М.Н. Катков
Начало военной реформы

На главную

Произведения М.Н. Каткова


В нашем отечестве открывается новое, великое по своему значению преобразование. Высочайше поведено составить новый военный закон, залог безопасности и мирного развития России в будущем, когда он возымеет свою полную силу. Военная повинность тесно связана со всеми элементами политического могущества и общественного быта народа, и дай Бог, чтоб это новое преобразование совершилось так же успешно ко благу России, как и великая крестьянская реформа!

Всякое преобразование следует ценить по началам, положенным в его основание, и по способу применения их к жизни. Теперь подлежат оценке только начала военной реформы, и нельзя не заметить, что они отличаются и широтою взглядов, и решительностью направления. Военная реформа устранит еще несколько сословных различий и поднимет народное образование; она почувствуется везде, от хижин до дворцов, но особенно почувствуется в рядах самой армии.



В наше время много говорят о разоружении; но на деле мы видим повсюду такое развитие военных сил, какого не запомнит история. За последние десять лет во всех первоклассных государствах пересмотрены постановления об организации войска в смысле обязательного распространения воинской повинности на всех людей, годных к службе, и теперь все различие между военными законами Пруссии и Австрии, Франции и Италии состоит лишь в том, проходят ли все годные к службе люди через ряды постоянного войска, без допущения замены и выкупа, или же под знамена ставится только часть годных к службе с допущением замены, а другая назначается для формирования особой запасной силы, обучающейся военному делу в меньшем размере и лишь в известные сроки. Только в России сохранился еще старый порядок, не признающий обязательности воинской повинности для всего населения, допускающий и замену, и выкуп, не представляющий выгод равномерного и, следовательно, менее тягостного несения этой повинности, не содействующий развитию воинского духа в народе. Россия последняя из всех переходит к устройству вооруженных сил сообразно с современным положением Европы и с многочисленными техническими усовершенствованиями, так глубоко изменившими военное дело.

И пора приступить к этому важному преобразованию. Ввиду громовых событий текущего года необходимость его сознается у нас повсюду, и пред ней отступают все предубеждения, пред ней смолкают все возражения. Численность наших действующих войск, 8 стрелковых бригад, 47 пехотных и 10 кавалерийских дивизий с соответствующим числом артиллерийских бригад, принимая даже полный состав их по расчету военного времени (пехотную дивизию с полками трехбаталионного состава в 14 тысяч человек, а с полками четырехбаталионного состава в 16 тыс.), не может быть признана достаточною ввиду вооружений, производящихся в соседних государствах, и безлюдного протяжения наших границ. По "Ежегоднику русской армии" на 1870 год, к 1 января 1869 года в действующих частях числилось по списку около 435 тыс., в том числе 350 000 пехотинцев; к тому же времени в бессрочном и временном отпуске состояло 505 000, в том числе 332 000 приходящихся на долю действующей пехоты; таким образом, общая численность всей действующей пехоты после сбора отпускных не составит и 700 000 человек, раскинутых по всему государству. И потому "образование резервных или запасных войск; призываемых на службу только в военное время", становится совершенно необходимым. Войска эти предположено устроить на "тех же началах, на коих основано общее устройство армии, и необходимость соблюдения этого условия вполне подтверждается современными событиями". Итак, запасные войска будут иметь в мирное время кадры, подобно прусскому ландверу и французской подвижной гвардии; к которому из этих двух учреждений будут примыкать наши резервы, будут ли они состоять из людей, выслуживших срок под знаменами, или из молодых людей, не попавших в состав рекрутского контингента, это предстоит еще решить, и надобно думать, что предпочтение будет отдано прусской системе 1859, единственной испытанной на деле. Не менее важно сокращение срока службы. В Пруссии и Австрии срок службы под знаменами определен трехлетний, во Франции и Италии - пятилетний; только у нас солдаты служат десять лет до бессрочного отпуска, а с этим отпуском они служат до пятнадцати лет. Бессрочноотпускные соответствуют людям, перечисляемым во Франции и Пруссии в резерв на четыре года; но разница между теми и другими огромная: резервы уже оканчивают службу, когда бессрочноотпускные еще только получают право на отпуск. Упразднение бессрочных отпусков в их настоящем виде будет, несомненно, важным улучшением нашей военной системы, а с тем вместе и гражданского быта страны.

Рекрутский контингент доходил в последние годы до ста тысяч. Ныне он значительно увеличится. Для снабжения всей этой массы офицерами и поднятия ее уровня решено распространить "прямое участие в военной повинности на все сословия в государстве" и таким образом подчинить обязательной службе лиц, свободных от этой повинности по правам состояния и по степени образования. Привлечение в ряды воинские всех по возможности лиц, получивших некоторое образование, есть необходимое условие нового военного закона, который имеет в виду не только увеличить количество, но и возвысить качество войск. Эта мера будет с тем вместе могущественно способствовать и развитию просвещения в народе, ибо сроки службы будут, без всякого сомнения, соображены с образованием рекрут, а рекруты неграмотные будут обучаться чтению и письму в полках. Не забудем, что в 1869 году из 87 000 рекрут поступило знающих грамоте лишь 8500, тогда как из 88 000 принятых по набору в том же году в войска Северо-Германского Союза только 3200 не получили школьного образования, а во Франции из 311 тысяч не умели читать и писать 61 000. Таким образом, число неграмотных рекрут в Германии было около 4%, во Франции около 20%, в России около 90%.

Комиссии по пересмотру личной воинской повинности учреждались у нас неоднократно; деятельность их продолжалась по нескольку лет, но у них не было полномочий для существенного преобразования, и дело, завязнув в подробностях, не шло далее полумер. Ныне военному министерству, как видно из указанных оснований реформы, развязаны руки. Сроки службы, численность вооруженных сил, численность контингента, его распределение, - все подвергается пересмотру. Нужно желать, чтобы в применении этих оснований было оказано внимание ко многоразличным интересам, связанным с реформой, и чтобы новому закону открыт был путь правильного постепенного развития, огражденного от частых перемен в его существенных положениях.

Еще одно слово. Признавая вполне важность этой реформы, мы далеки от мысли умалять значение других в настоящую минуту необходимых забот об усовершенствовании существующей армии. Проектируемая реформа окажет свое действие еще нескоро, во всяком случае, не прежде того как совершатся происходящие ныне перевороты в Европе. Международное положение России зависит пока от ее нынешней армии и от того, в какой мере будет поднято в ее рядах военное дело.


Впервые опубликовано: Московские ведомости. 1870. 7 ноября. № 240.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости".


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России