М.Н. Катков
Лицей Цесаревича Николая как общественное учреждение

На главную

Произведения М.Н. Каткова



Москва, 13 сентября 1869

Вчера, 12 сентября, было первое заседание совета Лицея Цесаревича Николая. Ниже следует описание этого акта, который происходил под председательством г. министра народного просвещения и которым завершается введение в действие Лицейского устава, Высочайше утвержденного 12 июля сего года. Управление Лицеем Цесаревича Николая ныне вполне организовано, и потому представляется своевременным сказать несколько слов в разъяснение тех особенностей, коими оно отличается от форм, доселе употребительных у нас в России. Смеем думать, что Всемилостивейшая воля, утвердившая устав Лицея Цесаревича Николая, открывает для общественной жизни в нашем отечестве возможность сделать новый, немаловажный шаг вперед. Доселе у нас были только учебные заведения либо правительственные, либо частные. Лицей Цесаревича Николая есть первое учебное заведение, которое не есть ни правительственное, ни частное и которое всего правильнее может быть названо общественным*. Он есть учреждение общественное не только потому, что его существование и благосостояние зависят от общественного сочувствия к нему, — ибо он будет содержаться исключительно на средства, доставляемые ему обществом в виде платы за воспитанников и в виде пожертвований, — но еще и по устройству своего управления, дарующего ему самостоятельность, подобную той, какою пользуются созидающиеся в нынешнее царствование общественные учреждения, например земские, городские и т.д. Тип всех этих учреждений тот, что правительство, где находит возможным, предоставляет самому обществу право распоряжаться, а за собой удерживает лишь право контроля и высшего, государственными интересами требуемого наблюдения. Между правительственным контролем и бюрократическою опекой есть великая разница. Последняя делает невозможными свободные движения общественной жизни; первый только блюдет за тем, чтоб они ограничивались пределами, внутри коих они полезны или по меньшей мере безвредны. Как Положение о земских учреждениях освободило от бюрократической опеки хозяйственные интересы местной общественной жизни, так Высочайше утвержденный 12 июля устав Лицея Цесаревича Николая есть первый опыт освобождения русского педагогического дела. Труду воспитательному, весьма чувствительному ко внешним влияниям, даровано полное обеспечение в том, что он будет пользоваться необходимою для него плодотворною свободой, не подвергаясь никаким стеснениям или вмешательствам, пока не злоупотребит ею. На этот последний случай государство и общество вполне ограждены тем усиленным контролем, коему устав подчиняет Лицей Цесаревича Николая. Этот контроль как над учебною и воспитательною, так и над хозяйственною частью Лицея вверен совету заведения, «состоящему, — как сказано в уставе, — под председательством министра народного просвещения, когда он находится в Москве, а в другое время — под председательством московского генерал-губернатора, из попечителя и помощника попечителя Московского учебного округа, ректора Московского университета, одного члена по избранию совета Московского университета, членов лицейского правления и тех лиц, которым будет присвоено звание почетных членов (которые пожертвуют в Лицей не менее 10 000 р.); сверх того, в совете заседают, если пожелают, с правом голоса: московский губернский предводитель дворянства, московский городской голова и председатель Московской губернской земской управы» (§ 7 устава). Представители общей высшей администрации, специальные представители учебного ведомства, главные представители общественных корпораций, наконец, лица, которые своими пожертвованиями докажут, что желают добра заведению, — вот элементы, из коих совет Лицея составлен и которые по своему правительственному или общественному значению, а также по разнообразию представляемых ими интересов обеспечивают Лицею благо контроля серьёзного и всестороннего. Впоследствии, когда Лицей будет иметь положенных уставом действительных членов (это звание предоставляется всем окончившим с отличием университетский курс Лицея), к контролю советскому присоединится и их доброжелательный к родному учебному заведению контроль: устав дает им право «присутствовать в ординарных и торжественных собраниях совета и при этом случае делать клонящиеся к пользе заведения заявления, каковые должны быть рассмотрены правлением и с его заключением представлены для обсуждения совета в его ближайшем заседании; сделавший заявление действительный член имеет право требовать, чтобы все до его заявления относящееся производство было обнародовано» (§ 14 устава). Таким образом, правительственный и общественный контроль, обеспеченный составом совета, будет усилен контролем получивших в Лицее воспитание поколений, представляемых достойнейшими из окончивших полный курс лицеистов, коим не могут не быть дороги процветание и добрая слава их Almae Matris. Наконец, к контролю же следует отнести обязательное по уставу (§ 9) обнародование ежегодного лицейского отчета по учебной части.

______________________

* Вот что было сказано в объяснительной записке, коею сопровождалось представление проекта Лицейского устава на законодательное рассмотрение:

«Лицей Цесаревича Николая предполагается учредить: 1) для удовлетворения глубоко чувствуемой потребности в основательном и прочном образовании русского юношества, как общем приготовительном (гимназическом), так и специально-ученом (университетском), которое, не уступая по высоте и силе своей образованию других стран, соответствовало бы истинным потребностям нашего отечества; 2) для того чтобы путем живого опыта способствовать развитию в России самостоятельного педагогического дела и вырабатывать на практике, без предварительной регламентации, его основания, приемы и способы. Цель эта не может быть достигнута ни обыкновенным казенным, ни обыкновенным частным учебным заведением. Казенному заведению не может быть предоставлена необходимая для того свобода действий ни относительно учебной программы, ни относительно изменений в личном составе воспитателей, ни, наконец, в употреблении денежных средств; вообще, лица, заведующие казенными учебными заведениями, не могут быть поставлены как полные их хозяева и не несут на себе всей силы ответственности за их успех, без чего нельзя, однако же, достигнуть возможного при данных обстоятельствах успеха в таком деле, где требуется пролагать новые пути. С другой стороны, частные учебные заведения, будучи предметом личной собственности и источником личных доходов, не могут пользоваться столь важным для успеха сочувствием, уважением и доверием публики, имеющей повод предполагать в лицах, ими заведывающих, интересы более или менее промышленного свойства; сверх того, частные учебные заведения не могут рассчитывать на поддержку, доставляемую пожертвованиями и предполагаемому ныне заведению необходимую, дабы оно приобрело независимость от случайностей и прочность, без чего это заведение не могло бы привязывать к себе тех лиц, которые будут иметь с ним дело и посвящать ему свои труды. Поэтому задача состоит в том, чтоб устроить такое заведение, которое занимало бы среднее место между казенными и частными учебными заведениями, соединяя в себе то, что есть в тех и других выгодного для успехов педагогического дела, в особенности же предоставляя полную возможность вырабатывать на практике, без стеснения предварительно установленною программой, классическую систему обучения в применении к условиям русского народного просвещения, а впоследствии твердо хранить выработанное опытом».

______________________

Но все эти усиленные меры контроля, благодаря Высочайше утвержденному уставу, нисколько не будут стеснять правление Лицея в том, что оно будет делать в пользу заведения. В уставе проведена точная граница между контролем и положительным распоряжением. Правление Лицея обязано давать совету отчет в своих действиях и спрашивать его согласия в известных случаях, но оно не находится к совету в отношениях бюрократического подчинения. В указанных уставом пределах оно действует полноправно: ему предоставлена полная свобода, кроме свободы действовать дурно.

Правление Лицея на первое время составляют основатели, которые могут, если пожелают, избрать себе еще одного или двух товарищей (§ 12). В правление вступают, сверх того, без избрания главный учитель Лицея (директор заведения), старшие учителя и старшие туторы университетского курса по выслуге в одной или нескольких из этих должностей не менее пятнадцати лет, если пожелают или вовсе покинуть учительскую службу, или продолжать ее в Лицее безмездно. Звание члена правления есть пожизненное, и так как члены правления (за исключением основателей, которые отказались от каких бы то ни было вознаграждений за свой труд по заведыванию Лицеем) получают все вместе 10% с лицейского дохода, то вступление в правление равносильно пожизненной пенсии, с тем только различием, что размеры пенсии поставлены в зависимость от числа учеников и количества капиталов заведения, так что личные интересы членов правления связываются с процветанием заведения. Позволительно предполагать, что так поставленные, уже много потрудившиеся на пользу заведения лица не будут равнодушны к его преуспеянию. При вступлении в должность они должны будут дать в присутствии совета присягу (§ 13), что будут заботиться о пользе заведения по всей доброй совести и в точности исполнять устав его и статуты. Присяга эта запечатлеет, что особенно желательно, религиозным характером их отношения к заведению. Число членов правления после смерти основателей не должно быть менее четырех, и если бы четырех членов не оказалось из вступивших в правление на основании службы в главных должностях по Лицею, то недостающий член должен быть избран либо остальными тремя, причем требуется их единогласие, либо, в случае их разногласия, общим собранием совета и действительных членов Лицея, то есть всех окончивших в Лицее университетский курс с отличием.

Таковы вкратце установленные уставом условия, имеющие по возможности обеспечить на вечные времена полезный для Лицея личный состав правления. Но вверенная правлению забота о пользах заведения и распоряжение его средствами не есть еще управление им, для чего, в особенности по учебной и дисциплинарной части, коллегиальное устройство неудобно. Во главе заведения должно стоять одно лицо, и в уставе намечены его права и обязанности такими чертами, которые показывают, что ему будет предоставлена возможность посвятить себя исключительно преподаванию и воспитанию и что директор Лицея будет иметь самостоятельность, значительно большую той, какою у нас обыкновенно пользуются директоры учебных заведений. Впрочем, положение директора Лицея, — главного учителя, как называет его устав, — будет подробно определено статутами, которые устав предоставляет выработать основателям Лицея по указанию опыта. Этими же статутами будет определена и вообще вся педагогическая часть Лицея. Устав указывает, что статуты, составленные основателями и заявленные совету, не могут уже быть впоследствии изменены ни правлением без согласия совета, ни советом без согласия правления (§ 15). Можно поэтому надеяться, что педагогическая часть Лицея не будет подвергаться колебаниям, которые так много повредили у нас правильному ходу учебного дела. В Лицее Цесаревича Николая будут все условия для того, чтобы сложилось живое предание, без коего никакое действительное развитие невозможно.


Впервые опубликовано: Московские Ведомости. 1869. 14 сентября. № 200.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости", основоположник русской политической журналистики.


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России