатые; а бедные дворяне часто вступали в число праздной дворни магнатов, хотя постоянно кичились своим шляхетским равенством. Занятия других сословий были в таком презрении, что существовал, например, закон, по которому шляхтич, занимающийся торговлей, лишался дворянского звания.

Уже в XVI веке лучшие умы Польши, и преимущественно ее поэты, ярко обличают дурные стороны польских нравов и общественного устройства, каковы: роскошь и своеволие высших сословий, страсть к вину, рабство крестьян, шумные беспорядочные сеймы, недостаток правосудия, система иезуитского воспитания, которая готовила усердных католиков, а не добрых граждан; за эти нападки они подвергались яростному преследованию со стороны иезуитов.

ВЫБОРНЫЙ КОРОЛЬ

Со смертью Сигизмунда Августа король польский стал окончательно выборным. Обыкновенно избирательный сейм сзывался на широком лугу между Варшавой и соседней деревней Волею. Здесь устраивалась ограда с тремя воротами, в которые въезжала шляхта трех частей королевства: Великой Польши, Малой Польши и Великого княжества Литовского. Она являлась сюда на конях, с распущенными знаменами, разделенная на отряды по своим воеводствам и поветам. Посреди луга ставился навес, под которым собирались сенаторы. Примас - Гнезненский архиепископ, верхом объезжал группы шляхтичей и спрашивал, кого желают они назвать королем. Затем имя вновь избранного короля трижды громко провозглашалось. Перед коронованием король присягой подтверждал pacta conventa, или условия, ограничивающие его власть. Междуцарствие - время от кончины короля до избрания нового - всегда было в Польше временем смут, потому что разные партии выставляли своих претендентов и враждовали друг с другом (партии эти набирали себе приверженцев преимущественно посредством подкупов); иногда дело доходило до открытого междоусобия.

Французский принц Генрих Анжуйский, избранный королем после Сигизмунда Августа, вскоре тайком оставил Польшу и поспешил во Францию, где наследовал трон своего брата Карла IX. Поляки выбрали семиградского воеводу Стефана Батория, и выбор этот оказался очень удачным. Баторий (1576 - 1586) был мудрый государь и весьма искусный полководец. С помощью своего любимца, гетмана Замойского, он создал прекрасное войско из наемных венгров и немцев, из полков храбрых малороссийских казаков; сумел подчинить дисциплине и саму шляхту и пробудить в ней воинственность. В это время московский царь Иван Грозный едва не овладел землями Ливонского ордена. Духовным рыцарям пришлось просить покровительства Сигизмунда Августа. При Генрихе Анжуйском царь Иван IV вел также удачную войну с поляками, но при Батории успех войны перешел на сторону Польши; ей и досталась Лифляндия. (Курляндия составила особое герцогство в ленной зависимости от Польши, а Эстляндию заняли шведы.)

После Стефана Батория выбор пал на шведского принца Сигизмунда, из династии Ваза (по матери потомка Ягеллонов). Продолжительное царствование Сигизмунда III (1587 - 1632) было весьма несчастливо для Польши. Своими правами на шведскую корону он вовлек Польшу в войну со Швецией. Победы его двоюродного брата Густава II Адольфа унизили Польшу и лишили ее Лифляндии; первенствующее значение в Восточной Европе перешло теперь к Швеции. Кроме того, это царствование ознаменовано печальным вмешательством Польши во внутренние дела Московского государства. Когда на Москве прекратилась династия Владимира Великого (1598), то в Польше явился самозванец, принявший на себя имя сына Ивана IV Димитрия; с помощью войска, набранного из польской шляхты, он занял московский престол. После его свержения поляки привели другого Лжедимитрия и воспользовались бедственным положением России, чтобы разграбить и разорить ее. Наконец сам Сигизмунд двинул войска в Московское государство, завоевал Смоленск и задумал объединить Россию с Польшей. Но Пожарский и Минин освободили Москву от польского гарнизона, на престол был избран Михаил Федорович Романов, поляки были с позором изгнаны из России.

ЦЕРКОВНАЯ УНИЯ, ОТДЕЛЕНИЕ МАЛОРОССИИ И LIBERUM VETO

Наибольший вред Польскому государству причинил Сигизмунд своей излишней ревностью к католической религии.

Еще при Стефане Батории в Польше и Литве появились иезуиты для борьбы с Реформацией. Они немедленно начали заводить свои коллегии, в которых воспитывали юношество в преданности католицизму. Сигизмунд во всем помогал им и следовал их внушениям. Благодаря иезуитам, Реформация вскоре в Польше свелась на нет; тогда они с таким же рвением принялись искоренять православие в русских областях, входивших в состав Польско-Литовского королевства. Высшее сословие, или русская шляхта, довольно легко переходило в католицизм, принимало польский язык и польские обычаи, но простой народ крепко держался обрядов православия и хранил русский язык. Иезуиты предложили церковную унию, она состояла в том, чтобы православным были оставлены греческие обряды богослужения, но главой своей Церкви они признавали бы римского папу (униатов иезуиты надеялись впоследствии уже без особого труда обратить в католиков). С помощью всевозможных притеснений уния начала вводиться в Западной России, преимущественно между белорусами. Но в Малороссии она встретила энергичный отпор со стороны украинских казаков и крестьян, и без того ненавидевших иго польских (или ополячившихся) помещиков. Начался целый ряд казацких восстаний, которые окончились отделением Малороссии от Польши.

Это отделение совершилось уже после смерти Сигизмунда III. Ему наследовал сын Владислав IV, а после Владислава избран на престол другой сын Сигизмунда, Ян Казимир (1648 - 1668). В царствование Яна Казимира происходили войны украинского казачества под предводительством Богдана Хмельницкого против Польши. В начале войны успех был за казаками, но потом поляки начали брать верх; тогда Хмельницкий, по согласию с казаками, обратился к московскому царю Алексею Михайловичу и просил принять Малороссию в свое подданство. Алексей Михайлович, посоветовавшись с Великой земской думой (собранием выборных людей со всего государства), принял малороссиян под свою защиту.

С сильным московским ополчением он двинулся в Литву, завоевал Белоруссию и занял Вильну. В то же время с севера напал на Польшу шведский король Карл X. Великопольская шляхта перешла на сторону Карла, шведы заняли Варшаву и Краков; Ян Казимир бежал в Силезию. Положение Польши было критическое. Но эта крайняя опасность подняла шляхту и народ к единодушной защите. Первым своим боевым успехом поляки были обязаны приору Ченстоховского монастыря (знаменитого образом Богоматери), который отстоял от шведов Ченстохов. Это событие было приписано особому заступничеству Богоматери и воодушевило народ. Страна покрылась многочисленными конфедерациями для защиты отечества; король возвратился в Польшу; во главе войска встало несколько даровитых военачальников; между ними особенно отличался Стефан Чарнецкий. Вскоре дела приняли более благоприятный оборот. С московским царем удалось заключить перемирие; Карл X был отвлечен от Польши войной с Данией, а потом - с Москвой. Польша, таким образом, спасла свою самостоятельность, но, увы, с потерей многих владений. Малороссия впоследствии была разделена между Москвой и Польшей по Днепру.

Таким образом, правление Яна Казимира было тяжелым временем для Польши. Магнаты не только не уважали королевской власти, но и заводили с королем междоусобные войны (например, коронный гетман Любомирский). Наконец Ян Казимир сложил с себя корону и удалился во Францию, где закончил жизнь аббатом бенедиктинского монастыря. С ним прекратился в Польше дом Вазы. Царствование этого короля ознаменовано началом так называемого liberum veto. И прежде польские сеймы имели характер шумного, беспорядочного собрания, в котором несколько человек могли остановить решение большинства. Теперь дело доходило до того, что один какой-нибудь шляхтич, тайком оставив зал заседаний и потом прислав свое письменное несогласие, мог остановить любое решение, таким образом голос одного человека мог, как тогда говорилось, "сорвать сейм". Так как король без согласия сейма не имел права издавать законы и налагать подати для содержания войска и крепостей, то военные силы государства пришли в расстройство и ослабела внешняя безопасность. Особенно страдали южные русские области, которые подвергались опустошениям от крымских татар и турок.

После Яна Казимира последовало кратковременное и несчастное царствование Михаила Вишневецкого. И только Ян Собеский (1674 - 1696) своими подвигами в борьбе с турками, особенно знаменитой обороной Вены, на короткое время возобновил военную славу поляков. Но власть его внутри государства была бессильна, он ничего не мог сделать, чтобы удержать Польшу от дальнейшего падения. Внутреннее расстройство Польши было так велико, что король Ян Казимир на сейме 1661 года уже предсказал ее раздел между тремя соседями: Россией, Австрией и Пруссией.

СУЛЕЙМАН ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ*

Оттоманская империя в XVI веке продолжала свою завоевательную политику и расширяла свои пределы во всех трех частях света. Султан Сулейман, прозванный Великолепным (1520 - 1566), довел могущество османских турок до высшей степени. В начале своего правления он завоевал остров Родос; после чего рыцари-иоанниты вынуждены были удалиться на остров Мальту. Но главным поприщем столкновения христианской Европы с османскими турками в XVI и XVII веках служила Венгрия. Во время борьбы Карла V с Франциском I и Реформации Сулейман был союзником Франциска и отвлекал на юго-восток силы Габсбургов. После гибели венгерского короля Людовика II**, во время битвы с турками при Мохаче (1526), Венгрия распалась на две части: одна избрала своим королем австрийского эрцгерцога Фердинанда (брат Карла V), другая - семиградского князя Иоанна Заполыю. Чтобы получить помощь против соперника, Заполыя признал себя в ленной зависимости от султана. Сулейман с большим ополчением пришел в Венгрию, взял Офен и явился под самой Веной (1529). Германии угрожала опасность турецкого вторжения, если бы Вена пала. Но мужество гарнизона и недостаток продовольствия в турецком лагере заставили султана снять осаду и уйти. После этого турки еще несколько раз приходили грабить и опустошать Венгрию. Последний поход Сулеймана был предпринят при императоре Максимилиане II, в 1566 году. Сулейман во главе 100 000 войска осадил крепость Сигет; граф Николай Цриня (родом хорват) защищал ее с полуторатысячным гарнизоном и отбил до двадцати приступов. Когда город был зажжен и не было возможности более держаться, Цриня вышел из замка со своими сподвижниками, одетый в праздничное, шитое золотом платье, без шлема и панциря; он ринулся в гущу неприятелей и пал геройской смертью. Турки вошли в замок, но тут огонь, дошедший до пороховой башни, произвел страшный взрыв, и несколько тысяч турок погибло под развалинами. Между тем султан Сулейман скончался еще за несколько дней до падения Сигета, но приближенные скрывали его смерть от войска.

______________________

* Сулейман I Кануны (1520 - 1566).
** Лайоша II.

______________________

Сулейман Великолепный, кроме того, вел войну с Персией и отнял у нее Багдад. Завоевания османских турок продолжались и после Сулеймана, но их воинственность с этого времени мало-помалу стала утихать. Последующие султаны уже редко появлялись в лагере, ведя изнеженный образ жизни среди своего гарема и предоставляя управление страной великому визирю - первому министру. Корпус янычар по-прежнему составлял ядро военной силы, но, вместо прежней строгой дисциплины, они все больше обнаруживали беспокойный мятежный дух и, подобно римским преторианцам, иногда свергали и возводили султанов по своему произволу. В то же время начинаются и восстания покоренных народов, особенно в азиатских провинциях. Турецкое государство, казавшееся уже близким к своему падению, обрело еще раз силу во второй половине XVII века при Мехмете IV (1648 - 1687) и великих визирях из албанского рода Кеприли.

VIII. ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ ВОЙНА И РАЗДРОБЛЕНИЕ ГЕРМАНИИ
1618-1683

Уния и лига. Восстание чехов. Рудольф II и иезуиты в Германии. Фердинанд II. Фридрих V. Белогорская битва. Судьба Чехии. Тилли. Альбрехт Валленштейн. Реституционный эдикт. Густав II Адольф в Германии. Разорение Магдебурга. Поражение Тилли. Люценская битва. Смерть Густава Адольфа и Валленштейна. Участие французов в войне. Фердинанд III. Вестфальский мир и последствия войны. Леопольд I и венгры. Восстание венгров и осада Вены. Ян Собеский. Карловицкий мир

УНИЯ И ЛИГА. ВОССТАНИЕ ЧЕХОВ

В Германии благоприятное для иезуитов время наступило в царствование сына императора Максимилиана Рудольфа II (1576 - 1612). Он был воспитан при дворе Филиппа II Испанского и совершенно подпал под влияние иезуитов. Иезуиты склоняли его на разные меры против протестантов и постепенно забрали в свои руки школы, воспитание юношества. И снова разгорелась религиозная вражда между католиками и протестантами. Германия опять разделилась на два лагеря. Протестантские князья (сторонники Реформации), при виде опасности, заключили между собой Протестантскую унию (1608); главой ее они признали курфюрста Пфальцского Фридриха V и вступили в союз с французским королем Генрихом IV. Тогда католические князья образовали между собой Католическую лигу, рассчитывая на помощь Испании.

Душой Католической лиги были два самых ревностных ученика иезуитов: герцог Баварский Максимилиан и герцог Штирийский Фердинанд. Когда они получили в управление наследственные земли, то начали энергично преследовать своих подданных-протестантов. Особой жестокостью отличался Фердинанд, эрцгерцог австрийский, двоюродный брат Рудольфа II: он отдавал приказы взрывать церкви протестантов, жечь их книги и казнил или изгонял из своих владений всех, кто не хотел посещать католическую мессу. Подобно своему дяде Филиппу II,

Фердинанд любил повторять слова: "Лучше пустыня, нежели страна, населенная еретиками".

Местом столкновения Католической лиги и Протестантской унии стала Чехия; произошло это по следующему поводу. В Богемии протестанты построили себе две церкви.

Католики одну церковь закрыли, а другую разрушили. Чехи объявили это нарушением своих привилегий, так называемой Грамоты Величества, дарованной им Рудольфом II.

Толпа богемских протестантов во главе с графом Турном бросилась в королевский замок в Праге, ворвалась в зал государственного совета и, по чешскому обычаю расправы, выбросила из окна замка двух наиболее ненавистных советников (Мартиница и Славату). К счастью, советники упали в ров, и так удачно, что остались живы. Не задумываясь, чехи выставили войско против эрцгерцога Фердинанда. Так началась Тридцатилетняя война (1618 - 1648).

Счастье первоначально благоприятствовало восставшим чехам: пожар восстания распространился на другие славянские земли, Моравию, Силезию, а также на Венгрию. Граф Турн подступил к самой Вене, в которой тогда не было войска. Протестанты ворвались во дворец Фердинанда; тот был почти в их руках, однако оставался тверд и не соглашался ни на какие уступки. Не известно, чем кончился бы этот приступ, если бы ко дворцу не прорвался отряд австрийской кавалерии. Протестанты спешно ретировались, и Фердинанд II был спасен почти чудом. Тем не менее чехи вручили корону Богемии вождю Протестантской унии Фридриху V, курфюрсту Пфальцскому. Выбор оказался очень неудачным. Фридрих был человеком ленивым и легкомысленным. Вместо того чтобы снаряжать войско и приобретать союзников, он в этот ответственный момент тратил время и доходы на празднества по случаю своей коронации. А Фердинанд II, уже как император Священной Римской империи, избранный незадолго до того, получил помощь от своего друга Максимилиана Баварского, вождя Католической лиги. Максимилиан двинулся прямо к Праге. Богемское войско сразилось с ним недалеко от города, на Белой Горе, но, не имея хорошего полководца, было разбито. Фридрих V во время битвы спокойно пировал, а когда узнал о поражении, то совсем потерял голову и поспешно бежал из Праги. Оставшись без предводителя, пражане растерялись и отворили ворота победителям. Фердинанд жестоко отомстил чехам за восстание: самые непримиримые протестанты без пощады были казнены, до тридцати тысяч семейств изгнаны из Богемии, а имения их конфискованы и перешли в руки католиков; протестантская религия подверглась гонению. В Чехии водворились иезуиты. До Белогорской битвы Чехия считалась одной из самых цветущих стран Европы, а после нее она пришла в такой упадок, от которого никогда не смогла оправиться. С того времени Габсбургам удалось сильно онемечить эту славянскую страну.

Германский император Фердинанд II лишил Фридриха V его пфальцских владений на Рейне и передал их Максимилиану Баварскому вместе с титулом курфюрста. За Фридриха V подняли оружие несколько протестантских князей, которые набрали дружины из вольных ратников и содержали их за счет грабежа католических городов. И у протестантов, и у католиков были одинаково замечательные полководцы: у первых - граф Мансфельд, а у вторых - граф Тилли, вассал Максимилиана Баварского. Тилли был человек суровый, безусловно преданный католицизму и очень искусный в военном деле. Он огнем и мечом прошелся по землям Пфальца, когда они отказались признать Максимилиана Баварского своим курфюрстом. На помощь германским протестантам выступил датский король Кристиан IV (по наущению кардинала Ришелье и Голландской республики). Фердинанд II боролся с протестантами преимущественно войсками Католической лиги и, следовательно, находился от нее в некоторой зависимости. Когда же к его врагам присоединились датчане, он решился собрать собственную армию и нашел единомышленника и четкого исполнителя своих планов в лице Валленштейна.

АЛЬБРЕХТ ВАЛЛЕНШТЕЙН

Богемский дворянин, родившийся в протестантской семье, Валленштейн рано потерял отца и мать и был отдан на воспитание в иезуитскую коллегию, откуда вышел усердным католиком. Потом он объехал несколько европейских университетов, где изучал математику и астрономию. Подобно многим современникам, Валленштейн увлекался оккультными науками и верил в возможность угадывать будущее по звездам, его постоянным спутником стал один хитрый итальянец-астролог, который предсказывал ему блестящую судьбу. В начале Тридцатилетней войны Валленштейн командовал императорским полком и отличился в битве на Белой Горе. После усмирения чехов он был щедро награжден Фердинандом II, получив от него прекрасное богемское поместье Фридланд с титулом графа; кроме того, он скупил за бесценок много других поместий, конфискованных у мятежников, и сделался таким образом весьма богатым владельцем. Валленштейн предложил императору свою армию в 50 000 человек, не требуя от него никаких издержек, но с условием, что будет сам единовластным ее начальником; Фердинанд согласился. Валленштейн разослал по Богемии и соседним славянским и немецким землям вербовщиков с барабанами, которые приглашали людей к нему на службу. Богатства Валленштейна и его известность как удачливого военачальника действительно привлекли множество наемных солдат. Вскоре он явился к Фердинанду II во главе значительной армии и получил от него добро на поход в Северную Германию. Войска свои он содержал за счет тех земель, через которые проходил, то есть за счет грабежа и насильственных поборов; но в лагере его царила строгая дисциплина. Самой наружностью своей Валленштейн умел внушить солдатам страх и почтение. Он был высок ростом, худощав, с короткими рыжеватыми волосами и строгим, сверкающим, как клинок, взглядом, никогда не улыбался, говорил очень мало, держал себя недоступно и был облечен какой-то таинственностью. Солдаты невольно проникались почтением, когда высокая фигура полководца в пурпурном плаще и в шляпе с развевающимися страусовыми перьями величественно проходила по лагерю. Трусость и малейшее неповиновение он наказывал смертью. "Повесить бестию", - было его обычной фразой.

Тилли и Валленштейн скоро довели войну с Северной Германией до завершения. Граф Мансфельд, разбитый и преследуемый Валленштейном, с остатками своих дружин бежал в Венгрию и вскоре там умер. Кристиан IV был разбит войсками Тилли и отказался от союза с протестантами. Валленштейн завоевал Мекленбургское герцогство и получил его от императора в ленное владение. Вся Северная Германия должна была смириться. Фердинанд поспешил воспользоваться поражениями протестантов и издал Реституционный, или Восстановительный, эдикт (1629), по которому все духовные и монастырские владения, отобранные протестантами в течение последних 76 лет, должны быть возвращены католикам. Этот эдикт привел протестантов в уныние: император явно стремился уничтожить в Германии Реформацию, лишить самостоятельности германских князей и упрочить над ними свою верховную власть. Но последнее обстоятельство возбудило опасение и в католических князьях. Со всех сторон поднялись жалобы на войска Валленштейна, которые безнаказанно грабили и опустошали германские области. На имперском сейме в Регенсбурге Фердинанд II согласился на просьбу курфюрстов - распустить большую часть своей армии и дать отставку Валленштейну. Главным военачальником католических войск остался опять Тилли. В это время против императора Габсбурга выступил новый враг, который оказался опаснее всех прежних.

ГУСТАВ II АДОЛЬФ В ГЕРМАНИИ

Кардинал Ришелье, который всеми силами противодействовал возраставшему могуществу Габсбургов, двинул на театр Тридцатилетней войны шведского короля Густава II Адольфа; он заключил с ним тайный договор и обязался помогать деньгами. Густав Адольф высадился с пятнадцатитысячным войском на берегах Северной Германии (1630). Эта небольшая армия сначала не возбудила опасений в Вене и не внушала доверия германским протестантам; только немногие мелкие владельцы вступили в союз со шведами, а сильнейшие из протестантских князей, курфюрсты Бранденбургский и Саксонский, отказались соединиться с ними. Но скоро успехи шведов стали очевидными. Армия Густава II Адольфа была немногочисленной, но прекрасно устроенной и соблюдала образцовую дисциплину. В его лагере господствовали порядок и благочестие; воины несколько раз в день собирались на молитву, а в походах не грабили мирных жителей, как это делали солдаты Тилли и Валленштейна. Король шведский отличался открытым, благородным характером и в то же время был замечательный военный тактик. (Густав Адольф преобразовал глубокий пехотный строй, введенный в употребление швейцарцами и слишком подверженный губительному действию артиллерии, разбив его на отделения, а промежутки заполнил кавалерией - и таким образом сделал войско более подвижным; за рядами пехоты он скрывал замаскированные пушки, которые обнаруживали себя в решительные минуты.) В это время город Магдебург, осажденный католическими войсками, запросил помощи у шведского короля, и Густав Адольф готовился идти освобождать его. Но саксонский курфюрст (Иоганн Георг) все еще медлил пристать к союзу со шведами и не пропускал их через свои владения. Но вдруг пришло сообщение о падении Магдебурга. Тилли взял город приступом и отдал его на разграбление своим солдатам: несколько тысяч горожан были убиты, а пожар разрушил большую часть построек. Известие о подобной свирепости католического войска побудило многих протестантских князей немедленно перейти на сторону шведов. Тилли двинулся в Саксонию и взял Лейпциг. Тогда саксонский курфюрст уже сам обратился за помощью к Густаву Адольфу. Последний соединился с саксонцами и недалеко от Лейпцига, в местечке Брейтенфельд, дал бой имперскому войску. Старый Тилли, ранее никем не побежденный, был разбит наголову. Шведы двинулись в Юго-Западную Германию; при переправе через реку Лех Тилли еще раз попытался преградить им дорогу, но был опять разбит и смертельно ранен. Густав Адольф вступил в столицу Баварии Мюнхен и готовился оттуда идти на Вену. При таких критических обстоятельствах император Фердинанд II снова обратился к Валленштейну с просьбой собрать новое войско.

СМЕРТЬ ГУСТАВА АДОЛЬФА И ВАЛЛЕНШТЕЙНА

Валленштейн жил в Праге, окруженный почти царской пышностью; многочисленные пажи и камергеры составляли его постоянную свиту; дворец его охраняла значительная стража; он давал веселые пиры и занимался своей любимой астрологией. Валленштейн не вдруг исполнил просьбу императора. Он потребовал безграничной власти над войском, чтобы никто, даже император, не мог вмешиваться в его распоряжения; земли же, которые он завоюет, должны быть предоставлены ему на ленных правах. Фердинанд II согласился на эти условия. Валленштейн опять разослал вербовщиков, и в короткое время под его знаменами собралось до сорока тысяч человек. Он, однако, не спешил на помощь к баварскому курфюрсту, так как прежде хотел отбить у протестантов город Нюрнберг. Войско Густава II Адольфа пришло на защиту города. Несмотря на численное превосходство его войска, Валленштейн не решился выйти из укрепленного лагеря и сразиться со шведами. Выждав, он незаметно ушел на зимние квартиры в Саксонию. Курфюрст саксонский, испуганный опустошением своих земель, послал гонцов к Густаву Адольфу просить о немедленной помощи. Тот из Баварии поспешил в Саксонию, и здесь у города Люцена произошла решительная битва. Правое крыло шведов, предводимое самим королем, одержало верх; вдруг король получил известие, что левое его крыло в опасности. Он тотчас поскакал туда, но по своей близорукости очутился слишком близко к неприятелю, а его быстрый конь далеко опередил королевскую свиту. В эту минуту два выстрела один за другим настигли короля, и он упал мертвым. Конь, оставшийся без всадника, понесся вдоль рядов шведских войск, извещая о его гибели. Однако войска не пали духом; напротив, потеря любимого короля возбудила в них жажду мести. Начальство над войском принял Бернгард Веймарский. На поле битвы подошла кавалерия Паппенгейма, самого храброго из имперских генералов, для подкрепления сил Валленштейна; но победа все-таки склонилась на сторону шведов. Валленштейн вынужден был отступить (1632).

Люценская победа не могла вознаградить протестантов за смерть Густава II Адольфа. Он был душой и вождем всего протестантского союза; с его потерей прекратилось и единодушие союзников. В Швеции Густаву Адольфу наследовала его малолетняя дочь Кристина, а управлял страной государственный канцлер Оксенширна; человек смелый и дальновидный, он решился все-таки продолжить войну в союзе с протестантскими князьями. Но князья соперничали друг с другом и действовали большей частью независимо от шведов. Валленштейну не трудно было бы победить их теперь поодиночке, если бы с ним самим не произошла непонятная перемена. Он впал в бездействие и очевидно щадил неприятеля. Прошли слухи, что он вступил в тайный сговор с протестантами; завистники поспешили обвинить его в измене императору. Фердинанд II отрешил его от командования. Войско повиновалось теперь только приказу императора, и Валленштейн с немногими своими полками ушел в крепость Эгер. Здесь среди офицеров вскоре зародился заговор против Валленштейна, и однажды ночью заговорщики с отрядом драгун ворвались к нему в спальню. Валленштейн проснулся и, все поняв, вскочил с постели. Убийцы осыпали его бранью и называли гнусным изменником. Он не отвечал, только попросил милость Божию, подняв руки к небу, и в эту минуту получил смертельный удар (1634). Фердинанд II велел отслужить три тысячи панихид по своему полководцу и щедро наградил его убийц.

Генералы, занявшие место Валленштейна, начали действовать более решительно, и протестанты потерпели несколько поражений. Часть протестантских князей отделилась от союза и заключила мир с императором. Война готова была опять окончиться в пользу Габсбургов. Но Ришелье не допустил этого: Франция открыто приняла сторону германских протестантов; она взяла на свое жалованье войско Бернгарда Веймарского и выставила собственную армию против императора. В то же время в союзе с голландцами французы начали войну с испанскими Габсбургами, которые оказывали деятельную помощь своим австрийским родственникам. Ришелье не дожил до конца военных событий; они были завершены его преемником, кардиналом Мазарини. Но еще прежде Ришелье сошел в могилу главный виновник Тридцатилетней войны - Фердинанд II. Сын его, Фердинанд III, деятельно продолжил войну, начатую отцом. Многочисленные походы, битвы и осады городов происходили с переменным счастьем и сопровождались опустошением целых областей. Сами шведы после гибели Густава Адольфа были уже другим войском, неподвластным прежней дисциплине.

Но в это время впервые обнаружили свой талант молодые французские полководцы, герцог Конде и Тюренн. Религиозные причины теперь отошли на второй план; французы и шведы воевали, чтобы увеличить свои земли за счет Германии и ослабить могущество Габсбургов; германские князья сражались преимущественно за свою личную независимость.

ВЕСТФАЛЬСКИЙ МИР И ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЙНЫ

Общее истощение от затянувшейся войны побуждало все стороны желать мира, и уже несколько лет шли мирные переговоры в двух вестфальских городах - Мюнстере (между Германией и Францией) и Оснабрюке (между католиками и протестантами). Наконец в 1648 году последовало заключение Вестфальского мира. По этому миру Франция приобретала несколько пограничных германских земель и австрийскую часть Эльзаса; Швеция получила западную Померанию (а восточная досталась Бранденбургу); Бавария сохранила часть рейнского Пфальца и свои курфюршества, а остальная часть Пфальца и звание курфюрста возвращались сыну Фридриха V. За германскими князьями были признаны права самодержцев в их владениях, а также право заключать союзы с другими государствами; лютеранам и кальвинистам предоставлялась свобода исповедания наравне с католиками.

Последствия Тридцатилетней войны и Вестфальского мира для Германии были весьма важны и неоднозначны. С ослаблением императорской власти единство Германии было потрясено окончательно; империя представляла теперь слабый союз самостоятельных государств, число которых простиралось до 300 (курфюршества, герцогства, маркграфства, графства, архиепископства, епископства, аббатства, вольные города). Привыкнув во время войны содержать наемные войска и облагать свои земли податями без согласия земских чинов, князья продолжали поступать так же и после заключения мира: войска и подати стали постоянными.

Тридцатилетняя война нанесла страшный удар благосостоянию Германии. Многие города были совершенно разорены, множество сел исчезло, и на их месте образовались пустынные пространства. Хроники свидетельствуют, что в течение этой войны уничтожилось более половины ее народонаселения. Поля оставались необработанными, и голод доходил в некоторых местах до каннибализма. Германская промышленность и торговля, достигшие в XV и XVI веках интенсивного развития, почти совсем остановились. Шайки разбойников, не опасаясь, разгуливали повсеместно. Целые поколения выросли в эпоху военных бурь без всякого образования и привыкли к кровавым сценам; поэтому нравы одичали. Науки, литература и искусство, процветавшие в эпоху Реформации, теперь заглохли. Протекло более столетия, прежде чем Германия могла оправиться от такого потрясения. (Этим объясняется, почему позднее германцы легко подчинились влиянию французской культуры.) При своем чрезвычайном раздроблении Германия скоро обнаружила и политическую слабость, так что с трудом могла противостоять завоевательным устремлениям Людовика XIV. Австрийские Габсбурги хотя продолжали носить звание германских императоров, то есть императоров Священной Римской империи, но могли располагать только силами своих наследственных владений. Притом на юго-востоке они в то же время должны были вести борьбу с Оттоманской империей.

ВОССТАНИЕ ВЕНГРОВ И ОСАДА ВЕНЫ

Фердинанду III наследовал его сын Леопольд I (1658 - 1705). Он был воспитан иезуитами и усердием к католицизму напоминал своего деда Фердинанда II. Он любил астрологию, алхимию, охоту и не имел никаких воинственных наклонностей, так что никогда не начальствовал над войском. Духовники-иезуиты были его главными советниками, и в деле религиозных преследований он был неумолим.

В наследственных габсбургских землях протестантизм дольше всего сохранялся в Венгрии. Она пользовалась правами отдельного самостоятельного королевства и имела свой сейм, который подтверждал избрание каждого нового государя. В случае нарушения своих привилегий со стороны короля венгры присвоили себе право вооруженного восстания; это право было подтверждено королевскими хартиями. Попытки Габсбургской династии изгнать Реформацию из Венгрии и утвердить здесь свое самодержавие вызвали в XVII веке целый ряд восстаний. Борьба Габсбургского дома с мятежными венграми осложнялась тем, что они обыкновенно получали помощь от турок. Леопольд I еще решительнее, чем его предшественники, взялся искоренить в Венгрии протестантизм, уничтожить право сейма избирать королей и тем самым подчинить Венгрию центральной власти. Он занял венгерские крепости немецкими наемными войсками, и под защитой вооруженных отрядов католическое духовенство насильственно обращало протестантов в католиков. Последние начали открыто сопротивляться правительству; их тайно поддерживал Людовик XIV деньгами и оружием. Восстание сделалось всеобщим и вспыхнуло с особой силой, когда нашло себе достойного вождя в молодом графе Имре Тёкёя (отец его был казнен в числе нескольких магнатов за сношения с турками). Тёкёя отдался под покровительство турецкого султана, который уже владел значительной частью Венгрии (Трансильванией.) Султан Мехмед IV отправил своего великого визиря Кара-Мустафу во главе двухсотпятидесятитысячной армии завоевывать всю Венгрию и саму Вену. В этой армии кроме турок и татар находились мамлюки, албанцы, греки и целые племена арабов и курдов. Австрия не была готова к подобному нашествию: императорское войско состояло под начальством хорошего полководца, герцога Карла Лотарингского, но по своей малочисленности оно должно было отступить перед этими дикими полчищами, которые сопровождали свой путь тотальным опустошением, а жителей уводили в неволю. Леопольд I вместе с двором малодушно бежал в западные владения, предоставив столицу на произвол случая.

Раскинув вокруг Вены свой необозримый лагерь, турки принялись громить ее стены артиллерией и устраивать приступы. Небольшой венский гарнизон, подкреплявшийся самими гражданами, долго защищался под командованием мужественного графа Штаренберга. Наконец город уже едва держался. Между тем просьбы императора о помощи не остались тщетны. Некоторые германские князья присоединились к Карлу Лотарингскому. Пришел и польский король Ян III Собеский. Объединенное христианское войско насчитывало теперь до 70 000 человек. Осажденные пускали сигнальные ракеты, давая знать о своем крайне бедственном положении. И вдруг однажды ночью они заметили огни на соседних высотах Каленберга, а на рассвете с неописуемой радостью увидели там христианские полки. Ян Собеский и Карл Лотарингский решились немедля, с марша вступить в битву. Мужество и искусство были на стороне христиан, и они одержали полную победу; огромная неприятельская армия обратилась в бегство и оставила в добычу победителям свой лагерь, набитый награбленными сокровищами (1 сентября 1683 года). Жители Вены встретили Собеского с восторгом, как своего избавителя, но Леопольд I, возвратившиися в столицу, напротив, обошелся с ним холодно.

Вслед за тем многие венгерские города были отняты у турок. Кара-Мустафа за неспособность к командованию был обезглавлен по приказу султана.

Война с турками продолжалась еще долгое время. В ней приняли участие Россия и Венецианская республика в союзе с Германией и Польшей. К тому времени относятся Крымские походы князя Василия Голицына (любимца царевны Софьи), а потом Азовские походы Петра Великого. Венецианцы в эту войну отняли у турок Морею (но не надолго); бомбами их флота были разрушены некоторые драгоценные памятники греческого искусства в Афинах, и, между прочим, пострадал при этом знаменитый Парфенон. Наконец победы австрийского полководца, принца Евгения Савойского, заставили турок подписать мир в местечке Карловцы (1699) и отказаться от большей части своих владений в Венгрии. Эта общая борьба христианских государств "Священной лиги" против Оттоманской империи нанесла сильный удар ее могуществу. С тех пор начался ее постепенный упадок.

IX. ВЕК ЛЮДОВИКА XIV И РАЗВИТИЕ АБСОЛЮТИЗМА
1643-1715

Самодержавие Людовика XIV. Кольбер. Покровительственная система. Лувуа. Придворный быт. Версаль. Расин и Фенелон. Войны за Бельгию. Вильгельм Оранский. Первая коалиция. Захваты земель. Вторая коалиция. Ментенон и отмена Нантского эдикта. Испанское наследство. Третья коалиция. Мальборо и принц Евгений. Гохштедская битва. Дела в Испании. Истощение Франции. Изменения в английской политике и Утрехтский мир

САМОДЕРЖАВИЕ ЛЮДОВИКА XIV. КОЛЬБЕР

В 1661 году умер Мазарини. Министры обратились к королю с вопросом, кому они должны теперь докладывать о делах. "Мне", - ответил король, к удивлению министров. Таким образом он взял на себя государственные заботы и начал лично наблюдать за всеми отраслями управления. Правильностью и непрерывностью своих занятий он хотел подражать солнцу (поэтому получил прозвище король-солнце). Трудами предшественников, особенно кардинала Ришелье, королевская власть во Франции сделалась почти неограниченной (абсолютной): Людовик XIV вполне воспользовался этой властью и постарался создать вокруг особы короля небывалое прежде величие. (Любимая его фраза была: "L'etat c'est moi". - "Государство - это я".) Он умел найти себе усердных, даровитых министров и полководцев, деятельность которых во многом способствовала блеску его царствования. Между ними первое место принадлежит Жану Батисту Кольберу.

Кольбер происходил из купеческой семьи и снискал покровительство Мазарини в качестве управляющего его частными делами. Мазарини оценил распорядительность Кольбера и перед смертью рекомендовал королю. Человек это был по наружности суровый и с угловатыми манерами, но отличавшийся неутомимым трудолюбием, точностью и практическим умом. Финансы Франции были в значительном расстройстве - он ввел строгую отчетность, облегчил некоторые подати, уменьшил налоги на предметы первой необходимости (например, на соль) и увеличил их на предметы роскоши (кофе, табак, вино, карты). Особое же внимание он обратил на развитие французской промышленности. До того времени наиболее дорогие товары французы получали из других земель: из Венеции зеркала, из Бельгии кружева и обои, из Голландии сукна и полотна, из Германии фаянсовые изделия и богемский хрусталь, из Англии бумажные материи и стальные вещи. Кольбер хотел, чтобы Франция сама производила все эти предметы, и ввел так называемую покровительственную (протекционистскую) систему, то есть выдавал французским промышленникам пособия из казны, выписывал из-за границы лучших мастеров, издавал правила, определявшие качество мануфактурных изделий, а главное - он повысил тарифы, или таможенные пошлины, на заграничные товары, от чего последние сделались дороже и не могли подрывать сбыт собственных товаров. Усилия его увенчались успехом. Скоро французские изделия не только сравнялись по качеству с иностранными, но во многом превзошли их и стали распространяться по всей Европе; наибольшую известность приобрели лионские шелковые материи, валансьенские кружева, гобеленовские обои. И впоследствии, когда французская промышленность уже укрепилась, эта покровительственная система не была отменена. Чтобы промышленники находили хороший сбыт продукции, король и его министры даже поощряли роскошь и расточительность высших классов, особенно придворных. Другие государства, чтобы оградить свои товары от срперничества французских; также повысили у себя тарифы. Но французские товары говорили за себя: увеличилась контрабанда, их тайный беспошлинный провоз.

Для облегчения внутренней торговли Кольбер отменил таможни между отдельными провинциями или уменьшил собираемые на них пошлины с товаров. Он улучшил пути сообщения, а около Парижа начал проводить шоссейные дороги; составил обширный план каналов и успел построить самый значительный из них - Лангедокский, который соединил Средиземное море с рекой Гаронной и таким образом - с Атлантическим океаном. Чтобы поощрить морскую торговлю, Кольбер основал несколько купеческих компаний, которым была предоставлена монополия - право исключительной торговли: с Вест-Индскими островами торговали только купцы, участвовавшие в Вест-Индской компании, с Ост-Индией - купцы Ост-Индской компании и так далее. Кроме того, он расширил французские колонии в Америке и в том числе приобрел плодоносную долину в нижнем течении Миссисипи (в честь Louis XIV названную Луизианой). Для защиты колоний и морской торговли Кольбер усилил военный флот и укрепил многие военные порты (Тулон, Брест) с помощью знаменитого инженера Вобана. Деятельность Кольбера на некоторое время привела Францию к промышленному процветанию и обогащению. Но никакие финансы не могли удовлетворить расходов Людовика XIV, все более и более возраставших вследствие непомерной роскоши двора и частых, разорительных войн. Исполняя требования короля, Кольбер вынужден был начать постепенно увеличивать налоги и пошлины. Он пытался противоречить, за что под конец жизни впал в немилость; с другой стороны, и народ, недовольный бременем налогов, также не любил Кольбера.

Постоянным соперником Кольбера был военный министр Лувуа, такой же деятельный и даровитый слуга Людовика XIV, человек очень жесткого характера. Он так перестроил французскую армию, что она сделалась образцовой. Лувуа ввел в ней строгую дисциплину и мундир - единообразный для каждого полка; завел провиантские магазины, казармы, военные госпитали. Пехота научилась при нем мерному шагу, а вместо прежних пик получила ружье со штыком.

ПРИДВОРНЫЙ БЫТ

Людовик XIV посвящал много забот устройству и украшению своего двора. Он завел самый строгий этикет; без особого дозволения никто не мог говорить с королем. Времяпрепровождение при дворе было с точностью распределено по часам и минутам. Поутру принцы крови и знатнейшие сановники (пэры) присутствовали при пробуждении и одевании короля, причем каждый из них подавал ему какую-нибудь часть одежды. Затем он шел к мессе в придворную церковь, где уже ожидал его весь двор; потом занимался в кабинете государственными делами со своими министрами. Около часу пополудни он обедал и тут же разговаривал с членами королевской фамилии, которые присутствовали стоя; только брат короля изредка получал позволение сесть. Несколько раз в день король переодевался, для каждого его выхода был предназначен особый костюм. В десять часов король ужинал, и на ужин приглашались избранные. Придворные обыкновенно толпились у дверей внутренних покоев, ожидая выхода королевского камердинера, который и зачитывал список лиц, удостоенных этой чести; швейцар пропускал их, а остальным давал знак удалиться. Иногда по нескольку лет члены самых аристократических фамилий тщетно ожидали услышать свое имя в списке счастливцев.

Чтобы сделать свой двор неотразимо привлекательным, король воздвигал дорогие постройки, делал частые праздники, вводил роскошные костюмы. Потомки грубых воинственных феодалов спешили покинуть свои старинные замки, чтобы насладиться удовольствием придворной жизни и научиться здесь утонченному обращению. Сам король обладал представительной наружностью: он был статный, смуглое лицо его, с небольшими следами оспы, носило отпечаток ума и энергии. Умеренным образом жизни и телесными упражнениями он постоянно укреплял свой и без того сильный организм. Он умел держать себя с большим достоинством и величием; в делах не любил спешки, и каждое его слово было сказано с расчетом. Придворные старались подражать королю в костюме и манерах. В то время у мужчин вошли в моду шитые золотом кафтаны, шелковые чулки, башмаки и огромные волнистые парики; ленты и кружева в изобилии украшали как женские, так и мужские наряды. (Этому костюму как нельзя более соответствовали вычурные приседания, поклоны, комплименты.)

Людовик мало жил в Париже, главную резиденцию свою он устроил в Версале. Прежде это была деревенька, где находился приют для королевских охотников. Людовик XIV захотел сделать из нее большой город и построил там дворец. Строительство и украшение этого дворца продолжалось в течение всего его царствования, и король не жалел на него никаких издержек. Версальский дворец, сообразно характеру эпохи, отличается грандиозными размерами, правильностью очертаний, но вместе с тем однообразием и холодностью стиля. Обширный парк, примыкающий к дворцу, тоже соответствует времени вычурности и изысканности своими прямолинейными аллеями, симметрически расположенными куртинами, фонтанами и деревьями, которым посредством стрижки придаются определенные геометрические формы. Над внутренним убранством дворца трудились лучшие французские живописцы (в том числе Лебрен). После Версаля Людовик построил еще увеселительные дворцы Трианон и Марли.

Щедро награждая художников, украшавших его дворцы, Людовик также покровительствовал поэтам и писателям; лучшим из них он назначал пенсии. Благодарные королю за милости, они прославляли его в стихах и в прозе, как величайшего из монархов, с преувеличением описывая благоденствие подданных. Вообще Людовик XIV умело пользовался многими художественными и литературными талантами, чтобы придать блеск своему царствованию. Мольер по заказу короля сочинял балеты и пастушеские сцены для придворных театров и маскарадов. Остроумный Буало в стихах воспевал победы и деяния Людовика, а в сатирах осмеивал неприятный королю старый феодальный порядок. Знаменитый Расин в своих трагедиях под именами древних героев выводил современников - придворных. Он пользовался королевской благосклонностью, но впоследствии вздумал указать королю на разные злоупотребления в государственных финансах. Людовик, не терпевший никаких невыгодных замечаний по поводу его царствования, охладел к поэту. Расин был огорчен потерей королевской благосклонности и вскоре умер (1699). Маршал Вобан в одном из своих сочинений изобразил печальное состояние народа, обремененного налогами, - и также впал в немилость. То же случилось с епископом Фенелоном. Последний, подобно старшему своему современнику Боссюэ, прославился красноречивыми проповедями. Ему поручено было воспитание дофина (внука Людовика XIV), и в назидание своему воспитаннику Фенелон написал "Похождения Телемака". (Телемак, сын Одиссея, после Троянской войны разыскивая отца, посещает разные страны в сопровождении своего наставника Ментора, под именем которого скрывалась богиня мудрости Афина; во время путешествия он встречает много поучительного, касающегося правителей и народов.) В этом сочинении современники прозревали косвенные намеки на правление Людовика XIV, поэтому и Фенелон подвергся королевской немилости.

Во время Людовика XIV двор и сами государственные дела подпали под влияние королевских фавориток. В молодые годы король был привязан к девице Лавальер - по своему скромному сентиментальному характеру она не вмешивалась в политику. Следующая фаворитка, маркиза Монтеспан, напротив, была женщина тщеславная и чрезвычайно расточительная. Время ее господства при дворе запомнилось обилием празднеств и страстью к карточной игре, Монтеспан нередко в один вечер проигрывала сотни тысяч ливров.

ВОЙНЫ ЗА БЕЛЬГИЮ

Многочисленная, отлично устроенная армия и богатая казна, наполнившая государственные хранилища в первое время Кольберовой деятельности, давали простор славолюбию Людовика XIV, пожелавшего расширить пределы Франции до берегов Рейна и получить преобладание в системе европейских держав. Отсюда произошел ряд войн, которые первоначально действительно возвысили Францию, а впоследствии привели ее почти на край гибели. После смерти Филиппа IV Испанского Людовик, женатый на его дочери, объявил свои притязания на Испанские Нидерланды (Бельгию) и Франш-Конте. Но против этих притязаний выступила Голландская республика, которая предпочитала иметь своим соседом слабую Испанию вместо могущественной Франции. Голландцы привлекли к войне против Франции еще две державы: Англию и Швецию. Людовику пришлось на время отказаться от своих притязаний, но за свою неудачу он решился жестоко отплатить. При первом удобном случае Людовик объявил войну Голландии, лично двинул на нее три большие армии и беспрепятственно дошел до Амстердама.

Голландские штаты, уделяя основное внимание своей морской торговле, имели многочисленный флот, но мало заботились о сухопутном войске. Поэтому положение государства теперь было критическое. Чернь возмутилась против ратспенсионария, или первого сановника республики, Яна де Витта, и убила его. Молодой герцог Вильгельм Оранский (потомок Вильгельма Молчаливого) провозглашен был наследственным штатгальтером Голландии. Он обладал замечательными способностями и энергией и смог воодушевить народ к мужественному сопротивлению. Голландцы прорвали часть плотин, ограждавших их со стороны моря, и затопили окрестности Амстердама, так что французы вынуждены были отступить. Сначала у Голландии был только один союзник, великий курфюрст Бранденбургский. Но вскоре Вильгельму Оранскому удалось вовлечь в войну Испанию и императора Священной Римской империи Леопольда; тогда против Людовика составилась сильная коалиция европейских держав, и война приняла обширные размеры. На Рейне французскими войсками командовал знаменитый маршал Тюренн, он пал в сражении при Сасбахе, где австрийцы сражались под не менее искусной рукой фельдмаршала Монтекукколи, сражение это было французами выиграно, Людовик с успехом выдержал борьбу против многочисленных, но не дружно действовавших союзников и по Нимвегенскому миру приобрел провинцию Франш-Конте (1678). (Начиная с этого мира все трактаты между европейскими государствами заключались только на французском языке вместо прежнего латинского.)

Успех подстрекнул Людовика к дальнейшим приобретениям. Не объявляя войны, он отнял некоторые земли у пограничных германских владетелей под предлогом, что когда-то эти земли принадлежали тем городам, которые отошли ему по последнему договору. В том числе французы внезапно заняли Страсбург. Германия негодовала, но при своей раздробленности не была способна к быстрому и решительному отпору. Однако спустя несколько лет против Людовика составилась вторая коалиция: Австрия, Испания, Голландия, Бранденбург и некоторые другие земли. Когда же Яков II был изгнан из Англии и на престол вступил главный враг Людовика, Вильгельм Оранский, тот убедил англичан также присоединиться к коалиции (так как Людовик не признавал перемены династии, происшедшей в Англии, и продолжал называть английским королем Якова II). Война тянулась восемь лет и окончилась Рисвикским миром (1697). Франция на этот раз не приобрела новых земель. Обе стороны спешили помириться, чтобы подготовить силы к новой и еще более ужасной войне, которую следовало ожидать по случаю близкой кончины бездетного испанского короля Карла II.

МЕНТЕНОН И ОТМЕНА НАНТСКОГО ЭДИКТА

Войны стоили Франции очень дорого; казна была пуста, народ обременен тяжкими налогами, цвет французской молодежи остался на полях битв. Даровитые государственные люди, с которыми Людовик XIV начал царствовать, уже сошли в могилу (Кольбер, Лувуа, Конде, Тюренн, Вобан); место их заняли люди менее способные, преимущественно опытные в придворных интригах. Сам двор Людовика из блистательного и веселого сделался скучным и монотонным; этикет стал еще строже. Главную роль при дворе играла последняя любовница короля госпожа де Ментенон, женщина умная и не первой молодости. Людовик XIV вступил с нею в тайный брак. С тех пор она приобрела большое влияние на государственные дела. Король часто занимался в ее комнате со своими министрами; Ментенон при этом скромно сидела в стороне за чтением или рукоделием и уклончиво отвечала, когда король спрашивал о чем-нибудь ее мнение. Он не подозревал, что министры о всяком важном деле заранее советовались с ней, к тому же и посты министров и других высших сановников получали преимущественно те, кто имел ее покровительство. Ментенон отличалась набожностью, не любила пышности и шумных удовольствий. Под ее влиянием Людовик обратился к покаянию и ввел при дворе строгое исполнение церковных обрядов. В угоду ему в высшем французском обществе распространилось внешнее благочестие и размножилось число людей, которые наружной святостью старались заслужить благосклонность короля. (Однако, по примеру предшественников, Людовик противодействовал вмешательству папской власти во внутренние дела французского духовенства, или так называемой Галликанской церкви; он старался поставить ее в непосредственную зависимость от короля, налагал свою руку на церковное имущество и не раз ссорился с папами за их происки.)

Ришелье отнял у французских гугенотов их крепости, но оставил им свободу вероисповедания. С тех пор они стали самым мирным, трудолюбивым и зажиточным населением Франции. Число их доходило до миллиона. Людовик с самого начала царствования недружелюбно смотрел на подданных, имевших неодинаковую религию со своим королем; мало-помалу возникли притеснения гугенотов. А когда Людовик обратился к благочестию, он устроил против них уже явное гонение. В провинции посылались миссионеры, которые увещаниями, деньгами или угрозами старались обратить протестантов в католиков. Так как эти миссии приносили мало результатов, то прибегали к более убедительным средствам. Войска стали размещать на квартиры преимущественно к протестантам и позволяли солдатам безнаказанно причинять своим хозяевам обиды. Особенной грубостью отличались драгуны, отчего и эта мера наказания гугенотов стала известна под названием драгонад. Король оставался в неведении о том, что происходит в провинциях, и ему доносили, что обращение протестантов идет успешно. Наконец он указом объявил формальную отмену Нантского эдикта (1685); протестанты лишались права публично совершать свое богослужение, школы их закрывались, а священники изгонялись из Франции. Драгонады усилились еще более. Хотя переселение было запрещено под страхом ссылки на галеры и конфискации имущества, однако десятки тысяч протестантов успели пробраться сквозь строго оберегаемые границы и ушли в другие государства, преимущественно в Англию, Голландию и Бранденбург. Там охотно принимали этих переселенцев, чтобы воспользоваться их знаниями и трудолюбием для развития своих мануфактур и торговли. Между тем придворные льстецы прославляли Людовика XIV, называя вторым Константином Великим.

ИСПАНСКОЕ НАСЛЕДСТВО

В 1700 году наконец приблизилась давно ожидаемая смерть болезненного и неспособного к управлению Карла II, последнего испанского Габсбурга, при котором дела Испании достигли своего крайнего расстройства. Вопрос о преемнике вызвал сильное волнение в европейской дипломатии и продолжительную войну за Испанское наследство (1701 - 1714).

Претендентов было двое. Людовик XIV, как супруг испанской принцессы, предложил одного из своих внуков, Филиппа, герцога Анжуйского; император Леопольд I, супруг другой испанской принцессы, хлопотал для своего младшего сына, эрцгерцога Карла. Дипломаты той и другой державы использовали при испанском дворе всевозможные интриги в пользу своих претендентов; двор также разделился на две стороны. Сам умирающий Карл II долго колебался. Дипломаты Людовика действовали искуснее своих противников, а когда папа также принял его сторону, Карл II за несколько дней до смерти подписал завещание в пользу Филиппа Анжуйского. Отправляя внука в Испанию, Людовик произнес знаменитую фразу: "Нет больше Пиренеев!"

Но Австрия и Англия ни за что не хотели допустить подобного усиления Франции, так как оно грозило нарушить политическое равновесие Европы. Они организовали против Людовика третью, и самую сильную, коалицию. К ним присоединились: Пруссия, Дания, Ганновер, Португалия, герцог Савойский и почти все германские князья (за исключением курфюрста Баварского - союзника французов). Душой коалиции был тот же непримиримый враг Людовика, английский король Вильгельм III. Но он умер в самом начале войны. Преемница его Анна, дочь изгнанного Якова II и супруга датского принца, продолжала политику Вильгельма, так как парламент, в котором господствовали тогда виги, требовал войны.

Людовик XIV имел над своими врагами преимущество в том, что силы его были сосредоточенны, границы Франции обставлены прекрасными крепостями, действиями французских армий управляла одна воля - короля. Между тем союзников разделяли большие пространства, каждый из них имел свои виды в этой войне и заботился о своих особых интересах. Зато Франция была уже сильно истощена прежними войнами и расточительностью короля. А недостаток единства со стороны союзников вознаграждался тем, что вождями коалиции стали три замечательных человека своего времени, объединенных взаимной дружбой и одинаковой враждой к Людовику. Это были: Гейнсий, лорд Мальборо и принц Евгений Савойский. Гейнсий, старый друг Вильгельма III Оранского и последователь его политики, занимал место великого пенсионария Голландской республики. Лорд Мальборо, командующий английских войск, обладал замечательным талантом полководца и государственного человека. К сожалению, он не отличался нравственными достоинствами, везде преследовал свои личные выгоды и был жаден до денег. Влияние его при дворе было непоколебимо, так как основывалось на дружеских отношениях его жены и королевы. Леди Мальборо с ранних лет была связана дружбой с принцессой Анной; последняя имела мягкий, уступчивый характер и с течением времени вполне подчинилась своей гордой, энергичной подруге. Когда Анна вступила на престол, леди Мальборо в качестве статс-дамы заняла место ее главной советницы и управляла ее действиями сообразно желания своего мужа. Принц Евгений происходил из Савойского герцогского дома. Он родился в Париже и по своему воспитанию сделался совершенным французом. Родственники предназначали его для духовного звания, но молодой человек, несмотря на слабое телосложение, мечтал о военной славе. Он решился попросить у Людовика XIV для себя полк. Людовик с презрением посмотрел на тщедушного, невзрачного принца, счел его неспособным к военной службе и отказал наотрез. Принц Евгений уехал в Австрию и поступил на службу к императору Леопольду I. Скоро он доказал, что обладает блестящими военными способностями, и прославил себя победами над турками. В битвах он дрался яростно, как простой солдат, а в обыкновенной жизни это был человек скромный и методичный.

Первые годы война велась с переменным успехом. В Бельгии Мальборо брал у французов крепости одну за другой, а принц Евгений теснил французов из Ломбардии. Самая решительная кампания развернулась в 1704 году. Французский маршал Вилл ар, разбив имперскую армию на Рейне, соединился с баварским курфюрстом и хотел идти прямо на Вену. Из-за несогласия курфюрста с Вилларом Людовик отозвал последнего и прислал на его место маршала Таллара, который пользовался покровительством Ментенон и оказался весьма плохим генералом. Соединенные силы французов и баварцев на Дунае достигали 60 000. Решено было напасть на Австрию, и той угрожала реальная опасность, но ее спасли Мальборо и Евгений Савойский. Тайно сговорясь между собой, они одновременно двинулись в Германию: Мальборо - из Бельгии, Евгений - из Италии. На Дунае они соединились и дали решительную битву баварскому курфюрст и Таллару при деревне Гохштедте. Французы и баварцы потерпели жестокое поражение; Бавария была занята австрийскими войсками, а курфюрст бежал в Бельгию. В том же году англичане отняли у испанцев неприступную крепость Гибралтар, а позднее - Барселону. Тогда Каталония, Арагон и Валенсия отделились от Испании и признали своим королем эрцгерцога Карла. В 1705 году умер император Леопольд I; сын и наследник Иосиф продолжил войну с Людовиком XIV.

В следующем году в Испании эрцгерцог Карл с войском, набранным из англичан, голландцев, немцев и португальцев, занял Мадрид. Но здесь он недолго удержался. Разоренный испанский народ энергично поднялся на защиту дома Бурбонов и начал партизанскую войну: отряды герильясов всюду истребляли неприятелей по частям и не давали им покоя. Людовик послал на помощь внуку войско под начальством даровитого маршала Бервика (побочный сын Якова II Стюарта). При Альмансе он разбил наголову союзников (1707) и этой победой утвердил испанскую корону за Филиппом Анжуйским.

Однако Франция дошла до совершенного истощения. К внешним неприятелям присоединился голод; сам двор терпел нужду, и королевские слуги просили милостыню у ворот Версаля. Вместе с голодом увеличилась смертность. Новых рекрутов было так трудно набрать, что вербовщики устраивали по деревням охоту за людьми, годными к военной службе. От сборщиков податей крестьяне спасались в лесах. В таком отчаянном положении Людовик забыл свою гордость и решился просить мира у коалиции. Но от него потребовали, чтобы он отказался от Эльзаса, Франш-Конте и собственными войсками изгнал своего внука из Испании. Тогда Людовик обратился с воззванием к французскому народу и объявил ему о неслыханных требованиях мира. Франция, несмотря на истощение, воодушевилась и выставила новую стотысячную армию. Храбрый Виллар повел ее в Нидерланды и дал Мальборо и Евгению Савойскому битву при Мальплаке. Это было самое кровопролитное сражение за всю войну - до 40 000 трупов покрыли поле битвы. Французы проиграли ее, и сам Виллар был тяжело ранен (1709). Положение Франции сделалось еще более критическим. Но ее спасли неожиданная перемена в английской политике и смерть императора Иосифа I.

ИЗМЕНЕНИЯ В АНГЛИЙСКОЙ ПОЛИТИКЕ И УТРЕХТСКИЙ МИР

Леди Мальборо наконец сильно наскучила королеве своими притязаниями на поучения и неуступчивостью. И одна из приближенных фрейлин, воспользовавшись этим, сумела настроить Анну еще более решительно. Надменная леди, разгневавшись, перестала являться ко двору. Между тем англичане тоже были утомлены войной и желали мира, но Мальборо старался протянуть войну как можно дольше, потому что она давала ему славу и средства обогащения за счет армии. Тори, демонстрируя его недобросовестность, успели возбудить в стране неудовольствие против вигов. При новых выборах в парламент большинство депутатов оказалось на стороне тори; министры-виги также должны были уступить свое место тори. Во главе министерства стал лорд Болингброк, человек очень ловкий, прекрасно образованный и один из первых писателей своего времени. Мальборо получил отставку, и Англия вступила в переговоры с Людовиком XIV. В 1711 году умер Иосиф I без наследников мужского пола, и его преемником стал брат Карл, бывший претендентом на испанскую корону. Союзники Австрии нисколько не желали, чтобы Карл присоединил Испанию к своим наследственным владениям, - тогда его могущество было бы опасно для политического равновесия. Это обстоятельство ускорило переговоры; Англия, Голландия и некоторые другие члены коалиции заключили с Францией мир в Утрехте (1713). А в следующем году новый австрийский император Карл VI, оставшись почти без союзников, также заключил мир в городе Раштатте. По Утрехтскому и Раштаттскому миру Испанская монархия была разделена. Филипп Анжуйский признан испанским королем; за ним оставалась собственно Испания и огромные владения в Америке; Австрия приобретала Бельгию, Неаполь и Ломбардию; Англия удерживала за собой Гибралтарскую крепость, которая сделалась опорным пунктом для распространения ее господства на Средиземном море; кроме того, она получала от Франции некоторые американские острова и земли около Гудзонова залива.

Людовик XIV в последние годы жизни кроме политических неудач испытал и тяжелые семейные потери. Из его многочисленного потомства в живых (кроме побочных) остались только внук Филипп V Испанский и пятилетний правнук, который и наследовал французский престол под именем Людовика XV.

X. ЮГО-ЗАПАДНАЯ (РОМАНСКАЯ) ЕВРОПА В XVIII ВЕКЕ
1759-1774

Времена регентства во Франции. Джон Ло и его банк. Людовик XV. Маркиза Помпадур. Шуазель. Состояние Франции. Судопроизводство. Подати. Буржуазия. Вольтер, Руссо и энциклопедисты. Португалия. Помбаль и иезуиты. Испания. Филипп V. Елизавета Пармская и Альберони. Карл III. Аранда и удаление иезуитов. Государства Италии

ВРЕМЕНА РЕГЕНТСТВА ВО ФРАНЦИИ

Регентство над малолетним Людовиком XV(1715 - 1774) было вручено старшему из принцев крови, племяннику Людовика XIV, герцогу Филиппу Орлеанскому. Принц был даровит и хорошо образован, но, к сожалению, очень предан разгульной жизни (чему во многом способствовал его недостойный воспитатель и первый советник аббат Дюбуа). Французской аристократии уже наскучило притворное благочестие и строгий этикет двора последних лет Людовика XIV, и теперь, по примеру регента, она предавалась веселью и удовольствиям. Время регентства Филиппа Орлеанского считается эпохой чрезвычайного упадка семейных нравов.

Финансы остались после Людовика XIV в совершенном расстройстве; государственные долги достигли огромной цифры (два миллиарда). Регент пытался как-то поправить положение, но вместо строгой экономии принимал разные неудачные меры. В это самое время явился к нему Джон Ло со своими проектами, обещавшими легкое и быстрое обогащение казны.

Джон Ло был сыном золотых дел мастера в Шотландии. Дуэль, окончившаяся смертью его противника, заставила его покинуть отечество; он бежал в Голландию и определился там в контору одного банкира. Потом он много путешествовал, посетил большие торговые города и удачной игрой в карты приобрел огромное состояние. И тут в его голове созрел план основать ассигнационный банк, билеты которого могли бы заменить в торговле звонкую монету. В разных странах он предлагал правительству осуществить этот проект, но никто не доверял ему. Более благосклонный прием нашел он у герцога Орлеанского. Регент позволил ему открыть сначала частный банк. Билеты, или векселя, этого банка имели большой успех: их охотно брали, потому что при первом требовании банк выплачивал за них звонкую монету. Тогда регент объявил этот явил этот банк королевским: билеты его принимались в казну для разных уплат и получили значение бумажных денег. Доверие к нему и надежда на большую прибыль от торговых оборотов были так велики, что все бросились обменивать золото на билеты и акции. Парижанами овладела страсть к ажиотажу (лихорадочной биржевой игре), страсть к легкому обогащению, и действительно, покупкой и перепродажей акций иногда в несколько минут здесь наживались огромные состояния. Более дальновидные люди поспешили обменять свои билеты и акции на земли, дома, бриллианты и прочее ценное имущество, а самые доверчивые и недальновидные вскоре поплатились страшным разорением.

Необычайный успех банка совсем ослепил его основателей. Для погашения государственных долгов Ло, по требованию регента, продолжал выпускать билеты без всякого учета, сумма их возросла на несколько миллиардов. Такое огромное количество бумаг наконец возбудило в обществе опасения. Враги регента и Ло поспешили усилить эти опасения разными неблагоприятными слухами. Тогда многие держатели предъявили свои билеты для размена на золото. Банк сначала исправно выплачивал деньги, но недоверие возрастало, требования размена увеличивались, и золото быстро уплывало из банка. Напрасно Ло пытался использовать разные правительственные меры, - например, запрещать частным лицам иметь у себя золотые монеты более определенного количества, чтобы остановить выплату денег. Наконец, когда само правительство отказалось принимать в уплату бумажные деньги, банк объявил себя банкротом (1720). Несчастные владетели билетов пришли в отчаяние; многие лишили себя жизни, не пережив разорения. В столице произошло сильное волнение. Ло едва успел бежать из Парижа от народной мести. Потеряв все свое имущество, он опять принялся за прежнее, стал играть в карты и умер в бедности.

ЛЮДОВИК XV

Спустя три года после смерти Филиппа Орлеанского Людовик XV был объявлен совершеннолетним, но он не любил обременять себя правительственными заботами. В первую половину царствования государством управлял его воспитатель кардинал Флери, который своей бережливостью восстановил некоторый порядок в финансах. После смерти Флери наступило время господства королевских фавориток. Супруга Людовика Мария (дочь польского короля Станислава Лещинского) была характера кроткого и, будучи окружена внешними знаками почета, не пользовалась при дворе никаким влиянием. Из королевских любимиц самой замечательной фигурой при дворе стала маркиза Помпадур. По происхождению она принадлежала к среднему сословию, но при своем легком нраве это была женщина довольно энергичная. Она умела подчинить себе ленивого короля и приобрела почти неограниченное влияние на государственные дела. Помпадур возвысила в степень первого министра тонкого дипломата герцога Шуазеля, который ознаменовал свое пребывание у власти изгнанием из Франции иезуитов.

К тому времени иезуиты своими вечными интригами и происками навлекли на себя нерасположение почти во всех католических землях. (Во Франции против них уже давно боролись янсенисты.) Началось же с частного случая: между французским купеческим домом и иезуитами, торговавшими в Америке, возник процесс по поводу долга, который последние отказывались уплатить. Дело перешло в парижский парламент. Иезуиты надеялись найти покровительство при дворе, но Шуазель присоединился к мнению парламента, который присудил к уплате долга иезуитский орден. Когда же орден отказался платить на основании своих статутов, парламент потребовал эти статуты на рассмотрение; там он нашел постановления, вредные для государства и общественной нравственности: например, в некоторых случаях допускались клятвопреступление, святотатство, мятеж и тому подобное. Правительство потребовало изменения орденских статутов, а когда орден отказался, король, по настоянию Шуазеля, подписал указ, запрещавший иезуитам пребывание во Франции (1764); коллегии их были закрыты.

После смерти Помпадур Шуазель остался без поддержки и вскоре был удален от двора.

Конец царствования Людовика XV был печальный: ропот народа, страдавшего от поборов и всякого рода неправд, достигал уже ушей короля, но он не обращал на него внимания и за свою беспечность заставил расплачиваться наследников. Любимой фразой Людовика XV и маркизы Помпадур было: "Apres nous le deluge" (после нас хоть потоп).

СОСТОЯНИЕ ФРАНЦИИ

Состояние Франции того времени в главных чертах было следующее.

Судопроизводство, которому вменяется охранять личную и имущественную безопасность, совершалось очень медленно и облекалось в канцелярскую таинственность; подсудимого подвергали пыткам, хотя бы после и выяснялась его невиновность. Правосудие преследовало преимущественно людей простых и бедных, а богатые и знатные преступники оставались безнаказанными. Свобода граждан не была защищена от произвола сановников, которые посредством "тайных приказов" (lettres de cachet), передававшихся для исполнения чиновникам запечатанными государственной печатью, без всякого суда заставляли арестовывать людей и сажать их в тюрьмы. Потом они стали означать преимущественно приказы об арестах. Министры обыкновенно имели у себя в запасе много таких бланков, оставалось только вписать имя лица и передать полиции для исполнения.

Финансы находились в полном беспорядке: расходы далеко превышали доходы; между тем не было точных отчетов ни о тех, ни о других, и сами министры не знали, сколько правительство получает и проживает. Привилегированные сословия, духовенство и дворянство, были свободны от податей и повинностей. Духовенство владело большими поместьями и получало, кроме того, десятину (десятую часть от различных доходов своей паствы). Но члены этого сословия были разными по положению в обществе: между тем как высшие духовные лица имели большие доходы и окружены были роскошью, низшее духовенство, особенно сельские священники, жили в большой бедности. То же самое происходило и в дворянском сословии. В аристократических фамилиях, как правило, наследственное имение переходило к старшему сыну (майорат), а младшие сыновья, чтобы приобрести себе положение, поступали на военную службу или шли в духовенство, где при помощи родственных связей скоро достигали высших степеней. Таким образом вся тяжесть податей падала на среднее сословие и на крестьян. Хотя еще в XIV веке крестьяне были объявлены свободными от крепостного права, это освобождение совершилось только номинально. Крестьяне находились в зависимости от помещиков и чиновников и особенно от сборщиков податей. Некоторые подати и пошлины отдавались на откуп богатым капиталистам; откупщики вносили определенную сумму в казначейство, а подати собирали в свою пользу, причем, конечно, старались выжимать из народа вдвое или втрое больше того, что платили сами. Подати во Франции были самые разные: с земли и доходов (taille), "двадцатая" (vingtieme), подушная (capitation) и прочие. В XVII столетии крестьяне были до такой степени разорены, что в некоторых местах питались овсом или хлебом, замешанным с травой. Притом в распределении податей не соблюдалась равномерность между разными частями государства. Между отдельными провинциями существовали таможни, где собирались пошлины с привозимых товаров, что затрудняло внутреннюю торговлю.

В средние века городские общины помогали французским королям одолеть феодальных владельцев. Но когда феодальная аристократия превратилась в придворную, то она под покровительством королевской власти сохранила многое из своих феодальных прав и обычаев. С низшим, или недворянским, классом аристократы обращались высокомерно и выше всего ставили знатность рода. Таким обращением они возбуждали против себя ненависть в среднем, или "третьем", сословии (tiersetat, иначе "буржуазия"). Но третье сословие имело в своих руках значительные капиталы и было уже образованным; из его среды по преимуществу выходили ученые, юристы, литераторы, художники. Благодаря государственной службе многие члены этого сословия достигали дворянских титулов или просто покупали их за деньги; но старые аристократические фамилии смотрели на таких дворян как на выскочек (parvenus). Разлад между многочисленной, сильной буржуазией и привилегированными классами грозил большой опасностью Французской монархии. Этот разлад все более и более усиливался вместе с развитием науки и литературы. В XVIII веке во Франции, как и во всем мире, особенно продвинулись науки естественные (естествоиспытатель Жорж Бюффон, химик Антуан Лавуазье и астроном Пьер Лаплас).

ВОЛЬТЕР, РУССО И ЭНЦИКЛОПЕДИСТЫ

Во главе литературного движения Франции XVIII века стояли три писателя: Вольтер, Монтескье и Руссо.

Вольтер (1694 - 1778)* был сыном парижского нотариуса. Он воспитывался в одной из иезуитских коллегий, но вынес из нее нерасположение к своим учителям, а вместе и ко всему католическому духовенству. Уже в коллегии Вольтер обратил на себя внимание остроумными стихами. Собственно литературная известность его началась поэмой "Генриада", в которой он прославлял подвиги Генриха IV, в особенности его религиозную терпимость. Вольтер был принят в аристократических кругах, но самолюбие его часто оскорблялось высокомерием французской знати. Однажды за такое высокомерие он отплатил герцогу Рогану едкой остротой; тот велел своим людям его избить. Вольтер вызвал Рогана на дуэль. Герцог не принял вызова на том основании, что противник не был дворянином; мало того, Вольтер был посажен в Бастилию. Его скоро выпустили, с предписанием уехать из Франции. Вольтер отправился в Англию и прожил там три года. За это время он изучил трагедии Шекспира, английских философов-деистов и познакомился с гражданскими законами, которыми пользовались англичане. По возвращении во Францию Вольтер в своих произведениях пытается показать истинное лицо католического духовенства, которое снисходительно смотрело на народные предрассудки и суеверия, но в этих нападках он подчас не щадил и самого христианства. Чтобы избежать цензурных затруднений, Вольтер иногда маскировал свои выпады, изображая их так, будто речь шла не о французах и католицизме, а о других народах и других странах. И тем не менее произведения его нередко подвергались преследованию; а некоторые были сожжены рукой палача. Последние двадцать лет Вольтер прожил безвыездно в швейцарском селении Ферне, недалеко от Женевы. Он построил здесь замок и окружил себя княжеской пышностью. В это время он находился на вершине славы и вел дружескую переписку с Фридрихом II и Екатериной II. Отсюда во множестве разлетались по Европе его мелкие поэтические произведения, трагедии, романы, сочинения исторические, философские.

______________________

* Мари Франсуа Аруэ.

______________________

Шарль Монтескье (1689 - 1755), подобно Вольтеру, некоторое время прожил в Англии и также питал большое уважение к английским учреждениям; но он изучал их основательнее и, взяв за образец для французов, изложил в знаменитом сочинении "О духе законов", над которым трудился двадцать лет. Основу государственного благоустройства он видел в разделении трех властей: законодательной, исполнительной и судебной. Это сочинение сделалось настольной книгой передовых людей XVIII века.

Жан Жак Руссо (1712 - 1778) был сыном женевского часовых дел мастера и молодость свою провел в нужде и скитаниях, переходя от одного ремесла к другому. Наконец он переехал в Париж и жил здесь преимущественно перепиской нот. В то время была объявлена тема для сочинения на премию Дижонской академии: "Помогли ли улучшению нравов науки и искусства?" Руссо написал книгу, в которой красноречиво доказывал, что просвещение повредило человечеству, потому что удалило его от первобытной простоты и увеличило его страдания. Академия присудила ему премию за оригинальность раскрытия темы. Книга положила начало его известности, так как она пришлась по вкусу многим читателям, недовольным современным состоянием общества. В последующих своих сочинениях ("Об общественном договоре", "Эмиль, или О воспитании") он продолжал развивать ту же мысль, изображая идеальное общество, где нет никаких стесняющих законов и где люди живут близко к природе (забывая, однако, что такой идеал недалек от состояния дикарей). За эти сочинения он подвергся гонению: его роман "Эмиль", по приговору парижского парламента, был сожжен рукой палача, а Руссо должен был бежать из Франции. Впоследствии он возвратился в Париж и, как полагают, покончил жизнь самоубийством (1778).

За этими маститыми авторами следовало много других, которые писали в том же отрицающем современность (скептическом) духе. Несколько таких ученых и литераторов предприняли издание "Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремесел", обширного справочного лексикона в тридцати пяти томах, вышедших в течение 1751 - 1780 годов. Отсюда и лица, принимавшие участие в составлении лексикона, сделались известны под названием "энциклопедистов". Во главе этого кружка стояли философ Дени Дидро и ученый математик Жан д'Аламбер, друг Вольтера. Энциклопедисты обыкновенно собирались в салонах богатых людей, которые иногда и сами принадлежали к числу литераторов. Таковы были вечерние пирушки у богатого откупщика Клода Гельвеция, одного из наиболее известных скептических философов ("Об уме"). Идеи, распространяемые этой философией, усиливали в обществе недовольство современным порядком вещей и подготовляли умы к революции.

Некоторые, наиболее образованные женщины принимали деятельное участие в литературных и философских спорах и немало способствовали умственному движению того времени. Они собирали в своих салонах все, что было самого остроумного и просвещенного в Париже, помогали в издании и распространении новых сочинений, поощряли молодые таланты. Таковы были госпожа Тансен, мать д'Аламбера, и госпожа Жоффрен, вдова богатого фабриканта. Госпожа Жоффрен дала более ста тысяч франков на издание "Энциклопедии".

Легким нравам высшего французского общества в XVIII веке соответствовала и литература многочисленных романов, подобных роману Лесажа "История Жиль Блаза из Сантильяны". Противовесом этому направлению стали произведения Бернардена де Сен-Пьера, в частности его идиллический роман "Павел и Виргиния", в котором описана простая, исполненная поэзии привязанность двух юных существ, выросших вместе на далеком острове южного моря. Роман изобилует превосходными изображениями тропической природы. На поприще драматургии во второй половине XVIII века выдвигается своими комедиями Бомарше ("Севильский цирюльник" и "Свадьба Фигаро").

ПОРТУГАЛИЯ

В Португалии первые короли династии Брагансов* предоставили управление страной духовенству, преимущественно иезуитам. Многие португальские колонии при них отошли другим государствам; некогда процветающее мореплавание португальцев упало до такой степени, что корсары безнаказанно грабили их побережье; войска почти не было. Но во второй половине XVIII века, в царствование Иосифа Эммануила (Жозе I) (1750 - 1777), Португалия на какое-то время вышла из своего сонного оцепенения, благодаря преобразованиям маркиза Помбала.

______________________

* Стояли у власти в 1640 - 1853 годах, основатель Жуан IV.

______________________

Себастьян Помбал происходил из мелких дворян и в молодости учился в университете Коимбры; но учителя-иезуиты ему не импонировали. Дипломатические поручения, с которыми он ездил в Лондон и Вену, дали ему возможность познакомиться с другими государствами и увидеть, как далеко отстала от них Португалия. Помбал был очень честолюбив; он пытался войти в круг лисабонской знати и занять видное место при дворе; но гранды смотрели на него с пренебрежением и тем самым поселили к себе в этом честолюбце непримиримую ненависть. Искусными происками он вошел в доверие к наследнику престола, Иосифу. Когда Иосиф стал королем, Помбал занял место его первого министра и деятельно принялся за государственные преобразования. Бережливостью и строгой отчетностью он поправил финансы, сооружением легких военных судов обезопасил берега от корсаров, при помощи иностранных генералов устроил войско, завел народные школы, потеснил торговые привилегии иезуитов в Португалии и ее американских колониях.

Особенно важны были распорядительность и твердость духа первого министра во время страшного несчастья, постигшего Лисабон, - землетрясения 1755 года, разрушившего часть города; множество народа погибло под развалинами зданий и в волнах реки Таго, которая вышла из берегов. Помбал энергичными мерами облегчил страдания народа: быстро водворил порядок; очистил город от грабителей и убийц, которые спешили воспользоваться общим смятением; восстановил подвоз съестных припасов. Между тем иезуиты старались выставить это событие наказанием Божиим за грехи первого министра. А Помбал, со своей стороны, внушал королю, что иезуиты подстрекают народ к волнению. Случай помог ему. Однажды вечером король, проезжая в окрестностях Лисабона, был ранен пулей. В этом покушении на жизнь короля Помбал обвинил иезуитов. Иезуиты были изгнаны из Португалии, а имения их конфискованы (1759). К сожалению, первый министр нередко действовал с излишней жестокостью и своеволием. Отмененное прежде им же аутодафе теперь было возобновлено только затем, чтобы сжечь нескольких иезуитов, обвиненных причастными к покушению. Крутыми мерами Помбал нажил себе множество врагов. Поэтому после смерти Иосифа Эммануила Помбал был отстранен, подвергнут суду и едва сам не погиб на эшафоте. Преобразования его большей частью были отменены, и в Португалии водворились прежние порядки.

ИСПАНИЯ

В Испании первый король из дома Бурбонов, Филипп V (1701 - 1746), характером несколько напоминал предшественника своего Карла II. Он был ленив и склонен к меланхолии. Вторая его супруга, Елизавета Пармская, была, напротив, женщина умная и чрезвычайно честолюбивая. Первым министром она сделала итальянца Альберони, который был возведен в сан кардинала. Этот человек, маленького роста, тучный, с широким лицом, под своей непривлекательной наружностью скрывал тонкий ум и замечательную энергию. Он деятельно взялся за преобразования в управлении, уменьшил подати и сократил число внутренних таможен, завел значительный флот и войско. В короткое время положение Испании улучшилось, ее торговля и земледелие оживились, и она опять сделалась сильной державой. Так как престол должен был наследовать сын от первого брака Филиппа, то Елизавета добилась от Австрии уступки Неаполя для своего сына инфанта дона Карлоса. Но впоследствии ему же достался и престол Испании, где он правил под именем Карла III(1759 - 1788).

Царствование Карла III ознаменовалось изгнанием иезуитов из Испании. Это было осуществлено его доверенным министром, графом Арандой. Иезуиты препятствовали нововведениям, особенно в области народного образования, которое они старались повсеместно забрать в свои руки, и Аранда последовал примеру Помбала и Шуазеля. В то же время в Мадриде произошли народные волнения по поводу некоторых распоряжений правительства. Аранда воспользовался этим обстоятельством: он убедил короля в том, что иезуиты подстрекают чернь, что они своим влиянием на народ опасны для королевской власти, и Карл III согласился на их изгнание. Внезапно ночью несколько тысяч иезуитов по всей стране были арестованы и отправлены в Италию; имения их конфискованы, а учебные заведения закрыты (1767). Кроме того, Аранда ограничил инквизицию, которая все еще с неутомимой строгостью преследовала еретиков. Но ему не удалось окончить свои преобразования: Аранда был заподозрен в атеизме, удален из Испании, а наиболее радикальные его преобразования были отменены.

ГОСУДАРСТВА ИТАЛИИ

Что касается Италии, то здесь в начале XVIII века видное место заняло новое королевство - Сардинское. Герцог савойский Виктор Амедеи II (1675 - 1730) вышел из войны за Испанское наследство, благодаря ловкой политике лавирования, увеличив свои владения и получив титул короля (впоследствии, с приобретением острова Сардиния, преемники его стали называться сардинскими королями). Республики Венеция и Генуя сохраняли свое старое аристократическое устройство; особенным застоем политической жизни отличалась Венеция; этот застой стоил ей совершенного государственного бессилия.

В Великом герцогстве Тосканском в 1736 году пресеклась династия Медичи, и оно перешло во владение Франца Стефана (супруга австрийской эрцгерцогини Марии-Терезии). Из римских пап во второй половине XVIII века стоит особо просвещенный Климент XIV; он пошел навстречу общей ненависти к иезуитам и отменил иезуитский орден (1773); говорят, что это стоило папе жизни - он умер отравленный. Впоследствии орден был возобновлен; впрочем, в действительности он не переставал существовать.

Когда Карл III вступил на испанский престол, то Неаполь и Сицилию он передал своему младшему сыну Фердинанду IV (1759 - 1825). Таким образом здесь, как и в Испании, утвердилась династия Бурбонов.

В XVIII веке в Италии снова начинается пробуждение умственной жизни; на поприще наук, литературы и искусств появляется ряд замечательных деятелей. Таковы: историки Джамбаттиста Вико и Лодовико Муратори, естествоиспытатели Луиджи Гальвани и Алессандро Вольта, поэты Карло Гольдони и Витторио Альфьери и скульптор Антонио Канова.

XI. ПАРЛАМЕНТАРИЗМ И КОЛОНИИ АНГЛИИ. СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИЕ ШТАТЫ
1714-1783

Ганноверская династия в Англии. Уолпол. Питт. Ост-Индская компания. Утверждение Английского владычества в Индии. Североамериканские колонии. Спор колонистов с парламентом. Североамериканская война. Вашингтон и Франклин. Вмешательство Франции и Республика Соединенных Штатов. Версальский мир. Английская культура XVIII века. Адам Смит и Джеймс Уатт

ГАННОВЕРСКАЯ ДИНАСТИЯ В АНГЛИИ. УОЛПОЛ И ПИТТ

После смерти королевы Анны из числа фамилий, родственных Стюартам, приглашен был на английский престол Ганноверский дом, в лице курфюрста Георга, который по матери приходился правнуком Якову I. Георг I (1714 - 1727) и сын его Георг II (1727 - 1760), занимая английский престол, по языку и привычкам оставались чисто германскими князьями. Стесненные в Англии конституцией, они все заботы посвящали своему Ганноверскому курфюршеству, куда ежегодно надолго уезжали. Царствование двух первых Георгов было временем утверждения и развития парламентаризма в Англии. Деятельность королей ограничивалась лишь назначением министров, которые, собственно, и управляли государством. А так как Ганноверский дом получил английскую корону благодаря партии вигов, то первые Георги по необходимости поддерживали эту партию и выбирали министров из ее лидеров.

Правление Георга I и Георга II связывают с именем Роберта Уолпола. Уолпол происходил из класса зажиточных сельских дворян (джентри) и возвышением своим обязан таланту и упорному труду; он превосходно изучил особенности английской административной системы и был известен как человек деловой, но беспринципный в достижении цели. Уолпол более двадцати лет удерживал за собой пост премьер-министра. Он не стыдился подкупов, чтобы иметь на своей стороне большинство голосов в нижней палате. Подкупы бывали и прежде, но никто не доводил их до таких размеров, как Уолпол. Он подкупал доходными должностями, денежными подарками, пенсиями, поэтому, несмотря на сильную оппозицию, большинство голосов обыкновенно оказывалось на стороне министра.

Оппозицию в английском парламенте составляют члены парламента, несогласные с политикой премьер-министра, а вожди и главные ораторы оппозиции оспаривают его предложения. Когда оппозиция при подаче голосов о каком-нибудь важном вопросе получает большинство, тогда кабинет министров должен уходить в отставку; новые министры выбираются уже из среды бывшей оппозиции, которая теперь становится господствующей партией в парламенте, а правившая партия переходит в оппозицию. Если король в каком-либо случае не желает менять кабинет министров, то он распускает нижнюю палату, и производятся новые выборы ее членов; это означает, что верховная власть обращается к общественному мнению страны. Но если и после перевыборов нижней палаты большинство опять высказывается против кабинета министров, то последний вынужден подать в отставку. Таким образом, хотя министры и управляют в Англии, однако они ответственны перед общественным мнением и должны находиться в согласии с парламентом, то есть с представителями народа. Но во времена Уолпола парламентские прения еще не достигли настоящей гласности, отчеты о них не печатались в газетах. Это обстоятельство благоприятствовало подкупам, потому что избиратели не имели возможности знать, за кого подавали голос избранные ими депутаты. Народ часто бывал недоволен первым министром, особенно его внешней политикой, так как Уолпол, иногда в ущерб английской гордости, избегал враждебных столкновений с другими державами и всеми силами поддерживал мир. Но зато, благодаря продолжительному миру, укрепились торговля и мануфактура, и государство успело накопить большие средства, которые не приходилось тратить на содержание сильной регулярной армии. (В отличие от континентальных держав, Англия нуждалась во флоте.)

Когда Англия была вовлечена в войну с Францией за Австрийское наследство и начало войны стало неудачным для англичан, Уолпол вышел в отставку.

Несколько лет спустя Англия подверглась опасности реставрации последних Стюартов. Внук Якова II, Карл Эдуард, с помощью французов высадился в Шотландии (1745). К нему пристали северные горцы, и красивый принц с торжеством вступил в Эдинбург, древнюю столицу Стюартов. Отсюда он двинулся в Англию. Английские войска находились в то время на континенте по случаю войны с Францией. Претендент приближался уже к Лондону, но его надежды найти поддержку у англичан не подтвердились. Народ встречал его равнодушно и только с любопытством смотрел на высоких статных горцев, их клетчатые плащи и оригинальное вооружение. Партия якобистов не решалась выступить открыто. Между тем английские отряды начали прибывать с материка. По требованию шотландцев, которые пожелали возвратиться в родные горы, принц должен был отступить из Англии; но его нагнал сын Георга II, герцог Кумберлендский, и у Куллодена навязал битву. Карл Эдуард потерпел поражение и, переодетый, спасся бегством. Герцог Кумберлендский отпраздновал свою победу жестокими казнями шотландцев. Голова Карла Эдуарда была оценена в 30 000 фунтов стерлингов. Целых пять месяцев он скитался по Шотландии, приходилось искать убежища у самых бедных людей, даже у разбойников и контрабандистов; но никто из них не прельстился богатой наградой и не выдал беглеца англичанам. Наконец после многочисленных и нередко романтических приключений Карл Эдуард переправился во Францию. Это была последняя попытка Стюартов возвратить утраченный престол.

Преемники Уолпола были люди незначительные. И только Семилетняя война, в которой англичане приняли участие в союзе с Фридрихом II Прусским, явила Англии нового талантливого премьера. Георг II вручил пост первого министра Уильяму Питту. Подобно Уолполу, Питт происходил из сельского дворянства и принадлежал к партии вигов. Но характера он был возвышенного и во внешней политике держался противоположного направления, чем его предшественник. Он был честолюбив, однако слава и величие Англии были ему дороже собственного честолюбия. Как оратор Питт не имел себе равных в парламенте. Подобно Демосфену, Питт тщательно работал над собою, чтобы усвоить приемы ораторского искусства; он прилежно изучал жесты, движения, интонации голоса и владел ими артистически; притом он отличался высоким ростом, красивой наружностью и одевался с большим старанием. С ранней молодости Питт страдал наследственной болезнью: руки и ноги его были поражены подагрой. Во время приступов он являлся в палату с костылем, но и тут одевался так, чтобы широкое верхнее платье драпировало складками костыль, который в его руках становился чем-то вроде ораторского жезла.

В течение Семилетней войны Питт не жалел денежных субсидий своему союзнику Фридриху II; а на море и в колониях Англия в то время вела удачную борьбу с французами и их союзниками испанцами. Но Георг II умер прежде окончания войны, и престол перешел к его внуку Георгу III (1760 - 1820). Молодой государь не походил на своих предшественников: очень набожный и бережливый, он больше склонялся к партии тори, чем вигов, и обнаруживал притязания на сильную власть. Питт оставил кабинет министров. Война продолжилась и была завершена выгодным для Англии Парижским миром (1763). Англия удержала свои новые завоевания в Америке: Канаду, отнятую у французов, и Флориду - у испанцев; в Ост-Индии часть французских колоний также перешла в ее руки. С утверждением своего господства в Ост-Индии и Северной Америке англичане достигли небывалого колониального могущества.

ОСТ-ИНДСКАЯ КОМПАНИЯ

Приобретением Ост-Индии Англия обязана купеческой компании. Эта компания образовалась в царствование Елизаветы I. В 1600 году несколько купцов объединили свои капиталы для торговли с Ост-Индией и получили от королевы монополию на эту торговлю. Компания вступила в торговые сношения с Индией, завела свои фактории, преимущественно в городах Мадрасе, Бомбее и Калькутте. Потом вместе с факториями здесь обосновались и английские поселения. Чтобы защитить их, компания получила право строить укрепления и содержать там собственные гарнизоны. На Индостанском полуострове в то время господствовала монгольская династия. Один из потомков Тамерлана (Бабур) в первой половине XVI века завоевал северную часть Индостана и основал здесь так называемую Империю Великих Моголов; столицей ее был город Дели. В начале XVIII века произошел распад этой империи. Подчиненные местные владетели (раджи) и наместники областей (субабы и набобы) восстали против Великих Моголов и сделались независимыми государями. Англичане искусно воспользовались междоусобицей, заключили союзы с раджами, выкупили у них земли и торговые привилегии, не отказываясь также расширять свои владения и оружием. Они нанимали на службу индусов, обучали их европейскому военному искусству и организовали из них армию так называемых сипаев.

Самыми опасными соперниками англичан в Ост-Индии были французы; они утвердились там во времена Кольбера, который основал Ост-Индскую компанию французских купцов. Обыкновенно войны между англичанами и французами в Европе сопровождались военными действиями и в колониях. Самым решительным периодом борьбы была Семилетняя война. Англичане одолели французов (у которых были также сипайские полки) и овладели почти всем Коромандельским берегом. Правительство Людовика XV слабо поддерживало свои колонии, и французы вскоре были почти вытеснены из Ост-Индии. Дальнейшее распространение английского влияния встретило недовольство со стороны султана Хайдар Али - правителя княжества Майсур и воинственного племени маратхов. После упорной борьбы англичанам удалось разрушить Майсурское княжество (1799). Теперь они уже не имели сильных соперников в Ост-Индии и распространяли свое владычество на полуострове, действуя оружием, деньгами и дипломатическими интригами.

Таким образом Ост-Индская компания постепенно утратила свой первоначальный торговый характер и превратилась в политическое общество, которое владело огромными землями и многими миллионами подданных, содержало там свои крепости, войска и чиновников, а доходы его состояли преимущественно из налогов и податей, собираемых с местных жителей. Всеми делами компании заведовали директора, выбираемые из ее членов, а административная и военная власть сосредоточилась в руках генерал-губернатора. Управление местным населением было жестоким, так как компания и ее чиновники старались получить как можно больше доходов. В этом смысле примечателен процесс над генерал-губернатором Варреном Гастингсом, победителем Хайдара Али. По возвращении в Англию он был обвинен в излишней жестокости к индусам и вызван на суд палаты лордов. Лучшие парламентские ораторы того времени (Фокс, Борк, Шеридан) гремели речами против подсудимого. Процесс тянулся несколько лет и кончился в пользу Гастингса.

Английская Ост-Индская компания существовала до 1857 года, до восстания сипаев. Восстание против англичан продолжалось около двух лет и было подавлено с большим трудом. Ост-Индская компания была упразднена, и управление Индией перешло в руки чиновников, назначаемых королем.

В то время как английские владения в Азии приобретали все более грандиозные размеры, североамериканские колонии начали войну против метрополии за независимость.

СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИЕ КОЛОНИИ

Поселения англичан в Северной Америке состояли прежде всего из ссыльных и диссидентов, которых религиозные гонения нередко побуждали искать убежища за Атлантическим океаном, и, наконец, из колонистов, привлеченных возможностью приобрести большие земельные владения. Плодоносные земли Нового Света были заняты племенами краснокожих индейцев; но они, еще не знавшие огнестрельного оружия, не могли выдержать борьбы с европейцами и постепенно отступали все дальше на Запад. Таким образом в течение XVII века английские колонии заняли восточное побережье Северной Америки. Северная часть этих колоний (Новая Англия), по преимуществу населенная английскими и шотландскими пуританами, которые вместе со строгими нравами принесли сюда мечту о свободе и равенстве, стремилась к республиканскому устройству. Главным занятием в этих провинциях стало выращивание зерна, а на юге, где поселились многие английские аристократы, начали процветать плантации табака и хлопка. Так как недоставало рук для обработки плантаций и притом белые работники были дороги, то колонисты стали покупать негров из Африки.

Первоначально колонисты пользовались полной свободой торговли, но мало-помалу правительство эту свободу ограничило, так что в XVIII веке они могли торговать исключительно с Англией. Это обстоятельство вызывало неудовольствие. К торговым притеснениям присоединились распри о налогах и пошлинах. Во время Семилетней войны Англия увеличила свои североамериканские колонии, завоевав Канаду, но вместе с тем ее государственный долг возрос до огромных сумм. Чтобы облегчить бремя долгов в самой Англии, парламент начал вводить в колониях косвенные налоги на гербовую бумагу, на привозные товары (сахар, кофе, чай, вино, шелковые изделия). Колонисты отказывали парламенту в праве налагать на них подати, так как в нем не было представителей от колоний. Спор этот продолжался несколько лет. Наконец дело дошло до открытого возмущения. Однажды в американский город Бостон прибыло три корабля с грузом чая, обложенного пошлиной. Молодые бостонцы, переодетые американскими индейцами, напали на эти корабли и выбросили в море весь груз. Английское правительство приказало запереть Бостонскую гавань и ввести в город войска. Тогда представители американских провинций, или штатов, собрались на конгресс в городе Филадельфии и постановили прекратить торговые сношения с Англией. Вслед за тем колонисты взялись за оружие. Так началась война за независимость Северной Америки.

СЕВЕРОАМЕРИКАНСКАЯ ВОЙНА
(1774-1783)

В начале войны перевес был на стороне англичан. Господствуя на море, они могли высаживать свои войска в том или другом пункте вдоль всего американского побережья; войска эти были хорошо обучены и состояли большей частью из наемных немецких полков, главным образом из гессенцев и брауншвейгцев. (Германские князья за хорошие деньги охотно продавали своих солдат.) Между тем американская милиция представляла собой нестройные отряды, терпящие нужду в военных припасах и утомленные переходами по огромным пустынным пространствам. Не привыкшие к военной дисциплине, колонисты плохо слушались начальников и при всяком удобном случае готовы были разойтись по домам. Зато выбор главнокомандующего, Вашингтона, оказался очень удачным.

Джордж Вашингтон был сыном богатого плантатора из штата Виргиния и получил хорошее образование и воспитание; математика была его любимой наукой. Вашингтон участвовал в Семилетней войне в качестве офицера американской милиции и, сражаясь против французов, впервые обнаружил талант военачальника. Горячая любовь к отечеству, ум и честность приобрели ему общее уважение, и когда началась война за независимость, его выбрали главнокомандующим. В начале войны Вашингтон нередко терпел поражения, но он никогда не падал духом, старался приучить свои войска к дисциплине, постоянно тревожил неприятеля мелкими ударами и терпеливо выжидал случая для решительной битвы.

В Филадельфии опять собрался генеральный конгресс из представителей тринадцати американских штатов (Массачусетс, Коннектикут, Род-Айленд, Нью-Гемпшир, Нью-Джерси, Мэриленд, Нью-Йорк, Пенсильвания, Делавэр, Виргиния, Северная и Южная Каролина, Джорджия). Штаты заключили между собой союз и провозгласили свою независимость от Англии (1776). Борьба американцев за свободу вызвала большое сочувствие в Европе; многие молодые люди поспешили в Америку, чтобы принять участие в войне. (Из них наиболее известны французский маркиз Лафайет и поляк Костюшко.) Американцы обратились с просьбой о помощи ко французскому двору и отправили в Париж посольство, которое возглавил Франклин.

Бенджамин Франклин, сын богатого бостонского мыловара, вырос в трудовой среде, закалил волю в лишениях и приучил себя к преодолению трудностей. Работая наборщиком в типографии своего старшего брата, каждый свободный час Франклин посвящал чтению полезных книг, так что вскоре сам начал писать статьи в газету. Позднее, после многих превратностей, он завел в Филадельфии собственную типографию, прилежанием и трудом приобрел себе состояние и общее уважение граждан. Он писал и издавал полезные для народа книги и с особой любовью занимался физикой. (Своими физическими опытами он доказал, что молния есть не что иное, как электрическая искра, и на этом основании придумал систему молниеотводов.) Отправленный послом ко французскому двору, Франклин был принят с большим почетом и даже произвел сильное впечатление на парижан. Его простые, но исполненные достоинства манеры, свободная открытая речь и лишенная всяких украшений одежда - резко отличали его от напудренных и изысканных кавалеров. Молодежь, напитанная идеями энциклопедистов о свободе и равенстве и воспоминаниями о знаменитых мужах Древней Греции и Рима, с восторгом смотрела на Франклина, видя в нем Платона, Катона, Фабия.

ВМЕШАТЕЛЬСТВО ФРАНЦИИ И РЕСПУБЛИКА СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ

Французское правительство поощряло начавшуюся войну в американских колониях, но медлило выступать открыто с поддержкой, потому что еще сомневалось в успехе дела. Когда же американцам удалось выиграть сражение у Саратоги и взять в плен целый корпус английского генерала Бургойна, Людовик XVI решился заключить союз с Соединенными Американскими Штатами против Англии. На помощь американцам отправлен был французский флот. Англичане с удивлением увидели, что французы после своих потерь в Семилетнюю войну снова выступили их соперниками на море и даже выиграли несколько морских битв у берегов Америки. Но эти успехи были непродолжительны: англичане удвоили усилия и опять взяли перевес на море. Вообще англичане обнаружили тогда замечательную стойкость и энергию. Одновременно они вели войны в разных частях света: в Европе, Америке, Азии (Ост-Индии) и Африке. К их врагам присоединились еще испанцы и голландцы. Первые с ненавистью смотрели на присутствие англичан в Гибралтаре. Соединенные франкоиспанские войска осадили Гибралтар с моря и с суши, но напрасно они осыпали бомбами эту неприступную скалу. Начальник английского гарнизона, Эллиот, мужественно защищался, ему удалось зажечь плавучие батареи союзников и принудить их к отступлению. (Плавучими батареями, или брандерами, назывались тогда особые корабли, хорошо защищенные сверху, предназначенные для метания бомб.) А Голландия вовлечена была в войну по следующему поводу. Английские военные корабли останавливали торговые суда в море и подвергали их досмотру. Российская императрица Екатерина II предложила невоюющим (нейтральным) державам заключить между собой союз, чтобы общими силами охранять на море свободу своих торговых перевозок. Этот союз известен под названием Вооруженного нейтралитета (1780). К нему, кроме России, присоединились Дания, Швеция, Пруссия. Голландия, имея большой флот, была бы очень полезна как союзник, но Англия не дала ей присоединиться к этому союзу, поспешив объявить Голландии войну. Во время этой войны голландцы потеряли многие свои ост-индские и вест-индские колонии.

Между тем в Северной Америке, с прибытием туда вспомогательной армии под командованием маркиза Рошамбо, англичане начали терпеть поражение. Целый английский корпус в 7 000 человек, с генералом Корнуоллисом во главе, вынужден был капитулировать перед Вашингтоном и Рошамбо. Испугавшись неудач, английское правительство вступило в переговоры. Война окончилась Версальским миром (1783), по которому Англия признала независимость тринадцати североамериканских штатов, а французам были возвращены некоторые колонии на Антильских островах и берегах Ост-Индии.

Завоевав независимость, американцы занялись своим государственным устройством. После многих совещаний и споров решено было образовать республику Соединенных Штатов. Верховная власть отдавалась в руки президента, избираемого на четыре года, и конгресса, составленного из депутатов штатов. Во внутренних делах штаты имели самостоятельное управление. Первым президентом республики был избран Вашингтон, который после окончания войны за независимость сложил с себя полномочия главнокомандующего и, подобно римскому Цинциннату, возвратился к своему хозяйству. Рабство негров, существовавшее преимущественно в южных штатах и подтвержденное республиканской конституцией, а равно президентские выборы впоследствии сделались источником смут для этого государства, лишенного сильной центральной власти. Подобное государственное устройство в Североамериканских штатах могло утвердиться только благодаря отсутствию могущественных соседей, то есть благодаря внешней безопасности.

Но обособление североамериканских колоний не принесло вреда английскому могуществу, скорее наоборот: независимость Америки способствовала быстрому росту торговли, ее плодами, главным образом, воспользовались англичане; при этом они не имели больше нужды тратить деньги на войско, чтоб удерживать в повиновении своих американских соплеменников.

АНГЛИЙСКАЯ КУЛЬТУРА В XVIII ВЕКЕ

В этом веке появляются в Англии даровитые романисты, изображавшие героев с сильными страстями - Англия подарила миру чувствительное, или сентччментальное, направление. Романы сентименталистов пробуждали в читателях сочувствие, сострадание и пленяли картинами мирной семейной жизни, чем немало способствовали смягчению нравов (Сэмюэл Ричардсон "Клариса" и Оливер Голдсмидт "Векфильдский священник"). Эти романы вызвали подражание во Франции и Германии; сентиментальное направление распространилось вскоре по всей Европе. В том же веке в Англии жил замечательный историк Эдуард Гиббон, написавший обширное сочинение "История упадка и разрушения Римской империи" - судьбу Римского государства от Августа до взятия Константинополя турками. Из английских художников того времени мировой славы достиг живописец Уильям Хогарт, а среди драматических артистов - Дейвид Гаррик, который своей превосходной игрой воскресил на английской сцене Шекспира.

Не случайно, что именно в такой промышленно развитой стране, как Англия, появились ученые и мыслители, пытавшиеся объяснить законы экономики. Шотландец Адам Смит, написавший свое знаменитое "Исследование о природе и причинах богатства народов", считается отцом политической экономии. (До Смита в учении о народном хозяйстве господствовала сначала теория меркантилистов, потом физиократов: первая протекционировала торговле и фабрикам, а вторая - земледелию.) Смит источники народного благосостояния увидел в труде и бережливости; а торговля, фабрики и земледелие суть только главные отрасли труда, равно необходимые для народного благосостояния. (По следователи его, или экономисты, кроме упомянутых трех отраслей, указали еще на четвертую - труд умственный: искусство, наука и литература.) К тому же времени относятся в Англии важные открытия в механике, которые чрезвычайно продвинули успехи европейской промышленности. Самое замечательное из них - это паровая машина Джеймса Уатта. Уатт исследовал силу пара и придумал паровой двигатель. Шотландец родом, сын небогатого торговца-механика, он не располагал средствами, чтобы построить собственную машину в надлежащих размерах и применить ее на деле. Ему пришлось долго бороться с нуждой и ждать, пока судьба приведет его замысел в исполнение и он на деле докажет огромные выгоды своей машины. (Только в следующем столетии сила пара находит повсеместное применение.)

Впоследствии в Европе появились не всегда удачные подражания Англии, как в ее государственном устройстве, так и в ведении хозяйства. Заимствованный извне парламентаризм не подходил к условиям других государств и нередко порождал смуты (например, во Франции). Особый ущерб приносило в некоторых странах направление политической экономии, которое известно под названием фритредерства (свободная торговля и невмешательство государства в дела частного предпринимательства): отменяя пошлины на заграничные товары, правительство тем самым подрывает собственную промышленность, если она еще не может выдержать соперничества.

Развитие в Англии мореплавания и морской торговли привело к изменению карты земного шара. Англичане открыли целый мир островов в Тихом океане, или "Пятую часть света". Из английских мореплавателей XVIII века наиболее известен капитан Джеймс Кук, совершивший три кругосветных путешествия, открывший Гавайские (Сандвичевы) острова, на которых и был убит туземцами в 1773 году.

XII. ГЕРМАНИЯ В XVIII ВЕКЕ И ЭПОХА ПРОСВЕЩЕННОГО АБСОЛЮТИЗМА
1740-1790

Фридрих I и Вильгельм I в Пруссии. Бережливость Вильгельма и отношение к сыну. Фридрих II и Мария-Терезия. Прагматическая санкция. Война за Австрийское наследство. Семилетняя война. Победы Фридриха. Трудное положение Пруссии и перемена обстоятельств. Правление Фридриха II. Иосиф II. Его реформы и внешние предприятия. Немецкая образованность. Гете и Шиллер

ФРИДРИХ I И ВИЛЬГЕЛЬМ I В ПРУССИИ

Великому курфюрсту бранденбургскому, Фридриху Вильгельму, наследовал сын его Фридрих I (1688 - 1713), чрезвычайно любивший блеск и пышность. Он усердно хлопотал о том, чтобы приобрести королевский титул, и наконец получил его от императора Леопольда I (1700) при условии, что выставит в помощь Австрии войско в предстоявшей тогда войне за Испанское наследство. Он с большой торжественностью устроил в Кенигсберге свое коронование, за которым последовал целый ряд великолепных праздников. В течение всего царствования он по преимуществу заботился о поддержании чести своего нового титула: устроил пышный двор по образцу Людовика XIV и украсил Берлин дорогими, изящными постройками (королевский замок, Арсенал и прочие). Вследствие расточительности короля небольшое и довольно бедное Прусское государство было сильно обременено налогами. К счастью для Пруссии, Фридриху I наследовал его сын, Вильгельм I (1713 - 1740), по характеру полная противоположность отцу.

Бережливость Вильгельма доходила до скупости. После вступления на престол он немедленно собрал толпу придворных кавалеров в раззолоченных кафтанах и огромных париках и объявил им, что больше не нуждается в их услугах; потом продал драгоценные камни и дорогую утварь, заведенную отцом, а из вырученной суммы уплатил его долги. Он тщательно просмотрел списки пенсий, жалований и других государственных расходов; произвел везде резкие сокращения и без пощады вычеркивал всякий расход, найденный излишним. Затем он отменил наиболее обременительные налоги и усердно начал покровительствовать развитию фабрик и сельского хозяйства. Подобно своим предшественникам, он охотно принимал протестантов, бежавших из католических земель, и старался заселить пустынные пространства Восточной Пруссии. При нем состоялось переселение зальцбургских протестантов. Зальцбург (горная область на границе Баварии и Тироля) принадлежал духовному владетелю, архиепископу. Со времен Реформации здесь осело много протестантов, которые жили мирно, трудолюбиво и спокойно исповедовали свою религию до доставления зальцбургским архиепископом Фирмиана. Последний не хотел терпеть в своих владениях еретиков и вздумал обратить их в католичество, а когда не смог побороть их преданность протестантизму, то изгнал из Зальцбурга. Вильгельм Прусский принял единоверцев под свое покровительство и за свой счет до двадцати тысяч переселил в Восточную Пруссию, где отвел им земли и дал все необходимое для обзаведения. Эти зальцбургские колонии скоро достигли цветущего состояния и составляли контраст с бедным литовским населением.

Главную заботу короля составляла армия, которую он увеличил вдвое (до восьмидесяти тысяч человек); строжайшей дисциплиной и постоянными упражнениями он довел ее до идеальной фронтовой выправки. Вильгельм особое пристрастие имел к солдатам высокого роста; скупой во всех других отношениях, он не жалел денег на приобретение великанов в свою гвардию и рассылал за ними вербовщиков по всей Германии. У него был целый полк таких гвардейцев. Впрочем, Вильгельм тщательно берег свое войско, ограничивался ученьями и смотрами (вахтпарадами) и избегал войн; царствование его протекло в совершенном мире для Пруссии. Но эта сильная армия, постоянно готовая к бою, внушала соседям уважение, и Прусская монархия приобрела вес в системе германских государств.

Вильгельм применял военную дисциплину ко всем отраслям государственной службы и даже к частным занятиям своих подданных, везде лично наблюдая за порядком и ото всех требуя безусловного повиновения. В своем домашнем быту Вильгельм требовал той же дисциплины и бережливости. После дневных трудов он обыкновенно отдыхал в кругу своих приближенных сановников и генералов за кружкой пива или с трубкой в зубах. (Эти собрания назывались "табачный коллегиум".) Стол его был так экономен, что принцы и принцессы нередко вставали полуголодные, а обращение с ними короля было самое суровое.

Фридрих, известный в истории как Фридрих Великий, старший сын Вильгельма и наследник престола, одаренный гениальными способностями, вызывал особое неудовольствие отца, так как неохотно занимался ежедневными полковыми экзерцициями, а все свободное от службы время посвящал чтению книг (особенно современных французских философов), игре на флейте и разным развлечениям. Вильгельм не терпел ни книг, ни философии, ни музыки, преследовал за них сына и даже подвергал побоям. Фридрих приходил в отчаяние от такого обращения и однажды решился бежать в Англию к Георгу II, который был ему дядей по матери. Он уже сделал все приготовления к побегу с помощью двух преданных ему молодых людей, но его намерение было открыто королю. Вильгельм пришел в неистовый гнев и предал сына военному суду; один из друзей принца успел бежать, а другой (поручик Катте) схвачен и казнен перед окнами Фридриховой тюрьмы. Сам Фридрих, заключенный в крепость Кюстрин, был приговорен к смерти. Просьбы окружающих и раскаяние сына мало-помалу смягчили гнев Вильгельма, и он простил наследника. Фридрих с того времени изменил свое поведение, с большим усердием занялся военной службой, добросовестно исполнял разные поручения короля, и тот постепенно с ним примирился.

ФРИДРИХ II И МАРИЯ-ТЕРЕЗИЯ

Фридрих II (1740 - 1786) наследовал от своего бережливого отца прекрасную армию и значительную казну; он задумал употребить эти средства на расширение пределов своего государства, чтобы оно могло стать в один ряд с первостепенными европейскими державами. Удобный случай для этого предоставила война за Австрийское наследство.

Император Карл VI не оставил после себя детей мужского пола, а все наследственные владения завещал любимой дочери Марии-Терезии (1740 - 1780), которая была супругой Франца Стефана (герцога Лотарингского, а потом и великого герцога Тосканского). Император усиленно хлопотал о том, чтобы это завещание, известное под названием прагматической санкции, было признано европейскими дворами, и достиг своей цели с помощью разных пожертвований. Тщетно старый полководец Евгений Савойский советовал ему вместо всех трактатов подготовить хорошую армию. Карл VI оставил после себя государство довольно расстроенным, едва он умер (1740), как со всех сторон поднялись претенденты на австрийские владения. Среди них первым был Баварский курфюрст Карл Альберт, по женской линии родственник Габсбургской династии. Его сторону приняли французский двор и Фридрих II Прусский. Последний объявил притязания на соседнюю с ним австрийскую область Силезию и немедленно вступил в нее с войсками. Таким образом началась восьмилетняя война за Австрийское наследство. Первое сражение Фридриха с австрийцами при Мольвице началось для него неудачно. Превосходная атака австрийской конницы обратила в бегство кавалерию пруссаков и расстроила их артиллерию. Молодой король, еще не имевший боевого опыта, счел сражение проигранным и уехал с поля битвы, предоставив окончание дела своему полководцу Шверину. Но здесь-то сказались плоды той выправки, которую приобрела прусская пехота при короле Вильгельме. В пылу боя она маневрировала и производила ружейную пальбу с той же точностью, как на ученье. Все усилия австрийцев сломить эту пехоту были напрасны, а когда они достаточно утомились, Шверин сам перешел в наступление и выиграл битву.

Карл Альберт, объединясь с французами, напал на Австрию с запада и овладел Богемией. Но в это же самое время он был избран германским императором под именем Карла VII и, вместо того чтобы деятельно продолжать войну, отправился для своей коронации во Франкфурт. Между тем Мария-Терезия, оказавшаяся в крайне бедственном положении, обратилась к венгерскому народу и лично приехала на сейм в Пресбург. Предание прибавляет, будто она появилась в собрании с маленьким сыном Иосифом на руках и своей речью так воодушевила венгерских магнатов, что они, обнажив сабли, отвечали восторженными восклицаниями: "Умрем за эрцгерцога нашего Марию-Терезию!" Вскоре собралось сильное ополчение из венгерских конников, кроатов и верных тирольцев. Они вытеснили из Австрии баварские и французские войска и взяли Мюнхен. Мария-Терезия нашла также союзника в Георге II Английском, который выступил против Франции. Со стороны французов в этой войне особенно отличился маршал Мориц Саксонский, побочный сын Саксонского курфюрста и польского короля Августа II Сильного. Война окончилась Ахенским миром (1748). Мария-Терезия утвердила за собой наследственные австрийские владения, а муж ее Франц Стефан был избран германским императором, под именем Франца I. Фридрих II удержал за собой Силезию.

Однако наступивший мир был непродолжителен. Мария-Терезия не могла забыть потерю Силезии и начала готовиться к новой войне. Твердым, деятельным управлением она привела в порядок финансы и армию и, кроме того, заключила союзы против Фридриха II с другими державами. Главным ее помощником и первым министром был Кауниц, весьма искусный дипломат. Чтобы привлечь на свою сторону Францию, Мария-Терезия подала ей надежду на возможность приобретения некоторых германских земель; мало того, эта гордая императрица, отличавшаяся строгими нравами и благочестием, решилась написать маркизе Помпадур льстивое письмо, в котором называла ее "своей любезной кузиной". Тактика вполне оправдалась: французский двор забыл о прежнем соперничестве с Габсбургами и вступил в союз против Пруссии. К этому союзу присоединилась и русская императрица Елизавета Петровна, а также Саксония (в последней первым министром был любимец курфюрста Августа III граф Брюль, личный враг Фридриха II). Таким образом, против небольшого Прусского государства сплотилась могущественная коалиция, в которой участвовали три первостепенные европейские державы: Австрия, Франция и Россия. Но союзники не отличались единодушием в своих действиях, а на стороне Пруссии были гениальные способности короля, привязанность к нему народа и сильная, прекрасно обученная армия. Фридрих нашел себе союзницу в Англии, у которой в то время начались враждебные столкновения с Францией в ост-индских и американских колониях.

СЕМИЛЕТНЯЯ ВОЙНА

Узнав о союзном договоре против Пруссии, Фридрих решился предупредить своих неприятелей: в августе 1756 года он внезапно вторгся в Саксонию с шестидесятитысячным войском и занял Дрезден. Саксонский курфюрст Август III, бывший в то же время польским королем, удалился в Польшу. В Дрездене Фридрих захватил документы о тайных переговорах с Австрией относительно Пруссии и немедленно их обнародовал в оправдание своего образа действий. Четырнадцатитысячная саксонская армия занимала укрепленный лагерь под городом Пирной на Эльбе. Фридрих окружил эту армию, голодом вынудил ее сдаться и оккупировал Саксонию. Так началась Семилетняя война.

На следующее лето союзники с разных сторон выступили против Пруссии. Русская армия под командованием Апраксина двинулась в Восточную Пруссию и разбила прусский корпус генерала Левальда при Грос-Егерсдорфе. Шведы также присоединились к врагам Фридриха и открыли военные действия в Померании. Между тем с запада приближались соединенные армии французов и германского императора. К счастью для Фридриха, командование этими армиями было вверено герцогу Субизу, любимцу маркизы Помпадур и ничтожному полководцу. Около саксонской деревни Росбах они встретились с войсками Фридриха II и были разбиты наголову.

Обладая армией, многочисленнее прусской в два с половиной раза, Субиз не беспокоился за успех сражения и начал окружать прусский лагерь, опасаясь, что Фридрих может уйти. Король приказал солдатам спокойно оставаться в палатках и варить себе пищу; сам он также сел обедать со своими генералами. Французы сочли эту неподвижность пруссаков за признак отчаяния. Окончив обед ровно в два часа, Фридрих подал знак, палатки были сняты, полки его быстро построились в боевой порядок, и артиллерия открыла губительный огонь; прусская пехота ринулась на французскую; в то же время генерал Зейдлиц с прусскими гусарами обошел армии Субиза и ударил им в тыл. Имперская армия первая обратилась в постыдное бегство; за ней последовали и французы. Победа при Росбахе над старинными соперниками вызвала радость в Северной, протестантской, Германии; немецкие патриоты начали прославлять Фридриха как величайшего героя. Вслед за тем Фридрих поспешил в Силезию, куда вторглась многочисленная австрийская армия под командованием Дауна и принца Карла Лотарингского. Фридрих с 30 000 встретил 80 000 австрийцев возле деревни Лейтен; чтобы не быть окруженным, он построил свою армию клином (наподобие косого строя Эпаминонда при Левктрах). Пруссаки, воодушевленные призывом короля к их мужеству, дрались в этот день с удвоенной храбростью и выиграли полную победу. Англия, где в то время первым министром был Пип-Старший, начала деятельно помогать Пруссии денежными субсидиями. Армия, набранная для защиты Ганновера из англичан, немцев и голландцев, получила от Фридриха хорошего генерала - герцога Фердинанда Брауншвейгского, и он в течение семи лет удачно бился с французами в Западной Германии.

Война продолжалась с переменным успехом. Из генералов Фридриха в ней наиболее отличились Кейт, Цитен и Зейдлиц (фельдмаршал Шверин пал на второй год войны под Прагой). Кампания 1758 года была отмечена двумя большими сражениями. Чтобы остановить опустошительное движение русской армии из Прусской провинции в Бранденбург, Фридрих дал ей битву при деревне Цорндорф (недалеко от Кюстрина). Битва была очень упорной; дрались с утра до позднего вечера; тщетно прусская артиллерия вырывала целые ряды русских пехотинцев, а кавалерия Зейдлица неслась на них в превосходных атаках; только закончив бой, русские войска отступили в Прусскую провинцию (начальствовал тогда над ними генерал Фермор). Отсюда Фридрих пошел в Саксонию, чтобы вытеснить фельдмаршала Дауна. Осторожный Даун сначала уклонялся от битвы, а потом сам напал на Фридриха в то время, когда тот не ожидал, и разбил недалеко от деревни Хохкирхе. Между тем средства Фридриха начали истощаться; государство его было опустошено союзными войсками, так что он с большим трудом смог набрать новых рекрутов, лошадей и съестных припасов. Кампания 1759 года была для него самой несчастной. Русская армия под командованием Салтыкова и австрийская во главе с искусным фельдмаршалом Лаудоном соединенными силами нанесли Фридриху решительное поражение при Кунерсдорфе (близ Франкфурта-на-Одере). Король был в отчаянии и считал все потерянным, так что думал даже лишить себя жизни. Но его спасли несогласия между русскими и австрийскими генералами; они не воспользовались своей победой и дали Фридриху время собраться с силами. Он упорно выдерживал неравную борьбу и даже выиграл две победы у австрийских полководцев, которые отличались медлительностью и излишней осторожностью, - при Лигнице и Торгау (1760).

Однако мало-помалу союзники продвигались в глубь Пруссии и постепенно так стеснили Фридриха, что положение его казалось безнадежным. Судьба помогла ему неожиданно. В России скончалась императрица Елизавета Петровна (1762), а наследник ее Петр III был почитателем прусского короля; он немедленно расторг союз с Австрией и даже начал помогать Фридриху. Екатерина II, вскоре вступившая на престол вместо Петра III, совсем отказалась от участия в Семилетней войне. Франция начала мирные переговоры. Мария-Терезия, оставшись без союзников, уже не могла надеяться на решительный успех.

Притом все германские земли жаждали покоя после столь упорной и опустошительной войны. Наконец Австрия и Пруссия заключили мир в саксонском замке Губертусбурге (1763). Каждая из держав осталась при своем. Таким образом Фридрих вышел из войны без потери владений, и усилия пол-Европы не могли вырвать из его рук Силезию. Эта война покрыла его славой и поставила Пруссию в ряд первостепенных держав, несмотря на ее небольшую территорию.

Оставшиеся годы Фридрихова правления были посвящены залечиванию ран, нанесенных Пруссии Семилетней войной, и протекли в глубоком мире. Впрочем, король постоянно содержал многочисленную армию, готовую к войне, поддерживая в ней строгую дисциплину. Кроме Силезии он сделал еще приобретение в Польше. Две главные части его монархии, Бранденбург и Прусское герцогство, были отделены друг от друга польскими землями в нижнем течении Вислы. Чтоб "округлить" свои владения, Фридриху были необходимы эти земли; но другие соседи Польши, Россия и Австрия, не допустили бы отнять их силой у ослабевшей Польской республики. Поэтому Фридрих искусными дипломатическими переговорами склонил Екатерину II и Марию-Терезию сообща произвести первый раздел польских областей между тремя соседними державами (1772).

ПРАВЛЕНИЕ ФРИДРИХА II

В управлении страной Фридрих II напоминал своего отца: он лично заведовал всеми отраслями своей администрации. Король вставал в три или четыре часа утра, немедленно принимался за бумаги и писал на них решения. Везде он старался сохранять строгий порядок, чтобы у народа было скорое правосудие; часто объезжал провинции и лично наблюдал за исполнением указов. Своими постановлениями он ограничил зависимость крестьян от помещиков.

Правительственная система Фридриха II, направленная на развитие сильной центральной власти, стремилась к отмене устарелых феодальных порядков, к веротерпимости и к созданию народного благосостояния; она нашла себе многих подражателей в Европе. Вообще вторая половина XVIII века - время европейских правительственных реформ. (Таковы реформы: Екатерины II в России, Иосифа II в Австрии, Карла III в Испании, Густава III в Швеции и прочие.) Система эта получила название просвещенного абсолютизма.

Фридрих не был чужд и некоторых предрассудков старого времени: например, он строго соблюдал сословные различия, и офицерские места в своей армии предоставлял исключительно людям дворянского происхождения. Многочисленная и всегда готовая к бою армия была главным предметом его попечения, так как благодаря ей преимущественно было достигнуто новое положение Пруссии в ряду первостепенных держав. Постоянные учения, смотры и строжайшая дисциплина(основанная на телесных наказаниях) поддерживали ее отличную выправку и приобрели ей славу самой образцовой армии в Европе. Но содержание такой армии было тяжело для необширного и небогатого Прусского королевства, поэтому король старался как только можно сокращать расходы на другие отрасли хозяйства и поддерживать везде самую строгую экономию. В своей домашней жизни Фридрих был также очень бережлив; но он не жалел денег на строительство фабрик и на красивые общественные здания. Он построил близ Потсдама изящный дворец Сан-Суси, который стал его любимой резиденцией. Развлечением ему служили музыка, литература и остроумная беседа с учеными или вообще образованными людьми, преимущественно из иностранцев, находившихся у него на службе. Фридрих оставался равнодушным к немецкой литературе (в то время еще довольно бедной) и отдавал предпочтение французской; особое уважение он питал к Вольтеру (пока не познакомился с ним поближе).

Преемником Фридриха II был его племянник Фридрих Вильгельм II (1786 - 1797). При нем Пруссия значительно расширила свои границы за счет второго и третьего разделов Польши.

ИОСИФ II

В Австрии эрцгерцогине Марии-Терезии наследовал ее сын Иосиф II (1780 - 1790). Он еще прежде получил титул германского императора (после смерти отца Франца I в 1765 году); но так как с этим титулом в те времена соединена была власть довольно условная, то Иосиф II обращал мало внимания на проблемы Германской империи и все свои заботы посвятил наследственным габсбургским владениям. Он хотел облегчить положение низших классов, связать разноплеменные австрийские земли в одну целостную монархию и увеличить ее за счет внешних приобретений. Иосиф II отменил крепостное состояние, определив подробными правилами обязанности крестьян по отношению к помещикам. Далее он издал постановления о веротерпимости в Австрийском государстве и старался устранить вмешательство папы, подчинив духовенство непосредственно своей верховной власти: многие монастыри он упразднил, использовав их имущество для больниц, воспитательных домов и других благотворительных учреждений. Напрасно папа Пий VI старался отклонить Иосифа от подобных мер и даже решился лично приехать для того в Вену; император оказал ему знаки глубокого уважения, но не сделал никаких уступок. Своими реформами он восстановил против себя два самых могущественных сословия: духовенство и дворянство; они старались вредить его преобразованиям, и это удавалось им тем легче, что император Иосиф не отличался осмотрительностью. Его меры были большей частью поспешными, нередко он отменял свои распоряжения и переделывал то, что было уже сделано. (Фридрих II говорил об Иосифе: "У него хорошая голова, но жаль, что он часто делает второй шаг, не окончив первого".) Попытки Иосифа ввести единообразное управление в разных частях своего государства вызвали сильное волнение. Венгры были недовольны водворением у них немецких чиновников, ведением на немецком языке делопроизводства (вместо латинского) и другими постановлениями, нарушавшими их давние обычаи. Ропот их готов был перейти в открытое восстание, так что Иосифу II незадолго до смерти пришлось отменить большую часть своих нововведений в Венгрии. Другая провинция, Бельгия, возбуждаемая католическим духовенством, находилась уже в полной готовности к восстанию, когда умер Иосиф II.

Почти так же неудачны были и его внешнеполитические предприятия. В Баварии прекратилась Виттельсбахская династия; Иосиф, бывший тогда соправителем матери, задумал присоединить Баварию к Австрии и вступил в переговоры с родственниками Виттельсбахов. Но против его замыслов выступил Фридрих II, который никак не хотел допустить такого усиления Австрии. Фридрих образовал из северогерманских владетелей союз князей (Furstenbund) в 1785 году для поддержания статуса Германской империи, и Иосиф вынужден был оставить свои виды на Баварию. Но тут он захотел вознаградить себя присоединением Молдавии, Валахии и Сербии и в союзе с Екатериной II начал войну с турками. Во время этой войны Иосиф II скончался.

Брат и преемник Иосифа, Леопольд II, успокоил венгров и бельгийцев, возвратив им прежнее управление, и заключил мир с турками, отказавшись от завоеваний. Но Леопольд II правил всего два года. Сын его Франц II (1792 - 1835) характером не был похож на своих ближайших предшественников: строгий, не любивший никаких нововведений, он крепко держался старых порядков.

НЕМЕЦКАЯ КУЛЬТУРА

Прочие германские государи XVIII века старались подражать великим державам, и особенно Фридриху II. Они также содержали постоянное войско и развивали абсолютизм. А в устройстве двора и этикета брали за образец Францию и соперничали друг с другом в роскоши придворных праздников и дворцовых построек. В высших классах общества господствовали французский язык и французские утонченные манеры. Подражание французам, и особенно культ женщины, значительно смягчили прежнюю жесткость германских нравов, но иногда приводили к распущенности; примером может служить курфюрст Саксонский Август II (1694 - 1733). Это был самый расточительный из германских князей и имел самый веселый двор во всей Германии. Чтобы приобрести польскую корону, он даже изменил протестантизму и перешел в католицизм. Таким образом Саксония, бывшая лоном германской реформации, имела с этих пор католическую династию. Между тем германские наука и литература, находившиеся в упадке со времен Тридцатилетней войны, начали мало-помалу подниматься и освобождаться от рабского подражания французам. Раздробление Германской империи, с одной стороны, служило причиной ее политической слабости, но с другой - способствовало самобытному развитию германской культуры: князья часто соперничали в покровительстве искусству, наукам и литературе, поощряли поэтов и ученых, умножали в своих владениях школы и университеты и старались привлекать в них знаменитых профессоров. Наибольшую известность в XVIII веке приобрел Геттингенский университет в Ганновере.

Первое место среди германских ученых по праву принадлежало Готфриду Вильгельму Лейбницу (1646 - 1716); последние свои годы он состоял на службе при дворе Ганноверского курфюрста. Это был ученый громадного диапазона, писал сочинения по истории, юриспруденции, математике и особенно известен как философ. Лейбниц пользовался большим уважением у своих современников; государи обращались к нему за советами, награждали его титулами и пенсиями. (Петр Великий также находился в дружеских отношениях с Лейбницем и не раз советовался с ним о предпринимаемых тогда реформах в России.) В университетах и ученых сочинениях того времени господствовал латинский язык. Только в начале XVIII века некоторые профессора начали читать лекции на немецком языке и издавать немецкие журналы. А во второй половине этого столетия появляется уже ряд превосходных писателей, которые значительно обогатили литературный немецкий язык и вызвали интерес у образованных классов к отечественной литературе. Из поэтов первенство принадлежит Гёте и Шиллеру.

Иоганн Вольфганг Гёте родился во Франкфурте-на-Майне и, благодаря попечениям отца, бывшего доктором права, получил всестороннее образование. Он также стал доктором права, однако поэтические наклонности сделали его преимущественно литератором. Но Гёте не пошел по пути подражания французским образцам, а с особым старанием занялся изучением Шекспира и средневековых немецких памятников. Из княжеских дворов того времени наиболее просвещенный был в Веймаре. Герцог Веймарский, Карл Август, любил поощрять молодые таланты и окружал себя обществом лучших немецких писателей; он пригласил Гёте на службу и стал его покровителем. Гёте был всеобъемлющий гений; он оставил образцовые произведения почти всех родов литературы: лирические стихотворения, поэтические романы, оды, сатиры, трагедии, комедии. Наибольшей славой пользуется его трагедия "Фауст"; содержание ее взято из старинного немецкого предания о докторе Фаусте, который за наслаждения земной жизнью продал душу дьяволу. Гёте скончался в 1832 году, восьмидесяти трех лет.

Младший современник его Иоганн Фридрих Шиллер воспитывался и жил в менее благоприятных обстоятельствах. Он родился в Швабии; в молодости изучал медицину и сделался полковым медиком. Но страсть к поэзии и театру вынудили Шиллера бежать из вюртембергской армии. Первая его трагедия "Разбойники", плод бурной юношеской фантазии, имела на германской сцене большой успех и сделала его известным. Шиллер еще долго боролся с нуждой и искал спокойного приюта, пока благодаря дружбе с Гёте не получил место профессора истории в Йенском университете; а потом поступил на службу к веймарскому двору. Здесь он и умер, еще в полном расцвете лет.

Славу Шиллеру создали преимущественно его исторические трагедии; из них лучшими считаются "Валленштейн" и "Вильгельм Телль". Поэтические произведения Гёте и Шиллера во многом способствовали пробуждению патриотизма в Германии.

Во второй половине XVIII века жил и знаменитый Иммануил Кант (1724 - 1804), признанный теперь отцом новейшей философии. Он был профессором университета своего родного города Кёнигсберга и читал лекции по философии. Самое значительное его сочинение - "Критика чистого разума". До того времени в немецкой философии господствовало влияние английской эмпирической философии Бэкона и Локка. Кант нашел новое направление, обратясь к исследованию человеческого разума как единственного источника философии.

В религиозно-философском отношении XVII и XVIII века в Германии и других странах Европы ознаменованы распространением влияния ордена франкмасонов ("свободных каменщиков"). Ими были созданы повсеместно масонские общества, или ложи; главную свою цель они видели в благотворительности и утверждении жизни в духе истинной христианской религии; но действия свои и учение они облекали таинственностью, что нередко вызывало подозрение правительств в их политической благонамеренности, и потому масоны подвергались преследованиям.

К этой же эпохе относятся и важнейшие успехи музыкального искусства в Германии - творчество Гайдна и Моцарта.

XIII. СЕВЕРНАЯ И ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА В XVIII ВЕКЕ. УПАДОК ШВЕЦИИ И ПОЛЬШИ И ВОЗВЫШЕНИЕ РОССИИ
1700-1772

Швеция и Союз трех держав. Карл XI. Редукция. Карл XII и Северная война. Карл в Польше. Поход в Россию. Полтава. Петр на Пруте. Упадок Швеции. Конец Карла XII. Ништадтский мир. Олигархия. Густав III. Стокгольмский переворот. Война с Россией. Смерть Густава. Струэнсе и Реформы в Дании. Состояние Польши. Август III и Лещинский. Станислав Понятовский. Барская конфедерация. Майская конституция. Разделы Польши. Костюшко

В то время как в Юго-Западной Европе шла война за Испанское наследство, на северо-востоке возникла еще более продолжительная война - Северная - за обладание балтийскими берегами.

ШВЕЦИЯ И СОЮЗ ТРЕХ ДЕРЖАВ*

При сыне Карла X, Карле XI (1660 - 1697), Швеция успела оправиться от прежних разорительных войн. Карл XI был государь строгий и очень бережливый. Чтобы помочь расстроенным финансам, он решился отобрать у шведского дворянства те коронные земли, которыми оно самовластно овладело в предшествующие царствования. Дворяне противились этому намерению короля, но остальные сословия поддержали его в сейме. (Государственный совет в Швеции был образован из представителей всех четырех сословий: дворян, духовенства, горожан и крестьян.) Решено было начать проверку прав на земли у дворянства, и те земли, права на которые будут не доказаны, возвратить короне. Это возвращение земель (редукция), производившееся с большой строгостью, разорило многих дворян и сильно озлобило их против короля. Но Карлу XI при помощи других сословий удалось урезать привилегии шведской аристократии и значительно укрепить королевскую власть. Король, избегавший войн, заботился тем не менее о государственной безопасности, обустраивал войско и увеличивал флот. Благодаря его твердому правлению и заботам о развитии земледелия и торговли, благосостояние Швеции улучшилось. На момент смерти Карла XI Швеция бесспорно занимала первенствующее место в Северо-Восточной Европе; ее владения охватывали почти все берега Балтийского моря; в ее руках находились лучшие торговые гавани Балтики (Штральзунд, Штеттин, Рига и Ревель). После смерти Карла XI шведам пришлось отстаивать право на свои прибалтийские владения, ведя войну против соединенных сил России, Польши и Дании.

______________________

* Северный союз.

______________________

В России в то время царствовал Петр Великий, преобразователь Московского государства. Устроив свое войско по образцу европейских регулярных армий, он решился также завести флот и приобрести гавани, откуда мог бы войти в ближайшие сношения с Западной Европой. С этой целью царь Петр сначала устремил взгляд на Азовское море и отобрал у турок крепость Азов. Но Азовское море было удалено от европейских стран, а сообщение с Западной Европой находилось в руках Турции, владевшей проливами Дарданеллы и Босфор. Поэтому Петр оставил завоевания на Азовском море и обратился к Балтийскому. Побережье Финского залива до времен Густава II Адольфа частично принадлежало России*; царь решил возвратить это побережье и вступил в союз с другими державами против Швеции.

______________________

* По Столбовскому миру 1617 года, прекратившему шведскую интервенцию в России, Ингрия отошла к Швеции.

______________________

В Польше после смерти Яна Собеского происходила борьба между многочисленными претендентами; из них Август II Сильный (1670 - 1733), курфюрст Саксонский, одержал верх над своими соперниками, потому что не жалел денег на подкупы польских магнатов. При избрании на польский престол он обещал саксонскими войсками возвратить Польше Лифляндию, также завоеванную Густавом Адольфом. Август снесся с Петром I. Переговоры эти велись преимущественно через лифляндского дворянина Паткуля. Он возглавил выступления против шведского правительства, проводившего редукцию и в Лифляндии, а так как ему угрожала плаха, бежал в Польшу. Здесь Паткуль поступил на службу к Августу II, завязал тайные сношения с недовольными ливонскими дворянами и обещал польскому королю легкую войну в Лифляндии. К союзу Августа и Петра против Швеции присоединился и датский король Фридрих IV, у которого тоже были свои планы: он хотел отнять спорные земли Шлезвига у герцога Голштинского, родственника шведского короля.

КАРЛ XII И СЕВЕРНАЯ ВОЙНА*

Обстоятельства благоприятствовали союзникам. На шведский престол после Карла XI вступил его сын Карл XII (1697 - 1718). Он был еще очень молод, предавался охоте и другим развлечениям и вообще казался человеком незначительным. Союзники одновременно открыли военные действия в нескольких пунктах: Август осадил Ригу, Петр - Нарву, а Фридрих двинулся на герцога Голштинского. Началась Северная война (1700 - 1721). Тогда молодой шведский король, к общему удивлению, обнаружил отважный, энергичный характер и чрезвычайные военные дарования. Он быстро переправился на остров Зеландия, осадил Копенгаген и навел на датчан такой страх, что Фридрих IV поспешил заключить с ним договор (Травендальский): Дания отказалась от союза с Петром I и Августом II и от своих притязаний на Шлезвиг. Затем Карл с небольшим, но храбрым и прекрасно обученным войском сел на корабли и переправился в свои балтийские провинции. Он неожиданно появился под Нарвой, которую осаждала русская армия. Хотя она была гораздо многочисленнее шведской, но состояла большей частью из рекрутов и находилась под командой иностранных генералов. Карл разбил русские войска наголову; однако не преследовал их, а обратился немедленно против своего третьего врага, Августа. Наступила уже глубокая зима, во время которой военные действия обыкновенно прекращались, но Карла и его шведов, привыкших к суровому климату, погода не останавливала. Король показывал своим солдатам пример, неутомимо перенося все трудности и лишения боевой жизни. Он перешел Западную Двину, рассеял встреченное здесь саксонское войско и завладел Курляндией.

______________________

* Подробнее см.: "Краткие очерки русской истории".

______________________

Таким образом все три неприятеля были побеждены, и Карл мог бы теперь заключить очень выгодный мир. Но его увлекла военная слава; притом вследствие легкой победы под Нарвой он ошибочно счел Петра незначительным противником и главные усилия обратил на Августа II, которого хотел непременно свергнуть с польского престола. Карл вступил в Польшу и провел здесь целых пять лет, одерживая легкие победы над саксонцами и поляками. Часть польских магнатов и шляхты отпала от Августа и, по желанию шведского короля, выбрала на престол польского вельможу Станислава Лещинского. Карл последовал за Августом в саму Саксонию, где строгой дисциплиной, недозволением своим солдатам грабить жителей он снискал любовь и уважение немецких крестьян. Август по Альтранштадтскому договору (1706) отказался от польской короны; при этом он имел малодушие выдать шведам Паткуля, которого Карл приказал колесовать.

Теперь шведский король решился покончить с третьим противником, с Петром I. Но обстоятельства уже изменились. За то время, что шведы воевали в Польше, Петр успел набрать и обучить новые войска и начал завоевывать шведские крепости. Он уже завладел течением Невы и в ее устье заложил собственную крепость (1703), вокруг которой вскоре выстроил новую столицу - Петербург. На Финском заливе появился русский флот.

Карл думал идти прямо на Москву, но из Белоруссии он повернул на юг, на Украину, чтобы соединиться с гетманом Мазепой, который тайно изменил Петру и обещал поднять всех малороссийских казаков. Русские генералы отступали перед Карлом, истребляя по дороге хлебные запасы; шведы вынуждены были идти по опустошенной, бедной стране и терпеть голод. Не оправдалась и надежда на казаков: они остались верными царю, и Мазепа привел Карлу только небольшой отряд. Шведский корпус генерала Левенгаупта, спешивший из Лифляндии на помощь королю с военными и съестными припасами, на пути был разбит Петром (при деревне Лесной) и потерял все свои обозы. К тому же наступившая зима была одной из самых суровых, и много шведов погибло от стужи. Лучшие шведские генералы советовали королю возвратиться; но упрямый Карл не хотел и слышать об отступлении. На следующую весну он осадил Полтаву. На помощь осажденным пришел Петр и дал шведам решительную битву. Карл, накануне раненный в ногу, не мог сесть на коня и явился перед войском в носилках. Шведы на этот раз были совершенно разбиты (1709). Только с несколькими сотнями своих солдат и офицеров Карл успел спастись от русского плена, бежав в соседние турецкие владения.

Он поселился в Бендерах.

Август Саксонский после этой победы возобновил союз с Петром, возвратился в Польшу и изгнал из Варшавы своего соперника Лещинского. Петр тем временем продолжал свои завоевания в Прибалтике и в Финляндии. Карлу между тем удалось вовлечь в войну с Россией турецкого султана. Во время этой войны Петр повторил ошибку Карла в Малороссии: он понадеялся на помощь молдавского господаря Кантемира и углубился в молдавские степи, но помощь оказалась ничтожной; Петр со всем войском был окружен на Пруте впятеро сильнейшей турецкой армией. К счастью, ее главнокомандующий, великий визирь, не , был расположен к Карлу II и согласился заключить с его противником, Петром I, мир, по которому русский царь получал возможность беспрепятственного отступления. Однако ценой этого мира был отказ от всех завоеваний России на берегах Азовского моря (1711). А также условие не препятствовать возвращению Карла XII в Швецию. Карл и после этого не захотел покинуть Турцию и настраивал султана Ахмета на новую войну. Наконец беспокойный гость наскучил Ахмету, и тот приказал ему удалиться из Бендер. Но Карл дошел до такого упрямства, что с горстью своих шведов-телохранителей вздумал сопротивляться целому войску янычар и, запершись в своей квартире, несколько часов отбивал атаки. Когда же дом был подожжен, король с пистолетом в одной руке и со шпагой в другой хотел проложить себе дорогу в соседнее строение, но зацепился шпорами, упал и был схвачен янычарами. Однако он еще несколько месяцев прожил в Турции, и только слух о том, что Швеция потеряла почти все владения на восточном и южном берегах Балтийского моря, заставил его поспешить в свое королевство.

УПАДОК ШВЕЦИИ

Швеция, истощенная войной с многочисленными неприятелями (к которым присоединились еще Ганновер и Пруссия), находилась в самом плачевном положении и жаждала мира. Но Карл все-таки продолжил войну. Чтобы вознаградить себя за потерю балтийских провинций, он задумал отнять у датчан Норвегию и зимой 1718 года, несмотря на сильную стужу, осадил пограничную норвежскую крепость Фридрихсгам. Здесь во время осмотра траншей король был убит ружейной пулей. Впоследствии прошел слух, что он погиб от руки собственных солдат. (Этот слух вполне вероятен, если учесть неудовольствие шведов, особенно аристократии, его политикой и бесконечными войнами.) Ему наследовала сестра Ульрика Элеонора. Шведы поспешили заключить мир со всеми своими противниками, предоставив им большую часть их завоеваний. Но с Россией война продолжалась еще три года и окончилась Ништадтским миром (1721); Петр приобрел Лифляндию, Эстляндию, Ингрию и часть Финляндии. Эта война низвела Швецию в число второстепенных держав, а Россия заняла первенствующее место в Северо-Восточной Европе.

Смертью Карла XII воспользовалось шведское дворянство, чтобы возвратить свое прежнее значение. Оно возвело на престол Ульрику Элеонору и ее мужа (Фридриха Гессенского) при условии ограничения королевской власти государственным советом. Этот совет, состоявший из аристократов, скоро сделался сильнее короля. Управление его было тяжело для государства, потому что аристократы заботились, как правило, больше о своих личных интересах. Они никак не могли найти между собой согласия и поделились на две враждебные партии: одна (партия шляп) находилась под влиянием Франции, которая подстрекала шведов к новой войне с Россией; другая (партия шапок), напротив, склонялась к союзу с Россией. Владычество аристократической олигархии было низвергнуто королем Густавом III.

ГУСТАВ III

Государь даровитый и предприимчивый, Густав III (1771 - 1792) был воспитан на французской литературе и принадлежал к почитателям энциклопедистов. Взяв себе за образец дядю своего по матери Фридриха II Великого, он задумал привести Швецию к просвещенному абсолютизму и, воспользовавшись единовластием, осуществить важные реформы в управлении. Густав довольно искусно сыграл на нелюбви народа к аристократии и несогласии между самими аристократами. Ему удалось склонить на свою сторону часть войска. Когда все было подготовлено к перевороту, король ввязался в ссору с государственным советом; вокруг него собрались офицеры гвардии, и своей яркой воодушевляющей речью король призвал их избавить отечество от вредного господства аристократов. Офицеры тотчас поклялись ему в неизменной верности; за ними присягнули солдаты; народ также поддержал короля. Наиболее непокорные члены государственного совета были арестованы. Созванный вслед за тем сейм утвердил изменения в конституции: королю предоставлялось больше власти, он получал право обложения податями, командование над войском и флотом, право объявлять войну и заключать мир; но войну наступательную он не мог начать без согласия сейма (1772).

Густав III деятельно принялся за управление: он открыл несколько благотворительных заведений, отменил судебные пытки, проводил каналы и дороги. Но при всех своих хороших качествах король Густав III был тщеславен и расточителен и потому не сумел сохранить к себе народную любовь. Он мечтал возвратить Швеции былое значение, которое она приобрела в эпоху Густава Адольфа, и отвоевать провинции, отнятые Петром I. Густав воспользовался отходом русских войск на юг, во время русско-турецкой войны, и сам объявил войну Екатерине II (1788). Начались битвы на море и в Финляндии, но финские полки отказались следовать за королем в русские пределы на том основании, что он не имел права вести наступательную войну без согласия сейма. Густав поспешил в Стокгольм, принудил сейм дать ему это право и продолжал войну. Несмотря на его личные подвиги, она окончилась без важных результатов: по Верельскому миру (1790) оба государства остались в пределах прежних границ, и небогатая Швеция этой войной только увеличила свой государственный долг. Тем не менее Густав задумал новое военное предприятие: он заключил союз с Екатериной II и хотел вместе с русскими войсками идти на помощь Людовику XVI против французских революционеров. Но замыслы эти осуществить не удалось, короля настигла смерть. Униженные аристократы питали к нему непримиримую вражду и наконец организовали заговор. Один из заговорщиков (полковник Анкарстрем) взял убийство на себя и во время маскарада смертельно ранил короля из пистолета.

В Дании во второй половине XVIII века также явился реформатор, министр Кристиана VII (1766 - 1807) Струэнсе. В начале своего царствования Кристиан предпринял путешествие в Западную Европу. В свите его находился врач Иохан Струэнсе, сын немецкого пастора; он понравился королю своей занимательной беседой и потом получил полное его доверие, так что возвысился до первого министра. Больной физически и умственно, Кристиан предоставил все дела своему любимцу. Струэнсе был поклонник Вольтера и энциклопедистов и начал в Дании целый ряд реформ: он ввел больший порядок в администрировании и сократил государственные расходы и дворянские привилегии, чем, конечно, восстановил против себя дворянство. А народ не питал к нему расположения как к иностранцу. Смелый реформатор, Струэнсе, однако, не отличался мужеством и находчивостью в минуту опасности. При возмущении матросов он сильно перепугался и согласился на их требования. Это обстоятельство ободрило его врагов. Мачеха короля (Юлиана) и несколько вельмож, улучив удобную минуту, убедили короля во вредности начинаний Струэнсе, и несчастный король подписал приказ об аресте своего первого министра и его доверенных лиц. Струэнсе потерял голову на плахе. Управление страной перешло в руки, к счастью, дальновидного и умного наследного принца Фридриха, который нашел себе отличного помощника в лице министра Бернсторфа Младшего. Принц Фридрих и Бернсторф заслужили память датчан своей заботой об улучшении крестьянского быта и отменой крепостного права.

В науке, искусстве и литературе скандинавские народы хотя не могли равняться с англичанами, французами и немцами, но и они дали Европе несколько замечательных людей. Таковы датский поэт и историк Людвиг Гольберг, шведский естествоиспытатель Карл Линней, которому ботаники обязаны своей системой классификации растений на роды и виды и введением латинской номенклатуры (названий). В области искусства оставил свой след датский ваятель Бертель Торвальдсен, творивший в первой половине XIX века.

СОСТОЯНИЕ ПОЛЬШИ

В истории Польши XVIII век - время постепенного распада государства. Между тем как в других странах Европы сокращалась дистанция между сословиями и укреплялась монархическая власть (усиливалась централизация), в Польше происходило обратное: значение короля все больше сходило на нет, а дворянство (шляхта) захватило в свои руки все права и привилегии. К дворянству примыкало и духовенство. Шляхта хвалилась равенством между собой; но это равенство было только на словах: в действительности Польша представляла типичную аристократическую республику - в ней господствовали знатные роды магнатов. Каждый такой род сбивал вокруг себя партию из бедных шляхтичей и распоряжался их голосами на сеймиках. Городское сословие не имело права участия в сеймиках; крестьяне, находившиеся в полной зависимости от своих панов, были задавлены крайней бедностью и участия в общественной жизни не принимали. Их обычным жилищем были жалкие, тесные мазанки, в которых помещались все вместе: мужчины, женщины, старые и малые и домашний скот. (Единственную отраду находили они в кабаке, где и проводили свои праздничные дни.) Между тем паны жили роскошно: многочисленная дворня, дорогая мебель и картины, выписанные из-за границы, частые пиры, охота, балы были принадлежностью их образа жизни. В одежде высшего дворянства старопольские кунтуши и подбритые кругом головы начали сменяться французскими атласными кафтанами и напудренными буклями, а в разговоре слышалась французская речь. Но нравы польского общества по большей части сохраняли прежнюю грубость. Пьянство, драки и насилие были весьма обыкновенны. Магнаты часто соперничали и враждовали между собой, увлекали в эту вражду своих клиентов и безнаказанно нарушали общественное спокойствие. (Например, сохранялся еще обычай заезда - внезапное вооруженное нападение на соседа и при этом захват поместья или грабеж.)

Вся законодательная власть сосредоточилась в руках государственного сейма, который обыкновенно собирался каждые два года на две или три недели. Но обычай liberum veto превратил эти сеймы в простую формальность: они не могли предпринять никакого улучшения в государстве, потому что при каждом таком решении выискивался какой-нибудь посол (член сейма), который кричал: "Не позвалям!" - и тем прерывал сейм. Такие послы, "рвавшие сейм", обыкновенно были подкуплены или каким-либо польским магнатом, или одной из соседних держав, для которых было выгодно поддерживать в Польше беспорядки (анархию).

После смерти Августа II Сильного большая часть шляхты стояла за призвание на престол прежнего короля Станислава Лещинского, которому покровительствовал французский двор как тестю Людовика XV. Но другая часть шляхты, под влиянием России и Австрии, выбрала Саксонского курфюрста Августа III (сына Августа II). Следствием этого раздвоения была междоусобная война (1733). Русское войско (выставленное императрицей Анной Иоанновной) осадило Данциг, где засел Станислав Лещинский. Франция прислала ему на помощь малочисленный отряд, который вскоре вынужден был сдаться в плен русским войскам, тогда Лещинский, переодевшись крестьянином, бежал из Данцига, и престол остался за Августом. Его тридцатилетнее правление протекло для Польши во внешнем мире, зато внутренняя безурядица продолжалась.

После смерти Августа III, как водится, явилось несколько претендентов от разных партий. Из них главные были две: одна стояла за Саксонского курфюрста, внука Августа III; другая хотела возвести на престол кого-либо из потомков древней династии Пястов; во главе этой партии был знатный род Чарторыских. Вопрос решился соседними державами, которые уже распоряжались в Польше по своему усмотрению. Екатерина II и Фридрих II приняли сторону Чарторыских и указали на их племянника Станислава Понятовского; с помощью иностранного золота и русских войск он был избран королем.

Станислав Август (1764 - 1795) был человеком хорошо образованным, с утонченными французскими манерами. Он ознаменовал свое царствование некоторыми полезными учреждениями, обратив особое внимание на воспитание юношества. Когда папа Климент XIV в 1773 году уничтожил орден иезуитов, школы, заведенные ими в Польше, были упразднены и огромное их имущество отобрано. Тогда для надзора за воспитанием учреждена была эдукационная комиссия (род министерства народного просвещения): она открыла новые школы, устроенные согласно современным требованиям; занималась подготовкой учителей и вообще оказывала большие услуги делу воспитания. Но Станислав Август не мог произвести важных изменений в Польше, в силу ничтожной своей власти; к тому же он отличался недостатком твердости и энергии и легко подпадал под влияние окружавших его людей. Польша находилась тогда в полной зависимости от трех соседних держав, в особенности от России, и посланник Екатерины II пользовался в Варшаве большим значением, чем король.

РАЗДЕЛЫ ПОЛЬШИ

Польские диссиденты (православные и протестанты) давно уже терпели разные притеснения от католиков. Находясь теперь под покровительством дворов петербургского и берлинского, диссиденты потребовали на сейме возвращения своих прав. Король, уступая убеждениям русского посланника, принял их сторону. Тогда часть шляхты, недовольная иноземным влиянием и уступками диссидентам, заключила в подольском городе Баре конфедерацию и выступила против короля и России (1768). Во главе Барской конфедерации встал род Пулавских и Каменецкий епископ Красинский; ее поддерживал французский двор, который присылал конфедератам деньги и офицеров; но эта поддержка оказалась недостаточной. Четыре года конфедераты в разных частях королевства вели войну с русскими отрядами. Россия не могла послать в Польшу больших сил, потому что Екатерина II в то время вела на юге свою первую турецкую войну. Однажды ночью несколько десятков конфедератов пробрались в Варшаву, схватили короля, когда он проезжал по улице, и увезли из города. Избегая встреч с русскими, похитители углубились в лес, где заблудились и растерялись; при короле остался только один заговорщик, который вскоре склонился на его убеждения и возвратил ему свободу. Это неудачное покушение послужило для соседних держав предлогом принять более решительные меры к успокоению Польши. Австрийские и прусские войска заняли пограничные польские земли; конфедерация была вскоре уничтожена. Фридрих II уже давно помышлял о приобретении провинций, отделявших Пруссию от Бранденбурга, и с завистью смотрел на господство русского влияния в Варшаве; он вступил в переговоры с петербургским и венским дворами и склонил их разделить между собой часть польских владений. Тогда совершился первый раздел Польши (1772). Фридрих получил земли в нижнем течении Вислы, Австрия - Галицию, а Россия - часть Белоруссии.

Такое унижение некогда могущественного Польского государства пробудило сопротивление у более просвещенной части шляхетства. Патриоты стали стремиться к совершенному преобразованию государственного устройства. Удобное для этого время наступило, когда Екатерина начала вторую турецкую войну, к которой вскоре присоединилась и война с Густавом III Шведским. Станислав Понятовский примкнул к партии патриотов; ей удалось склонить на свою сторону, против России, прусского короля Фридриха Вильгельма II. Собравшийся в 1788 году сейм решил не расходиться до тех пор, пока не будут произведены необходимые реформы в польской конституции. Руководителями патриотов выступили Игнатий Потоцкий и Малаховский. Чтобы устранить liberum veto, совещаниям была придана форма конфедерации (так как на конфедерационных сеймах не требовалось единогласия и вопросы решались большинством голосов). Этот знаменитый сейм известен в истории под названием "Конституционного" или "Четырехлетнего", потому что продолжался около четырех лет. Несмотря на оппозицию приверженцев старого порядка, патриотической партии удалось 3 мая 1791 года провозгласить новую, или преобразованную, конституцию, по которой отменялось liberum veto и престол становился не избирательным, а наследственным с королем династии курфюста Саксонского.

Чтобы победить сопротивление оппозиции, патриоты прибегли к внеочередному заседанию сейма. Обсуждение новой конституции назначено было на 5 мая. Но 3 мая, когда оппозиционная партия того не ожидала, патриоты, по заранее условленному плану, рано поутру собрались в королевском дворце и открыли заседание. Собранию представлена была страшная опасность, угрожавшая республике, а именно новый раздел Польши, и в доказательство сообщены тревожные депеши из-за границы. Король объявил, что единственное средство спасти отечество - это немедленное утверждение новой конституции; проект ее был тотчас зачитан. Между тем в зал заседания собрались и другие послы сейма, не посвященные в план патриотов, и начали громко протестовать против преобразований, особенно против наследственного престола. Но патриоты оказались в большинстве, криками одобрения заглушили голоса противников и присягнули новой конституции. Из дворца сейм, в сопровождении многочисленной толпы, отправился в собор, где подтвердил присягу при громе пушек и пении благодарственного молебна.

Но после такого важного шага сейм продолжал заниматься бесплодными совещаниями и спорами, тогда как требовались немедленные и энергичные меры для приведения в порядок финансов и армии. Шляхта и духовенство по-прежнему не хотели жертвовать своими привилегиями, в особенности свободой от податей. Некоторые магнаты (Браницкий, Феликс Потоцкий) открыто выступили против "конституции Третьего мая"; они составили Тарговицкую конфедерацию и обратились с просьбой о помощи к Екатерине II.

Между тем внешнеполитические обстоятельства изменились. Екатерина окончила войны с Турцией и Швецией, а Фридрих Вильгельм II, ввиду опасности распространения революции из Франции, сблизился с Россией, разорвав союз с поляками. Русские и прусские войска вступили в Польшу; король Станислав Понятовский по требованию Екатерины отошел от патриотической партии и присоединился к Тарговицкой конфедерации. Вслед за тем произведен был второй раздел польских земель между Россией и Пруссией (1793). Этот раздел вызвал в Польше восстание. В Варшаве вспыхнул внезапный бунт, причем русские отряды, расположенные в столице, были захвачены врасплох; значительная их часть погибла в боях на узких улицах, защищаясь от черни и польского гарнизона, а остальные успели штыками проложить дорогу к отступлению. Главнокомандующим и диктатором поляки выбрали генерала Костюшку, известного своей храбростью, честностью и патриотизмом. Сначала Костюшко имел успех в военных действиях против русских и прусских войск. Но ему не удалось собрать большие силы, потому что польское простонародье, так долго находившееся в угнетенном состоянии, равнодушно смотрело на восстание как на очередную выходку беспокойной шляхты. Из России вскоре подоспели подкрепления; верховное командование в войсках Екатерина II поручила Суворову. Костюшко при Мациовицах был разбит русским генералом Ферзеном и попал в плен. Суворов подступил к Варшаве и жестоким штурмом взял ее предместье, Прагу, после чего столица сдалась.

Тогда произведен был третий, и последний, раздел Польши между Россией, Австрией и Пруссией (1795). Станислав Август сложил с себя корону и переселился в Петербург, где вскоре и умер. Россия по третьему разделу получила Литву и Курляндию, Австрия - часть Малой Польши, а остальные земли с Варшавой достались Пруссии. Таким образом закончилось самостоятельное существование Польского королевства.

XIV. ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
1789-1799

Людовик XVI. Реформы Тюрго. Неккер. Национальное собрание. Разрушение Бастилии. Эмиграция. Якобинцы. Новое государственное устройство. Неудачное бегство короля. Австро-прусское вмешательство. Ночь 10 августа. Вальми. Казни. Конвент и террор. Французская республика. Жирондисты и монтаньяры. Казнь короля. Коалиция. Вандея. Директория и Наполеон Бонапарт. Его итальянская кампания. Новые республики. Экспедиция в Египет. Вторая коалиция и 18 брюмера. Суворов. Возвращение Наполеона

ЛЮДОВИК XVI

Людовику XV наследовал его внук Людовик XVI (1774 - 1793). Это был государь добродушный, исполненный благих намерений, но, к сожалению, весьма нерешительный и слабый характером. Он легко подчинялся влиянию своих расточительных братьев (Людовика и Карла) и супруги Марии-Антуанетты (дочери австрийской императрицы Марии-Терезии). По молодости и легкомыслию Мария-Антуанетта слишком любила роскошь и праздники и не придавала большого значения расстроенному положению финансов и вообще не старалась приобрести народного расположения.

В начале своего правления Людовик XVI попытался провести важные государственные преобразования, и особенно в финансах. Он поручил министерство финансов Тюрго, одному из лучших финансистов того времени. Тюрго предложил обширный план реформ, а именно: распространение поземельной подати на дворянство и духовенство, отмену крестьянской барщины, уничтожение цехов и внутренних таможен, затруднявших торговлю, уменьшение числа монастырей, увеличение школ и улучшение быта сельских священников, отмену тайных приказов (lettres de cachet), облегчение цензурного гнета, возвращение прав протестантам и прочее. А главное - Тюрго требовал соблюдать строгую отчетность и бережливость в расходах. Но эти реформы возбудили неудовольствие привилегированных классов; дворянство и духовенство не хотело расставаться со своей свободой от податей, чиновники - со своими незаконными доходами; королева и аристократы восстали против министра, который стремился сократить их расходы на роскошь и увеселения, на содержание многочисленных придворных должностей (королева и принцы имели свои особые придворные штаты, устроенные по образцу королевского). Людовик XVI уступил голосу недовольных и дал отставку Тюрго, а предпринятые им реформы большей частью подлежали отмене.

Тем временем началась война в Североамериканских Штатах; Франция приняла участие в этой войне против Англии; потребовались новые издержки. Людовик вверил управление финансами женевскому банкиру Неккеру; он был протестант и пользовался репутацией искусного финансиста. Неккер предложил для обсуждения финансовых затруднений созвать собрание депутатов от дворянства, духовенства и горожан. Эта мысль очень не понравилась двору, уже давно привыкшему самовластно управлять государством. Неккер обнародовал отчет о состоянии финансов (compte rendu), где были перечислены государственные доходы и расходы. Этот отчет произвел большое впечатление на публику, для которой истинное состояние финансов до того времени оставалось тайной. Средние классы прославляли Неккера, но аристократия встретила обнародование отчета негодованием. Король опять уступил голосу придворных, и Неккер получил отставку. При его преемниках положение финансов еще более ухудшилось; дефицит (превышение расходов над доходами) возрастал с каждым годом; вместе с тем росли и государственные долги (дефицит покрывался займами).

Между тем волнение средних классов не прекращалось. Молодые люди, принимавшие участие в Североамериканской войне и воспитанные под влиянием энциклопедистов, с восторгом приветствовали образование республики Соединенных Штатов; возвращаясь в отечество, они приносили с собой республиканские идеи. Только твердые и последовательные реформы могли спасти общественный порядок и династию Бурбонов; но Людовик XVI колебался: он то соглашался на строгие меры, то опять их отменял. Наконец он решился созвать собрание депутатов, так называемые Генеральные штаты, а министерство финансов снова вручил Неккеру. Последний настоял, чтобы число представителей третьего сословия, горожан, равнялось общему числу представителей первых двух сословий - дворянства и духовенства: от них было назначено по 300 депутатов, следовательно, от горожан - 600.

НАЦИОНАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ

Депутаты собрались в королевской резиденции Версале 5 мая 1789 года. Заседания были открыты тронной речью короля, но вслед за тем, при обсуждении регламента, сразу начались распри: дворянство и духовенство настаивали, чтобы каждое сословие, по старому обычаю, совещалось и подавало голоса отдельно, тогда два первых сословия представляли бы вместе два голоса, а горожане - один, следовательно, вопросы решались бы в соответствии с пожеланиями дворян и духовенства. Депутаты третьего сословия требовали общих заседаний. На их сторону перешли некоторые депутаты из духовенства, в том числе и красноречивый аббат Сьейс - по его предложению депутаты от третьего сословия стали называться Национальным собранием. Другой оратор, получивший известность на этом заседании - граф Мирабо; он рассорился с дворянством, к которому принадлежал по рождению, и был избран от депутатов третьего сословия.

Двор был оскорблен смелостью городских депутатов; король приказал им оставить зал общих заседаний и удалиться в свою палату. Когда обер-церемониймейстер объявил об этом приказе, Мирабо встал и дерзко произнес: "Передайте вашему повелителю, что мы находимся здесь по воле народа и что одна только сила штыков заставит нас удалиться". Национальное собрание осталось на месте. На следующий день к нему присоединились депутаты от дворянства, возглавляемые герцогом Орлеанским (который, хотя и был родственником короля, принимал участие в оппозиции). Добродушный король уступил и повелел остальным депутатам от дворянства и духовенства объединиться с третьим сословием. Народ праздновал эту уступку иллюминацией.

Все, происходившее в Версале, тотчас отзывалось на парижских улицах. Людовик XVI, по своему обыкновению, колебался между противоположными решениями. Сделав уступку третьему сословию, он вслед за тем уступил придворной партии и велел собрать вокруг столицы войска, чтобы устрашить парижан. Эта мера привела Париж в смятение. А когда пришло известие, что Неккер вышел в отставку, парижская чернь бросилась в оружейные лавки, арсеналы, в Дом инвалидов. Затем она осадила парижскую тюрьму Бастилию, которая была взята приступом и разрушена, а комендант ее с несколькими офицерами тут же убит. "Это явный бунт!" - воскликнул Людовик XVI, узнав о взятии Бастилии. "Нет, государь, - отвечали ему, - это уже революция". Несколько сот парижан самовольно избрали городской совет, и первым делом этого совета было образование Национальной гвардии, или гражданской стражи, из самих жителей, числом около пятидесяти тысяч человек. Король, по совету Национального собрания, утвердил эти распоряжения и согласился удалить войска от столицы. Начальником Национальной гвардии был избран маркиз Лафайет, подвиги которого в Североамериканской войне были хорошо известны.

Брат короля Карл граф д'Артуа, принцы Конде, Конти и некоторые другие вельможи поняли, что со взятием Бастилии уже началась революция, и поспешили для своей безопасности оставить Францию. Их примеру последовали многие, и таким образом образовалась французская аристократическая эмиграция.

Из столицы беспорядки распространились в провинции. Во многих местах городская чернь преследовала и убивала королевских чиновников, а крестьяне грабили и оскорбляли дворян, жгли монастыри и замки - ненавистные для них памятники феодального угнетения. Волнению умов способствовали так называемые клубы (образовывавшиеся по образцу английских). Из них наиболее известен Якобинский клуб, он был создан несколькими членами Национального собрания, а название свое получил от монастыря Святого Якова, так как собирался в здании, ему принадлежавшему. Число членов этого клуба быстро увеличивалось, он имел своих агентов в разных частях Франции и везде настраивал народ против королевского правительства. Главным же орудием в руках революционных агитаторов служила парижская чернь, голодная и оборванная (санкюлоты)*. Однажды многочисленная толпа этой черни, состоявшая отчасти из женщин, отправилась в Версаль и с угрозами требовала, чтобы король переехал в Париж. Она ворвалась уже в королевский замок, когда подоспел начальник Национальной гвардии Лафайет и с трудом спас королевское семейство от оскорблений. Людовик не решился оказать сопротивления и отправился в Париж в сопровождении той же самой толпы. Вместе с ним переехало в столицу и Национальное собрание, которое уже давно присвоило себе первое место в государстве и неутомимо занималось разными преобразованиями. В столице заседания депутатов происходили в одном из манежей, в котором наверху устроены были галереи для публики, а внизу в виде амфитеатра поставлены скамьи для членов собрания. В этом собрании каждая партия располагалась на определенном месте. Партия народная, или демократическая, стремившаяся к отмене монархического правления, заняла скамьи по левую сторону от президентского кресла; а по правую сторону поместились ее противники, которые были гораздо умереннее демократов и желали только ограничить королевскую власть конституционными учреждениями. Народная партия, состоявшая преимущественно из якобинцев, оказывала давление посредством преданной ей парижской черни. Обыкновенно с раннего утра галереи заполнялись людьми низших классов; речи демократических ораторов встречались здесь шумными знаками одобрения, а их противников толпа старалась перекричать угрозами. Граф Мирабо, видя, к чему ведет господство невежественной, необузданной черни, пытался было остановить события и поддержать короля, но вскоре умер.

______________________

* Санкюлоты - дословно: те, кто носит длинные штаны; в отличие от аристократов, носивших короткие штаны и туфли с пряжками.

______________________

Главные изменения, произведенные Национальным собранием в государственном устройстве, были следующие: объявлено равенство всех французов перед законом; отменялись все дворянские титулы и привилегии, все монашеские ордена; земли, принадлежащие духовенству, отбирались и превращались в так называемое "национальное имущество", а духовенству устанавливалось определенное жалованье. Чтобы помочь государственным финансам, были выпущены бумажные деньги, или ассигнации, обеспеченные национальным имуществом. Сначала ассигнации пользовались доверием, но от их чрезмерного выпуска скоро потеряли кредит, и финансовые затруднения увеличились. Вместо прежнего исторического деления на провинции, Франция разделена была теперь на 83 департамента, или округа, почти равных по величине и имевших одинаковое устройство. Неограниченная королевская власть отменялась, и король становился только первым сановником государства; право издавать законы предоставлялось так называемому Законодательному собранию, составленному из народных представителей.

Людовик XVI, по совету приближенных, задумал бежать со своим семейством на северо-восточную границу, собрать там оставшиеся верными ему полки и призвать иностранные державы на помощь против революции. Бегство удалось, но в одном из городов короля узнали якобинские агенты, которые тотчас подняли на ноги окрестную чернь. Людовик был привезен обратно в Париж и с тех пор находился под надзором. Вслед за тем его вынудили торжественно присягнуть конституции. Национальное собрание, считая свое дело оконченным, немедленно разошлось (в сентябре 1791 года), и место его на время заняло новое собрание депутатов, известное под названием Законодательного.

АВСТРО-ПРУССКОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО

Французские эмигранты, число которых росло, собрались на восточной границе Франции, во владениях соседних германских князей, образовали военные отряды и вошли в сношения с иностранными державами, призывая их на помощь Людовику XVI. Европейские государи и без того с беспокойством смотрели на события во Франции, потому что они могли служить заразительным примером для других народов.

Император Священной Римской империи Франц II, племянник Марии-Антуанетты, заключил союз с прусским королем Фридрихом Вильгельмом, чтобы общими силами восстановить монархическую власть во Франции. Узнав об этом, французы первыми объявили войну императору. Войска союзников вместе с отрядами эмигрантов двинулись во Францию. Прусский главнокомандующий, герцог Брауншвейгский, издал манифест к французам, в котором грозил страшной карой, если они не смирятся перед королевской властью. Но этот манифест только повредил Людовику, вызвав во Франции негодование. В Париже народ тотчас потребовал совершенного низложения короля, объявляя его изменником, призвавшим иностранные войска против отечества. Ночью 10 августа 1792 года вооруженные толпы, собравшиеся из парижских предместий, вломились в Тюильри, перебили несколько сотен наемников швейцарской гвардии, оказавшей мужественное сопротивление, и подвергли дворец разграблению. Людовик с семейством спасся в зале Законодательного собрания. Отсюда он был отведен в мрачный замок Тампль, где содержался как пленник.

Эмигранты уверяли пруссаков и австрийцев, что французский народ ждет их как своих избавителей от владычества революционеров и что они не встретят во Франции большого сопротивления, но ожидания их не оправдались. Успехи союзников ограничились взятием нескольких пограничных городов. В Арденских проходах их встретила французская армия под командованием генерала Дюмурье; эта революционная армия (которую эмигранты с презрением называли сбродом портных и сапожников) состояла из рекрутов еще неопытных и плохо вооруженных, но обнаруживших чрезвычайное мужество. Медленный, нерешительный герцог Брауншвейгский потерпел неудачу во время атаки французов, занявших высоты Вальми, в сентябре 1792 года); вслед за тем Дюмурье разбил австрийцев при Жемапе. Союзники отступили. При Вальми в прусской армии находился в качестве наблюдателя знаменитый поэт Гёте. Здесь им сказаны торжественные слова: "На этом месте в этот день начинается новая эпоха всемирной истории".

Между тем в Париже власть оказалась в руках кровожадных демагогов, заседавших в городском совете. Этим советом руководили три человека: Робеспьер, Дантон и Марат. Когда союзные войска вступили во Францию и роялисты затаили надежду на восстановление королевской власти, Дантон и его товарищи предложили устрашить их массовыми казнями, что и было приведено в исполнение. (Тогда же для ускорения казней впервые была применена машина, известная под названием гильотина.)

КОНВЕНТ И ТЕРРОР

В это время выступило на историческую сцену новое объединение депутатов, называвшее себя национальным Конвентом. Первое, что сделал национальный Конвент, это провозгласил Францию республикой. В Конвенте тоже две главные партии оспаривали власть друг у друга: жирондисты и монтаньяры. Жирондисты (получившие свое название от реки Жиронды в Южной Франции, откуда преимущественно вышли депутаты этой партии) превосходили своих противников образованием и ораторским талантом; напитанные идеями Жан-Жака Руссо и воспоминаниями о республиканских доблестях Древнего Рима, они мечтали утвердить во Франции умеренно-демократическую республику. Монтаньяры, или "гора" (назвавшие себя так по верхним скамьям, которые они занимали по левой стороне зала собрания), были демократы крайних взглядов; они действовали смелее своих противников и находили себе опору в якобинских клубах и в буйной парижской черни. Главарями монтаньяров были Робеспьер, Дантон и Марат. Они хотели сделать невозможным возвращение монархии во Франции и, чтобы разверзнуть пропасть между старой и новой Францией, потребовали казни короля. Людовик XVI был обвинен в замыслах против общественной свободы и безопасности и осужден на смерть. Жирондисты хотели спасти короля, но не проявили достаточного мужества и малодушно уступили грозным крикам черни, наполнявшей входы и галереи собрания.

21 января 1793 года Людовик XVI с обычным своим спокойствием и христианским смирением взошел на эшафот. "Французы! - обратился он к народу. - Я умираю невинным. Я прощаю моим врагам и молю Бога, чтоб Он также отпустил им и чтобы кровь моя не пала на Францию..." Звуки барабанов заглушили голос короля, и голова его упала под топором гильотины. Королева Мария-Антуанетта также погибла на эшафоте, а малолетний дофин (получивший после смерти отца при иностранных дворах титул Людовик XVII) умер в темнице от жестокого обращения.

Казнь короля и провозглашение республики окончательно настроили европейских государей против Французской революции. Образовалась коалиция, куда вошли Англия, Голландия, Германия, Испания, Португалия и Неаполь. В самой Франции вспыхнуло междоусобие; некоторые провинции отказывались повиноваться Конвенту. Особенно упорное восстание произошло в Вандее (на западе Франции, между Луарой и Шарантой). Здесь более, чем в других провинциях, сохранились патриархальные отношения между дворянами и сельским населением; притом народ сохранял преданность католической религии и очень уважал своих священников. Между тем якобинцы начали гонение и на христианскую религию. Конвент отменил католичество и объявил поклонение новому божеству - Разуму. Вандейцы под предводительством своих дворян усердно отстаивали монархию и Церковь; сама местность Вандеи, изобилующая зарослями кустарника, болотами, оврагами и пещерами, помогала им в борьбе с республиканскими войсками. С моря жителей поддерживали английские корабли. Заодно с вандейцами восстала и соседняя провинция - Бретань, жители которой назвали себя шуанами.

Таким образом со всех сторон поднимались враги революции. Но Конвент в это критическое время проявил необыкновенную энергию. Для защиты свободы и независимости отечества он призвал под оружие почти всю французскую молодежь и выставил более миллиона человек. Даровитый, деятельный инженер Карно, заведовавший военным министерством, в короткое время образовал четырнадцать армий и послал их на все границы, откуда угрожало подкрепление роялистам. А против внутренних врагов Конвент решил употребить систему террора (страха). Из нескольких его членов был учрежден комитет общественной безопасности, которому вручалась неограниченная власть - казнить противников республики. В числе первых жертв террора погибли жирондисты. Гильотина приведена была в действие, и ежедневно десятки казненных (преимущественно бывших дворян) обагряли своей кровью парижские площади. В провинциях жители неповиновавшихся городов после их усмирения целыми толпами подвергались избиению. Многих казнили без всякой причины, просто по одному подозрению или по произволу комиссаров.

Террор достиг страшных размеров, никто не мог поручиться за свою жизнь, и наконец сами монтаньяры начали истреблять друг друга. Робеспьер, руководивший комитетом общественной безопасности, не желая делить власть с Дантоном, заставил осудить его на смерть. (Кровожадный Марат еще прежде был убит романтичной девушкой, Шарлоттой Корде, которая тем самым думала избавить Францию от террора.) Наконец господство террористов сделалось всем до того тягостным, что более умеренные члены Конвента решились поднять голос против Робеспьера и обвинили его в стремлении к диктаторской власти. И Робеспьер погиб на эшафоте вместе с самыми ревностными своими приверженцами (в июле 1794 года). Этими казнями окончилось время террора. Остальные вожди террористов (д'Эрбуа, Варрен, Баррер и другие) были сосланы в Кайенну. Тюрьмы распахнули двери, и только в одном Париже освобождено было до десяти тысяч заключенных, клуб якобинцев закрыт, а парижские предместья были разоружены; народу возвращено свободное исповедание католической религии.

ДИРЕКТОРИЯ И НАПОЛЕОН БОНАПАРТ

Конвент дал Франции новую конституцию, по которой законодательная власть вручалась двум представительным собраниям: совету пятисот и совету старейшин, первый должен был предлагать законы, а второй обсуждать их - и потом отвергать или принимать. Исполнительная власть переходила к так называемой Директории, состоявшей из пяти директоров. Но едва закрылся Конвент (в октябре 1795 года), как директора, в сущности, сделались неограниченными правителями государства. Они нашли государственные дела в крайнем беспорядке. Казна была пуста, и ассигнации, выпускаемые в неумеренном количестве, совершенно упали в цене; торговля и промышленность почти прекратились; армии терпели крайний недостаток в жизненных припасах и амуниции; национальное имущество - земли, конфискованные у короля, духовенства и эмигрантов, были почти все распроданы.

Между тем республиканские армии, несмотря на многие недостатки и лишения, бодро сражались на всех границах. Восстание в Вандее после многих усилий было наконец подавлено. Европейская коалиция действовала недружно, и войска союзников безжизненно растянулись вдоль французских границ. Яростная борьба происходила на Рейне, который французы всегда стремились сделать своей восточной границей, и им действительно удалось отнять у австрийцев Бельгию, а у пруссаков владения на левом берегу Рейна; последние вскоре вышли из коалиции. В этих войнах обнаружили талант многие республиканские генералы, вышедшие по большей части из низших классов: Журден, Пишегрю, Гош, Моро, Массена. Но вскоре всех этих генералов затмил гений Наполеона Бонапарта.

Наполеон родился в 1769 году в городе Аяччо, на Корсике. Он воспитывался в военной Бриеннской школе и потом поступил на службу артиллерийским офицером. Первый случай к отличию дала ему осада Тулона. Эта военная гавань восстала против революционеров и перешла к англичанам. Она была осаждена республиканскими войсками, причем Наполеону поручено было начальствовать над осадной артиллерией. Он так искусно направлял выстрелы, что английский флот должен был покинуть гавань, и республиканцы взяли Тулон. Двадцатичетырехлетний капитан Бонапарт получил за эту осаду чин бригадного генерала. Дальнейшему его возвышению способствовало следующее событие. Когда в Париже был уничтожен террор, роялисты приняли это за конец революции и, считая, что настало время восстановить во Франции монархию, обратились к Национальной гвардии, и часть ее, числом 40 000, двинулась на Тюильри, где заседал Конвент. На защиту Конвента успели собрать 7 000 солдат, отдав их под командование Барраса; тот пригласил себе в помощники Бонапарта. За несколько часов Наполеон укрепил подступы к Тюильри и встретил мятежников такой убийственной картечью, что они скоро обратились в бегство. Баррас стал одним из пяти директоров республики, а Наполеон получил под командование альпийскую армию, которая защищала юго-восточные пределы Франции против сардинских и австрийских войск.

Бонапарт нашел альпийскую армию в жалком состоянии, голодную и оборванную; сдерживаемые ею войска превосходили числом. И все-таки, несмотря ни на что, он немедленно от обороны перешел к наступлению. Его итальянская кампания 1796 - 1797 годов была отмечена рядом блестящих побед (при Лоди, Кастильоне, Арколе, Риволи). Австрийцы, несмотря на сильное подкрепление, были вытеснены из Верхней Италии. Государи и республики итальянские, оставшиеся беззащитными, осуждены были Наполеоном на чрезвычайные контрибуции; они должны были отдать французам лучшие картины, статуи, рукописи, а главное - огромные суммы денег и военные припасы. Такая же контрибуция была наложена и на папу Пия VI. Наполеон не только обеспечил содержание своей армии, но прислал и Директории значительные суммы, так что правительство Франции поправило свои финансы и начало заменять бумажные деньги звонкой монетой. Из Италии Наполеон вступил в наследственные австрийские владения и уже грозил идти прямо на Вену. В то же время другая французская армия, под командованием Моро, действовала против австрийцев со стороны Рейна. Австрийские генералы вынуждены были вступить в переговоры с Бонапартом. По миру, подписанному близ Кампоформио (в октябре 1797 года), германский император отказывался от Ломбардии, Бельгии и других рейнских владений. Как вознаграждение за эти уступки Австрия получала Венецию с ее владениями в Истрии и Далмации. Венецианская республика была в то время уже так слаба, что не оказала почти никакого сопротивления, когда Наполеон уничтожил в ней прежнее аристократическое правление, а потом отдал ее Австрии.

Ломбардия была обращена в так называемую Цизальпинскую республику, союзную с Французской, а Генуэзская республика - в Лигурийскую. Из Голландии изгнан французами Оранский дом, и она обращена в Батовскую республику. Вскоре и сам Рим был занят французскими войсками; провозглашена Римская республика, а папа Пий VI умер пленником во Франции. В Швейцарию тоже вторглись французы, преобразовали эту республику по образцу Французской и назвали ее Гельветической. Потом из Неаполя был изгнан дом Бурбонов, и там учреждена Партенопейская республика; Сардинское же королевство (собственно Пьемонт) присоединено к Франции. Король сардинский (Карл Эммануил) удалился на Сардинию, а неаполитанский (Фердинанд IV) - на Сицилию; эти острова остались в их руках благодаря господству английского флота в Средиземном море.

Кампоформийский мир расстроил первую коалицию против Франции; но война с Англией еще продолжалась. Во главе английского кабинета министров находился тогда Питт Младший, который стал самым непримиримым врагом Французской революции. Директория задумала снарядить высадку войск в Англии и назначила туда главнокомандующим Наполеона. Но он нашел подобное предприятие слишком трудным, так как Англия была защищена многочисленным флотом. Он убедил директоров послать экспедицию для завоевания Египта, чтобы оттуда угрожать английским владениям в Ост-Индии.

Эта экспедиция была подготовлена в глубочайшей тайне: тридцать шесть тысяч отборного войска сели в Тулоне на корабли, еще не зная, куда плывут, только в открытом море Наполеон объявил, что цель их - Египет (1798). По дороге он отнял остров Мальту у мальтийских рыцарей. (Потом англичане завоевали Мальту у французов*.) Французы благополучно достигли Египта и высадились близ Александрии. Тем временем английский адмирал Нельсон тщетно искал их по Средиземному морю; он обнаружил французский флот у берегов Египта уже после его высадки; англичане немедленно напали на французские корабли и истребили их у мыса Абукир. Таким образом, высадившаяся французская армия была отрезана от своего отечества.

______________________

* В настоящее время республика Мальта входит в состав Британского содружества.

______________________

Египтом в то время владели мамлюки, находившиеся в зависимости от Турции. Мамлюкские беи встретили французов во главе своей многочисленной и храброй конницы. Главная битва произошла близ Каира в виду пирамид. Бонапарт обладал замечательным даром воодушевлять свои войска. "Солдаты, - воскликнул он, - сорок веков смотрят на вас с вершины этих пирамид". Он построил войска в каре, так что они представляли собой живые крепости, о которые разбились все атаки стремительной мамлюкской конницы. Потом было одержано еще несколько побед, и весь Египет, до самых Сиенских водопадов, достался французам. Французскую армию сопровождало целое общество ученых, которые под защитой военных отрядов изучали древние памятники Египта. (С тех пор, собственно, и началось знакомство европейцев с египетскими древностями и иероглифами.) Покорив Египет, Наполеон двинулся в Сирию, но тут при осаде приморского города Сен-Жан д'Акра он потерпел первую неудачу: турки, поддерживаемые английскими кораблями, отбили французов, и Наполеон возвратился в Египет. Наступившее затем бездействие скоро начало его тяготить. Притом из Европы доносились слухи, что Франция находится в опасности - вторая европейская коалиция перешла в наступление. Тогда он передал командование армией генералу Клеберу, сел на фрегат и счастливо достиг французских берегов, хотя Средиземное море кишело английскими крейсерами. Клебер оказался отличным генералом, но он погиб от кинжала мусульманского фанатика. После его смерти французы, подавленные превосходящими силами турок и англичан, вынуждены были пойти на капитуляцию и на английских кораблях переправились во Францию.

ВТОРАЯ КОАЛИЦИЯ И 18 БРЮМЕРА

Англия решила воспользоваться отсутствием Бонапарта и успела собрать против Франции вторую европейскую коалицию. На этот раз к ней примкнули: Австрия, Россия и Турция. Русский император Павел I (после занятия французами Мальты, возложивший на себя звание гроссмейстера Мальтийского ордена) отправил в Италию Суворова, который принял здесь командование объединенной русско-австрийской армией (1799). На берегах Адды Суворов вынудил генерала Моро к отступлению. На помощь к Моро поспешил из Неаполя Макдональд, но Суворов не дал им соединиться и разбил Макдональда на реке Треббия. Тогда Директория сместила обоих генералов и назначила полководцем молодого Жубера, подававшего большие надежды. Он сразился с войсками Суворова у подножия Апеннин, возле городка Нови. Битва была упорная, Жубер пал в начале боя, и французы опять потерпели поражение. Почти вся Италия была очищена от французских войск, и восстановлены прежние правительства. (После удаления Макдональда из Южной Италии, Партенопейская республика была уничтожена партией роялистов с помощью русской эскадры адмирала Ушакова, и Фердинанд IV возвратился со своим двором из Сицилии в Неаполь. Неаполитанское правительство, находившееся под жесткой рукой супруги Фердинанда IV Каролины, сестры Марии-Антуанетты, отпраздновало свое возвращение казнями республиканцев. Римская республика также была уничтожена, и в Риме занял свое место новый папа - Пий VII.)

Однако скоро успех оставил союзников. По новому плану кампании австрийцам предстояло в Италии действовать одним, а русское войско должно было сосредоточиться в Швейцарии. Притом беспрерывное вмешательство австрийского гофкригсрата (придворного военного совета) в действия союзной армии и недоброжелательство австрийских генералов вызывали у Суворова большое неудовольствие. Он получил приказ оставить Верхнюю Италию и соединиться с русским генералом Римским-Корсаковым, который занимал Швейцарию вместе с австрийским эрцгерцогом Карлом. Обещанные припасы и вьючные животные не были доставлены австрийцами вовремя, и Суворов, испытывая большие трудности, должен был совершить переход через Альпийские горы (Сен-Готард). Но соединиться с Римским-Корсаковым не удалось: он был разбит французским генералом Массеной и отступил на север; причиной поражения был преждевременный уход из Швейцарии эрцгерцога Карла, который не дождался Суворова и оставил русский корпус один на один с сильной неприятельской армией. Массена думал, что теперь ему будет легко окружить Суворова и вынудить к капитуляции; но престарелый герой проложил себе путь новыми победами и после неимоверно трудного похода достиг Баварии. В то же время другой русский корпус (генерала Германа) высадился вместе с англичанами в Голландии, чтобы изгнать оттуда французов, но потерпел неудачу в битве при Бергене против генерала Брюна. Тогда Павел I, недовольный союзниками, отозвал свои войска в Россию.

Именно в это время Наполеон возвратился из Египта во Францию и был встречен с величайшей радостью. Хотя Франция уже избавилась от внешней опасности, которая грозила ей со стороны второй коалиции, но внутренний порядок еще не был упрочен. Народ, утомленный борьбой партий, жаждал спокойствия и твердого правительства. Но он хотел также удержать приобретенное во время революции равенство всех граждан перед законом. Поэтому, с одной стороны, он не желал возвращения старого монархического строя, с другой - не хотел господства якобинцев, которое грозило новым террором и анархией. Тогда общее внимание сконцентрировалось на Бонапарте; от него ожидали водворения порядка и безопасности, личной и имущественной.

Бонапарт понял, чего от него ждут, и превосходно воспользовался обстоятельствами. Он заручился поддержкой Сьейеса, одного из пяти директоров, и других высших сановников. По их настоянию оба совета, старейшин и пятисот, из Парижа были переведены в ближний город Сен-Клу, Директория отменена, а генералу Бонапарту вручалась власть над вооруженными силами в столице и ее окрестностях. Эти меры вызвали негодование республиканской партии. Когда Бонапарт явился в совет пятисот, его встретили неистовыми криками и угрозами, и только сопровождавшие гренадеры спасли генерала от рук республиканцев. Тогда он приказал солдатам очистить зал заседаний. Солдаты со штыками наперевес ворвались в собрание, гром барабанов заглушил голоса ораторов, и члены совета были разогнаны. Этот переворот известен в истории под названием 18 брюмера.

С учреждением республики во Франции был изменен и календарь; вместо общепринятых названий месяцев стали применяться революционные: вандемьер, брюмер, фример... 18 брюмера приходилось на 9 ноября 1799 года. Тогда же вошли в моду названия по образцу древней Римской республики: консулы, сенаторы, трибуны, префекты и прочие. Женщины-республиканки оставили пудру и огромные фижмы, напоминавшие королевскую Францию, и изменили свой костюм во вкусе античной простоты, впрочем, иногда в ущерб стыдливости.

Законодательная власть была вручена собранию представителей, получившему название законодательного корпуса. Кроме того, учрежден сенат, главное назначение которого состояло в том, чтобы наблюдать за выполнением конституции. Власть исполнительная вручалась трем консулам, избранным на десять лет. Один из них был Бонапарт, получивший звание первого консула. Он немедленно сосредоточил в своих руках все управление страной, а товарищи его сделались только советниками.

XV. ВРЕМЕНА ПЕРВОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ ИМПЕРИИ
1804-1815

Наполеон - первый консул. Его административная деятельность. Маренго. "Адская машина". Наполеон - император. Аустерлиц и Тильзит. Третья коалиция. Рейнский союз. Пруссаки и Йена. Континентальная система. Пий VII. Французы в Испании. Эрфурт и Шёнбрунн. Война с Австрией. Германское движение. Реформы в Пруссии. Состояние Франции. Поход в Россию. Война за освобождение Германии. Лейпцигская битва. Союзники во Франции. Реставрация Бурбонов и Венский конгресс. "Сто дней". Ватерлоо. Священный союз

НАПОЛЕОН - ПЕРВЫЙ КОНСУЛ

Получив в свои руки власть, Бонапарт немедленно показал, что он не только военный гений, но и очень искусный администратор. Он быстро начал приводить в порядок финансы, управление и судопроизводство и выбрал себе способных помощников из всех партий (например, Талейран, как ловкий дипломат, получил заведование министерством иностранных дел, а хитрый Фуше сделан начальником полиции). Бонапарт говорил, что "теперь не должно быть ни якобинцев, ни умеренных, ни роялистов, а пусть все будут просто французы". Одной из важнейших его мер для утверждения порядка и обуздания умов было восстановление во Франции Католической церкви: первый консул заключил с папой Пием VII конкордат, в силу которого Франция была разделена на десять архиепископств и пятьдесят епископств. Духовенству определено содержание от государства, а земли, отобранные у церкви и эмигрантов, утверждены за их новыми владельцами; этой мерой Наполеон успокоил многочисленных собственников, раскупавших во время революции так называемое национальное имущество.

Далее следует остановиться на развитии областного управления. Наполеон возобновил должности прежних губернаторов, или интендантов, но под другим названием - префектов; они сделались начальниками департаментов, а сами подчинялись министру внутренних дел; департаменты подразделялись на уезды, подчиненные подпрефектам, а уезды - на общины, подчиненные мэрам. Каждый уезд имел свой гражданский трибунал, а каждый департамент - свой уголовный трибунал; по различным частям государства было распределено несколько апелляционных судов, и над всеми ними стоял высший, или кассационный, суд. Этими учреждениями Бонапарт довершил дело, начатое Ришелье и Людовиком XIV - государственную централизацию: таким образом административные нити от всех пунктов государства были сосредоточены в руках верховного, или центрального, правительства. Реорганизацию судебной власти Бонапарт закончил впоследствии изданием свода законов, названного Кодексом Наполеона. Созданный мощный и разветвленный аппарат полиции восстановил общественную безопасность; деревни очистились от многочисленных разбойничьих шаек, которые были неизбежным следствием революционной анархии. А вместе с общественным спокойствием и доверием к твердому, энергичному правительству вновь ожили земледелие, промышленность и торговля. Парижские банкиры охотно ссудили Бонапарту денежные суммы на первые расходы; скоро он так преобразовал финансы (чего не было уже целое столетие), что государственный бюджет во Франции впервые стал в равновесии доходов и расходов.

Между тем война с Австрией и Англией продолжалась. Первый консул поручил командование на Рейне генералу Моро, а сам поспешил в Верхнюю Италию, откуда французы были вытеснены победами Суворова. Здесь Наполеон выиграл у австрийцев знаменитую битву при Маренго (1800). Наполеон с большими трудностями совершил переход через Альпы (Сен-Бернар) и с шестидесятитысячной армией очутился в тылу австрийского главнокомандующего Меласа. Главное сражение произошло при деревне Маренго (в Пьемонте). Сначала французы его проиграли, потому что силы их были ослаблены раздроблением отрядов (разосланных Наполеоном в разные пункты, чтобы не упустить Меласа из своих рук). Австрийский главнокомандующий с поля битвы уже отправился в соседний город Александрию и оттуда разослал курьеров к разным дворам с известием о победе. Но в это время генерал Дезе, накануне отряженный Наполеоном и еще недалеко отошедший от главной армии, услыхал пальбу и поспешил со своей дивизией на помощь. Сражение возобновилось, и австрийцы были разбиты наголову. В том же году в Юго-Западной Германии Моро выиграл у австрийцев большую битву при деревне Гогенлинден. Тогда Австрия вынуждена была заключить Люневильский мир, который подтвердил условия Кампоформийского. Вскоре и Англия заключила с Францией мир в Амьене (1802). Но уже в следующем году, ввиду неисполнения некоторых пунктов договора (например, об очищении англичанами острова Мальты), военные действия возобновились. Английский флот снова начал отбирать у французов колонии, блокировать французские гавани и берега и захватывать корабли. (Он также способствовал восстанию и освобождению негров от французского владычества на острове Сан-Доминго.) В ответ на это Наполеон занял своими войсками курфюршество Ганноверское, принадлежавшее английскому королю.

Во Франции партия наиболее ревностных республиканцев с неудовольствием смотрела на утверждавшуюся власть Наполеона и доверие к ней народа, а роялисты видели в нем самого опасного врага Бурбонов. Поэтому начались покушения на жизнь первого консула. Заговорщики устроили так называемую "адскую машину", или бочку с порохом, которая должна была взлететь на воздух при проезде Наполеона по одной из улиц. Но случайно он проехал несколькими мгновениями раньше взрыва и тем спасся. Покушение вызвало еще более жесткие полицейские меры и - еще большую преданность народа Наполеону; он был объявлен пожизненным консулом с правом назначать себе преемника. Теперь ему недоставало только титула величества. Роялисты задумали новое покушение, и на этот раз возглавили заговор генерал Пишегрю и Жорж Кадудаль, бывший предводитель шуанов. Заговор был открыт полицией, и участники его схвачены; Пишегрю умер в тюрьме, а Кадудаль - на плахе. Генерал Моро, замешанный в заговоре, получил позволение удалиться в Америку. Слухи обвиняли в соучастии с заговорщиками и молодого герцога Ангиенского (сына принца Конде), который в то время жил недалеко от французской границы, в баденском городе Эттингейме. Наполеон решил навести ужас на роялистов; он приказал французским жандармам захватить герцога Ангиенского и предать его военному суду; последний без всяких доказательств приговорил его к смерти, и герцог был расстрелян в крепостном рву Венсенского замка (1804). Этот шаг вызвал сильное негодование со стороны иностранных держав.

НАПОЛЕОН - ИМПЕРАТОР. АУСТЕРЛИЦ И ТИЛЬЗИТ

В том же 1804 году, по решению сената, титул первого консула был заменен императорским, с наследственным правом в семействе Бонапарта. Чтобы возвысить императорский трон, Бонапарт окружил себя новой аристократией, щедро одаренной доходными должностями и пышными титулами. Так, братья Наполеона получили титулы императорских высочеств, а его лучшие генералы возведены в звание маршалов империи (Журдан, Массена, Лан, Ней, Мюрат, Ожеро, Сульт, Бернадот и прочие); восстановлены были также многие должности и церемонии старого двора. Еще прежде того Наполеон, в награду за военные и гражданские заслуги, учредил орден Почетного легиона, со значительной денежной пенсией. Коронование императора совершилось с чрезвычайной пышностью в соборе Парижской Богоматери; Наполеон уговорил папу Пия VII для этой церемонии лично приехать в Париж. К титулу императора Франции Бонапарт немедленно прибавил и титул короля Италии, так как Цизальпинскую республику он преобразовал в Итальянское королевство. Наместником в Милане он назначил пасынка своего Евгения Богарне, в звании вице-короля.

Наполеон задумал нанести удар англичанам и начал сосредоточивать корабли и войска в северных гаванях, чтобы произвести высадку в Англии. Англичане всеми силами старались отвлечь его от этого предприятия войной на континенте. С помощью денежных субсидий им удалось составить третью европейскую коалицию против Франции, объединив Россию, Австрию и Швецию. Тогда Наполеон оставил свои приготовления к высадке и поспешил в Германию, чтобы напасть на австрийцев прежде, чем подоспели к ним на помощь русские войска. Австрийский генерал Мак занял позицию у города Ульма (в Вюртембергском королевстве) и ожидал французов с запада. Наполеон направился несколько севернее, причем прошел через франконские владения Пруссии, несмотря на ее нейтралитет; затем окружил австрийскую армию и отрезал ей сообщение с Веной. Мак растерялся и сдался в плен с двадцатипятитысячным войском. Русские войска, шедшие к нему на соединение под командованием Кутузова из Баварии, после этого повернули назад. Наполеон занял Вену и отсюда двинулся в Моравию, где собрались русские и австрийские войска. Здесь, возле деревни Аустерлиц, произошла главная битва (1805). Союзная армия находилась под командованием Кутузова, но ею распоряжались оба императора, Франц II и Александр I. Она была поставлена в такое невыгодное положение, что Наполеон легко прорвал ее центр, а потом нанес сокрушительное поражение. Император Франц после Аустерлица поспешил заключить мир в Пресбурге. Австрия должна была отказаться от Тироля и Венецианской области; последнюю Наполеон присоединил к своему Итальянскому королевству. Но Англия и Россия продолжали войну. За несколько недель до Аустерлицкой битвы английский адмирал Нельсон уничтожил соединенный франко-испанский флот на юге Испании при мысе Трафальгар. ("Англия уверена, что каждый исполнит свой долг", - повелел он передать своим морякам перед сражением.) Эта победа, впрочем, стоила англичанам дорого: здесь они потеряли Нельсона. Спустя несколько месяцев умер и глава английского кабинета министров Питт Младший.

После Пресбургского мира Наполеон изгнал из Неаполя династию Бурбонов и отдал Неаполитанское королевство своему брату Иоахиму I Бонапарту. Бурбоны опять нашли убежище на Сицилии. В то же время и в Голландии было отменено республиканское устройство; королем ее назначен другой брат Наполеона, Людовик (отец будущего императора Наполеона III). Следствием Пресбургского мира был окончательный распад Германской империи. Франц II незадолго до того отказался от звания германского императора и принял титул императора Австрийского. Вся Западная Германия подпала под власть Наполеона. Чтобы вознаградить германских князей за их владения на левом берегу Рейна, отошедшие к Франции, им отданы были на правом берегу многие вольные имперские города и земли духовных князей (последние таким образом были секуляризованы - обращены в светские владения). Двум герцогам, Баварскому и Вюртембергскому, Наполеон даровал титул королей, а Баденскому - титул великого герцога, и увеличил их земли за счет тирольских и швабских провинций, отошедших от Австрии по Пресбургскому миру. Наконец в следующем, 1806 году Бонапарт образовал из западногерманских владений Рейнский союз (Бавария, Вюртемберг, Баден, Дармштадт и другие), а себя назвал протектором этого союза. Чтобы вознаградить членов Рейнского союза за добровольное подчинение Франции, мелкие феодальные владетели, находившиеся в пределах этого союза, были медиатизованы. самостоятельность их и права отменены, и они сделались подданными больших владетелей (королей и герцогов).

Из великих держав только Пруссия не принимала еще участия в коалиции против Наполеона. Здесь царствовал в то время сын Фридриха Вильгельма II Фридрих Вильгельм III (1797 - 1840), который отличался миролюбивым характером и хотел сохранить нейтралитет, несмотря на убедительные просьбы России и Австрии вступить в союз. Но скоро поведение Наполеона поставило Пруссию в унизительное положение: он не уважал ее нейтралитета и во время войн двигал свои войска через ее владения как ему заблагорассудится. Более того, он вздумал обменять некоторые прусские земли на Ганновер, а потом, когда завязались переговоры с Англией, Наполеон обещал ей возвратить Ганновер и даже не предупредил о том Пруссию. Поэтому общественное мнение в Берлине требовало войны; прусские офицеры, все еще гордые победами Фридриха Великого, с презрением отзывались о французах и горели желанием унизить высокомерного выскочку. Королева Пруссии, "прекрасная Луиза", поддерживала воинственную партию и нередко на коне появлялась на разводах войск. Фридрих Вильгельм III наконец уступил этой партии и примкнул к союзу России и Англии против Франции (1806).

Наполеон поступил с пруссаками так же, как год назад с австрийцами; прежде нежели подоспела помощь русских войск, он во главе многочисленной отборной армии молниеносно прошел в Тюрингию и Саксонию, где в то время маневрировали прусские войска. Войска эти, навербованные из всякого сброда, не были воодушевлены патриотическим чувством и обучались по системе Фридриха II, тогда уже устаревшей, внешний порядок сохранялся в них только с помощью строгих телесных наказаний; притом офицерские места по-прежнему составляли исключительную прерогативу дворянского сословия. Поэтому Наполеону не стоило большого труда разгромить прусскую армию. Он уничтожил корпус принца Гогенлоэ при Иене, а маршал Даву в тот же день разбил при Ауэрштедте другую часть прусской армии, под предводительством главнокомандующего герцога Брауншвейгского. После этих поражений пруссаками овладел панический страх; многие крепости, прекрасно вооруженные, почти без сопротивления сдались французам. Наполеон занял Берлин; а Фридрих Вильгельм умчался со своим двором в Кёнигсберг. Курфюрст Саксонский отделился от союза с Пруссией, получил от Наполеона титул короля и вступил в Рейнский союз. Польские области, принадлежавшие Пруссии, выставили вспомогательные отряды французам: поляки надеялись, что Наполеон восстановит Польское королевство.

Между тем на помощь Пруссии пришли русские войска под командованием Беннигсена, и тогда последовал целый ряд упорных битв; наступившая зима, оттепели и непроходимая грязь Восточной Пруссии сильно затрудняли военные действия. Самая кровопролитная битва произошла возле Прейсиш-Эйлау, но она не стала решительной. Тогда Бонапарт удвоил свои усилия и выиграл у русских большое сражение при Фридланде (в июне 1807 года). После этого император Александр I вступил в переговоры с Наполеоном, имел с ним личное свидание на Немане близ города Тильзит и даже заключил с ним союз. По Тильзитскому миру Пруссия потеряла почти половину своих владений - земли к западу от Эльбы и польские провинции; из первых Наполеон составил Вестфальское королевство и отдал его младшему брату своему Иерониму, а из прусской Польши образовал герцогство Варшавское, устроенное наподобие прежнего Польского королевства и подчинявшееся верховной власти саксонского короля. Россия по этому миру должна была вступить в так называемую континентальную систему. Она состояла в следующем. Не имея возможности победить англичан на море или сделать высадку в самой Англии, Наполеон решил подорвать ее торговлю, на которой основывались ее сила и значение. Для этого было достаточно закрыть для английских кораблей все континентальные гавани Европы и таким образом прекратить сбыт английских товаров. Блокада Англии во многом содействовала развитию фабрик и заводов континентальной Европы, особенно Франции. Между прочим, здесь научились делать сахар из свеклы, так как прекратился подвоз колониального тростникового сахара.

После Тильзитского мира политическое могущество Наполеона достигло своего апогея. Но его властолюбие и азарт завоевателя не знали теперь уже никаких границ и скоро вовлекли его в такие предприятия, которые стоили ему падения. Папа Пий VII не хотел играть роль французского вассала и напрочь отказался ввести континентальную систему в своих владениях. Наполеон занял Рим французскими войсками (1808). А в следующем году он своим распоряжением отменил светскую власть папы и Церковную область присоединил к Французской империи; папа в сопровождении жандармов был отправлен на жительство во Францию. Этим поступком Наполеон восстановил против себя весь католический мир, и среди французского духовенства начала зарождаться против него сильная оппозиция.

ФРАНЦУЗЫ В ИСПАНИИ. ЭРФУРТ И ШЁНБРУНН

В то же время Наполеон предпринял попытку покорить Пиренейский полуостров. Португалия, находившаяся под английским влиянием, отказалась признать континентальную систему; тогда Бонапарт заявил, что Браганцский дом перестанет царствовать и, по согласию с испанским королем, отправил в Португалию войска через испанские владения. С приближением французов Браганцская фамилия села на английские корабли и отправилась в свои американские владения - в Бразилию. Вслед за тем наступила очередь Испании. Здесь царствовал престарелый Карл IV, полностью доверивший управление страной "недостойному любимцу" Мануэлю Годою, главе испанского правительства, прозванному Князем мира* (поводом к этому послужил мир, заключенный им в пользу Франции). Сын Карла IV инфант Фердинанд был противником Князя мира, и потому двор делился на две партии; народ не любил Годоя и всячески выказывал приверженность инфанту. Наполеон воспользовался этим раздором в Испанском королевстве и так опутал его дипломатическими интригами, что обе стороны признали его посредником в своих распрях и отправились на свидание с ним во французский город Байонну. Здесь старый король и его сын были задержаны и их вынудили отказаться от короны в пользу Наполеона (1808). Испанию заняли французские войска; испанский престол Наполеон передал своему брату Иосифу, которого перевел в Мадрид из Неаполя. (Неаполитанским королем стал Иоахим Мюрат, женатый на сестре Наполеона.)

______________________

* Князь мира - дьявол, прозвище подчеркивало, вероятно, еще и коварство Годоя.

______________________

С назначением нового короля осуществлены были некоторые реформы в испанском государственном устройстве: например, улучшено судопроизводство; кроме того, Наполеон отменил инквизицию и внутренние таможни и сократил число монастырей. Но только немногая, более образованная часть среднего сословия сочувствовала этим реформам, а масса испанского народа, руководимая духовенством, встретила их с ненавистью. Испанцы, отделенные Пиренеями от остальной Европы, плохо представляли о происшедших здесь переменах и все еще простодушно считали свое государство первым и самым могущественным в мире; поэтому вступление иноземных войск произвело здесь впечатление разорвавшейся бомбы. Страна отказалась признать Иосифа, объявила своим королем Фердинанда и взялась за оружие. Почти во всех провинциях образовались хунты, которые приняли на себя местное самоуправление и снаряжали отряды волонтеров; в Севилье появилась верховная, или центральная, хунта, руководившая всем восстанием. Французские завоеватели впервые испытали, что такое герилья - народная партизанская война; им пришлось завоевывать каждую провинцию, каждый город. В открытых битвах французы побеждали нестройные войска испанцев, но зато так называемые дружины герильясов причиняли им существенный урон: они захватывали обозы, нападали внезапно и истребляли малые отряды, прекращали сообщения между корпусами французской армии, устраивали засады в горных ущельях и тому подобное. В то же время английское вспомогательное войско под командованием Артура Веллингтона изгнало французов из Португалии и оттуда перешло в Испанию. Иосиф Наполеон бежал из Мадрида; французы отступили за Эбро. Тогда в армию прибыл сам Наполеон и новыми победами поправил дела французов на Пиренейском полуострове. Город Сарагоса, больше других прославившийся своей героической защитой под руководством Палафокса (в которой участвовали и женщины), был наконец взят французами; английское вспомогательное войско вынуждено было искать убежища на кораблях. Но борьба герильясов не прекращалась. Война с Австрией между тем отозвала Наполеона из Испании. Впоследствии, во время войны Наполеона с Россией, Веллингтон снова вступил в Испанию и вместе с испанцами вытеснил французов с полуострова; он даже последовал за ними через Пиренеи и вторгся в Южную Францию.

В 1808 году Наполеон закрепил свой союз с императором Александром I свиданием в Эрфурте. Это свидание было обставлено с большим блеском: в свите Наполеона находилось несколько королей и многие князья Германии. Оба государя пришли к соглашению не мешать друг другу: французам предоставлялась свобода действий в Испании, а русским - в Финляндии против шведов и в Молдавии и Валахии - против турок. Шведский король Густав IV, вопреки требованиям обоих императоров, отказался разорвать союз с Англией - русские войска вступили в Финляндию и вытеснили оттуда шведов. Густав IV показал в этой войне такую неспособность к управлению, что собственные войска восстали против него и низложили с престола. Королем был объявлен его дядя, герцог Зюдерманландский, под именем Карла XIII (1809); он заключил мир с Россией и уступил ей Финляндию. Карл был бездетным, и наследником ему избрали французского маршала Бернадота, успевшего заслужить расположение шведов во время его командования в Северной Германии. Впоследствии он правил под именем Карла XIV Юхана (1818 - 1844).

Войну же с Турцией русские окончили только в 1812 году Бухарестским миром.

Пока Наполеон был занят в Испании борьбой с восставшим народом, Австрия задумала тем временем возвратить свои утраченные провинции. Она надеялась поднять всю Германию и склонить Россию на свою сторону. Войска ее под командованием трех эрцгерцогов (Карла, Фердинанда и Иоанна) двинулись в Баварию, Италию и герцогство Варшавское. Наполеон немедленно появился на Дунае, сосредоточил значительные силы, подкрепив их вспомогательными войсками Рейнского союза. В пять дней он одержал пять побед; эрцгерцог Карл в Баварии отступил в Богемию; а Наполеон двинулся прямо на Вену, и занял её после небольшой перестрелки. Отсюда он хотел перейти на левый берег Дуная, там, где лежит остров Лобау, немного ниже Вены. Но здесь встретил его эрцгерцог Карл; часть французских войск, успевшая переправиться, была атакована австрийцами при Эслингене и после упорного боя принуждена была воротиться на остров Лобау. Тут Наполеон первый раз претерпел неудачу в открытой битве и отступил. Он дождался, пока на подкрепление к нему подоспела армия итальянского вице-короля Евгения. Тогда он снова перешёл Дунай и выиграл большую битву при Ваграме. Австрийцы поспешили заключить перемирие. Надежды их на восстание Германии не оправдались; а Россия в этой войне оставалась союзницей Франции.

Зато тирольские горцы, отданные во власть Баварии, по первому призыву единодушно восстали в пользу любимого ими Габсбургского дома. В числе народных вождей здесь первое место занял один трактирщик Андрей Гофер, который за своё благочестие, мужество и телесную силу пользовался любовью соотечественников. Французско-баварские отряды вскоре были взяты в плен и вытеснены из Тироля. Но неприятели воротились в превосходном числе и с большею жестокостью начали усмирять Тирольское восстание. Андрей Гофер некоторое время скрывался в одной альпийской пещере; но здесь был схвачен французами и потом расстрелян. Между Австрией и Францией был подписан мир в Шёнбрунне (1809). Австрия должна была уступить Наполеону Иллирийские провинции и еще часть Галиции в пользу герцогства Варшавского.

Вслед за тем Наполеон развелся со своей бездетной супругой Жозефиной и вступил в брак с австрийской эрцгерцогиней Марией-Луизой (1810), правнучкой императрицы Марии-Терезии. (Прежде он просил руки русской великой княжны Анны Павловны, но получил отказ.) А в следующем году у Наполеона родился сын*, который сразу же после рождения получил титул Римского короля.

______________________

* Жозеф Франсуа Шарль Бонапарт, герцог Рейхштадтский.

______________________

ГЕРМАНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

В Германии владычество французов исподволь вызвало изменения в структуре государственных учреждений и сильное брожение умов. Началось с Пруссии. После войны 1806 года и Тильзитского мира Пруссия находилась в самом униженном положении: земли ее наполовину уменьшились, а оставленные ей владения обременены огромными контрибуциями; до уплаты этих контрибуций некоторые прусские крепости оставались заняты французскими гарнизонами, которые содержались за счет края. Сверх того, Пруссия должна была включиться в континентальную систему и обязалась иметь войско не более сорока двух тысяч человек. Такое унижение, доказавшее устарелость прежней государственной системы, побудило правительство провести разные реформы. Король Фридрих Вильгельм III дал отставку старым министрам и приблизил к себе людей более даровитых и настроенных патриотически. Главные реформы касались войска и прав сословий. Вместо прежней вербовки введена была общая воинская повинность. Так как Пруссия не могла иметь под ружьем войска более определенного числа, то было решено производить частые наборы и, обучив молодых людей, распускать по домам. Следовательно, число действительного войска оставалось то же, но в случае нужды можно было выставить сотни тысяч солдат запаса; отсюда пошла система ландвера, или земского ополчения. Унизительные телесные наказания в армии отменялись, а также исключительное право дворян на офицерский чин, каждый солдат мог теперь дослужиться до высших чинов. В реорганизации прусской армии главная инициатива принадлежала генералу Герхарду Шарнхорсту, а на поприще гражданских реформ - барону Генриху Штейну, которого король сделал главой прусского правительства. Штейн особое внимание обратил на положение крестьянского сословия, отменил остатки крепостного состояния, а городам было возвращено их прежнее муниципальное управление (отнятое у них во времена Вильгельма I). Наполеон с неудовольствием смотрел на реформы Штейна; притом в самой Пруссии нашлось много людей (из привилегированных классов), которые осуждали его преобразования и сумели охладить к нему короля; Штейн получил отставку (1808) и удалился сначала в Австрию, а потом в Россию ко двору Александра I.

В Германии в это время образовалось несколько тайных обществ, направленных против французов; из этих обществ самое распространенное - "Союз доблести" (Тугенбунд), к которому принадлежали многие государственные люди и ученые. Следует сказать, что иноземное владычество вызвало пробуждение германского патриотизма. Недовольные настоящим, немцы повернулись к прошедшим временам, начали изучать средневековые германские памятники, вспоминать о прежнем величии Германской империи; поэты вместо подражания французским образцам старались найти источник вдохновения в народных песнях и сказаниях. Таким образом, эпоха бедствий послужила для Германии началом ее обновления.

Во Франции было вполне восстановлено спокойствие, нарушенное революцией, но тягостность самовластия Бонапарта ощущалась все сильнее. При всей своей любви к военной славе, французская нация уже чувствовала пресыщение этой славой и желала прочного мира, потому что беспрерывные конскрипции (рекрутские наборы) и бесконечные войны страшно истребляли французскую молодежь; редкое семейство не носило траура. Посреди глубокого безмолвия, царствовавшего во Франции, иногда слышался ропот недовольных, и у роялистов снова оживала надежда на возвращение Бурбонов во Францию. Даже в самой семье Бонапартов не все беспрекословно подчинялись деспотизму Наполеона. Тщательно соблюдаемая континентальная система вызвала обширную контрабанду. Эта контрабанда особенно развилась в Голландии, благодаря исконной близости к Англии. Король Голландский Людовик, брат Наполеона, старался облегчить своим подданным гнет континентальной системы и, вопреки строгим циркулярам императора, не принимал решительных мер против контрабанды. Наконец он не захотел больше выносить приказного тона Наполеона и отказался от короны, после чего Голландия была присоединена к Французской империи и разделена на департаменты (1810).

ПОХОД НАПОЛЕОНА В РОССИЮ. ВОЙНА ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ ГЕРМАНИИ

Теперь, когда Бонапарт видимо упрочил во Франции свою династию и народ надеялся наконец воспользоваться плодами побед и миром, император задумал самое грандиозное из своих военных предприятий - поход в Россию.

Поводом к разрыву между Наполеоном и Александром I послужило присоединение Ольденбургского герцогства к Французской империи, в то время как герцог был родственником российскому императору*; кроме того, Россия отступила от строгого соблюдения разорительной для нее континентальной системы, что вызвало со стороны Наполеона новые жесткие требования, на которые ему отвечали отказом. Тогда он решился сломить последнюю континентальную державу. Фантастические планы Бонапарта не ограничивались одной Россией: победив русских, он намерен был потом объединить их войска со своими и предпринять поход в Индию, чтобы изгнать оттуда англичан.

______________________

* В свое время отчина Петра III и Павла I - герцогство Голштиния - была выменена на Ольденбург Екатериной II.

______________________

Наполеон повел на Россию громадные силы, около 600 000 человек; главную массу этой армии составляли французы, но шли и итальянцы, и войска Рейнского союза, и поляки, и голландцы, и бельгийцы; Австрия и Пруссия тоже должны были выставить два вспомогательных корпуса. В июне 1812 года эта армия перешла пограничную реку Неман и вступила в Россию. Русские войска, гораздо меньшие числом, находились под командованием Барклая-де-Толли и Багратиона. Пылкий Багратион рвался в битву, но рассудительный Барклай, имевший звание главнокомандующего, видел невозможность противостояния громадной неприятельской армии и начал отступать в глубь страны. Наполеон отрядил сильный корпус Макдональда на Петербург, а сам двинулся на Москву. Барклая скоро сменил Кутузов, который дал французам битву при деревне Бородино. Она была чрезвычайно упорной и кровопролитной; на другой день русские войска продолжили отступление. Наполеон в начале сентября занял Москву, но тут военная удача его покинула.

Нашествие надменного неприятеля и утеря древней столицы пробудили в русском народе сильное патриотическое чувство. В России началась такая же народная война, какая происходила в то время в Испании: казаки и крестьяне истребляли рассыпавшиеся по окрестностям Москвы мелкие неприятельские отряды. Между тем как русская армия усиливалась постоянными подкреплениями, французские войска терпели большие людские потери и деморализовывались. Наполеон не решился зимовать в Москве, опасаясь быть совсем отрезанным от Западной Европы, и в октябре он начал отступление из России. Это отступление сопровождалось беспрерывными битвами и страшными бедствиями наполеоновского войска от голода и холода; оно устлало дорогу своими трупами. При переправе через Березину русские генералы думали захватить Наполеона в плен со всей оставшейся у него армией. Кутузов шел за ним по пятам с главными силами; с севера подоспел граф Витгенштейн, который оттеснил неприятельский корпус, отправленный Наполеоном на Петербург; с юга пришел адмирал Чичагов с армией, окончившей русско-турецкую войну. При переправе через Березину погибли многие тысячи французов, однако Наполеон избежал плена. Предоставив своим маршалам спасать остатки Великой армии, он сам помчался в Париж, чтобы там собрать новые войска*.

______________________

* Более подробное изложение Отечественной войны 1812 года см.: "Краткие очерки русской истории".

______________________

Бесславное окончание похода Наполеона в Россию повлекло за собой антинаполеоновское настроение у части германских союзников. Вспыхнула война за освобождение Германии (1813). Первой отпала Пруссия; генерал Йорк, начальник вспомогательного прусского корпуса, самовольно заключил с русскими генералами конвенцию нейтралитета. Хотя король Фридрих Вильгельм не одобрил поступок Йорка, однако и сам он вскоре удалился из Берлина в Бреславль, вступил в союз с императором Александром I и издал воззвание к народу о добровольном вооружении. Это воззвание вызвало патриотическое воодушевление в Пруссии, все, кто мог, с радостью брались за оружие, чтобы отомстить за унижение своего отечества; молодежь вливалась в ряды армии или составляла отряды волонтеров (особенно стал известен вольный отряд студентов из Лютцена). Со всех сторон приносились пожертвования в казну на военные издержки деньгами или дорогими вещами; женщины отдавали свои украшения. Во главе прусских сил стали талантливые генералы: Блюхер, Шарнхорст, Гнейзенау, Бюлов.

Кутузов с русскими войсками вступил в Германию, обласканный немцами (но тут же вскоре умер). Между тем члены Рейнского союза все еще оставались верны Наполеону. Австрия не принимала ни ту, ни другую сторону. Бонапарт успел собрать новые силы и появился в Саксонии. Первые битвы с ним (при Люцене и Бауцене) были неудачными для союзников; они вынуждены были отступить. Затем последовало перемирие, во время которого Австрия предложила свое посредничество для заключения мира. Но Наполеон не согласился ни на какие уступки. Австрийский император также объявил войну Наполеону. Таким образом, против Наполеона образовалась последняя и самая большая коалиция европейских держав (Россия, Пруссия, Австрия, Англия, Швеция).

Силы союзников разделены были на три армии: главная, или Богемская, армия сосредоточилась в Богемии под командованием австрийского фельдмаршала князя Шварценберга; в Силезии соединенные русско-прусские войска составили Силезскую армию Блюхера; в Бранденбурге организована Северная армия из русских, прусских и шведских войск, во главе которой встал шведский наследный принц Бернадот. Эти три армии большим полукругом начали охватывать войска Наполеона, главные силы которого находились в Саксонии. Последовал ряд упорных битв. Под Дрезденом Наполеон отразил наступление Богемской армии. (Здесь был убит Моро, вызванный императором Александром I из Америки для командования армией союзников.) Но в то же время и французские маршалы потерпели несколько поражений: Макдональд - при Кацбахе, Удино и Ней - при Грос-Берене и Денневице, а генерал Вандам со своим корпусом был взят в плен русско-прусскими войсками при Кульме в Богемии. Все три армии, сблизившись, с разных сторон наступали на Бонапарта, который сосредоточил свои силы около Лейпцига. Здесь произошло беспримерное по своим размерам трехдневное сражение, названное битвой народов. У союзников было 300 000 войска, у Наполеона - 200 000. Он напряг всю силу своего военного гения, но у него уже не было старых солдат, привыкших к победам; войска его состояли из новобранцев; притом во время самого боя некоторые немецкие полки покинули французов и перешли к их противникам. К концу третьего дня победа склонилась на сторону союзников. Тогда Бонапарт отступил и двинулся во Францию. Баварцы, незадолго до того разорвавшие союз с Наполеоном, вместе с австрийцами попытались преградить ему дорогу, но при Ганау потерпели поражение. Последствием Лейпцигской битвы было уничтожение Вестфальского королевства и распад Рейнского союза, члены которого теперь большей частью присоединились к коалиции.

Союзные монархи остановились во Франкфурте-на-Майне, чтобы отсюда вести переговоры с Наполеоном. Условия мира включали требование признать восточные границы Франции по Рейну и Альпам и отказ от всех завоеваний. Наполеон давал уклончивые ответы. Тогда союзники решили перенести военные действия во Францию и в начале 1814 года, несмотря на зимнее время, перешли Рейн и пошли на Париж; Блюхер с Силезской армией - долиной реки Марны, а Шварценберг с главной, или Богемской, армией - по Сене. Наполеон воспользовался их разделением. Со своим небольшим войском он сначала набросился на армию Блюхера и рядом побед заставил ее отступить к Шалону; потом с чрезвычайной быстротой он переметнулся на армию Шварценберга и оттеснил ее к Труа. Но это были последние его успехи, и борьба с каждым днем становилась все более и более неравной; с юга в это время уже угрожала сильная англо-испанская армия, которая под командованием Веллингтона перевалила через Пиренеи и подошла к Тулузе. Император Александр I приказал Блюхеру и Шварценбергу соединиться и идти вместе на Париж. Битва при Арсис-сюр-Об была неудачной попыткой Наполеона помешать этому соединению. Тогда он оставил дорогу к столице открытой и зашел в тыл союзникам, думая этим маневром вынудить их к отступлению. Но он ошибся в расчете; союзники продолжали идти на Париж, на защиту которого были оставлены только корпуса маршалов Мармона и Мортье. После кровопролитной, но непродолжительной битвы у ворот столицы, на высотах Монмартра, маршалы уступили превосходству сил и сдали город. На следующий день (31 марта 1814 года) союзные войска с императором Александром I и Фридрихом Вильгельмом во главе вступили в Париж.

РЕСТАВРАЦИЯ БУРБОНОВ И ВЕНСКИЙ КОНГРЕСС

Император Александр I не хотел прибегать к принудительной реставрации Бурбонов; он великодушно объявил, что союзники вели войну только с Наполеоном, а не с французским народом и что нация теперь свободна выбрать себе правителя. Но французские роялисты уже ревностно хлопотали в пользу Бурбонов; душой этой партии сделался Талейран, изменивший Наполеону. По его предложению сенат объявил Бонапарта лишенным короны и на престол призвал брата Людовика XVI графа Прованского, который принял имя Людовика XVIII (1814 - 1824). Между тем Наполеон собирал свои силы в Фонтенбло и думал еще продолжать борьбу. Но уже собственные его маршалы начали переходить с войсками к союзным державам (Мармон) или просто его покидали. Тогда он подписал акт отречения, простился со своей гвардией во дворе замка Фонтенбло и отправился на остров Эльба, который был ему отдан в пожизненное владение. С его удалением старая династия возвратилась во Францию. Таким образом совершилась реставрация Бурбонов.

Однако прежняя неограниченная королевская власть не могла быть восстановлена, изменения, внесенные революцией в отношения сословий, в администрирование и судопроизводство, большей частью сохранялись. Сами союзные государи (преимущественно Александр I) склонили Людовика XVIII подтвердить во Франции представительное, или конституционное, правление. Людовик подписал так называемую конституционную хартию, в силу которой императорский сенат и законодательный корпус заменялись двумя палатами Национального собрания: пэров и депутатов; члены первой назначались королем, а вторая состояла из народных представителей. Эти две палаты, подобно английским, обсуждали новые законы и утверждали подати. После этого союзники заключили с Францией мир, по которому утверждались ее прежние границы. Затем союзные войска оставили французскую землю.

В ноябре 1814 года европейские государи и их дипломаты собрались на конгресс в Вену, чтобы сообща восстановить в Европе порядок, нарушенный Французской революцией и правлением Наполеона. Этот конгресс представлял самое блестящее и самое многочисленное собрание владетельных особ, когда-либо бывшее в Европе. Он сопровождался роскошными балами, маскарадами и другими празднествами. Первенствующее значение на конгрессе принадлежало русскому императору, как главному пособнику "низложения Наполеона и усмирения Европы". Политические вопросы обсуждались собственно не самими государями, а их уполномоченными министрами, и здесь первенствовал ловкий австрийский дипломат князь Меттерних, который и направлял деятельность конгресса сообразно выгодам Австрии.

Вопросы, подлежавшие решению Венского конгресса, делились на две группы: дела собственно германские и дела других европейских государств.

Великие континентальные державы, принимавшие участие в войне с Францией, получали теперь значительное вознаграждение. Россия и Пруссия договорились, чтобы первой было передано герцогство Варшавское, а второй - Саксонское королевство. (Саксонского короля коалиция хотела лишить короны за то, что он не расторг союза с Наполеоном.) Но против такого передела стали возражать другие великие державы (Австрия, Англия и Франция), и некоторое время распря была так сильна, что грозила войной. Однако дело уладилось: к России отошла большая часть Варшавского герцогства, и из него образовалось Царство Польское под властью русского императора (Краков становился вольным городом). Пруссия получила значительные приращения на Рейне и в Вестфалии и половину Саксонии (другая половина со столицей Дрезденом оставалась саксонскому королю). Австрия получила обратно Тироль и, сверх того, обширные владения в Италии: Ломбардию и Венецию, связанные в одно Ломбардо-Венецианское королевство. Прежняя австрийская провинция Бельгия присоединялась к Голландии и составила с ней Нидерландское королевство. В Верхней Италии Пьемонт возвращался сардинскому королю с Генуей в придачу. Дания за свой союз с Наполеоном лишилась Норвегии, которая была теперь отдана Швеции (стараниями шведского наследного принца Бернадота).

Что касается Германии, то она после долгих совещаний и споров получила следующее новое устройство. Вместо прежней Германской империи был учрежден Германский союз тридцати четырех независимых государей и четырех вольных городов (Гамбург, Бремен, Любек и Франкфурт-на-Майне). Союз тот образовывался собственно для внешней защиты Германии, и в случае нападения извне все его члены обязывались выставить определенное войско в союзную армию. Для совещаний об общих делах союза учреждался постоянный сейм во Франкфурте-на-Майне; председательство на сейме предоставлялось Австрии.

Но еще прежде чем окончился Венский конгресс, европейские государи должны были возобновить борьбу с Наполеоном, который снова появился во Франции.

"СТО ДНЕЙ"

Людовик XVIII не смог приобрести народного расположения. Главным источником неудовольствия послужили многочисленные дворяне-эмигранты, которые вместе с Бурбонами возвратились во Францию и притязали теперь на господствующее положение в стране. Они требовали возвращения земель, конфискованных во времена революции и распроданных в частные руки, и тем возбуждали беспокойство новых владельцев этих земель. Армия также была недовольна: множество офицеров, заслуживших свои чины на полях битв, были отпущены с половинным жалованьем, а высшие служебные места и почести раздавались преимущественно эмигрантам. Наполеон, живя на острове Эльба, зорко следил за происходящим во Франции. Он также знал о распрях, возникших на Венском конгрессе по поводу Польши и Саксонии. Тогда у него родился смелый план: внезапно возвратиться во Францию и снова занять престол.

Весной 1815 года корабли Наполеона с несколькими сотнями старой гвардии пристали к южному берегу Франции. Недалеко от Гренобля он встретил первый высланный против него отряд. От этой встречи зависела дальнейшая судьба предприятия, и Наполеон поступил с большой находчивостью. Когда оба отряда сошлись близко друг с другом и уже готовы были завязать битву, Бонапарт, скрестив руки на груди, подошел к королевским солдатам и сказал: "Разве есть кто-нибудь среди вас, кто захочет убить своего императора?" Поднятые ружья опустились к ногам, и солдаты отвечали единодушно: "Да здравствует император!" Дальнейший поход Наполеона был уже триумфальным шествием. Маршал Ней, высланный против него королем, уступил общему увлечению армии и также перешел на сторону императора. Людовик XVIII поспешил с семьей удалиться в Бельгию, а Наполеон вступил в Париж. Но он немедленно должен был готовиться к новым боям, потому что его попытка переговоров европейскими державами была отвергнута.

Государи, собравшиеся на Венском конгрессе, услышав о высадке Бонапарта во Франции, прекратили распри и со всех сторон двинули свои войска. Замечательна в этом смысле судьба Мюрата. После Лейпцигской битвы он изменил Наполеону и вступил в союз с коалицией, поэтому при первом низложении Бонапарта ему удалось удержать за собой Неаполитанское королевство. Однако он чувствовал свое положение в Неаполе непрочным. Когда Наполеон с острова Эльба возвратился во Францию, Мюрат решил изгнать австрийцев из Италии, но был разбит и беглецом прибыл в Южную Францию. Наполеон не позволил ему явиться в Париж. Неаполитанское королевство между тем было возвращено Фердинанду IV. После вторичного отречения Наполеона Мюрат затеял отчаянную попытку снова занять неаполитанский престол. На острове Корсика он набрал отряд в несколько сот человек и высадился в Калабрии, но немедленно был схвачен, осужден на смерть и расстрелян.

Наполеон решил предупредить соединение армий коалиции и поспешил напасть на ближайшие к нему войска Англии и Пруссии, которые стояли в Бельгии и командовали ими Веллингтон и Блюхер. Начало этой кампании было удачно для императора; он разбил Блюхера при Линьи и потом развернулся на Веллингтона, который занимал позицию на высоте возле деревни Ватерлоо. Здесь произошла последняя битва Наполеона (15 июня 1815 года). Она длилась почти целый день; Веллингтон обнаружил чрезвычайную стойкость, и все стремительные атаки французов не могли выбить его с занятой позиции. Однако к концу дня силы английской армии заметно начали истощаться; французы уже были уверены в победе, как вдруг на правом их крыле обнаружился прусский корпус; вслед за ним подошел с главными силами и сам Блюхер, который успел оправиться после поражения при Линьи и явился теперь на помощь Веллингтону. Наполеоновской армией овладела паника, и она побежала. Сам император в отчаянии бросился в сечу, чтобы умереть, но генералы увлекли его с поля боя. Только старая императорская гвардия еще продолжала, стоя в каре, неравную борьбу, она была вся истреблена, но своим героизмом дала время спастись императору и остаткам армии. На требование сдаться командир последнего каре отвечал: "Гвардия умирает, но не сдается".

В Париже Наполеон встретил неповиновение, а войска Пруссии и Англии шли прямо на столицу. Тогда он вторично отрекся от престола. Его владычество со времени высадки во Франции продолжалось с небольшим три месяца и известно в истории под названием "Сто дней". Наполеон направился в западные провинции, чтобы там сесть на корабль и уехать в Америку. Но французские берега были тщательно заблокированы английским флотом. Не желая быть взятым в плен, Наполеон сам явился на один из английских кораблей ("Беллерофон"), чтобы получить покровительство Англии. С просьбой о покровительстве он обратился к английскому принцу-регенту (сыну Георга III, правившего вместо отца, страдавшего умственной болезнью). Но с бывшим императором обошлись как с пленником. По решению союзных держав он был отправлен на остров Св. Елены и там, находясь под строгим надзором английской стражи, прожил больше пяти лет. (Умер в 1821 году, а в 1840-м его прах перевезен в Париж в пантеон Дома инвалидов.)

Союзные войска вторично вступили в Париж и восстановили на французском престоле Людовика XVIII.

По новому, Парижскому, миру Франция тяжело поплатилась за последние события: ее восточные границы были обрезаны, на нее наложена огромная денежная контрибуция (700 000 000 франков), и, кроме того, стопятидесятитысячное союзное войско оставалось на пять лет для обеспечения безопасности династии Бурбонов.

В том же 1815 году, после вторичного низложения Наполеона, три государя, русский, прусский и австрийский, съехались в Париж, чтобы заключить Священный союз. Актом этого союза государи торжественно обещали в своих взаимных отношениях руководствоваться правилами евангельской любви и неразрывного братства; подданными своими управлять, как отцы правят семействами; поддерживать религию, мир и справедливость. Французская революция и господство Наполеона принесли непоправимые потери высшим слоям европейского общества. Когда буря утихла и опасность миновала, многие увидели во всех этих событиях присутствие божественной силы или Провидения; скептицизм и вольнодумство сменились христианским благочестием и преданностью религии. Под влиянием такого настроения и был заключен Священный союз, который должен был превратить систему европейских государств в одну великую христианскую семью. Все государи Европы, за исключением турецкого султана, приглашены были вступить в этот союз, отказались от участия в нем только папа в качестве непогрешимого главы Церкви и Англия как конституционная держава. Более десяти лет Европа находилась под влиянием Священного союза; государи собирались на конгрессы и сообща решали вопросы, возникавшие на континенте. (Таковы конгрессы: в Ахене, Троппау, Лайбахе и Вероне.) Кончина императора Александра I лишила Священный союз его главной опоры; а после Июльской революции во Франции начался его распад.

XVI. ВРЕМЕНА ЕВРОПЕЙСКОЙ ПЕНТАРХИИ*
1820-1830

Юго-Западная Европа и эпоха конгрессов. Июльская революция. Бельгия. Германия. Англия. Наука и литература в XIX веке

______________________

* Пяти великих держав: России, Англии, Франции, Австрии и Пруссии.

______________________

ЮГО-ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА И ЭПОХА КОНГРЕССОВ

Во Франции с возвращением Бурбонов начались изменения в пользу роялизма и католицизма, соединенные с преследованием бонапартистов (реакция). Жертвой этой реакции, например, стал маршал Ней, который был судим за измену Людовику XVIII и по приговору палаты пэров расстрелян. Сам Людовик XVIII был расположен к умеренному образу действий и к сохранению обязательств, данных им конституционной хартией, но возвратившиеся из эмиграции старые аристократические фамилии не были довольны его умеренностью, они стремились уничтожить все, напоминавшее о революции и империи, восстановить неограниченную монархию, прежнее господство духовной и светской аристократии. Ими была создана ультрароялистская партия. Главой этой партии стал брат короля, Карл граф д'Артуа.

В первые годы царствования Людовик держался середины между партией ультрароялистов и приверженцами конституции - либералами. Он старался по возможности водворить спокойствие в государстве и поправить расстроенные финансы. В 1818 году европейские государи и их министры собрались на конгресс в Ахене для совещания о французских делах; этот конгресс закончил долговые расчеты с Францией и согласился, не дожидаясь пятилетнего срока, вывести все иностранные войска. (Такими уступками Франция обязана главным образом личному расположению императора Александра I к первому министру Людовика герцогу Ришелье, который некоторое время находился на русской службе и управлял городом Одессой.)

В последние годы правления Людовика XVIII ультрароялисты взяли решительный перевес во французском правительстве, и реакция восторжествовала. Этому способствовало следующее событие. Людовик XVIII был бездетным, продолжить династию Бурбонов мог лишь его племянник, сын Карла д'Артуа, герцог Беррийский. Слабоумный ремесленник Лувель задумал избавить Францию от династии Бурбонов, которая возвратилась на престол с помощью иностранных штыков и не пользовалась народной любовью. Он подстерег герцога Беррийского у выхода из театра и поразил кинжалом (1820). Это преступление было встречено общим негодованием. Реакция же воспользовалась им для давления на либеральную партию и побудила короля к разным конституционным ограничениям; умеренные роялисты были удалены из королевского правительства и места их заняли ультрароялисты. Преступление Лувеля не достигло своей цели, потому что герцогиня Беррийская осталась после мужа беременной и родила сына; он получил имя Генриха, в память знаменитого Генриха IV, первого Бурбона. Роялисты с восторгом приветствовали новорожденного принца, получившего титул герцога Бордоского, и заранее назвали его Генрихом V.

В Испании король Фердинанд VII, по возвращении из французского плена, немедленно упразднил конституцию 1812 года (которую издали кортесы: она ограничивала королевскую власть и отменяла некоторые привилегии дворянства и духовенства). Управление государством сосредоточилось в руках нескольких приближенных к королю лиц (камарилья). Страна находилась в бедственном состоянии, особенно расстроены были финансы, войско почти не получало жалованья; флот едва существовал, так что африканские пираты безнаказанно грабили торговые суда и побережье Испании; внутри полуострова также усилились грабежи и разбои. Испанские колонии в Америке подняли восстание против метрополии и объявили себя независимыми. Посылаемые против них войска большей частью терпели неудачу. Колонии испанские мало-помалу образовали целый ряд независимых республик: Перу, Боливия, Новая Гранада, Мексика. (В этой борьбе выковывались сильные личности среди колонистов, особенно заметной фигурой стал Симон Боливар, некоторое время возглавлявший республику Колумбия.)

В самой Испании неудовольствие либеральной партии и войска вызвало внезапный государственный переворот (революцию). Несколько отрядов, назначенных для экспедиции в Америку, провозгласили конституцию 1812 года. Когда весть о том достигла столицы, мадридское население поддержало войска. Король уступил и созвал палату кортесов (1820). Крайние либералы, которые взяли перевес в собрании кортесов, своими мерами против духовенства и дворянства вызвали чрезвычайное ожесточение у приверженцев абсолютизма, составлявших так называемую апостольскую партию. Последние обратились с просьбой о помощи к иностранным державам.

Между тем успех Испанской революции вызвал подражание в соседних странах. В Португалии народ был недоволен тем, что страной фактически управлял англичанин, лорд (Бересфорд), который предоставлял соотечественникам больше преимуществ, чем португальцам. Король Жуан VI, бежавший во времена Наполеона в Бразилию, все еще оставался там со своим семейством. При известии о событиях в Испании португальское войско восстало (в августе 1820 года); лорд Бересфорд должен был срочно удалиться, созванные португальские кортесы ввели конституцию, подобную испанской. Добродушный Жуан VI, оставив в Бразилии своего старшего сына дона Педро, возвратился в Лисабон и присягнул новому государственному устройству.

Тогда Бразилия отделилась от Португалии, ввела у себя собственную конституцию и провозгласила дона Педро своим императором.

В Италии после падения Наполеона были восстановлены почти все прежние правительства. Они находились преимущественно под влиянием Австрии, которая владела значительной частью Северной Италии (Ломбардией и Венецией). Беспорядочное управление и иноземное господство вызывали сильное неудовольствие в среднем, городском, сословии. Особенно бедственным было положение в Папской области и Неаполитанском королевстве: грабежи и убийства оставались здесь безнаказанными; шайки бандитов размножились, и почтовые кареты могли совершать переезды только под прикрытием военных отрядов. Одновременно с бандитами расплодились по Италии различные тайные политические общества: одни - с целью противодействовать абсолютизму и иноземному господству, другие стремились к национальному объединению Италии. Самое значительное из них было общество карбонариев (что значит - угольщиков); тайные клубы карбонариев, устроенные наподобие масонских лож, рассеялись по всей Италии, и особенно многочисленны были в Неаполитанском королевстве. Они всюду имели своих агентов, даже среди чиновников и офицеров.

Когда в Италии стало известно об Испанской революции, неаполитанские карбонарии решили готовить революцию в своей стране. Некоторые офицеры, принадлежавшие к их обществу, увлекли за собой часть войск, и подошли к воротам столицы с требованием конституции. К войскам пристало и столичное население. Тогда престарелый король (Фердинанд IV) уступил народу и дал конституцию, подобную испанской (в июле 1820 года). Спустя несколько месяцев либеральная партия также подняла войска в Северной Италии, в Пьемонте, и провозгласила конституцию (в марте 1821 года).

Революционное движение на юго-западе Европы не замедлило вызвать ответную реакцию великих держав. Особенно враждебно смотрел на него австрийский кабинет во главе с Меттернихом. Австрия опасалась за свое господство на Апеннинском полуострове, поэтому, стараниями Меттерниха, для обсуждения итальянских дел был созван конгресс государей России, Пруссии и Австрии в городе Троппау (в Австрийской Силезии), в 1820 году. Отсюда в начале следующего года конгресс переехал в крайнский город Лайбах. Здесь три державы решили силой оружия восстановить абсолютизм в Италии. Исполнение было поручено Австрии. Пятидесятитысячное отборное австрийское войско двинулось из Ломбардии на юг и возле местечка Риети разбило неаполитанскую армию (1821). Австрийцы вступили в Неаполь и беспрепятственно восстановили прежнее правительство. Известие о судьбе Неаполитанской революции привело в смятение Пьемонт; действительно, австрийское войско не заставило себя ждать. Явившись на помощь королю Карлу Феликсу, оно почти не встретило здесь сопротивления, потому что народ Пьемонта был всегда предан своей Савойской династии.

В следующем 1822 году государи Священного союза собрались на конгресс в Верону для окончательного устройства европейских дел. Именно здесь обсуждались вопросы об испанской конституции и о греках, которые поднялись против турецкого владычества и просили помощи у европейских народов. Душой этого конгресса стал князь Меттерних. Греки предоставлены были пока собственным силам, а конституцию кортесов в Испании, по просьбе испанских абсолютистов, было решено уничтожить вооруженным вмешательством. Северные державы убедили Францию, как соседнее с Испанией государство, принять на себя исполнение этого решения. Стотысячное французское войско вступило на полуостров. Испанские войска оказали значительное сопротивление только в Каталонии и при защите Кадикса, куда бежали кортесы, захватив с собой короля Фердинанда. С падением Кадикса упразднялась и испанская конституция; Фердинанд VII с триумфом возвратился в Мадрид (1823). Победа досталась французам довольно легко, потому что простой народ, руководимый духовенством, не питал сочувствия к либералам.

Фердинанд VII был женат три раза, но не имел детей, и наследником трона считался его брат, дон Карлос. В конце своего царствования король женился в четвертый раз на неаполитанской принцессе Марии Кристине; от этого брака родилась дочь Изабелла. По просьбе супруги, Фердинанд отменил закон, принесенный Бурбонами в Испанию, по которому женщины исключались из престолонаследия, и объявил наследницей Изабеллу; регентство же до ее совершеннолетия предоставлялось Марии Кристине. Вскоре он умер (1833). Дон Карлос не хотел отказаться от своих притязаний на престол и нашел поддержку в апостольской партии. Тогда Мария Кристина постаралась привлечь к себе либеральную партию и ввела в Испании умеренное конституционное правление с палатой кортесов. Началась междоусобная война "кристиносов" и "карлистов". За права дона Карлоса подняли оружие храбрые баски, они одержали несколько побед над войсками "кристиносов"; но дон Карлос не сумел воспользоваться этими успехами. Окончательный перевес остался за Марией Кристиной, а Карлосу пришлось удалиться во Францию (1839).

ИЮЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. БЕЛЬГИЯ

После кончины Людовика XVIII французский престол наследовал его брат Карл, граф д'Артуа, под именем Карла Х (1824 - 1830). Аристократическая партия не переставала требовать возврата прежних своих привилегий (майората, исключительного права на все важные должности, особенно на губернаторские места в провинциях). Король, идя на поводу аристократии, все более и более урезал конституцию. Он ограничил свободу печати, приказал распустить национальную гвардию, издал весьма строгие законы о преступлениях против Церкви. Либеральная партия на заседаниях Национального собрания и в печати высказывала оппозицию мерам короля и его правительства и имела на своей стороне явное сочувствие средних классов. Чтобы примириться с общественным мнением, правительство пыталось играть на патриотизме, возрождая славу французского оружия - Франция приняла участие в освобождении Греции. Потом правительство воспользовалось оскорблением, которое нанес алжирский бей французскому консулу (ударив его по лицу своим опахалом из павлиньих перьев), и отправило войско в Африку. Вскоре город Алжир был взят (1830), и тем положено начало завоеванию этого государства, которое долгое время служило главным гнездом африканских пиратов.

Но с каждыми новыми выборами в палате депутатов число оппозиционно настроенных членов все возрастало. Тогда Карл X и глава его правительства князь Полиньяк решили воспользоваться энергичными мерами, чтобы покончить с оппозицией. Издано было несколько королевских ордонансов (указов), которыми восстанавливалась предварительная цензура печати, объявлялся роспуск палаты депутатов и изменялся закон о выборах в палату. Появление этих ордонансов вызвало сильное волнение в парижском населении; на следующий день на улицах, площадях и бульварах собрались толпы народа, возбуждаемые агитаторами из разных партий: республиканцев, бонапартистов, конституционистов и прочих. Завязалась борьба народа с военными отрядами, и появились баррикады. Из-за беспечности Полиньяка войск в Париже оказалось немного, и еще меньше приготовленных к бою. Борьба не затихала в течение трех дней; наконец, когда распущенная Национальная гвардия появилась в рядах восставших, войско отступило в Сен-Клу, где находились тогда король и двор. Карл X изъявил готовность отменить свои указы, но было уже поздно: участники восстания не хотели больше и слышать о Бурбонах старшей линии. Республиканская партия, главой которой считался престарелый Лафайет, попыталась учредить республику, но большинство среднего класса, буржуазии, принадлежало к конституционной партии. Вожди этой партии (особенно банкир Лафит) указали народу на герцога Орлеанского, Людовика Филиппа, потомка младшей линии Бурбонов. Герцог был объявлен наместником королевства, но вскоре палата депутатов провозгласила его королем, под именем Луи Филиппа I (1830 - 1848). Между тем Карл X вынужден был удалиться из Франции; спустя несколько лет он умер в Австрии.

Восстание в Париже, свергнувшее Карла X, происходило в июле 1830 года и известно в истории под названием Июльской революции. Отсюда и правление Луи Филиппа обыкновенно называется Июльской монархией.

Луи Филипп для упрочения своей династии старался опираться преимущественно на средний класс; он подтвердил и расширил Конституционную хартию, восстановил Национальную гвардию, заботился об экономических успехах государства, тщательно сохранял мир с другими державами. Однако у него было много врагов, стремившихся к свержению его династии. Во-первых, так называемые легитимисты, или приверженцы старшей линии Бурбонов, предъявляли права малолетнего Генриха, внука Карла X; во-вторых, республиканцы; в-третьих, бонапартисты. Смерть сына Наполеона, герцога Рейхштадтского (состоявшего на австрийской службе), казалось, обезоружила партию бонапартистов. Но вскоре главой этой партии стал племянник Наполеона I, предприимчивый Людовик Наполеон, который дважды пытался провозгласить себя императором, но пока его попытки оканчивались неудачей.

Чтобы удовлетворить воинственным наклонностям французов, правительство Луи Филиппа продолжало в Африке войну с алжирскими бедуинами, во главе которых стоял даровитый эмир Абд аль-Кадер, уже в течение нескольких лет оказывавший мужественное сопротивление. Наконец он вынужден был сдаться в плен (1847), и почти весь Алжир покорился французам. Они начали устраивать здесь свои колонии.

Июльская революция в Париже нанесла первый удар политическому порядку, основанному Венским конгрессом. По ее примеру произошли революции в Бельгии, Польше и Германии.

Венский конгресс соединил Бельгию и Голландию в одно Нидерландское королевство под управлением Оранского дома. Но жители этих двух областей различались между собой по языку, религии и нравам: бельгийцы - усердные католики - говорят на французском языке и по своим нравам походят на французов, а голландцы - ревностные протестанты - говорят на нижнегерманском наречии и не любят французских обычаев. Так как правящая династия и правительство были голландские, то они во всем отдавали предпочтение голландцам, начали вводить голландский язык и голландские законы в Бельгии и ограничивали там влияние католического духовенства на народное образование. Бельгийцы были этим недовольны. Когда пришло известие об Июльской революции, в Брюсселе немедленно вспыхнуло восстание, которое быстро распространилось по всей Бельгии. Голландские войска вынуждены были очистить страну, за исключением отдельных крепостей. Тем временем в Лондоне собрались на конференцию уполномоченные пяти великих держав и было принято решение отделить Бельгию от Голландии. На престол Бельгийского королевства был возведен немецкий Саксен-Кобургский дом. Королем стал Леопольд I (1831). Получив самостоятельность, Бельгия, благодаря своей развитой промышленности, сделалась одной из самых цветущих стран в Европе.

Поляки, не довольствуясь существованием Царства Польского, хотя и с собственным управлением, с национальным сеймом и войском, но под русским протекторатом, тоже решили отделиться от России и восстановить древнее Польское королевство. В ноябре 1830 года в Варшаве вспыхнуло восстание, и восставшие начали упорную борьбу с Россией. В следующем году это восстание было усмирено; Царство Польское лишилось своего сейма и своей национальной армии. Однако поляки не перестали мечтать о независимости и еще несколько раз делали попытки ее добиться. Центром революционного движения сделалась маленькая Краковская республика, оттуда шли призывы к восстанию по всей Польше. Чтобы положить конец польским восстаниям, три соседние державы, Россия, Австрия и Пруссия, заняли Краков своими войсками, а потом, с общего согласия, присоединили этот город к Австрии (1846).

ГЕРМАНИЯ. АНГЛИЯ

После наполеоновских войн в Германии было обещано народу конституционное государственное устройство. Но немецкие правительства, подпавшие под влияние политики Меттерниха, медлили с исполнением своего обещания. Либералы высказывали неудовольствие. Особенно волновалась пылкая университетская молодежь, и волнения эти в некоторых местах переходили в беспорядки. После Июльской революции во Франции произошли революционные выступления в Ганновере, Саксонии, Брауншвейге и Гессен-Касселе; они окончились введением конституционного правления. Но самые неумеренные либералы (радикалы), поборники республиканских идей и политического объединения Германии, продолжали волновать германскую молодежь газетными воззваниями и восторженными речами во время народных сборищ. Ненависть свою они обращали против Германского сейма; была даже попытка молодежи напасть на Франкфурт и разогнать сейм (1833). Но это безрассудство окончилось неудачей и послужило немецким властям поводом к строгим наказаниям.

В эту эпоху революций усилилось переселение немцев за океан, в Северную Америку: тысячи земледельцев и ремесленников ежегодно отправлялись туда и заселяли американские пустыни. Возникшие тесные связи с Америкой во многом способствовали движению демократических идей в самой Германии.

Примерно в то же время был основан Таможенный германский союз (1834). Некоторые мелкие владетели Германии заключили с Пруссией торговый договор, которым были уничтожены пограничные таможни, и провоз товаров сделался свободным. К этому договору вскоре присоединились Бавария, Вюртемберг, Саксония. Образовавшийся Таможенный союз положил начало не только экономическому, промышленному объединению Германии, но и способствовал объединению политическому.

На Пруссию германские патриоты возлагали свои надежды как на оплот этого политического и государственного единства Германии. Но подобным стремлениям препятствовали второстепенные немецкие владетели, которые находили поддержку со стороны Австрии. Последняя всеми силами старалась противодействовать своей сопернице Пруссии в ее возраставшем влиянии на остальную Германию. Австрийскому императору Францу I наследовал его сын Фердинанд I (1835 - 1848); при нем не произошло никаких перемен курса внутренней и внешней политике, потому что во главе правительства оставался князь Меттерних.

В Пруссии Фридриху Вильгельму III наследовал его сын, Фридрих Вильгельм IV (1840 - 1859). За годы своего правления он много сделал для развития искусств и народного просвещения. В это время Берлин, благодаря своему университету, сделался средоточием германской науки.

Англия после продолжительных войн с Наполеоном I упрочила свой авторитет на международной арене и господство на морях; ее промышленность и торговля приняли еще более грандиозные размеры. Но предшествовавшие войны чрезвычайно умножили государственные долги; от этого увеличились многие пошлины и налоги, которые вели к объединению мелких землевладельцев и промышленников. Земельная собственность сосредоточилась в руках богатых дворян, а число пролетариев возросло; главную их массу составляли фабричные рабочие, получающие пропитание от сдельной оплаты. Недовольные своим положением, они время от времени устраивали волнения и беспорядки. Кроме того, население Ирландии, большей частью католическое, с ненавистью переносило иго англичан-протестантов. Последние разными насильственными средствами завладели почти всей земельной собственностью, а ирландцам оставалась роль мелких арендаторов и работников. Народ обеднел и нередко платил своим угнетателям разбоем и пожарами. Власть англичан поддерживалась здесь силой оружия.

В первые годы царствования Георга IV (1820 - 1830) правительство находилось в руках тори. После смерти Кастльри, главы правительства тори, который впал в помешательство и лишил себя жизни из-за ненависти к себе народа, к власти пришли виги во главе с Джорджем Каннингом. Вместе с их приходом изменилось и направление английской политики: Англия признала независимость южноамериканских колоний, отпавших от Испании, и начала было поддерживать греков в их борьбе с турками. Каннинг старался также успокоить ирландцев отменой неприемлемых для них статей законов. Он начал так называемую эмансипацию католиков, завершена она была уже после его смерти: католические представители были допущены в парламент (1829). Однако национальная и религиозная вражда и притеснения ирландцев английскими землевладельцами не прекращались. По этой причине ирландцы начали массово покидать свое отечество и переселяться в Америку.

При наследнике Георга IV, его брате Вильгельме IV (до 1837), произведена была так называемая парламентская реформа. Она состояла в том, что многие местечки, пришедшие в упадок ("гнилые местечки") и находившиеся под сильным влиянием богатых аристократов, лишались права посылать представителей в парламент; их права передавались большим торговым городам, которые до этого представительства не имели. Вслед за тем состоялась и эмансипация невольников. Англия освободила от рабства негров в своих вест-индских колониях и выдала денежное вознаграждение плантаторам-рабовладельцам (1834). С тех пор Англия стремилась уничтожать где только можно торговлю африканскими неграми. Один из первых английских филантропов (друзей человечества), Вильберфорс, всю жизнь посвятил получению этой эмансипации. Он не дожил до самой эмансипации. Когда в парламенте прошел билль об освобождении невольников, один из членов его встал и произнес: "Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по слову Твоему с миром; ибо видели очи мои Спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицом всех народов" (Евангелие от Луки, глава II). При этих словах поднялось все собрание и тем почтило память Вильберфорса. (К несчастью, когда настала пора освободить христиан Балканского полуострова от мусульманского ига, родина Вильберфорса обнаружила мало филантропии.)

После смерти Вильгельма IV на английский престол вступила его племянница Виктория, последняя представительница Ганноверской династии. Ее правление ознаменовалось движением беднейших классов против "хлебных законов", то есть против высокой пошлины на привозной хлеб; такая пошлина поддерживала дороговизну хлеба. Несколько раз парламенту предлагалось отменить хлебные законы, но влияние землевладельческой аристократии в парламенте, которой были выгодны высокие пошлины, было так велико, что все предложения отвергались. Наконец, из-за начавшихся волнений бедняков первому министру королевы Виктории, знаменитому Роберту Пилю, удалось провести в нижней и верхней палатах билль об уничтожении хлебных законов (1846).

Защищенная островным положением, Англия могла беспрепятственно наращивать морское и колониальное могущество. Зато ее сухопутные военные силы очень отставали в своем развитии, особенно после введения во многих странах общей воинской повинности по примеру Пруссии.

Время королевы Виктории, кроме успехов утверждения английского владычества в Ост-Индии, ознаменовалось колониальной войной с Китаем. Китайское правительство запретило в своих владениях торговлю опиумом, потребление которого действовало губительно на здоровье народа, и наконец совсем запретило торговлю с Англией, так как опиум составлял главную статью ввоза английских товаров в Китай. Тогда Англия объявила Китаю войну; пользуясь мощью своего флота и превосходством европейской армии, она легко победила в этой войне и вынудила китайцев к миру. По подписанному в Нанкине договору Китай разрешал торговлю опиумом и открывал европейским кораблям еще четыре гавани кроме Контона (1842).

НАУКА И ЛИТЕРАТУРА В XIX ВЕКЕ

Во Франции времена Реставрации и Июльской монархии сопровождались расцветом литературы и журналистики, чему способствовали продолжительный мир и отчасти конституционное устройство, наступившее после бурной военной эпохи и деспотического правления Наполеона I. Конституционное устройство немало способствовало также развитию политических партий и их открытой борьбе между собой; борьба эта происходила в палатах парламента и в прессе; каждая партия обыкновенно имела свой литературный орган.

Эта эпоха оставила имена замечательных поэтов: Шатобриан, Ламартин, Виктор Гюго; они были во Франции представителями романтической школы, которая в противоположность старому, классическому направлению искала сюжеты преимущественно в христианском средневековье. В то же время во французской литературе получило развитие социальное направление. Некоторые писатели, указывая на тягостное положение беднейших классов, или пролетариев, выступали против неравенства. Предлагая меры для исправления этой социальной несправедливости, они дошли до того, что начали отрицать основы человеческого общества: брак и собственность. Главнейшие представители школы социалистов были: Сен-Симон, Фурье и Прудон, в художественной литературе - госпожа Дюдеван, известная под псевдонимом Жорж Санд, знаменитая своими романами, в которых старалась в привлекательных красках изобразить свободные отношения полов. Во второй половине XIX века подобным же изображением распущенности нравов отличались многочисленные романы Золя. (Идеи, распространяемые социалистами, немало способствовали революциям 1848 года.)

На поприще науки эта эпоха также дала Франции многих замечательных деятелей. Из историков следует назвать Франсуа Гизо ("История цивилизации во Франции"), Адольфа Тьера ("История консульства и империи"), братьев Тьерри. Гизо при Людовике Филиппе был неоднократно министром (он принадлежал к так называемой партии доктринеров). Из естествоиспытателей оставили свой след геологи Жорж Кювье, Франц Араго и химик Мишель Шеврёль. Торжеством математических наук было открытие новой планеты (Нептун), которую французский астроном Урбен Леверье вычислил, не пользуясь телескопом.

В Германии преимущественного развития по сравнению с другими странами достигла философия, которая была поставлена на значительную высоту в прошлом столетии трудами Канта. В XIX веке на поприще этой науки прославились Шеллинг и Гегель, профессора Берлинского университета, и пессимист Шопенгауэр. Естественные науки достигли здесь также замечательных успехов, среди естествоиспытателей первое место принадлежит Александру фон Гумбольдту (сочинение "Космос"); наука химии многим обязана Либиху, наука сравнительного землеведения - географу Риттеру. Наиболее значительные немецкие историки Нибур и Моммзен (по римской истории), Шлоссер и Ранке (по всемирной истории). В немецкой поэзии господствовал романтизм; он начал набирать силу со времени войн против Наполеона I, тогда у немцев пробудилась любовь к национальному, и тогда поэты обратились к героическому средневековью. Тогда же начали собирать и тщательно изучать древненемецкие народные саги и песни. Такое изучение способствовало и развитию науки о языке, филологии; на этом поприще оставили заметный след труды братьев Якова и Вильгельма Гримм. Противоположным романтизму было сатирическое направление в Германии - поэты Гейне и Берне.

В первой половине XIX века началось и пробуждение западнославянских народностей. Этому пробуждению во многом способствовало изучение славянской старины, особенно деятельность некоторых чешских ученых, таких, как: Добровский, Ганка, Шафарик и Палацкий. Добровский стал известен своими исследованиями о славянских наречиях. Ганка издавал памятники старинной чешской литературы; он открыл и знаменитую "Краледворскую рукопись", или сборник героических чешских песен. (Подлинность этой рукописи, впрочем, подвергается сильному сомнению.) Шафарик оставил превосходные труды по этнографии и древней истории славянских народов. Палацкий написал обширную историю чешского народа. Рядом с этими учеными стоят поэты Челяковский, Колар, Гавличек, которые своими патриотическими произведениями стремились поднять дух порабощенных славянских народов, напоминая им об их прежней силе, об их родственных связях между собой и указывая на необходимость их единения.

Литература и журналистика в Англии в первой половине XIX века достигли высокой степени профессионализма. Из английских писателей этого периода особо стоит назвать имена Вальтера Скотта и лорда Байрона. Вальтер Скотт брал для своих романов реальные исторические события; мастерским описанием характеров и мест действия он старался воскресить прошедшие времена и нравы. Его исторические романы послужили образцом для писателей других народов. Лорд Байрон был одарен могучим поэтическим талантом. Но тревожное состояние духа наложило на его произведения печать меланхолии. Такой характер его поэзии нашел многих подражателей среди поэтов других народов (так называемый байронизм, или поэзия разочарования). Из английских писателей-сатириков замечательно творчество Диккенса, из историков - Маколея (история Англии со времени переворота 1688 года), а из естествоиспытателей - Дарвина (выступившего со своей спорной теорией происхождения видов, основанной им на законах естественного отбора и борьбы за существование), из многочисленных путешественников - Левингстона, исследовавшего Внутреннюю Африку, из политэкономов - жона Стюарта Милля.

Среди изобретений XIX века первое место занимает применение силы пара. Североамериканец Фултон в начале столетия изобрел первый пароход. В то же время англичанин Стефенсон усовершенствовал паровоз. Первая железнодорожная пассажирская линия была построена между Ливерпулем и Манчестером (1830). Орстед, профессор физики в Копенгагене, открыл электромагнетизм (1812). Изобретение электромагнитного телеграфа (1844) дало возможность с удивительной быстротой сообщать известия на любое расстояние. (Впоследствии для малых расстояний было применено переговорное устройство телефон). Введенное в употребление в первой четверти века газовое освещение в последней четверти стало заменяться электрическим (русский изобретатель Яблочков). Морская международная торговля получила новый толчок с открытием Суэцкого канала (1868), строительство завершено в правление египетского хедива Исмаил-паши французским инженером Фердинандом Лессепсом. (Ему же принадлежит идея еще более громадного сооружения - Панамского канала.) Кроме силы пара, магнетизма и электричества, в области физики еще чрезвычайно важным было открытие фотографии. Наконец, наука педагогики продвинулась трудами швейцарца Песталоцци и его последователей.

XVII. ВРЕМЕНА ВТОРОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ ИМПЕРИИ
1848-1870

Перевороты 1848 - 1849 годов. Наполеон III и объединение Италии. Объединение Германии и восстановление Германской империи

ПЕРЕВОРОТЫ 1848-1849 ГОДОВ

Французский король Луи Филипп искал поддержки трону среди зажиточной буржуазии (откуда его прозвище Мещанский король); поэтому избирательный ценз при выборах депутатов в парламент был очень высок. Оппозиция, парламентское меньшинство, требовала избирательной реформы: снижения избирательного ценза и допуска небогатых людей в число избирателей. Получая постоянный отказ парламента, наиболее рьяные вожди оппозиции начали будоражить население и с этой целью устроили в разных городах Франции ряд банкетов, сопровождавшихся уличными собраниями с зажигательными революционными речами. Правительство, во главе которого стоял тогда историк Гизо, запретило подобный банкет реформистов в Париже, и это запрещение послужило поводом к трехдневной Февральской революции. Она началась сборищем рабочих и молодежи вокруг здания Палаты депутатов и криками: "Да здравствует реформа! Долой Гизо!" Призваны были войска, но они действовали вяло и нерешительно, бунтовщики успели тем временем возвести на улицах баррикады. Луи Филипп уступил толпе, отставил Гизо, обещал реформы и призвал в правительство умеренных вождей оппозиции (историка Адольфа Тьера и Одилона Барро). Но было уже поздно: Национальная гвардия отказалась сражаться с народом; часть регулярного войска также изменила присяге. Тогда восьмидесятилетний король отрекся от престола в пользу своего внука, графа Парижского, и удалился в Англию. Но и эта мера уже не могла остановить революцию: толпа провозгласила республику. Так пала Июльская (или Орлеанская) монархия во Франции.

Несколько лиц из числа известных адвокатов и писателей, составили наскоро избранное временное правительство; самым видным членом его сделался поэт Ламартин. Оно созвало Национальное собрание, которое занялось проектом республиканской конституции. Большинство, руководимое Ламартином, склонялось к умеренной республике. Но рабочие, поджигаемые социалистами (Луи Блан, Ледрю Роллен и другие), стремились утвердить крайнюю, или "красную", республику (что вело к анархии) и организовали в Париже новый страшный мятеж в июне того же 1848 года. Национальное собрание вручило диктаторскую власть генералу Луи Кавеньяку. Четыре дня продолжались упорные бои на улицах Парижа, пролились потоки крови; наконец восстание было усмирено. Когда пришло время выборов президента республики, Национальное собрание склонилось на сторону Кавеньяка; но народ, пользуясь предоставленным ему правом всеобщего голосования, избрал (в декабре 1848 года) принца Луи Наполеона (1808 - 1873), который своим именем напоминал времена Французской империи, времена славы, и не участвовал в кровавых событиях.

Пример Февральских дней в Париже дал толчок революционному движению и в соседней Германии, где также происходило брожение умов и шла оживленная борьба политических партий. В большей части германских государств тон задавали либералы, требуя свободы печати, гласного судопроизводства и народного представительства. Во многих местах увлекаемая ими толпа устраивала беспорядки и даже вооруженные восстания. В Берлине чернь воздвигла на улицах баррикады и вступила в кровопролитный бой с войсками (так называемые Мартовские дни). Прусский король Фридрих Вильгельм IV вынужден был удалить войска из столицы и созвать прусское национальное собрание для разработки конституции.

Во Франкфурте-на-Майне между тем вместо Союзного сейма собрался в церкви Св. Павла парламент либеральных представителей германских государств и занялся проектом общей конституции для всей Германии, причем поставив своей задачей ее политическое объединение и внутреннюю гражданскую свободу.

В марте того же 1848 года произошло восстание в Вене: народ требовал реформ и удаления князя Меттерниха, представителя старой правительственной системы. Меттерних удалился; австрийский император Фердинанд I обещал реформы и тем на время успокоил население столицы. Но волна революционного движения прокатилась среди славянских народов Австрии. В Праге собрался Славянский конгресс, и пражане вытеснили австрийский гарнизон из своего города. Но вскоре Прага была снова взята войсками; возмущение усмирено, и Славянский конгресс разогнан. Тем временем еще более сильное восстание было поднято венграми, которые потребовали восстановления своего королевства. В Северной Италии также произошло восстание против австрийского владычества. Волнения в Вене возобновились. В таких трудных обстоятельствах император Фердинанд отрекся от престола в пользу своего племянника Франца Иосифа. Венгры не признали его своим королем. Увлеченный горячим оратором и журналистом Лайошем Кошутом, венгерский сейм постановил полное отделение от Австрии и провозгласил Венгерскую республику. Австрийское правительство прибегло к обычной своей политике разделять и властвовать. Против венгров оно настроило сербов, славонцев и хорватов; последние выступили в поход во главе с баном Йосипом Елачичем. Когда же венгры после ряда битв взяли решительный верх над войсками Франца Иосифа, он обратился с униженной просьбой о помощи к русскому императору. Николай I благосклонно отозвался на эту просьбу и отправил против венгров свои войска под командованием князя Паскевича. Венгерское восстание было скоро усмирено. Командующий венгерской армией Артур Гёргей сложил оружие перед русскими войсками возле Вилагоше в августе 1849 года. ("Венгрия у ног вашего величества!" - извещал императора Николая Павловича главнокомандующий Паскевич.) Некоторые вожди мятежа были казнены; другие, в том числе и Кошут, спаслись бегством за границу, преимущественно в Турцию. Венгрия на время была лишена своего прежнего конституционного устройства. В то же время было подавлено возмущение ломбардо-венецианских провинций. В Австрийской империи восстановились спокойствие и абсолютистская форма правления.

Усмирение Венгрии нанесло удар всему революционному движению в разных краях Германского союза. Мятежи в Саксонии, Пфальце и Бадене были подавлены прусскими войсками. Германский парламент во Франкфурте, истощавший свои силы на разных более или менее запутанных проектах германской конституции, потихоньку разошелся. Движение немецкого населения в Шлезвиг-Гольштейне против датского владычества получило помощь Германского союза; по его поручению Пруссия поддержала голштинцев своим войском. Но потом, по настоянию Англии и России, она помощь прекратила, и тогда шлезвиг-голштинское движение было подавлено датчанами.

В Италии движение либеральных партий началось задолго до Февральской революции в Париже; оно было вызвано реформами нового папы Пия IX в Церковной области. В результате этого движения, охватившего почти всю Италию, сардинский король Карл Альберт и неаполитанский - Фердинанд II вынуждены были ввести в своих государствах конституционное правление. Но король неаполитанский вскоре восстановил абсолютизм; сардинский же король пристал к партии национального возрождения*, боровшейся за освобождение северных итальянских областей от господства иноземцев, и поддержал оружием ломбардо-венецианское восстание против Австрии. К нему присоединились вольные дружины - добровольцы, собравшиеся из разных областей Италии. Австрийский фельдмаршал Радецкий был вытеснен из Ломбардии. Но вскоре, получив подкрепление, он возвратился и разбил Карла Альберта при Кустоце и Новаре. Тогда Карл Альберт отрекся от сардинской короны в пользу своего сына Виктора Эммануила, и последний заключил мир с Австрией (в марте 1849 года). Только Венеция, где восстановлено было республиканское правление, продолжала еще некоторое время обороняться от австрийцев, но и она наконец сдалась фельдмаршалу Радецкому (в августе того же года).

______________________

* Рисорджименто (Возрождение).

______________________

Между тем папа Пий IX, отказавшийся принять участие в войне против Австрии, был изгнан восставшим народом из Рима и вынужден бежать в неаполитанскую крепость Гаэту. В Риме провозглашена республика. Здесь во главе народного движения встали социалисты Джузеппе Мадзини и командир добровольцев Джузеппе Гарибальди. Но за папу вступились католические державы: Австрия, Неаполь и Франция. Австрийцы вступили в Церковную область с севера, неаполитанцы - с юга, а французское войско, присланное Луи Наполеоном, высадилось с запада и осадило Рим. Несмотря на мужественную оборону, под руководством Гарибальди, Рим был взят французами (в июне 1849 года), и светская власть папы восстановлена во всей Церковной области. В Италии снова водворились власть иноземцев и абсолютизм местных владетелей, за исключением Пьемонта и Сардинского королевства, где юный король Виктор Эммануил сохранил конституционное правление.

НАПОЛЕОН III И ОБЪЕДИНЕНИЕ ИТАЛИИ

Луи Наполеон в качестве президента Французской республики получил в свои руки исполнительную власть и вместе командование всеми военными силами. С помощью партии бонапартистов он начал искусно упрочивать за собой верховную власть. С этой целью он старался приобрести всеми способами расположение армии и народа, выказывая большую заботу о путях сообщения, о нуждах промышленности и торговли. Многочисленный средний класс буржуазии жаждал спокойствия, утомленный революционными бурями и анархическими угрозами социалистов, а потому он легко склонился на сторону президента, обещавшего твердой рукой поддерживать общественный порядок. Католическое духовенство также начало ему благоволить, довольное военной помощью в Риме папе Пию IX. Национальное собрание время от времени напоминало ему, что в силу республиканской конституции Наполеон должен только исполнять постановления парламента. Но само это собрание было разъединено на разные партии. Когда приблизился срок новых президентских выборов, Луи Наполеон решил произвести внезапный государственный переворот. В ночь на 2 декабря 1851 года вожди парламентских партий и главные противники президента были арестованы, а Национальное собрание объявлено распущенным; здание его было окружено войсками, которые не пропустили депутатов на заседание. Парижское население встретило этот переворот довольно равнодушно, а уличные сборища рабочих были быстро рассеяны войсками. Народ воспользовался вновь предоставленным всеобщим избирательным правом (suffrage universel) - и Луи Наполеон был избран президентом на десять лет. Вместо Национального собрания восстанавливались учреждения времен Консульства и Первой империи: сенат и законодательный корпус.

Переворот 2 декабря был только переходом к восстановлению империи. В народе все еще помнили славные времена Наполеона I. Луи Наполеон предпринял путешествие по провинциям и, везде торжественно встречаемый, в своих речах к местным общинам не скрывал уже видов на трон. И тем не менее, обещая народу все блага мира, в Бордо он впервые произнес свою знаменитую фразу: "Империя есть мир" (L'empire c'est la paix). Когда он возвратился в Париж, сенат облек его званием наследственного императора французов, и это звание было подтверждено за ним всеобщим народным голосованием (в ноябре 1852 года). Луи Наполеон принял титул императора Наполеона III (считая своего двоюродного брата, упомянутого герцога Рейхштадтского, Наполеоном II). Все иностранные державы постепенно признали за ним этот титул.

Вместе с твердым императорским правлением в стране водворились спокойствие и общественная безопасность, которые не замедлили принести блистательные плоды в области экономики. Франция быстро покрылась густой сетью железных дорог; промышленность ее поднялась на самую высокую степень развития (что наглядно доказали всемирные парижские выставки), государственные финансы достигли стабильности, народное благосостояние сильно возросло. А между тем, вопреки обещанию, что "империя есть мир", все царствование Наполеона III было сопряжено с войнами. Он хотел громкими победами поощрить славолюбие французов, возвратить утраченное при Луи Филиппе влияние Франции на политику Европы и упрочить свою династию. Первый благовидный повод тому подал пресловутый Восточный вопрос. Назревала очередная русско-турецкая война, переросшая, благодаря европейскому вмешательству, в Восточную войну. Когда Россия предъявила свои требования турецкому султану, Франция, согласуясь с Англией, поддержала Турцию и отправила на помощь свои войска и флот. Война была трудной и продолжительной (1853 - 1856); но она окончилась удачно для союзников (к которым присоединился впоследствии и сардинский король). Они высадились в Крыму, взяли Севастополь и заключили с Россией выгодный для себя Парижский мир. Союзникам помогла Австрия: вместо благодарности за помощь во время венгерского восстания, она заняла враждебную России позицию и сильно связывала ее действия. (Император Николай I, начиная войну, рассчитывал именно на поддержку Австрии; один из австрийских министров сказал по этому поводу: "Мы удивим мир своей неблагодарностью".)

Но и европейский мир не преминул удивить Австрию своей неблагодарностью. Уже на Парижском конгрессе, который завершил Крымскую войну (1856), представители Франции и Сардинии пытались поднять вопрос об удалении австрийских войск из Средней Италии. Владея Ломбардией и Венецианской областью, Австрия под предлогом поддержания спокойствия занимала еще герцогства Парму, Модену и северо-восточную часть Церковной области (Романью). Сардинский король Виктор Эммануил и его первый министр граф Кавур сумели выдвинуть судьбу Пьемонта на передний план европейских проблем и привлечь к нему сочувствие других итальянских областей: патриоты Италии стали смотреть на Пьемонт как на главный двигатель итальянского объединения. Австрия в ответ на это сочувствие потребовала, чтобы Сардиния сократила свои военные силы и, получив отказ, объявила войну (1859). Но на помощь сардинскому королю явились французы. Наполеон III, лично командуя войсками, совершил блистательную кампанию в Северной Италии. Австрийцы понесли целый ряд поражений; особенно важные битвы были у Мадженты и Сольферино. После Сольферинского сражения император Франц Иосиф, по Виллафранкскому договору, уступил Ломбардию Наполеону III, а последний передал ее Пьемонту в обмен за Савойю и Ниццу, которые присоединил к Франции. Вслед за тем население Тосканы, Пармы и Модены объявило своих герцогов лишенными престола и добровольно присоединилось к Пьемонту; точно так же присоединилась к нему и большая часть Церковной области.

В следующем 1860 году генерал Гарибальди с горстью итальянских волонтеров* сделал высадку в Сицилии, где происходило тогда восстание против неаполитанского короля Франциска II Бурбона (сына Фердинанда II). С прибытием Гарибальди восстание быстро распространилось, и королевские войска были вытеснены с острова. Из Сицилии Гарибальди перешел в Калабрию, а оттуда двинулся прямо на Неаполь, где народ также присоединился к движению и восстал против династии Бурбонов. Франциск II с частью своей армии удалился в крепость Гаэту и там еще держался некоторое время.

______________________

* Поход "Тысячи".

______________________

Провозглашенный диктатором, Гарибальди призвал на помощь сардинского короля Виктора Эммануила. Последний привел свою регулярную армию и правильной осадой вынудил Франциска II сдать Гаэту и окончательно покинуть страну (1861). Между тем Неаполитанское королевство в результате всеобщего народного голосования также присоединилось к Пьемонту. Виктор Эммануил принял титул короля Италии.

Этому объединению кроме Франции помогла также и Англия, которая настаивала на невмешательстве в итальянские дела и первая признала единое Итальянское королевство. Успеху объединения, несомненно, способствовали гениальный государственный ум Кавура и беззаветный патриотизм Гарибальди, который сделался идолом итальянской молодежи. Для полного объединения Италии недоставало еще Рима, с небольшой областью, оставшейся за папой, и Венеции, где продолжали держаться австрийцы.

В это же время происходила жесточайшая междоусобная война в Североамериканских Соединенных Штатах. Там боролись за власть две партии: аболиционисты - враги невольничества, к которым принадлежали северные штаты, и демократы, представители южных, рабовладельческих штатов. Борьба эта оживлялась обыкновенно во время президентских выборов; побеждал, как правило, богатый юг. Когда же в 1861 году северные штаты провели на выборах кандидатуру Линкольна, члена партии аболиционистов, то южные штаты отпали от Союза и выбрали своего президента. Следствием этого и стала гражданская война между северными и южными штатами, продолжавшаяся около пяти лет. Северяне наконец взяли верх над южанами, благодаря главным образом победам генерала Гранта, и восстановили союз. Выбранный вторично президентом, Линкольн пал от руки убийцы, жертвой мести южан (1865). Впоследствии президентом был избран генерал Грант.

Со времен этой войны вошел во всеобщее использование паровой панцирный флот - военные корабли, окованные толстой броней; эти броненосцы скоро совсем вытеснили деревянный флот. Но опасными соперниками броненосцев потом стали миноносцы, снабженные торпедами.

Кроме многих военных предприятий Наполеона III в Африке и Азии, стоит упоминания экспедиция, посланная им в Мексику. Французские войска разбили республиканские отряды и овладели столицей (1863). По желанию Наполеона, мексиканское собрание упразднило республику и заменило ее империей, а корону предложило австрийскому эрцгерцогу Максимилиану, брату Франца Иосифа. Максимилиан принял корону. Но предприятие окончилось самым печальным образом. Едва французские войска удалились в Европу, как республиканская партия начала войну. Гражданская война решилась в пользу республиканцев; Максимилиан был взят в плен и расстрелян (1867). В Мексике восстановлена республика, а вместе с ней возвратились прежние смуты и беспорядки (столь обычные в республиках Центральной Америки). В 1890 году республиканская партия изгнала из Бразилии императора дона Педро, и здесь также учредилась республика.

ОБЪЕДИНЕНИЕ ГЕРМАНИИ И ВОССТАНОВЛЕНИЕ ГЕРМАНСКОЙ ИМПЕРИИ

Непосредственным следствием поражения при Сольферино были либеральные реформы в самой Австрии. Император Франц Иосиф придал своему правительству конституционную форму правления (с двумя палатами: господ и депутатов) и возвратил Венгрии ее прежнюю самостоятельность. Таким образом, Австрия была преобразована в двуединую империю: Австро-Венгрию; в первой господствовали немцы, во второй - мадьяры (там и здесь за счет славянских народностей). Далее, следствием Итальянской войны было временное усиление старого соперничества между Австрией и Пруссией. Австрия негодовала на Пруссию за то, что последняя отказалась помочь ей в этой войне. Та и другая держава стремились занять господствующее положение в Германском союзе. Правительства мелких германских государств, опасавшиеся за свою самостоятельность, поддерживали гегемонию Австрии; но сами немцы больше сочувствовали Пруссии, которая своим внутренним благоустройством, развитием военной силы, процветанием германской науки в университетах, вообще строго национальным, немецким, направлением своей политики внушала надежду германским патриотам на будущее прочное объединение Германии. После смерти Фридриха Вильгельма IV в Пруссии воцарился брат его Вильгельм, который окончательно придал государству представительный (парламентский) образ правления и в качестве первого конституционного короля Пруссии получил титул Вильгельма I. Он возвысил в степень первого министра графа Бисмарка.

Поводом к открытому столкновению Пруссии и Австрии послужили герцогства Шлезвиг и Гольштейн. Немецкое население этих герцогств своими жалобами на притеснения датского правительства вызвало вмешательство Германского союза. Объединенные германские войска вступили в герцогства; тщетно маленькое Датское королевство попыталось противостоять соединенным войскам Пруссии и Австрии; оно было побеждено и вынуждено отказаться от Голштинии и большей части Шлезвига (1864). Но вслед за тем стремление Пруссии присоединить к себе эти провинции вызвало войну с Австрией. К последней присоединились Бавария, Саксония, Ганновер и большая часть мелких германских владений; а Пруссия заключила союз с Италией, которая хотела воспользоваться войной, чтобы отнять у Австрии Венецию. Пруссаки, благодаря превосходному оснащению армии (в том числе игольчатому скорострельному оружию) и отличным командирам, одержали над австрийцами ряд побед в Богемии и выиграли решительную битву при Садовой. Но итальянцы потерпели поражение при Кустоце. По миру, заключенному в Праге (1866), Австрия вынуждена была выйти из Германского союза, а Пруссия присоединила к себе Шлезвиг-Гольштейн, Ганновер, Нассау и вольный город Франкфурт. Кроме того, она создала под своей гегемонией новый союз северогерманских государств; прежний Германский союз перестал существовать. Австрия уступила Beнецианскую область французскому императору Наполеону III, а он передал ее Итальянскому королевству.

Такое быстрое наращивание прусской силы и решительный поворот к объединению Германии возбудили у Франции опасение за свое политическое лидерство в Западной Европе. Наполеон III думал уже вмешаться в войну на стороне Австрии; но Пруссию поддержала Россия, и война была окончена прежде, нежели он успел предпринять решительные шаги. Тем не менее Франция начала готовиться к войне с Пруссией, чтобы воспрепятствовать ее дальнейшему усилению. Но если экономика Франции достигла при Наполеоне III замечательного развития, ее нравственное состояние явно клонилось к упадку. Сам Наполеон III немало способствовал этому своей склонностью к политическим интригам и всевозможным подкупам, с помощью которых он боролся против враждебных ему партий (республиканцев, легитимистов, орлеанистов и прочих). Вместо даровитых и патриотически мыслящих государственных людей он все более и более окружал себя малосведущими, бездарными карьеристами, умевшими льстить его самолюбию. Усилившаяся агитация республиканской партии против империи побудила Наполеона затеять новую войну, чтобы отвлечь внимание народа от внутренних дел и новыми победами вознаградить его за ограничение гражданских свобод.

Поводом к столкновению с Пруссией послужили события в Испании. Там произошло народное восстание против королевы Изабеллы, в результате которого она была лишена престола. Временное правительство Испании начало с Германией переговоры о возведении на испанский престол принца Гогенцоллерна, родственника прусской королевской фамилии. Наполеон III воспользовался этим поводом и объявил Пруссии войну (в июле 1870 года). Благодаря искусной дипломатии Бисмарка, к Пруссии присоединились все германские земли, за исключением Австрии. Россия, старая союзница Пруссии (при родственных связях царствующих домов), все это время не только держала благосклонный нейтралитет, но и обезопасила немцев со стороны Австрии. Таким образом, спокойные за свои восточные и южные границы они могли все свои силы устремить на запад. У Франции же не нашлось ни одного союзника. Тут вполне выявилось превосходство военной организации Пруссии, ее государственных деятелей и полководцев. Она быстро мобилизовала огромную армию, которая предупредила наступление французов и вторглась во Францию. Во главе немецких войск встал сам король Вильгельм; отдельными армиями командовали его сын, наследный принц прусский Фридрих, и племянник Фридрих Карл. Общим планом кампании руководил начальник штаба генерал Мольтке. Французская армия под командованием Наполеона оказалась малочисленной, и притом была раздроблена. Последовал ряд побед, одержанных немцами (при Вёрте, Шпихерне, Меце). Наполеон III и маршал Мак-Магон покинули укрепленный Шалонский лагерь и кружным, северным путем двинулись было к Мецу на выручку маршалу Базену, который, командуя многочисленной отборной французской армией, дал немцам возможность запереть себя в этой крепости. Но движение Наполеона было вовремя замечено; он был внезапно окружен при Седане и после неудачной битвы постыдно сдался в плен королю Вильгельму почти со стотысячной армией (6 августа).

Когда весть о седанском позоре достигла Парижа, там немедленно было объявлено о низложении династии Наполеона и провозглашении республики. Прусские войска осадили Париж. Член временного правительства, бывший адвокат и рьяный республиканец Гамбетта на воздушном шаре вылетел ночью из Парижа в Бордо, откуда руководил страной почти с диктаторской властью; он наскоро собрал войска и послал их против пруссаков. Но эти плохо обученные и вооруженные солдаты не могли устоять против превосходных немецких армий и терпели поражения. Остатки регулярных французских войск бездействовали, осажденные, в крепостях. Между тем началась сдача этих крепостей, уступавших бомбардировке или голоду. Пал Страсбург. Потом маршал Базен, досидевший до голода, позорно сдал первоклассную неприступную крепость Мец и свою почти двухсоттысячную армию. Наконец и голодный Париж был вынужден капитулировать в январе 1871 года. Вслед за тем временное правительство Франции заключило мир, по которому Германия приобретала Эльзас и часть Лотарингии; сверх того, Франция обязывалась выплатить пять миллиардов франков за военные издержки. Президентом Французской республики был избран историк Тьер. Но прежде правительству пришлось выдержать ожесточенную борьбу с Парижской коммуной - восстанием парижского пролетариата, на плечи которого ложились условия этого позорного мира. Социалисты и коммунисты в своих действиях напоминали вождей Великой французской революции, а народ в негодовании, так же как тогда, грабил и убивал и разрушал общественные здания (в том числе были разрушены Вандомская колонна и дворец Тюильри).

Во время осады Парижа князья и чины Германии преподнесли королю Вильгельму титул императора; южногерманские государства также заключили союз с Пруссией, признав ее полную гегемонию. Таким образом (с помощью России) была восстановлена древняя Германская империя. Разноплеменная Австрия, забыв старое соперничество с Пруссией, подчинилась влиянию Бисмарка и сделалась в прусских руках удобным орудием для немецкого продвижения на славянский восток и юго-восток Европы (Drang nach Osten), то есть направленного против самой же России. Итальянское правительство воспользовалось этой войной для полного объединения Италии: королевские войска заняли Рим и остаток Папской области. Папа, незадолго провозглашенный на Римском духовном соборе непогрешимым, окончательно лишился светской власти.

Наполеон III скончался в Англии спустя два года после свержения с престола, оставив супругу Евгению Монтихо (родом испанку) и юного сына Людовика - Луи. Многочисленная партия французских бонапартистов сосредоточила на принце Луи свои надежды и начала деятельно готовить почву для восстановления империи во Франции. Но удар этим надеждам нанесла ранняя смерть принца, который бесславно погиб в Южной Африке, приняв участие в войне англичан против племени зулу. Тьер только два года был президентом республики; преемниками его стали последовательно маршал Мак-Магон, адвокат Греви и Карно. Самым влиятельным лицом в республике на некоторое время сделался было упомянутый выше Гамбетта, первый оратор Национального собрания.

В Риме почти в одно время скончались объединитель Италии Виктор Эммануил и противник его папа Пий IX (1878). Виктору Эммануилу наследовал старший сын его Гумберт, а новым папой выбран Лев XIII.

Германский император Вильгельм I скончался в 1888 году девяностолетним старцем. После трехмесячного царствования его сына, удрученного болезнью Фридриха III, на престол вступил внук Вильгельм II*.

______________________

* Последний император Германии.

______________________

XVIII. ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС
1830-1878

Освобождение сербов. Освобождение греков. Развитие Восточного вопроса. Сербо-турецкая война. Освобождение болгар и Берлинский конгресс

ОСВОБОЖДЕНИЕ СЕРБОВ

Турецкая империя между тем постепенно приближалась к своему развалу. Главная причина ее слабости заключалась в том, что, завоевав Балканский полуостров, турки составили особый господствующий класс, резко противопоставляя себя покоренным христианским народам; магометанская нетерпимость положила неодолимую преграду слиянию турок со славянами и греками и исподволь питала враждебные отношения между ними; христиан никогда не покидала мысль о свержении ненавистного ига. Первый пример энергичной борьбы за независимость подали сербы, населяющие горную и лесную область реки Моравы, сохранившие первобытную простоту нравов и неизменную преданность православной греческой религии. Многие смелые люди, не хотевшие сносить ига, уходили в горные дебри, принимались за ремесло разбойников и свирепствовали против турок; такие люди, известные под названием "ускоков" и "гайдуков", поддерживали в народе воинственный дух и стали героями многочисленных песен. (Одна из ветвей сербского племени, героические черногорцы, как известно, отстояли свою независимость, несмотря на все усилия осман завоевать их.)

Начало освободительной борьбы на Балканах относится к концу XVIII века, когда Россия в союзе с Австрией вступила в войну с турками (1788). Иосиф II завоевал значительную часть Сербии, создав отряды из сербских добровольцев. После смерти Иосифа по миру, заключенному его преемником, Сербия была возвращена Турции. Но пробудившееся в народе стремление к независимости уже не могло быть подавлено. Турецкие комиссары, принимая от австрийцев одну из возвращенных крепостей, не могли не выразить своего изумления и не ощутить некоторого боязливого предчувствия, когда из крепости выехал сербский отряд, в полном вооружении, искусно маневрируя по образцу имперских войск. "Соседи, - воскликнул один из комиссаров, - что вы сделали из нашей рай?" (Рая - так называли турки христианское население.)

В начале XIX века в Сербии вспыхнуло восстание против янычар, угнетавших жителей поборами и насилиями. Так как буйные янычары были в то же время ослушниками султана, то Порта одобрительно смотрела на это восстание. Но, управившись с янычарами, сербы уже не хотели сложить оружие и снова подчиниться турецкому игу: они мужественно вступили в борьбу при поддержке России, которая начала тогда новую войну с Турцией (1806). Из предводителей восставшего народа вскоре выделился Георгий Петрович, или Кара Гёргий, как назвали его турки (Черный Георгий). Он некогда был в числе сербских добровольцев, набранных Иосифом II, потом - гайдуком, потом торговал свиньями (самая прибыльная торговля в Сербии) и слыл одним из самых зажиточных сербов, когда началось восстание, человеком сурового нрава, чрезвычайно энергичным и предприимчивым. Россия, ввиду наполеоновского нашествия, заключила с Турцией Бухарестский мир (1812), но выговорила сербам некоторые льготы во внутреннем управлении. Эти статьи договора турками не были выполнены; сербы попытались продолжить борьбу собственными силами, но были подавлены превосходящим числом врага и снова попали под иго. Кара Гёргий бежал в Австрию. (Впоследствии он возвратился и был изменнически убит.)

Притеснение турок не замедлило вызвать новое восстание сербов; во главе его встал один из сербских кнезов, или старшин, Милош Обренович; после многих удачных битв с турками он был утвержден народом в звании верховного и наследственного кнеза (1817). По настоянию русского императора Николая I Порта обязалась привести в исполнение условия Бухарестского трактата; но только после новой войны с Россией (окончившейся Адрианопольским миром в 1829 году) султан Махмуд II издал хаттишериф, которым признал самостоятельность внутреннего управления Сербии; зависимость ее от Турции выражалась теперь в ежегодной дани и занятии главных сербских крепостей турецкими гарнизонами (1830). Однако спокойствие долго еще не могло водвориться во вновь учрежденном Сербском княжестве.

Несколько лет спустя сербы удалили Милоша и его сына Михаила и выбрали на княжеский престол Александра Карагеоргиевича, сына знаменитого Кара Гёргия (1842). Порта подтвердила это избрание. В 1858 году Александр был, в свою очередь, свергнут и в Сербию снова призван престарелый Милош Обренович; после смерти Милоша (1860) кнезом был утвержден его сын Михаил. Последний добился от Порты вывода турецких гарнизонов из Сербии. Михаил Обренович пал от руки убийц в 1868 году. Ему наследовал его племянник Милан.

ОСВОБОЖДЕНИЕ ГРЕКОВ. РАЗВИТИЕ ВОСТОЧНОГО ВОПРОСА

Начало борьбы греческого народа за независимость также связано с эпохой революционных потрясений на юго-западе Европы. Христианский мир и церковные иерархи поддерживали связь с греками и охраняли их национальную самобытность во времена турецкого ига. Войны XVIII столетия между Турцией и Россией обнаружили упадок турецкого могущества, у греков (так же как и у сербов) пробудилось стремление к независимости. Этому стремлению во многом способствовало развитие их внутренней экономической, культурной жизни: морская торговля, открытие училищ и посылка молодых людей из зажиточных семейств в Западную Европу для приобретения высшего образования. Познакомившись с литературой и историей Древней Греции, молодежь воодушевлялась воспоминаниями о прежнем величии своего отечества и с ненавистью смотрела на иго варваров. (Новые греки, впрочем, происходят не столько от древних греков, сколько от славян, наводнивших Балканский полуостров во времена Великого переселения народов и потом частью огречившихся.) Из греческих патриотов, обучавшихся в Париже, в начале XIX века образовались общества под названием гетерии (дружины).

Обстоятельства казались благоприятными для начала борьбы - Турецкая империя начала распадаться. Сербия уже завоевала себе некоторую свободу; Молдавия и Валахия находились под покровительством России; египетский паша Мухаммед Али уничтожил в Египте господство мамлюков и управлял им как самостоятельный государь. Такую же самостоятельность хотел приобрести и Али-паша в Эпире и Македонии; он восстал против турецкого султана и склонил к тому же греков. Гетерии посредством своих агентов поспешили начать восстание. Али-паша вскоре погиб; но греки уже взялись за оружие. Первоначально греческое восстание произошло в Молдавии и Валахии; сюда двинулся из Бессарабии с отрядом волонтеров один из вождей гетерий Александр Ипсиланти, генерал русской армии (1821). Он старался поселить между греками надежду на русскую помощь. Предприятие Ипсиланти окончилось неудачно: его дружина была разбита, а сам он бежал в австрийские владения, где был арестован и заключен в крепость. Но восстание греков вскоре охватило весь полуостров Морею, или древний Пелопоннес; турки должны были закрыться в крепостях и выдерживать осаду; острова Греции выставили значительный вооруженный флот, который своими брандерами (зажигательными судами) держал в страхе турецкие корабли. Восстание христиан вызвало у турок ответное раздражение; в Константинополе они схватили во время богослужения греческого патриарха Григория и повесили перед воротами его дома; та же участь постигла и нескольких епископов, а турецкая чернь принялась повсюду истреблять и грабить христиан.

Греки обратились с просьбой о помощи к европейским державам, и прежде всего к России; но австрийская дипломатия приложила все усилия, чтобы отклонить вмешательство в дела греков. Между тем героическая борьба греков за свободу нашла живое сочувствие у образованных классов Европы, из разных стран спешили в Грецию добровольцы, чтобы принять участие в этой борьбе или помочь восставшим деньгами и военными припасами. Эти люди получили название филэллинов. В числе поборников свободы Греции был и знаменитый английский поэт лорд Байрон, который приехал поддержать восставших, но здесь же вскоре умер.

Греки созвали в Аргосе национальный конгресс и образовали на время войны собственное республиканское правительство. Но успеху этой борьбы во многом мешали отсутствие единодушия, соперничество вождей. Чтобы энергично подавить восстание, султан Махмуд II обратился за помощью к своему вассалу египетскому паше Мухаммеду Али, который создал у себя многочисленную армию по образцу регулярных европейских войск. Мухаммед Али не заставил ждать и действительно отправил в Морею своего сына Ибрагима с сухопутным войском и флотом (1825). С их прибытием ситуация изменилась. Греки, задавленные числом, должны были спасаться в горах или крепостях. Ибрагим опустошил полуостров; его варварство вызвало в Европе еще более живое участие в судьбе греков. Особенно сильное впечатление произвела долгая, героическая защита крепости Миссолунги, которая пала только перед объединенными усилиями турок и египтян. В политике европейских держав в то время произошли благоприятные для греков перемены: в Англии место премьер-министра занял лорд Каннинг, державшийся более либеральной политики, чем его предшественник (Кастльри). Новый русский император Николай I покровительствовал грекам и вступил в соглашение с Англией и Францией об оказании помощи.

Султан Махмуд II не шел ни на какие изменения в пользу греческой автономии. Тогда три соединенные эскадры, английская, французская и русская, напали на турецко-египетский флот, стоявший в Наваринской бухте и истребили его (1827). Махмуд II объявил России войну. Но война (1828 - 1829) была для него неудачной. Русские войска взяли придунайские крепости и Варну; потом под командованием генерала Дибича перешли Балканы и дошли до Адрианополя; на кавказском направлении русские войска под предводительством фельдмаршала Паскевича также одержали ряд побед и вступили в Малую Азию. В то же время французские войска высадились в Морее й изгнали оттуда Ибрагима-пашу. Стесненный с разных сторон, султан вынужден был заключить с Россией мир в Адрианополе, по одной из статей которого Турция признавала независимость Греции. По договору в Лондоне (1830) из Морей, Ливадии и некоторых соседних островов Архипелага образовалось Греческое королевство. Королевство это получилось, по настоянию Англии, крохотным: политика ее после ухода лорда Каннинга из правительства возвратилась к прежней доктрине - поддержке Турции. Между тем новое государство было обуреваемо внутренними раздорами - президент Греческой республики, знаменитый греческий патриот граф Каподистрия, пал жертвой заговора. Чтобы прекратить смуты и безначалие в Греческой республике, европейские державы поспешили возвести на престол греческого короля - баварского принца Оттона, под именем Оттона I; он сделал столицей Афины и основал там первый греческий университет. Но, оставаясь католиком и окружая себя немцами, он не пользовался народным расположением и в 1863 году принужден был удалиться. Преемником его был избран датский принц под именем Георга I. (Он вступил в брак с русской великой княжной Ольгой Константиновной.)

Вскоре после освобождения Греции Турецкая империя подверглась нападению своего могущественного вассала - египетского паши Мухаммеда Али. Сын его Ибрагим-паша, предводительствуя египетскими войсками, отнял у султана Сирию, проник в Малую Азию, нанес туркам несколько поражений и угрожал самому Стамбулу. Русский император Николай I оказал султану помощь войском. Англия и Франция, чтобы помешать влиянию России на Востоке, послали туркам на помощь свои флоты. Мухаммед Али заключил с султаном мир и удержал за собой Сирию (1833). Махмуд II спустя несколько лет пытался возвратить Сирию, но турки потерпели сокрушительное поражение от Ибрагима-паши (при Низибе), и судьба Оттоманской Порты снова была в большой опасности, тем более что Махмуд II в это время умер, оставив престол своему сыну, молодому, неопытному Абдул-Меджиду. Четыре великие державы: Россия, Англия, Австрия и Пруссия снова оказали помощь Турции и спасли ее (1840).

Соперничество великих держав за влияние на турецкие дела выдвинуло с того времени в европейской политике пресловутый Восточный вопрос. Благодаря этому соперничеству, Оттоманская империя продолжала существовать как государство, несмотря на совершенный упадок собственных сил: существование ее европейские державы признавали как необходимость для сохранения политического равновесия. Самой ревностной покровительницей этой погибающей империи сделалась Англия, всеми силами стремившаяся препятствовать русскому влиянию на Востоке. Правительство лорда Пальмерстона нашло себе деятельного союзника в Наполеоне III. В 1853 году они составили коалицию и начали войну против России в Крыму в поддержку Турции. Австрия, незадолго до этого спасенная Россией от распада, заняла по отношению к ней также враждебную позицию*. Союзникам удалось по Парижскому трактату 1856 года отторгнуть от России устье Дуная и часть Бессарабии, которую присоединили к Молдавии. Вассальные турецкие владения Молдавия и Валахия (обязанные России своей политической автономией и либеральным устройством) при поддержке Наполеона III составили одно государство княжество Румынию и выбрали общего господаря - полковника Алдександру Кузу (1859). Спустя семь лет стараниями Пруссии наследственным господарем Румынии был сделан прусский принц Карл Гогенцоллерн, который стал поддерживать в этой стране немецкое влияние, враждебное России.

______________________

* См. "Краткие очерки русской истории".

______________________

СЕРБО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА. ОСВОБОЖДЕНИЕ БОЛГАР И БЕРЛИНСКИЙ КОНГРЕСС

В 1875 году сербы Боснии и Герцеговины подняли новое восстание из-за невыносимой тяжести турецких налогов и притеснений. Этому восстанию суждено было стать началом великих перемен. Тщетно русское правительство предлагало европейским державам общими усилиями побудить Оттоманскую Порту к серьезным реформам в управлении христианскими провинциями. Недоброжелательство к России и вообще к славянам (открытое - со стороны Англии и Австро-Венгрии и скрытое - со стороны Пруссии) мешало всякой попытке улучшить положение балканских христиан и тем умиротворить восставшие области. Между тем волнение на Балканском полуострове все нарастало. В следующем 1876 году молодой князь Сербского вассального княжества Милан и черногорский князь Николай, заключив союз, начали неравную войну с Оттоманской империей за освобождение своих соплеменников. Плохо обученная милиция Сербского княжества мужественно в течение нескольких месяцев выдерживала борьбу с многочисленной и отлично вооруженной турецкой армией и даже одержала над ней победу на берегах Моравы при Алексинаце под командованием русского генерала Черняева, добровольно поступившего на службу к сербам. (Его примеру последовали многие русские добровольцы.) Но при неравенстве сил турки получали еще и усердную помощь деньгами и оружием со стороны Англии, а также пользовались поддержкой Австро-Венгрии.

В то же время в Болгарии при первых же признаках волнения христиан турки и переселенные туда черкесы ответили им страшным избиением и в потоках крови потопили всякую попытку освободительного движения. (Брат и преемник Абдул-Меджида, султан Абдул-Азис, находившийся под русским влиянием, еще до начала сербско-турецкой войны, благодаря интригам англичан, был свергнут и предан насильственной смерти.)

Все эти бедствия и страдания христиан вызвали боль и гнев в сердцах братского русского народа. Когда сопротивление сербской милиции наконец было сломлено на высотах Джуниса и турецкие полчища готовились хлынуть на Сербию, великодушный русский монарх послал Порте ультиматум с требованием немедленного заключения перемирия. Порта подчинилась этому требованию. Затем в Стамбуле была открыта конференция представителей шести великих держав под председательством русского посла графа Игнатьева, чтобы обсудить вопрос о турецких реформах, особенно в отношении Болгарии. Но, подстрекаемая Англией, Порта отвергла все предложения конференции дать в какой-либо форме болгарам автономию. Требования заинтересованных держав, доведенные до самых незначительных размеров, были удовлетворены и скреплены наконец подписью Англии в Лондоне. Но и этот так называемый Лондонский протокол был отвергнут Портой, ибо правительство тори, подписывая протокол, высказалось против всяких принудительных мер относительно Турции. Во главе этого правительства стоял граф Беконсфилд - Бенджамин Дизраэли, великий интриган, получивший титул графа от королевы Виктории за то, что склонил парламент поднести ей титул императрицы Индийской.)

Тогда Александр II решился взять на себя святое дело освобождения единоверцев. Весной 1877 года русская армия перешла границу и вступила в Румынию, которая вынуждена была заключить союз с Россией против Турции. С помощью Англии Порта, воспользовавшись переговорами, провела большую мобилизацию и в избытке укомплектовала армию новейшим европейским оружием и всем военным снаряжением. Русские под командованием великого князя Николая Николаевича искусно и с небольшими потерями совершили переход через Дунай в Болгарию. Но здесь встретили упорное сопротивление турок, стоившее много русской крови (особенно под Плевной и Шипкой). Воодушевляемая идеей освобождения братского народа от мусульманского ига, а также личным присутствием в ее рядах государя императора, наследника-цесаревича и других членов августейшей семьи, наша героическая армия покрыла себя лаврами побед. Она преодолела все препятствия: по обледенелым скалам и дебрям совершила беспримерный зимний переход через Балканы; разбила и забрала в плен турецкие войска и явилась под стенами колыбели русского православия - Константинополя. В то же время в Закавказье русская армия под командованием великого князя Михаила Николаевича также успешно вела наступление и взяла приступом первоклассно укрепленную крепость Карс. Побежденная Порта (султан Абдул-Хамид, сын Абдул-Меджида) молила Россию о прекращении военных действий. Предварительный мир был заключен в городке Сан-Стефано (возле Стамбула) 19 февраля 1878 года. По трактатам мира турки соглашались на образование нового вассального Болгарского княжества, а также на частичную автономию Сербии и Черногории (которые в конце русско-турецкой войны опять взялись за оружие). Россия по этому миру отодвинула далее на юг свою границу в Армении (кроме Карса, приобрела важный порт Батум) и возвратила себе Бессарабию, отторгнутую Парижским трактатом, отдав Румынии Добруджу - полосу земли между нижним Дунаем и Черным морем.

Движимое духом умеренности и миролюбия, правительство Александра II не желало давать повод к разрыву с державами, наиболее заинтересованными в Восточном вопросе, которые враждебно смотрели на русские победы, то есть Англией и Австро-Венгрией; причем первая уже поспешила ввести свой броненосный флот в Мраморное море и поставить его в виду Стамбула.

Правительство России старалось привлечь всю Европу к участию в создании нового порядка на Балканском полуострове, чтобы сохранить европейский мир; поэтому и предоставило предварительный Сан-Стефанский договор на обсуждение европейского конгресса. Он собрался в июне 1878 года в Берлине в составе уполномоченных шести великих держав (от России - канцлера князя Горчакова); открыл заседания германский канцлер князь Бисмарк. Конгресс признал независимость Румынии и Сербии и утвердил русско-турецкий договор, но с некоторыми важными изменениями, касавшимися Болгарии. Вместо единого княжества она была разделена на два: Дунайское и Забалканское. Первое получало совершенную автономию под протекторатом России; второе получало христианского губернатора и собственную милицию, но с размещением турецких гарнизонов в крепостях и балканских проходах (на чем особенно настаивал лорд Беконсфильд, лично явившийся на конгресс). Далее, по настоянию австрийских уполномоченных (в числе которых находился премьер-министр Венгрии граф Андраши), Берлинский конгресс сократил приобретения Черногории, а Австрии предложил занять своими войсками Боснию и Герцеговину. (Председатель конгресса князь Бисмарк коварно держал сторону Англии и Австрии против России, хотя и выдавал себя за беспристрастного посредника или, как он себя называл, за "честного маклера".) Кроме того, конгресс постановил исправить сухопутную границу Греческого королевства (которое угрозами и обещаниями агентов Беконсфильда было удержано от участия в русско-турецкой войне). При окончании конгресса Англия предъявила Греции заключенную с султаном сепаратную конвенцию, по которой та получала в свое владение остров Кипр и протекторат над Малой Азией.

Вассальное Болгарское княжество получило парламентскую форму правления (подобно Греции и Румынии), а первым князем его был избран немецкий принц, поручик прусской службы, Александр Баттенбергский, основавший свою резиденцию в Софии. В Румынии в 1881 году князь Карл Гогенцоллерн тоже получил королевский титул, а в следующем году королевский титул был введен в Сербии. Первым сербским королем стал князь Милан. По настоянию России турецкие гарнизоны не заняли балканских проходов. Это обстоятельство дало возможность совершить следующий переворот. В сентябре 1885 года в Забалканской Болгарии (или так называемой Восточной Румелии) народная милиция, в результате тайного заговора, внезапно свергла назначенного султаном генерал-губернатора (Гавриила-пашу), провозгласила объединение обеих Болгарий и призвала в Филиппополь князя Александра Баттенберга. Снова выдвинулся на сцену Болгарский вопрос. Сербский король Милан, подпавший под антиславянское влияние Австрии, начал братоубийственную войну с болгарами, чтобы отнять у них часть земель, но был разбит болгарской армией, обученной русскими офицерами. Александр Баттенберг ответил черной неблагодарностью России и стал усердно сеять в болгарах вражду против русского протектората. 9 августа 1886 года он был изгнан из Болгарии патриотами. Но в следующем 1887 году, благодаря интригам англо-австрийской и берлинской дипломатии, временное болгарское лжеправительство, составленное из нигилистов и ненавистников России, призвало на княжеский престол Фердинанда Кобургского, находившегося на австрийской службе. Ввиду такого образа действий, Россия вышла из союза с Пруссией и Австрией и начала сближение с Францией. Тогда князь Бисмарк привлек на свою сторону итальянского короля Гумберта: Германия, Австрия и Италия составили Лигу Мира*, направленную против России и Франции. Тем самым Италия являла неприязнь к Франции, которой была обязана своим объединением. Последняя, вследствие парламентских неурядиц, страдала неустойчивостью правительства; кабинеты министров там часто менялись. Происходящую отсюда политическую нестабильность французы старались возместить успехами экономическими, развитием промышленности и торговли. Об этих успехах особенно наглядно свидетельствовала грандиозная всемирная выставка, устроенная в Париже в 1889 году. (Первая всемирная, или международная, промышленная выставка была устроена в Лондоне в 1851 году.) В том же году сербский король Милан отказался от престола в пользу своего сына Александра. В следующем 1890 году молодой германский император Вильгельм II, тяготясь опекой старого Бисмарка, дал отставку творцу новой Германской империи и европейской Лиги Мира.

______________________

* Тройственный союз.

______________________

Спустя шесть лет после Берлинского конгресса, англичане воспользовались восстанием египетского войска против своего хедива и, под предлогом умиротворения страны, наводнили Египет английскими гарнизонами. При этом они захватили в свои руки эксплуатацию и охрану Суэцкого канала, который представляет кратчайший путь в Ост-Индию - главный источник английских богатств; а потому сохранение индийских владений всегда более всего заботило английское правительство. Отсюда его враждебность к завоеваниям России в Средней Азии, которые приближают русские пределы к жемчужине Англии.


Опубликовано: Иловайский Д.И. Руководство к всеобщей истории. Часть третья. Новая история. М. Типография А.А. Карцева, 1884.

Иловайский Дмитрий Иванович (1832-1920) русский историк и публицист.


На главную

Произведения Д.И. Иловайского

Храмы Северо-запада России